Page 1

Олег Басилашвили удостоен звания «Почетный гражданин Петербурга». № 10 (775) 2012

Июнь

№ОМЕРНОЙ

Газета «Музыкальная Правда» зарегистрирована Московским региональным управлением Госкомпечати РФ 18 апреля 1997 года, регистрационный №А-1069. Тираж совпадает с тиражом «Московской правды». Издатель: ЗАО “Редакция газеты «Московская правда». Типография – ОАО «МГТ». Адрес редакции, издателя, типографии: 123995, Москва, улица 1905 года, 7. Цена свободная. Время подписания в печать 14.00, номер подписан в 14.00. В газете использованы материалы агентства Intermedia, фото ИТАР-ТАСС. Мнение редакции никогда не совпадает с мнением авторов.

Г

KOROTKO Вышла в свет новая книга Дмитрия Ревякина «Знаки небес». В нее вошли стихи лидера гр. «Калинов мост».

Джем работает с «Алисой»

Главный редактор: Отар КУШАНАШВИЛИ. Ведущий редактор: Наталья МАКСИМОВА. Музыкальный редактор: Василий КОЗЛОВ. Генеральный директор: Александр АЛЕЙНИКОВ. Генеральный секретарь: тов. А. Е. ВУЛЫХ. Руководитель проекта: Наталья Э. РАЗЛОГОВА. Телефон: 8 (499) 259-4019. Факс: 8 (499) 259-4019. www.NewLookMedia.ru info@newlookmedia.ru

Сын Джона Леннона Джулиан поработает с группой Aerosmith. В альбоме прозвучат бэк-вокальные партии, записанные Ленноном. В фестивале «Нашествие-2012» (6 – 8 июля, Большое Завидово Тверской области) примут участие группы «Кипелов» и ДДТ. Модельер Карл Лагерфельд и рэпер Снуп Догг снялись вместе в клипе французского певца Жана-Роша. Анжелика Варум и аранжировщик Владимир Чиняев работают над новой танцевальной программой.

руппа «Алиса» приступила к сведению своего нового студийного альбома, релиз которого намечен на предстоящую осень. Выполнение ответственной работы поручено приглашенному из Германии звукорежиссеру Джему, с которым коллектив сотрудничает уже почти десять лет. Сведение производится на собственной студии «Алисы» в Санкт-Петербурге. Правда, немецкие звукорежиссеры приезжали в Россию, чтобы записать песни Константина Кинчева и раньше, в частности, в 2004 году, для записи альбома «Изгой», но сведение и окончательный мастеринг диска тогда было решено делать в Германии. Сотрудничество Джема и «Алисы» началось в 2003 году. С тех пор отечественные музыканты совместно с немецким звукорежиссером сделали шесть студийных работ, последняя из которых – «20.12» – вышла осенью прошлого года. В новый альбом войдет 14 песен. Две из них – «Крах» и «Саботаж» уже исполнялись на концертах в Москве. Ожидается, что они также будут исполнены в рамках программы «Наш-ваш выбор», которая будет сыграна 13 июля в Москве и 31 июля в Санкт-Петербурге.

Джастин Тимберлейк готовит саундтрек к фильму «The Devil and the Deep Blue Sea» («Дьявол и глубокое синее море»). Ирина Апексимова назначена директором «Театра Романа Виктюка» – приказ подписал руководитель Департамента культуры Москвы. Режиссер и продюсер Дель Торо собирается заняться «темным пересказом» сказки о Пиноккио. Жена Валерия Меладзе Ирина подала на развод и раздел имущества, так как он открыто живет со второй семьей.

Виктория БАСС.

NOVOSTИ Наследник британской короны принц Чарльз последовал примеру своего сына принца Гарри и попробовал себя в качестве ди-джея. Это произошло во время визита 63-летнего принца в молодежный центр в Торонто. XXI Международный фестиваль искусств «Славянский базар в Витебске» пройдет с 12 по 18 июля. В гала-концерте в честь торжественного открытия форума выступят Анне Вески, Филипп Киркоров, Сергей Лазарев, Лев Лещенко и др. 81-летний актер и режиссер, звезда «Стар Трека» Уильям Шэтнер стал ведущим на британском телевидении – ему доверили собственную юмористическую передачу. Программа, которая носит название «Have I Got News for You», выходит в эфир по пятницам. Режиссер «Лака для волос» и «Плаксы» «король дурного вкуса» Джон Уотерс – отправился автостопом в путешествие по Америке. Он добрался из своего родного Балтимора до Сан-Франциско за 8 дней при помощи 15 незнакомцев. Продажи альбома «Gold – Greatest Hits» группы ABBA достигли в Великобритании пяти миллионов. «Gold – Greatest Hits» стал третьим альбомом в чартовой истории Великобритании, добившимся такого успеха. Группа «Руки вверх» в октябре выпустит новый альбом «Открой мне дверь». Предыдущие семь лет коллектив Сергея Жукова не издавал номерных пластинок, предпочитая гастролировать со старыми хитами. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон принял участие в выборах самого значительного британского альбома последних 60 лет. Кэмерон остановил свой выбор на альбоме Pink Floyd «Dark Side Of The Moon» 1973 года. Группа «Винтаж» и DJ Бобина сняли новый клип «Нанана». Ролик примечателен тем, что впервые в видеографии коллектива солистка Анна Плетнева ни разу не появится в кадре в нижнем белье.

www.NewLookMedia.ru

РЕДАКТОРСКОЕ

Пацанское Евангелие от Цоя

Ц

ой – это не про упертую фронду, не про зашоренный нигилизм, не про геройство ради «девического вздоха»; как по мне, это про – «нам с тобой голубых небес навес», про парней и девчонок с очень пронзительными взорами и полным отсутствием способности к подлости. Он про то, как можно утешать, закипая страстью. Он для людей, с которых роднит неукротимая пытливость, но без дешевой театральщины и без застегнутости на все пуговицы и нарочитого драматизма. Мне всегда импонировали люди, которые вопросы большого этического звучания решают без визга. В той стране, что возлюбила ВЦ, быть собой можно только в непосильном напряжении, поэтому это мало кому удается. «Весь мир идет на меня войной» – но за что, триста чертей?! Просто за то, что ты не тварюга дрожащая и не в твоих правилах ныть, трепетать перед толпой и толкать речи о влиянии полнолуния на рукоблудие. Вообще не способным растворяться в толпе бойцам и в частности ВЦ дано и на плаху идти с ухмылочкой. Небожительский статус ВЦ не вяжется с цифрой 50, вообще с цифрами: у таких людей нет возраста и нет мусорных органов, они ведь рождены для жанра апокриф, для исчерпывающего фильма об устройстве Вселенной. Цоевские флегматичность (подозреваю, что кажущаяся) и уверенность (уверен, что преувеличенная) заразительны, он в наших глазах мирит цивилизацию и природу, рушит догмы и укрепляет нашу веру в то, что красивые рассветы еще разразятся.

По Цою, универсальная модель мироздания выглядит так: солнце, девушка, люди с хватательными рефлексами не досаждают, с утра заложен фундамент всеобъемлющего счастия в виде выкуренной сигареты, и для счастья вовсе не нужно, чтобы светоносный ангел возвестил жизнь вечную, главное, чтоб сегодня было хорошо, чтоб биология с совестью ладили, а для психического равновесия хватит и гитарки. Дальше, конечно, действовать будем мы, но, в противность ВЦ, сильны только в инет-переписке. Мы запускаем наши дела в спешке, делаем

их в истерике, а завершаем в слепой панике. И нам этот парень нужен не для хорового исполнения строчки «Я знал, что будет плохо, но не знал, что так скоро», чтоб пропеть ее и залить-

ся до бровей, а чтобы, уяснив, что горний поток несет и мусор, и самородки, увернуться от мусора. Спасибо, Витя.

Отар КУШАНАШВИЛИ.

ОТ РЕДАКЦИИ: К 50-летию Виктора Цоя были переизданы некоторые альбомы группы «Кино» на виниле: «45», «Начальник Камчатки» и «Ночь», а вскоре появится диск-гигант «Это не любовь». Альбомы, напечатанные в Германии, изданы в том же виде, в котором выходили в серии «Коллекция «Кино» в 1998 году. Стоимость пластинок составит около 2.000 рублей. До сих пор на виниле было издано только две пластинки команды – «Это не любовь» и «Ночь», причем последний диск был выпущен в 1988 году фирмой «Мелодия» и разошелся внушительным тиражом (хотя к этому времени все уже слушали на кассетах новый магнитоальбом «Группа крови»). «Это не любовь» издал Фонд памяти Виктора Цоя уже после гибели музыканта. 15-я стр., 29 июня 2012 года, «МОСКОВСКАЯ ПРАВДА»


МЕДИЙНОЕ

Эффект бумеранга Прочитав о подробностях обыска у Собчак, я должен бы, по идее, преисполниться к ней сочувствием. Потому что действительно – беспредел. В туалет женщина должна была ходить под присмотром ОМОНа! Как тут можно не возмутиться! И как не посочувствовать жертве беспредела, который у нас беспредельно множится, причем по инициативе не властей (они попустительствуют, но это другое). По инициативе «снизу». Выпустили на волю, легализовали самые звериные инстинкты людей – и они рады стараться! И пытаюсь понять, почему сочувствия нет. Именно по отношению к Собчак. Она в последнее время показала себя одаренным интервьюером. Она сделала много такого, что могло бы вызвать к ней симпатию. Но симпатии нет. И сочувствия – тоже. Более того, есть омерзительное чувство, что если она представляет нынешнюю оппозицию, и оппозиция такой соратнице рада – значит, мне с ними не по пути. «Скажи мне, кто твой друг...» Почему? Ответ прост: г-жа Собчак получает сполна от ее же учеников. Она (не одна она, разумеется, но и она!) трудолюбиво воспитывает вот таких людей, легко теряющих человеческие черты. Беспредельщиков, не знающих, «что такое хорошо и что такое плохо», и гогочущих над этими устаревшими определениями. Она получила удар ею же запущенным бумерангом. И этого даже не понимает. А значит – уже не так умна, как предполагается. За то, что беспредел проповедуется, телеканалы и платят те самые миллионы. Ее столь эффективный бизнес на этом построен – на распаде общественной морали. Понимаю: здесь нет специально поставленной зловредной задачи. Это просто бизнес: что хорошо продается, то и предлагаем. А то, что у ее «Дома-2» уже есть своя криминальная биография, ее лично как бы не касается – она же просто зарабатывала деньги! Теперь – коснулось. И пусть в этом винит в том числе и себя. Общественная психология, уже давно доказано, меняется под воздействием масс-медиа. Меняется сам способ взаимодействия с окружающим миром – становится романтичнее или, наоборот, циничнее. Это великолепный способ манипулировать людским миром. И то, что кажется невинным, может иметь последствия сокрушительные и необратимые. ...Еще в 90-х я написал статью, которая выламывалась из тогдашних представлений о нашем прогрессивном телевидении. Это было сразу после потрясшего всех убийства Листьева. Убийц, как известно, не нашли до сих пор – и ясно, что не найдут. Но меня интересовал тот самый убийственный бумеранг, который косит людей, его же запустивших. И я написал, что, фигурально говоря, Владислава Листьева убил Владислав Листьев. Статью немедленно приняли к печати в «Общей газете» Егора Яковлева. Но одна из влиятельных журналисток, очень хороших и самоотверженных, тогда заявила, что если это будет напечатано, она уволится. И действительно: программа «Взгляд» тогда считалась первым предвестием нового демократического телевидения, она была священной коровой для российской интеллигенции – а я посмел усомниться в ее прогрессивности. Егор Яковлев отступил, статью сняли. Но написанное меня мучило и требовало выхода – я понимал, что затронул нечто очень важное, что станет очевидным спустя много лет. И по просьбе друзей отдал статью в лос-анджелесский еженедельник «Панорама» – пусть будет напечатана хоть там. Через месяц мне позвонил гениальный актер и режиссер Ролан Быков. Он случайно прочитал статью, счел ее провидческой и теперь не понимал, почему она напечатана не в России. Брался ее «пробить» – считал ее важной для понимания происходящих процессов и их последствий. Для понимания причин распада всех этических принципов, на которых строится человеческий разум. Ролан Быков не успел – вскоре его не стало. Я эту статью напечатал только спустя много лет и только в своей книжке «Там, где бродит Глория Мунди», которая вышла тиражом в полторы тысячи экземпляров. Тираж моего ЖЖ уже побольше. Поэтому все-таки предлагаю статью вниманию тех, кто сочтет ее достойной обсуждения. По-моему, случай Собчак только подтверждает то, что понимание медийного бизнеса как способа добычи миллионов любой ценой однажды неминуемо обратится против того, кто такой бумеранг запускает. «МОСКОВСКАЯ ПРАВДА», 29 июня 2012 года, 16-я стр.

У клипа разговор короткий… Стыдно сказать: я пошел в журналистику, чтобы быть полезным людям. Это был такой первый импульс. Уже вижу снисходительные улыбки. Кретин был, понимаю. Думал: врач лечит человека, журналист – общество. Болезней было много. Рубрика «Письмо позвало в дорогу» не сходила с газетных полос. В редакцию обращались как в ЖЭК или в обком партии: надеялись, что помогут. В отделах писем сидели очень серьезные женщины, строго контролировали – кому помогли, кому не удалось. И чтоб на каждое письмо был ответ. Бюрократия. О главной болезни, конечно, не заикались, но частные нарывы лечили. Гласности побаивались в довольно высоких верхах. Помню неправдоподобную теперь картинку: второй секретарь большого обкома уважительно записывает в блокнот критические наблюдения приезжего журналиста. Он был прохиндей, этот секретарь, но делал вид, что репортер открыл ему глаза. Он боялся, что выйдет статья, и обкомовская дурость станет видна начальникам в столице. Тогда удалось сохранить один из лучших в стране театров. К журналистам тянулись, как к доктору. Им верили. Письма приходили мешками, они излучали тепло и благодарность. Было хорошо на душе просто потому, что жизнь вроде проходит не зря. Р-романтик с большой дороги... Потом пришла демократизация. Тоталитаризм свергли. Бюрократов больше нет, письма никто не учитывает, на них можно не отвечать. Да их и писать перестали. «Ух, как же вас, журналюг, в народе не любят!» – читаю в каком-то репортаже из «горячей точки». Похоже, автор процитировал это с гордостью. Все плюсы и минусы поменялись местами. Профессии, ради которой я шел в журналистику, больше нет. Наша печать, в массовом порядке вышедшая на рынок, как на панель, с единым лозунгом «Клиент всегда прав», в судорогах коммерциализации растерявшая и позиции, и традиции, сама роет себе могильную яму. Многие издания в нее уже свалились. Другие шатаются на краю. О традициях нужен бы отдельный разговор. Об отечественной публицистике, например, какой почти не знает пресса Запада. Но именно поэтому пресса Запада, при всем ее умении добыть информацию и раскрутить сенсацию, менее интересна, чем наша времен многомиллионной «Литературки». Ведь публицистика – это драма не только факта, но и мысли. В конце 10-х годов ХХ века было решено, что пусть человечество топает само по себе, а мы пойдем своим путем. В конце 80-х все перерешили наоборот: любой опыт хорош, кроме нашего. «Новая журналистика» драму мысли отбросила как наследие тоталитарного прошлого. Она вообще предпочитала не задумываться. Тон печати быстро менялся, становился все базарнее и крикливее. Драма мысли все чаще заменялась гамом скандала. А потом была и вовсе перевернута вся привычная иерархия ценностей. На первых страницах некогда уважаемых изданий резвятся «светские хроникеры» – кто в чем, кто с кем... В принципе это шаг, как принято говорить, судьбоносный – вот так сменить иерархию ценностей: подрастают дети, уверенные, что нет на земле ничего более важного, чем последний прикид ныне забытого Богдана Титомира. Похоже, «новая журналистика» более всего озабочена увлекательным процессом отречения от старого мира и отряхиванием с ног праха любых его традиций. Чтоб никакой преемственности! Чтоб сразу, хряп – и отрезали! Благое дело омоложения кадров стало лучшим способом побыстрее осуществить эту хряп-операцию. На роль властителей дум стали претендовать люди непосредственно из детсада. Манная кашка становилась для них универсальным критерием нравственности. И вот пишет новорусский репортер – в сущности, тоже о том, чем его соблазнила профессия: «Журналист, горемыка, вынужден торговать собою. Да вы сами знаете про «вторую древнейшую». Так что подкормить журналиста, налить ему рюмочку, позолотить, если угодно, ручку, – дело праведное. Журналист все-таки сила: не накормите, писать не будет». Парнишка, конечно, с юмором, но вообще-то он всерьез. Это его кредо. И он хочет, чтобы «журналюг» любили? «От романтики у меня начинается отчетливая тошнота» – это из программной статьи новорусского теакритика.

Ну хорошо. Что взамен романтики? Уж это мы знаем, – вскричали тут люди из детсада. И принялись упоенно делиться с читателем тем, как, где и сколько раз они мочились, какали и испытывали оргазм. «Люди, твою мать, орлы, куропатки, блин». По-моему, гениальная фраза» – восхищается «новый эстет» «новой драматургией». Освободившись от груза мыслительных процессов, писать (на этот раз с ударением на втором слоге) стали много. От упоения собою к вечеру забывали, с каких позиций писали утром. Это было и неважно. Важно – «как я себя». «Я» всегда убедительно, поскольку универсально. Все какаем» – делится размышлениями плодовитый «новый интеллектуал». Но обильное непроизвольное словоиспускание – не журналистика, а медвежья болезнь. Базар. А базар – не рынок. На рынке покупают – на базаре плюются семечками да бьют морду кому ни попадя. И вот уже мордобой стал нешуточным: гибнут люди. И журналисты едва ли не в первую очередь. Понимаю болезненность темы, но не могу не вернуться к вопросу, много лет будоражащему воображение и совесть: кто убил Влада Листьева? Конечно, был киллер. Возможно, был заказчик убийства. Мы не знаем и вряд ли узнаем, кто они. Но ясно, что своих убийц телевидение готовит само. Готовит трудолюбиво и ежедневно. Кует их, холит и тренирует уже много лет. А как прекрасно все начиналось! ...В знаменитой программе «Взгляд» первых лет перестройки улыбчивые молодые супермены – Любимов, Листьев, Политковский, Захаров, Додолев – предстали «рыцарями правды» и борцами за «новое телевидение». Смысл новизны, кроме разрешенной, но все равно вызывавшей уважение независимости суждений, был в особом ритме, в котором существовали динамичные молодые люди. Он был естественным, в нем было свое обаяние. Тогда он казался динамикой нового времени. Сегодня ясно, что это – мотыльковость, которая из модного стиля постепенно перерождалась в жизненную позицию. Ни на чем нельзя cосредоточиться более чем на пять минут. Надо спешить: какая к черту философия, нас ждет очередной клип. Мысль, едва возникнув, зарезается на полуфразе, и уже никого не волнует, чем она завершится: наметили тему любой важности, отметились – и мимо. За полтора часа программа успевала поговорить обо всем – и ни о чем всерьез. Но воспринимали ее всерьез. Как знак нового сознания. Как образ мысли поколения. Отражала ли она потребности общества? Несомненно. Она давала иллюзию прикосновения к предметам, доселе запретным, охотно и задиристо разоблачала. Но дальше не шла. Ее борьба состояла из мелких тычковкусаний и никогда не переходила на уровень интеллектуальный, не стремилась разоблаченное осмыслить и тем дать обществу реальный толчок к самосовершенствованию. Ибо у телевизионной программы не было – программы. Никакой вообще. Все как в коммунистической классике: весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем... Что «затем» – об этом новая российская журналистика даже не задумывалась.


МЕДИЙНОЕ В разоблачениях отчетливо проглядывал коммерческий расчет – борьба хорошо продавалась, была в моде, общество политизировалось и требовало новых допингов, разжигающих митинговые страсти. Искать опоры некогда: надо расшатывать и разоблачать, разоблачать и расшатывать – это так современно! Поэтому пошатнут – и наутек, в спасительное пространство музыкального клипа, ориентированное на подкорку, а вовсе не на сознание. На инстинкты, но не чувства. Это и для политики открывало новые горизонты: политика браталась с шоу-бизнесом, она обретала новый мощный рычаг манипуляции огромными массами людей, прикипевшими к телевизорам. В поисках новых, более динамичных и зрелищных телевизионных форм прогрессивные молодые люди не только делали из живой мысли удобоваримый фарш. Они дали себя использовать в таких политических целях, о которых и в страшных снах не помышляли. Инстинкты теперь доминировали как на телеэкране, так и на митинге, как в бесконечных клиповых камланиях, так и в Государственной Думе. Академики Сахаровы и миротворцы Ковалевы, взывавшие к разуму, на этом фоне гляделись либо скучной аномалией, либо шутами гороховыми. В топке «Взглядов» и множества эпигонских программ, хлынувших в эту расщелину журналистики, тогда сгорело практически все, на чем стояла не только советская идеология, но и национальная культура. Телевидение показало, что оно действительно огромная власть. Оно формирует общественное сознание. Но на уровне не размышления, а – гипноза. Формирует ритм жизни (мотылькового образца) и способность (точнее, неспособность) людей проникать в глубь явлений. Формирует для общества систему ценностей и модных имиджей.

На этих дрожжах выросло поколение «короткого дыхания». Поколение с бычьей шеей, «качки», «новые русские» с хорошо развитым хватательным инстинктом и полным отсутствием культурных навыков. Пятиминутный сюжет был для них привычным размером. На шестой минуте они скучали и переключались на другую программу. А так как соскучившийся зритель – гроза рыночного ТВ, стало быть, надо удержать внимание любой ценой. «Оставайтесь с нами!», – неутомимо взывал с экрана Любимов. Но удерживать внимание людей становилось все труднее. Клиповое сознание не предполагало мыслей самостоятельных и логичных. Клип не знал такой категории, как мораль. Поняв, что политические клипы (ток-шоу, как именовали их во «Взгляде») перестают пользоваться успехом, Листьев легко перешел в сферу шоу-бизнеса, позаимствовав у американского ТВ удачную форму азартной игры-викторины. Возникло «Поле чудес», само название которого неизбежно вызывало ассоциации со Страной Дураков и еще раз подтверждало худшие подозрения: цинизм становился главной чертой новой журналистики. Телевидение первым уравняло и политику, и экономику, и все сферы жизни – с игрой, впрямую включив их в игровое пространство, сделав парламентские слушания – потехой, убийство – зрелищем, войну – азартнейшим из зрелищ. «Что наша жизнь – игра!» – это талантливый Влад Листьев доказал и жизнью своей, и карьерой, и даже смертью. Элементом коммерческой игры был сам героизм первых правдолюбцев российского телеэкрана. Ироничные, артистичные и раскованные, как на арене, они очень грамотно, по законам рынка, сформировали свой имидж героев, охотно при случае подчеркивая эффектные опасности своего положения. Как-то они позволили себе даже леденящую кровь инсценировку: в момент передачи «Взгляд» тишину студии вдруг прорезали сухие хлопки выстрелов и откуда-то из-под потолка посыпались молодчики в пятнистых комбинезонах – случился вооруженный захват телестудии в прямом эфире, и зрители у экранов не сразу поняли, что это – всего

Крах СССР: они были против

К лишь щекочущий нервы аттракцион, очередной клип на модную тему. Порезвились, посмеялись, перемигнулись: «Оставайтесь с нами!». В принципе винить ребят невозможно: они увлеченно и талантливо разрабатывали, в противовес осточертевшей системе советского партийного телевидения, новую вещательную модель. В разработках не было, как мы отмечали, никакой внятной программы – культурной или, не дай бог, идейной. Чтобы не изобретать велосипед, просто копировали приемы американского ТВ, без затей перенося их на отечественную почву. Делали свое дело, не слишком задумываясь о мере своего воздействия на общество и возможных последствиях. Для них хорошо было все, что способствует коммерческому успеху, и они «раскрутились» всем на зависть: пошли шикарные круизы, дорогие роскошные фирмы, собственные бульварные газеты, на экранах закрутилась всероссийская рулетка, принося баснословные доходы. Под мощным влиянием своего расковавшегося телевидения общество постепенно оттаивало от спячки. Оковы пали, но взамен не предлагалось никаких нравственных ориентиров, никаких богов, кроме доллара, никаких эстетических ценностей, кроме пряных, доселе запретных плодов, и никаких лозунгов, кроме: «Обогащайтесь!». И свобода воспринималась с предельной, пьянящей простотой: т е п е р ь в с е м о ж н о. Параллельно с индустрией телеразвлечений активно развивалась новая для России индустрия информации. Она быстро вошла в общее игровое пространство и сделалась подобием пинг-понга. Возникли даже псевдоинформационные программы наподобие «Времечка», объявлявшие конкурс среди телезрителей на самую «крутую» новость, и любая утка шла в эфир. Авторы расплодившихся на всех каналах «Криминальных хроник» стали с бесстрастностью патологоанатомов рассматривать обезображенные трупы, живописные пулевые отверстия и расквашенные лица, смаковать методологические подробности преступлений. По сходной модели зарабатывали популярность многие печатные издания: они принялись обрушивать на читателей мегатонны крови, мистики, эротики и сенсационных разоблачений. Все это привело лишь к одному: общество окончательно перестало доверять своим средствам массовой информации. Оно интуитивно поняло: информация, от криминальной до политической, как и все в стране, стала предметом купли-продажи. Шариком в азартной игре на «Поле чудес». Нравы, до тех пор более характерные для уголовного мира, начали определять жизнь таких сфер, как идеология. Телевидение, все перестроечные годы усердно романтизировавшее образ героя-супермена, для которого главный аргумент – кулак или пуля, теперь все чаще ощущает тяжкие удары запущенного им бумеранга. Ведь если интеллект, гуманизм и сама человеческая жизнь более ничего не стоят на телеэкранах, их цена неизбежно падает и в общественном сознании. Если убийство и насилие перестают восприниматься как аномалия, становятся предметом репортерского стеба и входят в норму, если ухватки и лексика зэков определяют тон наиболее популярных газет и телешоу – рано или поздно вся эта журналистская уголовщина должна аукнуться в жизни. У пули, как у клипа, разговор короткий. О разумном, вечном и тем более добром сегодня вспоминать не принято. Новая журналистика, похоже, пришла в мир, чтобы бить по голове, пугать и приучать к мысли, что мир – загон, и люди в нем свиньи. За такую работу пока еще лучше платят. И тонут в этой пучине последние островки, где когда-то пульсировала мысль, догорают угольки ретиво затоптанных традиций и моральных табу – всего, что составляло человеческую культуру.

Валерий КИЧИН.

P.S. Правоту этой давней статьи подтверждает, я думаю, и появление телеканала «Дождь». Тоже молодого и молодежного, представляющего новое поколение журналистов. И при этом в корне отличающегося от «Взгляда». Снова возникла потребность углубиться в актуальную проблему и ее обсуждать серьезно и вдумчиво. Снова заметны ясные представления о том, что морально, а что – нет. «Дождь» возник стихийно, но выражает очень важную потребность времени и общества понять, что с нами происходит. Уже серьезно, без трусливого бегства в дешевую развлекуху, без опасений, что зритель соскучится и вместе с рекламодателями перескочит на другой канал. И зрителей у «Дождя» все больше.

нигу Евгения Ю. Додолева «Красная дюжина. Крах СССР: они были против», основанную на серии эксклюзивных интервью с дюжиной ньюсмейкеров 20-летней давности, можно назвать пособием по изучению становления российского парламентаризма. Все персонажи, представленные в этом труде, были повелителями дум, вождями (пусть и разномасштабными), лидерами, теми, кто был в фокусе общественного внимания в момент распада СССР. На словах они все, занимая разные (порой полярные) позиции, были против распада страны, но по факту вели державу к неминуемому краху. Двенадцать политических деятелей, от чьих замыслов и выступлений зависела судьба Советского Союза. Многие из них были заметными парламентариями в последние годы существования империи, другие делали карьеру в Государственной Думе. Некоторых уже нет в живых (создатель общества «Память» Дмитрий Васильев, советский премьер Валентин Павлов, «третий человек в КПСС» Олег Шенин, глава ГКЧП Геннадий Янаев), иные просто перестали блистать на политическом небосклоне страны. Сажи Умалатова, которую называли «блондинкой в законе» еще 40 лет назад, в возрасте 18 лет была избрана депутатом районного Совета города Грозного, а пару лет спустя стала депутатом городского Совета Грозного, неоднократно избиралась депутатом Верховного совета Чечено-Ингушской АССР, была членом Президиума ВС республики, а в 1984 году избрана депутатом Верховного Совета СССР одиннадцатого созыва; на IV Съезде народных депутатов СССР выступила за отставку первого советского президента Михаила Горбачёва. Николай Рыжков, старейший наш сенатор, в декабре 1995 года был избран депутатом Государственной Думы Федерального Собрания России второго созыва по Белгородскому одномандатному избирательному округу №62 от блока «Власть – народу» и возглавлял депутатскую группу «Народовластие». Альберт Макашов в 1995 – 1999 и 2003 – 2007 годах – депутат Госдумы от Промышленного одномандатного избирательного округа Самарской области. Егор Лигачев в 1989 – 1991 народный депутат СССР, в 1999 – 2003 депутат Государственной Думы третьего созыва от Томской области. Олег Калугин летом 1990 года, после сложения Иваном Полозковым полномочий народного депутата СССР, включился в предвыборную борьбу за освободившуюся вакансию и стал народным депутатом от Краснодарского края. Олег Бакланов с 1981 по 1991 годы избирался депутатом Верховного Совета СССР, в 1989 – 1991 годах – народный депутат СССР. Виктор Алкснис в 1989 году избран народным депутатом СССР, в 1990 году избран депутатом Верховного Совета Латвии (в октябре 1991 года лишён мандата); создал депутатскую группу «Союз»; депутат Государственной Думы России третьего (1999 – 2003) и четвёртого (2003 – 2007) созывов. Забытые имена. Книга, бесспорно, интересна тем, что в ней собраны эксклюзивные беседы со всеми этими персонами, записанные… 20 лет назад, в 1992-94 годах. Частично эти откровенные интервью были опубликованы тогда в еженедельнике телекомпании ВИD, для которого, собственно и записывались, – «Новый Взгляд». Культовое издание той поры и возглавлял автор «Красной дюжины»; некоторые из героев книги стали всесоюзно известны именно после додолевских ТВсюжетов в программе «Взгляд» (в этом году, кстати, вышло две сенсационных книги Додолева, посвященных этому легендарному проекту: «The Взгляд. Битлы перестройки» и «Влад Листьев. Пристрастный реквием»). В своем предисловии к

«Красной дюжине» тележурналист и политолог Михаил Леонтьев отмечает: «Кадры решают все, – заметил один очень серьезный государственный деятель. Эта книга – ярчайшая иллюстрация того, насколько он был прав. Собранные здесь интервью – кадровая, «человеческая» составляющая события века – падения сверхдержавы, которая, по совместительству, была нашей Родиной. Это интервью с людьми, которые, вроде как, хотели предотвратить катастрофу. То есть, вроде как, в отличие от многих, понимали, что происходит… Самое показательное – контраст между масштабом события и масштабом личностей. Впечатление усиливается авторской интонацией, чем-то напоминающей дежурного в приемном покое маленького сумасшедшего домика. Такого – санаторного типа. То есть не для буйных». Интересны и комментарии 2012 года к дюжине представленных портретов. Масса любопытной информации. Читатель узнает, что словечко «журналюга» впервые прозвучало из уст Александра Градского в эфире «Пресс-клуба», где Дмитрий Быков и его коллеги «судили» трех героев этой книжки (Бакланова, Павлова и Шенина). Что генерал КГБ СССР Олег Калугин, позднее обвиненный Владимиром Путиным в измене, манипулировал парламентом ФРГ с помощью журналистов влиятельного журнала Der Spiegel. Что инициатор знаменитой антиалкогольной компании Егор Лигачев в те годы готов был выпить «такого хорошего грузинского вина, как «Киндзмараули» или «Хванчкара», например». Книга представляет интерес не только как оригинальный документ, характеризующий «уходящую натуру», но и как исследование нравов отечественного истеблишмента. Блоггер putnik1, один из немногих «шеститысячников» русского ЖЖ, после анонса книги написал: «Евгений Додолев в российской журналистике фигура не просто знаковая, но, можно сказать, этапная. Безусловно, один из тех, кто сделал все, чтобы мы с вами имели то, что имеем. Но, в отличие от многих, сумел сделать себя, оставшись равноудаленным от всех «центров влияния», в связи с чем имеет возможность высказываться, – во всяком случае, если речь идет о фигурах не заоблачного уровня, – в достаточной степени объективно». Телеведущий Андрей Добров в своей рецензии отмечал: «Евгений Додолев пишет, как говорится, «с яйцами» – из текста так и «прёт мужик». И поэтому автор часто принимает правила чисто мужской игры – описывая не столько людей, участвовавших в Перестройке ЦТ, сколько образы, которые они в тот момент создавали». Создан образ эпохи, взрывного момента нашей истории, когда держава рухнула и пришли новые политики. Ясно показано, почему старым место не осталось. «Красная дюжина» заставляет переосмыслить некоторые эпизоды нашего недавнего прошлого и хороша хотя бы этим.

Олеся МАТВЕЕВА.

PS: редуцированная версия рецензии опубликована в «Парламентской газете» №22(2562) от 15.06.2012.

17-я стр., 29 июня 2012 года, «МОСКОВСКАЯ ПРАВДА»


КИНЕМАТОГРАФ

М

Волнения & скандалы

осковский международный кинофестиваль чреват, по своему обыкновению, самыми разными волнениями, а возможно, и скандалами. К счастью, в этом плане мы не одиноки. После недавно закончившегося Каннского кинофестиваля развернулась грандиозная склока европейского масштаба в связи с обвинением председателя жюри Нанни Моретти в – ни много ни мало – как в коррупции, поскольку бОльшую часть призов получили картины, прокатчиком и/или экспортером которых выступала компания Le Pacte, продюсер и прокатчик прошлогодней каннской ленты Моретти «Habemus Papam» («У нас есть Папа»).

ственная критика встретила и «Дозоры», и предшествующую картину Прыгунова «Одиночество крови», показанную в конкурсе Московского кинофестиваля, объявив ее худшим фильмом фестиваля. Да и к Минаеву у интеллигенции отношение вполне определенное. Тем не менее, как и в случае с Сергеем Лобаном, обе картины которого были показаны на ММКФ, мы сохранили верность Прыгунову как одаренному режиссеру с большим будущим и взяли на себя смелость показать его яркую по киноязыку картину о современности, которая, безусловно, вызовет интерес и понравится той специфической публике, которая при-

ствования как маленьких, так и больших фестивалей. Конкурентная среда заставляет находить неожиданные решения. Достаточно упомянуть цикл шедевров студии Universal, показываемых к ее столетию, и в противоположном конце эстетического спектра американского кино подборку фильмов молодых кинематографистов нашими коллегами с фестиваля «Одинокая звезда» в Техасе. Безусловно, сенсацией станет ретроспектива гонконгского режиссера ЮньФаня, также открытого Московским МКФ, ибо одну из его первых картин «Пионовая беседка» показывали в конкурсе, а японская актриса Рия Миядзава, исполнитель-

Французские журналисты сразу усмотрели в этом не столько пристрастие, сколько сговор, и руководителю программ Каннского кинофестиваля Тьерри Фремо пришлось оправдываться, говоря, что Моретти – лишь один из девяти членов жюри, и трудно себе представить, что он – человек мягкий и сговорчивый – мог действительно заставить всех столь радикально изменить свое мнение. И если в случае итальянской картины «Реалити» давление на жюри в общем-то очевидно, то во всех остальных достоинства картин, отобранных Le Pacte, представляются безусловными. Один из журналистов посоветовал Фремо просто сказать, что, к сожалению, другие экспортеры показали картины хуже. Аналогичные дискуссии, безусловно, вызовут и показанные в Москве на «сдвоенном открытии» (сначала фестиваля в «Октябре», а затем Российской программы в Парке Горького) картины Романа Прыгунова (на фото в центре) «Духless» по одноименному бестселлеру Сергея Минаева (мировая премьера) и «Президент Линкольн: охотник на вампиров» Тимура Бекмамбетова (российская премьера). Обе картины кинематографически сделаны блестяще, но, думается, вызовут много нареканий. Вспомним, как в штыки отече-

глашается на церемонии открытия не только кинофестивалей. Дополнительный парадокс связан с тем, что (с перерывом именно на 21-е) параллельно проходил фестиваль «Другое кино» (правда, в небольшом кинотеатре – «35 мм», уступающем киноцентру «Октябрь» по расположению и по количеству залов), куда включены победители и Берлинского кинофестиваля («Цезарь должен умереть» Паоло и Витторио Тавиани), и Каннского («Золотая пальмовая ветвь» «Любовь» Михаэля Ханеке и «Золотая камера» Бену Зайтлину за «Зверей Дикого юга»). Карлос Рейгадас со своей каннской лентой «После тьмы – свет» раньше побывал на фестивале «Зеркало». Так что конкуренция между фестивалями обостряется, что меня лично радует. Я сам участвовал во встречах с братьями Тавиани и с удовольствием сообщил им, что на Московском фестивале будет картина из Южной Африки, отвечающая их замыслу, «Цезарь своими руками», где тоже показывается, как пьеса Шекспира ставится заключенными в тюрьме. Такие сквозные мотивы и сквозные взаимодействия между фестивалями поучительны. Кроме того, в отличие от множества моих коллег, меня не пугает конкуренция. Она нередко служит катализатором совершен-

ница главной роли, получила приз за лучшую актерскую работу. Фильмы председателя жюри, бразильского режиссера Эктора Бабенко охватывают весьма широкий спектр социальных и эстетических проблем, начиная с социальной ленты «Пишоте» – классического произведения бразильского кино – через «Поцелуй женщины-паука» по популярному роману Мануэля Пуига до голливудского «Чертополоха» с участием Мерил Стрип и Джека Николсона. Внимание к Латинской Америке вызвало к жизни новую программу «Anima Latina». В зависимости от того, какую реакцию вызовут эти и другие программы, будет строиться фестивальная политика не только ММКФ, но и наших коллег с других фестивалей. Главное – и Каннский, и Московский МКФ не могут существовать изолированно от киноиндустрии и кинопроцесса в своей стране и мире, как о том свидетельствует шум вокруг Моретти. А вдруг к закрытию нашего фестиваля кому-нибудь взбредет в голову заявить о защите отечественного кинопроизводителя и каком-нибудь квотировании – и международный скандал обеспечен. Как в Каннах. Кирилл РАЗЛОГОВ.

Звездной дочери = 16 Э

то фото было сделано в минувшее воскресенье: дочка Ким Бесинджер и Алека Болдуина... Уже 16 лет девочке. Я вспомнил эпизод из сериала «Блудливая Калифорния», где героя Духовны соблазняет тёлка, который именно 16, и оказывается, вот на таких и подрываются. 16 лет! Это конкретный срок. Даже за флирт с такой «малолеткой». На публикацию в Facebook’е получил массу комментов. Воспроизвожу некоторые. «В Америке все выглядят старше своих лет». «Обиделась на папку чего-то». «Похоже, выше папы ростом!». «Все-таки большинство людей такие испорченные. Помню свои ощущения в этом возрасте, когда мы с папкой, обнявшись, иногда ходили по улице, а разные тупорылые личности бросали тааакие многозначительные взгляды, что просто хотелось им плюнуть в лицо». «Моя дочь родилась, когда мне 20 было. Начиная с ее 15-летнего возраста, каждый раз, когда малознакомые со мной люди видели нас вместе, на их лицах появлялись эдакие ехидненькие улыбочки. Один человек, увидев нас в дочерью на улице, потом позвонил и начал восхищаться моим выбором». «А я Алека за водителя грузовика приняла... такой же усталый и в тапочках».

Евгений Ю. ДОДОЛЕВ. «МОСКОВСКАЯ ПРАВДА» 1 июня 2012 года, 18-я стр.

Мы продолжаем обозревать кино-новинки, выпущенные компанией «Sony Pictures Home Entertainment» в формате высокой чёткости Blu-ray Disc (BD). «БЕСПЕЧНЫЙ ЕЗДОК» (США, 1969), криминальная драма. Реж. Деннис Хоппер, в ролях: Питер Фонда, Деннис Хоппер, Джек Николсон. Два друга-хиппи садятся на мотоциклы и уезжают из Лос-Анджелеса, чтобы насладиться романтикой свободы и путешествия. Но чем дальше они едут по просторам Америки, тем более ясно им становится, что свободные люди родине не нужны… В своём режиссёрском дебюте Хоппер, удостоенный приза Каннского кинофестиваля 1969 года, виртуозно передаёт дух Америки 60-х с её контркультурой, свободной любовью, наркотиками, рок-музыкой и коммунами хиппи. Саундтрек и безупречный актёрский ансамбль – двукратный лауреат премии «Оскар». «ДЕВУШКА С ТАТУИРОВКОЙ ДРАКОНА» (США/Германия/Великобритания, 2011), криминальный триллер. Реж. Дэвид Финчер, в ролях: Дэниэл Крэйг, Руни Маара, Кристофер Пламмер. Публично опозоренный журналист Микаэль принимает приглашение богатейшего шведского промышленника Хенрика Вангера тайно расследовать нераскрытое убийство его племянницы, произошедшее сорок лет назад. В помощники журналисту направляют неуравновешенную, но безумно талантливую Лисбет Саландер. Сведённая вместе судьбой, эта необычная пара раскрывает страшную тайну убийств и сексуального насилия, скрытую за внешним лоском истории становления фирмы. И всё ближе они подступают к злу, затаившемуся, чтобы поглотить их обоих. Внушительное двухдисковое Blu-ray издание для истинных киноманов содержит более четырёх часов дополнительных материалов, включая интервью с актёрами, записи репетиций и аудиокомментарий культового режиссёра Дэвида Финчера. «ЛЮДИ В ЧЁРНОМ 1 & 2» (США, 1997 & 2002), комедийная фантастика. Реж. Барри Зонненфельд, в ролях: Уилл Смит, Томми Ли Джонс. Увидели говорящую собаку? На тёмной улице померещился монстр с щупальцами? Всё в порядке, вы не сошли с ума! Это – инопланетяне, Земля кишит ими уже десятки лет, и только для Людей в чёрном это не новость. Они – неофициальное правительственное агентство, миграционная служба, регулирующая деятельность пришельцев на нашей планете. И когда на Землю вторгается гигантский космический жук или инопланетная соблазнительница, визит которых грозит уничтожением Вселенной, агенты Кей и Джей берут в руки своё сверхсекретное оружие, влезают в чёрные костюмы, надевают тёмные очки и становятся на защиту человечества. Перед вами Blu-ray издание, включающее сразу две первые части культового кинохита от режиссёра Барри Зонненфельда («Семейка Аддамс») и продюсера Стивена Спилберга, которые уже несколько лет не дают зрителям разогнуться от хохота. «ЧЕЛОВЕК-ПАУК. ТРИЛОГИЯ» (США, 2002 & 2004 & 2007), фантастический боевик. Реж. Сэм Рэйми, в ролях: Тоби Магуайр, Кирстен Данст. Все фильмы культовой кинотрилогии, основанной на знаменитых комиксах Marvel, собраны на одном Blu-ray диске – и всё для того, чтобы поклонники Человека-паука могли не отрываясь наблюдать за приключениями, победами и поражениями Питера Паркера (Тоби Магуайр). Обретя уникальные способности после укуса паука, обычный юноша Питер Паркер взваливает на себя неподъёмную миссию – мешать преступникам осуществлять их коварные планы. Но не всем по душе новый герой Нью-Йорка: друг за другом Человеку-пауку бросают вызов беспощадный Зелёный Гоблин, профессор Октавиус, Веном и Песочный человек. Но как быть, если тебя раз за разом ставят перед ужасающим выбором: спасти сотни простых людей или сохранить жизнь любимой девушке? «МАЧО И БОТАН» (2012), криминальная комедия. Реж.: Фил Лорд, Крис Миллер, в ролях: Джона Хилл, Ченнинг Татум. Шмидт и Дженко, презиравшие друг друга в школе, после её окончания волею судеб попадают в одну и ту же полицейскую академию. Всё-таки сумев подружиться, неопытные копы рассчитывают на героическое будущее и сверхсекретные операции, но вместо этого получают задание под видом старшеклассников внедриться в собственную альма-матер, где развивается подпольная сеть распространения наркотиков. Однако эта миссия оборачивается серьёзным и истерически смешным – испытанием для самих парней и их дружбы: оказывается, им так и не удалось обуздать свои подростковые комплексы, и теперь они намерены наверстать упущенное… «КЛЯТВА» (2012), мелодрама. Реж. Майкл Сакси, в ролях: Рэйчел МакАдамс, Сэм Нил, Джессика Лэнг. Лео и Пейдж – страстно влюблённые молодожены. Однако их счастливая семейная жизнь длится недолго: в результате автомобильной аварии девушка впадает в кому. Пейдж чудом удаётся выжить, однако последние пять лет жизни начисто стираются из её памяти – и вот Лео женат на незнакомке, которая даже не помнит его имени. Масла в огонь подливают консервативные родители Пейдж, недолюбливающие Лео и решающие взять дочь под свою опеку, а также бывший жених девушки, который снова появляется в её жизни. В отчаянии Лео пытается воссоздать самые романтичные моменты, которые когда-то помогли им так сильно полюбить друг друга. Удастся ли ему вновь покорить сердце Пейдж, прежде чем он навсегда её потеряет? Фильм основан на реальной истории любви.

Материал подготовил Василий КОЗЛОВ.

/10  

http://www.newlookmedia.ru/wordpress/wp-content/uploads/2012/mp/10.pdf

Advertisement