Page 1


Фотоальбом Александра Гуткина © “Галопом по европам“. Все права принадлежат автору. Текст и фотографии Александра Гуткина 2007-2010


Греция


Этот удивительный дом “на краю мира”, парящий над морем, привлекает туристов, которые не могут поверить в то, что в нем ещё можно и жить. Сказочный приют художников, рисующих вечность, светится в утренних лучах восходящего солнца и никто не может пройти мимо. Не важно, чем он оснащен: супернавороченной многомегапиксельной камерой последнего поколения или крошечным подслеповатым глазком, вечно удивленного мобильного телефона, этот человек тут же попадает под обаяние одинокого дома на фоне, высовывающего из воды свой огнедышащий нос, вулкана. Сейчас ещё дом спит, но скоро солнце поднимется совсем высоко, разбудит его обитателей и погонит их по бес конечным лестницам старой рыбацкой деревушки с удивительным женским именем Ия, приютившей на время и нас и влюбившей в себя навсегда.


В юности мне запал в душу совершенно потрясающий пейзаж, написанный Эль Греко. Под угрюмым грозовым небом на возвышенности, покрытой лугами и лесами, изображён Толедо. На переднем плане виден мост Алькантара через реку Тахо, а над городом возвышается королевский дворец Алькасар. И вот, приехав с Санторина, мне кажется, что я привез одну работу, напоминающую по настроению этот пейзаж.


Я второй раз на этом удивительном острове и, честно говоря, одной из целей этой поездки было привезти панораму именно с этой точки. Именно такую, со стекающими в обе стороны, улочками старой Ии. Во время первой поездки как-то я не увидел с этой точки того, что хотел, а вот в этот раз нам повезло с погодой, хотя, конечно, мы и приехали сюда не в туристический сезон, дабы захватить эти удивительные облака, несущиеся нам навстречу и чуть ли не задевающие по пути стремительными краями крыши Санторина.


Город на краю мира, к которому причаливают корабли со всего света, притягивает людей каким-то своим неуловимым очарованием и заставляет аплодировать их каждый вечер, любуясь лучами заходящего в море по-южному жаркого солнца. Пропитанный и прожаренный им, стекает он белыми струями по вулканическим берегам острова, подставляя светилу свои мягкие и неповторимо женственные черты, словно противостоящие угрюмой, мужественной и жестокой силе природы. Царство бесконечных колоколенок, округлых, как коленки, крыш, лестниц, лестниц и ещё раз лестниц, по которым снуют неутомимые толпы, приезжающих сюда людей, одержимых идеей встретить аплодисментами начинающийся вечер и, попивая ледяное ароматное белое санторинское вино, любоваться с террасы одного из многочисленных, раскиданных тут и там греческих ресторанчиков, развалинами старой крепости.


Домашние животные на Санторине совершенно уникальны. Таких актеров и актрис ещё нужно поискать. Кошки царственно позируют тебе, не прося ничего взамен, дожидаются щелчка фотоаппарата и меняют позу. Снявшись в пяти-шести позах гордо покидают съёмочную площадку и отправляются дальше по своим делам. Собаки же сопровождают тебя всюду до восхода солнца, показывают где есть что-то интересное, с удовольствием, как и кошки позируют и будут очень благодарны какому-нибудь угощению в конце рабочего дня.


Чехия


Если во всей Чехии парки являются приятным дополнением к замкам, то в Пругоницах, наоборот, замок - это часть паркового ландшафта.


Неожиданно появившийся туман натолкнул меня на мысль — сделать эти снимки в стилистике китайских акварелей. Даже свой логотип я переделал, дабы он напоминал сургучную печать.


Этот парк — один из самых красивых парков Европы, раскинувшийся вокруг замка Пругонице, одновременно является и ландшафтным шедевром, и институтом ботаники, и охотничьими угодьями. Он был основан в конце девятнадцатого века, но первые сведения о парке вокруг замка относятся к XVI веку. Наиболее эффектно парк выглядит осенью, когда все полторы тысячи видов деревьев, произрастающих в парке и другие тысячи видов растений меняют цвет своих листьев на осенний. Мы гуляли и вдыхали пропитанный ароматами растений осенний вечерний воздух. В пруду булькали хвостами красные карпы, а над головой со страшной скоростью проносились летучие мыши.


Дождь. Мелкий и довольно противный дождь. Вроде бы ничего особенного, но радости, право, никакой не приносит. Кто-то, может быть, думает и так. А если вы влюблены? А если рядом идет под зонтиком дорогой вам человек? Из соседнего ресторанчика доносятся звуки музыки Нино Рота... Там играют в четыре руки задорные парни, а в сладком, слегка влажном воздухе разливается аромат корицы и ванили от продающихся на углу трделиков. Скользящие улыбки, перестрелка удивленно-восхищенных глаз... Мы можем только догадываться об этом, глядя с высокойвысокой башни на Чешский Крумлов. Сказку, воплощенную в камне. Удивительный и необыкновенно уютный город Центральной Европы. Только тут сбываются сны.


При упоминании Чешского Крумлова, слово “Чешский” сомнений не вызывает, а “Крумлов” в транскрипции будет как «die krumme Au» – «кривой луг». Как только мы видим город с высоты птичьего полета – сразу становится ясно, почему кривой луг, а никак иначе.


Крошечный чешский городок Крумлов располагается среди поросших лесом Шумавских холмов в излучине реки Влтавы, удивительным образом трижды изгибающейся, и окружающей старинные крумловские дома с разных сторон. Центр города расположен на высоком холме на правом берегу. На юго-западе находятся горы Шумава, которые отделяют Чехию от Австрии и Германии. Влтава, петляя, поразительно возвращается почти на на то же самое место, окружая исторический центр города. Сказочный городок как будто специально прячется от современности! Его силуэт и художественный образ определяют две доминанты: башня замка, символизирующая светскую власть и башня костела Св. Вита. С каждой улицей, да пожалуй и с каждым домом, здесь связана какая-то история и какая-то легенда. Волшебная и романтическая, либо жуткая и драматическая. Гуляя по узким улочкам этого прекрасного города, вдыхая ароматы жарящегося на открытом огне мяса, смешивающегося с запахами вина, корицы, свежей выпечки и гуляя вдоль реки, затейливо петляющей по городу, посидев в средневековой корчме и познакомившись с этим городом поближе, мы полюбим его навсегда и, как мне кажется, наверняка, обязательно оставим в нем частичку своего сердца!


Пражские виды напоминают мне сны про сказки, которые в детстве читала вслух бабушка. Видения уже начинали меня охватывать и, в полусне, чудились удивительные виды сказочного города, в котором мне никогда в жизни не доведётся побывать. Я даже представить себе не мог, что этот город, где живут принцы и принцессы, Клары и Карлы, существует на свете! И не только существует, но туда можно поехать и, коснувшись тайны его обаяния, бродить по извилистым улочкам, с непогашенными ещё фонарями, глядя в волшебные окна, отражающие свет солнца нового дня, впитывать запах Истории и аромат свежих булочек и румяных крендельков.


Мы бежали, мы бежали, мы стремились запечатлеть садящееся за горой слева от “собора Святого Витта” солнце, которое неумолимо катилось за горизонт и было неясно, успеем или нет. И, внезапно, на бегу, я увидел пробившийся сквозь тучи луч садящегося солнца. Луч светил на берег, Карлов мост, дома и мне привиделась картина художника старой школы века так XVII-го: река, кораблики, облака... Стало ясно как должен выглядеть подобный снимок. Я остановился, замер, облокотился на ограду моста, полюбовался открывающимися просторами Влтавы, задержал дыхание и нажал кнопку...


Этот пражский вечерний вид на Влтаву был снят в мае 2009 года с места, откуда видно сразу 5 мостов. Обаяние майского вечера ещё вспоминается мне и в воздухе слышатся голоса друзей, опъяненных Прагой, воздухом над Влтавой и знаменитым чешским пивом.


Италия


Пизанская башня — настолько классический сюжет в фотографии, что трудно придумать что-то своё, ради чего стоит поднимать аппарат и нажимать на кнопку спуска. Особенно глядя на тысячи человек с аппаратами снующих вокруг тебя. Как мне кажется что-то получилось, я хотел добиться ощущения архитектурной отмывки. Тот, кто учился в архитектурном, поймет о чём я говорю.


В этот очаровательный городок мы с женой приехали перед закатом с надеждой снять освещенные заходящим солнцем домики, стекающие по раскаленным скалам в пену морского прибоя. Деревня нам понравилась с первого взгляда. Я был уже предупрежден о том, что на машине туда не пускают и нужно её будет оставить в ближайшем городе, Специи. Риомаджоре — самая южная коммуна национального парка Чинкве-Терре (Cinque Terre по-итальянски), то есть Пятиземелья. Оставить машину в Специи было непросто, бесплатная парковка так и не нашлась. С огромным трудом обнаружил в каком-то переулке единственное свободное местечко, долго кружа по забитым припаркованными машинами и мотоциклами улицам и радостно пошёл к паркомату. Зато мы успели на поезд до Риомаджоре (это следующая станция) и через 10 минут после отправления высадились в туннеле, проходящем в скале. Ощущение было, что мы приехали на метро. С единственным крошечным прогалом поезд почти всю дорогу шел в туннеле. Ну а далее нас ждала красота. Рассказывая о Риомаджоре, хочется сказать пару слов о собственной дурости. Заранее зная, что я туда поеду, ещё в Москве, мог бы спросить у тех, кто там был, как попасть на самую вкусненькую точку съемки. Так нет же. Понадеялся на собственные силы и собрался карабкаться по камням с рюкзаком и штативом за плечами. Оля меня отговорила и правильно сделала, поскольку уже на середине пути, а сломать там шею легко может каждый, стало ясно, что даже доползя до самого крайнего конца каменной насыпи, ограждающей бухту, я не получу нужного кадра. Только возвращаясь назад и посмотрев уже более внимательно до моей дурьей башки дошло, что на табличке у стены написано — прокат лодки 12 евро в час. И всё. И не было бы никаких проблем. Но, к сожалению, никто лодки не брал в этот день и только табличка мне рассказала об упущенной возможности. Но солнце ждать не стало и погрузилось в Лигурийское море.


Арена-ди-Верона — одно из самых впечатляющих сооружений Вероны, расположенный на площади Бра. Этот грандиозный амфитеатр, являющийся сегодня ярким памятником античности, был построен из розового веронского камня для проведения игр гладиаторов и боев с крупными хищниками. По величине Арена-ди-Верона уступает только Колизею. В отличие от римлян, веронцы свою арену не ломали. Внешняя ее стена обрушилась во время землетрясения в 1117 г. Нынешняя арена представляет собой грандиозный зрительный зал на 25 тыс. мест, на сцене которого дают оперные представления под открытым небом.


Золотой закат с моста Реалто Это было в 2010 году на фототуре в Венеции. С погодой нам не очень подфартило и мы ходили по Венеции, снимали карнавальные Маски и архитектуру, а вот солнышко совсем не хотело радовать нас своим присутствием. Опускать хвосты мы не приучены и проблемы с погодой компенсировали съёмкой архитектурных деталей и, конечно, жанровыми сценами, благо их тут было во время карнавала — хоть завались! Ради этого карнавала мы сюда и прибыли. В глубине души я лелеял надежду на то, что как подсказывал мой опыт, никогда не бывает полных провалов с погодой, просто нужно быть готовым к любым неожиданностям. Я помнил, как рассказывал мне историю съёмки одного из русских монастырей патриарх фотопейзажа Вадим Гиппенрейтер, что ждать нужно до последнего! И правда, в последний день, когда закончился тур, а я с Олей (моей женой) остался просто в тишине погулять по венецианским закоулочкам, солнце, наконец, почтило нас своим присутствием! И мы гуляли вплоть до заката по переплетениям узеньких улочек, мостов и каналов, наслаждаясь отсутствием туристических толп, дыша полной грудью свежим морским воздухом, любуясь удивительной архитектурой этого сказочного города на воде. В районе моста Академия мы поняли, что страшно проголодались, мало того, впереди закат, а откуда его нужно снимать, как не с моста Реалто! Дальше мы уже неслись сломя голову, блуждая в лабиринтах и выбираясь то к Гранд Каналу, то забредая в какие-то непонятные дебри переплетений абсолютно незнакомых нам мостиков и типично венецианских узеньких улочек, бежали и таки прибежали вовремя! Я успел увидеть разлитое в вечернем воздухе жидкое золото заката, нажать кнопку спуска на камере и, наконец, спустившись на дрожащих от усталости ногах, мы осели в близлежащем к мосту Реалто ресторанчике, отдышались и с чувством выполненного долга начали наслаждаться вкуснейшей кухней и обзванивать друзей. Вот такая незатейливая история связана с этим снимком.


Пока никого нет, но вот-вот разгорится рассвет, и начнут стекаться на набережную канала Сан-Марко причудливо одетые люди. Терпеливо весь день они будут стоять на февральском ветру, позируя фотографам, приехавшим со всего мира на венецианский карнавал. Они целый год готовились и шили костюмы ради этой пары недель. Кавалеры, придворные дамы, сказочные персонажи будут населять эту набережную, со смехом обсыпая друг друга дождем конфетти. И так будет продолжаться все карнавальные дни. Но пока всё тихо. Только слышен плеск воды, фонари ещё не погасли, зачехленные гондолы качаются на волнах. Никого нет.


Один раз в год, во время знаменитого венецианского карнавала, каждый желающий поучаствовать в завораживающей феерии может обзавестись собственной маской одного из героев уличного представления и, сокрыв от окружающих свое истинное лицо, погрузиться в таинственную атмосферу праздника. Под покровом масок рождается и умирает страсть, а персонажи итальянской “комедии дель арте” выходят на улицы и становятся действующими лицами карнавала. Словно яркий луч солнца врывается карнавал в сырую и туманную венецианскую зиму. И в это мгновение она расцвечивается золотом костюмов, серебром кружев, яркими пятнами масок.


/result  

Фотоальбом Александра Гуткина © “Галопом по европам“. Все права принадлежат автору. Текст и фотографии Александра Гуткина 2007-2010 Греция Ч...