Issuu on Google+

МЕТАМОРФОЗЫ


______ Расскажи мне что-нибудь про меня, Про то, как видишь других словами, Как смотришь в зеркало, клеймя Себя серьезными глазами. Смотришь и любишь. Ведь нельзя Уничтожать самолюбия, Когда такие глаза, Когда такие губы, я… Промолчу. Искрометно влюбилась. А в тебе, кстати, есть мужчина, Он лезет вон, ты бы порылась, И нашла, что есть причина, Что делает иногда твой взгляд грубее, Что позволяет сказать грязное слово, Что любит спорить, а поскромнее Другая часть, та поразит любого. Твои слова о ходе дела: «Прекрасно, чудно» – как-то так, Твое чертовски красивое тело, И куришь ты богиня как.


Мне кажется тоже, что мы знакомы Давно настолько, что с трудом вспоминаю, И оттуда: реминисценции, фантомы Я знаю это, насквозь знаю. Покажи мне об этом, Расскажи, ты сумеешь, Может, виделись летом? В реинкарнацию веришь? Все верят, когда влюблены, Особенно я. А ты не такая. А помнишь: мосты разведены, Пятидесятый год, второе мая. И мы целуемся, мне тридцать, Тебе недавно - тридцать два, А помнишь, я в латах рыцарь, А ты все утро плачешь у окна, Готовят твою свадьбу за другого. И бой назначен уже с ним. Веками позже я очнулась снова


Было лето пятого года, Любви быть может причиной Моей стал китель русского флота, Война. Ты ранен, мой мужчина. А после тяжелые годы, Но я была счастлива слишком, Чтобы страшиться непогоды, Страданий выпавших на нас с излишком. Помнишь, как было холодно жечь картины, Их все равно бы кто-то отобрал, Во сне шептал: я офицер, кретины, Потом ты плакал, но только когда спал. Вообще мужчины слабее, Помню мне было тяжело, Когда ты в свете: ярче, умнее Всего существа моего. И в окружении салонных Начитанных глупостями дев Ты улыбалась церемонно, В мужчин смотря как хищный лев.


И подойти я не решался, И никогда б не подошел, Покуда и не сомневался, Что я ничтожен и смешон. Но ты приблизилась ко мне, Всех удивило то решение, Что за причину шепнуло тебе Интереса ко мне мгновение? Ты не помнишь, я не спросил. Я многого не знаю и сейчас, Одно лишь точно: что я жил, Когда два «я» менялось в «нас». Остальные воспоминания ушли. Ни друзей, ни врагов, ни боли, Без тебя эти дни = без души, Мертвое море без сил и воли. А сегодня я скучаю… Не быть с тобой мне трудно. Одиннадцатый год, в контакте отправляю Письмо тебе. И это, впрочем, чудно.


______ Не остаюсь я с теми, кто был Дороже мочи видеть сквозь них, Дороже памяти на двоих, Троих и больше - поделенной. Я собираю вещи, а в них: Одежда с плеч непременно чужих, И жду тепла, чтобы сбросить прочь, Кто-то найдет, кому-то помочь. Прощайте, родные. Я не теряю, я оставляю Предметы, людей, мысли, Я пишу потому что знаю: Написанное значит лишнее. Оставляю бумаге твои руки ласковые, И глаза твои бесстыже - зеленые И ночами без наших касаний затасканные Мною пластинки с тобой деленные Прежде, когда ты молчала тише всех Кто бывал со мной до "выпить" и после И кота называла пушистого "мех", Предпочитая моему - его "возле".


Я не теряю, я оставляю Предметы, людей, мысли, Я пишу потому что знаю: Написанное значит лишнее. Осталась позади без тех людей Моя шкурка, в изобилии любимая, Юмор, книжность, знатный "любодей", Клички прочие, одна хранимая. Самолюбие само-самое, самоумие И прогулки под дождем, чтобы кто-то Любезно лечил меня после безумия, Заботой, доказывая, стою я сколько. Прощай, Сафо.


______ Спасибо за то, что... Запах испарины древесной, Царапин на ели, земли сырой, Костра у реки треска, Воды для питья дождевой Улавливаю, заглатываю С неумением остановиться, С ним меня захватывает Умение жить где находиться Посчастливилось... Самолеты, трассы, низкое небо, Сжимающее пространство настолько, Что один луч чистого света, Заполняет собой всю улиц коморку Меня восхищают до замирания И забывания о необходимости Умеренного дыхания Для ненарушения живости


Картины... Ветер, иссушающий загар, Неленного в счастье тела, Сочный на кумитэ в низ живота удар, Или как ты одна умела Прокусывать мне нижнюю губу, А еще волн об ноги ласка И как делал мастер тату Обнаженно, моментально, сладко Ощутить.


______ Как воды утекло много: Бессчетные димириады капель, А жизнь слепых по-прежнему убога, Ведь те, кто пялится на грязный кафель Не смеет заметить как сегодня Лизнет восток его окошко, На каждый рассвет субботний Смотрел герой – смотрел и гладил кошку. На завтрак Осип съедал Крепкий настой сигаретного дыма, Ноздрями жадно вдыхал Горький кофе, без сахара и растворимый. Как классичная молодость на второе Он делал пробежку в школьном дворе, Отжимался на брусьях втрое Больше многих, а пресс - дома на ковре. Последнее блюдо – компот Из утекшей давно воды, Смывал под душем Осип пот И брил лицо… для, скажем, простоты.


Саша спортом не увлекалась, И не занималась многим остальным, По магазинам, подруги, усталость В кино, коньяк, амфетамин. Обстоятельства встречи ничтожны, Как и всякие декорации. Пустое. Факты неподложны: Она у него. Вечер. Их двое. Это, конечно, не свидание. И не лепестки роз – а шерсть кошки. Лучше обойтись без названия, Когда не уверен, а уверены все понарошку, Все без исключений. Она говорит тишину, Он трещит как трещоткой губами, И только то объяснит почему Они поменялись сегодня местами, Что это не свидание Осипа с Сашей. Это другие люди, когда рядом. Он будто она накрашен, Она не оценивая, просто рада.


Иссякнет вскоре скважина с чаем, Доиграет последний куплет hooverphonic, Мы праздник отмечаем: заскучаем. Уже завтра. Он хочет в нее. Он параноик. У нее почему-то грива львицы, Впервые он понял, как мир был мал, Змеи до рая, колосья пшеницы, В других он этого не замечал. Открытие на открытии – сношаются, Пока не натерлась новая истина. Обидно. Как парус далеко и манит - развиваются, Испугался. Прекрати красоту. Погибну.. Давно забываю спросить: Почему так мне не было раньше? Давно забываю спросить: Ты уйдешь. Как жить потом дальше? Потом Саша заскучала, Из нее посыпались искорки внимания До предметов на стенах, а кошка мурчала, Трип-хопом заполняя «не-свидание».


Когда так смотрят как он – с розжигом, Границы самости от упорства стираются, В тот взгляд он стал на миг художником, Мог рисовать. На ней. Но постесняется. Признаться в этом… тихо он не сможет, И прокричать: я не сотру ни грамма позолоты С твоей тонкой, как воздух кожи, Позволь, касание, одно, на годы Запомню. Так не мог он уронить Ни слова. Молчание без надежды и толку. Пока в три ночи она не возжелала попросить: «Найдешь мне шорты сегодня и футболку?» Взорвались все бомбы мира. Безупречно. Он оглох и снова приступ эйфо-страхо-боли, Как выдохнуть вожделенное «конечно» Не тихо и не громко? И по и против воли. Не дрогнул мускул на лице мужчины, Все обошлось как будто бы разумно, А после поцелуй как горизонты длинный, И счастье как счастье безумно бездумно.


Только когда они спали друг в друге Теряясь конечностями и дыханием, Не было их приговора: разлуки, Связанной с острым непониманием… Осип говорил на других языках, Саша чрезмерно практична – до узости, Так должно видеть их: рука в руках, Без логики, животные, телесные наружности.


______ Бежит зверьков напуганных орда, До жизни голод обнажен финальный, Так подожгли по августу леса, Тот страшный дар мой пыл оставил на прощанье. Я позвонил Вам с криками «Пожар!» «Заинтерес» возник о катастрофе, Вы любовались, но наскучил дар, За что подсыпал Вам трагедию я в кофе. Мои спасатели тушили ад любви, Вас провожая жалостливым взглядом, И ждали закипания в Вас ледяной крови, Отравленной медленным ядом. Но год… И воля свободы спасает леса, Иммунитет Ваш держится геройски, Когда впервые открыла я глаза, Вас хлопали руки мои по-свойски.


Сейчас Вы начинаете почти болеть, А я ведь путь открыла к свежести, покою, От А до Б мы миновали треть, Еще чуть-чуть и Вам раскрою, Что чувствуем мы вровень Потому что я остыла до этой середины, А вы нагрелись благодаря ему Яду мечты моей проклятой силы Когда сведутся невозможные маршруты, Наступит тот прекрасный день, Что снился мне, я целовала вас в пухлые губы, И вы любили.. Вы плавились во мне. Потом я с горы, а Вы в гору, И это наша последняя авария, От встречи этой заиграет совесть, Я подарю тебе противоядие. И имя ему дружба…


______ 0. Под ночь пришел от нее господин, От сна лечил, не улыбался. Наград и правд мне он сулил, «Неужто, чтобы высыпаться, В тебе есть толк?» - стрелял вопрос,«Мне оправданья непонятны, За что дано – за то и спрос, Не пользуешь – верни обратно, Не смерть осуществит возврат, Так незаметность вытекания, Увидеть сегодня, глядя назад, Как сказочность чужого написания Уже не сможешь с трещиной…» Пугал. Но и награда льстиво помогла. И звоном обещанным В рабство писания уволокла, Очарую, - говорит, - чрез буквы так, Что чтец написавшим станет, От подарка моего, что для меня пустяк: Эмоции моя рука в десерт сверстает. Продуктово -поэзический изобилует, Разные вкусности на прилавке ейном, Экзотичен же мой, гарантирует: Сожжет комочек надтрахейный


«Отличись человечек, то единственно Допустимое для тебя воочию Слияние с чем-то таинственным. А поймать его как самую хитрую жертву Экстаз охотника. Я же сам пришел, И уход мой подобен ветру, Порывом напомню, что не ты нашел Несвятую ту со свЯтым именем Спрашивала о глазах?! болен ею… Расскажи: как он�� своим инеем Не пускает тебя к Морфею. И мое лицо-первое из мириады полночной, Остальные внезапны как боль или хуже, Диагноз опиши свой красочно = точно, Выпишешь-вытащишь, вылечишь глубже. Она - что ты пишешь, она – что читаешь, Она задавала тебе: «что за злоба?», Ответь, что в маску лицо закрываешь, Чтоб страх пред тем как ее много… Стыдливо скрыть под видом скверны, Что открываешь в ней ты образы иные, Чем час назад казались верными, Поведать спеши о шизофрении. И помни все дано обдуманно: с авансом, И отберут – коль с намерЕньем лжи


1. Приковался к тебе необдуманный взгляд, Тела сталась потерянной роль, Тянет сильно, но плавно назад, Льнет спина лизнуть собой пол. Обрастают мгновенно все части мои Мусульманским легким нарядом, Дерево пола со мной по пути Созданным стало ночным шелкопрядом. "Что случилось?"- открыл было рот, Чуя новой своей бородою, Сколь не мой он, и сколь соврет: "Будь царицею рядом со мною", Мне бежать бы, но тело противится, И безумием освобожден, Верю в то, что отныне мне видится, То тобою шейх соблазнен. Оголяешь бесскромно плечо, Я взбешен: наготою умела! И становится горячо От чадры, покидающей тело. Вместе с нею впал я в забытие, Полилась вином ее роза, Завершилось туманно событие, Странность полуденной метаморфозы.


2. Сопоставление то было ожидаемым, Как принято в порядочном ключе: Ночь всякую семьи открыть касанием. Щеке дремотно на твоем плече. Опасности ничто не предвещало, Но скрылся мир до наступленья сна Предсмертное мышленье сообщало: То ты особенно - как мать… со мной нежна. Воображение стереть способно «как», Я лезу на тебя: теплейшей плоти стены, С руками, ногами: двухлетний босяк, Уже не сознающий перемены. В игру мою ты веруешь недолго… Капризу одной мы отданы нужды, Я превращаюсь в твоего ребенка, Открытие иной являю красоты. Многогранна женская суть, Ты становишься чистой любовью, Впервые оголяя безвозмездно грудь, И мирясь с предстоящей болью. Гладишь волосы, ставшие пухом, И качаешь, оберегая, Я рожден от святого духа, Не вожделею, хоть ты нагая,


3. В предрассветном свете утопая Стены особенно холодны, Ты ступаешь по полу босая, Кутаясь в синеву простыни. Только высохли реки на бедрах, Дрожь руки касается губ, Сигарету ладонью мертвой Приближаешь ты к лунному рту. Скорбно все и дым уходящий, Ты прозрачна в своей пустоте, Стан столь тонок, что не манящий Он в мертвецкой своей худобе. Я влюбленный вдовец сегодня, И мне нечего тебе рассказать, Знаю утром ведьмская сходня Поспешит тебя к ним забрать. Как сознание мимолетности Всякого чувства красоты, Я влюблюсь в тебя до покорности, И коснусь губами ступни. Наполнением странным холодом Разрешится мое превращение, Исходить начинаю голодом, «Повторим же опустошение…». Вдох последний горячей грудью Смертоносной счастья дозы


4. Сумрачность памяти минувшего часа Вырвала свой мимолетный участок, Подложкой вменив отрезок неясный Знакомства у театра — момент тот был краток. Шагая от тысячной любящей рожи, Скрывалась актриса за черным прохожим, Чья тень случайная из схожих Тянула магнитом — зов тела, зов кожи. Чудесным явление было богини В глухом, почти деревенском эфире Костра, умножающего желтость квартиры. Средь пений сверчков — гула редкой машины Из платьев ко мне безшепотно, быстро Скользнула ящеркой тонкость актрисы. Грустит во груди одинокая мысль: В отель ей к утру... и утро так близко... Спустя внеименности нежной часы, Нагая, с улыбкой на бледных губах Гетера с экрана, как капля росы В провинциальных дремлет руках. Еще немного и жены-мужья Начнут делить ее на резкие вопросы, Свободна будь, моя ничья, Странность воскресной метаморфозы.


______ Писать о тебе соблазн приторный с привкусом горя, Неуемный бунт волны в замедленной съемке, Неразрешимый, ибо без свойств он настоящего моря, Разрешения требующего на скалах в своей концовке. Тот рык моего навыка слагать сильнее, взмолится Сердце, самое себя нанизав на вертел. По необходимости В гармонии слить непримиримую троицу: Чувство тебя, и жажду, помноженную на идею о выразимости. Одно стремится, на долю лишь недобивая, меня взорвать, Другое, обещает способность: из стаи мысле-фурий Острохвостых чернильных стрижей выпускать В бумажное небо всепонимающе-освежающей пулей. Отдавшись всему, на щедрую смелость в надежде, Я отдаляюсь от тебя все больше – хуже нет конца, На дне глубоком мрачного колодца не твоего, а своего лица Я вижу оттиск, и не следа в нем, ни прообраза как прежде,


______ Представьте как сильно хочу сказать(см. оправдания), Что решаюсь соврать: "Мне снились Вы", И будто даже помню содержания: Приветствия - "Стихи и сны Обязаны лишь тем, о ком они...", Прощания - "...для Вас всегда пьяна..", Твои "врешь-врешь", мои - "увы". Случайно. Встреча. Час пик на Самом светофорном перекрестке, И времени от спешки стало меньше... То с памяти о небылом деталей горстка. Опустим остальное: вижал кей да гейши. А кроме фона, может это правда? Ведь если днем всегда и всюду... Во сне - там что ж герой не я? Себя влюбленным только не забуду.


И знаешь: разговоры сплошь немые, Чтобы случайно не разменяться. И если скажешь то не мы? Ееееееее... И гении умеют ошибаться. PS Вы божественно мыслите, настоящий ас. Потому что мне так нравится Как я мыслю только для вас, (Имею вид, что грешник кается). ... "Оправда" и "правда" - разница в букву. Так близки правда и ложь, если ее оправдать. Хотя нет, второе правдивей. Мы просто не знаем природу своих и чужих поступков. Поэтому виним и требуем ответа на вечное "почему".


______ За мысли гоним старик (козло..) Мыслестофель, И ведьму его приру.. приучают готовить, Пусть чистить мелкий и мягкий картофель, Не гоже бабам мыслесловить. Картофель - это жизни жизнь, Венец в нем корнеплодожорства, "А я при чем?" - плюется мысль, - у бабы с тобой много сходства, "А смысл?" - в свободе есть возврат ко скотству.. ... и каннибилизму. Пора подать... к картошке б сала не мешало, А ведьма стала танцевать.. Убьют.. сегодня стоило того вчерашнее начало. ... а завтра.. мы не успели обсудить тогда, хотя.. я знаю. и могу сама.


______ В мгновенье текущем Заключено его завершение И в моем Эго могучем Оно же. Тлен. Падение. Империей рухнет махина Любования даже не собой, А мыслью о себе, рутина Исчезнет, и с головой Отправлюсь я в странствие Секунды и многих лет, На берегу же оставлю пристрастия, И главное из них - потрет Свой: холодного лица половина, Другую закрывают очки, Черный, синий, красный, Гордость за гитарность руки, Люблю читать при зрителях Сложные книги, курить у окна ночью, В моногамии счастья не видела, Но в гамии - на раз и точно.


Жалею себя в двух случаях: Когда болею, особенно голова, И когда соскучилась. Часто вру. Особенно, говоря, что их два. Считаю себя редким ветром И этим особенна и дорога, Верх желаний - быть центром, И есть из двух любимая нога. Вроде закончила с описанием, Ах, да. Конец меня Ускорило понимание, Что это в действительности Я.


______ Вы мое "никто кроме", Я - Вашей посредственности жест, Как в своем изобильном доме Способны скучать Вы? Выражаю протест. Но слабый как звук, ненарушающий И абсолютной тишины, Я злопамятник прощающий Все. Особенно Ваше "Мы". И временность Вашего заблуждения Я с покоем - спокойно приму, И глубина моих откровений Придаст пикантности уму Вашему. Вы обретете сразу ласты, До крыльев я не доросла сама, И будете со мной ругаться, И рухнет Ваша Мы-стена. Но если Вы успеете до того Меня чуть-чуть полюбить, Разгляжу это. И договор: Смогу Вас опять удивить. И все эти игры, точь в точь Две грани одного занудства Надолго смогут нам помочь, Избавив хотя бы от рукоблудства.


______ Едем мы вместе, едем далеко, Говоришь за двоих - тебе нелегко, Прикинешься будто уснешь у меня на плече. И я сыграю, что то не радует ничем. Потом предложу пешком пройтись, Не откажешь - от греха мне не спастись, Шаг за шагом, по коридорам - конец этажей. Для тебя на каждой руке отрастила по пять ножей. И после того, как свершу акт насилия Ты забудешь обо всем потому что сильная.


______ Запах такой глубокий, что я не уверена, Будто мой он, а не данный заранее: До выхода в мир, неумеренно Настолько вне меня он, что венчание С ним глубоко, и глубже Доступного мне обозначения словами, Мера не длиной мерила, а фактом, что не достать до дна, А может мама так пахла? Или она так пахла потому что я одна Знала этот запах прежде, И даруя ей его, признавала Как в этот самый миг она нужна мне. Было чуждо почувствовать его Среди людей. Вчера, позавчера, недавно. Рецепторное совпадение обнажает мое, Возможно, самое потаенное переживание, Оборачивая самое в "несамое". В затхлое? Нет, почему-то не теряется осязание Волнения от этого запаха.


______ Зашарахались... стоп на мне. Усталость от... этого их выбора. Не оспорить! Писала кому-то в феврале, Завирая неумение готовить, Типа: "Пол вечеров у нас одним обрамлен плинтусом Мы неизменно нощно вместе С тобой я нохожусь с привкусом Что я на своем месте" И слово "привкус" выдало бы ложь, Но только тому, кто со мной схож. А она не была.

М


______ Мы столько говорили с тобой о любви. О твоей ко мне, о твоей к другой, О моей к твоей, и к твоей дорогой. Последний раз я поняла. Твои чувства На наркомана счастье похожи. Мое же бесчувствие - несчастье трезвых прохожих. Иначе говоря. Ты есть крайности Двух состояний: плохо-отлично. у меня бескрайность: серо-обычно. Не мне судить и состязаться. Но покой достался суке, Тебе оставалось обзываться, пока я твоей подруге Целовала влажные от желания бедра. Писала смс, что хочет к ней мой бес Врала о том, что в компании или без С музыкой, выпивкой или танцами, Мне все равно, лишь бы встретиться, Лишь бы в ней следом отметиться.


Ты так страдала я помню, ну что же... Я тоже. Но иначе: игра пирсингом в языке, Увиденная мной в маршрутке вызывала боль... в животе, После твоей любимой девушки. Не в сердце. Вот объясни? Как можно ее умение дразнить Не возжелать и забавляться им, а тихо полюбить? Надолго... Я же тоже ее любила, и писала, Что она - спирт в воздухе от пьяного дыхания, Мой выдох с ней последний - как выдох анаши. Но расставание Было тихим, не смотря даже на то, Что в сравнении с ней искушений глоток был слабым: Что выпивка, что наркота, что игра с другой бабой.. Ее серый уход от тебя ко мне Был твоим горем, слезами ночами, Ее возвращение к тебе, для меня - добрым прощанием.


______ 1 Рисовать из сравнений - мое созидание. Я мастер выбора.. из лжи ассоциаций. В словах-полутонах воображая воссоздание, Безумный в истреблении любых вариаций... Любого выражения, более точного, Слов честнее, слога полночнее, Слов сильнее, слога порочнее, Сплава цельнее самого прочного. Зачем? Ибо обман - быть иным, Если нем, Значит мертв, Обещающий быть живым. 2 Я стою у подножия гордо Той скалы, на которой массово Бескрылые стоят вольготно, Оказавшись случайными. Ласково Обрамляю глазами Вас я, В центре бурь не про Вас вершащихся, Чтобы тварям не стало ясно, Чтоб единственным быть молящимся.


______ А я пишу опять для Вас, Л юбимый образ освещая, Е ще печально мне сейчас, К огда по Вам одна скучаю. С егодня снова хмурый день, А я еще хмурее, Н адеюсь я из мыслей тень Д невную изгонать быстрее Р едчайшее явленье: сочиняю А может просто очень сильно сегодня я по Вам


______ А я познакомилась с девчонкой, И губы у нее были самые алые, Настолько, что глаза – кромкой Ресниц обведенные – как льдинки талые, Вот-вот стекут от огня губ к губам, И тот, кто поцелует их (то я, конечно) Всех жажд лишенным станет. Я отдам Себя хотя бы ночь, не возьмет навечно. А она решила меня изумить, Говорит: у меня ВИЧ и ОРВИ, Я, улыбаясь, начинаю пить Ее. За две ночи-ночищи любви Нацеловала ее тело так, Что усомнилась: а смогу ль Теперь ласкать с намереньем атак Других. О прочие, вы абсолютный нуль. Любив ее, за горизонт я солнце проводила дважды, Она же мне за время наше подарила год, Учитывая голод разный каждого, Ей надоело побыстрей. Так вот… Спустя полгода, как ей обещала, Я кровь сдаю и улыбаюсь вспоминаньям, Такие губы только я встречала, И гордость щекотает и новой встречи чаяния. Глупая-глупая, позвони мне вновь, Благословенна, знаешь же, лесбийская любовь.


______ Вероника - библейское имя, это имя женщины из Иерусалима, которая, согласно преданию, вытерла пот с лица Иисуса, когда он нес крест.

Пот с лица предсмертного Иисуса вытирая Она себя, не желала увековечить, Но зачем тогда это сделала? Пытаясь Быть может, из любви страданий его уменьшить Безупречного мазохиста в предчувствий апогей, Наступив тонкой ногой на его сути строфы, Или из жалости, подумав вдруг как ей Бы было трудно тащиться на Голгофу. Как ему это было ненужно! Каждый умный знает. Но...как назовешь корабль, так и поплывет. И пусть вещи это не то, как мы их называем Но Вас назвали правильно. Уместный ход. Факт бытия Вероники от и до - напрасный, Сказочность, приукрашение действительности, Как бантик на подарке розово-атласный, Как старческая до мусорохлама мнительность.


Если век ненужных возможностей еще, То эпоха - лишних украшений. Мое с Вами знакомство такого: Я теленок, а Вы напрасный гений. Меня съест и переварит городской атлант, С останков потом не погонят муху, А Вы, не берегите свой талант, Имейте его грязно, имейте как шлюху. Как можете Вы писать мало после Безымянного пальца, что рисует кольцо, Цитата: "лицо королевы с полотен наскальных истекает в мое лицо". И как можете заставлять меня писать После такого своим "Никак замолчать не могу". Слова вроде "говорите, желание спать Или моя откровенность Вас во время оборвут"?? Ваши кусочки, которые вызвали потрясенье: "Платье ледяное разбежалось по швам от пылающих губ", "Девочка, у которой всегда воскресенье Но сегодня особенно", есть чудоемкость Ваших рук. Этого достаточно, чтобы обвафлять Ваш талант. Сильный яд эффективен В малых дозах. И каплю не следует выбирать. Хотя люди склонны оттягивать миг противный.


Но любая остановит сердце, ритм до нуля выточет. Один Ваш стих прочесть - похожий эффект Будет от прочтения моей тысячи, Но столько у меня нет. Я довольно циничная, поэтому позволяю Себе резать чужие эманации... Ваши стихи. Но просто не вижу чужого, когда знаю, Что у меня не зря оказались. Значит мои. И хоть позволили мне препарировать Вас, Мол хирург я неплохой, точный, Но более двух или трех фраз Я вырезать, мне кажется, неполномочна. Я то знаю, какой я... ветеринар. Поэтому еще немного вне сЧитанного: У Вас редкий спокойствия дар, Спрятанный за волнением упитанного У миски кота. Сытого до... Вы - Внимания. Вы не влюбляетесь до глубины и часто. Вашей логике сбивчивой работы для понимания Нужно десятую долю. Дальше неинтересно - и баста И уход с гордо поднятой, но скрытой За шлейфом рассеяности, головой. И умение чувствовать-видеть


Предметов. Зоркость до значений Это называется, эссенция слов, И не только в волнах стихотворений, Но в море повседневности, оков Их, мне кажется, Вы не ощущаете, Да и какие могуть быть? Ограничения у ленточки, Вы знаете? Узнаете - легко сумеете забыть. Говорю. "Если позволите, я бы хотела... О Вас стих." Приговариваю себе в ответ: Все равно сверстаю, но дело В том, прочитает его кто или нет. Вы отписываетесь емко: "Прочитает" И моя рука видимо, чтоб узнать лично от Вас, Что Вы не обижаетесь, слогает: "Не обижайтесь. Все же ода. Хвалебный сказ." Я напишу и сдержала слово. Пока на мало процентов. Но на большие грехи Я не способна, потому что все равно будет мало. Как может стихуй описать стихи? Как могу я и... айсберг Ваш. Когда вижу только видимость, И это не моя скромность, не блажь. Это приятие условной истины


(другой не бывает, В условиях мною выбранных) Скромности нет. Умный знает. Настоящей во мне, а не плохо сыгранной. Вы говорите "тем более Вам" Я отвечаю: "польстите, почему мне?" Приятно раздумывать по слогам, Приятно уточнять цвет света в окне.


______ Ночь сгущалась так, будто это не ночь, а чай, Стремительно отдающий свою черность воде, В такие ночи люди целуются, даже если уже не любят, Потому что во мраке не видно лиц, Потому что желают помнить, что любили, * Потому что пытаются показать, что любят, ** Потому что неозвученность причины остывания Дарует им силу делать вид, что они целуются, А это все равно, что обжечь глаза о мрак ночи, Потому что она в сущности воображения – горячий чай. Но даже это не про меня, ведь я одинока настолько, Что придумываю глупости, вроде этой выносной поэзии, Коротая такую ночь… не губами, а белыми стихами, Потому что цветные (как сны) - дар немногих. ______________________________ *Веря во благо стабильности, конечно, Но слова в той вере шаткие, как все слова. Там А не А. **Опасаясь, что к ним почувствуют аналогично, Что в отношении их личности – нелогично,


_______ [Бонус] Следак идет. Понимаю сразу: курил напрасно. Дурь убегает. Я один. Глаза красные. Пока я рос в подворотне, бил наверняка, Познал, месть слаще позже. деру дал от следака. Догнал кретин, да, я догнался раньше, Дурь вернулась. Затмение, ночь. Дела вершить теперь я точно стану дальше, У мудака в погонах - красавица дочь. Познакомиться с отличницей поближе - вкусно. Ко-ман-а-а-а, Деньги, пацаны, мопед, влюбилась телка. Грустно. в наркомана-а-а Я деньги отбирал, и в школе держал братву, Сначала цветы, потом в подъезде жал, потом курили траву. Первым войти, куда нельзя - дрожь по коже)) Сука. Ко-ман-а-а-а, у твоего наркомана-а-а Вместо сердца - динамит заложен.



/result