Page 1


DVD Aesthetoscope К этому изданию альманаха может прилагаться мультимедийный DVD с названием, повторяющим название этого выпуска – Aesthetoscope_2011. Вы можете копировать и распространять DVD Aesthetoscope_2011 при условии сохранения его в оригинальном составе – только целиком и без дополнений.


Aesthetoscope_2011. Жёлтая книга Юрий Тубольцев (Германия, Регенсбург). Афоризмы 4 Алексей Зайцев (Москва). Книжные черви и Карлос Кастанеда. Исчезновение арфы. Рассказы 8 Григорий Миляшкин (Астрахань). Моя азбука. Фрагмент. Последнее предложение в  русской литературе. Роман 16 Женя Клёцкин (Беларусь, Лида). Стихотворения 26 Дмитрий Чипроновский (Санкт-Петербург). Любовь vkontakte.ru. Рассказ 31 Александр Жуков (Московская область, Электросталь). Стихотворения 39 Таша Горшкова (Санкт-Петербург). «Нет ничего отвратительнее холодного кофе по утрам…» Миниатюра 42 Людмила Лазарева (Самара). Стихотворения 49 Никита Янев (Подмосковье). Федорчук. Фрагмент из повести 53 Иллюстрации Юрия Васильевича Титова (Франция, Париж) 58


Афоризмы

Юрий Тубольцев (Германия, Регенсбург)

4


Мастер Цынь и чистый лист

Попробуйте отчистить чистый лист от пустоты! – сказал ученикам мастер Цынь. Нарисуйте на пустом лице свое лицо и попробуйте прочитать себя, – сказал ученикам мастер Цынь. Нарисуй себя на чистом листе таким, какой ты есть, а потом дорисуй себя таким, каким ты хочешь быть, – сказал ученику мастер Цынь. Сотрите с автопортрета себя так, чтобы остались только изъяны, – сказал ученикам мастер Цынь. Сотрите с автопортрета лист так, чтобы оставить только себя, – сказал ученикам мастер Цынь. Стирая изъяны с портрета, можно остаться с чистым листом. Даже стирая портрет до чистого листа, не сотрешь изъянов! Сотрите с автопортрета себя так, чтобы остались только изъяны, – сказал ученикам мастер Цынь. Сотрите с автопортрета лист так, чтобы оставить только себя, – сказал ученикам мастер Цынь. Нарисуй себя на чистом листе таким, каким ты себе кажешься, а потом дорисуй себя таким, какой ты есть, – сказал ученикам мастер Цынь. Нарисуй на одном листе свое лицо, а на другом – свое истинное лицо, а потом наложи листы друг на друга – сказал ученику мастер Цынь.

5


Пробеловысь

Пробел – это пространство для надежды.

Пробелословие

Пробел пуст без слова, слово пусто без пробела.

Умение читать

Читать надо, пропуская слова и артикулируя пробелы.

Эмоции в пробеле

Невыразимое выразить всех проще, всего одним нажатием на пробел.

Стружка из пробелов

Буквалисты заостряют книжный лист, превращая в стружку пробел.

Текст дышит пробелами

Пробелы – это воздух текста, но многие не замечают их.

Метаморфоза книг

Книги – это живые организмы, буквы в которых так же, как и клетки у людей, постоянно обновляются.

Торжество номинализма

Если люди станут кактусы называть пальмами, а пальмы – кактусами, то пальмы станут кактусами, а кактусы – пальмами.

Смысломация

6

Скомкав лист, не деформируешь смысл.


7


Книжные черви и Карлос Кастанеда 8

Алексей Зайцев (Москва)


Вам когда-нибудь приходилось страдать от нашествия книжных червей? Лично я всерьез натерпелся от выходок этих разбойников. Не знаю, почему они так польстились на мои книги, но только всего за один месяц от моей огромной библиотеки почти ничего не осталось. Черви оставляли нетронутыми обложки книг и даже их страницы, но поедали все буквы. В итоге из обладателя шикарной библиотеки я превратился в обладателя шикарной свалки пустых, как сознание буддиста, листочков. Черви ели все без разбору: романы Достоевского, пьесы Чехова, стихи Лермонтова. Они ели и ели, ели и ели, не гнушаясь даже такой сомнительной литературой, как «Американская мечта» Нормана Мейлера и «Назову себя Гантенбайн» Макса

9


Фриша. Мне хотелось рвать на себе волосы. С каждой секундой книг у меня оставалось все меньше и меньше. Я совершенно не знал, что мне делать. Купить специальный аэрозоль от червей? Отравленные книги? Все эти действия казались мне бессмысленными, я не верил в счастливый исход. Но внезапно поедание книг приостановилось. Черви перестали грызть мое интеллигентское имущество. И вроде бы даже затихли. Не было более слышно ни хруста поедания букв, ни всхлипов при переползании червя из книги в книгу. И я уже почти совсем успокоился, как вдруг услышал странное монотонное пение. Несколько минут я не мог понять, откуда оно доносилось, а потом подошел к уцелевшей части своей библиотеки и все понял. Пение шло из книги Карлоса Кастанеды «Сказки о силе». Я осторожно протянул к ней руку, открыл и увидел расположившихся между страницами книжных червей. Они сидели в позе лотоса и распевали мантры. – Что… что вы делаете? – неуверенно спросил я. – Следуем Пути Воина, – ответил мне червь с окладистой белоснежной бородой. – Да здравствует, дон Хуан! – заорали все остальные. Я поспешил закрыть книгу и удалиться. С тех пор книжные черви живут у меня в книге Кастанеды и следуют Пути Воина, а я наслаждаюсь уцелевшей частью своей библиотеки. Такая вот история, дражайшие книголюбы!

10


11


Исчезновение арфы Алексей Зайцев (Москва)

12


Однажды два крупных специалиста по музыке стали спорить о том, можно ли отнести лютню к разновидностям арфы. Один специалист утверждал, что можно, а другой говорил, что нельзя ни под каким соусом. В итоге спор затянулся до самой ночи, и оба спорщика захотели спать. А поскольку ни один из них не собирался уступать другому, было решено найти ответ в энциклопедическом словаре, признать его единственно верным и лечь спать. Специалисты открыли словарь, нашли там букву «а» и начали искать среди живущих в книге слов слово «арфа». Каково же было однако их удивление, когда слова этого в словаре не оказалось. – Что за ерунда?! – воскликнул специалист № 1. – Возмутительно! – вскричал специалист № 2. – Нету слова! – Пропала арфа! Возмущенные специалисты так рассердились, что не смогли уснуть. С утра, как только открылась главная городская библиотека, они ринулись туда в поисках арфы. Поздоровались с сонным библиотекарем, взяли сразу девятнадцать словарей и стали копаться в них, шуршать страницами, искать потерянное слово. Искали-искали, искали-искали… и не нашли! – Уважаемый библиотекарь, – нервным голосом обратился к библиотекарю Специалист № 2, – во всех ваших словарях отсутствует нужное нам слово. – Какое слово? – строго спросил библиотекарь, поправляя криво сидящие на носу очки. – Слово «арфа», – произнес Специалист № 1.

13


– Так, давайте-ка посмотрим, – сказал библиотекарь и взял в руки один из девятнадцати словарей. – Давайте, – в один голос сказали специалисты, и стали заглядывать из-за плечей библиотекаря в книгу. – Артишок, архаизм… м-да-а, арфы действительно нет. Придется посмотреть в словаре Ловарева. Библиотекарь подошел к шкафчику с книгами, забрался на лестницу и достал с самой верхней полки огромную пыльную книжищу. Когда он спустился, специалисты были напряжены до невероятности. – Итак, – сказал библиотекарь, раскрывая книжищу, – смотрим! – Артист, артишок, архаизм… и здесь нету арфы. – Да что же это за словари такие! – в отчаянии воскликнул специалист № 1. – Словарь Ловарева самый лучший словарь на свете! – строго проговорил библиотекарь. – Самый полный и авторитетный! И если какого-то слова в этом словаре нет, значит его нет вообще. – А если нет слова, значит нет и предмета, который этим словом должен обозначаться, – дополнил Специалист № 1. – Выходит, арфа вообще не существует? – тихо спросил Специалист № 2. – Выходит, что так, – сказал библиотекарь. – А мы-то, дураки, спорили! – обрадовался Специалист № 1. Так арфа раз и навсегда исчезла из нашего мира.

14


15


Моя азбука (фрагмент)

Григорий Миляшкин (Астрахань)

16


мой Гоголь

записка сумасшедшего (по)весть 67 апреля 2008 года Рано утром вышел из дому в департамент. По Невскому семенил мелкий дождь. И я рядом с ним. На пересечении с Садовой мне дорогу перебежала черная кошка. Эх, ты… мерзопакость какая! Опять будет

17


неудачный день. Перешел Фонтанку. Лед давеча тронулся и теперь медленно полз. Тут мне дорогу перебежала белая кошка. Вся чрезвычайно белая. Призадумался. Сначала черная. А теперь белая. Гм… Судя по всем вероятиям, вечером будет партия в шахматы с поручиком Шиняевым. Приободрившись, двинулся дальше. У самого порога департамента передо мной прошмыгнула рыжая кошка. Огненнорыжая, как мандарин китайский. Да. Ребус, да и только. Думал про этих кошек, так и не решаясь войти. И так думал. И эдак. Через четверть часа сошел с ума. Тихо и нежно. Когда меня карета везла в соответствующие учреждение соответствующего ведомства, слышал, как в Мариинке играют чудесную музыку. Плакал. Уже потом узнал, композитор из ремесленниковкорабелов. Ехали мы по Крюкову Каналу. Ямщик угостил табачком душистым. Дорога – удивительная штука. Едем, а я размышляю все, что такое мартовские коты с этими блохастыми тварями делают, что они хорошему человеку под ноги лезут, как пажи к испанскому королю. Черная. Белая. Потом рыжая. Тьфу-тройка, куда ж ты прешь?!

18


мой Пелевин

Бон аппети, мадам! Все равно тишина проглотит все. Мои строчки лишь бессмысленная необходимость. Ну-ка, буквы, стройтесь в ряд! Самурайчиков отряд! Тишина не то чтобы прожорлива, просто она огромна, временами утекая далеко за горизонт сознания. И буква еще до рождения обречена на гибель. Ягненок на алтаре жертвоприношения. И я тысячу раз не прав, обрюхатив среду несчастными словами и строчками, которые, как рядовые срочной службы, отправленные бороться с цунами, без вопросов будут проглочены стихией. Но гормон играет надрывно. И нет возможности не надругаться над сексапильной средой. Гуманизм отступает. И мы плодим с этой стервой знаки-самураи. Самое правильное – спеть беззвучно гимн Тишине. И ничего не писать. Но нет же, графоманская похоть взыграла, и бумага безнадежно испачкана. Уважаемая Тишина! Кушайте на здоровье! Надеюсь, не горчит и не приторно. Бон аппети, мадам!

19


20

мой Малевич

избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает избыточнойинформациинебываетизбыточнойинформациинебывает


21


Последнее предложение в русской литературе Роман

22

Григорий Миляшкин (Астрахань)


Наш царь дремал... Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все, что ни есть на земли, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства. В первом случае надо было отказаться от сознания несуществующей неподвижности в пространстве и признать неощущаемое нами движение; в настоящем случае – точно так же необходимо отказаться от несуществующей свободы и признать неощущаемую нами зависимость. Дело в том, что Константин Гаврилович застрелился... Наши медики по вскрытии трупа совершенно и настойчиво отвергли помешательство. Какое бы страстное, грешное, бунтующее сердце ни скрылось в могиле, цветы, растущие на ней, безмятежно глядят на нас своими невинными глазами: не об одном вечном спокойствии говорят нам они, о том великом спокойствии «равнодушной» природы; они говорят также о вечном примирении и о жизни бесконечной... Последнее предложение в русской литературе.

23


Примечание: в романе «Последнее предложение в русской литературе» использованы следующие тексты: 1. © Александр Сергеевич Пушкин. Евгений Онегин (последнее предложение); 2. © Николай Васильевич Гоголь. Мертвые души (последнее предложение); 3. © Лев Николаевич Толстой. Война и мир (последнее предложение); 4. © Антон Павлович Чехов. Чайка (последнее предложение); 5. © Федор Михайлович Достоевский. Бесы (последнее предложение); 6. © Иван Сергеевич Тургенев. Отцы и дети (последнее предложение); 7. © Григорий Григорьевич Миляшкин. Последнее предложение в русской литературе (последнее предложение).

24


25


Стихотворения Женя Клёцкин (Беларусь, Лида)

26


Змея в кулаке Ты лежишь на кровати обутая, В босоножках из универмага, Ожерельями шея укутана, В хитрых глазках сверкает отвага, И остатки веселья вчерашнего Мне дают убедиться лишь в том, Что тебе ну нисколько не страшно Возвращаться в отеческий дом! Ты лежишь в позе хищника буйного, Африканская львица саванны! Ты глядишь на меня, безрассудного, На меня раскидала капканы! Ах, лобзанья твои ненасытные Убеждают – ни много, ни мало – Что тебе ну нисколько не стыдно Рассказать, с кем ты ночь ночевала!

27


Ты лежишь в лучах солнца рассветного, Марлен Дитрих без глянца журнала, И ресницы твои несусветные Обольщают поэта-нахала... Над унылым слепцом издеваешься, Дверь сознанья твоя на замке! И в объятиях извиваешься, Как змея у дитя в кулаке!!

По швам твоей рубашки... По швам твоей рубашки Стекает струйкой пот В уста мои – фисташки Целуешь, пушистый кот Помады конфитюры Слизываю, а затем Языками строим эпюры Чертежи драматических сцен Вчера в кинотеатр ходили На одиннадцатичасовой сеанс

28


Ролан Быков – Кот Базилио Владимир Этуш – Карабас-Барабас Пусть помнит зритель юный Свирепо звучащие в унисон Треск колгот и словно дождик бравурный Надрывный эротический стон Представь, будем ехать в трамвае И руки накрепко сожмем Кондуктор с огромнейшим караваем Поздравит нас с наисчастливейшим днем Против нас не повернется планета Назло не погаснет солнечный диск Ведь близость наше – девятое чудо света Стойкий, мраморный обелиск

29


30


Любовь vkontakte.ru Дмитрий Чипроновский (Санкт-Петербург)

31


– Она любит, – вскричал Ваня, прыгая по комнате. Только сегодня он говорил с Олей по телефону, а потом, буквально через пять минут, на ее страничке Вконтакте появилось сердечко и... «люблю». Ваня в волнении ходил по комнате и прыгал от восторга. Еще бы – такая замечательная девушка, самая красивая девушка на свете. А какая красивая! Мммм... Может быть, позвонить и тоже признаться в любви? Хммм... Как-то неловко. Он снова припал к компьютеру, перешел на ее страничку и припал к сердечку, с вожделением, со страстью, с любовью. Какая красота! Какое чудо! Вечером, вместо завтрака Иван все рассматривал первый и самый дорогой символ любви в его жизни. Не встал из-за компьютера он и поздно вечером, когда надо было идти спать. Может быть, Оля напишет что-нибудь еще? Эту ночь молодой человек, студент третьего курса Иван Масаев провел в кресле у компьютера. Открыв глаза в пять часов утра, он почти автоматически потянулся к мышке и клавиатуре – так и есть, новая запись – «Твоя до гроба». Ваня замер от восторга и тут же запрыгал, восклицая что-то неразборчиво-радостное. Потом, правда, опомнился, – в соседней комнате спали родители,  – и сел обратно к компьютеру. Он бережно кликал мышкой на каждую фотографию девушки. Какая она красивая, милая, добрая. И полюбила его, какое же это счастье!

32


Студент Иван не пошел на занятия, вместо этого он скачал фотографии Оли и прикрепил к рабочему столу. Затем опять заснул. Ему снилась Ольга, они весело держались за руки, обнимались, целовались и... Его разбудил звонок девушки. – Извини, – сказала она. – Ты ведь знаешь, я такая... Нам сегодня ко второй паре или к третьей? – Ко второй, – ответил Иван глухим голосом, – ко второй. – Прости, что потревожила. Я записала, а бумажку куда-то дела. – Ничего страшного. Оля мягким извиняющимся голосом добавила: – Ты придешь? – Нет, то есть да. Да. – Круто! – Ага. Они замолчали. Ваня хотел что-нибудь добавить, но не решился и положил трубку. Он посмотрел на ее страничку – нет ли чего нового? Любит ли она или это просто так? Он не мог оторвать глаз от монитора. Нет, не любит, иначе бы обязательно что-нибудь написала. Хотя бы «люблю». На глаза навернулись слезы. Не любит. Надо было идти в университет, а он все смотрел и смотрел на экран монитора, заходя на каждую страничку девушки, в каждый раздел, читая все ее записи. Звонил телефон, родители ушли на работу, он остался в квартире один, грустный и настойчивый. Еу тоже нужно

33


было бы пойти на занятия, но он не мог – страничка держала его. «Она же пишет каждый день. Вот чиркнет что-нибудь новое и пойду», – решил он про себя, сел ближе к экрану и принялся с любовью, поглаживая мышку, разглядвыть ее глаза, губы. Какая же она чудесная! Наконец, через долгие, бесконечно долгие часы, появилась новая запись – «С тобой навсегда, любовь моя». Ваня прижал руки к груди и заплакал от счастья, представляя, сколько у них будет красивых здоровых умных детей. – С тобой все в порядке? – раздался голос из-за двери комнаты. Ваня опомнился. На часах было десять вечера, родители уже успели прийти с работы, а он все так же безотрывно смотрел на ее страничку Вконтакте. – Хм... да. – сказал он. – Делаю домашнее задание. Очень большое. Столько дел, не успеваю. – Ладно. Ваня хотел было отойти от монитора, но не смог. В этой невозможности появлялось что-то странное. Зазвонил телефон, завибрировал на столе, но у юноши не нашлось сил сделать шаг и протянуть руку. Он смотрел на экран. В нем была вся его жизнь, смысл жизни и счастье зависели теперь от единственной фразы. Поздно вечером в комнату постучали. Ваня притих, инстинктом он понимал, что нужно обмануть родителей, прикинуться обычным здоровым человеком, иначе – прощай страничка Оли. Он натянул на себя рубашку, заправил ее в джинсы и, оценив свой вид в зеркале, открыл дверь:

34


– У меня большое домашнее задание. Зачем мешаете? Вы хотите, чтобы я провалил сессию? Ну что? – Извини, мы подумали, не хочешь ли ты поесть, – сказал отец. – Ты сидишь в комнате пятый день. И... «Пятый день?», в ужасе прошептал про себя Иван. – У тебя все в порядке? – добавил отец. – Да, в порядке. Занимаюсь. Хватит мешать. Вот завалю сессию – вы будете виноваты. У вас есть деньги на платное обучение? То-то же. Не мешайте. А поесть я всегда успею, – и захлопнул дверь. Боже, пятый день. Невероятно. Ваня подошел к телефону. Пять не отвеченных звонков от Оли. Он быстро набрал ее номер: – Привет, ты звонила? – Да, прости, если беспокою. Но тебя не было пять дней. Мы беспокоились. Как у тебя дела? – Ты беспокоилась? – Да, мы беспокоились. Начали проходить новую тему по алгебре. Преподавательница сказала, что это самая сложная тема, после сессии вылетает четверть учеников. Я так вообще ничего не поняла. Так сложно! Такой ужас! У меня глаза распухли от волнения. – Я приду завтра, – грустно сказал Иван. Оля плакала не из-за него, а из-за дурацкой математики. – У меня столько дел. Готовлюсь к астрономии. – У нас же нет астрономии. – Занимаюсь для себя. – Ты завтра придешь?

35


– Да. Пока, – он положил трубку и заплакал. Она беспокоилась изза алгебры. Да любит ли она его вообще? Ваня посмотрел на ее страничку, она была всегда открыта, теперь он ее никогда не закрывал. Сердечко и «Люблю, люблю, люблю». Может быть, Оля просто стесняется признаться в своих чувствах в реальной жизни и решается писать только здесь? Прошло еще пять дней. Студент никуда не пошел. Он все смотрел в монитор, ронял слезы, когда видел новую любовную запись, и заходился в рыданиях, если появлялось что-то иное. Но ему хватало сообазительности обманывать родителей, выдавая себя за нормального человека. Не так давно Ваня прочитал книгу о том, как добиться успеха в жизни, и знал, что все нужно планировать. Он завел текстовый документ и стал записывать, сколько у них будет детей и как они их назовут, где будут жить и во что одеваться, где работать и сколько зарабатывать. Он уже решился объясниться с Олей, но сначала было бы неплохо все распланировать – ведь это такой важный, такой ответственный шаг. Студент составил даже завещание. В случае свой смерти от несчастного случая или болезни он завещал стипендию Оле. Смешно, конечно, но надо предусмотреть все мелочи. Через неделю он был готов. При параде, что называется. Начистил свои лучшие сапоги, как следует побрился. Надо встретиться с Олей и объясниться, а потом – любовь, любовь, любовь!

36


Молодой человек вздохнул. Он в последний раз взглянул на страничку Оли Вконтакте... И не поверил своим глазам. В самом центре экрана была огромная фотография незнакомого мужчины, он целовал Олю прямо в губы, держа ее за талию. Что это?! В панике Ваня стал кликать мышкой по ссылкам. Профиль девушки был забит фотографиями Оли и незнакомца. Они целовались и обнимались. Не может быть! Может быть, это шутка? Из глаз Вани потекли слезы, сначала отдельными каплями, а потом настоящим весенним ливнем, грозившим затопить все вокруг. Значит, все это время она любила не его, писала не ему, думала не о нем! О, боже, какой он идиот, какой болван! Рыдая и плача, Ваня раскрыл окно и с криком бросился вниз...

37


38


Стихотворения Александр Жуков (Московская область,

Электросталь)

39


Хочу тебя я задушить!!! Хочу тебя я задушить! Душить всю жизнь! Сжимать Запястье лебединой нежной шеи Так, чтоб ладони онемели. Душить, сжимать, не отпускать! И в губы сладкие твои Хочу я ненасытно впиться, Испив всю кровь, Тебя убить! А после застрелиться Самому! Содрать с тебя одежды И, завалившись на кровать, Крушить тебя, Тебя ломать И в адрес твоей матери орать Плохие фразы! Унижать! А после в обоюдном урагане Порывов страсти и бессилья, Создать насилья акт В твоей чугунной ванне – Акт обоюдного и плотского насилья!

40


Тебе, которую не любил! Гибралтарский пролив я осилю один И тебя не возьму в свою лодку. Ты чужая раба. Я не твой Господин – Не проси, не ударю плеткой. Мы с тобою к туземцам в леса убежим, Пусть зажарят тебя людоеды На костре! Просочится из пор рыбий жир, И расплавятся грязные кеды. Я с тобою схожу в зоопарк в выходной И к примату закрою в клетку. И гиббон некрасивый с седой бородой Тебя крепко обнимет на ветке.

41


Я убью тебя... Я убью тебя совсем не больно, Ножом по горлу, раз-раз, Чтобы ты другим не говорила Сладостно-нежных банальных фраз! Я убью тебя совсем не больно, Лезвием по шее, раз-раз, Ты даже во сне не успеешь проснуться, Разомкнуть не успеешь глаз… И я убью тебя совершенно не больно, Руками за горло, раз-раз, Чтобы ты другим не дарила Возбуждающе-теплых интимных ласк… Я убью тебя совсем не больно, Руками за шею, раз-раз, Ты даже во сне не успеешь очнуться, Открыть не сумеешь глаз…

42


43


«Нет ничего отвратительнее холодного кофе по утрам…»

44

Таша Горшкова (Санкт-Петербург)


Нет ничего отвратительнее холодного кофе по утрам. Поразительно, стоит отвлечься на мгновенье, и ароматный напиток превращается в дешевое безвкусное пойло. «Алло! Да. О чем вы? Не знаю. Перезвоните позже!» Если вы хотите сохранить со мной дружеские отношения, не вздумайте звонить мне по утрам. И запомните раз и навсегда – по утрам я ничего не знаю о договорах, поставщиках и счет-фактурах. Я пью кофе. Пока еще горячий! Я занята. Большой глоток. Неужели остыл? Остыл! Опять остыл! Чувствую горечь всех своих поражений на языке. Чертова неудачница. Холодный кофе напоминает мне моих бывших любовников. Всех вместе и каждого по отдельности. Их ласки не греют сердце, а в глазах нет былого огня. Боже, как холодно, смертельно холодно в ваших объятьях! Мертвецы. Прочь из моей жизни. Вам здесь больше нет места. Спокойствие, только спокойствие. Что ж, придется начать все сначала. Уже не в первый раз и уж точно не в последний… Смуглая кареглазая женщина откидывает с лица роскошные черные волосы. Жарко. Ее руки, увитые серебряными узорами браслетов, открывают старинную жестяную коробку.

45


Терпкий аромат кофе заполняет легкие. Хочется вдохнуть поглубже, пока не закружится голова и сердце не начнет отбивать немыслимую чечетку. Открыть окна, впустить морской ветер. Пусть гуляет по комнатам. Размеренными движениями женщина насыпает две ложки черного кофейного порошка в миниатюрную медную турку и заливает их ледяной родниковой водой. Затем ставит турку на раскаленный песок, делает еще один глубокий вдох, и затаив дыхание, ждет, пока кофейная магия свершится. Прозрачные пузырьки поднимаются со дна турки на поверхность: сначала один, потом второй и вот – их уже не сосчитать. Они стремятся вырваться на свободу, свершить свою маленькую революцию. Быстрее, быстрее. Пока хозяйка не видит. Пока она отвернулась и рассматривает завитки облаков за окном. Быстрее, быстрее! Нет, не успеть. Смуглянка ловко снимает ковшик с огня. Дает кофе немного остыть. Зачем торопить события? Щепотка корицы, ванили, еще пожалуй, цедры лимона. Спустя несколько минут, она вновь погружает турку в раскаленный песок, чтобы еще разок довести кофе до кипения и опять в самый последний момент успеть снять с огня. Держит ситуацию под контролем. Как хладнокровно творит она свое колдовство. Ведьма.

46


Открыв дверцы резного буфета, женщина выбирает большую глиняную кружку с ручной росписью. Она осторожно наливает кофе почти до краев и с чашей волшебного напитка в руках выходит на залитую солнцем террасу. Теплый морской песок щекочет ее босые загорелые ступни. Она садится прямо на берегу, скрестив ноги потурецки, и делает первый, самый вкусный за день глоток… Мммм… – Девушка! Сколько можно? Вы гипнотизируете кофейный автомат уже больше десяти минут. Ваш кофе давно готов! – раздается голос за моей спиной. – Столько, сколько нужно! – грубо отвечаю я, даже не обернувшись. – А я вас знаю! Вы каждый день покупаете кофе в этом автомате! – слышу все тот же голос. – Да кто ты такой? – думаю я, – Все то ты знаешь! – Если вы задержитесь на минутку, я составлю вам компанию! Хм, все-таки мне придется на тебя посмотреть, парень. А стоишь ли ты минуты моего времени? Бережно забираю пластмассовый стаканчик из автомата. Какой горячий! Именно такой как я люблю! Он стоит того, чтобы на минуточку задержаться…

47


48


Стихотворения Людмила Лазарева (Самара)

49


Ода пороку Столь целомудренный порок, Разверсто плотью одеяло!.. Глаза закрыл усталый Бог... А нам с тобой всё ласок мало!

Он – жимолость Он – жимолость. Элементарно – в рамке, Мохната и красива по утрам, Он бабочкой порхает по изнанке Иглы, едва прикрывши срам.

50


Мартышка он, глядящая раскосо На снег вчерашний, сметанный в стога, Он – королевской кобры особь С цветных Багам. В реальности, глядящей так угрюмо Ему в лицо, Он видит и романтику и юмор В «Кино», где Цой.

Ваш томный взгляд Ваш томный взгляд Из-под надломленных бровей... Словесный яд... Вы просто ядовитый муравей!

51


52


Федорчук Фрагмент

из

повести

Никита Янев (Подмосковье)

53


Лёлек и Болек и Майка Пупкова Имя и описание подвига Орфеева Эвридика. Так боится несчастья, что счастлива все время. Папа. Перепутал несчастье и счастье, как Александр Македонский. Мама. Тридцать лет в одну точку смотрела, стоило или не стоило рождаться. Василий Иванович Чапаев. В акватории Белого моря на трещиной, наважьей, сельдяной рыбалке в море плачет и смеется. Гармония, сука. У жены инсульт, у самого рак, год остался, у внука менингит. Акакий Акакиевич Башмачкин, которому запретили ядерную бомбу делать и он запил от счастья. С утра стакан коньяка и весь день свободен. Марья Родина, которая так устала, руку поднимет, а опустить забудет, так она и висит на воздухе как Христос распятый. Вера Верная, которая заходит в комнату без дверей и окон и ее там так корячит, что лучший способ нарваться – это не нарываться. Потом выходит и светло улыбается, что твой талантливый администратор, решает вопросы, руки прохожим целует, говорит, хочешь маленького котенка, как ты его назовешь? Самуилыч, который от себя сбежал к Богу, любимой невесте. Седуксеныч, хитрый, когда надо обидеться, напивается, когда надо напиться, обижается.

54


Димедролыч понял, что иероглифы не любят. Соловьев, который не будет больше смерти бояться. Никита, тридцать лет о стенку стучался, в которую все улетает и ничего не прилетает, а потом стенка заплакала, что она он. Лёлек и Болек и Майка Пупкова, которые первые догадались, что люди мертвые, а воздух живой, вот почему новые пары не рожают. Как твой кулечек, которого ты из себя иссекал, тебе расскажет, что ты враг народа, а он комсомолец. А потом его кулечек ему расскажет, что на зоне все должны ударить ножом труп, чтобы выжить. И все равно кулечек из себя иссекали, потому что у пустоты нашелся ребенок. Нам говорят – на ток-шоу паханы и шестерки, ваш русский ад слишком большой, ваш русский рай слишком маленький. Это как монета желтым из-подо льда светится о том, что она там, а мы здесь, так что заткните язык в жопу. Из космического ветра в желтую воду внутри хромосомы прилетаем, кулечек, прилетаем, иссекаем. Лёлек и Болек и Майка Пупкова почти ни при чем, папа и мама. Который будет сначала ухарем, потом расколовшимся, потом смертником, потом воскресшим, потом несчастным, потом счастливым, потом после всего, потом всем.

55


...

«Там дело уже не в том, что ты подумаешь, а в том, что ты сделаешь», Федорчук дальше по связи. Поэтому писатели, актеры, бизнесмены становятся ведущими телепередач, благотворителями, уезжают в деревню. «А как по связи можно сделать»? Федорчук дальше по связи. Правильно или неправильно мы сделали, что котят распространили и кошку не кормим, только поим, чтобы отвадить от дома, станет видно скоро. Весь этот месяц мы кормим нашу собаку Блажу Юродьеву «Метастопом» и «Цитоспамом» и колем «Лигфол» внутривенно. Потому что ветеринар Наталья Николаевна Гончарова сказала, сколько лет? Двенадцать. Пугаться пока не будем, пропьем лекарства. Такая старая собака операцию не перенесет. Будем ждать, что скажет Федорчук.

56


57


Юрий Васильевич Титов Юрий Васильевич Титов родился 19 января 1928 года в Струнино, что между Александровым и Загорском, недалеко от Москвы. В настоящее время проживает в старческом доме в предместье Парижа. Юрий Титов был одним из первых художников-диссидентов, прорвавшихся сквозь железный занавес в 1972 году. В изгнании Юрий Васильевич потерял жену – она покончила с собой вскоре после приезда в Париж. С тех пор он занимается изготовлением свертков: мусор, рулоны туалетной бумаги, пластиковые пакеты и тому подобное (в дело идет все, что попадается под руку) он сворачивает в кульки и развешивает на видном месте. Подвешенные свертки начинают жить собственной жизнью и обретают совершенно неожиданные духовные измерения. Несколько раз Юрию Васильевичу пришлось побывать в психиатрических клиниках. А несколько лет назад его удалось устроить в тихий русский старческий дом. Дирекция выделила ему мастерскую; на больших листах бумаги он чертит цветными фломастерами проекты Корабля-Крепости, обители Истины – многоэтажные конструкции, увенчанные фигурой Птицы-Лебедя.

58


Список иллюстраций

Обложка – Константин Скопцов (Украина, Одесса), все остальное – Юрий Васильевич Титов (Франция, Париж). Стр. 1 – Рождение, Париж, 1974–75; стр. 2 – Отражение света, Париж, 1975; стр. 7 – Рассвет, Москва, 1962 – Париж, 1975; стр. 11 – Композиция становления бытия, Москва, 1960 – Париж, 1975; стр. 15 – Два плана бытия, Париж, 1974–75; стр. 21 – Открытая композиция Бога Отца Мессии, Москва, 1961 – Монжерон, 1990; стр. 25 – Преображение Отечества и всего человечества в мире, Монжерон, январь 1988  – январь 1989; стр. 30 – Путь, Париж, 1974–75; стр. 38 – Завершение мировой истории. Апокалипсис, Москва, 1968 – Париж, 1975; стр. 43 – Сфинкс, Париж, 1974; стр. 48 – Паутина жизни, Москва, 1959 – Париж, 1975; стр. 52 – Автопортрет, сумасшедший дом Сан-Женевьев де Буа, 1974; стр. 57 – Проявление ростка, Москва, начало второй половины 60-х годов – Монжерон, 1990; стр. 59 – Юрий Васильевич Титов Бог Всеваышний Святой Пятница 23 июля 2004 18.12+1+2+.

e-mail info@aesthetoscope.info онлайн-альманах www.aesthetoscope.info редакционный портфель

aesthetoscope.livejournal.com архив Aesthetoscope issuu.com/aesthetoscope


Aesthetoscope_2011. Желтая книга  

Очередной выпуск альманаха Хорошие тексты, небольшой объем, все так ярко и жизнерадостно. В выпуске принимали участие: Юрий Тубольцев (Гер...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you