Page 1

Иван Новицкий Бумажной розы...


..Он был больше поэт, чем музыкант, но его это ничуть не огорчало. Ему просто удивлялась сама мысль, почему он, так много знающий чувствующий, не может разрубить этот узел и выпустить те рвущиеся идеи, которые, как казалось, сметут все на своем пути , стоит им только показать свободу... Он жил словно в тюрьме. Да, порой ему улыбалась жизнь. Иногда. Улыбка эта, вопреки его ожиданиям, была столь призрачна, что казалось, любой порыв ветра может ее сдуть. Сдуть со стен его плена. Глухой, глухой тюрьмы. Она была не из бетона или камня. Она была. Просто. Нельзя сказать наверняка из чего она состояла.Когда он пытался это объяснить - это ставило его в тупик... всегда. Вокруг были люди.Они ходили, жили своей жизнью, радовались и огорчались. Но он не мог их коснуться. Не мог поговорить с ними. Он мог лишь слегка помахать им рукой, тяжелой, и на удивление непослушной. Он это я. Стоит мне только снова признать это, как мир постепенно теряет краски и я начинаю терять дистанцию. Дистанцию между мыслью и чувством. Мне страшно думать о том, какие мысли иногда приходят в ЕГО голову. Какие сцены будоражат ЕГО воображение..? В первый раз я выношу, пишу это. Выношу на бумагу. Говорят будет легче... КОМУ? Явно не мне. Такое ощущение, как будто из тебя вынули все батарейки, а вместо них напихали обрубки старого, безжизненного "чего-то." Я пытаюсь заговорить с НИМ. Но он этого неслышит, или не хочет слышать. Он живет своей жизнью, и, может быть (наверняка я этого не знаю), даже не подозревает обо мне. Но ему тоже страшно и ужасно одиноко. Я думаю он - мой страх. Живой. Живой, но давно похороненный в глубине моей души. Когда ты в следующий раз прочтешь это, то ты удивишся. А может быть ты просто не поймешь. А КАКАЯ РАЗНИЦА! Это всеравно ЕСТЬ! И эта истина от тебя не зависит. С ним я еще долго буду пытаться заговорить. Может он услышит и отпустит мои мысли. Я надеюсь. Я очень на это надеюсь. Очень...


*** Поэтами воспето слово, Поэтами воспет обман. И это все уже не ново... Колышат бури океан, Колышатся и наши души Ветрами жизненных невзгод. И словно скованный урод Внутри нас страх порою бьется! А все вокруг кричит, смеётся... Как будто это не со мной. Я плачу, Боже, Боже мой, Насколько сладки искушенья, Насколько горестны сомненья... Обманом стиснуты мечты. Сверкая сталею мечи Рубают разум на виденья желанных грез, и две свечи Во мраке жестком леденеют. Но что-то в них немного тлеет, И нужно капельку тепла, Чтоб жизнь широкими струями разбила лед, Воскреснет пламя и тьма отступит навсегда И не вернется никогда! Я ощущаю своей кожей вибрации своей мечты, Насколько сладостны они! Но разум, словно в покрывале, начнет кричать... Я вижу сны... В них я, безумно хохоча, Рву книги, рву одежду, плоть... О как мне больно мой Господь! Но боль безжалостным шурупом Вгрызает в мысли сладкий яд. Еще, еще!.. и невпопад Я в темноте рукой махаю, пытаясь всколыхнуть свой ад.


Я встал. Пошел. Теряя мысли Я что-то тайно совершал. Никто не видел - но все знали. Немые взглядом осуждали. Безмолвно кинутый упрек, как будто в сено уголек. Я убегал, горя всем телом, За мной шла женщина вся в белом. И не отдав себе отчет, Пустился в вальс я с белой тенью... Глотал я сладостно те сны. Не находя успокоенья в своем возвышенном мученьи, Я жил, живя одною мукой, в реальной жизни бредя скукой. Но ангела святой полет мне взор ласкал, И временами, я, в несчастии своем, В немой тоске тревожил память.


*** Я видел страх и боль, Я видел муки... Я видел словно чьи-то руки Срывали маски пред огнем. Я видел нас двоих, вдвоем Мы были словно чьи-то тени в безликом танце суеты. Восторженно кричала ты. Восторженно взметались руки, Сквозь нас неслись как волны звуки... Вдруг словно в темноте оскал увидел я. И я упал. И кто-то руку мне подал. В ней окровавленный кинжал. Соленой теплотой на руку упала капля. Что за мука, чья это кровь?! Не уж то ли... Сомненья поборов свои я огляделся, Чей-то лик в тени мелькнул зовя с собою. Там, у обрыва над рекою лежала ты... Зияла рана на груди. В последний раз сжав дланью руку, Ты, посмотрев в мои глаза уже туманным, слабым взором, Но с твердым как скала укором, Беззвучно прошептав слова, Вдруг отпустила - умерла. Внезапно мрак меня окутал И понял, что шептала ты...


*** Взошла луна и улица пустынна... И для кого-же ты была строга, стройна, нежна И между тем наивна... Стекает кровь по лезвию ножа. И в прошлое ушли воспоминанья, И вырвавшись из глубины души Ласкали тело сладостным лобзаньем Твои несбывшиеся сны. Несбывшиеся сны твоих мечтаний. Дыханье детской чистоты Было разрушено серьезным испытаньем Любви, надежды, красоты, и капелькой самообмана Про то, что вечны Я и Ты... Лишь Бог один - свидетель жизни, Всех дарований и щедрот, Давал Надежде пред последней тризной, Своей Любви большой глоток. А Вера, бушевавшая когда-то, Нашла покой не на закате лет, А в день, когда я первой песней Исполнил перед Богом свой обет...


*** В сумрачном мире война за войной, Мания злобы, бой правит тобой. Твоя жажда крови направлена на Того кто кричит: война не нужна !.. Твое тело во власти лихорадки огня, Над собой ты не властен, ты не помнишь себя. Ты хочешь лишь смерти, но только чужой. Бой правит тобой, ты живешь лишь войной. Ты родился меж танков, под пушечный вой. Ты знал лишь три слова: живи только войной. Ты не знаешь любви, ты не знаешь обид, Ты машина из плоти, ты фанат своих битв. Ты можешь убить, можешь брата предать, Но перед ним себя войной оправдать. Ты добился нуля, ты один, ты никто, Тебе война не дала ничего!!!


Думы Луна, звезд спутник неизменный, Скользит безшумно в облаках. И навевает думы бренны Про то и се, про свет и мрак, Про ненависть в любви, Про страсти равнодушья, Про свет, про солнце и жары удушье, Про ночь, луну и хладный мрак. Про плюсы, минусы в природе, Про красоту души в уроде И дней неторопливый бег. Что царь природы - человек. Люблю с луною помечтать я О том, что в мире где-то счастье. О том, что мне когда-нибудь Случится вникнуть в его суть. О том, ЧТО есть земное счастье? Утехи плоти иль души? А может счастье человека, Дарившего тебе мечты? А так же я люблю подумать, Зачем же людям нужно думать Коль также из дня в день вставать, Зарядкой тело разминать. Позавтракав с собой на кухне День направлять на благо трухле. Ведь всеж исчезнет без следа В дырявой бочке вся вода.


Атлантида Точка кометы как солнце взошла, Огнем полыхнула в заливе вода. Гладь океана как алая кровь. Ты, Атлантида, во власти богов. Стада разбежались, почуяв беду, Птицы покинули рощи в саду. Безмолвье сдавило людские сердца, И гибели призрак мелькнул в облаках. Точка кометы росла и росла, Хрусталь глади неба хвостом рассекла. Ночь отступила пред новой звездой, Леса иссушил ее дьявольский зной. Огненный ливень на землю пошел, Сухие леса полыхнули огнем. Стихия огня вместо леса густого. Где были сады - там место пустое. В ужасе люди искали спасенья: Гибли в от дыма, горели в огне. Бежали в столицу. По слухам лишь в ней Было спасенье - Пирамида Царей. Но все опоздали - вход в город закрыт, Жрецы так решили - народ обречен. На вышний Акрополь с надеждой взирали. На храм Посейдона шел с неба огонь. Невидимый купол столицу накрыл, Горячие угли не падали в город. Невозмутим и величен Акрополис был Средь хаоса и истребления грохот. Напрасно Атланты подняли взгляд На каменный мост, что поднят был жрецами. Не давала возможности мысли собрать Чужие эмоции, мысли и страхи. Каждый в тот миг ощутил отчужденность От сына, от друга, от брата, отца.


Вдруг чьей - то воле толпа подчинилась. Притихла. Умолкли эмоции, стоны. Стена на площадке дворца отворилась И вышли жрецы - жрецы Посейдона. По краю площадки встали они, Проем в стене ярким светом залился. В нем появился правитель страны, Даккарх - царь огня, с Атлантидой простится. Толпа пала ниц при виде владыки, Царь вскинул руки и к небу взлетел. Пурпурная мантия шлейфом тянулась. Казалось, стихию унять он хотел. В тот самый миг страшный взрыв прогремел, Как тысячи громов грянули хором. Резкий свист всех людей оглушил. Пылая огнем, рухнул свод небосклона... Средь буйства стихии одна пирамида Невидимым куполом скрыта была. Но все ж и ее в величии грозном На дно опустила морская волна.


Жизнь Дар бесценный, дар случайный, Жизнь, зачем ты мне дана? Для добра или для горя Я тобой вершу дела? Жизнь прожита. На смертном одре Воспоминанья прошлых дней: Вот утро жизни - ты ребенок, Прелестное дитя исполнено очей. Жизнь так чудесна и прекрасна, В ней нет тревог из-за минувших дней. День жизни - постиженье смысла. Жизнь выглядит без всяческих украс. Ласкала жизнь тебя и била, Но день прошел и к вечеру угас. Жизнь вечером полна воспоминаний, Воспоминаний прошлых лет и дел. Ты помнил горечь всех твоих страданий, Медовой радости и счастия удел. Но вечер подошел к концу, Жизнь повела тебя на плаху. В тебе осталась память о былом И ночи ожиданье в страхе . . .


Кладбище Ночь. Тишина. Луны лишь блики. Голос совы, да волка вой. Туман могильной сыростью пропитан, И смрад болота, полный горечи немой. Кресты, надгробья склепы, плиты; Здесь все для мертвых, все за упокой. Души на небе, а тела забыты Зарыты на два метра под землей. Здесь мрачно. Солнце редкий гость; Луч не проходит чрез скелеты веток. Фамильные могилы - посмотри: Зарыт здесь сын, а рядом его предок. Луна на небе как фонарь. Туман обнял кресты и склепы. Тела зарыты под землей, Не все усопшие отпеты. Могила в вдалеке самоубийцы. Здесь редкий гость и зверь и человек. Он стал души своей убийца, На душу наложил неискупимый грех. Его при церкви не отпели, Он душу на скитания обрек. Его в дали от всех похоронили, На вечный для живых урок. Вороны - черные тела На кладбище сон мертвых охраняют. А люди этого не зная Их от могил камнями отгоняют. Застыло время здесь, застыла жизнь,


Кто мы? Я в дебри полез как бес огалделый, С тропы я свернул для себя, не для дела. Отбился от тех, что тащили с собой, Кричали во след мне: "Вернись" и "Постой"! Мне хотелось в других местах побывать, Не идти по тропе, а искать и искать Другие пути, другие места, Другую тропу для таких же как я. Для тех кто не может плыть по теченью, Терятся в толпе, кто выходит из тени. Из тени зависти и суеты, Из тьмы немой покорности судьбы. Кто вечно борется и вечно(правды)ищет, Хоть как толпа его освищет. Но он достоинства ничуть не потеряет Хоть как судьба его мотает. И будет верить, жить и ждать Когда толкнут его опять. И несколько таких как я Пойдут искать свою тропу, И верю я, когда - нибудь я встречу их И я пойму, что есть та жизнь и что есть эта. И как непризнанны поэты Мы будем ждать, что нас поймут. И пусть до смерти пять минут Не изменю своей дороге, Хоть потому не примут боги. Среди друзей, что мне противны, Среди родных, что не родны Я не придам своих позиций, Я не предам свои мечты. Пусть незаметным кану в лету, Но многи сыновья страды


Падение ангела В подлунном мире ты витал Меж братьев, ясных серафимов. И ты ветров речам внимал, Вел диалог с небесной силой. Ты прятался за облаками, И лишь орел увидеть мог, Как ты, паря, махал крылами, И как на облаке прилег. Смотря на мелкостных людей, Дивился их земным порокам. Не зная низменных страстей, Любви высокой и жестокой. Вдруг что-то приковало взгляд. Была то девушка, вся в белом. Ты долго ей глядел во след, Сокрытый синевою неба. Забыл про все. Забыл про ветер, Забыл про низменных людей. Хранил лишь в памяти своей Прекрасный образ девы в белом. Души порыв затмил твой разум. Низвергнулся ты с высоты к твердыне мира. И не разу ты не подумал, То что ты - небесный светлый серафим Лишился счастия полета, Влюбившись в девушку с земли. Увы, ты не нашел любви, То лишь минутное влеченье Первосозданной чистоты. Страданий полон светлый ангел Бродил без крыльев по земле. Он слышал ветра речь, и братья Дивились, что он на земле.


Тень Метнулась тень из-за угла, Вобрав весь лунный свет. И к ложу твоему пошла, Но там тебя уж нет. Ты знал она к тебе придет, Чтобы забрать тебя. Ты знал, она тебя найдет, Ее сожгли вчера. Ты метался в толпе, Ты забыл, кто есть ты. Ты помнил лишь страх И ее ледяные персты. Ты пытался уйти, убежать от нее, Но твоя тень была тенью ее. Ты вбежал в Божий дом, Ты в святыню попал, На колени тот час пред распятьем упал. И ты стал горячо душой бога молить, Свято верить в него, еще более чтить. И свершилось! Все свечи погасли вокруг, На мгновение вспыхнули, высветив вдруг Тебя, твою тень, и распятия крест, И ты догадался - свет этот с небес. Звон колоколов, шелест крыл голубей, Это сам дух изгнанья был тенью твоей. Ты вдруг почувствовал жгучую боль, Это тень не хотела расстаться с тобой. Металась, дрожала, ломалась она, Но вдруг отпустила и в сумрак ушла. Теперь ты не можешь из храма уйти: Зловещая тень может снова прийти. Теперь обречен ты всю жизнь доживать В объятиях храма. И прошлую жизнь вспоминать.


*** Нагромождение фигур постылых... Поземкой горечи иссушены тела. Безделье замертво, безцелье силы. Ушли минуты. Тянуться года. Прогарклой истиной из пьяных деревушек Идут понятия о силе без добра, О солнце, что раскинув лУчи, Питает жалость к истине Творца. Разбив оковы, что тебя гоняют, я разумом не в силах устоять Схожу с ума, порокам воздавая их грязный стыд, их жалкие сердца. Терзаюсь. Полные сомненья души Кричат из памяти моей. Ту истину, что кажеться потухшей, Рождаю в пепле умерших идей.


*** На лицах маски видел я когда-то, Без отвращенья видел сотни лиц. Но все ушло, покинулось куда-то. На север ветер гонит стаи птиц... Безбожья полными глазами манят. Без совести, без чувсва, без ума Зовут меня, животный взгляд лаская, Раскинув руки на постели зла. И похотью раздуты все пороки. Стремленье приласкать свой член #пардон Разрушит мысли добрые, и соки Вдруг потекут меж согнутых колен. Сезонное приличье светлооких Порывом ветра сдует по весне. И словно воплощение порока Во мраке мягком тянеться к тебе.


*** ...И грохотом боя ворветься в сердца Боль О последнем цветке нашей жизни, Придавленным злом твоего сапога. И будет метаться огнем лицемерья Забытая мысль о прекрасном былом. Как стая ворон на кладбищенской выси Отчаянье бурей ворветься в твой дом. Звон в голове и вой картечи, Зарницы взрывов у реки. Разбитый голос тушит свечи Твоей прозябнувшей мечты.


*** Твой гибкий стан и чудный вид Меня пленяют красотою. Твоя любовь как белый шлейф В ночи, светящейся луною. И голос твой как мед для пчел Все манит, манит за собою. Без боли горя и без слез, Лишь наших чувств большие грозы Трубят над миром алой розы. И звезды водят хоровод, В ночи сверкая круглый год. И сладки губы как хрусталь Созревшей виноградной лозы.


*** Мерцает город в далеке, Сквозь плотную завесу ночи Несется звук навстречу мне... Я убегаю, что есть мочи. Я убегал из мира зла, Из мира странных грез, видений. И облака, светясь Луной, Неслись как толпы привидений. Меня преследовал не волк Меня преследовали люди В своем желании везде Установить свои орудья.


*** Бумажной розы не завянул лепестки, Она не так нежна, не так наивна. И не цветет в саду так дивно. И не услышит робкие шаги. Писал стихи вам, многие послал. Но многие из них сгорели, Тогда как утром на расстреле Последнее желанье загадал. Спасио вам за тихий сон в апреле, За то, что слабым вновь я стал. Внутри себя как Прометей оберегал Таинственную искру в колыбели.


Глаза в глаза Глаза в глаза, дыханье губ и руки, Сплетаясь в танце чертят руны в такт. Земля, вода, огонь и воздух В сердцах горят, как солнце в зеркалах. Узор нетканных кружев всюду, Раскинув сети ждем звонка. тебя, меня... Двоих по кругу Несут потоки вверх, за облака.


*** Звонка раскатистая стать Вершины сизого Урала. Могучей пеленой застлать Смогла она. Небес забрало Лишь рухнет, глухо рокоча, В моментах молний каменея. Танцующих снежинок рябь Покажет темную аллею. Без ярких образов, в тиши Она тебе свой сон расскажет. В раскинутую длань руки Свой узел вложит и покажет


Прощенное воскресенье Простите все, кого обидел. Кого любил и ненавидел, Кого держал и бил наотмашь, Кого всем телом защищал. Простите за стихи – поэты, За чувства – тонкие эстеты. За сорванный в полях листок Гринпис простит условный срок. Последних слов простите малость Мелькнувшую средь них усталость. Расшитый золотом ковер Простит некрашеный забор. Растаял снег, простились оба Тропу ведущие сугробы. Простила белка малыша Ведь он не понял ни шиша Когда кидал в нее бутылку. Простили джунгли лесопилку. Простил весь мир живущих НАС. Так и простим его сейчас За дело, за слова, поступки. За то, что шли мы на уступки По слабости своей души. Разбились в дребезги мечты Осколками разбив комету Несущую всем нам любовь


result  
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you