Page 1

Ðàôàýëü ËÅÂ×ÈÍ

ÑÒÀÐÛÅ

ÝÔÅÁÛ

Rafael LEVCHIN

THE OLD EPHEBES


Рафаэль ЛЕВЧИН

СТАРЫЕ ЭФЕБЫ

Rafael LEVCHIN

THE OLD EPHEBES

Библиотека «Эстетоскоп», 2013, www.aesthetoscope.info


© Aesthetoscope, 2013 © Рафаэль Левчин, текст, коллажи, 2013 © Сергей Левчин, перевод, 2013 © Aesthetoscope, 2013 © Rafael Z. Levchin, text and collages, 2013 © Sergey Levchin, translation from the Russian, 2013

Рафаэль Левчин, родившийся в 1946 году в Крыму, окончивший Лит­институт в Москве, с 1970 года живший в Киеве, в 1991 году уехавший в Чикаго и чувствующий себя там наконец-то дома, является типичнейшим безродным космополитом! Участник неформальных групп: постфутуристы (они же затем метареалисты, 1976-1983), Чен-Дзю (1983-1987), 39,2°С (1986-1988), Глоссолалия (1985-1991), Театральный Клуб (c 1985, затем Неомифологический Театр, ныне Международный Театральный Ансамбль), Кассандрион (с 2000). Поэт, прозаик, драматург, эссеист, переводчик, актёр. Публикации в антологиях, журналах, альманахах, интернете. Книги стихов: ВОДА­огонь (Санкт-Петербург, 1996), LUDUS DANIELIS (Москва, 2003), Избранное (Киев, 2006), [пилоты] (Franc-Tireur USA, 2010). Книга фантастической прозы: ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ТЕКСТ и другие идиллии (Киев, 2006). Kерамист, график, визуальный поэт. Работы в частных коллекциях в Москве, Киеве, Чикаго, Майами etc. Издатель, главный редактор, главный художник самиздат-журнала REFLECT... КУАДУСЕШЩТ. Участник международных проектов, выставок, конференций: БЕЛАЯ ВОРОНА (Киев, 1989), ОКТАЭДР (Киев, 1990), АГА­СФЕР (Москва, 1991), ТЕАТР СЛОВА (Кенигсберг, 1995), EYERHYMES (Эдмонтон, 1997), GEZELLE (Брюгге, 1999), AROUND THE COYOTE (Чикаго, 2001, 2002, 2004, 2005, 2006), ETC (вместе с  Э. Зельцман, Чикаго, 2006), ВЕНТИЛЯТОР (Санкт-Петербург, 2009), AATSEEL (Сан-Франциско, 2008; Филадельфия, 2009; Пасадена, 2011), АЛФАВИТ ИСКУССТВ (Москва-Филадельфия, 2011).


ОТ АВТОРА Прежде всего – сама ориентация на античность начинается со средневековья; можно особо не разжёвывать, почему так – это одна из основ европейской культуры, это её эталон и загадка. Но, конечно, это и о себе, своём поколении, советских людях... «Старые», так как герой давно вышел из подросткового возраста – но не хочет этого признавать, разве что иронически... Очень верные ассоциации: Гомер, Тиресий... но, конечно, в то же время и перекличка древности и современности – в каком времени происходит действие, не ясно до конца никогда. Как кофейня и двойные половинки – приметы Киева семидесятых-восьмидесятых... Герой вспоминает об утраченной любви; о том же и специфическое выражение «в упор не видя», то есть героиня не желает видеть его – смотрит, но не видит... Прямой отсыл к Кавафису как к ориентиру... Керамический переулок был в Афинах. Конечно, откликается и  моя страсть к керамике... полдень, солнце, черепки... А вообще-то речь о чернобыльской катастрофе: считалось, что пляж особенно радиоактивен, и, по слухам, некоторые молодые люди из удали бросали друг в друга горсти песка. Появляется тема книги как какой-то ценности. Бесконечная книга Борхеса... Брэдбери... домашняя библиотека... чтение по ночам с фонариком... обрывок цитаты из стихотворения Кости Сигова: «Ангел, если ты захочешь// быть услышанным людьми...» ...рыба, колесо – очень древние символы...


Писать верлибром в СССР было как бы нелегально и уж точно непечатабельно. Верлибристы были андеграундники по определению, вечная оппозиция литературному истеблишменту... Недеяние кажется герою лучше деяния, которое воспринимается как отравление, и любое решение кажется обманом... «Имя» и «ты» могут пониматься многосмыслово. «Желанных» – не о частях тела, а скорее о людях. Все речи о выпивке относятся не только и не столько к алкоголю, сколько к метафорическому напитку: душе. Песок уже был обозначен как опасность, яд; он в принципе противопоставляется влаге, вину, жизни. Рожи, смазанные сажей – бродячие актеры; отсыл к моим же «Рыбам»: «мы с тобою здесь по ошибке...» «Лорелея» накладывается на «Одиссею», противостояние соблазну красоты оказывается чем-то вроде ошибки... Вечер – и снова полдень; будет ли и дальше творчество, или оно кончилось?.. Речь, конечно, об империи вообще; Даниил – это и Хармс («врешь, врешь, врешь, врешь...»), и пророк Даниил, и Даниил Заточник... долгое осознание, потом борьба без надежды... Нужно избегать глагольных рифм; очередной самообман: хотя кругом ложь, но зато наше андеграундное искусство на высоте... Бронзовый истукан  – Молох, в котором сжигают детей; дети сгорают, но зато в остальном дела в империи идут прекрасно, не то что у врага – у нас слова служат наркотиками, от которых мы летаем почти взаправду... Появляются скифы и венеды; соль, серебро – важные магические знаки... тарпейская скала – предательство... и вновь противопоставляются влага и песок... Р. Л., 2012


* * * никогда не заденет ночь щит героя на нём весь мир и даже больше того а вокруг ничего троя

* * * the sun never sets on the heros shield all the world is upon it and even more beyond is a void troy


* * * there where the city tumbled into the sea where the blind seer roamed the beach only yesterday where epithets thrashed in a sacral chaos there is a cafe two doublehalves your daily hemlock

* * * там где город в море впадал где по пляжу слонялся слепец вчера лишь где эпитеты в хаосе бились сакральном там кофейня две двойных половинки получай свою дозу цикуты


* * * и та которую вымечтал вылизал потерял та кто всё время глядит на меня всё глядит и глядит днём и ночью в упор не видя я на шлем гиппарха её променял или нет ничего не помню

* * * and the one invented inventred intoned she that stares at me all day long all night long with unseeing eyes i had traded her for a hipparchs helmet or something or not at all


и * е так * *нноцв ё вс ви что бы л а о бы эт е тно пив о хот ь ой как -то * * * upon the winedark beer why not that at least would have been a kind of kabaphes

а кав фис


* * * to sleep to sweetdream kerameikos

* * * клонит в сон и счастливые сновиденья керамический переулок


* * * flinging sand at each other on contaminated beaches

* * * мы песком швырялись друг в друга на зачумленных пляжах


*** я ты он она мы читали дотемна эта книга не имеет ни сюжета ни цены ни народной ассамблеи ни космической жены эта книга любит воду а вода её увы и к народу и к уроду вдруг придёт без головы эта проклятая книга в пене яростной по грудь как сказал бы костя сигов ангел если ты забудь эта книга выступает словно борхес из песка эта книга тленья тает распадается тоска эта книга в форме рыбы или даже колеса тёмной ночью диатрибы прилетает кровь сосать в этой книге много голых ягод ягодиц и фиг эта книга жизни сколок эта книга и дневник книга в форме пистолета без начала и конца куролесит словно лето тянет тянет мертвеца книга эта хоть не чудо чуду всё-таки сродни да заткнись же ты паскуда наконец-то мы одни

*** he she you and i everybody read it right this old book is unencumbered by a plotline or a price ditto national assembly or alas a cosmic wife and they say its aquaphilic but the philing is oneway and the masses washed or other raise its chapter on a stake this damned book is wading chestdeep in a pool of seething lime kostya sigoff mightve put it if an angel never mind book an ordinary borges partly buried in the sand book of ruin book of sorrow better solvent for the spleen ichthyoid cruciformous basically a spinning wheel swooping in the midnight hour thirsty for a suckers thrill packed with blushing berries buttocks may be bound in leafy fig book of life or slice or potsherd also comes with pages blank with a pistol undercover and the cover long torn off merry prankster endless summer banging banging on a corpse this old book is half the story not a marvel marvelesque will you shut your trap already basta were alone at last


*** когда-то были мы верлибры и сильны неслись на правый бой задрав штаны теперь-то и на левый ни ногой *** once when we were free and verse we ran into battle pants held high these days we keep them to the ground


*** отравление действием интоксикация психоделик решения

что прекраснее тела

телесность

corporeality

what is more beautiful than body

intoxication psychedelic of decision

*** poisoning by action


*** и лицо раскрашено в красный цвет according to the ritual

*** and the face painted red according to the ritual


* * * поймут ли они они молодые каково это шагать в фаланге тащить сариссу и думать

ну ты заврался даниила покруче идущий в фаланге под грузом сариссы и прочей дряни ни о чём не думает нечем

* * * will they understand they that are now young what its like marching in a phalanx hauling a sarissa thinking now theres a crock bigger than daniels those marching in phalanxes under the weight of sarissas and other such junk have nothing to think with

ну ладно пусть так но поймут ли они они молодые каково это стукнуть на лучшего друга потому что иначе возьмут жену детей и тебя самого

fine but will they understand they that are now young what its like turning in your best friend because if you dont they will take your wife your children you

они не поймут у них нет друзей у них нет жён у них нет детей и подавно родителей они дети тех на кого мы стучали

they will not they have no friends they have no wives they have no children these children of parents that we had turned in


нет не та же гаже

*** разница меж геммой и инталией та же что и меж бедром и талией

couldnt be that bad

*** whats the difference cameo intaglio bout the same as harem and seraglio


* * * youre my favorite dionysus

* * * youre my favorite dionysus


*** body runs into soul doesnt recognize it says let me feel it

*тело * * встречает душу не узнаёт дай говорит потрогать


*** и едва мы касались друг друга возникала напруга

*** and every time we touched there was a discharge


e ve m

ga * * * ame you n a e e h t b r rd to is ha

л

не да

м ое ты * *м*я котор сти и но не труд


*** and gazing down at those parts that reminded him of his lovers he sang the battle hymn

*** и глядя сзади на те части тела что напомнили ему о желанных он пел боевой гимн


*** body runs into body go to it

*** тело встречает тело дорвались


*** этот пляж этот воздух просоленный радость касаний

*** this beach this pickled air joys of touch

концлагерь для душ

a prison camp for souls


*** body drinks intestines revolt soul passes the time in lovers telepathy

*** тело пьёт внутренности бунтуют душа развлекается чтением мыслей любимой


ink

dr

* thi * * s is

le

ab

ar

be

un

* th * * is is вы un be пе ar й ab le


*** this kylix and this pelike this amphora this hydria this skyphos and even this pithos runneth over unmixed soul

*** этот килик и эта пелика эта амфора эта гидра этот скифос и даже этот пифос переполнены неразбавленная душа


*** морда бывшего друга на книжной обложке сзади

непьющий

*** onetime friends mug on the back cover i dont touch that stuff


*** lately its back in fashion quoting the mad poet and sage that ended by proclaiming himself crucified dionysus think ill go to a woman

*** сызнова модно стало цитировать безумного мудреца и поэта именовавшего себя под конец дионисом распятым к женщине что ли пойти


*** эти мне счастливые сновиденья сколько можно просыпаться с глазами песком забитыми

*** ive had it with radiant dreams waking up every morning eyes packed with sand

говорю же тебе bibamus

im telling you bibamus


*** nor is the sea anything like an idiot

*** также и море непохоже на идиота


*** здоров ли ты мой друг враг мой враг мой я тяжко и важко болен да мой друг бодрийяр тобой недоволен

*** how is it with you my friend o my foe my foe i suffer torment and terror yes my friend baudrillard is never in error


*** weve lost our way again in this glasscape though generally were at home in this world faces smeared with ashes and soot

*** мы опять заблудились в этом скляном пейзаже хотя в этом мире мы в общем свои и рожи смазаны сажей


*** пой пой лорелея как сказал некий пиита привяжу себя к мачте и уши воском залью пой девочка пой тонет моё корыто скоро на водопой а пока тебе подпою

*** sing lorelei sing like the poet sputtered ill tie myself to the mast pour wax in my ears sing baby sing see my washtubs sinking ill be counting fishes in no time meanwhile ill sing along

во саду ль огороде на далёком атолле в жизни иной что ли ждали меня ждали ждали дали ли не дождались пой лорелея за нашу глупую жисть

in the days of belial on a faraway isle in a different life really one waited waited a good long time for another to come sing lorelei sing for our foolish pride

выпить бы рому а хоть и выпьешь что по-другому что-нибудь будет не ни хрена пой лорелея вот и моя волна

maybe ill pop a bottle of decent rum see if that makes it better like hell it will sing lorelei sing here it comes


*** i married a grapevine friends rejoiced at my wedding feast

*** я женился на виноградной лозе и друзья веселились на свадьбе

their souls mounted centaurs

души их оседлали кентавров

damned sand

проклятый песок


*** мы счастливы были вечно соль пьют из моря длинные стены

*** happy once ever after long walls suck salt from the sea


* a ** th nyo e l ne ak se no e n en ev t e ym e x sh n a ap ish ct ph ly es s ev di en sin i ng te gr at e

* о ** кт зёрн ов ы ид е н не ел им ве то фы ра чер чт сп ее об ад т ы ве ае че тс яф р ор ма


*** и вот снова солнце снова выбелен воздух неожиданная икота ни к чему может быть это всё нет это ещё не всё

*** and again in the sun in the bleached air battling a sudden bout of hiccups whats the use of it all and the rest of it


*** only a handful of stones in the sand will do for a stoning

*** мало камней в песке но для казни достаточно


*** кто покрасил ногти кто волосы кто глаза кто язык кто печень а кто ничего не красит тому самое время для перемены пола

*** one with painted nails one with dyed hair colored eyes rouged tongue stained liver whoever has nothing to color is in line for a sexchange


* I * * do don yo t l u ik

e

al

le

go

ri

es

* * * i dont like allegories do you


*** одиночество некрасивая немолодая гетера поёт для себя самой

* so * * lit ud

a e he hom t si a e to ngin era ly o ld he g rs elf


*** говорят учитель так всё и бродит так и вещает как тридцать лет тому закусывал бы хоть что ли

*** they say the master is still wandering about still prophesying like thirty years ago the old lush


*** тело спит обняв себя нежно за плечи песня еле слышна

*** body sleeps softly wrapped in itself the song barely audible


*** мир который мы заслужили оттого что его прожили о другом лишь подозревали и мучительно прозревали мир где мы непрерывно лгали но глагольных рифм избегали мир который теперь как выдох где летала дева-обида рифмовали ея с либидо не считали ничьих убитых в истукане бронзовом пламя заменяло любовь и память дети в нём что ни день горели но зато никакой гангрены спида или пародонтоза и тем более овердозы мы закидывались словами и кружили над головами на плечах между ног в корзинах ждёте рифмы и в магазинах ждите-ждите мы дольше ждали что ли реверса той медали закатившейся в щель паркета да и то ни к чему нам это

*** this is what we deserved best of all possible worlds never suspected another barely scratching the scales that would not fall from our eyes the world where we lied and lied eschewed morphological rhymes a world merely a sigh chasing after the maid humiliation rhyming her with erection never counting the dead on either side fire tended in the brazen idol our heart and tendon children sacrificed daily and never an epidemic aids pox cavities zero killed especially oding popping words we were buzzing overhead underfoot in baskets rhymes you might think with caskets think again we were too busy waiting for the obverse of that old medal that had slipped through the floor whats it all for


*** отзовись ну что тебе стоит amor de mi entranja

*** speak to me it wont kill you amor de mi entranja


*** nothing there and less than electroplated bronze of flesh disarmed

*** нет ничего и того меньше электробронза тел обезоруженных


*** nature is a devil in a brides dress or a specop in a smoke screen we were young again

*** природа есть дьявол в платье невесты или может спецназовец в маскировочном дыме опять мы были молодыми


** ple * па ase дл op а п en ер the ип ате doo ти r че ск

* ple * * yo ase up o er pen pi th pa e tet do ic or scu m

ая


* * * ты тоже здесь они нас не видят видишь меня

* * * you here too they cannot see us see me


** an * dw d w it b elle hen wh eca d in the the at w me c the wisd ma as lea tent om r s o of tte f ja she r ph m eth

*** и когда мудрость сима засияла в шатрах яфета стало ясно что то не это


* и и и

* * and and and

* when we then later too

* * когда мы тогда потом тоже


* * * i would suggest you got it где ты * * * I would suggest you got it where are you


*** пустота тела тело лета let’s do it

*** empty body body heat lets do it


*** соль вода песок золочёные руки статуй разгневанных соль песок эолизмы в диалектах кирены и феры незачем так дорожить молодой вакханкой танец её кудрей сгорел с закатом и городом песок делишь пламень на три отступила вода да да

*** salt water sand gilded hands of angry statues salt sand aeolisms in the dialects of cyrene and phera what good is crying over the young maenad the dance of her curls burned with the sunset and city sand dividing the flame in three water receding so so


* * * cat or goat indistinct black as a cockroach isnt half as frightening as its no not reflection tail sprung from its ambush capped with a dragons head

* * * кот или козёл плохо видно чёрный как таракан не так страшен как его даже не отражение но выпущенный из засады хвост оканчивающийся головой дракона


ls ta ys s ok cr bo t e ian * f th e g k * * me o li so aped sh ers se r h ot oa n c i me on mbsk ti la d me o sa wo y h a e cl lver fles th si man at ed ely hu rn bu imat l al prox ap ых

ис

кр

в

ло

л та

и иг мн кн огро * рые е д * * кото ви не ли в ие й е бы друг сто кож а тол ей на рань ле но ба реве те ен м е м е е д ин е ко вр гл ребр чес но д е о е с лов но че ль те и з е вс ибли и р е п ор л сг


* * * i admit it i was sent to do a headcount of heads and before the count is through there will be no penitent show the cutsteel sword will do no harm though everyone is up in arms save for those whose heads adorn the pickets since the time before hyperboreans have a rule mixing blood and fin no good hey veneti i aint mad like the tarpeian bit its dead or a stream that coughed and dried no water only sand behind hipparchs helmet heros shield eye that for an eye forgives silver we dont need or salt pisces tarots none at all fiverfinger leaf emerald eye look and to inferno fly

* * * признаю что был я послан к вам головы считать по головам и покуда не закончен счёт головы повинной не сечёт меч торчком восставший из золы и на это все предельно злы кроме тех кто с прошлых видно раз частокол украсил напоказ у гипербореев есть закон кровь не заедают плавником гей венеды я ведь не со зла как молчит тарпейская скала тёк ручей зевнул и пересох нет воды опять всегда песок щит героя шлем гиппарха стыд глаз не выест кто тебя простит не нужны нам соль и серебро рыбы карты не нужны таро пятипалый лист зелёный глаз в будущее взгляд что в пекло лаз


* * * no they wont go the barbarians not for the life of me

* * * нет не уйдут варвары не уйдут хоть ты тресни


* * * what is it that keeps us from running at the sight of battle chariots must be nectar ambrosia

* * * что же нас заставляет не бояться боевых колесниц только напиток богов


sand wont recognize a soul

* * * why then do we long to return under the theban walls to the circular gardens of the dead * * * почему же мы так хотим возвращаться под стены фив в круглые сады спящих

песок никого не узнает


* * * даже чёрно-белые фотоснимки многое рассказать хотят да и могут о телах этих медовых желанных нескончаемых словно библиотеки хорошо развитых немного небрежных одно слово греки

* * * even black and white photographs could speak volumes of those bodies honeyed desired interminable like libraries well endowed a little careless in a word hellenes


* * * не будучи вполне эллинами македонские козокрады фессалийские ведьмы имбецилы аркадии и вошедшие в присказку беотийские алкаши ни души и вот в такой обстановочке попробуй вылепи идола

* * * not being completely hellenized macedonian goatthieves thessalian witches arcadian imbecils and the infamous boeotian drunks not a soul good luck sculpting your idol in this madhouse


*** again epigones on the march though this time no one can remember why and where

*** снова поход эпигонов только на этот раз никто не помнит зачем и куда


*** солнце накаляет латы и камни камни катятся вниз или прыгают в руки справа и слева товарищи стали уже камнями и на этом-то камне на песке

es

n sto

or

rm da

an

on wn o d ng wn * ati do ps * * n be roll ur la ne su nes to o eft sto sto ll in nd l o dt ro ht a s ne ne rig end y tur s sto fri ead thi alr d on d an san his t on


*** had a wonderful time somehow forgetting that time wont be had

*** замечательно проводили время но как-то забыли время не проведёшь


облако словно рыбий скелет

бронза отличается от седого железа не ржавеет не гнётся не спит ночами книга отличается от песка пустого человек отличается от мантикоры

***

*** bronze not like hoary iron wont rust bend sleep through the night book not like empty sand man not like a manticore

cloud like a fish skeleton


*** legions of whitecrested waves between cyrene and kerch and each an unopened book hiding a plumping fruit laptop with an uncalibrated screen an eye a living eye a living eye mired in stuff

*** между киреной и керчью легионы волн-белоголовок и каждая нераскрытая книга внутри которой ворочаясь созревает лаптоп с ещё неотрегулированным дисплеем глаз глаз существа глаз существа в веществе


essentially all thats left

собственно это всё что осталось

*** держаться за руки переплетя пальцы словно подростки

*** holding hands fingers entwined like two adolescents


НАШИ ИЗДАНИЯ

ЭСТЕТОСКОП. 31 _ В ПЕЧАТЬ


Эстетоскоп участвует в борьбе с диктатурой в России. Нас раздражает тот факт, что мы и наши авторы вынуждены отвлекаться от нашей главной задачи – поисков прекрасного – и отвечать на навязываемые нам вызовы режима, стремительно скатывающегося в тоталитаризм. Эстетоскоп не верит в бога и в существование партии «Единая Россия», Эстетоскоп не ходит на митинги и не летает на юг с журавлями, Эстетоскоп не приемлет запретов на использование образов, слов и словосочетаний. Для того, чтобы защитить свое право и право наших авторов свободно мыслить, писать и говорить, мы пользуемся теми же возможностями, которые используем для нашей основной деятельности – возможностями издательскими. В  специальном разделе проекта Эстетоскоп_в  печать  – Aesthetoscope31  – мы размещаем издания, раскрывающие тему борьбы с диктатурой и способствующие ее крушению. Сегодня на нашем сайте aesthetoscope.info, в разделе Aesthetoscope31 вы можете скачать и распечатать нужные и хорошо оформленные издания, в составе которых: Лев Толстой «Письмо к индусу», Махатма Ганди «Избранные места из книги «Моя жизнь», Генри Дэвид Торо «О гражданском неповиновении», Джин Шарп «От диктатуры к демократии (концептуальные основы освобождения)», Фридрих Ницше «Так говорил Заратустра» (фрагмент), Эрнесто Че Гевара «Партизанская война», абсолютно актуальное пособие Ким-Де-Форма «Как правильно взорвать «Дом-2» и «Последнее слово» Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич на судебном заседании по делу Pussy Rayot. Эти работы мы собрали в отдельное бумажное издание и представляем его вашему вниманию. Мы рады участию наших читателей в этой работе и с интересом рассмотрим ваши пожелания по составу раздела Эстетоскоп31 и следующего сборника Эстетоскоп.31_в печать.


Распространение идеи отказа от сотрудничества В деле успешного сопротивления диктатуре существенным фактором является восприятие населением идеи отказа от сотрудничества. Основная идея проста: если достаточное число подчиненных категорически отказываются сотрудничать, несмотря на репрессии, тираническая система будет ослаблена и затем рухнет. Люди, живущие в условиях диктатуры, могут быть уже знакомы с данной концепцией из различных источников. И даже в таком случае демократические силы должны методично распространять и популяризировать идею отказа от сотрудничества. После принятия основной концепции отказа от сотрудничества у людей появится возможность понимания важности будущих призывов к практике отказа от сотрудничества с диктатурой. Также они смогут сами придумывать множество форм отказа от сотрудничества в новых ситуациях. Несмотря на сложности и опасности попыток обмена идеями, новостями, руководствами по сопротивлению в условиях диктатуры, демократы часто доказывают, что все это возможно. Даже при нацистском и коммунистическом режимах члены сопротивления имели возможность общения не только с отдельными лицами, но и с крупными аудиториями путем выпуска нелегальных газет, листовок, книг, а в более поздние годы – аудио- и видеокассет. Общие руководства по сопротивлению могут быть подготовлены и распространены с помощью заблаговременного стратегического планирования. В них могут быть описаны случаи и обстоятельства, при которых население будет протестовать и ограничивать


сотрудничество, а также возможные способы проведения данных действий. Теперь, даже при отсутствии связи с демократическими лидерами и невозможности выпуска или получения конкретных инструкций, население будет знать, как действовать в некоторых важных случаях. Такие руководства также содержат способы выявления поддельных «руководств по сопротивлению», выпускаемых политической полицией в целях провокации дискредитирующих акций. Джин Шарп. Фрагмент из работы «От диктатуры к демократии. Концептуальные основы освобождения»


НАШИ ИЗДАНИЯ

ЭСТЕТОСКОП. 2012 _ ПРОЗА


Альманахи Эстетоскопа представляют результат настойчивых поисков прекрасного, плод свободных мыслей, речи и письма. Прежде, чем попасть в альманах, работы наших авторов проходят несколько испытаний. Произведения, показавшиеся нам любопытными и перспективными в издательском плане, мы собираем в редакционном портфеле, где с ними могут ознакомиться члены редакционной коллегии и любопытные читатели. Размещение произведения в редакционном портфеле предполагает, что оно будет рассмотрено членами редколлегии и будет определена необходимость редактуры текста и возможность его публикации. Затем мы определяем способ оформления отредактированного текста, подбираем к нему иллюстрации и подготавливаем его к публикации в виде самостоятельного издания, которое размещаем на нашем сайте, в разделе Aesthetoscope_в печать. Там вы можете скачать его, распечатать и прочитать. Время от времени мы собираем лучшие из этих электронных изданий под одной обложкой и  выпускаем в свет бумажный альманах. Именно такое издание мы представляем сегодня вашему вниманию. Альманах Эстетоскоп.2012_Проза продолжает традицию альманахов Aesthetoscope  – Aesthetoscope_Поэзия, Aesthetoscope_Проза, Aesthetoscope_Концепция Прекрасного и Aesthetoscope_7@.


«В чем дело?» – «Простите, чем это вы заняты?» – «Кидаю в воду камешки» – «Зачем?» – «Просто так, от нечего делать» – «Я вам не верю» – «Что?» – «Наверняка в ваших действиях есть какой-то глубокий смысл»  – «Какой смысл?» – «Ну, не знаю… слияние с природой, постижение космоса, мало ли что?» – «Чушь! Нет тут никакого смысла, просто не знаю, чем занять себя до обеда...» Алексей Зайцев (Москва). Истина


AESTHETOSCOPE.INFO

ЭСТЕТОСКОП ИНФО. САЙТ АЛЬМАНАХ ЭСТЕТОСКОП БИБЛИОТЕКА ЭСТЕТОСКОПА

AESTHETOSCOPE.LIVEJOURNAL.COM

РЕДАКЦИОННЫЙ ПОРТФЕЛЬ ЭСТЕТОСКОПА

AESTHETOSCOPE.ISSUU.COM АРХИВ ЭСТЕТОСКОПА

FACEBOOK.COM/AESTHETOSCOPE.INFO TWITTER.COM/AESTHETOSCOPE INSTAGRAM.COM/AESTHETOSCOPE YOUTUBE.COM/AESTHETOSCOPE ЭСТЕТОСКОП В FACEBOOK, TWITTER, INSTAGRAM И НА YOUTUBE

INFO@AESTHETOSCOPE.INFO ПОЧТА ЭСТЕТОСКОПА


Рафаэль Левчин. Старые Эфебы  

Рафаэль Левчин. Старые Эфебы. Создание цикла было мучительным – писалось легко, переделывалось ещё легче, но эта лёгкость оказалась обманчив...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you