Page 1

дивный поэт Саша Рижанин

СТРАСТЬ Библиотека Aesthetoscope, 2010


дивный поэт Саша Рижанин

СТРАСТЬ


дивный поэт Саша Рижанин

СТРАСТЬ êíèãà ñòèõîòâîðåíèé

иллюстрации Константина Скопцова

Библиотека Aesthetoscope, 2010


© стихотворения, дивный поэт Саша Рижанин, 2010 http://www.aesthetoscope.info/biblio/rishanin/risha_ti.htm © иллюстрации, Константин Скопцов, 2010 http://skoptsov.blogspot.com/ © cоставление, подготовка текста, Александр Елеуков, 2010 e-mail: info@aesthetoscope.info http://www.aesthetoscope.info


*** Враз взнемотствовала пантомима. Всё твоё – плащ, походка, взгляд В каждой встречной и в каждой мимо... Я по стенке и я – назад. Почему мне такие игры? Почему я опять заболел? «Распластались зелёные икры...» – Я писал на вагонном стекле Торопливо, нечётко, криво... Я по стенке и я – назад. В каждой встречной и в каждой мимо Всё твоё – плащ, походка и взгляд. 9 мая 83 Донецк

7


*** Я сегодня увидел себя За дверьми, за закрытыми, там. Это прошлого ветры клубят, Это светится пустота. Я не знаю, зачем я досель, Я не знаю, зачем я жив. Я ходил, где кричит коростель, И где ночи как чернослив. Я приехал сюда, скрепя Сердце, и, сердце скрепя, листал... Я сегодня увидел себя За дверьми, за закрытыми, там. Я там был – молодой скворец. А сейчас я – насквозь седой. Это значит, я много лет Шёл беспамятной пустотой.

8

14 мая 83 Рига


9


* * * Покажи мне нынче ночью, Старый гном, игрушка-гном, Как кузнечик отстрекочет, Разноцветное кино. Я устал смотреть кошмары! Ах, зажги, зажги как встарь Твой игрушечный фонарик, Твой чарующий фонарь! В нём искристое оконце, В нем – игрушечные сны... Я хочу плутать до солнца По тропиночкам лесным! 20 мая 83 Ленинград

10


* * * Суетись, как цветочный нимф! Как шельмец-мотылёк, мечись! Пусть две тыщи косматых грив Продолжают возить кирпичи, Пусть две тыщи пушистых ласк Нежат страстью седых мужчин... Зри вокруг, стрекозиный глаз, И стрекозье крыло, мечись! Кто в озёрных зрачках кружит? Кто презрел к дуракам жизнь? «...Эта птица не будет жить!» – Промолчал под водой линь. 20 мая 83 Ленинград 11


12


* * * Было двести промокших крыш, А наутро – седой восток. Кто шептал мне про жёлтый цветок? – Это ветер трепал камыш, Это дождь лопотал, топотал Миллионами мокрых ног, Словно кто-то в окно стучал, Протянув на ладони цветок. 22 мая 83 Ленинград

13


* * * Вот я снова замкнул круг. Я здесь был и опять – тут. Здравствуй, мною забытый друг! – Говорю я себе в пустоту. Я здесь был и опять – тут. Как ты жил? – говорю себе. Я себе придумал звезду, Но она низлетела с небес. Как ты жил! – говорю себе, – Блажь! Дурман! Голубой мираж!.. Лез на скалы, срывался, хрипел – Соблазнительная игра! Блажь! Дурман! Голубой мираж!.. Я, свою продолжая игру, За звездой и – в крутой вираж – Замыкаю извечный круг. 25 мая 83 Ленинград 14


* * * Я ходил как надменный сфинкс и играл в дурака с судьбой, а теперь головой повис пред надменной, как сфинкс, тобой. Я ходил по изломам льда, я ходил по шуршащей ржи, для чего я пришёл сюда? – Чтобы сникнуть, но всё же – жить, чтобы выгореть и – застыть. В небе солнце как триста линз. Я тебя не смогу забыть. Я стою как карманный сфинкс. 29 мая 83 Ленинград

15


* * * Видишь, девочка, – стрекоза Всё кружит, как перо, как нажим. Всё, что хочется мне сказать – Убежим, убежим, убежим! Про далёкий степной малахит Мне сегодня рассказывал линь И ругал на чём свет стоит Эту глупо кружащую жизнь. Убежим! – от стрекозьих глаз. Убежим! – от кружащей лжи. Убежим, убежим, убежим! – Повторяю я триста раз. 2 июня 83 Ленинград

16


17


* * * Кто маячит в траве головой Иссиня-голубой, седой Там, где воздух от жара витой? Это ветер идёт травой. Что меня привело сюда? – Объясни мне, степной старик. Я чужим голосам вторил И шарахался по городам. Я метался, но понял – потом, Что ищу неземной лик... Только вывернулся старик, Обернувшись седым кустом. 4 июня 83 Ленинград

18


* * * Я вдыхаю искристый озон. Твои губы – губная гармошка. Твой живот как фарфоровый звон. Остуди меня влажной ладошкой! У купальщицы на груди – Ожерелье хрустальных капелей. Не учил я надменно ходить И обрызгивать проглядом белым. Ты звалась у меня «нырок» Как воробышек в детской книжке И носила витой хохолок В несерьёзной мальчишеской стрижке... Я вдыхаю искристый озон, Равнодушно глаза закрываю – И несётся фарфоровый звон От далёких озёрных купален. 14 июня 83 Ленинград

19


Витое кольцо Шёлком – по серебру, А подарю на заре – Свет обожает игру В матовом серебре. Шёлком – по серебру, Чтоб огонёк горел, Вензель кольца потру, А подарю на заре. А подарю на заре – Мечется ввечеру, А поутру отгорел. Свет обожает игру.

Свет обожает игру, Завтра – опять апрель... Только горящий круг В матовом серебре. В матовом серебре Блик – озорной пострел. Ночь обожает игру Шёлком по серебру. 16 июня 83 Ленинград

20


21


Зеленая девушка 1. Я устремляю взгляд на восток – девушка стройная, гибкий росток. Девочка, девушка, дева-краса! – веточка вересковая в волосах, – Это ли прозелень в русой косе? Это ль рассвет зеленеет в росе? Гибкое пламя, пугливый цвет, только что было – уже нет.

22


2. Что же ты мечешься в росной траве? Что же ты веришь зелёной молве? – бабочки-сплетницы, шельмец-мотылёк кружатся, мечутся, лёт – невысок. Там, за травою – крик кулика... Не доверяйся крыльям-шелкам!

3. Девочка, девушка, дева-свет! Нынче туманный будет рассвет, нынче в розовом молоке не разглядишь ничего вдалеке. В сонный туман с удивлённым звоном стройная девушка, лучик зелёный, гибкое пламя, пугливый цвет – только что было, уже – нет. 24 июня 83 Ленинград 23


Вишневые стихи 1. На промокшие крыши мёртвого города, меня любившего, в губы любившей – вишни, вишни! Ты знаешь, город, ты знаешь, гордая, наверное, зря по подбородку, шее стекает сок, но мои глаза полны вишней.

24


2. Ты знаешь, гордая, наверное, зря в этот листок входит город, вишнёвый сок стекает по подбородку. Наверное, лишнее, наверное, лишние – я, город и вишни – кроткая опускает глаза, и взгляд мой, полный вишней, ничего не сказал.

3. Не сказал ничего – что со мной, зачем я здесь – целую вишни? – закрою глаза – рву, красные катятся, шлёпают в мокрую жесть, открою – я здесь. Так и живу, – собираю вишни. 11-12 июля 83 Ростовская область, станица Кагальницкая

25


* * * Я не хотел обманывать – Я был у другой звезды. Ты виделась очень странной мне С зелёной моей высоты. Лишь изредка в блеске признания И в звоне нарядных грёз Мне слышалось то признание И вновь обращалось в вопрос. А я всё хотел уверовать В свои неземные мечты, Звезде говорил «ты первая!», Забыв, что первая – ты. ...Но грянулись звёзды в колодцы, И снова признанье звучит, Восходит падшее солнце До новой – беззвёздной – ночи. 19 июля 83 Кагальницкая 26


27


Яблочный параноид Яблоко Яблоко – око с зелёным зрачком тысячи лиственных ликов Яблокосолнце словили ветвяным сачком вскрики пугливых бликов Яблоки мечутся меж дерев. Слева Яблоки ловят солнце, справа Яблоки просят дождя. В небо Яблоки взмывают оперившиеся слова: Яблоко-Солнце, дай мне тепла! Яблоко-Небо, дай мне дождя! Яблоко! Мои ладони полны круглой прохладой. Мои губы звенят от сока. Надкус медленно покрывается коричневыми мгновениями. 28

28 июля 83 Кагальницкая


Гроза и собирающий яблоки Чист собирающий яблоки с веток! Листья на яблоне вызелены Внутренним, яблочным, пронзающим светом От скопившегося электричества вселенской вины. Небо с востока свинцово вспухшее. Яблоко птахой пульсирует в руке. Ветер с веток сбивает лучшие Яблоки, нижние – покачиваются в мешке. Блажен собирающий яблоки с веток В виду неотвратимо надвигающейся грозы! И яблоки, падающие к ногам поэта Со стуком, со стоном, с мольбою – «спаси!» 29 июля 83 Кагальницкая

29


Иллюзорное Руки – бабочки ночные В разукрашенных корсажах Или – жаллюзи цветные Скрыли мрачные пейзажи? Я жаленьем разноцвечен, Полужестом-полумузыкой Я онежен и увенчан, Позабыл испуги, ужасы. Руки дарят, нежат, ловят Лестной лаской – иль любовью. И кружит меня такой Иллюзорный непокой. 20 августа 83 Ленинград 30


31


* * * Солнечная моя роща, тенистая трава! – что мог придумать проще тот, кто цветов не рвал? Вымощен город моросью долго гляжу в окно зябко светло и горестно солнце заволокло Если захочешь увидеть, просто закрой глаза – солнечная моя... тенистая... 25 августа 83 Ленинград

32


* * * Воском в ласковых руках И улыбка, и страданье Изменяют очертанья. Неизменен только страх. Вот – тюльпан заиндевелый Игнорирует пчела, На бутон она присела И – навеки заждалась. Кто пчела, а кто цветок? – Лишь крупинки восковые Знают истинное имя, Знают горестный итог. 28 августа 83 Ленинград

33


34


* * * По рельсам играли фонарные блики. Мужчины играли в прощальные слезы. А женщины были настоль многолики, Что им подарили бумажные розы. На вымерший запад глядели заплаканно И, круг очертя, обречённо бросались Сквозь чёрный восток. Только маками, маками Фонарики долго плясали, плясали... А блики полночи потом дребезжали, Гоняя разбитые в бисер слезы. На рельсах, как символ чего-то, лежали И долго не вяли бумажные розы. 1 сентября 83 Ленинград – Алма-Ата

35


* * * За окном, увитым виноградом И ажурной решёткой накрест – Только солнца насмешливый блеск И сгущающаяся прохлада. За окном, увитым виноградом, Мне не чудится гибкая тень, Не мерещится, будто вдоль стен Пробирается снова «не надо...», Мною слышанное вчера, Досейчас звенящее рядом. Только солнечная игра За окном, увитым виноградом. 11 сентября 83 Дача под Алма-Атой

36


* * * С заоблачных гор спускаясь в долину, Стараясь казаться простым и счастливым, Я вижу мильоны забавных картинок, Мильоны картинок прощально-тоскливых: Вот – дорога, иней покрыл ее, И катится камушек, цинично подпрыгивая, Вот – лимонница, лимонная и спесивая, Лёт её как вензель серпантиновый, Вот – пёс, озвучивающий каждый след, Хвостом выделывающий менуэт, Вот – я С заоблачных гор спускаюсь в долину, Стараюсь казаться простым и счастливым: «Я к милой, к милой спускаюсь в долину! Несу горные сливы!» 19 сентября 83 Дача под Алма-Атой

37


* * * Странным, заиндевевшим вороном К стёклам жалось седое утро. По изломанным коридорам, Окунувшись в глаза до судорог, Я застыл. Все слова раскриканы, Но ничем не вернуть лица. «Верни свою нежность выкранную!» – Но молчит застывшая улица. По изломанным коридорам Три мильона лет я блуждаю. Где ты?! – Где?.. – отдается повторами. Но не знаю, кого призываю. 27 сентября 83 Дача под Алма-Атой 38


39


40


«Стихи бывшего князя»

Недоуменное Колдунья в чёрных атласных одеждах Шептала мне «Князь, ах, князь...» А я прикрывал утомлённые вежды, Внутренне матерясь. Но я б наплевал на хмельные зелья, Мне б только шепнуть сейчас: «Колдунья, а что там на самом-то деле?» – И слышать в ответ: «Ах, князь...» 14 октября 83 Алма-Ата 41


«Стихи бывшего князя»

Сентиментальное Вы были милы, как цветок орхидеи, Я – юн, как июньский мотыль. Но дни пронеслись, закружили метели, Завили искристую пыль. Астральные пологи вышиты в крестик, Луна – золотой эполет. А я вспоминаю отцветшее лето, Укутавшись в тёплый портплед, И мысли, как странники в сенях промозглых, Бормочут в моей голове: «Как свечи тусклы... И как капают воском...» И всё это мне не внове! 14 октября 83 Алма-Ата

42


«Стихи бывшего князя»

Каприз Он был изящен. «Эт-то... в приз Налейте самогону в чайник!» Она задумалась: «Маркиз! Всё это как-то... не случайно.» И он воскликнул: «Как постичь Разлад души – то взлёт, то спад!..» Лежал задумчивый кирпич... Пылился город Петроград... Непонятый, с мольбою тщетной, Он раздавил в руке стакан: «О, дайте мне аэроплан С его жужжанием дискретным!» 20 августа 83 Ленинград 43


«Стихи бывшего князя»

Я приду... Я приду, надев потёртый китель Деда, помершего в прошлом феврале От пустой судейской волокиты Об уплате старых векселей. Ты мне скажешь резко: «Эт-то... знаешь!» Я отвечу гордо, но в тоске: «Ты опять меня не понимаешь!» И – растаю в сером далеке.

44

15 октября 83 Алма-Ата


46


«Стихи бывшего князя»

Романтический сюжет Мы встречались у круглых фонтанов, Только листья опаˆдали лишь, И читали Ги де Мопассана, Обожая далёкий Париж. А потом, на балу, за портьерой, Там, где пыль и дыхание грёз, Ты шептала счастливое «верю!», Проливая жемчужины слез. А потом – закружили метели По промозглым перронам, скорбя... Это маменька с доктором Брейлем Увозили на воды тебя. 20 октября 83 Алма-Ата

47


* * * Осень. Балаганит дождь По холкам надменных ласк «Скажи!» – но рыдает стекло, И я промолчу сейчас. Пронзаемый тысячей глаз, Я песни слагал, хрипя, – Но зачем мне слова сейчас, Когда руки нежат тебя? Зачем мне бумажный дом Для тыщи промокших ласк? Небо сквозит дождём... Осень. Балаганит блажь... 25 октября 83 Алма-Ата

48


* * * Ты помнишь, милая, как безудержно, спеша сказать, что ты неправа, безотчётно, судорожно сжимая запястья, плакали слова? Нет, милая, нет! Я, видно, шут, а ты королевна, не знавшая нежности. Я нынче снова тебе спляшу и песню спою о любови вечной, о дальних странах и странных мирах... Пусть сердца не выпою, пусть скорби не выплесну! – бубенчики радостно что-нибудь выблеснут. Моё вдохновение – это страх тебя потерять. А в окно осенняя стучится листва, намекая грусть... Почти механически бренчу упражнения, которые знаю почти наизусть. 3 ноября 83 Алма-Ата

49


О жизни?.. о любви?.. И застыли они, вдруг заслышав аккорды – Парапеты звенели её каблучками, – Недорезав каналы промозглого города, Недостлав туманы на мокрые камни. А трамваи пред ней замирали в смущенье, А мосты, обожая, склонялись вниз... И была она – птицей (?), и была она – тенью (?), И была она – прошлым (?)... только без имени. Здесь один из поэтов придумал песню, Где её называл то этак, то так, Но забыли её... Только Кто-то, надтреснутый, Хохотал, хохотал, хохотал, хохотал... 9 ноября 83 Алма-Ата 50


51


Руки хрупкого стекла Чуть мерцали зеркала. Отдыхали, отдыхали в томной неге, в тёмной зале руки хрупкого стекла. Не касаясь, не лаская, лишь задумчиво меняя положенье меж зерцал. Я стоял и созерцал. Ах, в зерцалах свет струит! Боже, как она устала! До чего грубы мои руки грубого металла!! 15 ноября 83 Алма-Ата

52


* * * Ходили немые, пускали шутихи И тонко шутили, витая руками, А кисти иных изгибались стихами. И было так тихо – изысканно тихо. Здесь день исходил окровавленным (?) криком, Потом – метеоры метались, свистая. Но здесь уж сложилась традицья такая – Здесь было так тихо – изысканно тихо. И если бы кто, вдруг застыв пред богами, Постиг и зашёлся в порхающем крике, Его б засмеяли, болтая руками, И вновь стало б тихо – изысканно тихо. 29 ноября – 1 декабря 83 Алма-Ата

53


54


* * * Такие лунные дела Струились полночью туманящей! В звезду гляделся сумрак тающий... Но я разбрызгал зеркала. Я был – закручивал скаженного, Потом – ловил простой мотив, Потом – лежал в объятьях слив. Я был – скаженностью узвезженный. А прощелыгу без прощения, Что нынче убежал повешенья, Ночь прочитает с выражением. Он вдоль заборов – песней вещей. 10 января 84 Алма-Ата

55


Дивный поэт Саша Рижанин Сашу Рижанина отличает своеобразная восторженная поверхностность. Даже Осип Эмильевич Мандельштам кажется едва ли не народным трибуном по сравнению с этим радикальным – аутическим! – нигилистом! Стиль его чудовищно эклектичен! Это знак самосознания? Или отсутствия оного? Кроме того, не обнаруживается никакого намека на литературную преемственность. А ведь было бы гораздо логичнее, если б он объявил себя каким-нибудь "паранойяльным эго-символистом"! Однако молодой поэт не обнаруживает сколько-нибудь выраженных личностных черт ни в настоящем, ни уж тем более – в будущем! Эклектизм связует невротическое самолюбование с пафосом абсурдистской расчётливости, имеющей выраженную матримониальную окраску (в стиле антиутопии)... Персонификации Саши Рижанина пугающе бесчеловечны. Страстно не желая видеть, знать, называть что бы то ни было, он мечется от одного бредового образа к другому. То он превращается в сверчка-имеславца (не правда ли, странный гибрид?), то он жених марсианской помещицы с... сердцем во лбу, а то – лирический герой Саши Рижанина выступает под видом – костяшки домино!.. М. Б. Богатырев, журнал "Стетоскоп" (Париж, 1997 год) 56


Константин Скопцов, иллюстрации Одеський художник Костянтин Скопцов навряд чи знайомий рядовим любителям красних мистецтв. Але з його роботами знайомі шанувальники живопису в Києві, Парижі, Москві, Нью-Йорку. Він затребуваний на ринку, його картини, графічні малюнки купують найвідоміші музеї світу й солідні колекціонери. Костянтин Скопцов — «людина світу», йому пощастило, на відміну від нас, сучасних політичних ссавців. Коли мене друзі знайомили з художником, попередили, що він «з робітничої сім’ї, сам у минулому токар, слюсар». Однак у реальності Костянтин Скопцов, хоч і пропрацював вісімнадцять років на заводі, виявився інтелектуалом найвищої проби. І навряд чи знайдуться співрозмовники, що на рівних з ним дискутуватимуть про біблійні притчі, метафізику чи про містичних істот, які складаються «з повітря і вогню». Залишається загадкою, як Костянтин Скопцов «матеріалізує», наповнює чистий аркуш паперу снами, примарами, «фантомами», жахами, потойбічними світами далекого, незнайомого нам часу. Але Костянтинові Скопцову заздриш у головному: він вільний, некерований, він в своїй творчості передбачає майбутнє. Віктор Тимошенко, "Голос України" (10.10.2009) 57


Содержание Враз взнемотствовала пантомима ...................... 7 Я сегодня увидел себя ..................................................... 8 Покажи мне нынче ночью ....................................... 10 Суетись, как цветочный нимф! ................................ 11 Было двести промокших крыш .............................. 13 Вот я снова замкнул круг ............................................. 14 Я ходил как надменный сфинкс ........................... 15 Видишь, девочка, – стрекоза ................................... 16 Кто маячит в траве головой .................................... 18 Я вдыхаю искристый озон ........................................... 19 Витое кольцо ....................................................................... 20 Зеленая девушка ............................................................... 22 Вишневые стихи .............................................................. 24 Я не хотел обманывать ................................................. 26 Яблочный параноид ..................................................... 28 Гроза и собирающий яблоки ................................... 29 Иллюзорное ........................................................................... 30 Солнечная моя роща ...................................................... 32 Воском в ласковых руках .......................................... 33


По рельсам играли фонарные блики .......................................... 35 За окном, увитым виноградом ..................................................... 36 С заоблачных гор спускаясь в долину .................................. 37 Странным, заиндевевшим вороном ............................................. 38 "Стихи бывшего князя". Недоуменное ........................................ 41 "Стихи бывшего князя". Сентиментальное .............................. 42 "Стихи бывшего князя". Каприз ......................................................... 43 "Стихи бывшего князя". Я приду ........................................................ 44 Романтический сюжет ............................................................................ 47 Осень. Балаганит дождь ........................................................................ 48 Ты помнишь, милая, как безудержно ............................................. 49 О жизни?.. о любви?.. ................................................................................. 50 Руки хрупкого стекла ................................................................................. 52 Ходили немые, пускали шутихи ........................................................ 53 Такие лунные дела ....................................................................................... 55 Михаил Богатырев. Дивный поэт Саша Рижанин ......... 56 Віктор Тимошенко. Константин Скопцов, иллюстрации .......................................... 57


Äивный поэт Саша Рижанин СТРАСТЬ êíèãà ñòèõîòâîðåíèé Иллюстрации Константина Скопцова 60 страниц, 2010 г. Библиотека Aesthetoscope, 2010

Aesthetoscope публикует то, что сочтет достойным публикации.


СТРАСТЬ

дивный поэт Саша Рижанин

Дивный поэт Саша Рижанин. Страсть. Книга стихов  

Дивный поэт Саша Рижанин. Страсть. Книга стихов. Иллюстрации Константина Скопцова (Одесса)

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you