Page 1

Сизова Надежда

Какафония


1.Две желтые собачки. Слушайте, это совсем не смешно. Если человек позволил себе немного выпить и гуляет по улице в халате и тапочках с собачками - это еще совершенно ничего не значит. Разве важно, во что человек одет? По мне - так пусть внутренностями наружу все ходят, лишь бы мне не мешали ходить в том, что мне нравится. А я вот люблю ходить в халате и тапочках с собачками. Я с ними (С собачками) гуляю. Мне не нравится, когда они ватой гадят на мой пол. Если их не выгуливать - вся квартира в этих белых кусках. А халат я одеваю потому, что для меня это парадно-выходная одежда. Я вот, например, дома голый хожу. И трясу причиндалами под Pink Floyd. Поэтому мир должен сказать мне большое спасибо, что я так не хожу по улице, что одеваю халат и только потом иду выгуливать свои желтые тапочки. Но я отвлекся. Так вот, это совсем не смешно. Почему мой сосед покупает уродливый хромированный пикап и его не трогают, а меня, одетого в классический полосатый халат, умудренного опытом, с умными глазами и благородной трехдневной щетиной сразу тащат в участок? - Сэр, вы не одеты, - сказал мне представитель власти. Ты тупой? Нет, ну признайся, ты же тупой. Идиот, если бы я был не одет, ты бы видел мои бубенцы. - Нет, я одет, офицер, это явно следует из того, что вы не видите моего белья. Также я спешу вам намекнуть на то, что я в праве носить то, что мне нравится. -Вы нарушаете общественный порядок. -Каким образом? Разве я бегаю с криками, пристаю к людям на улице или пытаюсь продемонстрировать свои гениталии широкой общественности? Я просто прогуливаюсь возле своего дома, радуюсь жизни, выгуливаю собачек.

Офицер покосился на мои тапочки. Вот оно! Я прямо слышал, как ворочаются его извилины. -Сэр, выгул собак здесь запрещен. -Где вы видите собак? -Ну вы же выгуливаете их! -Это еще не значит, что они такие же, как и все.


-Закон есть закон - он распространяется на всех. Выгул собак запрещен. -Хорошо, я перестаю их выгуливать и просто гуляю. -Сэр, уберите собак. -Я не могу их убрать: если я их уберу, я простужусь, гуляя босиком. -Сэр, выгул собак запрещен, а ваш вид нарушает общественный порядок. Вот заладил! У него либо 0, либо 1. Двойки вне закона. Я достал сигарету и закурил, наблюдая молодого офицера с его блестящими бляхами и свеженьким личиком ангелочка в законе. -Вы мне скажите, офицер, что мне делать, и я сделаю, обещаю. -Перестаньте нарушать и заберите собак. -Хорошо.-"Лишь бы ты отцепился уже от меня" - подумал я. -Я собираюсь проконтролировать. -Что именно? -Ну...Что вы прекратите заниматься хулиганством и уберете собак. Тут у него промелькнула мысль в глазах. Я даже услышал шуршание. -Сэр, вы пили? -Вообще или сегодня? -Вы пили или нет? - голос офицера стал нажимистым и требовательным. -Ну, пил. -Ага! -Что "ага"? -Вы курите, потому что пытаетесь скрыть запах алкоголя! -Да неужели?! -Да-да! Не отпирайтесь! Итак, нарушение общественного порядка и выгул собак в неположенном месте в состоянии алкогольного опьянения! -Это серьезные преступления? - осторожненько спросил я. -Да! Я вынужден забрать вас в участок! - он потянулся схватить меня за локоть. -Послушайте, это уже не смешно. Чем вам не угодили мои желтые собачки, халат и сигарета? Вы бы хоть имя мое узнали, попросили документы... А то сразу допрос. Вы еще обыщите. Зря я это сказал. Возможно, он бы додумался до этого всего, но гораздо позже. Черт. Иногда надо все же думать головой, а не левой собачкой. -Ваши документы! -Они у меня в клетчатом халате. -Ваши документы! -Они и правда в клетчатом халате, только дома. Офицер, я в двух шагах от


него, какого черта?Или мне за газетой при полном параде выходить со всем пакетом документов? Он проигнорировал мое высказывание. -Итак, вы отказываетесь идентифицировать свою личность? -Почему же? Я готов, но мои возможности позволяют сделать это только орально. -На что вы намекаете? На то, что я хочу откусить тебе голову и плюнуть ей на Марс, идиот. -Меня зовут Пол Сизона. -Значит, иностранец. - Его подозрительный прищур стал еще более подозрительным. - На каком основании проживаете? -На основании гражданства и документов, подтверждающих законное право владения моей квартирой вот в этом доме. - Я ткнул пальцем в сторону своего дома. -С какого года проживаете? Дата рождения? Документы на собаку? -С 1970. 1 марта 1970. У меня нет собаки. -Как нет? А с кем вы гуляете? -Я просто гуляю. - Нет, решительно, это просто невероятно. -Вы подозрительный тип. Я вас забираю в участок до выяснения личности. -Дайте мне хотя бы взять документы. -Я не могу быть уверен, что позволив вам войти в этот дом, я не поспособствую взлому чужого имущества. -Я здесь живу!!! Это мой дом! Там моя квартира! Мои халаты! Мои собачки! -Так у вас все же есть собака? -Да нету у меня никакой собаки! Только тапочки, халаты, полотенца, пара маек, джинсы и пачка сигарет! -Так вы признаете, что не владеете квартирой в этом доме? Так я и знал. Я вас раскусил умелыми уловками. "Да неужели? Уловками? Откуда он слова-то такие знает? " Он хищно улыбнулся и подхватил меня под белы рученьки. Вот так я оказался в полицейском участке. После полутора часов ожидания в комнату, где я сидел и уныло рассматривал своих желтых собачек, вошел грузный мужчина лет 50ти. Он


поправил штаны, подтянув их повыше к подмышкам, почесал нос и решил завязать интеллектуальную беседу: -Итак, вы утверждаете, что живете по вот этому адресу. - Он ткнул пальцемсарделькой в бумажку, где я полтора часа назад написал все мои данные. -Да, именно так. -Хм, хм. И по какой причине вы сопротивлялись сотруднику правоохранительных органов? -По какой причине сотрудник правоохранительных органов мешал мне реализовывать свои гражданские свободы? -Вы выгуливали собак в неположенном месте, нарушая своим видом общественный порядок, да еще и в пьяном виде. -Я никого не выгуливал, мой халат прикрывал неприличные части мужского организма, а количества алкоголя в моей крови было недостаточно даже для того, чтобы напоить мышь. -То есть вы выгуливали мышей, а не собак? -Я никого не выгуливал, вы можете это понять? Я вышел подышать свежим воздухом в своем полосатом халате наедине с сигареткой. А тут ваш недоросль. Не понравились ему мои тапочки! -Вы оскорбляете работника полиции! -Я никого не оскорбляю Я хочу домой. -Мы не можем отпустить вас. -Это почему? -Потому что мы вас уже задержали. -И? -Ну документы уже составлены, вина доказана, вас ждут сутки в камере, пока за вас не заплатят залог. -Во сколько оценили мое тело? -В 300 долларов. -Интересно. А почему в 300? -Этого я не знаю. Но вы останетесь здесь до суда, если не заплатите 300 долларов или за вас их не внесет кто либо. -Потрясающе. А вас не смущает то, что я в халате? Меня не смущает, но может, вы не до конца понимаете, что денег с собой у меня нет? -Значит, ждите, пока за вас их внесут. -Кто? -Ну, кто-нибудь. -А как вообще кто-нибудь узнает, что я здесь?


-Аа! Точно! Так и знал, что мы что-то забыли. Можете сделать один звонок. Он проводил меня к допотопному телефону автомату. Вся ситуация начала изрядно доставать, было совсем не смешно. Я просто офигевал от идиотизма происходящего. -Алло, алло! - мой друг Джо явно был дома: его мобильный ни черта не брал. Джо живет в аномальной зоне, куда просачивается лишь один звонок из десяти; где люди для того, чтобы сделать звонок по мобильному, мобильно выходят на улицу. -Джо, это Пол. Послушай, меня забрали в полицейский участок и... Джо загоготал, как гусь-мутант. -Так. Джо, сохраняй спокойствие. Я в участке на Корвет-роуд, приезжай и привези 300 баксов, я тебе их отдам как только заедем ко мне домой. -Пол, дружище, ты там перепил что ли? Кому ты нужен в полиции? Ты же даже не плюешь на пол. -Зато я плюю в души рьяных полисменов. Ну, Джо, приезжай, нет никакого желания сидеть тут. -Ладно, я сейчас попробую поторопиться. - И опять гогот в трубку. -Джо, хорош ржать и тащи свой волосатый зад сюда, - я был на взводе и хотел только одно: домой, спать. Сзади стоял офицер Варнежски и слушал мою тираду. - Давай мы потом с тобой от души посмеемся, а? -Ладно, ладно, Пол, я собираюсь, - сказал Джо, но я слышал, как он давится от смеха и даже мог представить, как его огромный живот трясется над резинкой вечных спортивных штанов с лампасами. Теперь оставалось только ждать; я сел в комнатке для допросов и вытянул ноги. От скуки я начал двигать ступнями вперед-назад, изображая эдакий танец маленьких желтых собачек на полу. Я так увлекся, что начал напевать что-то, а потом и разговаривать сам с собой и с собачками, да и просто со всем миром и не заметил офицера, приблизившегося с грацией горного козла сзади. -Мистер Сизона! - Я аж подпрыгнул на стуле. - Тут к вам один человек. Вы только не волнуйтесь. -А с чего мне волноваться? - сказал было я, но тут я понял, о чем он: в комнату вошел сладенько улыбающийся маньяк в белом халате. Ооо,


любитель поесть мозгов а-ля натюрель. Мозгоправ высшей категории. Вершитель судеб всех неуравновешенных психов. -Здравствуйте. меня зовут доктор Рэйн. -Привет. - Я старался быть непринужденным, чему особенно соответствовал мой наряд. -Разрешите задать вам несколько вопросов? - и, не дожидаясь моего очевидного ответа "нет", он начал свои вопросы задавать: - Скажите, что вы помните из своего детства? – сказал он и зачем-то щелкнул пальцами. Ага, фрейдист-недоучка. Собьем его с толку: -Вы знаете, док, абсолютно ничего. Как-то оно пролетело, только смех и улыбки, а вот подробностей – никаких. - Хм, это очень странно. Неужели вы не помните никаких подробностей? Как, например, ходили гулять в парк или как вас бил отец? -Парка возле нашего дома не было, а отец меня не бил, поэтому таких воспоминаний у меня и нет. Вполне логично, правда? -Ну а что-то другое? Например, ваша мама заставляла вас надевать женские платьица, потому что хотела девочку? Или сидеть в кладовке, если вы провинились? Вас кормили только макаронами, потому что их ел ваш отец перед тем, как уйти от вас? Ну, что-нибудь в этом роде. -Мне вас искренне жаль, доктор Сноу, что с вами так нехорошо обращались в детстве, но я такого ничего не припомню. -Я совсем не о себе. Это так, примеры из моей практики. Факты из детства, приведшие к печальным последствиям и отклонениям в зрелом возрасте… -Погодите-погодите. Вы же доктор, правда? Вы сейчас разболтали мне врачебную тайну. Нехорошо, доктор Сноу, нехорошо. -Да я же ничего не сказал! Не назвал ни одного имени. -Если я встречу незнакомого человека и он упомянет, что знает вас или лечился у вас, я сразу первым делом спрошу, кормили ли его только макаронами и не ходил ли он в девчачьих платьицах. Он спросит: «Откуда


вам это известно?», а я отвечу, не соврав: «Мне рассказал доктор Сноу собственной персоной» и вот тут вам не поздоровится. -Это бред. Вероятность встретить моего пациента – одна на миллион. – Он перевел дух и решил, видимо, закрыть тему. - Итак, мы отвлеклись. Все же вспомните хотя бы какой-нибудь момент из детства, мы постараемся проанализировать его и понять, есть ли проблема. Да чтоб тебе, чертов аналитик психов! Детство ему мое интересно, вы посмотрите! -Ну… Вообще-то у меня есть одно воспоминание. Но оно очень страшное! Сейчас я тебе мозг ложкой поковыряю, дядечка. -Продолжайте, голубчик, продолжайте! Доктор Сноу аж затрясся в предвкушении сочного рассказа об инцесте и сломленной детской психике. -В общем, сначала мне было спокойно. День за днем я проводил со своей мамой, не беспокоясь ни о чем, совершенно ни о чем, я знал, что она меня защитит и накормит шоколадкой. Вот такая хорошая у меня была мама. А потом она меня бросила. Вот как это случилось. Был приятный весенний денек. Где-то в районе 8 часов утра мне стало плохо: казалось, сама реальность хотела вышвырнуть меня; я не знал, куда себя деть, а судьба подталкивала к переменам. Мама, вопреки обыкновению, не пришла мне на помощь, наоборот: она оттолкнула меня, предала и обрекла на мучения. Она сдавливала, сдавливала мое тело, пока я не лишился чувств, а потом дала мне вдохнуть, но воздух был отравлен! Это было так жутко, что я начал кричать о помощи. И тут я понял! Меня кто-то держит! Затем я почувствовал удар, потом еще один, я кричал и кричал, но никто не хотел придти ко мне на помощь… Слава Богу, этот кошмар вскоре кончился. На следующий день я проснулся в мягкой кроватке и этот ужас больше никогда не повторялся, но я слышал, что так поступают со всеми детьми. Так мне мама говорила. Доктор Сноу явно был на грани экстаза. Его глаза светились, он был в предвкушении врачебной сенсации.


- Боже мой, мистер Сизона, вот это да! Я слышу о таком впервые. Давайте попробуем проанализировать ваши воспоминания… -Доктор Сноу, я не желаю об этом говорить. Вы вынудили меня рассказать вам об этом, но это еще не значит, что я собираюсь это обсуждать прямо сейчас. -Да-да, эмоции сейчас просто пожирают вас! Давайте назначим вам прием! Он в возбуждении выхватил из кармана блокнотик и начал просматривать пустые страницы. - Вы знаете, у меня есть окно в 14 в среду на следующей неделе, - сказал он, записывая мое имя на чистом листе. – Вам повезло! Я очень занятой психоаналитик. Но ваша проблема очень серьезна, я займусь вами с рвением, достойным Зигмунда! Да-да. Где же Джо? Сил уже не было слушать этого полудурка и сидеть в в халате. Я уже мечтал о Pink Floyd. Дверь открылась, в комнату вошел уже знакомый мне недоросль с прищуром. -Мистер Сизона, за вас внесли залог, - он произнес это с явным недовольством. – Вы можете быть свободны. -Наконец-то! Я вышел за дверь и увидел слегка потрясывающегося от смеха Джо. Он пытался сдержать свою улыбочку, но получалось хреново. Вдруг я почувствовал, что кто-то хватает меня за руки: это оказался доктор Сноу, пытающийся всучить мне свою визитку и бумажонку с напоминанием о приеме. -Обязательно приходите, это глобальная проблема, она тащит вас в низы низов! Я могу вам помочь, буду ждать вас! – безумие не просто светилось в его глазах. Это были прожекторы безумия, светящие прямо в душу. Одержимый полудурок. «Лишь бы Джо не заметил этого мозгоправа…», - только и успел я подумать, когда Джо встал, наконец, со стула и начал трястись от смеха в мою сторону. С невинной улыбочкой и вибрациями, достойными лучших танцовщиц


живота, Джо продефилировал ко мне и, конечно же, заметил психопата, вцепившегося мне в локоть, как детеныш птеродактиля – в первую жертву. -О! – воскликнул Джо. Но ему явно было мало этого идиотского «О!», поэтому он повторил его еще два раза, после чего разразился речью на тему моего психического здоровья: -О, я с этим парнем давно знаком. Он с рождения ненормальный. Он дома голый ходит, - а сам стоит и трясется от беззвучного смеха, злодей. – А иногда у него бывают припадки. Он танцует, как безумный. – Джо защелкал пальцами, изображая аккомпанемент и начал какие-то виляющие движения. - А еще, когда он встречается с девушкой, он прячет тапочки с собачками в шкаф и оставляет им еду! У доктора, казалось, потекла слюна от предвкушения такого «трудного» пациента. Где-то в его голове крутились шестеренки, разбрызгивая винтики. -Извините, может быть, вы дадите мне небольшое резюме жизни мистера Сиз… Сиза… Ну, вашего друга. Я бы дал ему резюме, черт его съешь. Новую работу искать. Джо заулыбался во весь рот. -Вы знаете, док, я сейчас слегка стеснен во времени. Мы сейчас поедем ставить мистеру Сиз… Сиза… Ну, моему другу большуууууую такую, жиииирную… - Подозревая, что следующим словом будет «клизма», я выдернул локоть из цепких лап доктора и решительно развернул Джо в сторону к выходу. -Идем-идем, мой друг, поговоришь с дядей доктором потом. Джо наконец-то захлопнул свой большезубый рот и, продолжая смеяться, вышел на улицу. -Как я его поддразнил, а? Пол, мне кажется, ты должен сходить к нему на прием. Толковый малый этот доктор Сно…Сна…Ну, в общем, ваш доктор. – И, довольный уже вторым передразниванием доктора, еще раз рассмеялся. -Послушай, Джо, ты, конечно, мой друг и все такое, но вот к этому придурку мне ходить же придется такими темпами! Он сейчас пойдет и напишет в моем деле, что я псих и ненормальный, что жую собственные волосы и пью


вчерашнее пиво, потому что мама одевала меня в платье из макарон в детстве. -И это вместо благодарности за освобождение! – Он обиженно отвернулся. -Нет, это не вместо, это прелюдия к благодарности. Сначала поругай, потом похвали – это аксиома! Спасибо тебе, мой дорогой друг, что спас меня из каталажки! Как мне отблагодарить тебя? Деньгами? Натурой? Божьими коровками? – Я схватил его за плечи и тряс нещадно. -Ты меня оскорбляешь своими предложениями! Как будто ты не знаешь, что я за все беру божьими коровками. Мы рассмеялись. Тут-то я как раз вспомнил, что я все еще в халате и тапочках. И есть хотелось. И спать. Да и вообще, возле полицейского участка как-то неуютно: сейчас еще какой-нибудь другой малолетний полисмен придерется. -Поехали давай уже, сколько можно стоять возле этого птичника. -Ну, давай, крошка, запрыгивай. Расставшись с Джо и тремястами долларами, я уже было начал думать, что все будет хорошо. До суда, конечно. Там мне снова придется объяснять, почему я не осел, а полисмен – тоже не осел, но недопонял моего сообщения в вечность, выраженного халатом и тапочками. Звонок в дверь явно сообщал, что кто-то что-то от меня хочет. Я открыл дверь только для того, чтобы сразу ее закрыть. Потому что за ней стоял худой, жилистый, занудный и самый противный человек на свете сразу после меня – мой младший брат. -Разговаривать не бууудууу, - пропел я в дверь, наблюдая за его рожей в глазок. - Иди отсюда, Майк, ты меня бесишь сейчас чуть больше, чем полностью. Но это его не остановило и Майк, как всегда, фурией ворвался в дом. И сразу начал фонтанировать. -Слушай, у меня новый проект. Великолепная идея! -О Боже. И снова здравствуйте! Что ты там опять за ерунду выдумал? Кормить морских котиков морскими свинками? Собирать шерсть собак


знаменитостей и продавать на ебэе? Давать людям за плату крутить тебе яйца? -Пол, на этот раз это просто великолепно. Слушай. Представь себе, что человек становится полезным! – тут его глаза блеснули уже хорошо знакомым мне безумием. – В общем, так, мы создаем крупнейшую общину вегетарианцев, кормим их только здоровой органической пищей, а все их испражнения собираем и продаем для выращивания экологически чистых продуктов! Замкнутый круг, который приносит денежки! -Это еще хуже, чем раньше. Ну скажи мне, почему все твои идеи каким-то образом связаны с дерьмом? Вот вспомнить хотя бы твой сомнительный научный труд «Пукорыгология как фундаментальная наука». С каждым разом ты все больше и больше используешь фекалии в своих проектах, кажется, скоро ты начнешь лепить скульптуры из говна в виде говна. -Ты несправедлив! Пол, мой интерес обуславливается мировым интересом к этому вопросу! И тем более, я уже получил финансирование. Вот этим заявлением он тут же нокаутировал мою логическую составляющую разума. -И кто же решился финансировать столь сомнительный прожэкт? -Группа Активных Волонтеров, Новое Отделение. -Ага, то есть сокращенно – ГАВ, НО. Потрясающе. -Какая разница, как сокращенно они называются! Я тебе не об этом. Мне нужен человек, вроде тебя, способный рассказать об этом проекте миру. Ты же рекламщик-пиарщик. Помоги. -Каким образом? Будем втыкать флажки в дерьмо? И на них будет написано: «Эта куча не экологически чистая. Сделай свое дерьмо экологичным с Майком Сизона и ГАВ,НО»? -Это гениально! Я не зря к тебе зашел. Но нужно что-то еще, не флажками едиными жив человек. -Ты хоть понимаешь ну хотя бы на секунду, какой это бред? Ты сказал бред и я сказал бред.


-Нет, Пол, ты как раз выдал на-гора хорошую идею. Но подумай еще, это было бы так здорово! -Я подумаю, только оставь меня в покое. Мне нужно готовиться. -К чему? -У меня прием у психотерапевта в среду. Надо же приготовить несколько историй, рассказывающих о моем психозе, тянущемся из детства. -Это с каких это пор ненавистник врачей вдруг решил посещать такие сомнительные мероприятия? -С тех пор, как меня задержали и обвинили в выгуле собак в неположенном месте, сопряженным с публичным оголением в состоянии алкогольного опьянения. Мой сочный рассказ изрядно повеселил братца, в чем, собственно я и не сомневался – поржать над моими неудачами готовы все мои друзья. -Ха, то есть ты обязан к этому психу теперь ходить? -Вроде того, - ответил я неуверенно. -Круто. Но ты все равно подумай над раскруткой моего эко-проекта. Деньги будут немалые! – вопил Майк, в то время как я его активно выталкивал из дома.


2. Категории психических расстройств расстраивают меня, %Юзернейм%. Наступила чертова среда. Только войдя в кабинет доктора Сноу я сразу почувствовал атмосферу шизо. В воздухе прямо-таки витали обрывки фраз психов, а сам доктор был явно перевозбужден в предвкушении моего визита. Предстояло 40 минут идиотского диалога, где меня будут слушать, но не будут слышать. Ей-Богу, возврат в детство. -О, мистер Сизона, я так рад вас видеть! - Да ладно?! Он выучил мою фамилию? Где-то умерла еще одна морская свинка, обреченная попасть в лапы морскому котику. – Итак, начнем сразу. Я проанализировал ваши слова, ваше воспоминание из детства и сделал вывод, что ранняя травма могла послужить толчком к эксгибиционизму в извращенной форме полуодетого пьяницы! Также продольный характер полосок на вашем халате говорит о вашем неумении прямо выражать мысли и постоянной боязни смены черных полос на белые. Ношение ярких, детских тапочек – это попытка вернуть детство, веселые деньки. Мы построим наше общение следующим образом: я буду задавать вам вопросы, а вы рассказываете все, что приходит вам в голову, связанное с темой вопроса. Договорились? -Валяйте. – Я был готов уже к любому маразму после анализа полосатости моего халата. -Итак, когда вы впервые попробовали сушеные бананы, они ассоциировались у вас с личинками гигантских червей? Вопрос на миллион! Я даже сперва не понял, серьезно он или нет. Но одного взгляда на его лицо батоном было понятно, что он серьезно. -Нет, знаете, я принял их сперва за куски мозга птицы Уандук из сказки. Мне казалось, что кто-то размозжил ей башку и рассовал содержимое по упаковкам, прежде сбрызнув все это ароматом банана. Но потом я попробовал на вкус и это вправду оказались бананы. -Хорошо. – Доктор что-то писал в своем блокнотике. – Скажите, если бы мы с вами ехали вдвоем в автомобиле, кто бы ел креветки? -Ээмм… Думаю, оба. -Почему? -А вы не любите креветки?


-Вопрос не в этом! -Ну я их люблю и если бы у меня было немного, я бы с вами поделился. Но если вы их не любите, значит и есть я стал бы их один. -А как же пассажир сзади? Его бы вы угостили? А, у нас еще и пассажир есть! Этот парень точно псих. И пассажир тоже наверняка не совсем нормален. -Тот же ответ. -Так нельзя отвечать! -Ну хорошо, если бы у меня были креветки я бы угостил и вас, и всех пассажиров автомобиля, и пассажиров едущего сзади автобуса, и собачек на улице, и даже звезд. Всех-всех. Мой девиз – всем по креветке. -Интересно. Ваш тип – видный-рыбный. А это еще что такое? Думаю, в Гугле такого точно не найти. Доктор Сноу решил пояснить свой вывод: -У меня есть своя классификация психических расстройств. Расскажу вам немного о ней: люди делятся на 4 типа. Видный-рыбный, смешной-овощной, съестной-мясной и дерьмо. «Ну я хотя бы не дерьмо!» - промелькнуло у меня в голове. Далее он решил ввести меня в курс дела: разъяснить суть метода подробно. Не скажу, что я был в восторге. Честно говоря, я бы оторвал себе руку, лишь бы было чем в него кинуть, чтобы он заткнулся. Тем не менее, доктор Сноу разглагольствовал про свой метод, переплавляя мою нелюбовь к психиатрам в ненависть и страх. -Итак, первый вид – видный-рыбный. Пациент хорошо относится к креветкам, любит полосатые вещи и готов делиться со всем миром всем, что у него есть, но подавляет это желание с самого детства, отравляя свое рыбное нутро. Вследствие детских комплексов он не может адекватно воспринимать людей, пытающихся ему помочь, например, психоаналитиков. Вы ярковыраженный представитель этой подгруппы, так как также не умеете выражать свои чувства и умалчиваете о проблемах. Вам тяжело понять,


почему вас не понимают другие люди, в частности, самые близкие ваши друзья, родственники. Такое ощущение, что классификация доктора Сноу родилась всего пару недель назад и ему как раз не хватало меня, чтобы придумать еще одну идиотскую категорию. И можно сделать вывод, что пациентов у него было всего четверо. Однако, доктору мои размышления не мешали: он продолжал свои рассуждения. - Смешной-овощной тип – это люди, испытывающие слабый интерес к волокнистой животной пище. Их страсть – овощи, которые они не только едят, но и используют где ни попадя: суют везде, составляют композиции, рисуют их. Среди этого типа распространены сексуальные извращения (здесь доктор хищно улыбнулся, видимо, он к этому типу как раз и относится), неясность мышления и газообразование. Фантазия доктора продолжала расчленять мой мозг на части. К сожалению, все попытки «отключиться» от непрекращающейся лекции были невозможны: уж больно у него был неприятный голос, а в кабинете подозрительно воняло тухлой рыбой. - Итак, перейдем к типу «съестной-мясной». Как следует из названия, люди этого типа любят мясные продукты, красный цвет и не испытывают брезгливости. Их не расстраивает уроненный на пол кусочек мяса: они подбирают его и едят, пропагандируя повсеместно «правило 3х секунд». Эти люди любят поесть, но крайне неразборчивы в отношениях, часто врут и не умеют сдерживать эмоций. - Что касается дерьма, эта категория очень интересна: люди, принадлежащие к ней, имеют разнообразные вкусы, привычки, могут любить или не любить какие-то продукты, но их всех объединяет один простой факт – они дерьмо. С ними никто не считается, они не имеют права голоса, изо рта у них воняет, а лица чаще всего в прыщах. У меня есть теория, что каждый человек проходит стадию дерьма в пубертатном периоде; однако не всем удалось присвоить себе по жизни новую категорию. Пока доктор заканчивал эпохальную мысль, я задумался о классификации своих знакомых и друзей. Что-то так получалось, что все вокруг дерьмо. И я тоже.


-Итак, уважаемый пациент (как умно! Можно не использовать мое имя, которое всегда забывается), на сегодня мы можем закончить наш сеанс. Я вкратце рассказала вам о моей классификации и теперь мы можем перейти на новый уровень и приступить к лечению, подобающему именно вашему типу. Запомните, что вы – видный-рыбный тип. Я запишу это на вашей карте и помечу специальным значком, - он помахал перед моим носом детской печатью с рыбкой. - Да-да, я понял, спасибо за прием. - Может, у вас есть вопросы? И черт дернул меня спросить: - А к какому типу вы бы отнесли Мэрилин Монро? -О, она явный видный-рыбный тип. Если вам повезет, то вы сможете избежать самоубийства в пик видно-рыбного развития. -Что? – честно говоря, весь сеанс и сейчас тоже создается такое ощущение, что у меня слуховые галлюцинации – ибо все, что я слышу – полный бред. -Ну, это когда развитие доходит до определенной точки и рыба начинает гнить с головы. Если вы будете ко мне приходить, я вас забальзамирую, так сказать, и вы перестанете гнить, мой друг! - До свидания, доктор Сноу! -До свидания, мистер… - «Ну, скажи, как меня зовут!» - подумал я. Но нет, доктор, видимо, думал уже о другом. - …Полосатая Креветка! И опять зачем-то щелкнул пальцами. Подойдя к дому, я увидел своего толстобрюхого дружка Джо. Выглядел он так, будто успешно работает в гей-баре стриптизером: кожаные штанишки, майка-сеточка, кожаная кепочка и мотоциклетные получперчатки. -Что, сразу после смены зашел? -Ну что ты смеешься! У меня такая беда! -Нет, как надо мной в полосатом халате в участке смеяться – так ты первый. А над тобой в костюме похотливого ненавистника природы – нельзя. Несправделивость!


Но с Джо надо поаккуратнее – еще обидится, надуется и лопнет. -Ладно-ладно. Пойдем в дом, а то тебя перехватит молодчик, который меня на той неделе прижучил. Внутри я первым делом спросил: - Что произошло с тобой, мой друг? - Я пошел в Лили на танцы. Она сказала: надоели эти бальные, поедем в клуб, где танцуют кожаное танго. Я, дурак, согласился. - И понятно почему! Лили – очень красивая девушка! И грациозная, и милая, и умная… Джо бросил на меня ревнивый взгляд и продолжил излагать: -Приехали мы в этот клуб. Во всех объявлениях написано: «Клуб Кожаное танго», а в реальности над дверью написано «Кожаный стрип». Сначала нам велели переодеться в костюмы, потом руководитель группы показал парочку па, а потом он и говорит: «а сейчас мы попробуем выступить на настоящей сцене, друзья!». Лили, конечно, в кожаном костюме женщины-кошки была прекрасна, но я себе не казался таким уж великолепным. Лили запищала от радости – видимо, где-то там еще не засохла мечта о большой сцене – и нас вытолкали на сцену. Мы с Лили изображали что-то типа танго, но с вариациями на тему, остальные собрались какие-то неумехи. Еще одна пара тоже двигалась достойно, но девушку все тянуло на шест посередине. Ее грудь постоянно выпрыгивала из кожаного корсета. И тут открылся занавес, идущий вдоль всей сцены и знаешь что? -Уже догадываюсь! -Там было дохрена народу и все они давно смотрели на то, что мы делаем по большому экрану над сценой. Ты меня знаешь, в любой критической ситуации моя масса и скорость становятся тоже критическими. В общем, я вылетел как пробка, остановил первую попавшуюся машину, затолкал в нее Лили и отвез ее домой. А потом приехал прямо сюда, потому что у тебя удобные кусты - меня от дороги не видно. И добавил, предвосхищая мой вопрос: -А домой я не поехал потому, что у меня сейчас бабушка живет.


У Джо всегда кто-нибудь из родственников ошивается, здесь к гадалке не ходи. Он парень добрый, веселый, к тому же, у него просторная однокомнатная квартира. На моей памяти рекорд – его родственники по линии бывшей жены из Румынии – 12 человек на 50 кв.м. И он не сошел с ума. И даже почти ничего не украли. - Здорово. Мало того, что соседи считают меня алкашом, теперь будут еще и извращенцем. Ладно. Давай попробуем найти что-нибудь, что не натянется на тебе, как барабан. Джо окинул меня презрительным взглядом. Надо сказать, что он относится к тому редкому типу людей, которые, говоря, что «хорошего человека должно быть много» и правда так считают, любят свое пузико и уверены в своей неотразимости. Самооценка Джо всегда была на высоте, а с появлением брюшка приобрела дополнительный вес, как бы странно это не звучало. А уж когда он отрастил бороду!... Я давно перестал удивляться, как он завоевывает сердца девчонок вроде Лили. Все его пассии – модельной или приближенные к модельной внешности девушки, с огромным эго и сиськами. И умные. Невероятно, но факт! В общем, каждый раз, увидев его очередную музу, я задумываюсь о высококалорийной диете и отращивании бороды. С трудом найдя треники и толстовку размера «хыхыэль», нам удалось сделать из Джо приличного человека. - Слушай, а где это местечко? Где ты прославился? - На бульваре, на окраине. Там рядом еще магазинчик с «антиквариатом». -А, это там, где продают АК-47 под видом театральных муляжей? -Ага, именно. Там во дворе через арку пройти и в уголке будет эта шняга. -А кто хозяин? -Да черт знает. Наверняка твой братец знает. -Это почему? -Да помнишь, когда мы его вызволяли из какого-то подвала за городом, а потом ему зубы пришлось вставлять?


-Ну, он тогда не у того человека захотел денег стрельнуть на очередной проект и прогорел с очередным дерьмом. Кстати, у него новый проект, я сейчас тебе расскажу – ты лопнешь со смеху. -Ну так вот, он тогда с хозяином это шараги связался. Это я потом понял, когда увидел его – он во время представления в ложе сидел. -Хм. Хм! Неужели хоть раз в жизни мой братец окажется полезным? -А что, у тебя есть какой-то план? -А что, ты хочешь разнести место позора? -Слушай, ладно я, но моя женщина пострадала! Даже если я ее брошу через пару месяцев, я не могу такого позволить. Я джентльмен. -Да, это причина! Джентльмен! Насмешил. -Я-то да! А вот ты к психоаналитику ходишь. -Ты его не слышал просто. Это кто к кому еще ходит. У него все делятся на поедателей рыбы, мяса, овощей и дерьмо. -Дерьма? -Дерьмо. Джо, относись родному языку с уважением. Ну или лечи уши. -В общем, у него какая-то дерьмовая теория… -Точнее и не скажешь! -И в чем суть? -Это не передать. Думаю, для полного обзора лучше лично прослушать теорию доктора Сноу, тем более, что он тебя звал. -Ну, нет! Он раскопает мои погребенные под жиром комплексы и я стану фригидным. -Фригидными только девушки бывают. -Ну похудею или борода вывалится. Или и то, и другое. Страшно ж. -Да, для тебя это смерти подобно. Что мы решили-то?


-Ты подумаешь над планом отмщения, я буду гулять с Лили, обходя стороной танцевальные клубы, а Майк будет выносить тебе мозг с новым проектом. -Потрясающе. Все отдыхают, я – отдуваюсь. -Ну, как всегда. Ладно, я пошел. Обещал бабушке приехать пораньше. -Сейчас одиннадцать часов вечера, ты на другом конце города живешь – то есть будешь дома не раньше полпервого. Может, лучше останешься? Я, так уж и быть, дам тебе плед, подушку и разрешу воспользоваться диваном в гостиной. -Нет-нет, бабушка как раз ждет меня к часу. У нас с ней разговор намечен. Она хочет поведать мне, как найти девушку своей мечты. Бабуля говорит, что таким макаром всех невест в нашем роду выбирали. Вообще-то дедушка должен такое рассказывать, но он же у меня серфингует где-то, от него звонка даже не дождешься. В очередной раз поразившись семейным традициям в семье Джо, я вытолкал его самого и поднялся в спальню. Только я закрыл глаза, как раздался звонок. Я протянул руку к мобильному, и, не рассматривая особо кто звонит, снял трубку. -Алло? -Здравствуйте! Примите файл. -Что? -Вегетарианские какашки! И из трубки полезло что-то мягкое, теплое и скользкое. Я открыл глаза. Телефон и правда звонил: это был Майк. Вспомнишь – и вот вам нате. -Алло? Только не говори, что у тебя файл. -Что? Нет! Я звоню, чтобы сказать, что я сейчас приеду. -Зачем? Что случилось? Обычно ты не звонишь с предупреждениями, значит, сейчас точно какая-то жесть приключилась. Если ты не можешь говорить открыто, скажи «прости, что разбудил», а если у тебя порыв братской любви и воспитанности в одном флаконе – скажи что хочешь.


-Э…Прости, что разбудил. Я сейчас заеду, хочу забрать свои башмачки. Да что же за неделя такая! Мы тут все по очереди вляпываемся, причем кто где, а все в одно и то же. Последний раз, когда Майк «забирал свои башмачки» - он приехал с какими-то бугаями и облегчил мой кошелек на две тысячи долларов. Вечно он злит кого-нибудь не того! Через полчаса, когда прибыл Майк со своей свитой, мой дробовик стоял за пальто в прихожей, все наличные, что были в доме, лежали у меня в кармане халата, а телефон был настроен на быстрый набор 911. Однако в дом вошли какие-то дохлики и, если бы сейчас были 1960-е, я бы подумал, что это хиппи. -Пол, это мои друзья из «Нового Отделения». Ах, так это его друзья по фекальному бизнесу! Судя по их внешнему виду, они даже писать стоя не могут – не руки, а какие-то безжизненные тонкие веточки у всех троих. По ходу и жизнедеятельность им удается только втроем, так как поздоровались они одновременно и одинаковыми зомбированными голосами: -Здравствуй, брат Майка. -Добрый вечер. Проходите – проходите, может, чаю? -Он, – сказал первый. -Возделан, - сказал второй. -Свободными, - сказал третий. -Людьми? – сказали они одновременно. И посмотрели так на меня, как на плантатора с плеткой в руке. А для более действепнного моего пристыжения начали выразительно щелкать пальцами. -Я сейчас проверю, господа. Майк, помоги мне с чайником, знаешь, там отходит контакт и надо вдвоем разжигать плиту. -Что ты гово… - Актер из моего брата никакой, намеков он категорически не понимает, поэтому я просто схватил его за руку и запихнул в кухню.


-Это что за инопланетные захватчики? Они вообще понимают хоть крупицу того, что ты говоришь? И вопрос на миллион: нахрена ты припёр эти тела сюда? -Слушай, они ждут, когда я запущу проект и хотели тебя видеть, потому что я сказала, что ты наш пиар-менеджер и уже имеешь пяток-другой отличных идей по продвижению нашей вегетарианской фекфермы. -Чего? -Ну, фекфермы. Фекальной фермы. -Да ладно! Вы назвали эту хренотень фекфермой? И как работать с таким названием? -Эдгару, Эду и Элиасу страшно нравится название. Сказать, что я чуть не лопнул от смеха – ничего не сказать, ей-богу! Братья Э! Я ржал, как лошадь на пастбище, а Майк скорчил недовольно-осуждающую рожу. -Ну, перестань! Ребята хорошие, и название, кстати, тоже. В общем, тебе сейчас надо им предложить идеи по продвижению. А то они уже заплатили. -Кому? Мне ничего не заплатили. -Ну они заплатили тебе, но деньги у меня. Были. Я тут долги раздал… Потом с прибыли отдам. -Надеюсь, не продукцией. Я, конечно, смирился с твоим идиотизмом и умением придумывать дерьмо и пытаться его продать, но в этот раз уж слишком все буквально! И чего мне сейчас им говорить? Я вообще не думал над твоими бреднями, были занятия поинтереснее… -Давай уже делай чай, а то ребята заскучали, наверное. -Да где уж там скучать, когда у меня вся гостиная заставлена всякой мелочью – весь день рассматривать можно! Иди, развлекай своих хиппи. Вдруг Майк возопил: -Твоя коллекция подделок чучел!!! Она их убьет! – и вылетел из кухни, как ошпаренный.


Пока чайник кипел и я заваривал «выращенный свободными пакетиками чай», я пытался прислушаться к разговорам в гостиной: Майк что-то вещал, а гуманоиды жалостливо-твердо втолковывали свою точку зрения. Я вошел в гостиную – и чуть не уронил поднос с чаем и свое достоинство. Гуманоиды собрали все искусственные чучела, сделали из них пирамиду и сели вокруг, как почетные бойскауты в походе. Я не нашелся даже, что бы сказать; даже нечленораздельные звуки, так любимые моим речевым аппаратом, не лезли ну никак. Первым заговорил Майк, нервно поглядывая на своих «партнеров по бизнесу»: -Пол, ну скажи ребятам, что это не настоящие чучела. Мне они не верят, говорят, что… -Да, Майки, в них теплится жизнь, мы чувствуем… Они погибли. Почему твой брат держит смерть дома? Почему ты не сжёг его дом? Такая постановка вопроса меня не столько удивила, сколько ошарашила своей радикальностью. Я решил все же вступиться за себя, своих чучел, дом и брата-дебила. -Дорогие друзья! Это не настоящие чучела. Они никогда не были живыми и не умирали. Потому что изготовлены из искусственной шерсти и опилок. Правда. По большому счету это всего лишь плюшевые игрушки, очень похожие на настоящих зверей. Эм… Давайте мы лучше перейдем к нашему делу, к обсуждению нашего будущего и будущего вашей… нашей… фекфермы. Один из активистов Нового Отделения посмотрел на меня долгим, томноосуждающим взглядом. Затем с двумя остальными поклонился до пола кучке из игрушек и снова сели на диван. -Давайте пить чай и наконец поговорим о деле! – воскликнул Майк. Я молча расставил чашки на столике перед диваном и насколько возможно почтительно придвинул их к гениям вегетарианства и удобрений. Мои незваные гости переглянулись. И, в духе хоррора, заговорили одновременно: -Мы слушаем твой план, брат Майка. -Как я уже говорил Майку, начнем мы с такого простоватого эмбиента…


-Говори простыми словами. Сложными словами ты засоряешь информационный фон планеты и губишь ушных микробов. Вот это да! Они своим присутствием одним уже погубили мой мозг, а монотонным щелканьем убили больше микробов, живущих в воздухе, чем я за всю жизнь, и теперь я еще и говорю не так, как надо. Я гневно посмотрел на Майка и продолжил: -Мы воспользуемся окружающей средой, не нанося ей вред. Объектом нашего интереса будут собачьи фекалии, находящиеся на улице в свободном доступе. Мы будем втыкать в них небольшие флажки с надписью «Это не экологически чистое удобрение. А экологически чистое можно найти на фекферме!» и наш телефон. Гуманоиды переглянулись и закивали. -Это хорошая идея, брат Майка. Но этого недостаточно. Майк сказал, у тебя есть еще варианты. И тут я мастерски сложил в своей прокуренной и пропитой голове все детали паззла «Сумасшедший март у Пола». -Друзья! Я знаю одно очень плохое место. Там едят мертвых животных, одевают мертвых животных, машут ими и превращают людей в животных, что унижает животных, как вы понимаете. Я понаблюдал за реакцией этих полудурков: у них смешно открылись рты и все дружно посмотрели на кучу игрушек на полу. -В общем, я думаю устроить небольшое вовлечение. Мы соберем определенное количество продукции фекфермы и пронесем ее в это место. А когда начнется ужасное действо, с криками «Вы дерьмо и у нас дерьмо, но наше дерьмо экологически чистое!» выльем все это на нехороших людей. Животные спасены, фекферма процветает. Информационный повод нам обеспечен! Главное – хорошо подготовиться! Один из гуманоидов (как потом выяснилось – Эдгар), вяло захлопал в свои вялые ладоши и улыбнулся. Хотя, конечно, это искривление тонкой линии на долю секунды сложно было бы назвать улыбкой, но мне все же приятней думать, что это была она.


-Брат Майка, это хорошая идея. Но этого недостаточно. Думай еще. Мы придем к тебе в среду. Двое остальных сразу подскочили и засобирались. Уходя последний все-таки украл игрушечную белочку. Майк остался и я как раз раздумывал, куда бы засунуть ему остальных, что были разбросаны по ковру.


3. Планирование, планирование, планирование. Испланение плана планом. -Что это за херню ты сейчас впарил моим камрадам? Ребята не дадут себя обмануть. Они нутром чувствуют, когда их хотят провести! Я-то знаю… -Что, они уже поняли, что ты мясоед, природоненавистник и жутко асоциальная личность? -Ну как сказать. Мясо я не ем уже месяц – они чувствуют его запах за километр. Даже если это был крошечный кусочек колбаски… - Майк мечтательно закатил глаза. -Ладно, в сторону эту полемику относительно вегетарианского синдиката. Скажи, как звали того дядьку в шляпе, что чуть не оставил тебя без зубов в прошлом году? Братца моего перекосило немного, видимо, воспоминания всё еще живы, а я-то думал, что его мозг не способен держать информацию дольше 1 месяца. -Его зовут Жюль Плюэ. И как бы мне не досталось по мозгам только за то, что я вслух его имя произнес. А тебе он зачем? -Он тут изволил открыть одно не слишком богоугодное заведение и издевается над простыми пухлыми гражданами и их сногсшибательными девушками. -Что, Джо попался к нему на крючок? -Крючок оставь рыбакам. Просто Джо заглянул на огонёк, а его плохо приняли… Ты знаешь его, ему теперь надо разнести это местечко, он же с дамой был, теперь его джентльменское нутро будет жечь, пока он не выполнит свой долг. -Ясно. И что вы собираетесь делать? -А ты еще не понял? У Плюэ новое заведенеие: с одной стороны мясной ресторан, а с другой – извращенский танцпол. У Майка округлились глаза и зачем-то открылся рот. Потом закрылся. И снова открылся. Потом он моргнул, но это не изменило положения: у него было очень глупое и удивленное лицо.


-Судя по твоему виду, до тебя всё же дошло что-то. Это впечатляет. Мне пришлось повторить всего раз. Наконец, к нему вернулся дар речи. -Ты что, ума лишился? Ты всех нас угробишь! Если Жюль узнает, что я причастен – мне крышка, мне вывернут кишки и накрутят на дверную ручку, а потом вскроют мне голову и станут бить дверью прямо по черепу, пока мозги не вывалятся, а потом… -Да успокойся и перестань смотреть на дверь. Я думаю так: сейчас мы займемся флажками, а ты пока иди, помогай своим друзьям собирать материал для нашего грандиозного мероприятия. -Нет, ты все-таки псих. И Джо твой псих. Делай что хочешь, но меня не вмешивай! -Сколько раз я говорил эту фразу тебе! Теперь ты понимаешь, как это противно, когда приходит идиот, навязывает свои идиотские идеи, а потом тебе еще и хуже, чем идиоту? Ну так вот терпи. Это первый раз за последние 5 лет, когда я действительно ужаснее тебя. А теперь вали домой, я буду думать и смеяться захватческим смехом. Майк только покачал головой. Думаю, он охренел не меньше меня от моей дерзости. Или мерзости. Мне кажется, это мое видно-рыбное нутро, о котором я наконец-то узнал, начало двигать меня к вершинам славы и обожания. В общем, я решил, что великие дела подождут до завтра и отправился спать, пнув мягкие игрушки в гостиной по пути. У одного из гуманоидов должно было ёкунть сердце. Надеюсь, так и было. Утром я первым делом позвонил Джо. Как всегда телефон у него не работал, мобильный не брал, что означало только одно: этот мешок с салом спит у себя дома, вне зоны доступа. И где-то там, в его халупе также спит его бабушка. В общем, пришлось ехать на окраину. Я начал ломиться в дверь, когда на часах уже было около 12, то есть Джо теоретически должен был бы уже бы встать бы, но почему-то бы как бы этого не произошло. Бы. Поэтому я звонил в его дверь, потом пинал ее ногами, стучал в окно, и как-то в целом и правда очень сильно шумел, но дверь мне не открывали, внутри было тихо, а вот соседская диванная собачонка должна была бы уже надорвать свою маленькую диванную глотку. Я вышел на улицу


еще раз и хотел было постучать в окно, но увидел нечто интересное: в квартире Джо были какие-то люди, но не было его самого. Они ходили по комнате и ковырялись в его бардаке, явно в попытке что-то найти. Но явно тщетно. Один из них что-то сказал зло другому, третий скривил рожу и они переместились на кухню. Там, правда, они пробыли совсем недолго: места там мало и втроем им было более чем тесно. Да и прятать там негде: такая вот маленькая кухонька у моего толстого друга. Я отвалил от окна и зашел за угол дома. Все трое показались через минуту. -И где, интересно, он сам? -Чёрт его знает. Но дисков у него нет. -Ты уверен? В этом хаосе найти что-либо невозможно. -У него нет ни одного диска во всей квартире, нет компьютера, а телевизору больше лет, чем мне. Пойдем. Так-так, интересно. Кто-то ищет Джо, да еще и не просто Джо, а Джо в качестве великого конспиратора, которого он из себя строит. Как бы найти его самого? И что там с бабулей? Надеюсь, ее они не тронули и она правда спит. Я решил покараулить возле дома: когда-нибудь, да он вернется. К счастью, ждать пришлось недолго – уже через 20 минут в конце улицы показалось тело с пакетом из Макдональдса в руках. -О! – опять эти его «О!»! – Да у меня гости. Прости, Пол, гамбургер у меня только один. -Ты же знаешь, я не ем эту дрянь. -Но я все же повторюсь: гамбургер у меня только один и даже картошечка только одна. -Я не собираюсь покушаться на твой не то завтрак, не то обед, мне интересно вот что: кто покушается на сохранность бардака в твоей квартире. -А что, кто-то покушается? -Минут 30 назад в твоей квартире копошились какие-то придурки и, как я понял из их разговора, искали какой-то диск. Неужели великий конспиратор и единственный издатель и читатель журнала «Вся правда о высадке на


Луну» все же оказался замеченным попираемыми им властями? И, кстати, твоя бабушка там, внутри. Она спит что ли? Я ожидал услышать от моего остроумного друга не менее остроумный ответ, но Джо хватило только на ругательства. Пожалуй, опустим эту витиеватую реплику. Мы зашли к нему домой. -Бабушка спит, она снотворное приняла, теперь до вечера прохрапит. А эти ребята залезли ко мне совсем не из-за журнала. Я, знаешь ли, был опять в «Кожаном танго». -Ха, да ты теперь завсегдатай? -Не смейся, всё серьезно. Мне удалось попасть в зрительный зал и знаешь, кого я там увидел? Человек 50 добропорядочных, богатых и всеми любимых чиновников нашего города. Но это не так интересно как тот факт, что в зале я заметил кучу камер и все они снимали не только происходящее на сцене, но и восторженную публику. Мне удалось прокрасться в рубку, где сидел какойто хрен и монтировал отснятое. А там у них – целая полка с дисками, на которых компромат. Ну я и схватил парочку... Ну ладно, десять. -И что, там что-то интересное? -Главное – там есть диск, на котором мы с Лили. Точнее, теперь его там нет, я его уничтожил. А вот что с остальными делать – ума не приложу. -Балда ты, Джо! Ты же знаешь, чьё это заведение, этот французишка из тебя котлету сделает за такую подлянку. Хотя… Я тут как раз одну шутку придумал, как раз для твоего отмщения. Кто же знал, что ты его уже совершил, ты же обычно беспомощен, как котенок. -Ну, во-первых, сам ты балда. А во-вторых, французиков всяких я не боюсь. А в-третьих, рассказывай, чего придумал. Два раза отомстить – вот это сила! -Мой идиот брат решил, что пора заканчивать сотрудничать с головорезами и теперь сотрудничает с безобидными гуманоидами – вегетарианцами, которые дали ему денег, чтобы он раскрутил их «вегетарианскую фекальную ферму», где придурки-вегетарианцы будут вегетарианствовать, а все их отходы пойдут на продажу как «уникальное экологически-чистое дерьмо». Так мало того, он втянул меня, сказал этим ненормальным, что я тоже в теме и теперь я пиар-менеджер этого говно-проекта.


-Ха. Ну так что там с отмщением? -Я поделился с нацивегетариацами информацией. Сказал, что знаю место, где творят ужасное с животными: едят их, надевают их и смеют сотворять из людей животных, что умаляет достоинства и животных, как ты понимаешь. И предложил залить все первой партией продукции фекфермы. Ну понятно, что речь о том местечке, где ты выступал с успехом. У гуманоидов от столь огромных возможностей запестрило в мозгах и они даже перестали замечать плюшевых белок в моей гостиной, которых они приняли за настоящих чучел животных. Я как раз решил тебе поведать о своей потрясающей идее, но тебя не было дома, а чужие дядьки ковырялись в твоем бардаке. Кстати, ты уверен, что с твоей бабулей все в порядке? Сзади послышался шорох, а потом мой затылок окропила такая хорошая оплеуха, что у меня чуть глаза не вылетели из орбит. Я обернулся и увидел «бабушку» Джо – худая жилистая женщина, ростом с гренадёра, практически без морщин и уже с бутылкой виски в руке, что странно – от кровати до кухни 5 метров, где она ее успела прихватить – черт её знает! -Еще раз назовешь меня бабулей – не сможешь стать дедулей, дружок – хрипло произнесла она, села рядом и закурила. – Джо, что за кипеж? -Ба, да я тут в местечко одно ходил с Лили… -Ох уж эта твоя малютка! -Мы думали, там будет класс по танго, а нас выставили идиотами, да еще и записали на камеру, а… -А что, на ютубе уже есть? – вновь влезла «бабуля». -Потом я пробрался туда и схватил с десяток записанных дисков с разными, в том числе и почтительными людьми нашего города, и унес их и теперь… -Тебя ищут, чтобы предложить контракт лучшие киностудии мира? -Они ищут диски, кстати, были здесь, пока ты спала. -Да видела я этих придурков, даже искать толком не умеют. Тем более в твоём бардаке.


Я слушал этот диалог, где рассказчик не слушает слушателя, а слушатель подкалывает рассказчика, но из всего я уловил только две вещи, о которых решил спросить сразу: -А почему Джо называет вас Ба, если мне вы сейчас за это влепили по башке? И как вы не испугались, когда в ваш дом влезли не пойми кто? Бабуля повернула свою растрёпанную голову ко мне и произнесла: -Потому что первое: он и вправду мой внук и второе: меня зовут Банни, поэтому «Ба» вполне удобоваримое сокращение. Насчет сыскарей века скажу вот что: лучше проследить, зачем они здесь, чем не узнать ничего, подняв ор. Да и вставать было ниохота. Ясно? -Ясно. -Ба, Пол предложил отличную идею как отомстить и… -Да, я слышала его гениальный план. Только тебе соваться туда нельзя – тебя узнают. Я вздохнул: -Мне тоже нельзя. -Вы втроем ходили, что ли? Боже, куда катится мир, - Банни заржала, как лошадь Пржвальского. – В туалет вы тоже вместе только ходите? Я как-то вконец растерялся от этой убойной леди, но Джо-то к ней привык и. к счастью, не заметив мой ступор, начал цветисто описывать переделку Майка с французским мафиозо. -В общем, я все поняла, мальчики. Нашлось дело для бабули Банни, - и она рассмеялась, как поработитель мира. -Ба, отличная идея! Совсем как тогда, в Каракасе! -Будет круче, Джонни, поверь. Я был слегка ошарашен энтузиазмом бабули и ничего не понимал. -Банни, но как вы можете принять участие в нашем рискованном предприятии? Вам не страшно?


-Пол, ты разговариваешь с бывшим штурмовиком ВВС, поверь, Ба отлично знает, что делать и как! Вот, помню, тогда мы в Камбодже решили проехаться по стране, посмотреть окрестности и заодно покидать гранаты в горах и полюбоваться на лавины… -Все, я все понял, давай обойдемся без героических историй. Мне слишком тяжело воспринимать тебя без пуза и ведущего активный образ жизни. -Мне тоже, но лучше пузо от пива, чем мозоль от работы, а, Джо, подмигнула Джо Банни. -В общем, как мы будем действовать далее? -Пол, дружок, Банни все уладит по высшему разряду. Я уловила твою мысль, все будет продумано и претворено в жизнь, будь спок! Нужно встретится с твоими безвредными для окружающей среды друзьями и разъяснить им популярно план действий. Наметим это дело на среду, а, рядовой? – и она заговорщицки подмигнула, и, щелкнув зажигалкой, зажгла сигару. Спаси нас, Господи.


4. Среда пришла – неделя прошла. Вот-вот в мой унылый уголок должна была ворваться настолько разношерстная компания, что мои желтые собачки спрятались под диван и не выходили оттуда с самого утра. Я, собственно, также пребывал в смутных терзаниях, граничащих с отчаянием, но волевым движением запахнув халат, решил держаться до последнего, не поддаваясь безумию и тяге устроить вегетарианский салат и украсить его Майком. Тщательно очистив гостиную от всех намеков на присутствие набивных игрушек и любых других вещей, могущих возбудить внимание нацивегетарианцев, я бы уже практически готов ко всему, кроме того, что произошло в следующий момент. Раздался звонок в дверь, но вместо так ожидаемых мною гостей на пороге стоял, как всегда, ужасный в своем бесновато-безумном оптимизме, доктор Сноу. Да ёж вашу налево! Сегодня же среда и очередное свидание с гастрономическим психом, как же я мог забыть! -Мистер…- доктор Сноу покосился на табличку у мое двери. – Сизона! Вы не пришли ко мне на прием и я категорически сделал вывод, что вы готовы к новому уровню отношений врач-пациент: «надомному убаюкиванию»! Он показал что-то вроде танца, а вместо кастаньет щелкал пальцами. Нет, решительно, у этого психа и вправду только четыре пациента и куча свободного времени! -Итак, я очень рад, что вы решились на такой замечательный шаг: это значительный сдвиг в нашей терапии! Здесь, у вас дома, я смогу лучше понять ваше отклонение и сопоставить факты. Странно, у вас не пахнет полосками и совсем нет рыбы на мебели… -Вы хотели сказать не пахнет рыбой и нет полосок на мебели? -Ага! Я вас поймал. Вы все же видно-рыбный тип, раз смогли уловить такой нюанс! Этот врач начал меня не просто раздражать, он как будто выедал тупой ржавой ложкой мой мозг и я не выдержал:


-Да это не нюанс, это огромная неоновая вывеска посреди безжизненной пустыни всепоглощающего темнотой космоса! Вот это я зря сделал, ну знаю же, что нельзя психам отвечать на безумные реплики! Все теперь я в фекферме по самые уши. -О! Наконец-то лопнула жабра вашей сдержанности, и морской конек ваших слов поскакал по волнам невидимого эфира! Началось. Все, прощайте, мозги. - Как чудесно! Однако есть деталь, которая меня немало беспокоит: ваша необъяснимая любовь к набивным животным. Давно это у вас? Вы должны знать, что великий Нептун не любит видно-рыбных поданных с такими отклонениями! -Откуда вы вообще взяли набивных животных? -Я, прежде чем зайти, прогулялся вокруг вашего дома для получения полной информации по вашему времяпрепровождению на дне морском. Такое поведение, влекущее за собой пополнение набивной коллекции и возрастающее количество пыли приводит к ужасающим результатам: кареозные монстры и сопрофиты преодолевают водобоязнь и переходят в наступление, размывая вашу неустойчивую видно-рыбную психику и закрывая пути к отступлению в безбрежный океан спокойствия и размеренной жизни, который, в свою очередь… Я уже не слушал доктора, а с ужасом смотрел за него: к моей двери на полной скорости приближался Майк в компании наци-вегетарианцев. Кровь застыла в моих жилах от перспектив сегодняшнего вечера. К несчастью, иногда доктор Сноу отвлекался от своих монологов и обращал внимание на реакцию слушателей: обернувшись и увидев «команду Э» и брата-дибила, он, казалось, сейчас забьется в экстазе, заливая мебель слюной и прочими результатами секреции. -Пациент пригласил друзей на приме! Прорыв! Я был прав! Видно-рыбный тип все же склонен к стадному инстинкту! Хаха! Вот тебе, Штульцерблюмен! – доктор радостно потрясал ручонками и, казалось, сейчас начнет танцевать джигу.


-Привет, Полли! – судя по радостной роже, Майк срубил еще немножечко денег на карманные расходы с вега-команды. Очень вежливой команды, правда, с массовой неспособностью запоминать имена: -Здравствуй, - брат, - Майка, - снова по очереди произнесли они, вперив в меня свои испытующенегодующе-осуждающие взгляды. Я было открыл рот, но доктор Сноу был вездесущ и громогласен: -Привет! Я так рад, что вы все пришли, проходите, проходите же, сейчас мы посмотрим-посмотрим, как нам дальше работать! Ну что же вы стоите, садитесь! – он усадил гуманоидов на диван, а сам порхал обкакавшейся бабочкой вокруг, то поправляя ковер, то взбивая подушки. Тут он заметил меня. К сожалению. -Пациент, займите центральное место! Вот это кресло идеально подойдет для нашего сегодняшнего сеанса! Сегодня, друзья, мы вернем нашего старинного друга в такой замечательный период, когда его отклонения были в зачаточной стадии и не мешали ему танцевать! Моя центральная роль явно была воспринята с неодобрением «командой Э». -Кто, -Этот, -Человек? – спросили они, как всегда по очереди. А потом добавили хором: -И почему он хочет вынуть душу твоего брата, Майк? Майк не мог ответить: он ржал. Но ржал не наружу, как обычно, а внутрь, поэтому трясся, как желе в землетрясение. И, так как на целую долю секунды воцарилось молчание, продолжил вещать наш великий врачеватель душ: - Я не вынимаю душ, я их лечу уникальным методом! Сегодня мною сделано было дополнение к личной истории болезни пациента: помимо принадлежности к видно-рыбному типу, я распознал в нем склонность к набивным игрушкам.


Вот это он зря сказал. Гуманоиды в ужасе выпучили глаза и начали качаться из стороны в сторону, изящно подвывая в такт. Майк продолжал ржать. Доктора Сноу, однако, это не смутило, скорее, даже наоборот: -Отлично! Вы поняли без слов, что требуется! Да-да, все верно, сейчас мы погрузим пациента в стадию малька, мерными покачиваниями и подвыванием имитируя эффект рыбы-молота! – он схватил ржущую скотину Майка за руку и подтащил ко мне, приложив его ладонь к моей ноге. – Нащупайте плавниковый пульс и войте! Майку вообще всегда удавались раздражающие звуки, но сегодня он явно превзошел себя. Воя как раненная самка марала, Майк также начал качаться из стороны в сторону, вращая глазами и умудряясь продолжать смеяться. Доктор в исступлении махал руками, пытаясь, видимо, дать эффект «бушующего моря» и, когда до создания черной дыры и моего превращения в тыкву, судя по ощущениям, оставалось лишь мгновение, в мой гостеприимный для всех типов психических расстройств дом ввалился Джо под ручку с бабушкой. Банни быстро оценила обстановку в отдельно взятой гостиной: оглядев эту вакханалию со мной в центре, глядящим в потолок самым страждущим и полным смирения взглядом, она подняла руку и крикнула: - Тихо! – на удивление, все заткнулись. Даже гуманоиды. – Ну что, мальчики, обсудим нашу небольшую вылазку в эпицентр разврата и порока, а? Бани подмигнула всем присутствующим и продолжила свою воспламеняющую сердца юных борцов с французским направлением антивегитарианского шантажа: - Итак, у нас по плану суббота – день «д» с часом «ч» в нем. По поступившей информации в субботу в клуб к французу приедет группа танцоров сальсы, одной из участниц которой является дочка губернатора штата. Очевидно, что запись с девочкой послужит отличным пропуском для француза в мир безнаказанности и… - она покосилась на вегетарианцев. – пожирателей сырого мяса Вселенной.


«Команда Э» яростно закивала и, кажется, Эдгар выдавил улыбку. Если можно так назвать появившийся на его каменном лице оскал тушканчикалюдоеда. - Ни Майк, ни Джо не смогут появиться на передовой, поэтому они назначаются штабом. Штабом назначается это место. Прости, Пол, ты ближе всех живешь… Далее. По плану мы проникаем с Полом внутрь клуба в качестве членов группы сальсы, и… - Банни, вы упускаете тот факт, что меня француз знает. - Пол, он лично тебя не знает. Тебя знали Хлюп и Топ-нога, его шестерки. А их уже давно нашли на свалке за городом, умершими от внезапного двойного сердечного приступа. С контрольным приступом в головах. Так что все типтоп, ты в игре! Сказать, что я обрадовался – ничего не сказать: я обкакал штанишки и чуть не захлебнулся собственными соплями в приступе исступленного счастья - Ну так вот, мы заходим внутрь с группой сальсы и незаметно отрываемся от группы. Пол открывает заднюю дверь нашим друзьям с фекфермы, которые, в свою очередь, заходят в клуб с изрядным количеством производства вышеупомянутой фермы и пробираются на балкон с освещением над сценой. В это время я проникаю в комнату с записями и подчищаю там все, ставлю нашу запись, текст которой придумает наш мегапиарщик Пол, а когда дело дойдет до публичного унижения, находящиеся на балконе сделают свое дело: прольют правосудие на сидящих в зале извращенцев во главе с их отвратительным лидером. И все это под наше сообщение, камеры записывают диски у нас и в утреннем выпуске по ящику. Что скажете? - Отличный план! Ба, ты гений. – Джо явно таращило. Во-первых, от гордости за свою бабушку и ее план, а во-вторых, потому что он остается в штабе и его жирная задница будет отдыхать на моем диване. Тут очнулся псевдоврач. Черт, я совсем забыл, что этот ханурик все еще здесь. - О! Совместная борьба с комплексами друга! Вот это взаимовыручка! Пол, я за вас почти спокоен! В океане вашей печали плавают не только акулы и мурены, но и настоящие друзья-коньки, готовые протянуть водоросль помощи! Увидимся в следующую среду – расскажете, как все прошло, и я


смогу дать окончательную характеристику для суда! – и, явно перевозбужденный, доктор Сноу выскочил из дома, размахивая портфелем. - Да у этого парня совсем плохо с головой, - задумчиво произнесла Банни. Неужели еще кто-то заметил.

***

Вообще, я из тех ненормальных людей, которые любят поковыряться в прошлом и в десятый раз выругаться и сделать очередной идиотический вывод. Но вот касательно этой дурацкой затеи с нападением на клуб «Кожаное танго» - все совсем не так. После всего произошедшего я просто повесил на это дерьмо ярлык «дерьмо», положил файл в ящик с буквой «д» на нем (там также лежат такие файлы, как «долото и способы его применения», «долбоебизм моего брата и его сказочные масштабы», а также мое любимое – «драники по рецепту бабушки Сизона») и как-то решил перестать обдумывать все это, а вместо этого сделал один вывод: когда тебя окружают психи, все происходящее захватывает их всепоглощающее безумие и неспособность к восприятию реальности под тем углом, под которым ее видят нормальные люди. Именно поэтому такого рода воспоминания – не повод задать себе очередной вопрос, а всего лишь повод посмеяться, когда тебе будет 80 лет и бросаться какашками в людей будет мешать радикулит и артрит. Если по порядку (думаю, все уже хотят знать, чем кончилась эта дерьмовая история), то все сначала, конечно же, все шло отлично как это бывает в типичных рассказах типичных писателей. Тщательно замаскировавшись (то есть надев нелепые костюмы, гротескно подчеркивающие нашу неспособность к плавным движениям), мы вместе с толпой сальсофилов протиснулись внутрь и усиленно делали вид, что готовимся к интересному времяпрепровождению. Когда началось какое-то движение, отдаленно напоминающее начало свистопляски, я открыл заднюю дверь, где томились в ожидании наши гуманоиды и впустил их самих и волшебный аромат спасенной экологии. Судя по тому, что Банни пропала из виду – пара человек


уже потеряла сознание, с радостью передав управление рубкой нашей боевой бабуле. И вот тут поднялся занавес. Я поднял глаза и разглядел Э-вегги на лесах с осветительными приборами и ужаснулся: все трое качались в этом своем трансе, видимо, от увиденной внизу потребления мясной продукции. Надо было что-то делать, иначе эти три придурка упадут сами, не уронив каловых масс, что лишало наше посещение какой-либо пользы. А в это время вся группа сальсы пищала и визжала, извиваясь в этих идиотских костюмах, активно пародируя броуновское движение. Т.е. бегая в разные стороны и сталкиваясь, как малые дети, увидевшие буку. Внезапно Эдгар (а, может, Элиас) вернулся из астрала и ткнул своих собратьев в бока. Оба очнулись и поспешно начали вываливать содержимое своих торб на владельца и его свиту. Сказать, что они пришли в ярость было бы немного неверно: Плюэ покраснел, а изрыгнутый им вопль был подобен крикам раненной самки марала в брачный период. Звучало жутко. И немного жидко, судя по стекающим струйкам… Обойдемся без подробностей, пожалуй. Вышибал не было – Банни работала чисто, тут уж ничего не скажешь. И быстро: я видел, как она спускается по служебной лестнице за сценой, потрясая пачкой дисков и какой-то дубинкой. Тем временем, клуб потрясала сделанная нами запись (предмет моей особой гордости в качестве выкидыша копирайтера). Что-то защелкало и хриплый звук наполнил зал: КТО МЯСО ЕЛ НА НЕПОТРЕБНОСТИ СМОТРЕЛ КТО КОЖУ НАДЕВАЛ И ЗАСТАВЛЯЛ ДРУГИХ ТОТ БЫЛ НЕ ВЕГЕТАРИАНСКИЙ ПРОЛЕТАРИЙ ТОТ ЗАСЛУЖИЛ ЗА ШИВОРОТ ФЕКАЛИЙ И КЛИЧКИ ПОСТЫДНОЙ «КОЖАНЫЙ ПСИХ» ВЫ БЫЛИ ОТФЕКАЛЕНЫ ФЕКФЕРМОЙ, А ВАШ ПОЗОР – ЗАПИСАН НА ВИДЕО! ВПЕРЕД, ВЕГЕТАРИАНЦЫ-РАДИКАЛЫ!


В этот момент, видимо, отважные радикалы восприняли призыв слишком буквально, а, точнее, сделали изысканный шаг вперед, споткнулись о свои мешкообразные льняные шаровары и синхронно спикировали в центральную ложу, прямо на француза и его соратников. Героически и нелепо. Фееричность идиотизма достигла своего пика, и я в стиле доктора Зойдберга попятился к выходу, когда Банни схватила меня за локоть, провоцируя смещение костей и износ локтевого хряща. - Ты что, мы не можем бросить этих травоядных! Ну-ка, пошли, - она потянула меня в зал, повторное появление в котором, как бы, не входило в мои планы. – Хватай одного, а я остальных, только… Она замолчала, потому что при ближайшем рассмотрении был налицо факт перевоплощения вегетарианцев в мясоедов. Нет, не так: в каннибалов. Все трое, не успев очухаться, вцепились в Плюэ. Нет, снова не так: вгрызлись своими идеальными зубами. Один в шею и двое к рукам. Зрелище еще то, в последний раз эквивалентный поворот событий я наблюдал, когда Оззи случайно откусил голову летучей мыши. И все же, насколько близки были эти ребята к природе! Никакого намека на отвращение не омрачало их одухотворенные лица, и это учитывая, что господин Плюэ был весь в новинке рынка удобрений. - Эдгар, Элиас, Эд! Уходим! – сам был в шоке, что вспомнил имена этих ненормальных, наверное, правду говорят, что в экстремальной ситуации у человека высвобождаются погребенные под комплексами и грузом общественного мнения супер-способности. Внезапно все затихло и я услышал хлопки. Такие, знаете ли, вяленькие, жиденькие (иронично звучит в свете последних событий, да?) аплодисменты. Я оторвал взгляд от пытающихся поужинать бывших вегетарианцев и увидел Доктора Сноу с жутко самодовольной улыбкой на лице. - Пол! – я опешил, он помнит мое имя! – Вот мы и встретились здесь, на грани вашего полного и бесповоротного выздоровления! - я что-то промычал в попытке сформулировать вопрос или заявление. Мысль была одна: «Сейчас что-то эпичное выдаст, на меньшее он не способен. И, конечно, сперва расскажет о своем ковраном плане, как и все злодеи». Так и получилось.


- После того, как я увидел вас в первый раз, я понял, что вам нужна серьезная помощь. Но с вашими проблемами не справилась бы простая терапия, поэтому я создал рычаг для изменения угла вашего зрения на ситуацию. Рычагом этим послужили ряд бредовых событий и бессмысленный набор закономерностей, которые привели к вашему переосмыслению приоритетов. Как видите, мои усилия увенчались успехом: вы не только ввязались в авантюру, но и не смогли пойти против вашей естественной доброты и попытались спасти неприятных вам людей, терпели сумасшедшего доктора, которого я изображал, да еще и помогали всем подряд… Результаты моего проекта интерактивного вживления в реальность, которая подсознательно пугает пациента больше всего, просто поражают! Стопроцентный успех! Честно говоря, я хотел грязно выругаться и ударить его по лицу чем-нибудь тяжелым, но сил уже ни на что не было, я только махнул рукой и развернулся, чтобы уходить, но доктору еще было что сказать: - А как же щелк, Пол? Щелк! Щелк! Щелк! Щелк! Щелк! Щелк! Щелк! Щелк! Щелк! Щелк! Щелк! Щелк! Щелк! Щелк! Щелк! Щелк! Щелк! Щелк! Щелк! - Да что же вы все время щелкае… - я не успел договорить и нечаянно моргнул. И как-то не совсем удачно. Вокруг был кабинет, я возлежал на кушетке, а солнце заполняло всю комнату своим светом в своей предвечерней агонии. - Итак, Пол, вы осознали всю важность нестандартного поведения в нестандартных ситуациях и стандартного поведения в стандартных? - Доктор Сноу, причем тут… - Доктор Рэйн. Как интересно вы перевернули мою фамилию в процессе сеанса, это меня даже немного удивило. - Где я? - Да вы все еще в участке. Ваше асоциальное поведение дало основание для моего сеанса. Я, знаете, гипнотизер со стажем и вам повезло, что вы в день моих общественных работ тут оказались. - Чего?!


- Ну не всем нравится мой метод, но и запретить его не могут, поэтому после нескольких жалоб особо нестабильных пациентов я обязан раз в неделю бывать здесь и доказывать, что с помощью моего метода я могу заставить переосмыслить свое поведение даже самых злостных отрицателей сущего. Вы оказались крепким орешком, но… Капля камень точит! – скаламбурил доктор Рэйн. – Итак, что там насчет поведения в нестандартных ситуациях? Давайте на примере. Что вы сделаете, если кто-то окажется в беде? - Помогу. - А если вы окажетесь в беде? - Попрошу… помощи, - через силу ответил я. - И? - Что «и»? - «И не буду копить в себе негативные эмоции и изливать их в форме сарказма на неопытных офицеров полиции», как вам формулировка? - И не буду вот это все, что вы сказали. - Ну, я вам верю. Вы же рыбный-видный тип! – увидев мое изменяющееся выражение лица, доктор Рэйн улыбнулся и продолжил: Я шучу, эта классификация – полный бред. Но забавно! Вообще, вы можете идти. - А… - Ну я нахожу вас на пути к исправлению, поэтому судить мы вас не будем, а вот офицера ждет отдельный сеанс. Решив не гневить судьбу и все еще не веря, что кого-то вообще можно не только загипнотизировать, но и заставить подсознание подменить реальность на бред из глубин разума, где комиксы и порно, книги по астрономии и букварь смешались в тазик винегрета, я решил ретироваться. Я зашел в дом, и, выдохнув с облегчением, не найдя никого на пороге и внутри, разоблачился и нажал «play». Подумав секунду, сменил диск. Let it be, let it be.

/result  

Какафония Сизова Надежда 1.Две желтые собачки. "Да неужели? Уловками? Откуда он слова-то такие знает? " Он хищно улыбнулся и подхватил меня...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you