Issuu on Google+


Наталия Кузьмина Екатерина Консулова Анна Швец

РОМАН-ЭПОПЕЯ ТОМ 1 (единственный)

Львов. Самиздат. 1991г.


ЧАСТЬ 1.

СУМАСШЕДШИЕ.

Правда, горькая правда. (Дантон)

Россия. 1861г. политическая обстановка в стране накалялась…


ГЛАВА 1. ПРЕСТУПЛЕНИЕ И ПОБЕГ. Зачахн увший на петерб ургско м дне молод ой студен т Родио н Данил ов, прожи вавши й в комна тушке , похож ей на гроб, маленького покосившегося домика решил убить, согласно своей теории , старух у процен тщицу Сахаро ву для благор одной цели построения бассейна во дворе своего дома. Но рука благородного юноши в самый последний момент опустилась перед обаятельной старушенцией. Не в силах полностью изменить своим убеждениям, студент запихнул старушку в чемодан, и всё время носил его за собой. Опасаясь ареста, Родион поставил себе целью бежать из России. Единственным кораблём, отплывавшим в это время, была шхуна «Санта-Лючия…». ГЛАВА 2. СЕЛЬСКИЕ ПЕЙЗАЖИ. Восходящее солнце осветило холмистую равнину с раскинувшемся вдали селом. Усталый путешественник, разглядев на горизонте курящ ийся дымок и вишнё вые садочк и около мазаны х хаток, подумал бы о горячих галушках и вкусном украинском борще. С виду это село казало сь зажит очным , но, подой дя побли же, путешественник (в лице беглой шляхтички) увидел покосившиеся стены, проломанные изгороди и заросшие огороды. Руководствуясь чувством голода, беглянка постучалась в первую попавшуюся убогую хатку. Дверь ей открыла миловидная девица с химической завивкой «под бараш ка» в потас канно й вышив аной золот ом сороч ке и застир анной спидн ыце. -Чого трэба? – ласково спросила хозяйка. -Я б хцэла зъесч цо-нэбудь смачнэго, - на ломаном украинском языке попросила незваная гостья. -Га? Ну тоди заходь, колы прыйшла. Девица ввела шляхтичку в маленькую светлую комнатку и, усадив за стол, крикнула кому-то: -Ганусю, ходь сюды! В комнату вошла бледная чернобровая дивчына и зыркнула на гостью чорнявымы очыма.


-Ласкаво просымо Вас до нашойи хатыны, - сказала Гануся после некоторого раздумья, - звидкы будэтэ, дорогэнька? И беглянка, поддавшись внезапному порыву откровенности, рассказала душещипательную историю о своём побеге: В занятом поляками селе поднялся пролетарский бунт, и богатой панночке Эльвире пришлось бежать от мести провокаторов. Одним из самых ярых её преследователей оказался Олэксий Любчик, являющийся центром спролетаризованного села на Украине. При этих словах Ганна схамэнулась, вспомнив того тихого парубка, що ходыв за нэю вэчорамы. Накормив гостью, Ганна громко спросила: -Ну що будэмо робыты, Наталку, залышымо йийи в нас? -Ну, то не! – запротестовала Эльвира. – Я ж е багата, а у вас ниц нема! Девушки забеспокоились – им надо было спешить на поденную работу. И панночку пришлось взять с собой. Хозяйка у них была толковая, и они надеялись на её помощь. Действительно, молодая помещица, увидев шляхтичку (которая ей сразу понравилась), засуетилась. Она была одинока, если не считать буйного племянника Константина, и решилась взять беглянку на своё попечение. Единственной заботой помещицы было – как бы не увидел Эльвиру заядлый бунтарь Любчик. Барыня Катерина Евгеньевна пошла выбирать комнату Эльвире, а девушки направились непосильно трудиться. Проходивший мимо барчук Константин самоуверенно подошел к ним и, скорчив гримасу, презрительно обратился к чорнобрывой: -Анька, сколько раз тебе повторять: не разводи с Лёшкой шурымуры на селе! И что это вы за моду взяли, - заметил он, поворачиваясь к Наталке, - торчать у окон каждый вечер, выглядывая женихов! И, подмигнув правым глазом, он скрылся в темноте. Поработав на славу, наймычки пошли домой и принялись за своё обычное времяпрепровождение – выглядывание в окно женихов. Под окном уже собралось порядочное количество парубков, и Анна начала было волноваться, что среди них нет Любчика, как вдруг все услышали визги со стороны господского дома. Решив, что пожар, вся компания ринулась на шум. Как оказалось, вышеупомянутый Любчик всё-таки вынюхал местопребывание беглой шляхтички и прямо при всех устроил скандал, пытаясь её арестовать. Хоть удалось на время усмирить его пыл, барыня Катерина Евгеньевна, боясь огласки, решила отправиться в Англию вместе со своей гостьей. Она отдала распоряжение челяди спешно собираться в путь.


По дороге домой Ганна встретила настырного Любчика, который выудил из неё все подробности об отъезде. И вот, когда отъезжала хозяйская бричка, наблюдательный прохожий узнал в одном из лакеев переодетого Любчика. Билеты на корабль «…Белла-Роза…», отплывающий через сутки, доставал он. ГЛАВА 3. ЦАРСКИЕ ПРИХОТИ. Продвинемся немного выше по социальной лестнице и возвратимся чуть назад. И поныне здравствующий государь Алексий Блонский I правил тогда страною очень нерасторопно. После реформы 1861 года ему пришлось амнистировать некоторых сосланных в Сибирь декабристов, в числе которых оказался довольно известный своими революционными взглядами Алексей Абраменко. И его жена, в девичестве Светлана Ковалькова, самоотверженно последовала за ним. Прибыв в Санктъ-Петербург, Абраменко всецело посвятил себя пропаганде революционных идей. Но государю было не до него… Он никак не мог добиться взаимности прекрасной Елены Шуневич, недавно приехавшей в Россию из далёкой Канады и вскоре уезжавшей на Родину. Не сумев побороть свои чувства, забросив все государственные дела, Алексий бесповоротно решил ехать за ней. Царский канцлер Пияковский безнадёжно пробовал уговорить царя вернуться к политической жизни и бросить за решётку обнаглевшего Абраменко. Но государь и слушать не хотел. После беззаконного самоуправства Пияковского, решившего отомстить неугодному ему декабристу, Абраменко, не долго думая, вступил в команду крейсера «…Авроры…». Он мечтал в будущем штурмовать Зимний. Ничего не ведал об этом отуманенный красотой высокой канадки Блонский. Узнав, что она отплывает на судне «…Ибн-Рахмет…», он инкогнито забронировал соседнюю с ней каюту, взяв с собой только канцлера и писаря Пияковского, чтоб было кому сочинять любовные письма к Елене.


ГЛАВА 4. ДВА УТОПЛЕННИКА. В маленькой деревеньке на окраине страны жила бедная учительница Наталья Михайловна Аверина. Гнусные магнаты и духовенство не давали ей возможности учить детей в полной мере. Помощи ждать ей было неоткуда. Нищая и безработная, она решила утопиться. Наталья Михайловна осуществила своё намерение в мутной местной речёнке. В это же время в гнусной, вонючей, грязной, сырой, тесной, прогнившей темнице томился, мучался, страдал, убивался, изнывал, сох, чахнул, скучал и писал стихи непризнанный, опальный, талантливый, молодой, холостой, зеленоглазый поэт под скромным, неприметным, мелодичным псевдонимом Максим Константинович Воронкин. Уже в семь лет у него проявились задатки таланта, а в пятнадцать вышла его первая збирка «На белых островах». В тюрьме писать строго возбранялось, но жена главного тюремщика Елена Бычкова (в девичестве Яблоновская) тайком подсовывала ему под дверь бумагу и карандаш, за что получала своё. При молодом поэте состоял богатенький цензор-неформал, который усердно проверял ту малую часть работ таланта, которую поэт не посвящал Лёле. В остальное же время Свистунов (а именно такую фамилию носил цензор) проигрывал состояние в карты за кружкой пива Виктору Бычкову (очень ловкому в этой области тюремщику) и подзадоривал арестантов в маленькие окошечки тюремных дверей. Но, заметив неладное в отношениях своей жены с некоторым арестантом, Бычков решил отправиться с семьёй в кругосветное путешествие незамедлительно. Воспользовавшись благоприятным моментом, Воронкин притворился умершим. Поэт надеялся, что, когда его закопают, он попытается бежать. Но, как всем известно, в этой тюрьме не было кладбища, а узников хоронили в море, засунув в мешок и привязав к нему камень. Несмотря на такой поворот дела, предусмотрительный Максим Константинович сумел выпутаться из создавшейся ситуации и чудом уцелел, благодаря умению плавать и соображать. Проблуждав по морю несколько дней и не чая о спасении, поэт углядел на горизонте судно и из последних сил добрался до него. Капитан корабля узнал поэта и гостеприимно уступил ему одну из лучших кают.


Цензору, без определённого рода занятий, ничего не оставалось, как отправиться вслед за Бычковыми и по дороге чем-нибудь прославиться. Он прибыл весьма вовремя: судно «…Дук», на котором путешествовала семья, отправлялось через пару дней. ГЛАВА 5. КАЙДАШЭВА СИМ’Я. Недалэко од Богуслава, коло Роси, в довгому покручэному яру розкынулось сэло Сэмыгоры. Яр въеться гадюкою миж крутымы горамы… на дни довгого яру блыщать рядкамы ставочкы в очэрэтах. Пид одниею горою, коло зэлэнойи лэвады, в глыбокий западыни стояла чымала хата Кайдашив. Вся ця садыба нибы дыхала холодком. Одного литнёго дня пэрэд палыкопою Наталка Кайдашыха сыдила у шэзлонзи й видпочывала. Свитлымы кудрямы розсыпалося по плэчах коротэнькэ волосся. Йийи глыбоки и блакытни, як озэра, очи выразно дывылыся на всих людэй, що проходылы повз йихний садочок. -Ты, холэра б тэбэ узяла, каторжный, нэ ходы – нэ пускай тинь на мою моркву, ��о зара як пхну – то й пэрэкынэшся! Що, нэ розумиеш? Ликуватыся трэба! – крычала Наталка, и, якщо прохожый не розумив, з-за двэрэй, лаючысь як матрос, вылазыла Свитлана Кайдашыха. И тоди бидный був той прохожый! Свитлана була шырока, як уся матинка-Украйина. Как раз одним из таких незадачливых прохожих оказался Павел Нищев (*1) . получив по заслугам за просьбу о подаянии, он не ушёл, как это делали другие, более опытные, а остался стоять с глупой улыбочкой на устах. И остался пребывать в этом состоянии до конца этой главы. Между тем Кайдашы заговорили о своём семейном бизнесе: -Шо, гонишь? – поминутно вставляла Наталка Кайдашыха. К концу дискуссии они приняли решение выехать за границу, так как здесь их оборот капитала не составлял должных процентов. Местом назначения они выбрали Израиль.

(*1) Павел Принцев – бывший военный деятель, служил на Кавказе, имел большой гарем. Одной из его любимых жён была Нонна. Уличённый во лжи и интригах, был развенчан и принял фамилию Нищев.


ГЛАВА 6. НОВОЯВЛЕННЫЙ ПИГМАЛИОН. Жил да был Винниченко. И придумал он роман «Что делать?». И была там героиней Вера Павловна Соловейчик. Была она сознательная, с революционными идеями, и полностью поддерживала коммунизм. И настолько хорошо он придумал Веру Павловну, что сам потихоньку влюбился в неё. Но тут Вере Павловне надоело быть Верой Павловной точно так же, как иметь мастерские, быть сознательной, идейно подкованной и послушной Винниченко. И случилась эта ужасная вещь под пагубным влиянием попадьи Людмилы Кондратенко. И поэтому Вера Павловна решила укрыться от своего создателя у неё. Но Винниченко вычислил место пребывания своей героини. Посему подруги решили скрыться за пределами досягания. Всё же проныра-писатель задумал преследовать их до конца. Таким образом, 18 мая 1861 года трое вышеупомянутых героев нашего романа-эпопеи оказались на борту контрабандного судна «…Веданта…». Следует сказать, что Винниченко работал и печатался в журнале «Современник» и его верным соратником был некий критик Клапанов. После реформы 1861 года в журнале произошёл раскол, и Винниченко с Клапановым оказались на стороне левых революционер демократов. Чтобы не оставаться одному в стане врагов, Клапанов засобирался вслед за другом.

ГЛАВА 7. НРАВСТВЕННЫЙ ИДЕАЛ ЛЬВА ТОЛСТОГО. Женя Без-Ухов был пленным французской армии. В этот памятный день (18 мая 1861 года) всем пленным скомандовали: «дорогие товарищи пленные, сейчас мы вас отпускаем с тем, чтобы вы дошли до корабля, который отплывает на Австралийский материк, где вы будете каторжниками. Друзья! Убедительная просьба не опаздывать!» Женя так спешил, чтобы не опоздать, что сел не на тот корабль, улёгся на койку и начал спать. Когда он закончил спать, судно бороздило просторы открытого океана.


ГЛАВА 8 ПУТЕШЕСТВИЕ В НИКУДА. Кусты кизила зашевелились, и ягуар пал мёртвым на землю. Из кустов вышла девушка с кувшином на голове и предложила руку и сердце. Вариант 1: Мцыри взял предложенную руку и пожал её крепко. Девушка оказалась Нонной. Вариант 2: На поляне никого не оказалось, да к тому же Нонна была любимой женой Принцева. Вариант 3: Алексей Виноградов-Мцыри окончательно пал, сражённый страстью к прекрасной Нонне с кувшином на голове. Вариант 4: Любчик откупорил бутылку шампанского. Поскольку Мцыри и Нонну здесь ничего не держало, то они поспешили двинуться на перекладных в кругосветное путешествие. Но в ближайшем городе перед ними встало непредвиденное препятствие в виде Павла Принцева, ныне Нищего. Он жаждал вернуть себе одну из своих законных жён. Не в силах поделить между собой Нонну, Виноградов с Нищевым тронулись в путь втроём на посудине «…Пхарта…». ГЛАВА 9 ГАРДЕМАРИНЫ, ВПЕРЁД! Галина Ягужинская, иначе Анастасия Добровольская, спасаясь от мести жестокой тайной канцелярии, находит выход в бегстве за рубеж. Именно поэтому она оказалась на паруснике «…Филадельфия…» ГЛАВА 10 ПРИЧУДЫ ЛИБЕРАЛОВ. Один глупый либерал из чистого бахвальства постановил подарить бедной прачке Лене Паршуковой корабль с длинным названием. Ничего не смысля в корабельном деле, она набрала команду в лице одного матроса – беглого декабриста Абраменко и скромной уборщицы Танюхи. Подозревая, что будущих пассажиров придётся развлекать, Лена купила говорящего попугая под псевдонимом Котоватаня.


ГЛАВА, ПОСВЯЩЁННАЯ ПРОНИЦАТЕЛЬНОМУ ЧИТАТЕЛЮ. Конечно, проницательный читатель догадался, что все полюбившиеся ему герои попали на один корабль. А если не догадался, то он не заслуживает нашего внимания и не достоин продолжать читать наш роман! Если же он догадался, то он никакой не проницательный читатель, потому что НЕ ВСЕ герои попали на этот корабль, так как Наталья Михайловна утопилась в пруду. Надеемся, что проницательный читатель уже понял, что это – роман-эпопея, а главный герой его – народ, главная мысль – народная. Дальше повествование будет предназначено только для проницательного читателя, для того, кто определил движущую силу нашего произведения.


ЧАСТЬ 2.

ОСТРОВ.

И моя ли то вина, если это действительно так. (Макиавелли)


ГЛАВА 1. ВЗДОХ В ОКЕАНЕ. На одном из необитаемых островов Атлантического океана обитал одинокий робинзон Максим Черныш. Был он совсем одиноким, не считая. Был он совсем одиноким, не считая его верного друга и соратника Юры-Пятницы. Они были очень трудолюбивые и продуктивные, так что по вечерам у них оставалось свободное время, чтобы печально смотреть на закат, сидя на самой высокой точке острова – вершине горы Турубумба, под финиковой пальмой. -Смотри, как красиво! – восклицал, бывало, Максим, задумчиво глядя за горизонт. Но вот однажды утлое судёнышко нарушило привычный пейзаж. Островитяне взволнованно следили за приближением судна. И вдруг страшное зрелище предстало перед ними: лёгкое дуновение ветра перевернуло корабль, как щепку, и разбило вдребезги о прибрежный утёс. Трепетно наблюдая за агонией судна, робинзоны роняли скупые мужские слёзы на обросшие щетиной, жёсткие щёки. И вот последний дребезг корабля скрылся в пучине океана, и всё стихло. Лишь грустная поминальная песня Пятницы нарушала глубокую тишину, напоминая о присутствии на острове живых существ. ГЛАВА 1. ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ. Корабль «Санта-Лючия-Белла-Роза-Ибн-Рахмет-Веданта-ПхартаФиладельфия-Аврора-Дук» с тридцатью пассажирами на борту направлялся в Америку через Атлантический океан. И вдруг на тридцать седьмой широте он потерпел крушение. Поблизости оказался необитаемый остров, и всех выкинуло туда. Обошлось без жертв. Ночь все пролежали без сознания на берегу. Первым очухался Виноградов-Мцыри и начал материться. И продолжал этим заниматься до тех пор, пока не проснулся Свистунов, бормоча: «Золотые слова!». Надо сказать, что продовольствие затонуло всё, причём вместе с кораблём. Потихоньку начали подниматься и осматриваться остальные путешественники. Остров выглядел весьма примечательно: голые обрывистые берега, кое-где поросшие колючками; а вглубь острова уходили ряды густо переплетённых ветвями тропических


Через некоторое время, когда глаз путешественников привык к необычному пейзажу, они приняли решение организовать разведывательную группу во главе с предприимчивым Абраменко, состоящую из представителей мужского пола. Вслед за ними увязалась и вся Кайдашэва сим’я, прикрывая свою корыстную цель (наедине сбыть мужчинам по дешёвке свой нетонущий товар) ложным патриотизмом. Исследователи уже изрядно устали, обойдя весь остров (25868 шагов), когда наткнулись на причудливое жилище, обнесённое частоколом. Скажем по секрету, что это был домик Черныша, но команда об этом не знала. Кайдашэва сим’я сразу решила, что здесь проживает Робинзон Крузо, и что он долго не видал такого ценного товара, как их продукция. Но три непреодолимых препятствия встали перед ними: то, что Крузо наверняка трезвенник, то, что деньги у него уже давно перевелись и, наконец, то, что самого его не было дома. Но молча уйти Кайдашэвий сим’йи не позволяли её убеждения, и поэтому, терпеливо дождавшись хозяина, они обрушились на него со всей силой своего кайдашиного языка. Поначалу перепуганный Черныш решил, что на его остров напало племя людоедов. Но давно забытое чувство подсказало ему, что перед ним женщины, и в робинзоне внезапно проснулись разом вежливость, тактичность и любезность. И, с милой улыбкой на устах, Максим попытался пригласить дам в дом, но, получив по заслугам за свои дерзновенные слова, ему пришлось тихо удалиться в своё скромное обиталище подальше от мирской суеты. А в это время на берегу разыгралась жуткая сцена. Дело в том, что все женщины, путешествовавшие на корабле, были без памяти влюблены в опального поэта Воронкина. И в этот самый момент они обсуждали неотложный вопрос, кому же он, наконец, достанется. Подоспевшие в этот момент мужчины тщетно пытались разнять чересчур взволнованных женщин. Тут на горизонте показался быстро приближающийся предмет. Все, оставив свои дрязги, кинулись к берегу и, затаив дыхание, принялись следить за траекторией его движения. При ближайшем рассмотрении это оказался не кто иной, как Наталья Аверина, ещё тёпленькая, считавшаяся затонувшей. Скажем, поэту уже основательно поднадоели все его многочисленные поклонницы, и он решил влюбиться во чтонибудь эдакое. Тут вовремя подоспела Наталья, и прекрасный молодой человек отдал своё нежное пламенное сердце бедной сельской утопленнице.


ГЛАВА 3. ГОСТЕПРИИМНЫЙ ХОЗЯИН. Между тем, группа из шести человек, пойдя по стопам Кайдашэвойи сим’йи и руководствуясь убеждениями Олэксия Любчика, как путеводной звездой, добрела до пресловутого жилища робинзонов. Следуя всё тому же чувству галантности, Максим радушно встретил гостей и пригласил на чашечку кофе с пирожными собственного изготовления. Изголодавшиеся путешественники были приятно удивлены и с радостью приняли предложение. Познакомившись с Робинзоном и его Михальченко, они быстро нашли общий язык и подружились. Максим любезно уступил гостям комнаты для временного жилья. Проницательный читатель должен был догадаться, что эта группа состояла из уже знакомых нам украинских сельских жителей. Дело в том, что заскучавший на берегу пропойца Любчик решил ринуться вглубь острова в поисках Кайдашэвойи сим’йи. А где Любчик – там и Гануся с Наталкой. Следя за каждым шагом девушек, барчук Константин побежал следом. Не успели они скрыться в лесу, как обеспокоенная исчезновением племянника Катерина Евгеньевна под руку со своей неотлучной подругой Эльвирой потащилась на его поиски. Таким образом, когда Олэксий Любчик, ступая на запах самогона, набрёл на домик робинзонов, за ним пробиралась основательная компания шпионов, не подозревающих о существовании друг друга. И вот новоиспечённая компания из восьми человек припеваючи зажила в покоях отшельников. ГЛАВА 4. 2649 СОН ВЕРЫ ПАВЛОВНЫ. Заснула Вера Павловна на берегу под кокосовой пальмой, и приснился ей сон: Сидит она на балу у высокопоставленной особы, и никто её, бедную, не приглашает. Из её глаз вот-вот брызнет хрустальный дождик детства. И вдруг, откуда ни возьмись, появился прекрасный молодой человек и говорит: -Разрешите Вас пригласить на полечку. -С удовольствием, - лениво и как бы нехотя отвечает Вера Павловна, поднимаясь. Глядит она на него и глаз оторвать не может: красив, высок,


И чувствует Соловейчик, что неспроста они встретились, и что это так просто не кончится. И это действительно так просто не кончилось, так как на голову спящей девушке упал увесистый кокосовый орех. И ей пришлось оторваться от своих сладких грёз. ГЛАВА 5. ЗАМАНЧИВОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ. Наш проницательный читатель, наверное, уже начал подумывать о том, что же в это время делала бедная уборщица Танюха. Действительно, что же ей оставалось делать, как не подметать остров? И когда на вторые сутки после крушения к берегу пристали чудом уцелевшие веник и совок, Танюха принялась за работу. Она до того измаялась от безделья, что все силы своей души вложила в уборку острова. За своё многовековое существование остров порядочно запылился. Весь мусор с него Танюха выбрасывала в море, нарушая тем самым экологический баланс. За это её постоянно преследовал педант Свистунов, требуя, чтобы она перешла на безотходное производство. Так и ходил он за ней по пятам, читая нотации. Танюха его терпеливо выслушивала, но в конце каждой недели не выдерживала и регулярно устраивала небольшой скандал. Дмитрию был необходим неприхотливый слушатель его поучительных излияний, а один скандал в неделю его вполне устраивал. Так что Свистунов решил незамедлительно жениться на уборщице, полагая, что она не откажет такому обаятельному положительному мужчине. ГЛАВА 6. НОВЫЙ ГАРЕМ. Нищев не привык делить свою жену с другим, так как на Кавказе у него имелся большущий гарем. По такому случаю он вздумал собрать себе новый. Добровольцами вызвались Кайдаши, подружившаяся с ними старуха-процентщица Сахарова и владелица затонувшего судна со своим говорящим попугаем. Кроме того, этот гарем изредка посещала Елена Бычкова. Узнав об этом, её муж, прирождённый тюремщик Бычков, решил отомстить неверной жене.


ГЛАВА 7. ОБО ВСЕХ ПОНЕМНОГУ. События на острове развивались стремительно. Островитяне быстро акклиматизировались и принялись устраивать свой быт. Все мужчины понастроили уютных финских домиков. Самые изобретательные уже объезжали новенькие Mercedes и Volvo, остальные передвигались на своих двоих. Иногда дорогу им переезжал Черныш на своём видавшем виды скейте, за что однажды поплатился: Блонский I на чёрном Mercedesе, совершавший почетный ежедневный объезд острова, переехал его любимую деревяшку. С тех пор Максим никак не мог её заварить, и поэтому с энтузиазмом принялся за большой теннис. Частенько с ним поигрывала барыня Катерина Евгеньевна, а вокруг корта неугомонный Любчик гонялся за отпетой антикоммунисткой Эльвирой, всё ещё надеясь упечь её за решётку. Но игра в теннис была не единственным увлечением Катерины Евгеньевны. Она с большим азартом писала портреты всех жителей, чтобы увековечить облик первых островитян для потомков, за что драла большие бабки. Поэтому она могла позволить себе изредка перекидываться в картишки со Свистуновым и Бычковым. Последний был любителем пожульничать, и посему предпоследнему зачастую приходилось выкладывать большие суммы. Проницательный читатель наверняка удивится: откуда же у разорившегося цензора взялись такие денежки? А дело всё в том, что незадолго до этого он, никем не замеченный, откопал клад, в котором обнаружил деньги и богатые старинные наряды. Одно из платьев Свистунов берёг для своей невесты Танюхи на свадьбу. Но уборщица вела себя весьма непристойно, играя все дни напролёт с мужиками и Наталкой в футбол. Та, отбросив все устоявшиеся украинские обычаи, носилась взад и вперёд по полю, свистя и ставя всем подножки. Но мяч ни Танюхе, ни Наталке почти никогда не перепадал, почему и устраивали они посреди поля перебранки. Во время игры рядом с Принцевым, вратарём, выстраивался весь его гарем. Но мячи, тем не менее, попадали один за другим в ворота. Кстати состав гарема пополнился: местная русалка Надя Лебедева неосмотрительно подплыла близко к берегу и попала в сети Нищего.


Тем временем молодой поэт, по уши влюблённый в Наталью Аверину, изливал своё чувство в стихах, которые лились из него рекой и, протекая через цензуру Свистунова, впадали в Атлантический океан. До людей они так и не доходили. Лишь один ныряльщик в лице Абраменко Алексея добрался до них и обнаружил там революционную искорку, что и послужило причиной крепкой дружбы поэта и гражданина. Вот таким образом всё и устроилось, и островитяне были весьма довольны своим существованием. ГЛАВА 8. ПРО АНЮ. Очутившись на острове, Аня поначалу всего боялась. Оказалось, она никогда раньше не видела ни бананов, ни ананасов, ни кокосовых пальм, ни Робинзонов с их Пятницами. И она даже стала подумывать: а не утопиться ли ей? Но, увидев, чем обернулось самоубийство Натальи Авериной, она изменила свои намерения. Анна принялась за хозяйство. Помогая ПятницеМихальченко. Многие мужчины, соблазняясь тем, что она хорошо готовит, предлагали селянке выйти за них замуж, но она каждый раз вежливо отказывалась.


ГЛАВА 9. ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ БАЛ. Алексий Блонский I, не зная, чем расположить к себе прекрасную Элен, решил совершить что-то знаменательное, чтобы увековечить своё имя. И организовал грандиозный бал, на который были приглашены все обитатели Острова Сумасшедших без исключения. Заодно на балу предполагалось сыграть все к тому времени намеченные свадьбы. На этом счастливом балу мы и заканчиваем наше повествование. Бросим лишь прощальный взгляд на танцевальный зал. Вот, прямо перед нами – забавный хоровод, который водит Павел Нищев со своим гаремом. Среди танцующих выделяются барыня Катерина Евгеньевна в пышном богатом наряде, с загадочной улыбкой поглядывающая на своего партнёра Максима Робинзона, и весёлая пара Пятницы-Юры с Наталкой-футболисткой, одетой в необычный для него бальный наряд. Где-то между парами мелькает Эльвира, лихо отплясывающая полечку с примирившемся Любчиком. А кто же это сидит в углу и разговаривает с прекрасным Бычковым? А… это – Вера Павловна Соловейчик, окрылённая счастьем. Эдаким манёвром тюремщик отомстил изменявшей ему жене. Анечка мирно танцует с декабристом Абраменко, и видно, что её присутствие действует на него успокаивающе. Но что это?! Распахиваются двери – и все замирают от удивления. Перед нами возникает плохо прикрывающая своё смущение Золушка-Танюха, в подаренном ей подвенечном наряде. Она настолько хороша, что все кавалеры, побросав своих дам посреди залы, кидаются к ней. Татьяна имеет грандиозный успех, и даже царь не обходит её своим вниманием. Можно без труда заметить по лицу прекрасной Элен, что в ней закипает ревность. Мы думаем, что для царя всё закончится благополучно.


ЭПИЛОГ. «31 мая 1991 года в атлантическом океане был обнаружен новый остров с европейским населением. Его численность очень велика, но среди островитян ходят предания о неких тридцати четырёх путешественниках, положивших начало жизни на Острове Сумасшедших (странное название!)». мы постарались в точности записать рассказы островитян и изложить их для нашего дорогого проницательного читателя.

КОНЕЦ. (Happy End)



/result