Issuu on Google+

НЕЙЛА ПИКЕЛ Ь СТИХИ О ЛЮБ ВИ


СИРЕНЕВАЯ НЕЖНОСТЬ

Сиреневой нежности запах махровый, то легкий, как тень ускользнувшего дня, то терпко-густой, смолянисто-сосновый, щекочущий ноздри, сводящий с ума, разлит по бокалам вечерней зарею, волнующе-томным коктейлем пьяня, беспечно качает и машет знакомой сиреневой веткой, касаясь лица. И будто дневные заботы стирая прохладой и шелком зеленой листвы, цветущей любовью меня наполняет сирень в фиолетовом диске луны.


ВЕСНА ОПЯТЬ НА МОЙ НЕ СМОТРИТ КАЛЕНДАРЬ,,,

Весна опять на мой не смотрит календарь, переступив через сентябрь цветущей поступью, роняет щедрою рукою, ей не жаль, моих надежд и грез бриллиантовые россыпи. День стал длиннее, ночь нежнее, чем была, и я опять себя понять не в состоянии. Как без тебя все это время я жила на расстоянии любви... на расстоянии... А может мне узнать, что станет за чертой, и с головой в твою безбрежность окунуться. И если будет мне дано самой Весной твоих при встрече онемевших губ коснуться.


ДАВАЙ МЫ ПРОЖИВЕМ...

Давай мы проживем день без дождя, без этой грустной мороси на окнах, застывшими слезинками на стеклах, воспоминанья снова серебря. Давай мы проживем день без тоски, без этой вьюги, застудившей сердце, оно оттает, станет сразу легче, раскрыть так плотно сжавшие тиски. Давай мы проживем день без обид, и прочих там нелепых обвинений, давай хотя б на несколько мгновений отпустим то, что так еще болит. Давай мы проживем день без любви, и если сможем, так наверно надо. ведь бестолку быть только телом рядом, когда душой настолько далеки. Давай мы проживем день до конца, укроемся от страха и сомнений, не принимая никаких решений, не убедившись, что не лгут сердца.


ЗАЖГИ ЛЮБОВЬ

Зажги любовь, пожалуйста, зажги, хоть проблесковым маячком в тумане, чтоб не столкнулись в море корабли, плывя за горизонт, куда их манит. Включи огни посадочных полос, пусть мягко приземлятся самолеты, чтоб не разбилась в воздухе любовь, чтоб долетел к тебе мой нежный шепот. Зажги безумство уличных огней, пусть освещают город этой ночью, чтоб не бояться сумрачных теней, таящихся в притихших подворотнях. Включи ночник, висящий на стене, поправь плафон, пусть света будет больше. Плыву, лечу, иду, бегу к тебе, зажги любовь и жди сегодня в гости.


С ОТКРЫТЫМИ ГЛАЗАМИ На нем сошелся клином белый свет, жизнь разом поделив на до и после, как-будто я ждала его сто лет, а он ко мне зашел случайно в гости.. И все, что было раньше до него. лишь сон давно ушедший и забытый... Как мир сквозь мутно-грязное стекло, такой же нереальный и размытый. Чтобы не видеть разноцветных снов я снова сплю с открытыми глазами, ложится привкусом в узор стихов горчащий кофе мерными глотками. Я к доброй ворожее не пойду за сон-травой или каким дурманом. Кофейной гущи символы сотру, чтоб не поддаться искусу обмана. Я прижигаю раны от потерь не соком облепихи ярко-желтой, а холодом остывших простыней, где черная тоска на белом шелке. Я вытравляю из души любовь каленым сплавом темноты кромешной, которую так щедро дарит ночь, лишая отблеска дневной надежды. Я возвожу высокий бастион, куда и лучик света не прорвется, где сердце, натыкаясь на бетон, отчаянно в предсмертных муках бьется. Я к крепости дорогу обнесу защитною броней лесов дремучих, я больше никого уже не жду, замуровав последний вход на круче. И, как принцесса, палец уколов веретеном несбыточных желаний, засну навек, не видя ярких снов, с открытыми печальными глазами. Со временем любовь во мне умрет, и я не вспомню, что была такая. Быть может, иногда душа всплакнет,


ВАСИЛЬКОВЫЙ ВЕНОК Прощаюсь... с тем, что сердцу мило. Ах, как кружится голова! Смолой березовой застыла любовь последняя моя. Мне не испить медовой браги из чаши бархатных лугов, там, где влюбленные бродяги нашли слиянье двух миров. Не мчать на чудо-колеснице в туманной пене облаков. Махнул рукою мне возница прости-прощай, моя любовь! То не гроза, то небо плачет и ветер буйствует в листве, когда седой возница скачет без сбруи на гнедом коне. Я вновь одна, лишь пересмешник мне эхом вторит - не сбылось... Я не сержусь, ведь он, насмешник, напомнил мне мою любовь. А росы жгут босые ноги... Сплету венок из васильков небесных, что по всей дороге растут из-под гнедых подков. Венок хранить у сердца буду, чтоб в час урочный мог присниться мне дивный сон, подобный чуду несется в небе колесница...


В БУБЕН, ШАМАН, НЕ СТУЧИ

В свой бубен, шаман, не стучи, не пой покаянных песен, ветер сменил направленье. Восхода косые лучи, скользнув на песчаный берег, утонут в речном теченье. Я больше не слышу звуков, лишь дробное эхо в горах раскатом по нервам-жилам. Мир призываемых духов не стал панацеей для нас, верни мертвецов к могилам. Камланьем своим не зови мрака холодного тени, сердца их давно не бьются. В бубен, шаман, не стучи, не надо стоять на коленях, любви не дано вернуться. Я помню другой рассвет, когда зацвела камнеломка на птичьем базаре кайры. Мы плыли с тобой к земле... Остались одни лишь обломки от некогда крепкой ладьи. И желтый арктический мак, что вплетала тебе в венок, завял, осыпаясь на грудь. Пой кайрам теперь, шаман, я построила новый челнок. Пожелай же мне добрый путь.


В КРОЛИЧЬЕЙ НОРЕ Опять блуждаю в кроличьей норе: и вход не помню, и не вижу выход. От крика выпи струйкой по спине стекает страх и судорожней выдох. Я знаю с детства из прочтенных книг про чудеса миров из зазеркалья, но сказки завели меня в тупик, и неразгаданной осталась тайна. По темным лабиринтам и ходам бреду почти на ощупь, по наитью. Погасли свечи, заколочен храм, а все клубки распущены на нити. Нет никого, кто мог бы мне помочь в болоте выпь кричит, да ветер стонет. Здесь время замерло - ни день, ни ночь и больше не цветет душистый донник. Мелькнет порой в просвете чья-то тень, недобрый взгляд чужой буравит спину из зарослей, где терпкая сирень сплелась корнями с горькою рябиной. Сдалась... Лица коснулась пара крыл. Не сказочный конец со мной случился. Не прилетел, не спас, не защитил забыл, отрекся... Просто открестился...


ГРОЗА

Гроза гремит все яростней, все злей, раскаты эхом вторят вспышкам молний... Ты где-то далеко, там дождь теплей, как тот наш летний, сумасшедший... Помнишь? Теперь я дождь люблю еще сильней... пусть на лице следы от черной туши, когда одна среди чужих людей иду в толпе...и рвется плач наружу. И каждый новый дождь мне люб и мил за то, что можно плакать, не стесняясь... Навзрыд... Потом бежать, упасть без сил, лицо прозрачным каплям подставляя. И никому не надо объяснять, как получилось, что насквозь промокла. Тревожа луж серебряную гладь, идти русалкой по разбитым стеклам. Пусть дождь меня очистит и спасет, и вымолит у неба мне прощенье... Гроза гремит, рвет в клочья небосвод, мне дождь несет с собой благословенье...


Л ис юб И к ов Во пл рил ны в л ав ся й От ызо ную ил ру нап в с в щ ись би ит ий с но ок Ж олн тра . уж ел ой ст вз веч м в ви гл и, х но сг е ан во и н яд п ру м от ор не ьем зб ем тв ред ста яр И гу ала ст т уж ы с ы ой ч л ко уж не б т в д ом д ли бр увс ьны -ал е н ги во те яс им ень мо ос тву х б ы е с ме их бе, ь и а, я о й ал я о м д д ж о н с п то ов а л и т тр ро де бли кал на о дн ав чу жа е ж рз зо ах ла й о ых яс ть ра е, ь п ко ст . , к хв , о ь п не н че р ь. ри ач т ла к ем м об ча ен лас ти рас ея жа ега ла а в ки но не , ло ла . от ла ум й б я, ст сть ел ел ра ю о о ст , й. й, и. СТРАСТЬ


СНЫ СБЫВАЮТСЯ

Я с тобой, мой любимый, всегда Я в бессоннице с запахом кофе, . я на выдохе слов и на вдохе, я победа твоя и война. Ты со мной, мой любимый, все гда. Мыслью, сердцем, венком из сон Сладкой негой ушедшего лета, етов. дрожью где-то внизу живота... Мы с тобою, любимый, всегда. Смыслом жизни, наивностью де Друг от друга уже нам не деться.тства. Сны сбываются… хоть иногда.


Я ТЕБЯ ОЩУЩАЮ РЕАЛЬНО...

Я тебя ощущаю реально каждой клеткой зовущего тела, вен пульсацией, сбитым дыханьем, бьющим током от прикосновений. Я тебя принимаю на ощупь, вкусом, запахом, высшим наитьем, наполняюсь тобой, ты мой воздух, мой тотем и души покровитель. Я тебя исцеляю, как время, став в тебе чудотворною жилой, воскрешая надежды на вечность, если снова оставят вдруг силы. Я тебя ощущаю на грани каждой мыслью, поступком и словом. Ты - моя сокровенная тайна, и причастье под божьим покровом.



Result