Issuu on Google+


Слово редакторов Подумалось о «центричности» в театре. Не в том, которому дают премии, а в твоем, который тихонько или не очень сидит в родном университете или другом учреждении, который милый и такой родной, который от сердца со смехом и слезами. Творчество, искусство, театр, наконец. О чем «оно»? Можем ли мы, занимающиеся им вечерами, в перерывах и украдкой, рассуждать о таком? Да/нет? Пускай это будет неважным. Пускай мы просто подумаем(!) о том, кто для нас в центре. Правильно ли он там действует и поступает, какие цели преследует. Посмотрите, если будет возможность, фильм «Синекдоха, Нью-Йорк». Пускай и у вас, возможно, как у меня, заболит голова. Надеюсь, рядом окажется тот, кто, может быть, придумает и скажет вам, пускай в центре вашего главного спектакля будете не вы. Так кто же? Не мне советовать, но нам решать. Помните, у Васильева «и прохожий на остановке вдруг укроет тебя под плащом». А вдруг когда-нибудь, все-таки, вопреки всему и нашему «обычно» так будет? Здорово, если будет. Подождем. Алена Иванюшенко

В любом деле главное — начать. И тогда эпоха «застоя» сменится «перестройкой» (и я сейчас не о политике в СССР). Дунин-Марцинкевич войдет в историю как создатель первой любительской театральной труппы. В Космосе оставит свой «привет» человек. У Бетховена родится симфония № 7... Собственно, чтобы вышел четвертый номер, нужно было дойти до создания первого. Не перескочишь сразу три ступеньки, без подготовки. И всем героям этого выпуска альманаха тоже когда-то просто нужно было начать. Сергей Базаров сам приступил к изучению актерского мастерства и углубился в психологию, чтобы учить «искусству жить» остальных. Андрей Курейчик провел в любительском театре свою юность. Семейство Цвики захотело изобрести свое «Колесо». Даже чтобы написать это слово редактора, мне пришлось начать. Всегда начинайте, а там не за горами и дали разные. А может, и Дали. Катерина Карпицкая

Альманах «Двери» №3

[3]


над выпуском работали

№4 2011

Альманах «Двери». О театральной жизни культурной молодежи. главные редакторы

редактор

авторы

Алена Иванюшенко Катерина Карпицкая Владимир Галак

бильдредактор

Алексей Жданович

верстка

Никита Сидоренко

Анастасия Бондарович Татьяна Дячок Катерина Карпицкая Нина Шулякова Кирилл Мажай Владимир Галак Никита Сидоренко Катя Ажгирей Алена Иванюшенко Алексей Стрельников Кристина Рыбенкова Кристина Смольская Мария Исаева Марьяна Сильванович обложка

иллюстратор фотографы

корректоры

Юлия Новикова

org@dverifest.org www.dverifest.org www.dverifest.lj.ru

Юлия Новикова Надежда Жаденова Лидия Зинович Мари Якимович Полли Хомякина Антон Суряпин Катя Ажгирей Алексей Жданович Кирилл Мажай Катя Маласай Лена Горбачик Мари Суон


новости

Первый в мире плавучий кукольный театр Необычная задумка принадлежит коллективу театра имени Образцова, и приурочена она к 110-летию со дня рождения его гениального основателя, великого режиссера Сергея Образцова. Двухпалубный теплоход «Славянов» будет переоборудован и переименован в «Сергей Образцов». В программу круизов войдут как показы кукольных спектаклей, так и мастер-классы по кукольному и режиссерскому делу, актерскому мастерству. А в конце каждого путешествия дети сами смогут показать свой собственный кукольный спектакль.

фотография из интернет-источников

Платье для великанши Финский художник Ааму Сонга переворачивает представление о взаимодействии актера со зрителями благодаря необычному образу театра. На Лондонской неделе дизайна он представил своеобразный эксцентричный проект Reddress. Reddress — это переносной театр, состоящий из одного красного шерстяного платья. Высота такого наряда — 3 метра, в диаметре — 20. На его изготовление ушло более 550 метров ткани. И если в обычное платье порой с трудом влезает один человек, то этот шедевр предусмотрен для 238 людей. 239, если считать с актрисой. Девушка поднимается на лестницу, облачаясь в верх платья, а зрители уютно устраива-

Ими становились зрители, которые быстро втягивались в игру. Зрители, смотревшие спектакль он-лайн, могли влиять на ход игры актеров с помощью сообщений в твиттере по хэштэгу #TexasLondon. Авторы ждут мировое турне и надеются, что это может стать началом цифрового интерактивного театра.

Больше чем Skype Бет Бернс (театр HidenTheatre) из Остина предложила Роберту Мэтни из Лондона сделать онлайнспектакль. Толчком стало желание создать что-то совместное и не зависящее от километров, которые их разделяют. Skype как решение проблемы расстояния — лучше не придумаешь. Сюжет пьесы «Вы ее не знаете, она живет в Лондоне» в Остине и «Вы его не знаете, он живет в Техасе» в Лондоне вытекает из самой ситуации. Двое влюбленных, Райан и Лиззи, поддерживающие отношения через Skype, знакомят друг друга с родными и друзьями. ются на подоле, в кармашках, так, как им вздумается. Живо представляется картина, как кто-либо просит своего друга «занять соседний карман» для него. Такая идея, по мнению самого Сонга, помогает

Une moisson d’hiver Так по-французски называется сборник пьес современных белорусских авторов. «Зимний урожай» вышел во Франции этим летом. В сборник вошли пьесы Николая Рудковского, Виктора Жибуля, Тимофея Ильевского, Дмитрия Строцева, Андрея Курейчика, Павла Пряжко. Книгу можно купить всего за 18€.

глубоко взаимодействовать актеру со зрителями во время перформанса. Так это или нет, увы, проверить не можем, но отзывы довольной публики помогли нам в этом убедиться.


Второй театральный пленэр «Дверей» Классический «торт в лицо» в абсурдной интерпретации шедевра французской литературы «Гаргантюа и Пантагрюэль». Сигаль и Брат Ждан-Зубодробитель в «Страсти по Рабле», 27.08.2011, Вязынка фото надежды жаденовой

с. 24


Кукла — тоже человек С 1 по 8 сентября в минском театре кукол прошел фестиваль польских спектаклей и анимационного кино. «Вторая комната», 6.09.2011, Минск фото лидии зинович

с. 52


Театральное движение «Двери» Что такое «Двери»? Кто их открыл и в чем секрет их маленького успеха? Дверь фото из интернета

с. 19


III театральный фестиваль «Двери» 5 дней, 10 театров, 1500 зрителей. «ЭСКОREAL», театр EYE фото мари якимович

с. 22


содержание

новости [Первый в мире плавучий кукольный театр * Больше чем skype * Une moisson d’hiver * Платье для великанши] стр.

5

арт атмосфера [четыре арт-пространства, где можно интересно и творчески провести время: «Фиальта» * Галерея «Ў» * «NewTon Fashion. Art. Buffet» * Art Aktivist] стр.

16

первая статья

«Приоткрытые двери»

[театральному движению «Двери» 1,5 года. За это время проведено 18 больших и маленьких проектов. И все это без бюджета. В чем секрет успеха?]

стр.

19

числа

«III театральный фестиваль «Двери» стр. 22

в центре внимания

«Второй plein air»

[Театр на природе: как отдыхают театралы: Рабле, Пряжко, Иноземцев и другие герои пленэра]

стр.

24

читка

«Кино убило театр?»

[жизненная позиция современного белорусского драматурга Андрея Курейчика и текст пьесы «Детский сад»] „Работа — самое счастливое и полноценное время моей жизни. Но только хорошая работа“

стр.

[14]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011

28

колонка стрельникова „профессионалом можно назвать человека, который не просто на отлично знает свое дело, но и может себя этим прокормить“ стр.

42

колонка сигаль [о зрителях и об отличиях студенческого и любительского театра] стр.

43

за кулисами

«Изобретая колесо»

[О витебском театре «Колесо»]

стр.

44

представления продолжаются

«Кукла — тоже человек»

[о польском кукольно-анимационном вторжении] стр. 52


диалог

«Театр в каждый двор»

[Двери побеседовали с основателем театр-школы «Образ» Сергеем Базаровым]

стр.

68

школа зрителя

«Кто такой режиссер и что он делает в театре»

[О роли режиссера в театре]

стр.

76

фото-эксперимент

«Lubitel’ский театр »

[Фотографы Кирилл Мажай и Алексей Жданович забросили на антресоль «цифровые зеркалки», взяли в руки по старому советскому «Lubitel 2» и пошли снимать II фестиваль любительских театров «Двери»]

стр.

80

репертуарная политика [3 пьесы: классическая, современная белорусская и современная зарубежная. Причины обратить на них внимание] стр.

90

стр.

92

фотографы и иллюстраторы лекции ф. марронье

«Театр по соседству»

[о playback-театре]

„Фокс искал универсальную театральную форму, позволяющую уничтожить границу между актерами и зрительным залом и окончательно отойти от заранее прописанного сценария“

стр.

62

интернет [ссылки на театральные и околотеатральные сайты] стр.

66

использованные материалы

стр.

94

літ. аддзел [агляд кніг ад кіраўніка літаратурна-драматычнай часткі НАДТ ім. М. Горкага] стр.

67

Альманах «Двери» №1 (4)

[15]


арт атмосфера

«Двери» знают такой молодежный центр, который, в отличие от многих своих братьев, ясно понимает, что молодежи сейчас надо, и как сделать так, чтобы было весело. Полное имя ему — молодежный образовательный центр «Фиальта». Заглянув на их сайт, ни в коем случае не поддавайтесь влиянию описания их деятельности с помощью наборов слов а-ля «развитие навыков». Того требовала форма подачи информации. На самом деле «Фиальта» не имеет ничего общего с нудными наставлениями и нравоучениями. Попадая в квартиру на Мясникова, ощущаешь свободу и «домашность». Как во времена, когда родители сваливали на пару деньков ��а дачу, и дом родной становился полем боя квартирников и флэтов. Выбери на свой вкус: просмотр ли фильма с обсуждением, музыкальный вечер, выставка или психологический тренинг. Хочешь еще — попробуй сделать сам. Лишь подробнее расскажи о своем проекте-мечте команде «Фиальты», и если он клевый-стильный-молодежный, центр станет площадкой для его старта, да еще и с организацией поможет. Катерина Карпицкая www.fialta.org

Галерэя «Ў» — агмень культурнага адраджэння ў цэнтры нашай сталіцы. Мастацкая галерэя, якая прадстаўляе работы сучасных творцаў, краму аўтарскіх вырабаў (хэндмэйд на ўсякі густ і колер), кніжны магазін з сапраўды беларускай літаратурай (дарэчы, можна трапіць на перыядычныя чытанні-сустрэчы і ўбачыць некаторых аўтараў асабіста). Акрамя таго, «Ў» — скарбніца незвычайных праектаў. Канец снежня рыхтуе нам чарговы сюрпрыз: навагодні фестываль пад крыклівай назвай «Каралеўства маленькіх цмокаў». Падарункі, майстар-класы, гіганцкія цуды для сапраўдных прынцес і рыцараў. Акунуцца ў чароўнае і святочнае — лепш раз паспрабаваць, чым шмат разоў пачуць. Ніна Шулякова www.ygallery.by

[16]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011


«NewTon Fashion. Art. Buffet» открылся совсем недавно и стал одним из самых интересных и запоминающихся мест в городе. Расположившись в колоритном заводском здании, это место представляет собой симбиоз кафе, магазина и арт-пространства. Здесь можно не только выпить кофе или чай с кусочком пирога (кстати, примечательно, что в меню отсутствует алкоголь), но и прикупить себе что-нибудь из одежды, посмотреть художественные выставки, послушать живую музыку, сходить на кинопоказ или

лекцию — благо, мероприятия проводятся регулярно. Например, вечером во вторник, четверг и субботу можно услышать флейтистку Nadin, а по понедельникам и воскресеньям в кафе играют настоящий блюз. Внутри уютно и спокойно. Устали от городской суеты и шума? Смело находите спасение в микрокосмосе Newton. Кирилл Мажай

С июня этого года в интернете появился новый сайт об актуальном белорусском искусстве Art Aktivist, основанный известным художником Сергеем Шабохиным. Этот проект отличается от подобных сайтов как минимум тем, что здесь не ограничиваются только афишей и переписыванием новостей с других порталов. Уникальность размещаемых материалов — это

про этот сайт. Будь то рассказ о творчестве одного из самых оригинальных фотографов Игоре Савченко или интервью с организатором фестиваля Astro-Dach XV. Быть в курсе последних культурных событий. Быть думающим. Быть артактивным. Кирилл Мажай

www.nfab.by

www.artaktivist.org

Альманах «Двери» №1 (4)

[17]


Приоткрытые двери «дверям» всего полтора года. и то, что есть сейчас — это лишь приоткрытые двери. дальше будет больше. больше людей,

больше проектов, больше театров,

больше зрителей, больше дверей.

о том, как так получилось и что будет дальше — владимир галак и никита сидоренко

Альманах «Двери» №1 (4)

[19]


первая статья: приоткрытые двери

Начало Полтора года назад ничего не было. Не было «Дверей», не было фестивалей, не было проектов. Были театры. Любительские, экспериментальные, пластические и прочие. Жили каждый в своем творческом мире, выступали для «своих» (для друзей, для родного универа, для семьи, для случайных зрителей). Но прошло 16 месяцев и все немного поменялось: появился центр, вокруг которого стали собираться талантливые люди, знакомиться с творчеством друг друга, делать совместные проекты. Этим центром стали «Двери». Сейчас «Двери» — это 18 реализованных проектов, 45 театров, 2859 друзей «Вконтакте» и многомного зрителей, которых не сосчитаешь. И все это без бюджета. В чем секрет «Дверей»? Как

[20]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011

получается делать интересные проекты без финансовой поддержки? Секрет первый «Для себя» Когда делаешь что-то для себя, то делаешь это хорошо. Однажды 2 актера-любителя захотели выступить на минском театральном фестивале. На таком, чтобы там не было платы за участие, на таком, чтобы зрители приходили на спектакли бесплатно, на таком, чтобы не было «снобов, воротящих нос». Такого фестиваля в 2010 году не было. Что делать? Фестиваль! Сделать свой фестиваль с «блэкджеком и плюшками». В другой раз эти же два актера захотели почитать журнал про любительские театры, про необычные театральные направ-

ления, познакомиться с творчеством интересных белорусских театралов. Такого журнала не было. Что делать? Журнал! Свой журнал про любительские театры. Такой, чтобы его было интересно читать и самим, и другим. И так далее. Если чего-то хочется, но этого нет, это можно сделать. Сделать в первую очередь для себя (а значит сделать хорошо) и для других. Секрет второй «Люди» Главная причина, почему «Дверям» так много удается сделать без денег — творческие люди, которые горят идеей. Это и команда «Дверей», и фотографы, и журналисты, и иллюстраторы, и просто зрители.


Огромную помощь оказывают университеты Минска, предоставляя помещения для проектов. И за этими университетами тоже стоят идейные люди. Любой желающий может к нам присоединиться. Для этого достаточно просто написать нам письмо на org@dverifest.org. А если не ответят, значит письмо попало в спам, тогда надо написать вконтакте нашему виртуальному Портье: www.vkontakte.ru/ dverifest. Секрет третий «Делай» Не жди. Делай. Не мечтай, ставь цель, разбивай на задачи. Делай. Делай то, что нравится, то, что любишь. И люди подтянутся. И вместе мы сделаем много.

Цели Но зачем «Двери» открываются? Зачем присоединяться и помогать «Дверям»? Сначала нам просто хотелось выступать. Для этого мы сделали фестиваль. Потом нам захотелось познакомиться с другими театрами, и мы начали делать альманах. И чем дальше, тем больше: нам захотелось выступать чаще — организовали Капустник, захотелось почитать стихи — пригласили зрителей на наш литературный вечер, захотелось весело выехать на природу — позвали всех на театральный пленэр, захотелось увидеть спектакли, которые к нам не приезжают, — появился видеопроект «За закрытыми дверями». А теперь нам еще интерес-

на стала и теория театра — новый проект «Лекторий». И кроме того, основатели движения Никита Сидоренко и Владимир Галак, поступили в магистратуру и аспирантуру соответственно в Белорусской государственной Академии Искусств. Все вместе мы развиваем театр. Ищем, экспериментируем. Главное — все мы занимаемся этим, потому что нам нравится. Ради нас, ради зрителей, ради театра. Чем нас больше, тем больше дверей мы откроем! www.dverifest.org

Альманах «Двери» №1 (4)

[21]


числа: третий театральный фестиваль

[22]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011

«двери»


Альманах «Двери» №1 (4)

[23]


в центре внимания


работа — учеба — дом. большую часть своей жизни мы проводим в специально обустроенных для нашего времяпровождения помещениях-коробках.

от перемены геометрической формы комнаты, в которой мы пребываем, вышесказанная истина не меняется. «двери» не забывают, что человек — дитя природы, и поэтому уже во второй раз позвали всех желающих с собой. не в джунгли, конечно, а в вязынку. отдохнуть и вдохнуть театра на свежем воздухе. текст:

катя ажгирей катя карпицкая

фотографии:

антон суряпин


в центре внимания: plein air

Заявленные в программе будущего пленэра участники, несмотря на свободный ее характер, отнеслись к мероприятию ответственно. Час дня — точка отсчета начала. На живописную поляну, не без помощи встречающих, прибывало все больше людей. Кто-то уже готовился к выступлению, ктото наблюдал, кто-то играл на гитаре, ктото слушал, а кто-то и подпевал. Все и все пропитывалось атмосферой предстоящего дня. Открывали пленэр веселый дуэт «Cigale» на пару с братом Жданом-Зубодробителем. Получасовой спектакль «Страсти по Рабле» как нельзя лучше зарядил публику весельем, «ведь человеку свойственно смеяться». А уж тот, кто хоть немного знаком с творчеством великого Рабле и содержанием «Гаргантюа и Пантагрюэль», надрывал живот в узнаваемые моменты. Вот Галь-монах идет справить нужду. Без какой подтирки ему в этом деле не обойтись? Конечно, без пушистого гусенка. А вот брат Ждан, грамотно замахнувшись, исподтишка и сзади, размазывает торт по лицу Си-монаха. Небось, зрители до этого такое только в кино и видели. После небольшого

[26]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011

перерыва на уютную зеленую «сцену» был приглашен экспериментальный театр «Голова-нога». Ребята совместно с «Cigale» презентовали читку отрывка из пьесы «Легкое дыхание» Павла Пряжко, сделанную Алексеем Стрельниковым. Поляну заполнила история, которую пытался заглушить порывистый в тот день ветер, про лесбиянок и нет. Про одиночество и про то, что люди не умеют друг друга слушать. Про жизнь и не только. Вдоволь насмотревшись и насладившись выступлениями вышеупомянутых коллективов, все участники пленэра были приглашены на экскурсию в Слове-

«Голова-Нога» и Сигаль в экспериментальной читке пьесы П. Пряжко «Легкое дыхание» Галь принимает эмоцию во время разминки по системе Kud Ljud

нию. Мастер-класс по системе уличного словенского театра розовых «Kud Ljud» учил дурачиться, не бояться выглядеть глупо и чувствовать друг друга. Команды «Руй!», «Ундо!», «Опля!» сначала привели всех в некое замешательство, приятное замешательство. Но как только процесс ознако��ления с новым тренингом заканчивался, по всему лесу разносились радостные вопли и крики. «Не бойтесь ошибаться, — повторял Владимир Галак, — это весело!» И еще как, хотим вас заверить.

Программу продолжили задержавшиеся «Элби». Вы когда-нибудь находили в двустишии из детства «Муха села на варенье. Вот и все стихотворенье» больше, чем просто пару срифмованных строчек? Прищурив глаза, проследите траекторию полета мухи, а когда заприметите, куда она села, вспомните то самое вкусное и любимое, что вы бы ели ежедневно. А теперь одновременно с этими действиями читайте вслух двустишие — выйдет отличный тренинг на поднятие и спад уровня эмоций. Мастер-класс от театра «Элби» позволил участникам пленэра то, что закончившие театральные вузы могут ждать годами. Разыграть отрывок из чеховского «Вишневого сада»: диалог Яши и Дуняши. Публика разбивается на пары. Нехватка «Яш» компенсируется исполнением этой роли девушками. Разыгрывается этот отрывок не просто так, а для последующего совместного с режиссером обсуждения: что было хорошего в игре, а что плохого. Съемка всего этого процесса на камеру позволяет почувствовать себя настоящим актером, пришедшим на кинопробы. А в ближайшем будущем — разобрать свои ошибки,


которые на видео будет легко отследить. Руководитель театра «ИнЖест» Вячеслав Иноземцев в это время тихо-скромно сидел на одном из поваленных деревьев. «О, боже! Это же он! Живой и настоящий! Сам Иноземцев». Его, эту сидящую незаметность, как рукой сняло, как только он понял, что можно начинать. Он восстал над сидевшими на земле с варганами и джембе и звучно произнес: «Ни единого звука, ни единого слова, иначе тренинг прекращается». И как покорные солдатики ни один человек в течение тридцатиминутного хождения по лесным завалам не произнес ни-че-го. Крапива, ветки, бьющие в лицо, развязавшиеся шнурки — все мелочи. Идти, дышать, не отставать. Чувствовать тело. Чувствовать только телом. Только как следует напрягшись, можно понастоящему расслабиться. А вы думали, театр — это просто? Только-только все вышли из леса и вернулись на поляну, не успев толком отдышаться, необычный мастер-класс продолжился. Продолжился, предварительно и целенаправленно отсеяв тех, кто продолжать уже не мог. В программе были «Танцы зверей», а получились танцы эм-

Вячеслав Иноземцев готовит участников пленэра к мастер-классу

брионов. Зрелище завораживает. «Расслабьтесь, представьте, что вы — вода, растекающаяся по поверхности». «Я вода, я вода» — твердили все про себя и падали плашмя в траву. Тянулись макушкой к небу.

Алексей Жданович растекает воду-КатюКарпицкую по системе Иноземцева

Плавали конечностями рук по «воде». И так все 3 часа. Причем Вячеслав готов был продолжить, но новобранцев вечера покидали силы. Темнело. Люди продолжали общаться, петь, пританцовывать,

параллельно собираясь домой. Люди словили нужную волну. Кто-то оставался на ночлег, благо, погода позволяла. До новых встреч, Вязынка.

Альманах «Двери» №1 (4)

[27]


читка


Кино убило театр? Андрей Курейчик — драматург, сценарист, режиссер, публицист. Окончил с красным дипломом юридический факультет БГУ и аспирантуру на факультете журналистики БГУ. Прошел режиссерскую стажировку во МХАТе (Москва), где его педагогом был Олег Табаков. Автор пьес: Skazka, Телешоу, Детский сад, Джан, Иллюзион, Исповедь пилата, Кавалер роз, Мертвые души, Настоящие, Небо, Ноктюрн, Осторожно женщины, Первокурсники, Потерянный рай, Пьемонтский зверь, Светлый дом, Сеньор, Скорина, Тайные встречи СД и ПП, Театральная пьеса, Три Жизели, Хартия слепцов, Человек и вечность Автор сценариев фильмов: Любовь-морковь, Юленька. Зло, Три Жизели, На безымянной высоте — 2, 6 душ, Первокурсники Я не люблю смотреть свои фильмы и спектакли. У меня возникает чувство раздражения. Режиссер и продюсер видят сценарий совсем не так, как вижу его я. Да я и сам со временем отношусь к ним все более критически. Я абсолютно осознаю, что за свой талант требую деньги. Мне важно обеспечить себя и семью. Я не хочу зависеть ни от одного барана ни в одном министерстве. Я хочу, чтобы никто не мог меня ниоткуда уволить. Если картины стоят дорого, почему другие виды искусства должны быть дешевыми? В театральную драматургию я несу свои собственные боли, мысли, чувства, а в кино больше стараюсь развлечь. В детстве я всегда ходил в кино развлекаться, а в театре смотрел серьезные спектакли, похоже, так оно и отложилось.

От комедий я никогда не откажусь. Без них в нашем грустном, мрачном мире будет просто каюк. В детстве мне хотелось быть волшебником. Самое забавное, что даже когда люди понимают, что спектакль очень плохой, они жутко обижаются, если об этом напишут. Работа — самое счастливое и полноценное время моей жизни. Но только хорошая работа. Скажу сыну, когда подрастет: «Я получал повышенную стипендию, потом у меня была куча подработок. В 21 год я уже имел постановку в МХТ им. Чехова, в 22 — в Купаловском театре, в театре Маяковского. А в 26 вышел мой первый фильм. Так что, сынок, — скажу я, — надо начинать с ран-

Альманах «Двери» №1 (4)

[29]


читка: андрей курейчик

ней юности планировать свою карьеру». У меня невероятное желание писать. Но что с этим делать, у меня было сумбурное представление. А потом появились дети, и я понял, зачем мне все это. Меня никто никуда не продвигал, и не надо этого делать. Не люблю, когда в России ко мне подходят актеры: «Давай ты меня продвинешь, а я тебе откат сделаю». Там это в правилах, многие готовы отдавать часть гонорара, если ты им составишь протекцию. Белорусские театры так и не повернулись лицом к современной белорусской драматургии. Это проблема очень старая, и никаких просветов в ее решении пока не видно. Я часто критикую театр, но даже в белорусских театрах заполняемость залов 80-90%. То есть они хотя бы продают билеты на свои спектакли. «Беларусьфильм» же просто тратит деньги. Я считаю, что доктор не должен лечить пациента в зависимости от его политической ориентации. В театральный зал могут придти люди с разными политическими взглядами — и нельзя делить публику на правильную и неправильную. Искусство создается для всех и на все времена. Независимость творца — первое условие нормального творчества. Надо уметь говорить «нет». У меня гнусный, отвратительный характер семейного тирана — тут ничего не поделаешь.

[30]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011

« У меня невероятное желание писать. Но что с этим делать, у меня было сумбурное представление. А потом появились дети, и я понял, зачем мне все это » Слишком много тех, кто считает, мол, есть в белорусских театрах белорусские пьесы или нет в белорусских театрах белорусских пьес — это вопрос на урожай картофеля не влияющий, поэтому не очень важный.

Я очень часто равнодушен к людям. Количество людей, которые меня трогают и волнуют, очень небольшое. Многим не хватает смелости в нашей стране. И кругозора. Многие даже не представляют, какие тенденции в мировом те-


Своими учителями я могу назвать всех тех людей, с которыми работал и общался. Все, о чем пишу — краду из жизни. Из детства я помню деревню, бабушку, брата, маму… От чего смешно сегодня? От белорусской экономики. Это редкий цирк. В современном театре не хватает современности, гордости и силы. К сожалению, театр превратился в декоративное и устаревшее искусство, которое плетется за публикой, а не ведет ее за собой. В героях моих пьес от меня прежде всего искренние вопросы, которые я предъявляю к времени, обществу и главное, себе самому. Про меня говорят, что я нарываюсь на скандалы. А я и не помню ни одного…

« В современном театре не хватает современности, гордости и силы. К сожалению, театр превратился в декоративное и устаревшее искусство » атре. Им надо больше ездить, больше смотреть спектаклей и общаться с коллегами за рубежом.

В любительском театре я провел свою юность. Для меня это место моего творческого перерождения…

Белорусскому обществу стоит стать более дискуссионным. Порой скрытность соотечественников раздражает.

Мои родители мне дали свободу, которая питает меня все эти годы.

Буду ли я приобщать своих детей к театру? Уже приобщаю. Мой трехлетний сын дебютировал на сцене Национального театра им. Я. Купалы. В нашей стране катастрофически не хватает культурных людей, поэтому я буду стараться, чтобы мои дети познакомились и полюбили лучшие образцы белорусского и мирового искусства. Кино убило театр? Нет. Подготовила Алена Иванюшенко Фотографии Кати Ажгирей

Альманах «Двери» №1 (4)

[31]


читка: андрей курейчик

Андрей Курейчик Детский сад

пьеса о детях в 2-х актах Действующие лица: ТОЛИК, возраст актера — около 70 лет. СОНЕЧКА, возраст актрисы — около 45 лет. НАСТЕНЬКА, возраст актрисы — около 25 лет. СЕРЕЖКА, возраст актера — около 50 лет. Хотя можно и все наоборот или как угодно… Игра первая. Детская площадка. Много игрушек. Песочница: там играются Толик, Сонечка, Настенька и Сережка. Толик (Сережке). А дай мне лопатку. (Тот не отвечает.) Дай, дай мне лопатку… Сережка. Не дам. Толик. Ну дай. Сережка. Не могу. Толик. Ну что тебе, жалко? Я только на минуточку. Сережка. А где твоя лопатка? Почему у тебя нет своей лопатки? Сонечка. Потому что он еще маленький, и ему мама не купила. Толик. Я большой! Сонечка. Маленький! Маленький! Толик. Мне мама купила, я просто забыл! Сонечка. Ничего ты не забыл. Толик. Забыл! Сонечка. Не забыл! Толик. Забыл! Сонечка. Не забыл! Ни капельки не забыл! Толик. Забыл! Забыл! Есть у меня лопатка, розовая! (Плачет). Есть, есть! Настенька (Сережке). Ну дай ты ему лопатку, Сережка, он же действительно маленький. Сережка. Маленький, а уже врет. Толик (начиная плакать). Я не вру! Не вру! Сережка. Вот и не получишь лопатки. Толик. Ну и не надо мне ваша дурацкая лопатка! (Обижается, встает и отходит от песочницы.) … Игра вторая. Сонечка. Давайте поиграем во что-нибудь другое? Толик. Только чур, чтобы не драться. Надоело уже драться и обзываться. … Толик. Уф, я устал… Настенька. А что тогда?

[32]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011

Сонечка. Сережка, а что тогда? (Все думают.) Толик. Ребята, ребята, слушайте, у меня есть мечта. Сонечка. Серьезно? А что это такое? Настенька. Ну мечта, мечта, понимаешь? Это как будто сказка, только твоя! Толик. А вы пообещайте, что ее исполните. Это интересно, вам понравится. Сонечка. Вот еще… Толик. А тогда я вам свою мечту не расскажу. Сережка. Ну расскажи. Толик. Не расскажу. Сережка. Ну, пожалуйста… Толик. Нет, вы сначала пообещайте… Настенька. Ну давайте исполним его мечту. Что нам, сложно? Он же самый маленький, а мы взрослые. Взрослые должны мечты маленьких исполнять, иначе зачем быть взрослыми? Правильно? Сонечка. Ну, наверное, правда Сережка? Сережка. Хорошо, давайте будет такая игра. Исполняем мечту Толика. Ну говори уже… Толик. Ну ладно. Только чур не смеяться. Просто… Просто я мечтаю, чтобы у меня был плюшевый мишка, а мне никто не дает. Вот и все… Сонечка. Дурацкая мечта… Толик. А вы обещали, обещали… Настенька. А где нам его взять? У нас же нету. Сережка. Дети вообще не могут ничего брать. Им все дают взрослые. Настенька. А что нам делать? Сережка. Давайте играть, как будто мы взрослые. А потом разберемся, откуда они все берут. Только взрослые живут семьями, вот и мы должны быть семья! И я, как самый старший, буду папа! Толик. Ух ты! Семья! Самая настоящая? Класс… Сонечка. А тогда я мама, мама! Хорошо, Сережка? Толик. Чур, тогда я доча! У меня и юбка есть. Сонечка. Доча — фотомодель? Толик. Нет, просто маленькая… И носик картошкой. Настенька. А я кто буду? Сережка. А ты кем хочешь быть? Настенька (подумав). Тогда дочкой… Толик. Нет, так нельзя… Ай, Настенька, не будь дочей. Доча уже есть! Настенька. И как ее зовут? Толик. Толик. Настенька. А не бывает дочи Толик. Толик. А бывает. Настенька. Не бывает. Толик. Бывает. Не, ну честно… Знаешь почему, знаешь? Настенька. Ну почему? Толик. Знаешь, почему? Потому что они думали,


что это мальчик, а потом посмотрели — ах, девочка! А уже назвали Толик. Так что теперь — переназывать? Если уже так в паспорт записано… Настенька. Нету у нее никакого паспорта — паспорт только у взрослых. Сонечка. А у нее детский паспорт! Игрушечный… Настенька. Детский паспорт (крутит пальцем у виска), дурочка, не знаешь, так молчи… Сережка. Ну давайте уже играть! Настенька. Ладно, я тогда буду… Я буду… Сонечка. Бабушкой. Настенька. И тещей! Вот так. Толик. Тещей! Ух ты! А кто это? Настенька. Это бабушка, но и мачеха жениха! Ну что, давайте играть… Толик. Давайте, давайте, давайте! Ийих! У меня будет плюшевый мишка! У меня будет плюшевый мишка! Они садятся и готовятся к игре. Семья. Семья в своей квартире. Папа. Как хорошо, я уже дома. Мама. А я? Папа. А ты меня ждала, как жена. Мама. А жена ждет? Папа. Ждет. Если любит… И готовит обед. Доча. А доча ей помогает… Мама. Поцелую тебя в лобик. Давай приготовим папе обед. (Начинают готовить.) Потому что люблю его очень, очень… Доча. Хорошая мама — такая ласковая… Папа. А доче — леденец! Потому что она самая лучшая… А где наша теща? Доча. И бабушка… Жена. Вот. Папа. Ах, да, здравствуйте. Бабушка. Здравствуйте, дорогой мой. Доча. А, бабушка приехала! Бабушка, милая! (Бросается к ней, обнимает). Ты ведь из деревни? Лучшие бабушки — из деревни… У них малинка, земляничка, коровки, а в них молоко с пенкой… И пенка на нос, теплая, щекочется, когда из ведра пьешь. Бабушки живут в домиках, и куры вокруг прыг-прыг! И кот… Давай ты будешь бабушка из деревни… Бабушка. Нет, может, я из города… Доча. Ну давай… Давай ты из деревни, она же совсем рядом с городом… Ну давай… Бабушка. Я из деревни вам привезла вишенок, и молочка, и белого налива… Все вкусное-превкусное, потому что люблю деток моих, и вну-

ченьку Толика. Толик. Спасибо тебе, баба Настенька. Мама. Ну, давайте все за стол, вот уже и все готово. Ручки мыли? Папа. Я мыл. Доча. Я помыла… Вот, чистенькие… Бабушка. А я бабушка из деревни, я никогда не моюсь. Папа (Жена накладывает). Хм, какая вкуснятинка! (Кушают, все восхищаются. Мама накладывает другие блюда. Снова все восхищаются. Наконец, все сытые и счастливые перестают кушать.) Мама. Ну, а теперь чай и пирог! Пирог с грибами и земляникой. Бабушка. Ну, как у вас, деточки, дела? Мама. Хорошо. Бабушка. Не ссоритесь? Папа. Никогда. Бабушка. Внучку мою любимую, Толика, не бьете? Мама. Мы ее любим, игрушки покупаем. И сами играемся… Бабушка. Ой, молодцы мои, умники мои, разумники… Папа. Доча, смотри сколько время! Тридцать шесть часов — деткам давно спать пора… Мигом в кровать. Доча. А пойдем со мной, я боюсь… (Отходят.) Только ты мне сказку расскажи… Папа. Я не знаю… Доча. Тогда я тебе расскажу. Только на ушко, чтоб тайна… (Рассказывает.) Бабушка. А деток еще покупать собираетесь? В семье должно быть много детей. Мама. Хотим, почему… Только вот в магазине очередь. Мало завезли… Бабушка. Да, очень мало завозят… А вы Деду Морозу напишите! Мама. Так он только на Новый год присылает. Еще можно в капусте искать, точно, точно… В этом году в капусте. Бабушка. Да, это можно, я слышала… Доча (Папе). …А потом он ему выпустил кишки, и они зажили долго и счастливо. Все, сказке конец. Папа. Все? Доча. Да, все… Папа. Классная сказка… А про что она? Доча. Как, папа, ты не понял? Про любовь… Все сказки про любовь, где есть принцесса. Папа. А давай ты мне завтра тоже сказку расскажешь? Пожалуйста… Доча. Хорошо, папа, тебе расскажу… Я их много знаю, вот столько, миллион! Папа. Хорошо тебе…

Альманах «Двери» №1 (4)

[33]


читка: андрей курейчик

Доча. А ты мне спой колыбельную, а то никак не засну… Глазки не закрываются… Папа (поет колыбельную). Ну, а теперь спи, спи… Доча. А в лобик меня поцелуй… (Папа целует.) Покочи ночи… Папа. Покочи ночи… (Доча ложиться, папа возвращается к жене и бабушке.) Бабушка. А с детками доча играется? Мама. Ой, играется, так любит поиграться. Самое любимое дело… Бабушка. И с мальчиками? Папа. Нет, с мальчиками нельзя! Мама. Почему? Папа. Нельзя! Родители всегда девочкам с мальчиками встречаться запрещают. Бабушка. А я считаю, ничего дурного в этом нет. Доча (с кровати). Почему нельзя? Ну почему, а? Мы же только поиграем… Папа. Да? А соседи что подумают? Мама. Что подумают? Папа. Не знаю… А что они обычно думают? Доча. А я хочу, чтоб много мальчиков было, и со всеми играться… В невесту, и в принцессу! Я буду невеста! Папа. Спать немедленно! Сейчас же! Что это такое? Сорок часов, а ребенок не спит?! Бабушка. А кричать на детей нельзя. Папа. Мой ребенок — хочу и кричу. Бабушка. А кричать все равно нельзя. Папа. А ты старая! Бабушка. А ты дурной! Мама. Зачем ты его так обзываешь? Никакой он не дурной! Он хороший! Это ты сама дурная! Бабушка. А я сама твоя мама, так что не лезь, а то сейчас получишь у меня по первое число! И ты дура, и муж твой дурак! И детей совсем воспитывать не умеете! Мама. Сама не умеешь… Лучше молчи, а то получишь! Папа. Да она старуха! Мама. Старуха! Старуха! Старуха-побируха! Бабушка. Я получу? Сама сейчас получишь! Получишь! (Начинает бегать за мамой.) Обзываться! Ишь ты — меня обзывать! Получишь по заднице! По заднице! Вот! (Догоняет). Получила? Мама. А-а-а! Больно… Бьется дурная старуха! Папа. Что ты лезешь? Что ты лезешь? (Сам лезет в драку. Начинается общая потасовка). Вот тебе! Вот! А-а-а! По голове… За волосы ее… А-а-а… (Вдруг они останавливаются и прислушиваются: в другом конце комнаты, на кровати под одеялом навзрыд плачет доча.) Доча (плачет). Нет! Нет! Нет! Так нельзя! Нельзя! Это неправильно! Так не бывает! Такой семьи не бывает! Мама должна быть добрая! Она не кри-

[34]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011

чит… Она ласковая, она глазки поцелует… И бабушка должна быть добрая! Она самая родная, она из деревни, она всех любит, всех жалеет… И папа должен быть хороший! Все должны завидовать, что у меня такой папа! Он сильный, добрый, справедливый, он умный-преумный… А плохих родителей не бывает! Никогда не бывает, я же знаю! Я знаю! Знаю! Знаю! Вы дур-ны-ые… (Забился в конвульсиях, безудержно рыдая. Начинает задыхаться.) Затемнение. Семейное благосостояние Бабушка. Давайте мириться. Папа. Давайте. Мама. Не будем больше обзываться. Будем жить вместе, дружить. Доча. Не будете ругаться? Мама. Честное слово, не будем. Мы же семья. Правда, Сережка? Папа. Ага… Доча. А что будете делать? Папа. То, что все взрослые делают. Разговаривать. Мама. Правильно, правильно… Начинаем. (Пауза. Все молчат. Мама тихо Папе.) А это так и надо, чтобы все молчали в разговорах? Бабушка. Вот, хотела давно у вас деточки мои спросить, а богатство-то у вас есть? Живете богато? Мама. Конечно, у нас ск��лько угодно богатства… Да? Папа. Откуда? Нет в семье никакого богатства. Совсем нету ничего? Бабушка. И денежек нету? Папа. Нету. Бабушка. И машинки нету? Папа. Нету. Доча. Хм, так мы, значит, бедные? И не будет у меня плюшевого мишки? Бабушка. Нет, нет, без богатства нельзя. Вы же ничего в магазине не купите, все смеяться будут. Вон идут — бедняжки, побирушки. Может, кинуть им кусочек хлеба? Нет, не кинем, пусть лучше умирают с голода. Вот так… Мама. И что же делать? Папа. Все понятно. Я кто? Я — папа. Главарь семьи. Папы всегда главари семьи. Поэтому я буду зарабатывать! Мама. Как? Папа. На работу пойду. … Папа. Семья моя, все, я иду на работу. Ухожу, богатство зарабатывать, на плюшевого мишку и пропитание. В дальние края, за тридевять земель…


Доча (всхлипывает). Папа… Папа не уходи. Мама. Мы тебя ждать будем. Бабушка. Только возвращайся… Папа. До свидания навсегда до вечера. (Уходит. Пауза.) … После работы. Доча. Ух ты, папа пришел! Ура! Папа пришел! А ты принес мне плюшевого мишку? Папа. Нет. Мама. Ну, как твоя работа? Интересная? Бабушка. Ну что, много богатства заработал? Папа. Еще ничего не дали. Но я — самый лучший работник, и мне скоро дадут много-много… Мама. Понравилась работа? Папа. Ничего… Хорошая работа. Там меня все любят, уважают. Я у них — как начальник, чуть что — все меня слушаются. Доча. Ты там самый главный? Папа. Ну да. Конечно. Главный. Только я там так устал… Мама. Слышали? Папа устал, чего вы стали? Папе надо отдыхать. Садись, садись сюда, на папино кресло. Ножки так… Папа для нас денежки зарабатывает, ему отдохнуть нужно. Все ходим на цыпочках. (Все начинают ходить на цыпочках. Папа берет карандаш и начинает курить.) Мама. Сережка, что ты делаешь! Папа. Ничего. Я же сказал, что устал… Мама. Папа начал курить… Бабушка. Это нервное. Все, кто работает, начинают курить от нервов. Доча. Папа, а хочешь поиграться со мной? Папа. Не сегодня, доча. Видишь, я же совсем устал. Доча. Жалко… Мама. Ну вот, тебе снова пора на работу. Папа. Ай, что-то не хочется. Бабушка. Как отдыхать, так хочется. А работать — так нет! Что же это за глава семьи такой? Папа. Как-то плохо себя чувствую. Ножки болят. Головка болит… Бабушка. Ничего не знаем! Пока денежек не заработаешь, ни про какие болезни ничего не знаем. Ну-ка, марш на работу! И без богатства не возвращайся! Папа. Где мои карандаши, покурю по дороге… Доча. Папа, я тебя люблю. Мама. Опять одной… Бабушка. Ничего он не заработает. Вот я тебе точно говорю, ничего он не заработает. Он ленивый, не надо было тебе этого мужа себе выбирать. Мама. А мне Сережка нравится… (Все снова превра-

щается в работу.) И снова на работу Папа. Я уже раскрасил сто пятнадцать бумажек. А вы мне ничего не даете! Босс. А ты сделай еще триста. Ничего, ничего, сделай… А потом еще, и только тогда… Папа. Но это же много! Руководитель. Какой непослушный работник. Будем наказывать. Босс. Давайте оштрафуем его! Командир. Или отшлепаем. Папа. Ладно, не надо штрафовать. Я все сделаю. (Идет работать. Руководители играются.) Ну все, я все сделал. Давайте мои деньги. Босс. Все сделал? Папа. Даже больше. Только денежки давайте. Руководитель. Ну вот еще… Папа. Но я же работал! Командир. Ничего не знаю, командир не платит никаких денег. Он командует. Папа. А кто платит? (Командир пожимает плечами.) Босс. У меня справка, что у меня никаких денег нет. Руководитель. А я вообще в отпуске. И уезжаю в Ялту… Папа. Нет уж! Ваши штучки не пройдут. Или вы даете мне мое богатство… Или… Или я вас сейчас по лицу побью. Руководитель. Меня бить нельзя, я девочка. Командир. А я маленький… Папа. Ну! Босс. Ладно, ладно, вот твои денежки… Только мы теперь тебя знать не хотим. (Исчезают. Папа возвращается в семью.) Семейная политика Папа. Все, теперь у нас есть богатство. Держите… Доча. Ура, папа принес богатство! Папа принес богатство! Мама. Я же говорила, он сможет. Он у меня умный, талантливый. Бабушка. Хм, удивительно… Папа. Да, я такой. Мама. Это было очень сложно? Папа. Пустяк. Раз плюнуть. Ручкой махнул, и они сами мне денежки принесли. Вот так, и они прямо на тарелочке… Спрашивают, еще? Я говорю: нет, нет, хватит… Достаточно. Так и сказал. Мама. А нам этого хватит? Папа. Хватит. Бабушка. Денежки счет любят и сохранение. Мама. Я слышала, их в банке хранить надо.

Альманах «Двери» №1 (4)

[35]


читка: андрей курейчик

Доча. У меня есть банка, у меня. Я сначала мыльные пузыри из нее пускал, а потом пузырики кончились, и банка пустая осталась. Папа. Нет. Ни в какую банку мы их класть не будем. Мы покупки будем делать. Зачем же я работал, если ничего не покупать? Мама. Покупки, покупки… Бабушка. Вот не послушались меня — сами на себя и пеняйте. Я-то жизнь знаю. Папа. А нас не волнует, чего ты там знаешь. Я богатство заработал, я и хозяин. Мама. А давай купим мне одежек. И помадку — губы накрашу, красивая буду. Хочешь? Папа. Нет. Доча. Тогда давайте купим плюшевого мишку, и мечта исполнится. А? Папа. Нет. Бабушка. Ну, а мне тоже ничего покупать не собираешься? Папа. Не собираюсь. Потому что я решил купить себе машинку. Настоящую. Да, да, я главарь семьи, и только я буду решать, что покупать. Я мужчина, а каждому мужчине нужна машина. А потом — всякие там медведи… Бабушка. Ты ее разобьешь. Папа. Не разобью. Бабушка. Или она поломается. Папа. Я куплю хорошую. Мама. А как же одежки? Доча. И плюшевый мишка? Папа. Не хочу больше слушать ни про какого плюшевого мишку. Хватит этих глупостей! Мало тебе игрушек? Вон сколько… Так что больше и не заикайся! Купим только машинку. Но зато я буду вас катать в лес и на аттракционы. Будет весело... Мама. Только я буду без помады, некрасивая. Папа. Я темные стекла поставлю никто твое уродство и не увидит. Мама. Спасибо. Доча. А ты мне дашь с машинкой поиграться? Папа. Машинка — не игрушка. Без разрешения трогать нельзя. Доча. Ну вот… Мама, хочу порисовать. Мама. Нечем рисовать. Папа скурил все карандаши. … Смерть бабушки Папа. Надо купить карандашей, а то совсем нечего курить. Мама. А это не очень вредно? Папа. Это мне помогает расслабиться… Бабушка. Расслабляйтесь без меня. Мама. Мама, ты что, уезжаешь?

[36]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011

Бабушка. Нет, я заболела и умираю. Надоело мне терпеть ваши нахальства. Раз я никому не нужна в своей семье, то мне остается только одно — умереть. Мама. Мама, ты что! Сережка, ты слышал? Папа. А что я должен сделать? Доча. Бабушка! Бабушка заболела. Она умрет? Бабушка. Умру. Мама. Почему? Бабушка. Потому что мне надоело так жить. Неинтересно… У вас свои заботы, машинка, работа. Я вам только мешаю. Доча. Мне ты не мешаешь. Я тебя очень люблю. Люблю твои сказки, люблю твои гостинцы, твои ручки… Бабушкины ручки такие добрые, ласковые… Бабушка. Внученька, старенькие люди всегда умирают. Я знаю. Доча. Всегда? Бабушка. Всегда. Доча. А как же тогда остаются детки? Как они без бабушек? Бабушка. Они? Они сами становятся бабушками. Доча. Но ведь, если детки станут бабушками, они тоже умрут. Но разве детки умирают? Бабушка. Все умирают… Мама. Мама, может не надо? Бабушка. Я решила. Папа. Чем мы можем помочь? Бабушка. Просто вспоминайте меня иногда. Говорите: вот была у нас бабушка… Хоть мы ее не слушались, она была хорошая-прехорошая. Самая лучшая… Папа. Хорошо. Пора. (Бабушка ложится, как будто умирает.) Бабушка. Все. Мама (начинает плакать). Все-таки умерла. Папа. Она всегда держала слово. Мама. Что же это теперь делать? Кто же будет нам теперь кушать готовить? Квартиру убирать? Папа. Ты. Мама. Я? Папа. А кто, я? Мама. Я не хочу. Я не люблю готовить. Это долго, и от этого ручки портятся. Папа. Зато это женское дело. Мужчины никогда не готовят. Я зарабатываю богатства… Мама. Уже все растратил. Папа. Но ты же тоже ездила на машинке? Мама. Лучше бы мне помадку купили… Бабушка. Ну вот, только умерла — они сразу ругаться. Папа и Мама. А ты не вмешивайся! (Доча идет к Бабушке, садится и плачет. Родители расходятся по раз-


ным углам и дуются.) Конец папиной машинки Доча идет к папиной машинке и начинает играть, постепенно разбирая ее. Папа. А где доча? Мама. Играется где-то. Может, на улице? (Папа смотрит на Дочу.) Папа. О! Мама. Что?! Папа. Что она наделала? Доча. Мне просто было скучно, и я хотела посмотреть, почему она ездит… Во мне мальчик Толик проснулся, он все и разобрал. Мне было скучно… Ведь у меня так и нет своего плюшевого мишки… Папа. Она разобрала мою машинку! Мою радость! Она разобрала мое богатство! Ах ты дурная! Доча. Мне было просто интересно… Папа. Я ее убью! Мама. Не смей, это же наша доча! Папа. Зачем мне такая доча, если она разбирает мою машинку. Я ее так любил… Она была такая быстрая, такая красивая. Мне все завидовали, что у меня такая машинка. Вот тебе за нее! Вот тебе! Мама. Не бей ее! Она же маленькая! Папа. Никогда не трогай моих машинок! Хотела мишку? Не будет мишки! Сначала думал тебе купить, а теперь всем запрещаю! Раз поломала мою радость, так и живи без мечты! Доча. А! Больно…(Папа снова замахивается на Дочу.) Бабушка. Еще раз ударишь, и я из могилы восстану… (Папа отпускает Дочу и тот убегает.) Папа. Это ужасно… Кого я вырастил? Чудовище! Мама. Ну вот мы и нищие. Теперь у нас ни богатства, ни машинки, ни бабушки. Папа. Ладно бабушка, машинку жалко. Мама. Мы нищие… Сережка… Папа. И не подходите ко мне! Мне надо остыть… Мама. Может, водичкой побрызгать. Папа. Лучше я сам. (Пауза.) Доча Дочи Возвращается доча. У нее в руках куколка. Доча. Мама… Мама… Мама. Где ты была? Доча. Я подумала, вы меня не любите. И я ушла… Мама. Из дома? Доча. Да. Я гуляла, гуляла… А потом подумала, что вы, наверное, волнуетесь, в милицию звоните, в пожарную, а меня нет. Подумала, плачете. Вот и вернулась…

Мама. Я плакала… Папа совсем расстроенный. Доча. Но я не хотела ломать его машинку. Мама. Я знаю. Просто он так много работал, чтобы купить эту машинку… А тут еще ты со своим медведем. Доча. Вот. Я принесла ему карандашей. Пусть покурит… Мама. Молодец. (Пауза.) Доча. Без бабушки грустно… Мама. Да… Доча. Мама… Помнишь, бабушка сказала, что и я когда-нибудь стану бабушкой. Мама. Помню? Доча. Я хочу, чтобы это произошло скорее. Вот, раз мне не разрешают иметь плюшевого мишку (показывает куклу), я решила стать мамой. (Пауза.) Мама. Как — мамой? Доча. Так… Вот, ее зовут Катенька… Мама. Сережа! Сережа! Папа. Что? Что такое? Мама. Сережа, наша доча беременная. И даже уже родила! Папа. Что?! Мама. Мы — дедушка и бабушка! Доча. Это Катенька. Поцелуй ее в лобик… Папа. Какой кошмар… Мама. Сереженька, успокойся… Папа. Как ты могла? Мама. Сереженька, не надо! Папа. Продажная девка! Доча. Я ничего не продавала. У меня и продавать нечего. Это была любовь… Папа. Что?! Доча. Я встретила принца… Он сказал, что я — как принцесса, и что он любит-прелюбит меня, и что мне будет хорошо с ним… Мама. И что? Доча. И мне было хорошо. А потом появилась доча. Папа. А принц? Доча. А принц уехал, потому что у него дела и бизнес… Папа. Все ясно, теперь нам все ясно… Мама. Что же делать? Может, обратиться в милицию? Папа. Что ты глупости говоришь? Разве непонятно, нашу дочку обманули и обесчестили? Доча. А это как? Папа. Это так, что дети появляются… Доча. Но ведь она хорошенькая, маленькая… Папа. А кормить ее кто будет? Доча. А она совсем немножко кушает. Папа. Сейчас немножко, а завтра, когда вырастет. Чем мы ее будем кормить, за что одежки покупать.

Альманах «Двери» №1 (4)

[37]


читка: андрей курейчик

Ох, ох, и все на меня. За что все на меня? Доча. Если вы не хотите ее кормить, тогда я сама буду работать. И уйду от вас. Мама. Хватит, науходилась уже… Эх, так семью опозорить. Сейчас в угол тебя поставлю и мороженого не дам. Доча. Не надо мне вашего мороженого, только Катеньку не отбирайте. Я ее буду любить, играться с ней, петь ей песенки, колыбельные… Она мне вместо мечты. Это ничего, что папа далеко, главное, что мама рядом. Я ведь Толик, я могу быть и мамой, и папой. Я буду тебе все разрешать: хочешь машинку разломать — пожалуйста, ломай. Я ведь тебя люблю больше машинки. Больше всего… (Входит Бабушка.) Бабушка, ты тоже пришла? Бабушка. Но я ведь не могу бросить мою внученьку в беде… И я так люблю детей. Доча. Она будет расти. Бабушка. Я ей клубнички выращу, молочка козиного привезу. Доча. А мы к тебе будем приезжать в деревню. Бабушка. Конечно. Доча. И ты не умрешь? Бабушка. Конечно, не умру, пока я нужна вам… Доча. Никогда, никогда? Бабушка. Никогда, никогда… Мама. Ну, что будем делать? Папа. Что делать, что делать… А что теперь сделаешь? Будем жить дальше… Конец папиной работы Папа. О, черт, опять на работу идти надо. Собачья жизнь… Мама. Тебя собрать? Папа. Ай, не надо. Я сам… (Идет, садится в уголке, достает бутылочку с молоком, пьет и постепенно пьянеет.) Работа, работа… Надоела мне ваша работа. Дома теперь — ужас: все смотрят за дочей дочи, меня заставляют. Стирать, убирать… А я не хочу! А вот еще и богатство им снова принеси. Заработай… (Встает и идет на работу.) Руководитель. Почему на работу опаздываешь? Папа. Машинка сломалась. Босс. Сильно? Папа. Нет, только чуть-чуть… Капельку, поцарапалась. Я ее там оставил… Босс. Где? Папа. Там, пусть постоит… Там… Командир. А чем это от тебя пахнет? Папа. А ничем не пахнет… Командир. Чем-то пахнет. Молоком! От него пахнет молоком! Папа. А это… Это я бабушку в щечку поцеловал. Она у нас такая. Молока напьется, вот от нее всегда

[38]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011

и пахнет молоком. Командир. От бабушки? Папа. Конечно. Она все время пьет. Пьет и пьет. Мы ей говорим: бабушка, хватит напиваться молоком — а она все равно… Руководитель. Ладно, приходи завтра… Папа. Хорошо. (Идет, пьет еще и возвращается. Уже завтра.) Руководитель. Как-то он странно выглядит… Папа (развязно). Нормально! Ну, давайте вашу работу! Любую работу! Я все сделаю! Босс. Да он пьяный! Командир. Пьяный, пьяный — ура! Босс. Дурак, это же плохо! Командир. А… Так он пьяный?! Какое преступление! Папа. Нормально! Я просто… Чуть-чуть… Мне надо. Для здоровья. С бабушкой. Нам доктор прописал… Руководитель. Врешь! Папа. Ну честно. Логопед. Чтобы живот не болел. Честно… Босс. Нам пьяных на работе не нужно… Папа. Ну что вы, ребята… Тут же другой работы нету. Я просто чуть-чуть, я больше не буду. Командир. Знать тебя не хотим. Руководитель. Алкоголик… Папа. Ну и идите к черту. Ну и не надо мне ваша работа! И богатство ваше не надо. Ничего не надо… Ведь у меня есть… (Достает бутылочку, забивается в уголок.) Мне и тут хорошо… Мама Мама. Я не могу больше. Ну где папа? Сколько можно работать… Конечно, я понимаю, это для нас, для нашей семьи. Но я же тоже хочу с кемнибудь поиграть. А то так скучно, так скучно… Доча. Оказывается, мамой быть очень трудно. Это же надо все время быть мамой, и еще дочей. А доча совсем этого не понимает, лежит себе, а ты за ней смотри, заботься, убирай… А ты еще ведь и доча. Совсем запутаешься… Не хочу… Бабушка. Устала? Доча. Ага. Бабушка. Так ты отдохни. Давай я за тебя. Доча. Хочешь побыть мамой? Бабушка. Да, я так люблю маленьких… Доча. Но если ты будешь мамой, тогда как бы ты и доча. Хорошо? Бабушка. Хорошо. А ты кем тогда будешь? Доча. А я — дядей Толей. Бабушка. Дядей Толей? Доча. Конечно. Я как бы дядя Толя, старый знакомый и пришел в гости. Здравствуйте все.


Мама. А, Толик, как хорошо, что ты пришел. Я здесь так скучаю… Дядя Толик. Вот и поиграем. Мама. В ладушки? Дядя Толик. Давай в ладушки. (Играют в ладушки.) Бабушка. Ну а мы с маленькой дочей пойдем на улицу, с горки покатаемся, в песочке посидим. (Отходит.) Мама. Да, да, иди… Мы тут, как-нибудь… Сами… Дядя Толик. А где твой муж? Мама. Кто? А… Муж. Работает. Он теперь все время работает. Дядя Толик. Работает? Мама. Даже не знаю, как можно столько работать. Я уже извелась вся. Дядя Толик. Наверное, ему работа нравится больше, чем ты. Вот он и не приходит… Мама. Это так жестоко. Я все для него старалась. Сережка, хочешь машинку — ну покупай себе машинку, хочешь колготочки — надевай колготочки, хочешь карандашики — кури карандашики! Все… Он даже не замечает. Наверное, я совсем некрасивая. Дядя Толик. Красивая. Мама. Дурнушка. Дядя Толик. Красивая. Мама. Я сама знаю, только ему все равно… Дядя Толик. Зато мне не все равно. Мама. Правда? Дядя Толик. Честно-честно! Мама. Спасибо. Девочкам всегда надо внимание. Мы ведь такие мнительные, нас обидеть легко. Дядя Толик. У меня очень много внимания! У меня сколько хочешь внимания! Вот сколько! Мама. Я не могу. Дядя Толик. Можешь… Мама. Конечно, могу. Но это нехорошо. Я ведь замужняя жена. У меня доча есть. И у дочи доча есть. Дядя Толик. А мне все равно нравится с тобой играться. Ты красивая, и грустная. Ты — как кукла брошенная, тебя любить надо. А я хочу, чтобы ты была веселая. Веселая-превеселая! Как клоун! Мама. Спасибо. Дядя Толик. Ты должна о себе подумать. Почему только о других да о других… А давай вместе жить. Мама. Как? Дядя Толик. У меня… Тебе понравится. Будем все время играться, все время будет весело. У меня богатство есть. Я тебе одежек куплю. Мама. Одежек? Дядя Толик. Много-премного одежек, разных, вместе будем носить, когда я снова девочкой стать захочу. Мама. Ну, если только на недельку… Никто и не

заметит, как я съезжу. Я только на недельку. На недельку… (Входит пьяный Папа.) Папа. Всем привет! Дядя Толик. А я — дядя Толик. Папа. Пить будешь? Дядя Толик. Я? Нет, я молоко не пью, я за рулем… Папа. А я был за рулем. А теперь мне все равно. Дядя Толик. Я играться люблю… Папа. Сопляк. Мама. Сережка, я тут подумала… Дядя Толик предложил. Короче, я уезжаю к нему. Папа. Как? Мама. Ну… Так. (Пауза.) Насовсем. Толик со мной играть будет, одежки покупать. Я ему нужна, понимаешь? Папа. Значит, бросаешь, да? Мама. Ну чего ты, чуть что — сразу бросаешь, бросаешь… Я только поиграю немножко, и, может, вернусь. Если мне совсем не понравится. А ты тут хозяйничай, ты же большой… Папа. Ну и бросай! Уходи к своему дяде Толику. Играй с ним в прятки. Мне ничуточки не завидно… (Они уходят. Он пьет.) Ни чуточки… (Забивается в уголок и засыпает.) Дом престарелых Возвращается Бабушка с внучкой. Бабушка. А где все? Хм, нету… Сережка, Сережка, что с тобой? Папа. Отстань. Бабушка. А где мама? Папа. Ушла. Бабушка. Куда? Папа. К дяде Толику. Бабушка. Почему? Папа. Потому что она потаскуха — вот почему! Потому что дочку хорошо воспитывать надо было. «Люблю тебя, Сережка, люблю…» А сама к Толику играться ушла! (Начинает плакать.) Бросила… Бабушка. Чего ты плачешь? Ты же мужчина… Папа. Да! Бабушка. Ты же взрослый. Папа. Да… Бабушка. Сам виноват, что доченька ушла — жену любить надо. О жене заботиться надо. Или ты думал, женился и забыл? Папа. А я работал! Бабушка. Сказки. Я старая, меня не проведешь. Ты посмотри на себя, на кого ты похож. Раньше был Супе��мен, а теперь дурак какой-то. Я бы тоже от такого ушла. Папа. Ну и вали! Альманах «Двери» №1 (4)

[39]


читка: андрей курейчик

Бабушка. А кто внучкой будет заниматься, ты? Папа. Не надо мне никакой внучки! (Выбрасывает ребенка, топчет его.) Нет больше никакой дочи! Все! (Входит Доча с ребенком на руках). Доча. Кто выбросил дочу?! Папа. Я просто сорвался. Доча. Как ты можешь, это же Катенька! Это же мой ребеночек! А ты ее в окно выбросил. Она головой ударилась, теперь дурная будет, травмированная… Папа. Дура ты, это кукла. Доча. Это ребеночек… Папа. Это просто пластмассовая кукла. Доча. Бабушка, скажи, скажи ему — это Катенька, мой ребеночек. Я его сама в магазине купила, сама… Она живая. Папа. Да пластмассовая. (Пытается отобрать.) Доча. Живая! Папа. Пластмаска! Доча. Отдай! (Кукла не выдерживает и разрывается. Папа смотрит на голову куклы в руках). Доча... Доча! Катенька! Где твоя голова… (Плачет.) Папа. Вот… Ну хорошо, может, она и живая. Доча. Ты ей голову отломал — какая она теперь живая! Теперь она пластмассовая. Папа. Ну, ты определись… Доча. Ты убил ее! Я не могу больше здесь находиться. Ты злой! От тебя мама ушла. Я теперь больше не твоя доча. Папа. А кто? Доча. Дядя Толик! (Уходит. Папа пьет.) Папа. А ты чего смотришь? Бабушка. Какой ты жестокий… Как ты можешь так всех обижать. Все разрушать… Все от тебя ушли. Папа. Не все. Бабушка. Мне некуда уходить. У меня нет дома. Я старенькая, одна умру. Папа. Ну, тогда я сдам тебя в домик престарелых. Там и будешь жить. (Пауза. Все превращается в дом престарелых. Мама, Папа и Доча превращаются в стариков.) Старик 1. Бабушка, давай играть… Бабушка. А какие у старичков игры. Так… Старуха 2. И все время что-то болит… Старик 3. Или ножка… Старуха 2. Или печенка… Старик 1. Или сердечко… Старик 3. Или понос все время… Старик 1. А еще бывает, головка ничего не помнит. Бабушка. А я все помню… Я все помню… (Она отходит в угол садится и плачет. И вскоре оказывается, что каждый из членов семьи находится в своем углу одинодинешенек.)

[40]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011

Последние дни… Папа. Когда мама ушла, когда все ушли, я остался один. Совсем один… Нет, одному тоже ничего… Я сначала очень боялся остаться один. Мама с папой всегда говорили: вот, будешь себя плохо вести, вырастешь злым и останешься один. Почемуто это звучало так страшно… И вот я вырос, стал злым и остался один. И оказалось, что это не так уж страшно… Нет, я не совсем один… Просто таких, как я, много. И мы стали водиться. Стали вместе пить молоко. Одну бутылку, две… Почему-то я стал забывать, с кем пил молоко. Наверное, потому что мне стало все равно, с кем я пью. Молоко — оно ведь и есть молоко. Оно делает людей счастливыми. Или, во всяком случае, помогает забыться. А мне хотелось только одного — забыться… Бабушка. Дом престарелых. Какое странное сочетание слов. Я всегда считала, что дом — это там, где папа, мама, братик и собачка Корюшка. Это место, где радостно и уютно… И где мягкая постелька, и игрушки лежат, и мультики в телевизоре… А дом престарелых звучит так же страшно и не по настоящему, как мертвая лошадка. Когда дети вырастают, они перестают бояться Снежную королеву и Бабку Ежку. И когда они плохо себя ведут, им говорят, что их отправят в Дом престарелых, и они пугаются… Потому что дом престарелых — это тоже самое как идти на кладбище, сесть и ждать своей смерти. Ведь дом престарелых — это там, где ждут смерть… Мама. В жизни всегда трудно выбрать, что для тебя самое главное. Одни девочки говорят, что для них самое главное — это семья. Другие думают, что как они могут жить без любви. И любовь — самое важное, даже когда влюбилась не в своего мужа, а в совсем чужого мальчика… Я же думала, что самое важное, чтобы любили тебя. Ведь это так приятно. А если тебя никто не любит, значит, ты никому и не нужна, сколько не влюбляйся… А когда тебя любят, то и самой любить приятно… Только… Только очень странно получается, когда есть много людей, которые любят тебя и которых любишь ты, и все живут в разных местах. Мама, муж, доча, внучка, любовник… Совсем запутываешься, кто тебя сильней любит и кого сильней любишь ты. И хочется совсем никого не любить, но ничегошеньки не получается… Доча. Сначала я не понимала, как быть одновременно и мамой, и дочей. Это ведь совсем разные девочки. И им хочется делать совсем разные вещи… Но еще хуже, когда ты уже и не мама, и не доча. Потому что Катенька моя умерла, ей оторвали голову, и она стала пластмассовая. А мама моя ушла к дяде Толику, чтобы он с ней играл.


А папа обиделся и спился. Бабушку увезли, так я что я — даже и не внучка? А кто я? Вот хожу, хожу… А придумать ничего не могу. Потому что, когда теряешь свое название, обратно его уже не вернуть. Так и буду жить: Толик — девочка-никто. Пока кто-нибудь не сделает меня хоть кем-то… Папа. От молока у меня начали трястись руки. И выпало много волос. Я старею, и мозги больше не хотят думать. Говорят, что это уже болезнь. Не знаю… Да и мне все равно. Богатства у меня не осталось. Все ушло на молоко… Теперь я уже даже пью не молоко, а дешевую молочную сыворотку. Все больше и больше, только чтобы забыться… Но даже когда я уже ничего не чувствую и ничего не понимаю, среди странного молочного сна, полного кошмаров и видений, только одно странное ощущение не покидает меня… И сколько бы я ни пил, оно неотступно преследует меня. Это ощущение, что я что-то не сделал… Я долго мучаюсь — всегда очень долго — от того, что я забыл сделать в своей жизни что-то очень-очень важное. И вдруг понимаю, что я так и не купил доче плюшевого мишку… Бабушка. В доме престарелых — какие развлечения, так… На исходе жизни почему-то уже совсем не хочется ни играть, ни читать книжки, ни копить богатство… Ничего ведь в могилку не унесешь. Единственное, что в старости хочется делать — чем дальше, тем больше, — это вспоминать. Сядешь на лавочку на улице — раз в день нас обязательно водят на улицу — и начинаешь вспоминать… А помнишь, как бывало Сонечка колготочки снимет и говорит: у девочек спереди попка маленькая, а сзади большая… И красуется… Дурная была, но смешная… А Толик пирог из песка приготовит, и всех угощать… Никто не хочет, но все хвалят: «Ах, какой Толик у нас хозяюшка!» А она, довольная, сядет и сама песку и накушается… Только к врачу и возили. Вот… Вспоминаешь, улыбаешься, а слезы сами на глаза наворачиваются… Умру ведь скоро, а внучке даже плюшевого мишки не справила. Вот и плачу каждый день… Каждый день… Мама. В последнее время много уделяю внимания своей внешности. Косметики у меня — целая сумка. Покупаю каждый день. Тени для глаз, помадки, пудры, кремы всякие… Покупаю огурцы и помидоры, чтобы делать маски на лицо. Нос мажу сметаной, а щечки — подсолнечным маслом. И все равно мне кажется, что я уже совсем немолодая девочка. Дядя Толик все меньше бывает дома — говорит, что на работе задерживается. Мы с ним уже давно не играем, а только молча смотрим телевизор. И даже когда очень смешно, только взды-

хаем… Я бы вернулась домой, но муж мой совсем спился. Он только ругается и спит. И жить с ним будет еще хуже, чем с Толей… Когда я остаюсь одна, сажусь перед трюмо — там большое зеркало, в котором я видна с трех сторон. Я смотрю на себя в зеркало, и плачу. Потом беру себя в руки, вытираю слезы салфетками и накладываю на глаза много-много пудры… Мама — это когда у тебя есть обязанности перед своим ребенком. Кажется, что без обязанностей так легко и свободно, но чего бы я только не сделала, чтобы вернуть мои обязанности, пусть даже и такие дурные, как покупать детям плюшевых медведей… Доча. Я вдруг поняла, что иногда в жизни все закручивается так, что исправить ничего уже нельзя. И даже уже ничего не хочется исправлять. Иногда мечтаешь о том, как бы мы могли все вместе жить счастливо, а потом вспоминаешь, как все есть, и спрашиваешь: где мы ошиблись? Я ведь знаю: папа хороший, мама хорошая, бабушка хорошая, и семья наша самая лучшая… Так что же такое счастье? Это когда тебе все-таки покупают твоего плюшевого мишку… Папа. И вдруг понимаю, что я так и не купил доче плюшевого мишку… Бабушка. Умру ведь скоро, а внучке даже плюшевого мишки не справила. Вот и плачу каждый день… Каждый день… Мама. Чего бы я только не сделала, чтобы вернуть мои обязанности, пусть даже и такие дурные, как покупать детям плюшевых медведей… Доча. Так что же такое счастье? Это когда тебе все-таки покупают твоего плюшевого мишку… Они повторяют все это, их голоса сливаются. Выходит плюшевый мишка… Полная версия пьесы на сайте www.kureichik.ru

Альманах «Двери» №1 (4)

[41]


колонка алексея стрельникова

В ДК «Ля Мора» объявили о встрече с белорусским уличным театром, на которую пришел один я. У меня, кстати, тоже были другие дела. Можно, конечно, посетовать на мертвый летний сезон, но странно, что корпоративные анонсы работают так слабо. И я был вознагражден, потому что познакомился с замечательными ребятами, и еще раз убедился, что если серьезно относиться к своему делу, то возможно все. «Плутовской театр Ди Гриза» — это замечательное явление белорусской культуры, которой мы уже можем радоваться, а когда-нибудь, когда они достигнут особых высот, сможем и гордиться. В том, что это произойдет, у меня сомнений нет. Подробней об эт��м театре я говорить не буду, они достойны отдельной статьи, да и в интернете любопытствующие найдут ответы на вопросы. Общение с «Плутовским театром Ди Гриза» в очередной раз навело на мысль о том, насколько зыбки границы профессионализма в театре. По всем официальным параметрам ребята являются любителями: во-первых, как писал островский, «университетов не кончали», во-вторых, юридического статуса не имеют, в-третьих, в творческих союзах не состоят. Более того, официальная крыша у них для любительских театров типичная — Центр внешкольной работы, утренники, праздники. Но летом «Дигриз» живет, в принципе, как многие наши европейские друзья (тот же «Kud Ljud», к примеру) — жесткий гастрольный, фестивальный график, костяк театра, к которому примыкают начинающие студийцы по мере надобности. Если абстрагироваться от юридических статусов и театроведческих ярлыков, то профессионалом

[42]

можно назвать

Альманах «Двери» №1 (4). 2011

человека, который не просто на отлично знает свое дело

(а в средневековой театральной культуре «Дигриз» разбирается), но и может этим себя прокормить. И таки-да! «Дигриз» может. Их реконструкции танцев, мистерий и другие интересные штуки в равной степени позволяют им оказывать платные услуги «на базе», так и привлекают западных продюсеров и фестивальных организаторов, готовых

могли бы если даже не формально, то фактически легализовать деятельность малых театральных групп. Полезность этого общественного явления для всех уже скучно объяснять. Но возьмемся за палку с другого конца... Ведь не знают не о «Театре Ди Гриза», который вполне могли встречать на рыцарских фестах. По большому счету, мало кто себе отдает отчет о том, что это театр, что это искусство, что это тоже проявление профессии, что это уважаемое и достойное

выплачивать им скромный, зато постоянный гонорар. Театр, например, обновил свой персональный автопарк и превратился в настоящий современный «театр на колесах». Не трудно найти аналоги «Театра Ди Гриза» в белорусской театральной среде: пластические театры «Инжест», «D.O.Z.Sk.I.», «Каракули», кукольный театр из Гродно «Провинция», наконец, «Свободный театр» и его студия «Фортинбрасс» живут по похожим принципам. Забавно, но их всех часто упрекают в непрофессионализме. Проблема до определенной степени не в них, а в общественном сознании. Общество в широком смысле, а не только ряд авторитетных людей, запросто

поддержки дело. И тут проблема становится шире. Мало кто из перечисленных коллективов ведет себя как профессионал, как представитель профессии, деятельности, у которой есть свои особенности, секреты; я вот задумался, у нас даже профессиональная солидарность — большая редкость. Осознание этой мысли тем ярче стало для меня, когда я понял, насколько это проблемы не только театра любительского, но и того, что мы называем «профессиональным театром» вообще. То есть театр имени Я.Купалы так же «не замечает» существование других театров, так же беспомощен, когда пытается доказывать свои права и регалии, так же беззащитен перед любым чиновничьим произволом, как любой из нас. нам еще предстоит осознать, что мы все, кто выходит на сцену и кто следит за этим из зрительного зала, занима-

емся общим делом. большим и важным общим делом.


колонка сигаль

Философия — «любовь к мудрости», библиотека — «место хранилища книг», гедонизм — «наслаждение», а вот что означало слово «театр» в древнегреческом, я не знал, пока мы не провели третью лекцию

Летом 2012 года впервые в Минске пройдет Всемирный театральный конгресс. Так что же особенного в студенческом театральном движении? Пройдемся по истории. С XIV века на территории нашей страны при образовательных заведениях начали функционировать небольшие труппы, состоящие из обучающихся. Существование этих театров было обусловлено вполне конкретными целями — дидактической, образовательной, рекреативной. В качестве сюжетов избирались возвышенные истории из жизни святых, из древней истории, переживая которые актеры — ученики проходили нравственное очищение и одновременно воспитывались. Пик существования подобного рода театров пришелся на XVI-XVIII века, когда в Речь Посполитую пришел орден иезуитов. Иезуиты активно возводили свои учебные заведения — коллегиумы, внедряли уникальную систему образования, основанную на внимании к классическому образованию, ориентированному на античные идеалы и религиозную догматику. Частью этой системы был и театр. Постановки ставились в подражание античным

про театр из нашего нового проекта «Лекторий». театр происходит от слова «театрон» — места для зрителей. А еще в Древней Греции мнение зрителей имело большой вес при присуждении мест драматургам. Жюри подтасовывало результаты голосований, ориентируясь на мнение толпы, которая выражала свою любовь аплодисментами. Тогда была настоящая театрократия! Жан Вилар, основатель Авиньонского театрального фестиваля, стремился демократизировать театр. По его инициативе в 1954 году в Авиньоне организуются центры по приему и размещению любителей театра (cemea), которые должны были позволить людям разных возрастов, особенно молодежи, получить возможность

авторам на латинском языке. Таким образом, ученики имели возможность практиковаться в классической словесности, приобщаться к великой истории, переживать катарсис и проходить ораторскую подготовку для дальнейшего служения государству. После упразднения ордена иезуитов школьный театр ушел в андеграунд. Лишь только в начале ХХ столетия к нему вновь обратили взоры, но только как к средству пропаганды советских идей. Что мы имеем на сегодняшнем этапе. Есть международный фестиваль студенческих театров «Тэатральны куфар», куда ежегодно приезжают труппы со всей страны и из далекого зарубежья. При большинстве ВУЗов существует своя труппа, с которой занимаются на общественных началах либо неравнодушные преподаватели, либо специалисты студклубов. Тематика постановок — свободная. Театр при ВУЗе становится его визитной карточкой и показателем идеологической работы со студентами. встает резонный вопрос: так

приобщиться к театру,

преодолеть

робость в постижении «науки быть

зрителем».

Эти центры помогали преодолевать психологические барьеры, позволив людям, раньше не осмелившимся судить о театре из страха обнаружить свою некомпетентность, вместе обсуждать увиденные спектакли, свободно и непринужденно обмениваться мнениями. Вот и «Двери» тоже думают не только о театрах, но и о зрителях. Это и наш альманах, и наш блог с рубрикой «Впечатления», и проект «Диалог», где мы инициировали зрительские обсуждения спектаклей, и «Лекторий», и видеопоказы. Будем думать дальше, развивать существующие проекты и создавать новые. И как обычно: если у вас есть идеи, делитесь!

роне — их различает только статус, ведомственная принадлежность, легализующая труппу в лице госорганов и дающая большие возможности для выступления на различных фестивалях. Вывод для меня самого неожиданный. Однако студенческий театр — это ни что иное, как все тот же театр любительский, основанный на одинаковых принципах и задачах, имеющий славные тра-

диции и любопытную историю.

Надеюсь, никому в голову не придет разделять их, ведь они служат одному и тому же делу, хоть и под разными названиями.

чем же тогда студенческий театр

отличается от любительского?

Ответ я вижу только в формальной стоАльманах «Двери» №1 (4)

[43]


за кулисами


Изобретая колесо Колесо — круглый, свободно вращающийся или закрепленный на оси диск, позволяющий поставленному на него телу катиться, а не скользить. Википедия. Колесо — многоликий, свободно вращающийся или закрепленный на оси актуальных и трогающих проблем народный молодежный театр центра культуры «Витебск», позволяющий поставленным на него зрителям катиться в этом мире с радостью, а не скользить по рутине. Альманах «Двери». Текст Алены Иванюшенко Фотографии из архива театра


Трудоголизм «Я считаю, что сегодняшние любительские театры — нонсенс. Ведь мы любители, а работаем по билетам. И… зритель голосует ногами…» (главный режиссер Владислава Цвики (далее ВЦ – прим.ред.)) Открывающая рот хроника: за прошлый театральный сезон любительский театр «Колесо» отработал 72 выступления. Как остроумно замечено на сайте коллектива: «Колесо» катит многим, а катят «Колесо» — трудоголики». «В нашем городе нас уже знают многие, независимо от возраста и социального статуса. Ведь мы работаем везде: от перформансов на открытиях выставок до детских игровых программ и новогодних кампаний». (ВЦ) Последние, кстати, заслуживают особого внимания. В рамках новогодней кампании Центра культуры «Витебск» театр отрабатывал 3 спектакля в день по полтора часа. И это в условиях, когда зритель не сидел, а стоял в зале, рассчитанном на 500 человек. У детей была настоящая сказка, а у ребят из «Колеса» появилась уверенность в своей конкурентоспособности, ведь они смогли занять свою нишу среди множества новогодних программ, проходящих на всех концертных площадках города. Как выдержали актеры, которые играют-танцуюпоют? И после этого называться ли им любителями? Да, а как же еще — ведь они любят то, чем занимаются! А еще у них есть новогодняя традиция. Каждый год 1 января в 2 часа дня при любой погоде театр работает на главной площади города. Снег или солнце, мороз или слякоть, огромная площадь, елка, театр «Колесо» и зрители, количество которых прямо пропорционально количеству солнца, — бывает 20, а бы-

[46]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011


вает и более 500. «И мы дарим городу радость. Из года в год». (ВЦ) Лица «Приползая в театр после работ, учеб и прочего бла-бла-бла, мы ходим на ходулях, чай любим, на головах стоим, отличаемся умом и сообразительностью (иногда), гибчаем, стройнеем, хорошеем, думаем, не думаем, читаем, летаем, ленимся, цитируем — нет предела совершенству и границ иллюзиям» (актриса Света Василевская-Высоцкая). Труппа, претворяющая в жизнь все эти глаголы, насчитывает 40 человек. Попадают в основной состав, конечно, разными путями. (Ведь пути искусства и к искусству предугадать невозможно). Самый простой способ — через студию «Арт-проект», где учат актерскому мастерству в трех возрастных группах. У руля трудоспособного театра — неугомонная Владислава Цвики. Еще в режиссерско-постановочную группу входят хореограф Елена Ерушевич, музыкальный гуру Владимир Цвики, звукорежиссер Сергей Цвики, художник-постановщик Татьяна Кулешова и костюмер Марина Головнева. Один из лучших ведущих витебской области, яркий молодой журналист на радио, ктото на телевидении, кто-то даже в профессиональных труппах… и просто успешные в своих профессиях люди. Так разбредаются по взрослой жизни выпускники «Колеса». «Если я узнаю, что кто-то приходит в «Колесо» с целью подготовиться к поступлению в театральный ВУЗ, я отговариваю всех. Вызываю родителей на разговор. Я знаю, куда они «лезут»… Способны состояться в профессиональном театре лишь те, кто талантлив, упрям и кого поддерживают близкие люди». (ВЦ)

Владислава Цвики, главный режиссер театра «Колесо»

Репертуар «Училась в Витебском колледже искусств. Но главная школа — это люди, гора литературы и практика. А ведь в Витебске есть у кого учиться — тут действительно очень высокая концентрация людей творческих и неординарных. И не обязательно перенимать опыт у коллег по цеху –— многое можно взять у витебских художников, поэтов, музыкантов, да даже у своих учеников. Отсюда наша тяга к театральным экспериментам с формами и жанрами». (ВЦ) Удивляет, но в репертуарной копилке театра немного традиционных постановок, зато более 20 форум-спектаклей. Режиссер объясняет это ограничением «во времени и пространстве». «Колесо» становилось в буквальном смысле на колеса и кочевало по залам (их родное помещение в состоянии перманентного ремонта). Кочуют и сами арти-

сты — поступления в вузы, замужества, армия… А тут еще это страшное слово — «смета»! «С дорогими спектаклями нам пока приходится повременить. Это наша проблема. У нас классные актеры, и я не хочу их выпускать в тряпках на сцену, где стоит картонная декорация. Так диктует уровень эстетики мой и художника… Но мы молодые и позитивные, а потому можем и без декораций, и без костюмов. Выходом стали форум-спектакли — они не требуют больших затрат на оформление — это интерактивные спектакли из жизни. А наш музыкально-технический резерв Центра культуры «Витебск» позволяет соединить на сцене драматургию, живые музыкальные идеи и таланты «Колеса» в проекте «Кухня». (ВЦ) Как бы то ни было, театр лавирует между этими «неудобствами», с успехом отыграл классический «Тартюф» Мольера, Альманах «Двери» №1 (4)

[47]


за кулисами: театр

«колесо»

спектакль без единого слова «Ангельская улыбка». Кстати, новый театральный сезон «Колесо» открывает спектаклем «Шут» по произведениям Мишеля де Гельдеротта в рамках проекта «Кухня». «Репертуарные постановки требуют особого темпа работы. У нас же темп немного другой, очень быстрый. Его задают форум-спектакли». (ВЦ) Форум Сейчас невозможно говорить о театре «Колесо» без упоминания о форум-спектаклях. Они помогли ребятам найти свободную нишу, завоевать свою публику, войти в отчаянно быстрый темп работы (каждый месяц «Колесо» играет новый форум-спектакль). Интерактивные постановки быстро пришлись к витебскому двору и оказались действительно нужными. 5 лет назад Владислава Цвики впервые посетила семинар шведского режиссера Стаффана Гардмана по форум-театру, организованный общественным объединением «Новые лица». «На моих глазах режиссер из Бреста встал и вышел, сказал, что он профессионал и в этом «зоопарке» участвовать не будет». (ВЦ) «Зоопарк» ли это? Отнюдь, скорее кабинет психолога. «В форуме очень важно «здесь» и «сейчас», «сегодня». Когда играешь в первый раз ситуацию, все очень плохо, катастрофически. Она доходит до точки кипения, кульминации, когда с героями может произойти самое страшное в физическом, психофизическом или эмоциональном плане. Форум на то и форум, чтобы вызвать моментальную, очень острую реакцию зрителя. Если человек просто с удовольствием на это посмотрит, если его не заденет, то мы провалились». (ВЦ)

[48]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011

Зрители Обычно на спектакли собирается около 150 человек. Число запредельное по меркам форума. В Европе в зале, как правило, около 20-40 человек, на замену выходят 10 — это 25-50 процентов. В витебском зале 150 человек и выходят те же 10. Это 15 процентов. Получается абсолютно разные ситуации и энергетики. И «Колесо», шокируя европейцев, отлично справляется. Театр гордится своей «раскаченной» публикой, но прямой разговор с залом — это всегда нелегко. «В форум-театре есть понятие «активизации зала». И это не традиционные «оценочные упражнения» и раскрепощающие «игрушки». В нашем случае это перформансы, выставки, прологи до основного действия форума» (ВЦ) Бывает, режиссер, готовя зрителей к какой-то сцене, задает им вопрос и просит поднять руку, если ответ да, или положить руку на голову, если ответ нет. И люди не двигаются… То ли это плохая репутация психологов, то ли людям не нравится эта манера обсуждения личных вещей с чужими. «Смысл форума ведь не в том, чтобы вытащить как можно больше людей на сцену и сыграть какое-то количество ситуаций… Смысл в том, чтобы потом, после спектакля, зрители по-другому смотрели на мир, были способны ответить на проблему позитивным действием». (ВЦ) Неудивительно, что у актеров в форум-спектакле бывает масса форс-мажорных ситуаций. Например, кто-то из зала заявляет, что он Человек-паук, или выходит на замену бабушки, достает из ридикюля пистолет и стреляет по героям. В таких случаях режиссер разрешает «убить», «стереть» замену: зрителя можно увести со сцены, «вызывать скорую


Сергей Цвики, звукорежиссер, актер

помощь» или оставить в одиночестве. «Но я всегда говорю спасибо, даже Человеку-пауку: «Классно, но вам бы в КВН». А если человек вышел и ничего не изменил, я предлагаю послушать внутренний монолог персонажа. Вдруг что-то изменилось внутри персонажа, а не внешне». (ВЦ) Европейский форум-театр работает в основном на целевые аудитории: он решает проблемы, например, больших корпораций, говорит о конкретных проблемах с трудными подростками. В Витебске с целевыми аудиториями работать сложнее. Пример — ситуация в одном из ССУЗов. Учреждение выкупило все билеты, однако в зале было от силы 50 зевающих человек с наушниками в ушах. Тогда режиссер сказала: «Если мы вам покажем то, чего нет в жизни, тогда вы можете встать и уйти. Форум не учит, как поступать, форум задает вопросы, форум — это честно». После этой фразы шума и невнимания не было. Ребята выходили на замены и пытались действительно справляться с проблемами. «Я видела, как они стали думать. Это самое главное. Это был маленький подвиг для

нас, а для них — маленькое откровение, что театр может быть честным». (ВЦ) Ситуация на заводах немного иная. Люди старше, серьезнее. Они сопереживают героям, плачут, но не выходят. «С места они могут крикнуть: «Детка, ну пошли ты его!». Но поднять этого человека невозможно. Могут не идти, потому что больно. Вечерами потом разговаривают на кухне. Видимо, только молодая крепкая нервная система может пережить такую тяжесть. Иногда «хи-хи» из зала доносится как раз потому, что больно, потому, что не позволяют себе думать об этом». (ВЦ) Игра Игра в форуме требует особенного тренинга для актера. На сцене он должен молниеносно ориентироваться, реагировать на новые повороты ситуации, импровизировать. «А когда иногда говорят «в форуме актер не должен играть хорошо». Как? А что он должен делать? У меня шок. В любом случае должна быть сценическая правда. Актер должен одинаково хорошо отыгрывать и партнера, и зрительские замены». (ВЦ)

Альманах «Двери» №1 (4)

[49]


за кулисами: театр

«колесо»

Актеры проводят самостоятельно огромную работу над ролью. Сами пишут себе тексты, представляют развитие ситуации, которое может прийти в голову зрителям. Помогают в этом и специальные упражнения, например, интервью. Человек в образе пытается ответить на всевозможные вопросы. Все агрессоры представляют себе слабые места героя, продумывают, как можно его изменить, на что он может «повестись». «Это выматывает. Жить неделю с образом агрессора, которого ты не принимаеш��, но пытаешься как-то оправдать, понять его логику». (Актер, звукорежиссер Сергей Цвики) Бывает, что после спектакля к актеру-агрессору подходят с вопросом «Почему так жестоко?» Хотят разобраться помужски. Некоторым тяжело понять, что личность актера и его герой — разные вещи.

[50]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011

Витебский форум «За то, чему меня учили на семинарах, большое спасибо. Методика форум-театра работает здорово. Но за три года работы в этом жанре у нас родилась своя технология создания интерактивного спектакля. Форум-спектакли «Колеса» очень сильно отличаются от европейского форум-театра». (ВЦ) Витебский зритель не будет играть в игры, он не хочет отвечать на вопросы. При этом он активен и подвижен. Как написала одна из зрительниц после очередного спектакля «Колеса»: «Был момент, когда я точно почувствовала, что встану навстречу». Европейский форум-театр уделяет особое внимание раскрепощению зала. Со зрителем играют еще до начала спектакля. В условиях работы витебского театра такое просто невозможно. Но залы собираются, публи-

ка аплодирует, плачет и смеется. Может быть, секрет в искренности и актуальности? «Самое сложное — найти ту ситуацию, которая зрителям знакома, а еще круче — ту, в которой они были». (ВЦ) Как бы то ни было, не раз после спектакля к актерам подходили студенты-психологи и говорили: «Это супер!». Маленькое наблюдение. Когда мы были в гостях в Витебске, мы не заметили, как в какой-то момент переместились с репетиционного зала на уютную творческую кухню. То же огромное количество людей. Разговоры, перебивание друг друга, песни под гитару, серьезность и смех. Кажется, история театра «Колесо» — это история семьи. И не только с фамилией Цвики. Удивительно, но создалось впечатление общей радости, причастности и открытости. А еще кажется, что этот театр нашел ту самую колею для своих колес.


представления продолжаются


Кукла — тоже человек они встретились в середине 80-ых годов в белостоке как студенты государственной театральной академии в варшаве и уже не расставались. 1997 год принес официально созданный коллектив «союз невозможный театр». сегодня это актерская ассоциация, которая занимается театром кукол, драматическим театром, организовывает концерты классической музыки. они сами не против и других имен: театр формы, театр анимации для взрослых — а все потому, что «анимируются» не только куклы, но и вещи. международный фестиваль театра кукол и анимационных фильмов для взрослых

«кукла тоже человек» — их самое значительное достижение. в рамках фестиваля в минск привезли два спектакля: «топорлэнд» и «вторая комната». текст: кристина рыбенкова фотографии: лидия зинович


представления продолжаются. кукла

— тоже человек

«Топорлэнд» Сюита без слов для картона и контрабаса. Навеяна творчеством французского писателя и художника Роланда Топора и музыкой Иогана Себастьяна Баха.

Французы утверждают, что этот спектакль — это Топор со славянской лирикой. Автор пьесы считает, что спектакль исключительно поэтический. Как следует воспринимать этот спектакль? Каждый понимает его по своему: кто-то на литературном уровне, кто-то на музыкальном, кто-то на художественном. Актеры говорят, что белорусская публика приняла спектакль так же тепло, как и во Франции и Германии — чувствовался обмен эмоциями. В Чехии же и России между актерами и зрителями нащупывалась стена.

[54]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011


Перед входом в зал зрителям наливают вино. Настроение, конечно, у многих сразу ползет вверх по шкале, но в голову закрадывается коварная мысль: не хотят ли они таким образом задобрить зрителя, чтоб тот не обращал внимания на недостатки? Перед зрителями предстает огромный рулон картона. Справа от него — человек, который начинает играть на контрабасе. Рулон медленно прокручивается под музыку Баха, представляя сменяющие друг друга, будто кадры кинопленки, картины Топора. Все это выполнено с долей иронии и черного юмора.

Альманах «Двери» №1 (4)

[55]


представления продолжаются. кукла

— тоже человек

Никита, 25 лет Очень интересна сама идея движения графики в пространстве в сопровождении еще и музыки. Только вот чего-то все-таки не хватало. Будет здорово, если в постановке задействовать гораздо больше картин Топора, чтобы мы, зрители, смогли подробнее познакомиться с творчеством автора.

[56]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011


Аноним, 25 лет Мне спектакль понравился. Я не могу сказать, что никогда не ходила на пластические театры, театры теней, формы и так далее, но для меня это было оригинально. Особенно, что касается материала. Я надеюсь, что это не от бедности. В любом случае, всегда интересно наблюдать за тем, как небольшая труппа справляется с таким очень ограниченным количеством материала. И всегда думаешь: «Интересно, это от нехватки средств или от того, что они много передвигаются? Или это такой вызов самим себе: „Вот у нас так мало всего есть, но мы сделаем такое!“».

Альманах «Двери» №1 (4)

[57]


представления продолжаются. кукла

— тоже человек

«Вторая комната» Импрессия по Збигневу Герберту

Спектакль достает на поверхность неприятную, даже грязную тему раздела имущества старого человека, который совсем еще не умер. Старая женщина живет в квартире с двумя молодыми людьми. Их тяготит ее общество. Кому нужна старуха, только зря занимающая их драгоценное пространство? Время идет. В итоге она умирает, а ее сожители, вместо хотя бы скорби для приличия, спешат быстрее закончить обсуждение и приступить к ремонту в освободившейся комнате.

[58]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011


Сделан спектакль, скорее, в виде анимации: на большом экране появляются изображения комнат, дома, частей тела. И актеры проецируют на эти изображения свои тени. Все это сопровождает звукоряд из голосов переговаривающихся: «Можа, памерла ўжо?». Текст в спектакле специально для белорусов звучал на «беларускай мове» — факт более чем приятный. Некоторая неопрятность звукоряда может объясниться желанием оставить некий дух радоиспектакля, так как текст «Второй комнаты» был написан как раз для него.

Альманах «Двери» №1 (4)

[59]


представления продолжаются. кукла

— тоже человек

Анюта, работник расчетного центра Нацбанка Спектакль очень понравился, потому что, по сравнению с другой публикой, мне кажется, наша не настолько разбалована такими экспериментами. Если есть такие эксперименты, то они где-то совсем в подвалах. Поэтому лишний раз увидеть такие вещи очень интересно. Не скажу, конечно, что идея очень уж нова, но, если есть что-то еще помимо классической драматургии, это хорошо. Все прогрессирует, XXI век и спорить о том, плохо это или хорошо — неправильно. Это другое. И это здорово. Депрессивно. Но это наша жизнь, и они просто в точку попали.

[60]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011


Зритель, который устал от халтуры. Они знают, как сделать все технически, как покупать шурупы, а вот присутствие актеров — с этим все гораздо сложнее. Актеров здесь нет. Это меня и напрягло. При чем здесь актерский театр? Здесь, в нашем Театре Кукол, есть спектакли, где актеры играют вживую, рядом с куклами. И актер там тратится. Я прихожу в театр, чтобы увидеть живой контакт, а не мертвую картинку. Я могу по телевизору увидеть все это. Ничего не изменится. Здесь нет завершенности спектакля. Зачем это нам подавать, если есть незаконченность произведения? Это халтура!

Альманах «Двери» №1 (4)

[61]


лекции ф. марронье


Театр по соседству В детстве я мечтал о машине времени. До сих пор помню, как я сидел солнечным летним утром на террасе дома моей бабушки, пил горячий шоколад с круассаном и представлял себя в качестве великого ученого, искромсавшего в клочья ткань времени и пространства. Незаметно я унесся в царство фантазии, и только разлитый на колени шоколад и недовольное лицо бабушки смогли вернуть меня в мир реальный. С тех пор прошло много времени. Ученого из меня так и не получилось, но детская мечта осталась. И так случилось, что однажды меня пригласили на один из творческих вечеров в лицей моего родного города Руана. После нескольких вполне обычных театральных постановок я увидел то, что сделало меня вновь маленьким мальчиком с разлитым горячим шоколадом на шортиках. Я увидел, как люди из зала рассказывали свои истории из жизни, а актеры, находящиеся на сцене, тут же их разыгрывали, без какой-либо подготовки. Не использовалось абсолютно никакого реквизита, выступление сопровождалось живой гитарной музыкой, настроение которой зависело от происходящего на сцене. Истории были абсолютно житейские, ничего сверхъестественного, но после инсценировки в глазах рассказчика блестели слезы, а зрительный зал чувствовал себя единым целым. Так и произошло мое первое знакомство с Playback-театром.

Альманах «Двери» №1 (4)

[63]


лекции ф. марронье: playback-театр

Как выяснилось, playback-театр существует уже около тридцати лет. Родился он в Америке, в Нью-Йорке, с помощью Джонатана Фокса, любителя экспериментов в области театра. Фокс искал универсальную театральную форму, позволяющую уничтожить границу между актерами и зрительным залом и окончательно отойти от заранее прописанного сценария. Путем проб и ошибок ему удалось прийти �� театру, где зритель становится непосредственным участником и руководителем происходящего на сцене. Название своему детищу Фокс дал самое что ни на есть говорящее — «playback» — с англ. «воспроизведение назад». Как по волшебству, мы можем вернуться в прошлое и взглянуть на себя со стороны, улыбнуться или еще раз погрустить. Вот она, машина времени, готовая перенести в любой момент из жизни. Развиваясь, эта машина стала перемещать и в будущее, позволяя забежать вперед и попробовать предугадать события. Все зависит только от фантазии рассказчика. Разглядев внешнюю сторону происходящего, я стал задаваться вопросами, зачем же нужен этот театр и из чего он состоит? В скором времени ответы были найдены. Начну с организации представления. На самом деле, здесь есть четкая структура. Если приглядеться, то всех участников представления можно разделить на несколько групп. Во-первых, в каждом мини-спектакле есть свой ведущий, который руководит залом, служит проводником между зрителем и актерами. Во-вторых, это сами актеры, которых, как правило, насчитывается не более пяти человек. Они одеты во все черное — традиционный для театра нейтральный цвет. В качестве цветового дополнения могут выступать разноцветные ленточки, создающие оттенки эмоций у зрителя. Сопровождает выступление живая музыка, как правило, гитарная, создающая атмосферу для происходящего. К слову, об актерах. Действующим лицом может стать каждый, владение специальным

« Фокс искал универсальную театральную форму, позволяющую уничтожить границу между актерами и зрительным залом и окончательно отойти от заранее прописанного сценария » [64]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011

профессиональным дипломом необязательно. Здесь важна не отточенность движения и совершенство актерской игры, а эмоция, которая получается на выходе. Как я уже говорил, история разыгрывается моментально, без подготовки, поэтому на репетициях большая часть времени уделяется выработке чувства партнера и импровизаторским навыкам. Недаром другое название этого театра — «театр импровизации». На мой взгляд, способность актера импровизировать — это показатель вершины его мастерства и способности абсолютного гармоничного владения телом и духом. Импровизация — это то, что находится под строжайшим запретом в театре классическом и что служит источником вдохновения для новых театральных форм. Так зачем же все-таки нужен Playback театр? Прежде всего, это средство взаимодействия между людьми. Непостижимым образом в конце представления я почувствовал людей, сидящих рядом со мной, своими соседями, близкими друзьями, и мне захотелось просто заговорить с ними, с каждым. Главное средство театра — это общение между актером и зрителями, что создает невидимую связь между ними, и, если представление построено грамотно, то переживание одного зрителя становится общей эмоцией, что создает невероятное чувство единства и безопасности. Playback театр — это диалог, который не требует ответов. Здесь можно встретить истории радости и страдания, здесь рады каждому и готовы принять его индивидуальность, не олицетворяя его с социальными типами. Д. Фокс сказал о своем детище: «Такой диалог, основанный на честном повествовании, уважительном слушании и творческом отражении, поощряет развитие сплоченности и доверия. Он может быть моделью для построения мира в разломанном мире». На мой взгляд, Playback может использоваться не только в качестве метода терапии и социального эксперимента. Его гибкость может сослужить хорошую службу в построении бизнес-коммуникации, в учебных заведениях для профилактики нарушений, в качестве самостоятельного театрального жанра (пока что непризнанного, нужно отметить). Динамичность, нетребовательность и открытость — вот что делает его поистине демократичным и универсальным. Ф. Марронье Перевод В. Галака


Воплощение искусства импровизации и искусства быть собой

Студенческий Playback-театр при ЕГУ фото Кристины Колбасниковой

В Литве 6 лет назад существовала только одна группа театра Playback. Но в прошлом году при поддержке проекта Европейского Союза была создана новая, состоящая из белорусских и литовских студентов. Новая группа — это ребята из ЕГУ и двух университетов Вильнюса. Благодаря театру они проводят много времени вместе, находят что-то общее, узнают о культурных особенностях, дружат. Попасть в театр мог и может любой желающий. Достаточно просто прийти на первую организационную встречу и записаться. Информация о новых наборах появляется в виде объявлений в университетах. Занятия в театре абсолютно бесплатные. Яна Макарская, студентка ЕГУ и актриса студенческой группы театра Playback: «Изначально я просто хотела играть в театре. Но ввиду незнания литовского языка это оказалось невозможным. Тут в моей жизни появился Playback, в котором язык — последний по важности элемент. Здесь происходит непосредственный контакт с публикой, т.к. каждый зритель — это главный герой. Любой может рассказать свою историю и сразу же увидеть ее на сцене. Люди плачут, смеются, переживают — и эти эмоции бесценны. Вот поэтому после первого занятия я точно решила, что приду на второе. Слушая все эти истории, воспроизводя их на сцене, ты как будто сам их переживаешь. Это равносильно чтению. Я могу там кричать, смеяться, танцевать, петь, плакать. И это нормально». Спустя полгода репетиций, на которых новоиспеченным актерам объяснялись психологические приемы игры на сцене,

состоялось первое выступление студенческой группы Playback. Оно проходило в театральном зале Вильнюсского Университета. Зрителей собралось достаточно много, а историй было еще больше. Пришедшие доверяли актерам свои проблемы и пытались увидеть их решения на сцене. После рассказа о том, что ты не можешь расстаться с девушкой, но уже ее не любишь, и, увидев это на сцене, у тебя появляется возможность понять, что тебе нужно поступить иначе. А если тебя тревожит нелепая ситуация, произошедшая с тобой сегодня утром, ты можешь посмеяться над ней вместе с актерами и зрителями и отпустить ее. Playbackтеатр — это как поход к психологу — тебя выслушают и дадут дельный совет. Этот театр насчитывает огромное количество «пациентов» и «завершенных болезней». Раса Урбшиене (Rasa Urbšienė), руководительница студенческого Playback-театра в Вильнюсе: «В прошлом году мы выступали в очень маленьком городке среди коллектива преподавателей из 15 человек. Наше выступление было как раз перед Рождеством, и нас пригласили, чтобы поговорить о важных прошедших событиях. Одна женщина рассказала историю: «Сегодня Рождество, но я не чувствую праздничной атмосферы, и в этом виновата я сама. Сегодня утром я поспорила с одной из моих коллег. Я до сих пор не извинилась перед ней, и я чувствую себя подавленно». И артисты показали на сцене ее переживания. Следующей историей оказался ответ той самой коллеги. Она сказала, что не злится, и ей очень приятно слышать извинения в такой форме. После этого женщины обнялись и заплакали. Актеры и сцена стали возможностью высказать то, что порой люди стесняются сказать напрямую». Чтобы понять, что такое Playbackтеатр, необходимо хотя бы раз побывать на его представлении. И очень жаль, что этого театра пока нет у нас, в Беларуси. Кристина Колбасникова

Альманах «Двери» №1 (4)

[65]


интернет

«Моя свобода... вот такая... большая...»

Главная страница сайта

Silhouette masterpiece theatre от Wilhelm Staehle

Белорусский театр есть

Проект британского художника и дизайнера «Театр шедевральных силуэтов» — оригинальные коллажи с «театральным» конфликтом. Забавные однокадровые сцены британского юмора. В большой коллекции каждый найдет ту, которая придется ему по душе.

Belarus-theatre.net — ведущий белорусский портал о театре, который собрал вокруг себя много талантливых критиков и зрителей.

www.silhouettemasterpiecetheatre.com

Сайт освещает многие театральные вопросы: «Над чем работают белорусские драматурги, режиссеры, актеры, театральные художники, композиторы, хореографы? Премьеры их спектаклей, творческие вечера, мастер-классы и другие обучающие проекты, конкурсы, фестивали. Нам интересны театральные любители, что их интересует, какая помощь им нужна, какие у них успехи. Нам интересно, когда театр соприкасается с жизнью, будь то утренник в детском саду или спектакль в исправительной колонии. Нам важно знать, как живут театры в Мозыре, Бобруйске, Слониме, Пинске, Молодечно, в других городах страны».

«Это вторжение!» «Я выпью за это!» «Воображаемая гитара — для неудачников»

На сайте оперативно публикуют впечатления и отзывы о важнейших театральных событиях Беларуси. Под крупные фестивали портал запускает отдельные проекты — «Куфар on-line», «ТеАРТальное обозрение». Сайт Театральная Беларусь — удобное место, чтобы следить за театральными новинками, открытая площадка для зрителей, которые хотят обсуждать спектакли, и коллекция блогов белорусских театральных деятелей.

www.belarus-theatre.net

[66]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011


лiт.аддзел

Навацыі сучаснага тэатра

2. Структура спектакля: воля к постмодернизму

абагульненнем формы». 3. Jarzyna: teatr / theatre

1. Постдраматычны тэатр

Вам не здаецца, што сучасны свет стаў занадта супярэчлівы і дынамічны? Еўрап��йскім рэжысёрам-эксперыментатарам здаецца, менавіта таму яны больш не імкнуцца распавесці са сцэны лагічную гіторыю, якая мае пачатак, заканчэнне і нейкі мэсэдж. Вядомы нямецкі тэатразнаўца Леман называе гэта постдраматычным тэатрам і дакладна абгрунтоўвае рысы і мастацкія вартасці такога накірунку ў кнізе «Постдраматычны тэатр», 1999г. (Lehmann, Hans-Thies. Postdramatisches Theater). Мультымедыйнасць і перфарматыўнасць з’яўляюцца знакавымі прыкметамі такога тэатру, акрамя таго, мяняюцца звыклыя функцыі рэжысёра, акцёраў і нават гледачоў. Задача рэжысёра — стварыць такую тэатральную структуру, якая б не знішчыла фактар спантаннасці, выпадковасці жыцця. Функцыя акцёра ў гэтым праекце — зрабіцца «бессістэмным» фактарам, які не мае выразна акрэсленых задач. Публіка ж не павінна чакаць гатовага сэнсу, а ствараць яго тут і цяпер разам з акцёрамі.

«Баркоўскі з’яўляецца адзіным у беларускім тэатральным мастацтве паслядоўным рэжысёрам-пастмадэрністам», — піша айчынны доктар мастацтвазнаўства Т. Катовіч у кнізе «Структура спектакля: воля к постмодернизму» (Віцебск, 2010г.). Далей прывяду таксама некалькі красамоўных цытат з кнігі, якую, маўляў, усе даўно чакалі. «Я з цягам часу ўсё больш упэўнены, што небыцця ў чалавека больш чым быцця» (В. Баркоўскі). «В.Баркоўскі стварае свайго рода міф. Пра што б ён ні ставіў, гэта заўсёды паэтычны роздум пра космас і пра чалавека ў Сусвеце». «Канфлікт у ягоных спектаклях пераносіцца ў сферу метафізікі, персанаж адыходзіць ад сацыяльнай драмы і ад барацьбы з самім сабой. Яго мэта — здабыццё касмічнага сябе, сюжэт не мае прынцыпнага значэння». «Апошняя п’еса Трэплева, якую паказалі на міжнародным тэатральным фестывалі «IX Балтыйская вясна», выклікала шок і замяшанне гледачоў. Незвычайнасцю прыёма, нечаканасцю трансфармацый, рызыкоўным

Шчыра кажучы, у гэтай кнізе вокладка і фотаздымкі ўражваюць нават больш за тэкст, ад якога цяжка адарвацца. «Jarzyna: teatr / theatre» — кніга аб польскім рэжысёры Гжэгажы Яжыне, які ў 30 год узначаліў адзін з важнейшых польскіх тэатраў — Teatr Rozmaitosci ў Варшаве ў 1997 годзе. Вялікае па памерах (40х20см) і па аб’ёме (300 стр.) выданне пачынаецца з інтэрв’ю рэжысёра, які зрабіў рэвалюцыю ў польскім тэатры ў канцы XX ст. Фотаздымкі са спектакляў зачароўваюць, амаль адчувальнай робіцца энэргетыка пастановак. На вокладцы — сам Яжына, але не ў нейкай там позе рэжысёра, у якога ўзнагароды не змяшчаюцца ў шафе. Яжына увесь час у пошуку новага — формы, тэмы; у тэкст, над якім ён працуе, апускаецца поўнасцю: кажа, што адну старонку можа чытацьаналізаваць некалькі гадзін. Ягоны партрэт займае адну шостую вокладкі, глядзіць пры гэтым заклапочаны Яжына некуды ўніз. Мне здаецца, гэтая кніга — узор таго, якім павінна быць выданне пра тэатр увогуле, і пра таленавітага рэжысёра ў прыватнасці — на двух мовах (польская і ангельская), з вялікай колькасцю якасных малюнкаў, бо, маўляў, тэатр — гэта тое, што ў першую чаргу ўспрымаеш візуальна. Крысціна Смольская

Альманах «Двери» №1 (4)

[67]


диалог


Театр в каждый двор! Сергей Базаров знает, как быстро усвоить таблицу умножения, и уверен, что все просто, если ничего не усложнять. Руководитель Московской театр-школы «Образ» посещает ее филиалы всего два раза в год. Поэтому, когда он приехал к своим минским ученикам, «Двери» не могли с ним не пообщаться. Мы договариваемся встретиться в парке Горького. Приходим с фотографами заранее, чтобы выбрать наиболее комфортабельное для беседы место. Выясняется, что одно из главных условий при поиске — отсутствие шума — практически невыполнимо здесь в выходной день. Остается лишь «подсиживать». Объект освобожден — быстрый рывок к скамейке в тени деревьев. К нам присоединяется педагог минского филиала театр-школы «Образ» Елена Молчан. Филиал в Минске был открыт именно благодаря ее инициативе. У меня в голове проносится мысль, если бы Елена промышляла воровской деятельностью, я бы самостоятельно вывернула перед ней сумку, а вдобавок оформила на нее жилье. Но Елена, к счастью, педагог. Помогающий «перевернуть жизнь», «перестать быть зажатой», «овладеть своими эмоциями», чем делятся ученики школы. А вот и сам Сергей Анатольевич. Он с ходу выносит будто заученный всеми приезжающими в Минск вердикт о том, что город чистый и спокойный, добавляя в список этих прилагательных свое «приглушенный» и делится своим наблюдением за Леонидом Агутиным. Оказывается (а вы не замечали?), у Агутина глаза грустные. «Это ему наказание за однобокое творчество» — делает вывод Сергей. И мы начинаем. текст: катерина карпицкая

фотографии: марины пашковской


диалог с сергеем базаровым

— Театр в вашей школе — средство помощи людям в поисках равновесия, лепки себя. Филиалы «Образа» действуют в разных странах. У людей разных национальностей, просто разных, схожие проблемы? — У всех людей абсолютно схожие проблемы. Конечно, я не вел занятия в Германии, во Франции, но уверен, что там проблемы те же. Все люди очень похожи, потому что потребности у них одни и переживания одни. А у нас славян и вовсе похоже все. Только, может, белорусы чуть спокойнее, украинцы импульсивнее, россияне немножко хаотичнее. Казахи, например, более самовлюбленные. — То, что мы как бы зажаты между Западом и Востоком, оказывает на нас влияние? — Я ведь занимаюсь актерской деятельностью, но второе образование у меня психолога. Поэтому я очень хорошо ознакомился с процессами работы головного мозга. Так вот, все зависит от того, какие функции там преоб-

ладают. Есть логические функции ума, а есть подсознательные. В сущности, в менталитете людей Украины, России и Беларуси больше активизированы подсознательные функции: фантазия, воображение, поиск необычных решений. Это мешает иногда сконцентрироваться на решении какой-то более конкретной задачи, более материальной. Западному миру легче принимать жесткие решения. А восточный мир вообще улетевший, им «пофиг». И вышла такая странная ситуация, что мы оказались в центре пирога. С одной стороны — люди, абсолютно улетевшие за шесть тысяч лет буддизма. А с другой — меркантильный западный мир, который постоянно пребывает в жесткой логике, жесткой юриспруденции, жесткой ответственности. А мы посередине болтаемся. Проблемы у людей улетевших есть — они нищие, болезней в Индии просто не меряно. У логики тоже есть проблемы: преступность, наркомания, проституция. Нужна золотая середина, а ее в человеческом опыте попросту нет. И так как опыта нет, идет интуитивный поиск. То мы копируем что-то с Запада, то мы копируем что-то с Востока. То мы ищем в своей голове. Сдается мне, пройдет еще лет десять-двадцать, проблемы окончательно прижмут, и родится новое человечество. Вот когда люди начнут заниматься спортом не для того, чтобы этот спорт потом продавать, когда они будут заниматься искусством не для того, чтобы потом его продавать,

Сергей Базаров Родился 13 февраля 1961 года в Санкт-Петербурге. Окончил Высшее Театральное Училище (Институт) им. М.С.Щепкина и Московский Государственный Открытый Университет по специальности «психология». Актер, психолог, режиссер. Создатель и руководитель Театр-Школы «Образ», которая активно работает уже 15 лет и имеет сеть филиалов по городам России, а также в Беларуси, Украине, Казахстане и даже в Австралии. Автор программы «курсов актерского мастерства для жизни», психологического тренинга «Искусство Жить», а также концепции общественного развития «Философии Игры». Режиссерские работы: «Человеческий голос» Ж. Кокто, «Что случилось в зоопарке» Э. Олби, «Трагик поневоле» А.П. Чехов, «Мой друг Гитлер» Ю. Мисима, «Шутки» А.П. Чехов, «Вождь краснокожих» О Генри и др.

« Вот когда люди начнут заниматься спортом не для того, чтобы этот спорт потом продавать, когда они будут заниматься искусством не для того, чтобы потом его продавать, а для того, чтобы развиваться и развивать, тогда мы вздохнем легче » [70]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011


а для того, чтобы развиваться и развивать, тогда мы вздохнем легче. — В чем, на ваш взгляд, наше основное отличие от животных? — Утром мы встаем и что в голове? «Опять началось. Опять поздно легла». Как вы думаете, что это? Это реакция вашего ума на наличие у вас воображения. Если бы не было воображения, не было бы и ума. Как у кошки. Если бы мы были кошкой, знаете, как бы мы встали? Перевернулись бы, упали на пол, поползли в ванную, по дороге полежали бы. Но так как у вас есть воображение в отличие от кошки, вы еще вроде ничего не делали, а уже начинаете мучиться. Почему если вы на кошку замахнетесь, она отпрянет от вас, но как только биологический объект из точки напряжения уйдет, она снова расслабится. Попробуйте на человека замахнуться. «Ты че? Мне, да? Ага, он против меня что-то имеет, он меня хотел оскорбить!» Поэтому кошки живут очень

если у вас привязки полностью отсутствуют, то вы болтаетесь, как непонятно что. Воображение — это и наша награда и мучение. Потому что, как только вы видите образ человека, который вам нравится, видите себя рядом с ним — все нормально. Но тут же воображение все переворачивает, и вы видите, что он вас покидает. — Каким образом людям в их проблемах может помочь театр? — Театр моделирует жизнь. Ни о��на практика в мире, кроме театра, жизнь не моделирует. Можно взять, например, дыхательные практики, двигательные, но они берут отдельные аспекты, театр же — целиком. — Йохан Хейзинга в своей книге «Homo Ludens» приводит кучу доказательств того, что вся мировая культура построена на принципе игрового начала. Игра, в сущности, в человеческой природе, почему тогда людям так сложно относиться ко всему проще?

серьезно. Ребенку с детства сбивают некую позицию, некое равновесие. Что для игры самое важное? Многовариантность. Человек может плакать, а потом уже смеяться. Человек может страдать и через какое-то время радоваться. Ребенок может вырывать волосы из головы своего партнера по песочнице и тут же целовать его, отдавая свою любимую игрушку. А если нас назвать, допустим, идиотом, то мы будем помнить это еще долго: кто сказал, когда, во сколько и что он под этим подразумевал. Все потому, что часть сознания ребенка как бы не участвует в ситуации. — Пример с ребенком определенно напоминает актерскую ситуацию… — Да. Часть сознания актера тоже не участвует в ситуации. То есть часть сознания страдает, переживает, искренне получает ощущения, а еще часть, как бы выделенная, следит. Это необходимо для того, чтобы вы не упали со сцены, не вышли за кулисы, не забыли текст. Мы понимаем, что

« Когда люди приходят в театральный ВУЗ, они настолько очумели от искусства, что думают, там происходит какое-то чудо. Из-за этого они не могут делать очень многие вещи просто. Из-за неверного подхода к роли начинают расшатывать психику » долго и есть мнение, что у кошки девять жизней. А еще у кошки есть оригинальное качество, которого нет у человека: у нее нет привязок. Есть ведь такая фраза «кошка, которая гуляла сама по себе». А человеческое общество построено по принципу привязок. Дети-родители, братьясестры, любимые люди за счет сексуального возбуждения. Эти привязки вызывают страхи. Но

— Потому что самая страшная программа, которую ввели в детстве, звучала так: в этом мире все очень серьезно. О чем барон Мюнхаузен сказал: «Не делайте серьезное выражение лица, все глупости в этом мире совершаются именно с таким лицом». Просто для того, чтобы ввести ребенка в матрицу, достаточно ему объяснить, что все, что происходит вокруг — это очень Альманах «Двери» №1 (4)

[71]


диалог с сергеем базаровым

можем смоделировать любую жизненную ситуацию. И тогда, по большому счету, получается, что все очень просто в жизни. Ты можешь сделать сейчас так, а потом так. — Какие еще установки являются помехами? — Далеко не пойдем. Например, в голове творческих людей: я гениальный актер и все, что я сейчас делаю на сцене, гениально, это шедевр. Давайте сейчас я предложу вам играть. Если вы никогда не играли, то можете

подумать, что все это очень серьезно. На самом деле все, что я попрошу вас сейчас изобразить — это будет элементарный набор простых действий, которые вы уже делали: встать, похлопать, повернуться… Вы не придумаете того, что вы не делали. Вы не скажете ни одной фразы, которую хоть раз в жизни не говорили, потому что вы не знаете, как ее надо сказать. И кажется, что сцена — это удивительная ткань событий, на самом деле — это не что иное, как набор элементарных действий, связанных

какой-то логикой. Когда люди приходят в театральный ВУЗ, они настолько очумели от искусства, что думают, там происходит какое-то чудо. Из-за этого они не могут делать очень многие вещи просто. Из-за неверного подхода к роли человек начинает расшатывать психику. Он привыкает к этому адреналину, быть в вечном напряжении. И потом становится каким-то неестественным, перевозбужденным. Вот почему обычно у актеров печальная судьба. А у великолепных актеров — очень печальная судьба. — Ваша школа нашла другой, свой путь? — Наша школа предлагает не расшатывать психику, а раскачивать. Когда вы можете взять, получить какое-либо переживание, а потом преспокойно его погасить, перейти в нормальное состояние, не тратя нервные клетки. Если вы будете гладить свое колено, через некоторое время появится нежность. Вы можете нажимать на себе на любые кнопки и вызывать любые чувства. Причем, не подкладывая под это какие-то ситуации, как того требует Станиславский. Я доказал, что играть очень просто. Мы соединили психологию и актерскую практику. Развитие человека — вот наша цель. Ведь что человеку необходимо? Человек должен развиваться. И творческая реализация, потому что человеку необходимо все время творить. Либо вытворять. К театру нельзя относиться как к продукту. У нас в России пока все держит государство. Хотя лучше театры отпустить — пусть бы они погибли, а на их месте родились новые.

« У нас в России пока все держит государство. Хотя лучше театры отпустить — пусть бы они погибли, а на их месте родились новые » [72]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011

— На форумах порой можно встретить высказывания типа «Базаров странный, агрессивный…». У вас имеются неприятели, скептики по отношению к вашей методике?


— Поначалу нас немножко «затюкал» театр. В тот момент они видели в нас конкурентов. Потом психологические школы нас начали «тюкать». Им казалось, что мы будто бы начнем наступать на их территорию. Потом появилась другая сторона скептиков, которые заявляли: «Вы делаете театр, который не является театром. Вы имитируете театр и не достигаете высокого уровня искусства, поэтому не имеете права театром называться». И когда я говорил, что любой человек может играть, мне отвечали «вы врете». Основной скептицизм остался сейчас по поводу того, что все, что мы делаем — это непрофессионально. А мы не претендуем на профессионализм. В нашем театре люди играют для себя. Актеры, играющие на профессиональной сцене, играют в первую очередь для того, чтобы удовлетворить свои амбиции. А сам профессиональный театр направлен на то, чтобы что-то перенял зритель. Выходит актер, проходит какое-то медитативное состояние, и это состояние передается зрительному залу. Профессиональный театр интересует зритель, его изменения, его преобразования. Нас интересуют изменения и преобразования самого исполнителя. — Нужен ли тогда зритель вообще? — Нужен. Для того чтобы напоминать актеру, что он не тот человек, которого играет, то есть, чтобы он не проваливался полностью в образ. А еще зритель нужен, чтобы замкнуть творческую энергию актера, потому что творческая энергия, которая внутри человека находится, она требует все время реакции со стороны, чтобы замкнуться. Как любовь, она требует всегда второй половины. Не важно, к кому любовь: к птичке, собаке, человеку, ребенку. Главное, чтобы на чтоАльманах «Двери» №1 (4)

[73]


диалог с сергеем базаровым

то эта любовь была направлена. Так и с творчеством. Нужны реакции. Неважно какие. Вас могут освистывать, на вас могут орать, могут боготворить и встречать со слезами. Если есть реакция, ваше чувство течет и замыкается. Вот почему дома актеры не играют. Кажется, чего проще — переиграй Гамлета перед зеркалом, кошке своей покажи. Ан нет. Реакции нет. А если она есть, энергия замыкается и человек испытывает катарсис. — Обучение в школе, как мне известно, платное. Если бы к вам пришел самый несчастный человек на свете, но без гроша за душой, и попросил помощи, помогли бы? — Есть и бесплатные у нас тренинги. А вообще существуют вещи, которые, если вы не оплачиваете, вас ничему не научат. Придумайте систему, как вы можете заработать. Есть система рекламы, когда можно собирать людей, приводить. Если ты считаешь, что тебе это необходимо, добавь к этому немного усилий. Одно дело, когда ты просто хочешь и изображаешь из себя нищего и несчастного. Это ничего не даст. Даже если тебе уделят очень много времени. Ты сделал это не сам. Тебе просто разжевали и положили это в рот. Тебе вкусно? Нет. Я сторонник бесплатного обучения, но это пока невозможно. Если бы у меня были финансовые возможности, я бы вообще открыл театр в каждом дворе. — «Театрализацию везде!», почти как у Ленина с его «электрификацией по всей стране» — это ваш лозунг? — Да, это лозунг нашей школы. Хочется, чтобы со временем в практически любом дворе был пробный театральный клуб. Было бы очень интересно. Надо, чтобы президент управлял стра-

[74]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011

ной играя. Чтобы премьер-министр руководил играя. Чтобы люди воровали играя. Чтобы только немного воровали — поворовали и хватит. Чтобы врач лечил играя. Учитель учил играя. Но чтобы люди понимали, что для этого нужно знать законы игры. Чтобы не путали игру как состояние и игру как фальшь, наигрыш. — Куда может проникнуть театр, приведя в действие свое свойство «палочки-выручалочки»? — Наверное, театр проникнет в учебные предметы. Мы будем в Москве пытаться это сделать

их на столе и спросила: «Ребята, хотите?». Они: «Даа!». А она — не получите. Взяла и сожрала одно яблоко. Второе предложила, дети: «Даа». Не получите. И сожрала четыре яблока на их глазах. После этого урока все намертво знали, что дважды два четыре. Они это пережили. В ЗАГСах, наверное, театры будут. Чтобы перед тем, как жениться, сыграть в семью. Причем, именно крутые моменты с бросанием сковородок. Пусть они поорут, поплюют друг на друга. А когда они поймут, что им в этот момент весело, то пускай расписываются.

« Надо, чтобы президент управлял страной играя. Чтобы премьер-министр руководил играя. Чтобы люди воровали играя. Чтобы только немного воровали — поворовали и хватит. Чтобы врач лечил играя. Учитель учил играя. Но чтобы люди понимали, что для этого нужно знать законы игры. Чтобы не путали игру как состояние и игру как фальшь, наигрыш » уже на следующий год. Я напрямую предложу это родителям, ведь, если это начинать делать через государство, три года на поклон придется ходить. В школьной программе театр необходим, он делает знания игровыми. Допустим, таблицу умножения можно выучить за неделю, если ей играть. В школе ее учат полгода. Дважды два четыре. Ученик спрашивает, почему, а ему отвечают — потому. В чем нарушение? Нет ощущений. Ребенок не переживает этот предмет, а не переживая, он не играет. А не играя, он не может оценивать. Одна учительница ради эксперимента принесла на урок математики четыре яблока. Она разложила

— Человек, который учит искусству жизни, сам должен быть по-настоящему счастливым… — Я счастлив тем, что нашел себя, нашел возможность заниматься тем, что мне нравится. Но нельзя говорить про абсолютное счастье, хочется делать еще больше. Жизненная правда в том, что когда мы вроде бы удовлетворены, через какое-то время мы привыкаем к этой удовлетворенности, и наступает нехватка счастья. И мудрый человек отнесется к этому мудро. Он просто дождется, пока не появятся новые идеи, возможности. Немудрый же начнет нервничать, дергаться, испытывая неприят-


ные ощущения. Хочется попробовать открыть так называемый театральный дом. Дом, где люди будут играть именно по программе нашей школы, а по вечерам будут идти спектакли для жителей города. В Москве такой

дом стоит 2-2,5 миллиона долларов. Я пытаюсь найти эти деньги. Сейчас у меня период, когда я меняю свою жизнь. Да, тысячи учеников, да увеличивающееся количество филиалов. Мне этого мало. Я хочу видеть результаты

своих трудов еще больше. И это не спектакли. Я хочу видеть как можно больше новых счастливых лиц, как можно больше общения, любви. И это не ради денег. А ради именно людей.

Вот так вот поговорить и запросто распрощаться мы, конечно, не могли. Придаем своему лицу как можно более страдальческое выражение, очень грамотно напрашиваясь на бесплатный урок по преодолению усталости.

способ первый

способ второй

Если позволяет погода, лягте на траву. Расслабьте все свои конечности. Закройте глаза. Прочувствуйте каждой частицей себя температуру земли, ее выпуклости. Отдайте ей всю плохую энергию. Лежите так до тех пор, пока не почувствуете, что голова стала легче.

Выберите то дерево, которое вам приглянется. Смело подходите к избранному. Поздоровайтесь с ним, подумайте, какое у него может быть имя, а потом обнимите и стойте так, ведя с братом ветвистым внутренние диалоги.

Альманах «Двери» №1 (4)

[75]


школа зрителя

Кто такой режиссер и что он делает в театре? Мария Исаева

Можно было бы начать так: «все на самом деле очень просто...» Но это будет абсолютной неправдой. Поэтому представьте картинку: вы рассказываете историю друзьям, интересную, увлекательную — и друзья от нее в восторге! Что предшествовало успеху вашего рассказа? Все очень просто: вы жили своей жизнью, и эта самая жизнь, вас (точнее вы себя сами) привели к данной ситуации. Вы были восхищены происходящим, и пока шли к друзьям, дабы поведать им свежую, пока еще пестрящую красками историю, постоянно проматывали ее в голове. И когда вы уже были в процессе рассказа — подсознательно приукрашивали события, где-то делали акцент, чтобы ваши друзья, как можно ближе (почти, как и вы сами) прочувствовали эту историю. Так вот режиссер — это рассказчик. Когда вы рассказываете, у вас есть стремление произвести наилучший эффект. Но, конечно же, работа режиссера более кропотливая, чем работа рассказчика. В разные времена у режиссера были разные функции. Открою секрет: сначала режиссера вообще не было, были только актеры и один из главных (лидер) просто корректировал процесс постановки спектакля. Чаще всего драматург и лидер-актер были одним и тем же человеком, например, как великий Шекспир или как наш Гоголь.

[76]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011

Затем режиссеру пришлось многое пережить, и в итоге он стал интерпретатором своих идей в спектакле, при этом не забывая про авторские смыслы и замыслы. Для того, чтобы раскрыть авторские замыслы, режиссер должен отлично знать биографию автора, почему и в каких условиях, в каком состоянии он написал данное произведение. Потому что именно эти факты раскроют вам все секреты в судьбе пьесы, ее созданию и дарят режиссеру понимание и осознание заложенного смысла автором в пьесе. Прежде, чем режиссер поставит спектакль, и расскажет этим спектаклем историю, и произведет на зрителя впечатление, ему нужно очень внимательно и четко изучить драматургический материал, который он берет в постановку. По одному из внегласных законов режиссуры, именно драматургия является основой любого спектакля. Вот именно ее изучению обязательно должен придаться режиссер. Для начала ему надо перечитать 3 раза пьесу, которую решил поставить. Почему 3 раза? В первый —

« Для начала режиссеру надо перечитать 3 раза пьесу, которую решил поставить. »


составить общее впечатление о драматургическом произведении, зафиксировать его в своей памяти (либо на бумаге), увидеть образ будущего спектакля. Режиссер с первого прочтения, как в любви с первого взгляда, должен понять, откликается ли эта пьеса, эта история в его душе. Затрагивает ли этот материал его сущность? Иначе постановка будет обречена на полное фиаско! Почему? Потому что режиссер не будет чувствовать ту жизнь, которую ему надо создать на сцене, тех людей, в которых надо вкладывать эту самую жизнь. И если все-таки материал полностью совпал с внутренним миром режиссера, задел самые тонкие струны его души — тогда ему ничего не остается, как основательно взяться за работу над спектаклем. Второе прочтение предназначено для проникновения в подробности пьесы. Надо относиться к нему более чем внимательно. Ведь задача заключается в том, что режиссеру нужно уловить то, что не было схвачено при первом чтении. Также выяснить эпоху и все ее детали для будущего спектакля: чем живут персонажи, что едят, что одевают, какие дарят подарки, как общаются, что изучают, какая религия и политическая обстановка на тот момент существовала. Для надобности — параллельно не просто перечитать, а внимательно изучить историческую литературу. Почему? Зачем? Ведь вам не интересно смотреть, когда герой на сцене

прямолинейно признается в любви героине! В средневековье — он бы исполнил серенаду под окном любимой, в 19 веке — он бы посылал ей любовные письма с посыльным, либо почтовыми голубями, а сегодня — ну просто верх возможностей признания в любви. И в третий раз перечитать, для того, чтобы сделать свои режиссерские пометки (выделить героев; обнаружить сцены, которые собирается ставить, создать свою «раскадровку» — т.е. сценарный план и мн.др.)

« Конфликты — это то, что должен видеть режиссер, как флюорография! » В сценарном плане ему нужно определить следующие вещи: • Идею, тему и сверхзадачу. • Героев (и закрепить, соответственно за каждой ролью актера). • Конфликтный ряд. Определение этих трех пунктов — одна из самых важных функций режиссера. Раскрыть идею — это то, что замышлял автор, когда писал эту пьесу. Раскрыть тему — это о чем, про что писал драматург.

Альманах «Двери» №1 (4)

[77]


Раскрыть сверхзадачу — это ради чего писал пьесу автор. Конфликты — это то, что должен видеть режиссер, как флюорография! Кто с кем конфликтует, есть ли там сам конфликт, или там коллизия? Каков внутренний конфликт героев? Тысячи и тысячи вопросов должен решать режиссер, когда берется за пьесу для постановки спектакля. И только когда он раскроет все тайны, все шифры и коды пьесы — только тогда ему откроется волшебная правда, ему откроется пьеса, автор, эпоха, к нему сразу придет «режиссерское видение», т.е. он сможет найти решение пьесы! «Решение пьесы» Любой человек с улицы может взять текст, дать его актерам и поставить так называемый «спектакль». Для этого особого ума не надо. Поставить стул и стол на сцену, как написано у автора — это не значит решить спектакль или сцену. Стол и стул может находиться на корабле, в кафе, на пляже — вот это уже будет намеком на режиссерское решение. Если действие происходит в саду — это может быть зимний сад, или сам Рай или опять-таки сад — это интерьер кафе, в который режиссер переносит все действие.

« Поставить стул и стол на сцену, как написано у автора — это не значит решить спектакль или сцену. » Так что мало прочесть текст. Нужно докопаться до истины, и только потом создавать форму всему этому пока что бесформенному театральному фантазийному безобразию. Но, конечно же, режиссеру должны быть известны как свои 5 пальцев все стили и направления! А это уже — самообразование. О пространстве Режиссер — человек, который наделен вкусом, поэтому только он видит единый стиль и образ спектакля. Он видит, как будут простроены мизансцены, и простраивает их. Делает это в наиболее выгодных ракурсах как для актеров, так и для зрителей, при этом соблюдая композицию, а также все золотые правила существования актера, предмета и сценического пространства. Кстати, организовать сценическое пространство не так уж и легко. Чувство меры, изысканности, воздуха или ощущение переполненности — то, что режиссер должен воспитывать в себе постоянно. Пример: если вы — режиссер и решили поста-

[78]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011


вить «Чайку», вы должны понимать и чувствовать, что стиль Чехова не предполагает скованного суетливого пространства, забитого до отвалу мебелью, декорацией и насыщением «светомузыкой». Зритель должен видеть и чувствовать вместе с вами и дышать в подаренном ему пространстве. Дышать, значит успевать воспринимать и переживать вместе с героями и автором. Взаимоуважение Режиссер — это человек, который знает цели и задачи своего творения, в отличие от стада сумасшедших актеров, которых хоть палкой бей и у которых энергии хоть отбавляй! Шутка, дорогие друзья, конечно же.. Бить актеров надо, но только фактами, приведенными из пьесы, если у них возникают вопросы. Только автор вам сможет помочь, подсказать, посоветовать. Все есть в ней, матушке-драматургии. Будем же уважать ее, и она на сцене отблагодарит вас и даже поможет спектаклю.

« Режиссер — это человек, который знает цели и задачи своего творения, в отличие от стада сумасшедших актеров, которых хоть палкой бей и у которых энергии хоть отбавляй! » Режиссер должен уметь работать с актером. Его внимание не должно упускать множество факторов: невнимательность актеров, их несобранность и халтурное отношение к работе. Поэтому задача режиссера в театре также состоит в том, чтобы держать коллектив в бодрствовании и желании работать и получать удовольствие, а не сбегать пить в подсобки. При разборе пьесы режиссер должен хитро помочь актеру: разобраться в роли, растолковать предлогаемые обстоятельства, но при этом давая возможность актеру мыслить самому, погружаться в пьесу. Взаимоуважение — это то, что поможет жить театральному коллективу, «команде», которую создал режиссер. И конечно же последнее… Режиссер должен обладать невероятным трудолюбием, стальными нервами, огромной любовью к тому, что он делает, а также уважением к тем людям, которых он взял на попечение, за которых он как за детей несет ответственность. Режиссер — тот человек, который зажигает искру в себе, беря в руки материал, и зажигает искры в тысячах сердец, ведя за собою и за своею мыслью народы и века.

Ныне странные времена настали. Книги заменил интернет. Режиссеры уже почти не нужны, театр обретает катастрофическую для себя «продажную» форму. Устремляясь к деньгам и славе, нацеливаясь на «забивание пустых мест» в партере, театр становится второсортным творением человека… и отнюдь не искусством. Театр, вначале предполагавший собой подъем духовного уровня зрителя, вдруг, в нашем 21 веке стал опускаться до уровня зрителя, перестал нести в себе воспитательную функцию. Конечно, никто сейчас не любит, чтобы его учили. Все желают видеть обнаженные части тела, ядовитые яркие цвета, эффектность и совершенство насилия — эпатаж, одним словом. А ведь зритель забыл, что от театра можно получить такие же истинные впечатления, как и от хорошей книги. Может быть, один спектакль и не перевернет вмиг жизнь зрителя, но выходя из зала после хорошего спектакля, там, внутри этого самого зрителя, уже будет идти процесс к самопознанию и самоопределению, отвечая на вопросы «кто я?», «почему я так поступаю?», «для чего я живу?». И это будет маленьким толчком для того, чтобы запустить огромный механизм в одном человеке, и пусть не сразу, но лет через 5 этот механизм сработает и заставит человека полностью… координально измениться! У меня есть только одно пожелание: с любовью в сердце — вы сможете добиться многого! Не важно, к профессии или к человеку. Просто любите. И будьте самыми счастливыми людьми несмотря ни на что. И тогда свершиться чудо: вы начнете творить! Удач! Читайте про режиссеров и их творчество в специальной рубрике нашего жж.

Альманах «Двери» №1 (4)

[79]


Lubitel’ский театр

[80]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011


Фотографы Кирилл Мажай и Алексей Жданович забросили на антресоль «цифровые зеркалки», взяли в руки по старому советскому «Lubitel 2» и пошли снимать II фестиваль любительских театров «Двери». Эксперименты с черно-белой пленкой и мультиэкспозицией позволили взглянуть на театр совершенно по-другому. «Двери» эксперимент оценили.

Театр «Обычные люди»

Альманах «Двери» №1 (4)

[81]


фото-эксперимент

Театр «artvoyage»

[82]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011


Театр «Параллель»

Альманах «Двери» №1 (4)

[83]


фото-эксперимент

Театр «В КУБЕ»

[84]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011


Театр «В КУБЕ»

Альманах «Двери» №1 (4)

[85]


фото-эксперимент

Театр «Параллель»

[86]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011


Театр «ТЮТ»

Альманах «Двери» №1 (4)

[87]


фото-эксперимент

Театр «ТЮТ»

[88]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011


Дуэт «Сигаль»

Альманах «Двери» №1 (4)

[89]


репертуарная политика

ления, когда мнимая, выдуманная влюбленность заслоняет настоящие чувства, в которых так трудно разобраться.

Пьеса «Петухова» — открытие прошлого года. Из новых текстов она успешней всего прошла на заключительных по итогам года читках в Центре Драматургии — «Драма-week-2010». Это киносценарий. Обычно под этим подразумевают быструю смену мест действия, монтаж, визуальный ряд. Конечно же, это не исключает показ текста в театре, особенно сегодня, когда видеоинсталяции стали обычным явлением даже для нас. В тексте Златы Глотовой действительно заложены интересные моменты взаимосвязи внутреннего переживания героини и особенностей пространства, в котором она находится: в больничной палате или коридоре, в детском лагере или яблоневом саду. Тут совершенно необходима особая атмосфера, для воссоздания которой у кинематографа много наработанных и разнообразных выразительных средств. Тем не менее, читка этой пьесы, которую сделала режиссер Наталья Пузырева, показала, что если не следовать «киношности» пьесы, а искать собственные театральные средства, то можно добиться интересного эффекта и без мультимедийных хитростей. Главную героиню — девочку Петухову, спортсменку, которая оказалась сначала в незнакомом окружении в больнице, а потом в таком же незнакомом окружении в детском лагере — оттенял «хор» второстепенных персонажей. Их сразу по нескольку играли немногочисленные актеры, и это подстегивало импровизацию, актерское дураковаляние и трюки из капустников, что очень освежило материал. Важно — это выдвинуло на первый план саму героиню. Ведь главным образом прелесть текста именно в этой странной, будто бы не отсюда девчонке, которая переживает хрупкий момент взрос-

[90]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011

Пьеса Филиппа Ридли «Brokenville» («Разрушенск», как ее перевели на русский) родилась в результате специального проекта в Великобритании, в рамках которого драматурги писали тексты специально для любительского театра. Абсолютно логично про этот текст рассказать здесь, тем более что к своей адресной аудитории (я имею в виду наши любительские театры) он, похоже, так и не дошел. Единственная постановка этого текста, которую я видел, была на фестивале в Тольятти местного ТЮЗа, не скажу, что очень удачная. Зато теперь можно сказать, чего нужно избегать в работе над «Brokenville»: попытки сделать спектакль для детей-зрителей, с удобной моралью и выводом. Этот текст хорош для детей-актеров. В нем заложены очень большие возможности для игры в театр, для актерских тренингов и этюдов, для театра кукол, теней, предметов и объектов. Театральность, которая в пьесе сводится к умению рассказывать историю, становится чем-то, что объединяет случайных людей. Они столкнулись на городских развалинах, возникших в результате неведомой катастрофы. Чтобы успокоить такого же непонятно откуда взявшегося ребенка, герои начинают придумывать и рассказывать истории. Они не помнят ничего про себя, и именно в процессе игры каждый вдруг находит свое истинное «я», налаживает отношения с миром.


На мой взгляд, с этим текстом можно и нужно обращаться как можно свободнее, подлаживать его под себя. Он состоит из большого количества относительно самостоятельных историй, которые вполне можно комбинировать. В этом смысле «Brokenville» — идеальный текст для любительского театра.

плодит безвкусные и абсолютно неинтересные спектакли. Нет, безусловно, если у постановщика в распоряжении есть исполнитель уровня Михаила Чехова, то он может рискнуть, попробовать поставить спектакль-мистерию, в которой заявленная тема власти может зазвучать еще сильней. Мне, например, посчастливилось видеть исполнение этой роли екатеринбуржцем Олегом Ягодиным. Повторить такое я бы не советовал никому. Не получится. Впрочем, если получится изобразить простодушие, то этого будет вполне достаточно, чтобы можно было выстроить полноценную образную структуру. Но тогда стоять она должна на другом фундаменте. Пьеса «Ревизор» чаще удается тем, кто ставит акцент именно на Городничего. Тут автор дает просто россыпь возможностей поиграться, ведь г��лерея образов чиновников — это своего рода «хор», отражения, различные вариации образа того самого Городничего. И в этом смысле, далеко не обязательно иметь Михаила Щепкина в труппе.

«Ревизор» — это не просто классическая пьеса (классических пьес даже в русской драматургии можно назвать много), это пьеса для нашего театра основополагающая, как «Гамлет» для английского театра и «Тартюф» для французского, а «Фауст» — для немецкого. Более интересно на эту тему рассуждает в своем ЖЖ московский критик Павел Руднев, полюбопытствуйте. Для того, чтобы эта пьеса сработала, нужно понимать ее тему. Тема эта — «природа власти». И власть тут вполне можно рассматривать не столько в политическом (в смысле коррупции), сколько в общечеловеческом смысле — осуществление своей воли на других людей. Николай Гоголь как бы оборачивает власть бессилием, а слабость властью, и именно этим пьеса привлекает. В этом смысле очень важно выбрать настоящего главного героя. Хлестаков — одна из самых сложных ролей в мировом репертуаре, которая удачно была сыграна на пальцах одной руки можно перечесть — вот всего лишь столько раз. Именно эта фигура (воспользуюсь опять-таки удачной формулировкой московского коллеги) «исчезающего типа героя», «героя-голограммы», с одной стороны, привлекает постановщиков и исполнителей, с другой стороны,

Ключевыми и самыми важными сценами тут, конечно, являются первая и сцена со взятками Хлестакову. Именно в этих сценах происходит обозначенный выше «переворот» и всемогущий градоправитель вдруг стелется и унижается. Но обратите внимание, что такие же перевороты происходят и в семье Городничего, и чуть ли не с каждым эпизодическим персонажем. Я намекаю на то, что в этой пьесе много материала не только для красивых костюмных постановок, что сцены из гоголевского шедевра вполне можно использовать и для работы с трудными подростками, и для арт-стресс-терапии. Гений Гоголя как раз в том, что в его пьесе каждый сможет найти свою проблему власти — страх ее, жажда ее, унижение через нее. «Ревизор» — это очень хороший пример классной и полезной драматургии, которая обходит любительские коллективы. Абсолютно незаслуженно. На мой взгляд, так же, как во всех американских школах подростки и начинающие мучают шекспировский материал, в каждой нашей школе нужно непременно поставить по «Ревизору». Уверен, что пойдет на пользу. Алексей Стрельников

Альманах «Двери» №1 (4)

[91]


фотографы и иллюстраторы

Юлия Новикова

Лидия Зинович

+375 44 721-67-66

+375 29 158-65-51

ynov@tut.by

lidiyazi@yandex.ru http://lickr.com/photos/ lidziya

[92]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011

Мари Якимович

Полли Хомякина

deadhamster@another.by http://vkontakte.ru/ id10744423

http://facebook.com/ polly.hamster


Антон Суряпин

Екатерина Ажгирей

Марина Пашковская

+375 25 903-64-84

+375 29 367-41-97

+375 29 668-06-44 winter_lower@list.ru

surapin@tut.by www.bnp.by

http://vkontakte.ru/ me_presley

http://vkontakte.ru/ id1599649

Любитель-2 Алексей Жданович http://lomography.com/ homes/dustdevil Кирилл Мажай http://lomography.com/ homes/domasi

Альманах «Двери» №1 (4)

[93]


использованные материалы

Непериодический электронный альманах «Двери» публикуется в интернете в свободном доступе под лицензией Attribution-ShareAlike (by-sa) — Лицензия «С указанием авторства — Копилефт».

Эта лицензия позволяет другим перерабатывать, исправлять и развивать материалы даже в коммерческих целях при условии указания авторства и лицензирования производных работ на аналогичных условиях. Эта лицензия является копилефт лицензией. Все новые произведения, основанные на материале альманаха, будут иметь аналогичную лицензию, поэтому все производные будет разрешено изменять и использовать в коммерческих целях. Указанная лицензия распространяется только на авторские материалы альманаха и не распространяется на текст пьесы «Детский Сад» и следующий контент:

Из архива театра «Колесо»

[94]

Альманах «Двери» №1 (4). 2011


2011


/result