Page 11

слушайте 24 часа в сутки 7 дней в неделю  волна 87.7 FM  сайт ethno.fm Иммигрантам все и вся надо начинать заново. Все в новинку, и даже прожив уже не один год в новой стране, все одно чему-то приходится учиться. Мне на восьмом году жизни в Америке пришлось учиться быть уволенным с работы. FONTS:

Questrial

COLORS:

Open Sans

CMYK 85 50 0 0 RGB 28 117 188 Web #1c75bc

CMYK 0 99 88 6 RGB 223 28 46 Web #df1c2e

Как я был безработным в Америке

Владимир Меркулович В конце ноября 2002 года я был уведомлен, что в результате реорганизации нашего подразделения моя должность будет упразднена. Мне вручили пачку бумаг, но и без того я уже знал возможные варианты. Их было всего два: немедленный уход и уход в феврале после поиска работы внутри компании. Оба варианта сопровождались «пакетами» – пряниками, которые должны были смягчить тягостную новость. Свой выбор я сделал сразу в пользу второго варианта – в этом случае я работал бы в 2003 году и платил бы налоги в первом квартале 2003 года, это принципиально с точки зрения получения когда-нибудь социальной пенсии. Из этого пассажа следует, что я не сильно надеялся на то, что смогу найти более-менее приличную работу. Мои шансы найти работу внутри Интела были почти нулевыми – в силу формальных правил это должна была быть работа примерно в том же диапазоне должностных разрядов. Ну и для большинства подрaзделений я был чужаком.  На меня довольно быстро вышли люди из производственных подразделений, в одном из них (в штате Орегон) меня начали интервьировать. Мои шансы на позицию в Орегоне поначалу казались высоки. После двyх или трех телефонных интервью они стали прорабатывать вопрос об интервью у них на фабрике. К тому времени я уже знал, что нанимающий мeнeджер имеет должность и разряд ниже, чем я. Это сводило мои шансы почти к нулю, но «искать грибы нужно под каждым камнем», так что я решил слетать в Орегон. В заключительной беседе начальница нанимающего менеджера сказала, что она хотела бы, чтобы я был в ее команде, но правила таковы: а) местный кандидат имеет все преимущества, а он вчера появился; б) решает нанимающий менеджер. Через день она позвонила и сказала, что решение еще не принято, а на следующий день я получил отказ. Одновременно уже в штаб-квaртире появилась позиция, которую я мог бы занять, но разряд был выше моего и меня туда взять не могли. 5 февраля 2003 года после подписания всяких бумаг о неразглашении, о соблюдении я сдал пропуск и ушел из корпуса, где провел почти семь лет.  Поиски работы в этой стране – это тяжелый и неблагодарный труд. Я потерял работу в период, когда экономика тяжело болела, когда на рынке труда толпились молодые, с нормальным образованием и прекрасным английским, готовые на любую зарплату сотни конкурентов. Положение осложнялось тем, что высокотехнологические компании сразу же после обвального падения рынка осенью 2000 года к середине 2001 года ввели запрет на наем людей со стороны. Рынок работ был вял, да и то только в финансовом, торговом и биомедицинском секторах. Делать, как говорится, было нечего, для начала я зарегистрировался как безработный – надо же статистику подпортить, да и пособие хотя и небольшое, но мое – не зря же такие налоги платил. И стал учиться. Разместил в Интеpнете свое резюме, завел себе агентов (не людей, а программы, которые искали ключевые слова и присылали мне Е-mail’ы). Время от времени звонили агенты (люди, a не программы), учиняли мне телефонные интервью. Агент держит перед глазами описание вакансии с ключевыми словами, суть которых он, конечно же, не понимает.

Очень важно пройти через этот первый этап – назвать в своих ответах как можно больше ключевых слов, которые тебе не известны. Занятие это, на мой взгляд, бессмысленное, но неизбежное. Когда и если количество угаданных ключевых слов превышает некое пороговое значение, агент умолкает, чувствуется, что он напрягается и наконец отважно сообщает, что разговор продолжит его начальник. Он, конечно, привирает, ибо начальник разговор не продолжает, а начинает с нуля. Опять все те же вопросы и та же игра в угадайку, только начальник, как правило, более осведомлен о работе, и он преследует две задачи узнать обо мне как можно больше и не проговориться, где есть вакансия. Замечу, что большинство объявлений в Интернете – пустышка. Компании размещают эти объявления для имитации кипучей деятельности, мол, дела у нас идут хорошо, мы нанимаем. Таким способом они пытаются провести игроков на бирже – ах, дела идут хорошо – прикупим их сток. Но и на эти объявления надо – никуда не денешься – отзываться.  Несмотря на мой пессимизм, я продолжал рассылать резюме, говорить по телефону, искать классы – по закону, если человек потерял работу, то штат оплачивает учебу, ежели таковая учеба увеличивает шансы работу найти, одновременно на время учебы продлевается период, когда выплачивается пособие по безработице. Я нашел такие классы, начались мои переговоры с Управлением по занятости, в общем, было чем заняться. В понедельник, 30 июня 2003 года, позвонил очередной агент. Все шло как обычно, минут через тридцать разговор был переведен во вторую фазу – с начальником агента. Наверное, я назвал очень много ключевых слов. После обеда агент опять позвонил – во вторник телефонное интервью с нанимающим мeнeджером в 8 утра. Поговорили, долго, обстоятельно. После обеда опять звонок: в среду утром еще одно интервью. Это уже серьезно и уже самое время поторговаться. Однако, в нарушение всяких норм, агент мне сразу сообщил, что платить будут мало. В таких случаях надо идти вперед, оставляя торговлю на потом. Уже в среду поздно вечером агент позвонил и сказал, что в четверг состоится интервью face to face. Нанимающее агентство занимает три верхних этажа в 42-этажной башне в самом дорогом райoне Сан-Франциско, недалеко от набережной. За эту роскошь придется платить мне, подумал я, и тут же был приглашен на беседу. Через час или полтора я освободился. Вечером агент опять позвонил. Уже для окончательной торговли – мне удалось чуть приподнять зарплату. В среду FedEx’ом мне доставили оффер, я его подписал и FedEx’ом же им вернул. А в понедельник уже вышел на работу. Так началась моя недолгая карьера

DIASPORANEWS.CОМ • DIASPORA@AFISHAMEDIA.COM • FAX (916) 487-9700

в банке в должности «старший разработчик программного обеспечения/консультант».  Начало работы – а контракт я подписал на три месяца – не означало, что поиски работы следует прекратить. Я продолжал все ту же деятельность – общение с агентами, интервью, рассылку резюме. Три месяца пролетели быстро, подвернулся еще один контракт – в Окленде. Я быстро понял, что общая неразбериха в этой организации не даст возможности делать хорошо, а плохо – не хотелось. Короче говоря, когда я как-то получил по e-mail объявление со словами «we are looking for smart guys» (мы ищем умных парней), я тут же ответил, мол, чего искать – вот он я, рядышком. На следующий день мне позвонил агент и в 101-й раз стала меня расспрашивать. Обычные для такого интервью вопросы – предыдущий опыт работы, что умеешь, а что не умеешь делать. Все как обычно. Примерно через месяц агент позвонил мне на сотовый телефон – нанимающий менеджер желает со мной поговорить. Это уже серьезно и на этой стадии я начинаю торг. Поэтому на вопрос агента, есть ли у меня возможность

Поиски работы в этой стране – это тяжелый и неблагодарный труд. Я потерял работу в период, когда экономика тяжело болела, когда на рынке труда толпились молодые, с нормальным образованием и прекрасным английским, готовые на любую зарплату сотни конкурентов.

сейчас принять предложение, ежели оно последует, я немедленно ответил, что мой ответ зависит от того, какое это будет предложение. Далее, как на Привозе: а почем вы хотите нанять умных парней? а почем такой умный парень согласился бы наняться, ну и так далее. В конце концов, зная, что агент никогда не называет цену, я назвал свою, просто удвоив тогдашнюю ставку, на что тут же и получил ответ, что это та самая ставка, которую клиент согласен платить. Конечно, врет, ну а что я могу сделать – они с меня тоже должны что-то слупить. К разговору с менеджером надо готовиться – запасти пару шуток, – мол, свой парень, чеканные формулировки и так далее. Мы сговорились на 20-минутном разговоре с 12:00, так что в полдень я отправился погулять, не забыв зарядить свой телефон. Говорили мы 35 минут, я узнал, что позиция в штаб-квартире Gap. Через пару дней состоялось техническое интервью. Я получил распечатку программы, и мы начали беседу. Зачем здесь стоит двоеточие? Какова роль такойто опции, сякой-то опции? Ну и так далее. Правда, для начала на вопрос, что я думаю об этой программе, я заметил, что на второй странице довольно глупое определение макропеременных – все-таки вычисляемые параметры надо вычислять, а не вводить, дабы не вляпаться. Через два часа нашей беседы интервьюер сказал, что он будет меня рекомендовать.  Через пару недель назначили еще одно интервью с начальниками нанимающего менеджера, вопросы самые разнообразные, например, как я заработал первые в своей жизни деньги? Мой ответ («Я играл в похоронном оркестре»), наверное, оказался решающим. На следующий день мне был прислан оффер. Агенты приехали в Окланд (15 минут на метро от Downtown Сан-Франциско), мы пошли в ближайшую кафешку, где за чашкой кофе я и подписал все бумаги. Нанят я был на 3-месячный контракт, иначе сейчас не бывает, за месяц до истечения срока мне предложили продлить контракт. Теперь на вопрос: «А что ты делал в Америке» – я отвечаю: «То же, что и в Обнинске. Там я занимался физико-математическим моделированием процессов формирования распределения аэрозольных частиц по размерам, а здесь математическим моделированием процессов формирования распределения продаж женского белья по размерам. Единственное отличие – методы измерения». В Gap я проработал почти полтора года. А потом – потом нашел контракт в Интел, Фолсом, а через три месяца начал работать на постоянной основе. Там и проработал до пенсии. Вот так я поблуждал в районе залива СанФранциско… 

11

Profile for Afisha Media Group

Diaspora 01 06 19  

Diaspora 01 06 19  

Profile for afisha
Advertisement