Issuu on Google+

«Вы, эллины, вечно остаетесь детьми, и нет среди эллинов старца! Вы все юны умом, ибо умы ваши не сохраняют в себе никакого предания, искони переходившего из рода в род, и никакого учения, поседевшего от времени» ПЛАТОН

И, чтобы Вы не оставались детьми, я буду выступать в роли старца. Все, что я знаю и помню, напишу о наших предках и родных, а позже - Вы будете дополнять.

ПАВЕЛ СЕМЕНОВИЧ и НАДЕЖДА ПЕТРОВНА ПРЯЖНИКОВЫ Родители моей бабушки — Анны Павловны Жериховой , где и когда родились не знаю. Надежда Петровна родом из крепостных, вышла замуж за тверского мещанина Павла Семеновича Пряжникова. У них было трое детей — Сергей, Софья и Анна. Софья Павловна окончила акушерские курсы в Петербурге, семьи не имела, жила за Тверцой (приток Волги) в Твери. Сергей Павлович женился на москвичке - Елизавете, детей не имел. Тетя Лиза была статной, очень красивой и на десять лет старше своего мужа, может быть, поэтому родители не одобряли этот брак. Жили они на Цветном бульваре,


рядом с цирком. До революции была достаточно богата - работала она в доме московского градоначальника - при входе принимала у дам зонтики и всякую мелочь, получая хорошие чаевые. Была добра и хлебосольна, мои родители, когда были молоды, любили приходить к ней в гости. Дети Анны Павловны, приезжая в Москву, останавливались всегда в доме дяди.

АННА ПАВЛОВНА ЖЕРИХОВА.

Моя бабушка родилась в 1871 году в Твери в семье мещан, по-видимому, обеспеченных. Закончила четыре класса церковно-приходской школы, неплохо вышивала. До сих пор сохранились ее несколько работ. В 1891 году вышла замуж за Константина Петровича Жерихова, получив в приданное небольшой дом за Тверцой. Родила восьмерых детей - пять сыновей и трех дочерей. НИКОЛАЙ КОНСТАНЧИНОВИЧ - родился в 1892 году. Окончил гимназию и поступил работать в Московский почтамт на Мясницкой, получив через некоторое время какой-то служебный чин дворянства(?). Женат не был. Умер в 1921году во время эпидемии Испанки. Похоронен в семейной могиле, на Пятницком кладбище. МИХАИЛ КОНСТАНТИНОВИЧ - родился в 1894 году, и вскоре умер. СЕРГЕЙ КОНСТАНТИНОВИЧ - родился в 1995 году. Окончил гимназию, Педагогический институт, литфак, работал в библиотеке, играл на скрипке (самоучка). Женился, в 1926году у него родилась дочь – Зоя. В 1941 году был призван в армию, из-за плохого зрения и больного сердца служил при каком-то


штабе армии, в 1944 году по состоянию здоровья был демобилизован. Развелся, жил в Твери. Мой дядя Сережа был замечательно добрый человек, его очень любили дети, организовывал какие-то кружки для детей, читал стихи, пел песни, был немножко «не от мира сего». После войны работал бухгалтером, учился на заочном отделении Московского Инженерно-Экономического Института, закончить не сумел, очень много болел. Был беден, родные, как могли, помогали ему, фактически жил на инвалидную пенсию. Умер в 1953 году. Похоронен в семейной могиле, на Пятницком кладбище.

АЛЕКСАНДР КОНСТАНТИНОВИЧ - родился в 1901 году. Окончил гимназию, Строительный техникум. Женился, в 1927году у него родилась дочь – Галина. Галя окончила физфак Калининского Педагогического ин-та. Защитила кандидатскую. Семьи не было. Дядя Шура из-за болезни дочери (она была прикована к постели, исправляли позвоночник) остался в городе, когда пришли фашисты, около недели проработал на стройке, за это был осужден. После реабилитации жил и работал прорабом в Вышнем Волочке. Женился второй раз. Жена Мария была главным архитектором Вышнего Волочка. Умер в 1970 году. Похоронен в Вышнем Волочке.

МАРИЯ КОНСТАНТИНОВНА - родилась в 1903году. Окончила гимназию, очень хорошо училась. Была долгожданной дочерью, ее любил и баловал отец когда она подросла, купили ПИАНИНО! Поступила в Педагогический институт, но вскоре бросила. Хотела стать врачом – окончила Акушерские курсы и поступила в Московский Медицинский Институт. Про тетю Марию надо бы написать целую книгу!


Тетя Мария, рассказывая про свое детство, очень хвалила своего отца за доброту и внимание к своим детям, о своей маме говорила меньше, подчеркивая каждый раз ее скупость. Тетя Мария была дружна с девочками из семей богатого сословия и очень страдала, что была плохо одета, а ее мама совсем не обращала на это внимания. После окончания Института ее хотели оставить в Ординатуре, но она выбрала путь простого терапевта, уехав в самые далекие уголки страны. Работала в Узбекистане, в Азербайджане, в Казахстане. Работая в сельских больницах, сама принимала роды, выезжая на вызовы, сама запрягала лошадь и ехала к больным. Организовывала огородики при больнице, чтобы лучше кормить больных. Во время эпидемии тифа заболела и чудом осталась жива. На войну была мобилизована в 1941г. из Казахстана. Работала при фронтовых госпиталях, прошла Курскую дугу, была в Германии, закончила войну начальником госпиталя в Польше в чине майора медицинской службы. Была демобилизована из армии в конце 1946г. Приехала в Москву, сначала жила вместе со своей мамой и дядей Сережей на улице Разина в нашей комнате, пока мы жили в Вене, потом снимала «койки» у посторонних людей. Работала в платной поликлинике на Арбате, стала большим специалистом по болезням печени, запись к ней на прием была очень большой, писала диссертацию, но по каким то принципиальным причинам не защитилась ( один крупный врач хотел поставить свою фамилию в статье, не принимая никакого участия в ее написании). В поликлинике была председателем местного комитета и вечно за кого-то хлопотала. Однажды к ней на прием, по совету своих друзей, пришел Николай Эдуардович, который стал ее мужем в 1953 году, тете Марии было пятьдесят лет. До этого времени своей семьи у тети не было, но она всегда помогала моей маме и всем своим племянникам. Была щедра, приходя в гости, приносила нам самые вкусные деликатесы из «Праги» на Арбате, привозила чемоданами фрукты с Юга.


Николай Эдуардович Вайнштейн был агрономом и пошел по стопам своего отца. Эдуард Вайнштейн, родом из шведов, был выписан из Швеции каким-то подмосковным помещиком. Женился и остался в России. У семьи Вайнштейнов была большая квартира в Подсосенском переулке, после Революции их «уплотнили», оставив две комнаты. В одной из них и стала жить тетя Мария с Николинкой, как она его называла. Когда мы получили участок в Лесном Городке, Николай Эдуардович очень много сделал по облагораживанию участка и многому научил мою маму, поэтому долгое время участок был образцово показательным - деревья и кустарники обильно плодоносили, на этом крошечном участке столько было клубники, что варенье не съедалось и переходило из года в год. А помидоры, огурцы, кабачки и даже цветная капуста! Перед домом был большущий цветник. Конечно, мама и мы с сестрой вкалывали. Николай Эдуардович умер в 1970 году. Вскоре тетя Мария, как ветеран Отечественной войны, получила однокомнатную квартиру на шоссе Энтузиастов. Около семидесяти лет тетя Мария вышла на пенсию и стала изучать английский язык, французский она еще немного помнила. Отнеслась к изучению языка достаточно серьезно – регулярно ходила в лингафонный кабинет библиотеки Иностранной литературы, считая, что интеллектуальный труд, в возрасте, гораздо важнее физического. В общественном транспорте никогда не садилась, а в дождь ходила без зонта, утверждая, что она настоящий солдат. Тетя Мария, когда мои дети немного подросли, постоянно помогала нам материально и в воспитании детей: гуляла с ними – детские площадки, рядом с домом - отрицала, чаще всего ездила в Останкино или в Ботанический сад. Выступала всегда за активный отдых – прыгала, бегала. На даче – объединяла всех детей ровесников, ходили в лес, в поле, устраивала соревнования. В конце своей жизни жила вместе с Дашей и Димой. Они обменяли две однокомнатные квартиры на одну небольшую трехкомнатную на Люсиновской.


Практически, тетя Мария не болела и тихо умерла от старости летом на даче в 1992 году. Похоронена в семейной могиле на Пятницком кладбище. Тете Марии было 89 лет, она просила, чтобы на памятнике было обязательно написано – МАЙОР МЕДИЦИНСКОЙ СЛУЖБЫ, ее просьбу мы выполнили. Тетя Мария оставила после себя самую добрую память у всей нашей семьи.

ВЕРА КОНСТАНТИНОВНА - родилась в 1905 году. Окончила школу, рано вышла замуж за Бориса Николаевича Елаховского. Уехала с мужем в Ленинград. Родила в 1928 году сына Станислава, а в 1934 году дочь Ирину. Тетя Вера прожила тяжелую жизнь, была большой труженицей. Семья Елаховских была высоко интеллектуальной. Отец Бориса Николаевича был из священнослужителей, мать была учительницей и в советское время получила звание Народной учительницы. До революции они были сосланы в Вологду, где познакомились с Ульяновыми, тоже находившимися в ссылке. Мария Ильинична учила немецкому языку маленького Бориса. У свекрови тети Веры долго хранились личные вещи В.И. Ленина и переписка с ним, потом все передали в какой-то музей. Борис Николаевич стал членом партии большевиков ещё до революции, участвовал в гражданской войне, в продразвёрстке на Волге. С середины двадцатых годов Борис Николаевич возглавлял Ленинградское отделение Главлита, у них была шикарная квартира на Марсовом поле. В 1937 году он был репрессирован. Тете Вере предлагали развестись с мужем, в этом случае она бы вместе с детьми осталась в Ленинграде. Тетя Вера от мужа не отказалась, осталась верна ему и была сослана в Башкирию в деревню на реке Белой. Долгое время о судьбе своего мужа она ничего не знала. Вначале, живя в деревне, очень голодали, приходилось подворовывать с полей, позже им выделили огородик тетя Вера стала выращивать овощи и страсть к огородничеству сохранила до конца своей жизни. В этой деревне была только семилетка и, мой двоюродный брат, Слава решил самостоятельно


добраться до Дмитрова, где жила его бабушка, с большим трудом и риском ему это удалось. Позже туда приехала и Ира. После войны тете Вере разрешили приехать к мужу в Котлас. В начале ссылки Борис Николаевич работал на строительстве моста в Игарке. После реабилитации Борис Николаевич сначала работал в Котласе,а затем работал экономистом на Металлургическом заводе города Майна на Енисее в Хакасии. Умер Борис Николаевич в 1956 году, похоронен в г. Майна. А Тетя Вера сначала перебралась в Калинин, а затем в Дмитров, где работала на ткацкой фабрике, получила комнату, огородик. Часто приезжала в Москву, помогала воспитывать внука Вову, Славиного сына. Умерла весной 1978 года скоропостижно (помогала подруге переносить вещи на последний этаж, без лифта) в Дмитрове, где и похоронена. Станислав закончил Московский Энергетический Институт, защитил кандидатскую, а затем и докторскую диссертации в Энергетическом НаучноИсследовательском институте им. Кржижановского. Всю жизнь занимался спортом, был первым чемпионом Советского Союза по спортивному ориентированию и одним из первых организаторов этого вида спорта в стране. Много путешествовал, спускался по сибирским рекам на байдарках, ходил на лыжах по северному Уралу. О своих путешествиях написал несколько книг. Был замечательным фотографом. Публиковал рассказы,стихи и статьи о спорте во многих журналах. В 1954 году женился на Наталье Петровне Матросовой, студентке биологического факультета Московского Педагогического Института. Её папа был одним из ведущих конструкторов знаменитого самолета «Максим Горький» . Самолет потерпел аварию, пассажирами были ведущие конструкторы со своими семьями, все погибли, погиб и Наташин отец, по счастливой случайности Наташа и ее мама остались дома. В 1955 году у Славы родился сын - Владимир. Наташа после окончания института долго работала в школе, потом в НИИ, защитила диссертацию, сейчас на пенсии, с мая по октябрь живет в деревне, в доме, который построил Слава, во Владимирской области. Умер Слава в 1999 году, похоронен, по его просьбе, рядом со своей мамой в Дмитрове.


Володя окончил Экономический факультет МГУ, защитил диссертацию, остался работать в МГУ. Сейчас работает в Высшей Школе Экономике. Первый раз женился в 1978 году, в 1979- родился сын Денис, второй раз женился на Марине, у них в 1984 году родился сын Олег. Закончил Высшую Школу Экономики, весной 2011 года у него родился сын Владислав.

Ира, окончив школу в Дмитрове, не смогла поступить в институт и поехала к родителям в Хакасию, где закончила Горный техникум. Получив распределение, поселилась в Бокситогорске и вскоре вышла замуж за Виктора Дудника, уроженца Донбасса. В 1957 году у них родилась дочь – Лариса, а в 1968 сын – Константин. Практически всю свою жизнь Ира прожила в Бокситогорске, работала на Алюминиевом комбинате. Ушла на пенсию с должности начальника Плановопроизводственного отдела. С мужем развелась, когда дети были уже взрослыми. Сейчас живет в Алма-атта , в отдельной квартире, рядом с семьей сына, помогает воспитывать внуков. Лариса окончила Московский Инженерно-Экономический Институт, вышла замуж за Александра Куницына, родила сына Антона в 1986 году. В 1992 году развелась и уехала в Финляндию, там через несколько лет познакомилась с Руудом и вышла за него замуж, переехав в Голландию. Живут они в небольшом городе Гауда, Рууд работает адвокатом, знает неплохо русский. Антон окончил гимназию, закончил колледж. Живет отдельно от родителей в Арнеме. Костя окончил географический факультет МГУ. Женился на Эльфире – казашке, студентке того же факультета. Отец ее профессор математики Алмаатинского университета, мать окончила МГУ – языковед. Проработав некоторое время в Москве, они переехали в Алма-ату. Работают не по специальности, но очень успешно. В 1990 году у них родилась дочка - Дина, закончив школу, она поехала в Англию, сначала год жила в английской семье,


готовясь поступать в университет. В 2010 году поступила в Лондонский Сити — Университет. В 1999 году и в 2005 году у Кости родились сыновья Артем и Артур.

БОРИС КОНСТАНТИНОВИЧ – родился в 1914 году. Любимый брат моей мамы, они были ровесниками, их детство прошло в тяжелое голодное послереволюционное время. В 1921 году умер их отец и старший брат - кормильцы. Хотя семья жила почти в центре города, чтобы прокормиться, бабушка завела корову, корову надо было кормить - в городе! Задача брата и мамы была наворовать сена с возов, привозимых на Сенную площадь. Им приходилось ездить под вагонами, надо было раздобыть соль и хлеб, а денег на билеты не было. На лето семья пешком (вместе с коровой) перебиралась в Новую Деревню на Волге, где жили какие-то родственники. Закончив школу, Борис перебрался в Москву, поступить учиться дальше он не мог, как сын мещанина (было такое время). Жил он в Тушино и работал на авиационном заводе слесарем. В 1938 году он женился на Софье Степановне Даниловой и стал жить с ее родителями на Красной Пресне. В 1940 году родилась у них дочь Светлана, а в 1941 году – Инна. Мои родители были очень дружны с дядей Борей. Дядя Боря прошел всю Финскую войну и Отечественную - танкистом. Прошел Сталинградскую Битву и погиб в 1944 году в Белоруссии. Софья Степановна умерла в 2001 году. Светлана окончила приборостроительный факультет Высшего Технического Училища им. Баумана. Работала и сейчас еще работает в каком-то почтовом ящике. Имеет несколько авторских свидетельств. Всегда очень хорошо училась и была девушкой умницей. В 1963 году вышла замуж за своего однокурсника Юру Петрова, в 1971 году у них родился сын – Денис. Денис занимался музыкой, живописью, но окончил, так же как родители, Бауманское Училище. По специальности Денис , по -моему, никогда не работал, прекрасно говорит поанглийски. Женился на Оксане; у них две дочки Анна и Алина.


Инна, окончив школу, поступила на механико - математический факультет МГУ, но окончить его не смогла, вышла замуж за Станислава Николаевича Феткевича, родом из Белоруссии, также студента мех-мата МГУ. В 1965 году родила дочь Алену. Позже Инна закончила вечернее отделение математического факультета Педагогического Института. Работала программистом на почтовом ящике. С мужем развелась. Алена окончила механико - математический факультет МГУ. Вышла замуж за немца - Франка и уехала в Германию. У нее двое детей - сын Максим и дочь Надя. Сейчас живет в Берлине, с мужем развелась.

КОНСТАНТИН ПЕТРОВИЧ ЖЕРИХОВ. Константин Петрович, мой дедушка, родился в 1869 году в Москве. Рано осиротел. Служить «мальчиком « отправили в Тверь. Его брата Арсения оставили в Москве. Арсений женился на Ильиной (имя не помню). Мама рассказывала, что она была очень тихой и доброй женщиной, в отличие от своего мужа. У них было двое сыновей – Андрей и Сергей, моя мама не была дружна со своими двоюродными братьями. Андрей жил в Москве у него вроде есть сыновья, о них я ничего не знаю. Сергей , как говорила мама, колесил по всей стране, семьи не было. Дед был призван в солдаты и служил в армии несколько лет, удивительно, но сохранился его воинский билет. В 1881 году он женился на Анне Павловне Пряжниковой, получив в приданное небольшой дом за Тверцой (приток Волги). Из «мальчиков» сам выбился в люди, стал шорником. Шорник это мастер по выделыванию кожи для экипировки лошадей – хомуты, уздечки, вожжи и т.д. У него был большой сарай, где находились бочки с солевым раствором, в котором выдерживали кожу, мастерская и лавка (насчет лавки точно не знаю). Все дети, кроме Марии, помогали отцу, наверное, были и работники. Перед рождением Веры, дед купил дом побольше, и уже ближе к центру города, сейчас эта улица называется – Желябова, в 70-х годах его снесли. Дед был не очень деловым человеком и практически перед революцией разорился. Он купил доходный дом,


который был заложен, т.е. пришлось еще его и выкупать, на что ушли фактически все деньги. К тому же он еще и выпивал, правда, немного и очень боялся бабушку. Бабушкина скупость была необходима, иначе поднять детей, и дать им образование было бы нельзя. По маминым воспоминаниям, ее отец был очень добрым, баловал детей, покупал дорогие подарки, в доме было пианино, граммофон, много книг. Бабушка и дедушка любили ходить в театр, ездили в Москву на концерты Шаляпина. Умер дедушка скоропостижно от воспаления легких в 1920 году, похоронен в Твери, кладбище давно снесли.

НИНА КОНСТАНТИНОВНА ЭДЕР

Мама родилась 3 декабря 1912 года, в Твери. Самое яркое воспоминание о детстве, как ее папа купил большущий игрушечный корабль, а всем сестрам и ей матросскую форму с береточками. В школе мама училась неважно. В эти годы в школах проходили революционные преобразования , так называемый бригадный метод обучения – за несколько человек отвечал один ученик, а остальные бездельничали. Мама была «мальчишницей», дружила, в основном, с мальчиками, девочек считала предательницами. Время было тяжелое. Маме приходилось продавать молоко кружками (получалось дороже), букетиками цветов перед театром. Стеснялась, пряталась от знакомых ребят. После окончания школы, так как не было работы в городе и нельзя было дальше учиться (дочь мещан), мама поехала в Баку, где в это время работала тетя Мария. Мама была по настоящему очень красивой девушкой, за ней стали бурно ухаживать местные юноши. Одному из них она заявила, что за нее нужно сестре заплатить дорогой калым - пианино, через несколько дней пианино было куплено, и в этот же день тетя Мария купила билет и отправила маму домой. Некоторое время мама жила у тети Веры в Ленинграде, а затем перебралась к брату Борису в Тушино, стала работать на парашютном заводе, поступила на вечернее отделение дирижаблестроительного факультета МАИ (проучилась два курса). Была активной, поступила в комсомол, за активную и хорошую работу получила путевку в дом отдыха в Сочи в 1934 году. Там она и познакомилась с папой – он хорошо


танцевал, играл в теннис и почти не говорил на русском, но в компании был заметен и общителен. И вот - его величество случай, участвуя в ноябрьской демонстрации в этом же году, мама проходила по улице Разина, на ступеньках дома № 7, в котором жили молодые итернационалисты стоял папа. Он ее увидел, окликнул и пригласил её к себе вместе со всеми друзьями. А в январе 1935 года они расписались. Это тоже отдельная история. Поехали в ЗАГС на трамвае «Аннушка», этот трамвай тогда шел по кругу, без конечной остановки, долго выясняли кто будет спрашивать на какой остановки выходить, кто-то пошутил и сказал, что на конечной, проехав несколько кругов, наконец сообразили. А когда приехали, выяснилось, что загс не работает - 21 января – день смерти Ленина, их постыдили, конечно, но ведь это был выходной день, не надо было отпрашиваться на какую-то там свадьбу! Расписались они 23 января 1935 года, никому не сказав об этом, даже своим родным. Папа купил целую коробку конфет, которую сам и съел, потому что мама конфет не любила. Дом № 7 по улице Разина раньше был гостиницей «Советская», туда поселили всех австрийцев – шуцбундовцев на последний этаж, папа занимал комнату №44, в которой мы прожили до 1958г. Жизнь в гостинице устраивала моих родителей – мебели не надо, столовая рядом, библиотека Иностранной литературы, где работал папа, на той же улице, поэтому, когда семейным парам предложили переехать в квартиры - они отказались. В 1936 г. маму из комсомола исключили, но не из-за того, что вышла замуж за австрийца, а за то, что в автобиографии не указала о материальном состоянии семьи - ведь в доме было пианино! Подружки конечно постарались! В мае 1938 года родилась я. Роды были очень тяжелые, с родовыми серьезными травмами для ребенка. Тетя Мария пригласила старого профессора, который успокоил маму, сказав, что девочка будет жить, потому что похожа на отца, а главное, надо быстрее отвозить в деревню, желательно в сосновый бор, и чтобы лежала как можно дольше прямо на земле. Интересно, у Аксакова, в книге « Детские годы Багрова внука», так же спасли ребенка – прочтите. Так, мама вместе с бабушкой и со мной, оказалась опять в Новой Деревне, в сосновом бору на берегу Волги. Все дневное время мама проводила в лесу, бабушка готовила и приносила еду. И к концу лета моя рука и нога стали оживать (был частичный паралич правой стороны). Теперь вам понятно, почему ваша бабушка и я всегда выступали за «свежий воздух»!


В сентябре 1939 года родилась Таня без всяких осложнений и здоровым ребенком. Бабушка из Калинина перебралась в Москву, мама работала, так мы все и жили в одной комнате. Летом мы жили в Новой Деревне. Первые мои воспоминания мы в лесу, на берегу реки встречаем папу, а он кричит «ХО-ЛО-РЕДИ!» Война нас застала в деревне. Большую часть пути до Москвы маме с бабушкой и двумя детьми пришлось идти пешком. Мама рассказывала, что именно поэтому она не поехала в эвакуацию, поняла - надо иметь деньги или вещи, чтобы прокормить детей. Всю войну мы провели в Москве, правда, один раз мы попытались уехать, ближе к тете Марииному госпиталю, но нам не удалось сесть в поезд. Я помню этот ужас: сначала меня запихнули в вагон, а потом через окно обратно, потому что остальные не могли войти. В самом начале, как мы приехали в Москву из деревни, по совету бабушки, мама на все свободные деньги закупила сушки, сухари, соль, мыло это в первое время нас поддержало. В начале войны мама работала на заводе в две смены (была оформлена бабушка), чтобы иметь две «рабочие карточки», на рабочие карточки получали больше продуктов. Мы с Таней много болели – лежали валетом на маминой кровати. За войну я шесть раз болела воспалением легких, а перед школой меня отправили даже в противотуберкулезный детский санаторий. Детей надо было кормить! И мама, как могла, делала это. Собирала на полях оставшиеся листья капусты, солила их (на подоконнике стояла бочка), все, что можно было поменять на еду - меняла, иногда и табак, который папа, когда ему это удавалось, пересылал с фронта. Один раз, это был настоящий подарок, большую коробку с продуктами принес сын Жданова ( члена ЦК партии), он служил вместе с папой на Северо-Западном фронте, прекрасно владел немецким языком. К концу войны мама весила 43 килограмма, да к тому же она еще и надорвалась. В последний год войны мама работала в Главсахаре, с питанием стало легче, у нас появилась патока (первичный продукт при переработке сахара), мама получила огородик в Очакове, сажали картошку. В 1944 году мы с Таней очень тяжело болели и опять доктора сказали, что спасет только деревня. А маму спас один сотрудник - за сумку картошки он разрешил жить у него на даче в Переделкино, все лето. Там я единственный раз видела дядю Борю, он приехал после госпиталя, по пути на фронт, повидаться со своей мамой. Ещё, я помню, летом мы с мамой и бабушкой отправились в какую-то южнорусскую деревню. Добирались на поезде, а потом на телеге. Маме посоветовали


кроме денег, взять — карандаши, бумагу, всяческую канцелярию и детские недорогие игрушки. Всё это мы с Таней и моей двоюродной сестрой меняли на продукты, ходили по хатам, как цыгане, нам давали яички, яблоки, молоко. А самое главное, мы были на свежем воздухе. В 1945 году мама была награждена медалью «ЗА ТРУДОВУЮ ДОБЛЕСТЬ» в Великой Отечественной Войне. В 1946 году женам офицеров, которые оставались служить на оккупированных территориях, разрешили приехать к своим мужьям. Бабушка сказала,что никуда нас не отпустит, пока меня с Таней не покрестят. Как нас крестили я помню, но в какой церкви нет, Таня утверждает — на Ордынке, а я — где-то в районе Солянки. Весной 1946 года мы прилетели в Вену. Жили мы в первом, аристократическом районе Вены на Зингерштрассе 27. Занимали огромную квартиру - семь жилых комнат, одна из комнат была оборудована для занятия физкультурой – стояли брусья, висели кольца, на стене спортивная лестница. Весь дом занимали семьи советских офицеров, в основном работники редакции «Остерайх Цайтунг». В нашем доме жила семья Шнитке. У Альфреда, ему было лет пятнадцать, был аккордеон – он только начинал учиться музыке, а стал знаменитым композитором! Когда все вернулись в Москву, папа помог родителям Альфреда получить работу в журнале «Новое время». Это так, к слову. Мама, к сожалению, в Вене много болела – она перенесла тяжелую операцию, а позже сломала руку, долго была в гипсе, может быть поэтому у нас была домработница. Некоторое время мама работала бухгалтером в ТАССе. Летом 1947 года мы жили в Бадене, в доме у губернатора города, папиного друга, он был коммунистом. Ходили в бассейны минеральных вод. На террасе дома находился стол для пинг- понга, мы с Таней пробовали играть. А следующее лето мы провели в Графанеке, маленьком городке со старинным замком и роскошным парком. Для местных детей был организован летний детский сад, он располагался на территории замка, мы с Таней ходили в этот сад, к этому времени мы уже хорошо знали немецкий. Папа с мамой часто были на приемах, соответственно надо было иметь красивую одежду, и маме заказывали платья (бальные так же ) у знаменитой


венской портнихи Фарен Хамер, которая одевала и жену Молотова (тогдашнего министра иностранных дел). Нам с Таней тоже сшили по два платья и по пальто. В 1948 году Советскую школу в Вене закрыли, и нас с Таней отправили в Москву. Половина учебного года мы провели в интернате для детей загранработников. Интернат располагался в старинном особняке на Зубовском бульваре. За эти пол года мы основательно забыли немецкий. В самом начале 1949 года папа демобилизовался, и родители вернулись в Москву. Так как у Эдеров в Вене была большая квартира, чаще всего их друзья на праздники собирались у нас. Короче, вернувшись в Москву, у родителей лишних денег не оказалось. И все повторилось с начала, жизнь в одной комнате, 14 м2, коридорной системы, с одним источником воды на 50 комнат и два туалета (мужской и женский), а в бывшем ресторане разместился проектный институт ГИПРОГОР. В 1949 году папа заболел, и почти полгода был на больничном; мама тоже много болела. Нам с Таней приходилось часто самим готовить, ходить в магазины, аптеки и постоянно экономить. Мама не работала. Шила нам с сестрой платья, жили бедно. Когда у папы появилась возможность зарабатывать на переводах, жить стало значительно легче. До 1955 года, когда папа получил участок, мама - «дело святое!» нас всегда на лето вывозила за город, два раза были на море в Бердянске и Анапе. В 1954 году часть родительского дома в Калинине продали, и мама получила наследство, ни копейки из этих денег не было истрачено до начала строительства дачи в Лесном Городке. Осуществилась мамина мечта – появилась дача! Вкалывала мама и на огороде и в доме по- настоящему, и нас с Таней заставляла. Сами красили, прибивали сухую штукатурку, клеили обои. В 1958 году папе дали квартиру на Кутузовке, рядом с Триумфальной Аркой. Это тоже маленькая история. В 1957г. проходил в Москве Всемирный Фестиваль молодежи и студентов. К нам на улицу Разина (в одну комнату коридорной системы) пришли в гости, члены австрийской делегации, одна из девушек – Эрика была дочерью шуцбундовца и раньше жила здесь. Об этом приходе стало, конечно, известно. « Какой ужас - австриец, антифашист живет в таких условиях!». И папе выделили двухкомнатную квартиру.


Так что с 1958г. мама приводила в порядок квартиру. В 1959 г. мама устроилась на работу бухгалтером в райсобес, там ей предложили перейти работать в Госстрах. Работала мама много и стала зарабатывать довольно прилично, во всяком случае, перед рождением Даши на мамины деньги была отремонтирована дача – построено крыльцо для коляски и душевая. Когда маме исполнилось 55 лет, она вышла на пенсию. Рано весной мама уезжала на дачу и до поздней осени жила там, это вносило некоторый разлад в семье Эдеров – папа дачу не любил. Поэтому они часто отдыхали где- нибудь в других местах - в Эстонии, в Грузии. В 1964 году, в ноябре –декабре, они совершили путешествие на теплоходе вокруг Европы – это была одна из первых зарубежных турпоездок в Советском Союзе. Раза два, мама с папой была в Австрии. Мама много читала, одно время часто ходила на концерты в Консерваторию. Была религиозна, но без фанатизма, пасха в семье отмечалась всегда - традиция. Все летнее время мама проводила с детьми на даче, занималась их трудовым воспитанием. С января 1983г., когда у мамы был инфаркт, она тяжело и помногу болела. После смерти папы, мама стала жить вместе с Разумовыми, а летом продолжала жить на даче с нами. Последние годы жизни мама очень много болела, лежала в больницах, была слаба, но голова была светлая и, когда могла, она читала. 2 июня 1997 года, в возрасте 84 лет мама умерла, похоронили ее в семейной могиле на Пятницком кладбище.

АДОЛЬФ КАРЛОВИЧ ЭДЕР

Мой папа родился 20 марта 1911 года в городе Хохенберг, в Австрии. По полученным документам из Мюнхена, по наследственным делам, я узнала некоторую родословную моего отца. Его дедом был Johann Эдер, который родился 09. 04. 1841 года, а умер 06. 01. 1885 г. Единственное,что я знаю, по рассказам папы, он был развозчиком пива в Вене, соответственно выпивал и поэтому рано умер. Женат дед был на Aloisia Эдер, до замужества - Seida,(чешке) у нее был сын Anton Seida. Родилась папина бабушка 02.04. 1838г,а умерла 11.11. 1886г. Папин


отец — Karl Magnus Эдер родился 11.12. 1872г., умер 25.10. 1925г. Судя по этим датам мой дедушка, Карл Эдер, рано остался без родителей и всего добивался сам. КАРЛ ЭДЕР был сталеваром, состоял в партии социал-демократов, поэтому семья была отлучена от церкви (протестанской). Был сильным, занимался спортом — тяжелой атлетикой. Сохранилась фотография бравого молодца. Женат он был на АННЕ СЕДЛАЧЕК — чешке. Когда она родилась и где я не знаю, а умерла в 1945г. Моя бабушка приезжала в Советский Союз, летом 1938 года, привезла с собой детскую коляску и еще много полезных в хозяйстве вещей, сохранилась кофемолка, на ней я молола крупу для детских кашек. Карл и Анна Эдеры похоронены в городе Штайер. Было у них семеро детей. Старший сын — КАРЛ ЭДЕР. Родился 01.09. 1899 г.,умер 07.08.1978г. В тридцатые годы переехал в Канаду, не имея высшего образования, дослужился до главного инженера Дженерал Моторс, после его смерти, жена каждый год получала новую машину. В оркестре завода он играл на скрипке. Женился он на англичанке звали ее Маргарет,прожила она долгую жизнь. Было у них двое детей — сын Карл , который родился в 1935 году и дочь Маргарет она родилась в 1939 году. У Карла младшего тоже сын и дочь и тоже — Карл и Маргарет. Карл младший был директором школы, сравнительно рано умер от рака. У Маргарет двое девочек — Линн и Джилл . Карл старший вместе с женой приезжал в Советский Союз в 1968 году, как раз на мой день рождения, очень искренно пожелал мне родить ребенка , его пожелание исполнилось в 1969 году. Второй сын — ИОСИФ ЭДЕР ( звали его просто Сеп) родился 14.01. 1901 года, точно не знаю когда умер, но ему было почти сто лет. Усиленно занимался иогой, и говорил, что умрет когда захочет. По моему, он вместе со старшим братом приехал в Канаду, и тоже не имея специального образования стал археологом. Часто был в Мексике, жил среди индейцев — инков, там у него родился сын от индианки ( довольно в пожилом возрасте) он дал ему образование и обеспечивал


материально. Официально он был женат на австрийке , но детей у них не было. Еще он занимался скульптурой. Так же, как Карл, приезжал в Москву со своей коллекцией, надеясь продать её в какой-нибудь музей, но не получилось. Несколько старинных мексикансих статуэток он подарил нам. Эту коллекцию ему удалось продать в Германии. Третий сын — ГОТФРИД ЭДЕР (просто Фредл) родился 10.04. 1902 года, умер 13.11. 1979 г. в Вене. В тридцатые годы уезжал в Африку,был учителем танцев, не преуспел и вернулся в Австрию. Стал обивщиком мебели,имел свою малюсенькую мастерскую, жил в рабочих кварталах Вены. Был женат на Розл Эдер, у них было двое детей сын и дочь, как полагается, Фредл и Рози. Рози родилась в 1932 г. В 16 лет она вышла замуж за трубочиста, стала она - Молзер. Мы были у нее на свадьбе, если не ошибаюсь, к церкви подъехали на карете, но уж совершенно точно, как ближайшие родственники, сидели на скамейках около алтаря. У нее родились две дочери, я думаю, что сейчас она уже прабабушка. Фредик родился 14.04. 1941 г.,умер трагически — упал в горах с лошади в 1982 году. У него остались две дочери — Клаудиа Эдер (1967г.р.) и Карин Эдер (1970 г.р.). Старшая Розл очень много работала на дому - шила, конечно, помогала мужу и смогла удачно купить небольшой кусок земли в горах, построили маленькую гостиницу,которую, в туристический сезон, вместе с Рози младшей целиком обслуживали. После смерти родителей Рози продала дом. Сейчас все живут в Вене. У Готфрида есть незаконный сын, который живет в Германии, как его зовут не знаю. Четвертый сын — АНТОН ЭДЕР родился 22.03.1905г. ,умер 27.07.1968г. В детстве переболел полиомиелитом, был инвалидом , работал все время в артели инвалидов — вырезал по дереву. Женат не был, детей не было. Прожил всю жизнь в Штайере, там же похоронен. Старшая дочь - ПАУЛИНА ВОЛЬФ родилась 10.11.1906г., умерла — 09.04.1965г В детстве тоже переболела полиомиелитом. Вышла замуж за Вольфа. У них родилась дочь Гертруда 02.07.1930г., она рано вышла замуж за Mullegger, но мы у нее на свадьбе не были. С семьей Паули мы, когда жили в Вене, общались


значительно меньше,чем с семьей Фреда. Правда,на новый 1949 год, нам с Таней Паули подарила свою игрушечную кухню и красивую игрушечную детскую кроватку - они до сих пор целы, а родителям игру Моджонг, она тогда только входила в моду. Сейчас эти раритеты находятся у Балдиных. Младшая дочь — AННА МАРИЯ ШОРНЕР , родилась 14.11.1916г., а умерла 04.05.1988г. После войны вышла замуж за немца, жила в Западной Германии ,поэтому с ней никаких контактов у папы не было, хотя в детстве он был с ней очень дружен. У нее было двое детей — дочь Helga Perlak, родилась 11.08.1946г. , и сын Wolfgang Schorner, родился 03.10.1948г. Про них ничего не знаю. Младшим сыном был мой папа — АДОЛЬФ КАРЛОВИЧ ЭДЕР. Родился он в Хохенберге, а уже в гимназии учился в Штайере, куда переехала семья. Папа единственный в семье, который закончил гимназию. Учился он хорошо, но, как рассказывал, был ленив. Учился так же игре на скрипке, но после того, как несколько уроков пропустил, его отец в гневе разбил скрипку о его голову. На этом занятия закончились, но так как у него был хороший слух - стал играть на мандолине в народном оркестре. После окончания гимназии некоторое время работал в книжном магазине. В основном был безработным, вступил в коммунистическую партию. За то, что нарисовал какую-то карикатуру на Гитлера его посадили на несколько дней в тюрьму, откуда он вышел «героем». В феврале 1934года в Австрии произошло восстание Шуцбунд ( шут- камень). Это было первое антифашистское восстание в мире, под руководством Социал-демократов, возможно поэтому его, не так как Испанию, освещала наша пропаганда. Папа был участником этого восстания в Штайере. Так как Венские рабочие не поддержали восстание, оно по всем провинциальным промышленным городам было быстро подавлено. Чтобы избежать ареста папа, вместе с товарищами, успел через горы перебежать в Чехословакию. Шутбундовцам пр��дложили переехать в Советский Союз. Многие из них, в том числе и папа, приехали в Москву. Их всех поселили в гостиницу «Советская», которая находилась тогда на улице Разина дом № 7. Был устроен прием в Кремле. Папа рассказывал смешной случай - на столе, одним из угощений, была черная икра, так как все не знали, что это такое - «черное, соленное — фу!» никто её не ел, а на следующий день все жалели - ведь это была «кавиа»! Через


некоторое время всех шутбундовцев отправили в Сочи восстанавливать здоровье. Там папа и познакомился с мамой — передовицей производства, которая тоже приехала поправлять свое здоровье. Определили папу, как грамотного человека, работать в Библиотеку Иностранной Литературы. Библиотека находилась в церкви на улице Разина. Директором была Маргарита Ивановна Рудомино, она и взяла папу под свое покровительство, фактически воспитала его. Мужем Маргариты Ивановны был родной брат С.П. Королева, одно время у них была совместная дача в Барвихе, и конечно никто не знал, что Королев - генеральный конструктор ракетно-космических систем. Теперь библиотека Иностранной Литературы носит имя М.И. Рудомино. Создавалась библиотека, почти сразу после революции, из личных библиотек тогдашней интеллигенции. В комллектации библиотеки большое участие принимала Н.К. Крупская. Папа несколько раз был у неё на приеме, рассказывал,что она была очень внимательна и скромна (всегда в одном и том же синем платье в горошек). Папа поступил на вечернее отделение ИФЛИ ( Института философии и литературы), там же он преподавал разговорный немецкий язык. Закончить он институт не успел — началась война! В ИФЛИ папа познакомился и они стали друзьями с Львом Копелевым, потом вместе они служили на Северо-Западном фронте и в Вене. В 1947 году Копелева арестовали, за то, что он ударил советского офицера, защищая женщину, на улице Вены. Получил он десять лет, но в 1954 году был освобожден. Заходил к нам в гости и я впервые узнала о Гулаге. Он рассказывал нам,что на зоне было организовано общество по спасению интеллигенции — его устроили в медсанчасть, и в свободное время он стал изучать китайский. У Солженицина в «Гулаге» есть один из героев «шарашки», лингвист, так это и есть тот самый Копелев. Копелев был ведущим критиком современной немецкой литературы и благодаря его стараниям в Советском Союзе стали издавать Э.М. Ремарка. Последние годы своей жизни Копелев жил в Германии, принял православие, будучи евреем, там и умер, но был перевезен в Россию, об этом много писали в прессе. После его отъезда ,папа не поддерживал с ним никакой связи, пару раз Копелев присылал письма, но папа не отвечал. В начале войны, как ополченец, папа оказался под Ленинградом. Без запасной одежды, предполагалось, что они едут под Москву рыть окопы. Так как не было


нормальной еды и одежды, все потихоньку заболевали и умирали. В одном из последних, отходивших из Ленинграда, товарных поездов увозили в Москву больных, в их числе и папу, крюками убирали умерших, папа всячески показывал,что еще жив. В конце 1941 года его призвали в Красную Армию на Северо-Западный фронт в седьмой отдел армии по разложению войск противника (как точно назывался отдел не знаю). А в это же самое время, маму вызвали кое- куда, с приказом немедленно покинуть Москву, с детьми и бабушкой - она высылалась в Казахстан. Сначала мама стала защищать бабушку, а потом сказала, что вообще не понимает, почему мужа призвали в армию, а ей с детьми надо уезжать. Тут же позвонили, узнали, оставили в Москве. Опять его величество случай! На день позже бы призвали папу и мы все жили бы в Казахстане, как и многие. На фронте, вначале, папа писал листовки и летал ночью на «Уточке», по микрофону предлагая немцам сдаваться. Страшно! Позже, его направили в штаб армии, где он был переводчиком, а также готовил материал по прослушанным немецким радиопередачам. На некоторое время был откомандирован на работу с пленными немецкими офицерами. Одним из его учеников был Вальтер Ульбрихт ( один из первых руководителей ГДР ). Конечно, об этом папа рассказал уже в конце своей жизни. Папа принимал также участие в разведывательных операциях. В составе разведывательных групп неоднократно переходил линию фронта. Один раз папа чуть не расстался с жизнью, его задержали уже на нашей стороне — плохо говорит по русски, одет в немецкую форму, с немецкими документами. Он смог доказать,что советский офицер — по радио на определенной волне, в определенное время должна прозвучать такая-то песня, она прозвучала и папу отпустили, за ним приехала машина из штаба. К сожалению, папа очень мало рассказывал. Вот,например, один из эпизодов его героических дел. Узнала я об этом, когда к нам в гости пришли знаменитые летчики ( ещё до войны участвовали в спасении Челюскинцев) - члены делегации советских офицеров, которые были в Австрии по случаю празднования 15-летия Победы. Папа тоже был в составе делегации. Так вот, Красная Армия подошла к Вене, был получен приказ - разминировать все мосты через Дунай, заминированные немцами. Папа, как десантник, вместе с саперами, был высажен в предместьях Вены, приказ был выполнен, ведь папа не


плохо знал Вену, а заодно они разминировали и Венскую оперу, и она не была разрушена до конца. А ещё одну интересную историю папа уже рассказал сам. Тоже ещё до прихода Советских Войск, но они уже стояли совсем близко к Вене, была проведена почти авантюрная операция. Папин товарищ Хуго Губерт (австриец — советский офицер, я его помню по Вене - маленький и большой юморист) смог через окно пробраться к наместнику Папы Римского в Вене и «предложил» тому зачитать текст, в котором он приветствует приход Советских войск в Вену. В написание этого текста папа принимал участие тоже. Наместник зачитал, и это передали по радио. За взятие Вены, папа должен был получить орден (за взятие Кёнигсберга он получил «Красную Звезду» ), но, по рассказам маминой австрийской подруги, из-за каких-то «амурных дел» его не представили. В Кёнигсберг он тоже был заброшен до прихода Красной Армии в город.

После взятия Вены, папа стал работать в газете советских оккупационных войск- «Остерайх- Цайтунг», редактором. Очень часто был одним из переводчиков командующего Советских войск в Австрии, генерала Курасова. Был синхронным переводчиком на Венском конгрессе по разделению Австрии на оккупационные зоны между союзными войсками по аналогии с Германией. Советская Армия заняла всю Австрию до прихода союзных войск, но согласно решению конгресса она была поделена на четыре зоны. Тогдашний австрийский премьер — Фигель, предлагал Эдерам остаться жить в Австрии, но папа отказался, сославшись на то, что жена никогда не расстанется с Родиной. Я полагаю,что основной причиной была папина служба. В начале шестидесятых годов австрийская правительственная делегация, во главе с Фигелем, приезжала в Москву, родители были приглашены на прием в Кремль. Помню, как они переживали,что нет приличной одежды. В 1949 году папа был демобилизован, в чине капитана, и стал работать во Всесоюзном Радио на Инновещание, в Австрийской редакции. Был


редактором, переводчиком, диктором. Вел репортажи с интересных мест, самым выдающимся было интервью с Хрущевым на Австрийской выставке, проходившей в Сокольниках. Между делом учил разговорному немецкому сотрудников редакции, среди них был, тогда ещё молодой, Евгений Примаков (одно время был премьером современной России).Вел репортажи с Красной Площади во время праздничных парадов и демонстраций. Много переводил и редактировал на Мосфильме и студии Документальных фильмов, хорошо зарабатывал. Один раз молодых сотрудников редакции пригласили сниматься в роли немецких солдат в художественном фильме «Память сердца», фамилия Эдер написана среди других исполнителей. В каких-то фильмах звучит папин голос. Участвовал, в качестве синхронного переводчика, в суде над Пауэрсом( американский летчик-шпион, сбитый советскими пограничниками). В 1950 году папа перенес тяжелую операцию (трепанация черепа - гайморит перешел в лобную пазуху), был задет тройничный нерв, с тех пор его преследовали сильные головные боли,часто болел, очень доверял врачам и много принимал лекарств до конца своей жизни. Папа всегда очень много работал, и очень мало помогал маме по хозяйству - «Гвоздя забить не умеет!», как говорила мама. Так как папа не любил дачу, они с мамой много ездили. Чаще всего отдыхали в Эстонии, были в Грузии,совершили круиз вокруг Европы, несколько раз были в Австрии. Канаду, в 1969 году, папа посетил один, после того как приезжали его братья. В этом году родилась Дашенька, папа в подарок привез розовый комбинезончик — таких в Москве ни у кого не было! Его даже Алёнушке ещё одевали. Благодаря папиным поездкам, у нас с Таней, немного,но были заграничные шмотки! С 1978 года папа стал получать пенсию от австрийского правительства, за те небольшие годы, которые проработал в Штайере. Получал он их в австрийских шилингах и, соответственно, мог приобретать товары в


«Берёзке» ( в этих магазинах продавали дефицитные вещи за валюту). Был очень доволен этим, дарил многим подарки из «Берёзки». Последний год жизн�� папа сильно сдал. Из мужчины,который всегда хотел нравиться всем женщинам, превратился в недовольного старика. На него очень подействовал мамин инфаркт,он испугался! Летом 1983г по дороге на дачу (не даром он её не любил), папа упал, с трудом поднялся и дошел до ближайшей дачи наших друзей. Через три дня, по совету врача, его Лёня привез в Москву. Несколько врачей неотложек не могли поставить диагноз. Поместили в больницу, где 13 июня 1983 года он умер. Диагноз — тромб в стволе головного мозга. В газете «Вечерняя Москва» был опубликован маленький некролог. Похоронен в семейной могиле на Пятницком кладбище. На памятнике написано — участник Великой Отечественной Войны — антифашист. Хочу привести здесь, написанную папиной рукой, его автобио-графию.

ТАТЬЯНА АДОЛЬФОВНА РАЗУМОВА

Моя сестра родилась 27 сентября 1939 года. Наше раннее детство прошло в военные годы. Мы много болели, к концу войны у нас от истощения был даже фурункулез. Как я уже писала, всю войну мы прожили Москве. Ходили в детский сад, из детского сада нас забирала бабушка и всегда приносила с собой лакомства


- морковку или репку. В первый класс Таня поступила в Советскую школу Вены. С третьего класса и до конца проучиласьв 329 школе г. Москвы. Таня училась очень хорошо, часто была отличницей,была старостой класса, комсоргом. Таня занималась музыкой, в начале с учительницей дома, а затем училась в музыкальной школе им. Стасова по классу фортепиано, но, к сожалению, не закончила. В 1956 году, после окончания школы Таня поступала в Энергетический Институт, в те годы и девочки- умницы шли в сложные технические вузы, к счастью, не прошла по конкурсу. Папа устроил ее на работу в отдел комлектования Библиотеки Иностранной Литературы .На следующий год Таня поступила, сначала на вечернее отделение английского факультета Института иностранных языков им. М. Тореза, а затем перешла на дневное, которое успешно закончила в 1962 году. Как всегда училась хорошо, была комсоргом курса, и по распределению должна была работать преподавателем в Высшей Школе КГБ, но вышла замуж в марте 1962 года, и вместе с мужем Борисом Николаевичем Разумовым поехала, после окончания института, на Дальний Восток в Уссурийский Край, где служил Боря. Там Таня работала в школе учительницей английского языка. В августе 1963 года они возвратились в Москву, а в мае 1964 года родилась Катя, в сентябре 1967 года родился Петя. Таня жила с родителями мужа в одной комнате коммунальной квартиры на Разгуляе. В 1964 году, опять же вместе с Бориными родителями и его дедушкой переехали в трехкомнатную кооперативную квартиру у Речного Вокзала. После смерти папы, Разумовы поменяли эту квартиру и квартиру на Кутузовке на большую квартиру у Новослободской. Через некоторое время, после женитьбы Пети, эту квартиру разменяли на две. И старшие Разумовы вместе с мамой стали жить на Самотечном переулке. С 1964 года по 1993 год Таня работала в Институте Легких Сплавов, в отделе переводов.По работе Тане часто приходилось бывать в заграничных командировкахбылав Индии, Китае, Франции, Германии, США, Швейцарии и других странах.За отличную работу ее портрет поместили на аллее передовиков производства, на территории Института. У Бориных родителей была дача в Барыбино – такой же щитовой дом, как в Лесном Городке и тоже половина. Таня вместе с детьми лето проводила на даче, но в отличие от нас, они много путешествовали . В 1999 году закончили строить дом в Новоглаголеве и сейчас Таня с Борисом круглый год живут за городом. Борис Николаевич Разумов родился 5 февраля 1938 года в Москве. Его мама Лидия Петровна, в девичестве Воскресенская, из семьи Духовенства. Петр


Иванович Воскресенский был священником, за что пострадал и был репрессирован, после ссылки служил священником в Торжке, в старости жил в Москве вместе с семьей дочери. Мама Лидии Петровны была сиротой и воспитывалась в Московском сиротском доме. Там девушек, кроме грамоты, учили вести домашнее хозяйство, учили вышивке и шитью,получила специальность белошвейки, они получали небольшое приданное ( и швейную машинку!), их выдавали замуж, как правило за священников. После ареста мужа и сына в 1937 году, мама Лидии Петровны заболела эпилепсией, тяжело болела. Лидия Петровна работала бухгалтером. Катенька в детский сад не ходила и ее воспитанием, кроме родителей конечно, занимались бабушка и дедушка Разумовы. Лидия Петровна умерла на рабочем посту, на пороге дома, возвращаясь с Катей из театра. Ей было всего 63 года! Была она женщиной доброй и внимательной. Николай Георгиевич, папа Бори, родом из крестьян Московской губернии. Всю войну прослужил командиром отдельного автобатальёна, закончил войну в Чехославакии. После войны работал начальником отдела кадров Центральной автобазы Военно Морского Флота. В 1956 году Николай Георгиевич построил дачу, вырастил хороший сад, все лето до поздней осени младшие Разумовы жили на даче. Умер Николай Георгиевич в 1978 году. В 1955 году, после окончания школы, Боря поступил в Высшее Техническое Училище им. Баумана, после четвертого курса был призван в армию и зачислен в Военно Инженерную артиллерийскую академию им. Ф.Э. Дзержинского (ныне им. Петра Великого), которую закончил в 1961 году, получив распределение на Дальний Восток, в Уссурийский край, г. Арсеньев. С 1963 года служил военпредом в ОКБ им. Королева, генерального конструктора ракетно-космических систем (первый спутник, полет Гагарина) . С 1967 года служил в военном представительстве в НПО им.С.А. Лавочкина. По роду службы часто приходилось участвовать в подготовке космических аппаратов на космодроме Байконур. Ушел в отставку в чине подполковника. После увольнения из армии работал в Российском Космическом агентстве. Был в командировке в США на космодроме Хьюстен. Катя Разумова родилась 27 мая 1964 года. После окончания школы ей пришлось работать на каком-то керамическом заводе, чтобы в автобиографии, при поступлении в институт, написать – из рабочих, тогда легче было бы поступить. В 1982 году Катя поступила на вечернее отделение английского факультета Ин-яза, некоторое время работала секретарем на кафедре этого института. В 1986 году


Катя вышла замуж за Алексея Кабанова, он закончил переводческое отделение Иняза и получил распределение на работу в Германскую Демократическую Республику, где у них родилась 19 апреля 1987 года дочь Лиза. В 1989 году они возвратились в Москву и поселились в доме на Новоалексеевской. В 1989 году 3 ноября у Кати родился сын – Георгий. В 1990 году Катя развелась с мужем и уехала к родственникам –Эдерам в Канаду. Дети больше года жили у Тани, ей пришлось на время бросить работу. Весной 1993 года Таня привезла детей в Канаду. В декабре 1997 года Катя вышла замуж за Николая Чиргадзе, и переехала вместе с детьми в США. В 2007 году Катя с мужем вернулись в Канаду, они приобрели дом. Лиза закончила юридический факультет Калифорнийского Университета, пока живет в США. Георгий закончил первые три курса университета в Канаде, сейчас работает, живет с Катей, собирается продолжать свое юридическое образование в Канаде. В конце 2011 г. Катя развелась с Николаем, дом в Торонто, остался за ней. Петя Разумов родился 16 сентября 1967 года. После окончания школы поступил в Бауманский институт, который закончил в 1988 году, в этом же году женился на Кристине, но вскоре развелся. Второй раз женился на Юле Алашеевой у них двое детей - Лиза, родилась 15 августа 1992 года, и Даниил, родился 12 марта 1996 года.

ИРИНА АДОЛЬФОВНА ГОРОХОВА


Я родилась 27 мая 1938 года. Окончила школу в 1955 году. Училась средне, поэтому поступила на заочное отделение строительного факультета ИнженерноЭкономического Института (при поступлении на дневное у отделение недобрала проходного бала). Хотя, первый семестр я закончила хорошо, на дневное отделение перевестись мне не удалось. Первые курсы я не работала, училась хорошо. В школе меня считали «старательной, но неспособной», теперь я понимаю, что была просто лентяйкой, мама меня всегда жалела и не ругала за плохие отметки – ведь я много болела. А в институте мне было интересно учиться, я старалась и диплом защитила по кафедре Строительной Механики на отлично, его взяли даже на выставку лучших дипломов института. Пока училась в институте, немного занималась спортом — ходила на яхте, в турпоходы. В 1958 году поступила работать в Водоканалпроект в сметный отдел, мне очень не нравилась работа, и я, по совету подруги, с которой училась, перешла работать лаборанткой в Научно-Исследовательский Институт Бетона и Железобетона в 1960 году. Годы, которые я проработала в лаборатории Теории и Расчета железобетона НИИЖБа, были самыми интересными в моей жизни. Люди, которые меня окружали на работе, были значительно умнее, интереснее и я, как могла, подтягивалась. И конечно это знаменитые шестидесятые годы! Ни в школе, ни в институте я никогда не была активной и никакой общественной работой не занималась, а в лаборатории меня сначала избрали комсоргом, а потом долгие годы избирали в комитет комсомола института, отвечала я за культурно-массовую работу. Мне было страшно интересно – я организовывала у нас в институте, аналогичные телевизионному, КВН (тогда только в��одивший в моду), « Устные журналы», у нас была замечательная самодеятельность – короче все были молоды и веселы. Мы выписывали на работе все «толстые» литературные журналы, обменивались и были в курсе всего нового. После окончания института стала младшим научным сотрудником и через несколько лет получила самостоятельную тему и называлась «соискателем», т.е. могла защитить диссертацию по этой теме, сдала какие-то экзамены по кандидатскому минимуму, написала пару статей и на этом вся моя карьера в НИИЖБе закончилась. Но до сих пор я дружна с «девочками» лаборатории и мы изредка встречаемся. В 1964 году я вышла замуж за Леонида Александровича Горохова. Познакомились мы на лыжной прогулке в 1963г., когда Таня с Борей приехали в отпуск в Москву. Леня с Борей учились в одной группе на первых курсах. Их дружба студенческой компанией продолжалась долгие годы, сейчас встречаемся только со Смирновыми и то на днях рождениях у Разумовых. Мои родители устроили


нам замечательную свадьбу она проходила в ресторане Дома Архитекторов, было много друзей, родных и очень весело, но к сожалению все забыли фотоаппараты. Первые годы мы жили вместе с родителями на Кутузовке. Осенью 1966 года мы переехали в двухкомнатную квартиру на Новоалексеевской, в доме НИИЖБ,овского кооператива. Квартиру не хотели нам оформлять – ведь она была двухкомнатной, целых 21кв.м ! жилой площади, а нас всего два человека, без детей, хотя и молодая семья. Когда решался вопрос в райжилотделе, опять помогло папино происхождение – «могут приехать австрийцы и увидят, что дети живут с родителями!». И нам милостиво разрешили купить квартиру. Финансировали, конечно, родители, но и мы с Леней кое- что сэкономили. Потихоньку приобретали мебель, долго спали на полу, но зато купили то, что хотели. Замечательно, что квартира располагалась рядом с ВНИИТом ,в котором тогда работал Леня. В 1969 году родилась Даша, у нас долго не было детей. Летом 1968 года мы с Леней совершили путешествие вокруг Иссык-Куля и по Средней Азии, побывали в Самарканде и в Ташкенте. Резкое изменение климата благотворно сказалось на моем здоровье, и я родила Дашеньку! Тогда, один год после рождения ребенка, предоставлялся отпуск, но я уже в январе 1970 года вышла на работу - надо было заканчивать диссертацию. Нонна Васильевна, Ленина мама, нам помогала и я смогла работать, но мой научный руководитель сказал, что нужно еще провести эксперименты, так как материала для завершения работы недостаточно; я рассердилась и в декабре 1970 года родила Анечку, послав всю научную работу куда подальше. Когда Анне исполнился год, я попыталась устроится на пол ставки, но меня не взяли несмотря на мои «заслуги и записи в Красную книгу института». Получилось замечательно – я целых четыре года провела время с детьми, это тоже подарок судьбы! В 1974году я поступила работать в строительный отдел Гипромеза ( госинститут по проектированию металлургических заводов), в основном занималась расчетами строительных конструкций с применением ЭВМ. Работать было сложно, неинтересно, сложились тяжелые отношения с отдельными сотрудниками, но я работала рядом с домом, а за все преимущества в жизни надо платить! В обед успевала сбегать в магазины и заглянуть домой. Дети ходили в детский сад и в школу, которые тоже располагались рядом с домом. Для жизненного разнообразия я была культоргом отдела и принимала активное участие в общественной жизни отдела. Гипромез был мощной организацией: в подмосковье было несколько баз отдыха (функционировали круглогодично), пионерлагеря,детсады и даже свой дом отдыха в Крыму. В межсезонье и зимой по


выходным дням и в каникулы мы часто проводили в однодевном доме отдыха. Два раза были в «Голубом Заливе», в Крыму. В декабре 1978 года Леонид стал представителем Атомэнергоэкспорта на строительстве АЭС «Ловизы» в Финляндии. И до лета 1981 года мы прожили замечательное время, сначала год на Ловизе, а потом в Хельсинках. В Хельсинках я немного работала в офисе представительства ГКЭС – дежурной, имела много свободного времени (читала и вязала на работе). Вязать я научилась в Финляндии – можно было купить какой угодно шерсти! С рождением второй дочери, Леня подарил мне швейную машинку, а в Гипромезе я училась еще на курсах кройки и шитья. Машинку мы привезли с собой, так что я еще и шила. Я была человеком активным и меня выбрали председателем родительского комитета класса, а потом и школы. Высший класс пилотажа я показала, предложив провести новогоднюю елку (с маскарадом и подарками) для детей в здании посольства. Здание Советского посольства это классическое здание, с шикарным огромным залом. Украшением зала и елки занимались мы с Леней и еще одной моей подругой (ведь все так заняты!) Никогда, ни до, ни после, таких мероприятий не проводили. Ещё один интересный эпизод моей жизни в Фельсинках. На приемах, проводимых в посольстве, для обслуживания столиков с напитками, подбирались молодые, стройные, симпатичные, слегка владеющие английским, жены сотрудников. Конечно, я была среди них. После окончания приема всех обслуживающих угощали «объедками с царского стола». И я, меня всегда кто-то тянет за язык, заметила, что очень не красиво выглядят молодые люди, приносящие нам напитки: они бегают, суетятся, одеты кое-как — в свитерах. На следующем приеме мальчики были одеты с иголки и держались достойно. Вот! И ещё, к моему столику подошел какой-то японец, у меня никак не открывалась бутылка, и я попросила его открыть. Видали бы вы его выражения лица! Но он открыл, а я мило ему улыбнулась. Но, несмотря на большую общественную работу и меня, и детей, и Лени (он был профоргом) нам не продлили командировку, а жаль! Мы были «разночинцами», без внушительных родителей. После Финляндии я опять стала работать в Гипромезе, а дети учится в той же школе. В сентябре 1983 года я вместе с детьми приехала в Варшаву, где уже с лета работал представителем Атомэнергоэкспорта Леня. Первые три года мы прожили за Вислой в районе Саска Кемпа,недалеко от Вислы, среди коттеджей, особняков,


дипломатических миссий и посольств, даже улица у нас называлась Бразелийска, красивое зеленое место. Занимали небольшую трехкомнатную квартиру. За детьми приходил школьный автобус. Последние полтора года жили в квартире недалеко от посольства. В свободное время я вязала, занималась аэробикой, познакомилась с женщинами и сама устроилась на работу на пол ставки в профсоюзный комитет, конечно, по культурно-массовой работе. При Советском посольстве в Варшаве было два клуба: один старый, в котором проходили в основном только фильмы, и новый – современный, большое отдельное здание с хорошим залом на улице Собескего. На праздники готовили концерты самодеятельности. Проводили выставки-конкурсы работ по вязанию и шитью. Я была инициатором проведения, тогда входивших в моду, «Круглых столов», на которых выступали журналисты, аккредитованные в Польше. Работать было интересно, а жизнь стала разнообразнее. Конечно, и в Варшавской школе я на была в родительском комитете. Жаль, но только один раз, организовала в пригородном парке игру «Папа, мама и я – спортивная семья!». Для этого надо было получить специальное разрешение в посольстве, организовать транспорт, взять всю ответственность на себя, т.е. все достаточно трудно, и поэтому провести еще раз это не довелось. Отчет о проводимой культурно-массовой работе среди работников посольства и экономических представительств регулярно отправлялся в Москву, один раз наш профсоюз занял какое-то первое место. Во! Меня похвалили и наградили «ценным подарком» –большой плетенной корзинкой (сама выбирала). Самое замечательное в Варшаве это книжные магазины, в которых продавались книги и на русском языке! Мы привезли с собой в Москву большущую библиотеку. Ходить по магазину, выбирать книги это было огромным удовольствием. Часто по выходным отдыхали за городом на Скубянке – дачная территория посольства. Много раз были на экскурсиях – в Закопанах, в Кракове, в Гдыне, в Гданьске, в старинных замках. У нас был пропуск в бассейн, который располагался в знаменитом доме дружбы (высотное здание) в Варшаве. Жизнь была интересной и насыщенной. В 1987 году в конце сентября мы вернулись в Москву, уже в новую трехкомнатную квартиру на Можайке. В этот кооператив мы вступили в 1982г., когда вернулись из Финляндии. Дом строили очень долго, за это время дети « успели подрасти», Даша стала совершеннолетней и могла остаться в старой квартире. Но ни тут- то было! Мы не имели право распоряжаться своей собственностью. Мы стали бороться и


после восьми судов (в течение двух лет) Дашенька получила квартиру, но не нашу, а однокомнатную в том же доме на Новоалексеевской. Я продолжала работать в Гипромезе и в 1993г., когда мне исполнилось ровно 55 лет ушла на пенсию. Летом, как всегда, жила на даче, в основном с мамой, а когда родилась Аленушка, с Балдинами. В конце 1992 года произошло фантастическое событие мы с Таней получили наследство из ФРГ – в Мюнхене умерла Анна Ханн, которая приходилась моему папе теткой. На эти деньги (по примеру мамы, не истратив ни одной копейки) и Разумовы и Гороховы построили дома в Новоглаголево. Деньги из ФРГ

приходили с большим перебоем и вообще, эти так называемые «цивилизованные банки», нас слегка надули, но это на их совести, вначале обещали больше, а в итоге мы получили меньше. В январе 1995 года мы приобрели земельные участки в Алабино, теперь этот поселок называется Новоглаглолево. Кругом был лес, но нам обещали - в самое ближайшее время проложат дороги и проведут электричество. И только летом 1996 года началась стройка, после того, как мы заплатили и за дорогу, и за электричество. Проектировали дома мы сами и систему отопления Леня рассчитал сам. Экономили во всем. Зато построили два дома! Внутренняя отделка заняла годы. Осенью 1998 года мы с Леней попробовали жить в доме, было на редкость холодно, в доме было около 10 градусов тепла, топили углем, канализация замерзла и мы уехали в Москву. А с будущего лета уже и Балдины с детьми стали обживать дом. Газ провели только в 2002 году, когда родился Антоша. В этот год первый раз прожили всю зиму с Кухаренками на даче, Леонид приезжал каждый день. В основном, лето проводим на даче, а зимой приежаем на выходные. Хотя я давала себе слово,что никакого огорода и сада не будет на участках привычка взяла вверх, постепенно посадили и фруктовые деревья, и кустарники, и завели небольшой огород, Даша, правда,даже парник поставила.


ДАРЬЯ ЛЕОНИДОВНА БАЛДИНА Дашенька родилась в 14.30 , 4 июня 1969 года, в роддоме №12 города Москвы. Родилась здоровым, крупным ребенком (вес- 3,700, рост — 54см.), волосики были светленькие, глаза — карие. Через две недели мы перебрались на дачу. К нашему приезду моя мама основательно подготовилась — построи-ла новое крытое крыльцо, на котором могла стоять коляска, душевую на участке. Прожили мы на даче до самой глубокой осени, когда уже выпал снег. До прихода в детский сад Даша болела мало. В пять лет пошла в детский сад, а в 1976 поступила в школу. Школа находилась во дворе нашего дома,было очень удобно, чуть позже поступила, вместе с Аней, и в музыкальную школу. До музыкальной школы Дашенька занималась в кружке бальных танцев в районном Доме Пионеров. Позже меня ругала — « Зачем отдала в музыкалку, лучше танцы!» ,тем более учительница по танцам её очень хвалила. В конце 1978 года Даша закончила третий и училась в четвертом классе на Ловизе в Финляндии, а пятый уже в Фельсинках. С шестого по восьмой, включительно, училась в Москве,а заканчивала школу в Варшаве. Школа в Варшве была замечательная, просторная с хорошим спортивном залом с большой территорией, а самое главное, там был прекрасный педагогический состав. И в Финляндии и в Польше девочки продолжали заниматься музыкой. С раннего детства Дашеньку окружали малыши, и по моему, поэтому она стала педагогом. В первый год, после окончания школы, в институт Даша не поступила, работала в научно-технической библиотеке Института Двигателей в котором начинал свою трудовую деятельность ее папа. Этот год Даша жила в Москве у Разумовых с бабушкой Ниной, а мы еще находились в Польше. В 1987 году Даша поступила во Всесоюзный Педагогический Институт им. Ленина, который окончила в 1993 году, на втором курсе ей пришлось взять


академический отпуск — она попала в автомобильную катастрофу,лежала в больнице с сотрясением мозга. Это было уже второе сотрясение, первое было небольшое - ее подбили мальчишки на ледяной горке в Финляндии. На последних курсах Даша уже работала в школе. В 2011 году Даше отметили двадцатилетний стаж — в советское время присваивали имя заслуженной учительницы! В 1989 году Даша вышла замуж за Дмитрия Анатольевича Балдина. В 1994 году, 8 апреля у них родилась Алена, а в 1996году 29 марта родился Андрей.

Даша преподавала физику в районной школе, которая находилась рядом с домом и в которой учились ее дети. С 2008 года Даша ведет физику в знаменитой гимназии №45, а дети учатся в лицеях при МИФИ.

АННА ЛЕОНИДОВНА ГОРОХОВА Анечка родилась в 6.30 , 6 декабря 1970 года, в роддоме №12 г. Москвы. Родилась здоровым,крупным ребенком (вес-3.550, рост-51см.) ,немного поменьше чем Дашенька, зато потом перегнала. Волосики были светлые, а глаза до двух лет — голубые. И так же, как Даша, до детского сада мало болела, правда, в два года попала в больницу с «ложным крупом». Моя мама устроилась уборщицей, чтобы быть рядом с ребенком,но всего на два дня, больше не разрешили. Еще в детском саду, Ане, педагоги из музыкальной школы, как ребенку с хорошим музыкальным слухом, предложили поступить в школу. В 1977 г. она поступила в музыкальную школу, а в 1978г пошла в первый класс. С шести лет в школу её не приняли, хотя она уже хорошо читала, школа была переполнена. Заканчивала первый, училась во втором и третьем в Финляндии. Участвовала в самодеятельности, хорошо пела и быстро запоминала стихи. С шестого по


девятый класс училась в Варшаве. Училась всегда хорошо, практически всегда была отличницей. В Варшавской школе было правило — присваивать место, которое ученик занимает по успеваемости, после окончания выпускного класса, так вот, Аня заняла первое место среди учеников восьмых классов и получила «золотое» удостоверение об окончании средней школы. Медаль по окончанию уже Московской школы она не получила, ей умудрились поставить четверку по математике. Я думаю учителя надеялись, что родители, приехавшие из-за границы начнут кляньчить и уговаривать. Не на тех напали! Кстати, и в пятом классе она не стала отличницей, тогда мы приехали из Финляндии. Вот, в двух классах - в пятом и десятом, она не была отличницей. Училась, легко, много читала. После окончания школы поступила на ВМК(вычислительная математика и кибернетика) МГУ. На последних курсах стала подрабатывать, это были, теперь так называемые , «лихие» девяностые годы, работать стало модным, хотя в семье вполне хватало денег. После окончания университета Аня, летом 1993 года , вышла замуж за однокурсника - Женю Кривошеева, он был на год её младше. Они стали жить в однокомнатной квартире в Ясенево. Эту квартира досталась Ане путем обмена комнаты (в центре города) Нонны Васильевны, а Нонна Васильевна стала жить вместе с нами на Можайке. В этом же году Аня поступила на работу в НПО по производству Мигов. На следующий год, как специалиста хорошо знающего английский язык, её направили в командировку — в Малайзию, в Куала- Лумпур (шли переговоры о продаже Мигов) там она и познакомилась с Мишей Кухаренко. В итоге этого «служебного романа» стал развод с Кривошеевым. В конце 1994 г. они с Мишей совершили свадебное путешествие на теплоходе вокруг Европы. Перед рождением Артема им удалось очень удачно поменять квартиру в Ясенево на двухкомнатную в кирпичной пятиэтажке недалеко от метро « Академическая». 30 декабря 1996 года у них родился Артем, а 30 июля 2002 года — Антон. В 1997 году Аня закончила вечернее отделение Международного экономического университета?, в котором проучилась два года. Много раз меняла место работы,


всегда с повышением. Сейчас работает директором по маркетингу в частной фирме. В 2005 году Аня развелась с Мишей, они сумели сохранить добрые отношения друг с другом, дети часто бывают у Миши, отдыхают вместе на каникулах. С 2005 года Аня замужем за Сергеем Вороновым. С 2011 года Аня с семьей живет в четырехкомнатной квартире на Профсоюзной. Приобрела эту квартиру Аня, благодаря продажи дачи в Лесном Городке и продажи квартиры на Академической.

ЛЕОНИД АЛЕКСАНДРОВИЧ ГОРОХОВ


Леонид родился 1 сентября 1937 года в Москве. Его мама — Нонна Васильевна Овечкина родилась 26 июля 1913 года. Детство и юность прошли в Люберцах в семье служащего Люберецкого завода Сельскохозяйственного машиностроения Василия Ивановича Овечкина, бухгалтера этого завода. До революции служил там же. В первую мировую войну был мобилизован и служил при каком-то штабе армии, он был грамотен и имел прекрасный почерк. Так как в семье было четверо детей, по просьбе жены, его демобилизовали в 1916 году. Отец Василия Ивановича - Иван Семёнович работал на том же заводе в модельном участке литейного цеха,был искусным мастером по дереву. Ещё в молодые годы , в родной деревне под Черустями он снискал уважения односельчан благодаря своему столярному и плотницкому мастерству. По окончанию сезонных работ в деревне артельно выезжал на отхожий промысел в подмосковье. Они строили дачи по Казанской дороге от Вешняков до Малаховки. Со временем он возглавил артель односельчан-плотников,сам составлял сметы, согласовывал с заказчиками детали строительства. Себе и своим сыновьям Дмитрию и Василию он построил большой, высокий, пятистенный дом в Люберцах. « Надо было построить отдельные дома», как говорила Нонна Васильевна, меньше было бы конфликтов. Но дом был одним из самых лучших в Люберцах. В доме была большая печь, выложенная прекрасными изразцами. Обоев в доме не было, «дом должен дышать!» , как говорил дед. Сложен был дом из большущих сосновых бревен, на стенах висели, маслом писанные, портреты бабушки и деда, в большой комнате стояла фисгармония. В семье все пели, а у Василия Ивановича был бас, он пел в церковном хоре и одно время служил регентом. Перед домом, как водится, был палисадник с большими кустами сирени и клумбами цветов. Нонна Васильевна очень гордилась семейным домом.


ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ родился в 188 году в деревне под Черустями. По воле родителей женился на Анне Петровне Елющевой, девушке из соседней деревни она была невысокого роста, не очень красива, ярко рыжая, а Василий Иванович был красив, строен и был влюблён в сестру Анны Петровны. У Василия Ивановича и Анны Петровны было четверо детей — три девочки - Матильда, Зинаида, Нонна и сын Сергей. Всех детей Анна Петровна рожала в родной деревне у своих родителей. Родители Анны Петровны были крестьянами, но каждый занимался своим делом вне сезона. У них были большие пасеки, когда началась коллективизация свою пасеку отец Анны Петровны передал колхозу, однако его сыновья были с этим не согласны, и в итоге их сослали в места, не столь отдалённые. В Сибири один из братьев бабушки погиб на лесоповале, а другой попал под поезд и вернулся в родное село перед войной инвалидом без обеих ног. МАТИЛЬДА ВАСИЛЬЕВНА родилась в 1904 году. Закончила педагогический техникум. После войны вышла замуж за Василия Борисовича Климарёва, был он

на много лет её моложе, работал шофером, прошел всю войну, родом был из Сибири. Жили они в Люберцах, затем в Лыткарино. Родились у них две дочери — Ольга в 1948 году и Галина в 1955 году. Ольга рано умерла от тяжелого осложнения после гриппа, у неё остался сын Кирилл. Галя закончила институт, родила сына. Умерла Матильда Васильевна в 199 г. , Василий Борисовича в 199 г., похоронены в Люберцах. ЗИНАИДА ВАСИЛЬЕВНА родилась в 1910 году. В 1936 году вышла замуж за Виталия Владимировича Вирона и переехала в Москву. Жили они в большой коммунальной квартире на Арбате. При строительстве Нового Арбата их дом снесли и они получили отдельную двухкомнатную квартиру в хрущёвской пятиэтажке на Пионерской. У них родилось двое сыновей - Володя в 1938г. И Миша в 1944г. Виталий Владимирович, по состоянию здоровья, на фронте не был, служил в интендантских войсках, после войны работал директором столовой, жили неплохо. Зинаида Васильевна никогда не работала.


СЕРГЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ родился в 1908 г. Закончил МВТУ им. Баумана. Работал на машиностроительном заводе «Фрезер». К началу войны он уже был высококвалифицированным специалистом по сварке, поэтому у него была бронь и на фронте он не был. Был женат на соседской девушке из Люберец. У них родилась дочь - Нина.

НОННА ВАСИЛЬЕВНА ОВЕЧКИНА После окончания школы Нонна Васильевна поступила на работу в МВТУ им. Баумана чертежницей-копировщицей. В 1936г. Она вышла замуж за Александра Павловича Горохова и переехала в Москву. Жили они в одной комнате коридорной системы вместе с родителями. В 1937г. Родился Леонид, а через год Нонна Васильевна развелась со своим мужем. После развода она вместе с сыном стала жить в семиметровой комнате большой коммунальной квартиры, с печным отоплением, в Кадашевском переулке, район Ордынки. Этот дом ещё цел — относится к древнейшим постройкам Замоскворечья. АЛЕКСАНДР ПАВЛОВИЧ ГОРОХОВ родился в Петербурге, в 1909г. Его отец Павел, служил солдатом в Петербургском гарнизоне, а мать, Агафья, работала прачкой при этом гарнизоне . После революции они перебрались в Москву. Александр Павлович закончил электротехнический техникум. Увлекался современной музыкой, играл на различных музыкальных инструментах. Во время войны служил в инженерных войсках связи. После войны в 1946 году был демобилизован в звании капитана и вернулся на работу на заводе «Москабель». В 1949 году ему предложили вновь поступить на военную службу по специальности. В звании майора он продолжил свою службу на семипалатинском полигоне (испытание атомных бомб). Был много раз женат, у него было ещё две дочери от разных жен. С Лёней, фактически никак не общался, кроме раннего детства. По иронии судьбы, одно время они жили в Москве рядом — Лёня на Новоалексеевской, а отец на Маломосковской.


Умер в 1998 году, где похоронен не знаю.

НОННА ВАСИЛЬЕВНА, чтобы всё время сын был под присмотром, работала много на дому, сначала копировщицей, а потом поступив в Комбинат Прикладного Искусства Московского Отделения Художественного Фонда РСФСР, вышивала гладью и плела шерстяные шарфы . Во время войны Нонна Васильевна шила военное обмундирование (гимнастерки, рюкзаки, бельё), сдавала кровь, получала дополнительные продуктовые пайки, чтобы подкормить сына. В теплое время года они жили в Люберцах. В школьные годы, когда Леня был в пионерских лагерях, Нонна Васильевна устраивалась на работу в эти лагеря. В старших классах вместе со своей сестрой снимала дачу в подмосковье - в Малаховке и в Ямщине. Хотя помещения были на даче небольшие, но всё же лучше чем в Москве, и работать было легче. После того как Лёня кончил институт, Нонна Васильевна стала работать в самом Комбинате и уже плела шарфы на станке. Работа была очень тяжелой, и в 55 лет она вышла на пенсию. В это время Нонна Васильевна уже жила в большой комнате коммунальной квартиры на Сретенке. В год рождения Дашеньки Нонна Васильевна жила на даче, а когда я пошла на работу каждый день приезжала к нам. Когда дети стали ходить в музыкальную школу провожала и встречала их. Во время нашего пребывания за границей жила в нашей квартире на Новоалексеевской. В 1993 году, т. е., когда Нонне Васильевне исполнилось восемьдесят лет, она, наконец, получила отдельную однокомнатную квартиру в Ясенево за свою комнату на Сретенке. Последние четыре года жила с нами на Можайке. Фактически, тяжело Нонна Васильевна никогда не болела, правда, в последний год своей жизни на улицу не выходила. Скончалась она скоропостижно от отёка лёгкого на восемьдесят четвертом году жизни 22 января 1997 года, похоронена на Хованском кладбище.


ЛЕОНИД в школу пошёл с восьми лет, в 1945 году, когда кончилась война. Учился очень хорошо, часто был отличником, окончил школу с серебряной медалью. А жили они с мамой в семиметровой комнате, и надо было напилить и наколоть дрова, в этой маленькой комнате была ещё и печка! В школе был председателем пионерской дружины, секретарём комитета комсомола. Был приглашен на первый новогодний молодежный бал в Кремле в 1954 году. В школе, в которой учился Леонид, учились и дети из дома правительства - «Дома на набережной» и «Дома писателей». Сейчас это трудно представить, чтобы «дети элиты» учились вместе с замоскворецкой шпаной! Правда, эти дети отдыхали в Артеке, а председатели пионерской дружины нет. Как медалист, поступил в МВТУ им. Баумана, сдавая только один экзамен. В институте тоже был в активе. Участвовал в самодеятельности — играл в студенческом оркестре народных инструментов на домре. Вместе с оркестром побывал во Львове, Вильнюсе и других городах. Лето 1958 года провел на целине. На последних курсах был на сборах в военных лагерях - танковых войск под Нарофоминском. Окончив Московское ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени Высшее Техническое Училище им. Баумана по специальности Двигатели внутреннего сгорания в феврале 1961 года, Леонид по распределению поступил работать во Всесоюзный Научно-исследовательский Институт Двигателей. Работая там, тоже был секретарём комсомольской организации. Занимался конным спортом - верховой ездой, ходил в турпоходы. В 1964 году перешел на работу во Всесоюзный Научно-исследовательский Институт Источников Тока. Общественной работой ему надоело заниматься. Стал работать над диссертацией, сдал кандидатские, по иностранному языку вместо английского сдал немецкий (учил год и получил пятерку). С отличием в 1971 году окончил высшие государственные курсы по вопросам патентоведения и изобретательства. Защитить диссертацию не пришлось,так как в 1972 году, по рекомендации одного товарища, работавшего вместе с ним, поступил на работу в ГКЭС (госкомитет по внешне-экономическим связям), в Атомэнергоэкспорт. В этом же году поступил на экономический факультет Университета Марксизма-Ленинизма при МГК КПСС, который закончил в 1974г.


Одновременно один год (с 1972 по 1973) учился на Факультете повышения квалификации руководящих работников и специалистов внешней торговли при Всесоюзной Академии внешней торговли В 1976 году закончил трехлетние Высшие Курсы иностранных языков. В то время за знание иностранного языка полагалась десятипроцентная надбавка к зарплате, естественно, по работе тоже требовалось знание языка. В 1975 году поступил на вечернее отделение Всесоюзной, ордена Дружбы народов, Академии Внешней Торговли, которую закончил в 1983 году по специальности международные экономические отношения с присвоением квалификации экономист по международным отношениям со знанием языка. Раньше закончить ему помешала загранкомандировка в Финляндию. В итоге за двенадцать лет шесть дипломов! Благодаря постоянной учебе и своим способностям Леонид смог попасть на работу за границу в Финляндию, по завершению работ пуска Атомной Электростанции на Ловизе , в должности представителя «Атомэнергоэкспорта» на строительной площадке. Таких «разночинцев», как Леонид было мало, в основном там работали дети высокопоставленных родителей. После Ловизы Леонид работал два года в Аппарате Экономического Советника в Хельсинках. После введения в строй Атомной Электростанции основные участники строительства были награждены орденами и медалями, в их числе был и Леонид. Он получил медаль «ЗА ТРУДОВОЕ ОТЛИЧИЕ». Провели мы в Финляндии немногим больше двух с половиной лет с декабря 1978 года по июль 1981 года. Это было замечательное время — и на Ловизе было прекрасно — дикая природа, море. В лесу огромное количество грибов и ягод, в море прекрасная рыбалка. Леонид с товарищами ходил на яхте ловить треску, парная треска - это что-то нечто! Когда жили в Хельсинках, по выходным выезжали в зоны отдыха или на экскурсии. Короче жизнь протекала интересно и замечательно. Летом 1983 года Леонид получил должность Представителя «Атомэнергоэкспорта» в Аппарате Экономического Советника в Польской Народной Республике. В Польше начиналось строительство Атомной Электростанции. В Варшаве мы прожили до сентября 1987 года, т. е. немногим больше четырех лет.


Леониду приходилось часто бывать в командировках по всей стране. Чаще,чем в Финляндии мы бывали на экскурсиях в различных городах. Были в Кракове несколько раз, в Гданьске, Гдыне, в Закопанах, в соляных пещерах ,в старинных замках, по выходным бывали в зоне отдыха Посольства на Скубянке. В летние каникулы дети жили на даче, в Москве. Один раз на зимних каникулах дети были в пионерском лагере под Вильнюсом.

С 1987 года, после загранкомандировки Леонид в Атомэнергоэкспорте занимал разные руководящие должности. До 2003 года часто бывал в зарубежных командировках в Чехословакии, Болгарии, Индии, Пакистане, Турции, Финляндии, множество раз и по долгу в Китае. Из-за детей и из-за здоровья своей мамы отказывался от длительных зарубежных командировок. Благодаря, тому что началось строительство Атомной Электростанции в Китае, никаких сбоев в зарплате в «лихие девяностые годы» у Леонида не было, да и у меня в Гипромезе то же. Поэтому наша семья прожила эти годы нормально. В 1989 году Леонид получил медаль «Ветеран Труда», а в 2000 году получил медаль «Ветеран Атомной Энергетики и Промышленности». После того как основные затраты на строительство в Новоглаголево были закончены, мы с Леонидом стали проводить отпуска в интересных турпоездках — побывали во Франции, Италии, Австрии, Англии, Шотландии, Испании, в Иерусалиме, несколько раз вместе с внуками отдыхали на море в Крыму, в Геленджике, на Турецких курортах. Свободного времени у Леонида Александровича практически никогда не бывает, он всё время чем-то занят. На даче, в Лесном Городке Леня провел водопровод в дом, утеплил душевую и поставил колонку горячей воды,подвел электричество к


душевой. После Финляндии мы утеплили террасу и крыльцо. Надо учесть и то, что материалов для ремонта нигде нельзя было купить. Дача все время поддерживалась в образцовом порядке — регулярно красили внутри и снаружи. Все отпуска мы проводили поэтому только на даче. Когда у нас в 1966 году появилась своя квартира, обустраивалась она так же Лёниными руками. Всю прихожую Леня сделал сам - вешалку, полки, укрепил большое зеркало. Сделал мансарды в детской и в нашей комнате для того, чтобы можно было убирать постели, у нас были только диваны, ведь комнаты всего 8 и 12 квадратных метра. Смастерил стеллажи для книг. Все материалы для своих поделок Лёня приобретал в Детском Мире, там был отдел для детского творчества, этот отдел, по выходным, штурмовали мужики-умельцы. Перед рождением Дашеньки мы сами отремонтировали всю квартиру. На новой квартире Леонид также обустроил прихожую, изменил всю электропроводку на кухне и в ванной. По польскому образцу застеклил балконные двери, с тем чтобы можно было поставить перед ними большие комнатные цветы (стоял большущий кактус, а в спальне — пальма). И сейчас в Новоглаголево всё время в делах.


result