Issuu on Google+

Fouetté

Fouetté №1, апрель 2013

Душа танцует у всех, а тело... у избранных!


Содержание

k[Эталон красоты?]

Идеальная балерина: технические характеристики

[2]

k[История из жизни]

k[Досуг танцора] Балетное чтиво

[12]

k[Талант с пеленок]

Балет: почему, зачем и как?

[4]

Есть такая профессия: Балетная мама [14]

k[Тема номера]

k[Советы

Денис Матвиенко: «Война таланта с бездарностью была всегда»

[6]

k[Одежда

и аксессуары]

Балетная обувь: в чем танцуют балерины?

[10]

Засновник і видавець Діана Андрусенко Головний редактор Діана Андрусенко

Редакційна колегія Відповідальний секретар Інна Вусата Журналісти Ольга Воронина, Анна Григораш Літературне редагування Аліна Боднар Дизайн Діана Андрусенко ISSN 1819-6268

профессионалов] Балет для всех!… или не для всех? [16]

k Свідоцтво про державну реєстрацію КВ № 2 від 28 квітня 2013 р. Тираж 20 000 пр. Зам. № 739436

Адреса редакції та видавця 03047, Київ, вул. Єреванська, 14-Д, к.603 головний редактор 098 8 234 144 секретар 096 311 83 03 електронна адреса andrusenko_diana@i.ua

Передплатний індекс: 73937 Журнал виходить раз на місяць, у перший понеділок

Кто я? Позвольте представиться: меня зовут Оля и я – ужасно серьезная девушка. Каждое утро я просыпаюсь очень рано, чтобы успеть на свою ужасно серьезную (и скучную) работу, где ношу строгие (и скучные) вещи и даже периодически очки в роговой оправе. Я укладываю волосы в строгий пучок и не позволяю себе делать яркий провокационный маникюр. Но вечером… вечером начинается настоящая жизнь. Я хожу на занятия классическим балетом. Хотя мне уже не 10 лет и, будем честными, даже не 16. Я не мечтаю о самой большой сцене самого Большого театра, хотя в принципе не отказалась бы. Балет – это ужасно прекрасно. Ужасно – потому что больно и тяжело. Прекрасно – потому что я получаю от этого какое-то невероятное мазохистское удовольствие. Меня приводят в восторг мозоли от пуант и потянутые мышцы, я не перестаю хвалиться друзьям очередными травмами и маленькими достижениями. Я обожаю промокшие насквозь купальники и протертые до дыр балетные туфли. В принципе, на этом можно было бы остановиться, но кроме балета есть еще кое-что: я мечтаю о не-скучной работе, на которой можно было бы целыми днями шляться по магазинам, покупать туфельки и сумочки, помадки и лаки, и танцевать в собственное удовольствие. Журнал віддруковано з редакційних фотоформ видавництвом «Преса України» Адреса: просп. Перемоги, 50, м. Київ, 03047 Свідоцтво суб’єкта видавничої справи ДК №310 від 28.04.2013 За матеріалами сайту http://dressingroom.ru/

Фотоматеріали надала: Ольга Вороніна


k[Эталон красоты?]

Идеальная балерина: технические характеристики

[2]

Балет – искусство, прежде всего, телесное. Кто бы что ни говорил, но никакой драматический талант не заменит пару красивых выученных ног и легких поющих рук. Но при этом, если со сцены веет пустотой и никчемностью, никакие ножки от ушей с гигантскими подъемами этого не компенсируют. Так из чего же состоит «идеальная балерина» и существуют ли такие в природе? За последние десятилетия сложился вполне понятный и четкий набор параметров, по которым строгая приемная комиссия отбирает профпригодных девочек в балетные школы. Среди них: Выворотность. И чем больше, тем лучше. Выворотность – основа классического танца, без нее некоторые элементы даже не то что будут некрасивыми, их просто-напросто будет невозможно сделать. Выворотность – то есть разворот ноги наружу – можно наработать, НО только если предрасположенность к ней есть изначально. Если у сустава в вертлужной впадине нет места для разворота, никаким «лягушками», «бабочками» и прочими балетными зверствами его не развернуть – только вывихнуть. Гибкость. Здесь, собственно, все понятно – стоит только посмотреть на современных балерин и на ту высоту, на которую они задирают ноги, и как изящно гнут спины, буквально складываясь пополам. Кому-то это не нравится, потому что, якобы, задранные до ушей ноги нарушают целостность и красоту истинно классического танца. Кто-то придерживается мнения, что даже классика не должна стоять на месте, а современные высокие амплитуды ее только украшают. Я, скорее, на стороне последних. Когда нога легко без напряжения взлетает вверх, нарушая все законы человеческого тела, понимаешь, что нет ничего невозможного. Главное, не бравировать шагом, типа «ап, смотрите, как я могу!», чем грешит незабвенная Анастасия Волочкова, а задирать ножки, так сказать, со смыслом. Высокий подъем. И не просто высокий, а с так называемой «горкой». Наверное, обычный, не знакомый с балетом, человек подумает, что с такой стопой явно что-то не так, но на сцене в пуантах это смотрится великолепно. Зачастую «подъемистые» стопы идут в нагрузку к «иксовым» ногам – то есть, как я уже говорила, проваленным в колене. Такими ногами гораздо тяжелее работать, к ним нужен особый подход, но именно они ценятся больше всего. Вообще, стопа для балерины очень важна: большой и “указательный” пальцы на ноге в идеале должны быть одной длины, без предрасположенности к плоскостопию и вальгусу, с длинным мягким ахилловым сухожилием.

Длинные конечности. Ноги и руки – основной инструмент балерины. Чем длиннее, бесконечнее нога, тем легче ею «выпевать» движения. Короткие ноги и руки, конечно, удобнее – особенно, в быстром танце, аллегро. В длинных легко «запутаться», но зато как же они прекрасны в адажио! Есть даже такое понятие как «индекс длинноногости». Его высчитывают при приеме в балетную школу: меряют рост ребенка стоя и сидя (от макушки до мягкого места), потом рост сидя делят на рост стоя и умножают на 100%. Балетная норма: 49-52 %. Чем ниже %, тем лучше. Собственно, этот пресловутый индекс можно оценить и невооруженным глазом – ноги должны быть гораздо длиннее туловища. Хороший прыжок. Прыжок, так же как и вывортность, дается от природы. Его можно наработать, можно научиться создавать на сцене его иллюзию, как это делает, например, Захарова, но прыжок под колосники с зависанием, так называемым «баллоном», это редкость. Именно за счет своего феноменального прыжка прославилась когда-то юная Наталья Осипова – иногда кажется, что она действительно умеет летать! Идеальная балерина – здоровая балерина. Балет не прощает ни проблем с сердцем, ни со зрением, и, уж тем более, болезней суставов. Только здоровый человек с очень хорошим иммунитетом способен выдержать нечеловеческие балетные нагрузки, постоянное психологическое давление и конкуренцию. Кроме того, идеальная балерина должна быть красивой. Сцена не склонна в политкорректности: она не прощает ни большого носа, ни выпирающего подбородка, ни пухлых щечек. Да, гримом можно нарисовать какое угодно лицо и скрыть какие-то мелкие недостатки, но мы же сегодня говорим об идеале. Без красивого или хотя бы миловидного личика изобразить прекрасную Одетту или нежную Жизель как-то затруднительно. Подводя итог «техническим параметрам» нашей идеальной балерины, не могу не упомянуть выучку. Даже безупречные ноги будут бессильны без хорошей школы и грамотного педагога. В России лучшими считаются три Школы – Академия им. Вагановой в Петербурге, Московская Государственная Академия Хореографии (МГАХ) и Пермское училище. Безусловно, они не гарантируют великолепную выучку и филигранную технику у каждой выпускницы, но даже сейчас, когда уровень обучения упал даже в этих заведениях, они остаются качественно лучше всех остальных в мире.

Вот портрет идеальной балерины: высокая, невероятно худая, длинноногая-длиннорукая-длинношеяя, шагастая, то есть способная забросить ногу на 180 градусов без всякого напряжения, с высоким подъемом и мягкими выворотными ногами. Вес взрослой балерины, несмотря на ее рост, не должен превышать 50 кг. Во время обучения правила еще более строгие – идеальный вес высчитывается по формуле «рост минус 122». Всех, кто выходит за эти рамки, исключают. Тип телосложения – предпочтительнее эктоморфы, у них тонкие «жилистые» мышцы, практически не способные «обрасти мясом», узкие ступни и кисти, короткий корпус. Им легче оставаться в форме, не нужно соблюдать строгие диеты – обмен веществ достаточно быстрый, все съеденное просто сгорает.

ОЛЬГА ВОРОНИНА

[3]


k[История из жизни]

Балет: почему,

Когда я говорю, что на досуге занимаюсь балетом, многие недоумевают. Как же так, балет – и вместо привычного фитнесса? Возникает сразу несколько вопросов: а зачем тебе это нужно? а ты умеешь стоять на кончиках пальцев? а ты можешь сесть на шпагат? На последние два ответить просто: могу. А вот на вопрос «зачем?» я сама себе не всегда могу ответить. Ведь балериной мне уже не стать и на сцену не то что Большого, но даже нашего Одесского оперного не выйти. Но ведь занимаются же люди теннисом, не выступая при этом на кортах Уимблдона! И балет – это далеко не то, что видно из партера: грим, пачки, ножки в пуантах.Это в буквальном смысле пот, кровь и работа-работа-работа. Именно поэтому мне хочется поговорить о физической составляющей этого прекрасного искусства.

Классический балет по своей сути абсолютно не физиологичен. Им, наравне с профессиональным спортом, нужно начинать заниматься с раннего детства, иначе тело просто-напросто не удастся «поломать» и заставить рабо-

[4]

тать в непривычном ему положении. Основополагающий фактор, без которого невозможно ни одно (!) классическое па – это выворотность, то есть способность ног развернуться от бедра так, чтобы была видна его внутренняя часть. Вот, например, первая позиция: пятки вместе, носки врозь, ступни соприкасаются пятками и развернуты носками наружу, образуя на полу прямую линию.

Выработать эту самую выворотность, не имея к этому предрасположенности, а тем более взрослому человеку (и здесь я имею в виду человека от 14 лет и старше) практически невозможно. Насильное «разворачивание» бедер может привести к серьезным травмам коленей и разболтанности суставов. Вторая «необходимая необходимость» – это спина. Балерину и даже ученицу балетной школы легко выделить из толпы именно по осанке. Ровная прямая-прямая спина, без прогиба, развернутые плечи, острые «в разлет» ключицы – балерину ни с кем не перепутаешь. Я видела многих девочек из модерна, с прекрасной растяжкой и техникой, но вот классической «балетной» спины у них не

зачем и как? было – особенно, это было заметно на больших прыжках, когда они приземлялись с жутким грохотом. Так называемый апломб – то есть умение сохранять баланс в любой позиции, вырабатываемый именно за счет крепкой спины и завязанных в узел лопаток – помогает балерине стоять на одной ножке на пуанте и не падать. Остальные «балетные» факторы – стопа с высоким подъемом, большой шаг (то есть, банальная растяжка, умение поднять ногу предельно высоко), гибкость – до известных пределов наработать можно. Для этого маленькие детки буквально ломают себя, суют стопы под батарею, отвисают в «минусовый» шпагат с двух стульев и в большинстве случаев добиваются своего. Балерин с идеальными данными (то есть, чтобы все вышеперечисленное собралось воедино в одном человеке) практически нет. Одна из них, прекрасная Светлана Захарова, знаменита именно своими невероятно длинными ногами, прекрасной стопой «с горкой», гибкой спиной, мягкими

легкими руками, длинной шеей, высоченным шагом. Такие, как она, рождаются раз в сто лет. На нее, как на огонь и воду, можно смотреть бесконечно:

Так зачем же, скажете вы, ломать себя, нарабатывать эти мифические данные, если это все равно ни к чему не приведет? Ответить сложно и легко: искусство тревожит душу. И да, я говорю об искусстве именно в физиологическом контексте. Я помню как летом, в душном зале, при выполнении пируэта, с меняя веером летели капли пота. Я помню, как пуанты после 15-минутного «стояния» на них пропитывались кровью. Я помню, как кричала, пытаясь растянуться на шпагат и прекрасно помню как у меня потемнело в глазах всего от 32-ух маленьких прыжочков «сотэ». А еще я помню эту невероятную легкость и одновременно наполненность после занятия. Это ощущение неведомо тем, кто занимается фитнесом и даже йогой вкупе с пилатесом. Оно стОит всех слез и разочарований в себе и ограниченных возможностях собственного тела. Оно дарит осознание того, что ты занимаешься любимым делом, независимо от того, пачка на тебе или обычный тренировочный купальник. ОЛЬГА ВОРОНИНА

[5]


k[Тема номера]

Денис Матвиенко:

«Война таланта с бездарностью была всегда»

[6]

- Прошло несколько дней с момента вашей пресс-конференции. Была ли какая-то реакция со стороны руководства после ваших публичных заявлений? - Руководство Национальной оперы считает, что на протяжении полутора лет я не был руководителем труппы, а был просто солистом. Они утверждают, что за это время я не поставил ни одной постановки в театре. Это полное противоречие, потому что если я солист театра, почему я должен был делать какие-то постановки? Даже если я был художественным руководителем, я тоже не должен делать постановки, я не балетмейстер! Я организатор и артист. Изначально мне выдали документы с перечнем моих обязанностей, согласно которым я должен был повышать профессионализм артистов, осуществлять обновление репертуара и так далее. Там не сказано, что я должен что-то ставить. Тем не менее, за год я осуществил 10 проектов. Это постановки «Radio&Juliet», «Класс-Концерт», «Шопениана», «Видение розы», «Quatro». Я привозил Нино Ананиашвили, «Королей танца», «Complexions», делал бенефис с Филиппьевой, премьеру «Баядерки». Получается, по одному проекту в месяц. Этого мало? По-моему, этого даже чересчур много. - Вам удалось поговорить с гендиректором Петром Чупрыной, вы прояснили свой статус в Национальной опере? - На сегодняшний день я остаюсь в статусе ведущего солиста балета Национальной оперы Украины. Мне пока не удалось поговорить с генеральным директором. Мы договорились о том, что после моего возвращения с гастролей, 29 апреля, мы встретимся и найдем что-то… даже сам не знаю, что это будет. Я ведь сам не хотел всего этого. Я понимаю, что на любой войне всегда страдает третья сторона – в данном случае, зрители и артисты. - Что теперь будет с артистами, которые были в вашей команде? Приходилось слышать, что многие уйдут за вами в случае, если вас не будет в Опере? - Мне звонят, пишут артисты, что они не видят смысла своего нахождения в театре без меня. Но я не преследую этой цели, я не хочу разрушать киевскую оперу, ни в коем случае. Поймите, с моим приходом в театр появилась стратегия его развития, я ее реализовывал, и артисты в меня поверили. Теперь они остались у разбитого корыта, я их понимаю. Я человек свободный: развернулся и уехал, а им тут работать. Кроме того, артисты не довольны тем, как поступили со мной. Они собирают подписи в мою поддержку. Хотя, поверьте, я их об этом не просил, я вообще сейчас нахожусь на гастролях.

[7]


- Петр Чупрына прокомментировал ваше увольнение, сказав, что вы раскололи коллектив. Это правда? У вас был конфликт с артистами? - Это абсолютная неправда. Вы можете узнать об этом у артистов. Конечно, в любом коллективе всегда есть люди, поддерживающие стратегию развития театра и не поддерживающие. Это нормально. Но ни для кого не секрет, что за эти 1,5 года профессиональный уровень артистов вырос, о театре заговорили. У нас полные залы. Поэтому говорить о расколе просто смешно. Раскол – это когда спектакли идут на плохом профессиональном уровне или вообще не идут. А когда я выхожу на сцену, меня принимает и зал, и артисты, и оркестр. - Когда вы пришли в Национальную оперу в качестве руководителя балетной труппы, что вы увидели? Что собой представляла Опера? - Я знаю Национальную оперу очень давно, я вырос в этой школе. И могу сказать, что на протяжении 20 лет там не происходило ничего. Стоящие премьеры, которые проходили в Опере за это время, можно пересчитать по пальцам. Те же спектакли, которые ставились в 1995 году, шли до моего прихода. Ну не может такого быть! Это неприемлемо для первого театра страны, который должен идти в ногу со временем и выводить наше искусство на мировой уровень. - В одном из интервью вы говорили, что начали с ужесточения дисциплины. Вам пришлось даже уволить нескольких людей за пьянство. Для вас это было шоком, или вы прекрасно представляли украинские реалии? - Для меня не было это шоком. Я знал этот театр от А до Я и был готов к таким вещам. Но, извините, когда человек выходит на сцену пьяный… Дело ведь не только в том, что он сам нетрезв. Но он несет ответственность за других – он танцует с партнероцм. В конце концов, мы говорим о жизни и об опасности получить травмы! Есть хорошая поговорка: можно пить до работы, после, но не во время. Предыдущий руководитель балетной труппы настолько ее распустил, что люди не всегда понимали, что они делают. И это не вина артиста. Они не знали, как нужно работать и соблюдать дисциплину. - Какие еще ваши решения наталкивались на сопротивление? - Придя в театр, я написал стратегию развития на ближайшие 5 лет, но она не была поддержана гендиректором. По сути, полтора года я терпел и выжидал. Поверьте, я рациональный человек. Карьеру я тоже строил с мозгами, поэтому она удалась. Это как бежать стометровку. Ты знаешь, что тебе нужно разбежаться и приложить огромные усилия, чтобы победить. Я готов бежать эту стометровку, я знаю, как победить. Но если я с первых метров старта понимаю, что это бессмысленно… Я это понимал, но все таки побежал. И я думаю, что за это время смог сделать что-то хорошее для театра. - Совершали ли вы ошибки на этом пути? Возможно, вы что-то делали не так, дергали не за те ниточки, наступали кому-то на мозоли… - Конечно, ошибки были. Я же человек. Но не ошибается тот, кто ничего не делает. Естественно, сейчас я бы что-то сделал по-другому, но я не вижу своего проигрыша. И реакция руководства как раз говорит о том, что у меня получилось. О Национальной опере заговорили. Это факт. - Как вам это удалось? Были ли приняты какие-то ключевые решения, которые начали менять ситуацию? - Поверьте, я не выдумывал велосипед, я руководствовался своим опытом. Я много сотрудничал и с европейскими, и с российскими театрами – Большим, Мариинским. Они уже давно идут по этому пути. Я постарался взять лучшее и правильное из того, что они делали. - После последней неудачной попытки вы еще верите в возможность вывести украинский балет на мировой уровень? - Я действительно очень хочу, чтобы театр процветал – со мной или без меня. Чтобы были компетентные, молодые, трезвомыслящие люди. Важно понять: то, что мы делаем сейчас, скажется на театре через пару лет.

[8]

То, чего мы не делаем сейчас, тоже скажется через какое-то время. Я могу сказать только одно: я не покину Украину, Киев, потому что я уже много сделал для украинского балета, и буду продолжать делать. Надеюсь, у меня получится делать это в театре, я верю в это. Но сказать: «Да, конечно, все получится» я не могу. Я слишком рациональный человек, чтобы разбрасываться громкими фразами. - В какой ситуации сейчас находятся молодые украинские танцовщики, которые выходят из балетного училища, каковы их перспективы в Украине? Советовали ли бы вы им уезжать заграницу и делать карьеру там, или все же оставаться? - Украинские артисты - очень талантливые и перспективные. Я бы не хотел, чтобы они уезжали. Но при том, что существует сейчас в театре и за тот короткий срок, который нам отпущен в карьере, я бы на их месте сделал именно так. Но если бы у меня была поддержка руководства Оперы и возможность, за два года я бы привел театр в порядок. Я это говорю абсолютно честно и ответственно. Я знаю, как это сделать. - Каково вообще отношение украинцев к балету? Чем мы в этом смысле отличаемся от европейцев? - Наш зритель отличается человечностью и душевной добротой - Вы все чаще обращаетесь к современной хореографии при том, что вы сильны в классике. Что вам ближе - балет под «Radiohead», или под классическую музыку? - Классика всегда должна быть, мы всегда будем любить Моцарта, Бетховена, Вивальди. Но современная хореография – это то, что чувствуют люди сейчас. Мы должны идти в ногу со временем, весь мир это делает. Тогда развивается балет, артисты. Нельзя все время прозябать в прошлом. Зачем, если есть интересное будущее? - Вы говорили о том, что руководство оперы создало систему, при которой «то что хорошо – то плохо, потому что нужно быть середнячком». Это очень напоминает поговорку про украинцев: «Моя хата скраю». Но в чем логика таких действий, вы поняли, почему так? - Да, есть что-то такое… Думаю, нужно обратить внимание на тех людей, которые руководят культурой в этой стране. У нас много талантливых людей, которые могут создать контраст на фоне тех, кто всем руководит. А война между талантом и бездарностью была всегда. - И кто победит? Вы в какой сценарий верите? - Давайте верить в положительный исход. - Что для вас означает слава? Чем вы платите за возможность быть звездой мирового балета? - Наверное, чрезмерным вниманием людей. Я готов к этому, но это и плата. Иногда мне хочется, чтобы обо мне забыли и не вспоминали, не звонили. Но это невозможно. Я сам этого добивался, сам этого хотел. Балет занимает 90% моей жизни, и всего 10% остается на семью. - У вас есть какой-то секрет, как выделиться из сотен танцовщиков и стать звездой мирового уровня? Какова роль удачи в этом процессе? - Удача играет очень большую роль, как и талант, как и трудолюбие. Это как в притче про осла и морковку, которая висит у него перед носом. Он работает целый день, чтобы получить единственную морковку. И тут выходит какой-нибудь арабский скакун, погарцевал и получил миллион долларов. Это талант. Не все могут стать звездами. Если ты не одаренный человек, то звездой стать невозможно. Но это ничего не значит, потому что в балете есть кардебалет, есть корифеи, есть первые солисты, вторые, ведущие, а есть «этуали». И все делают свою историю. В моей карьере была огромная работа, талант, которым наградили меня Боженька и родители, и удача. Но я считаю, что удача просто так не приходит, она приходит именно к тем, кто много работает и кто талантлив.

АННА ГРИГОРАШ

[9]


k[Одежда и аксессуары]

Балетная обувь: в чем танцуют балерины?

[10]

Они – символ классического танца. Они – признак принадлежности к касте. Они – объект желания маленьких девочек. Они – иллюзия невесомости. Они же – пыточный инструмент, который профессиональная артистка балета вынуждена носить каждый день.

Пуанты, пальцы, каски – всё это с виду совершенно безобидные воздушные туфельки, профессиональная обувь балерины, без которой сейчас невозможно представить себе ни одну классическую постановку. Первой балериной, вставшей на то, что сейчас мы привыкли называть пуантами, была Мария Тальони, дочь знаменитого балетмейстера Филиппо Тальони, отца-основателя так называемой «эпохи балетного романтизма». Мария, по словам современников, не имела никаких данных для занятий балетом – у нее были длинные конечности, довольно высокий рост, плоская грудь. Она была слишком худая. Смешно, да? Ведь сейчас все вышеперечисленное – это минимальные требования к артистке. Тальони сам репетировал с дочерью – его новые балеты требовали необычайной легкости и воздушности. Мария отказалась от тяжелых юбок, корсетов и обилия украшений и выходила на сцену в летящей пачке-шопенке. В погоне за необычайно высокими полупальцами и появилась новая обувь. Первые пуанты мало напоминают сегодняшнюю профессиональную обувь – у них была жесткая пробковая прокладка, на них невозможно было виртуозно стоять «на пальцах», но они сделали главное – создали иллюзию отрыва от земли, иллюзию совершенно неземного существа. С развитием танца, видоизменялась и обувь. Стелька стала более твердой и устойчивой, появились новые технологии изготовления пуант, а балерина, виртуозно владеющая пальцевой техникой, ценилась не меньше артистки, способной “порвать сцену в клочья” страстями. Я не претендую на какието особые исторические знания, поэтому теперь перейду к более современному балетному миру и его экипировке. Начну с профессионалов. Девочки, поступившие в хореографическое училище, начинают заниматься на пуантах со второго семестра первого года обучения. Всем им по 10-11 лет, скелет вполне сформирован, а мышцы уже привыкли к нагрузке. Считается, что ранняя постановка на пальцы, до этого возраста, не только никому не нужна, но и крайне небезопасна. Несмотря на это есть частные балетные школы, практикующие занятия на пальцах даже с совсем малышками. Не хочется разводить здесь споры на эту скользкую тему – все

очень индивидуально. Есть девочки с высокими подъемами и сильными стопами, которым, слава Богу, пуанты в юном возрасте совсем не помешали, а есть и детки, которым из-за этого довольно рано пришлось уйти из проф.балета. Взрослая артистка, исполняющая ведущую партию, за один спектакль может поменять до трех пар пуант – особенно, это касается «подъемистых» балерин. Чем выше и «круче» подъем – тем легче ломается стелька пуанта, а в такой обуви танцевать уже невозможно. В среднем, за месяц артистке нужно не менее пяти пар пуант, а приме-балерине – не менее тридцати. Когда Большой театр заключал договор со Светланой Захаровой, в нем был отдельно оговорен пункт о пуантах – ей, как обладательнице одних из самых красивых стоп в мире, нужно было в два раза больше обуви, чем другим артисткам. Цвет – хотя есть такие фирмы, которые выпускают цветные пуанты, основной цвет балетной обуви – нежный персиковый. В идеале, атласная отделка пуанта должна совпадать по цвету с трико – за счет этого нога будет казаться бесконечной. Кстати, некоторые балерины даже не пользуются лентами для пуант. Завязанные вокруг лодыжки ленты могут еще больше укоротить, как бы “обрубить” короткие ноги, поэтому они пользуются специальными прозрачными, но крепкими широкими резинками, которые удерживают пуант на ноге. Начиная заниматься на пуантах, нужно помнить, что стоять в них нужно не только за счет стопы, иначе весь вес перенесется на большие пальцы – мало того, что это неправильно, это еще и грозит серьезными травмами. Я не хочу здесь давать советы по поводу того “как научиться стоять на пуантах” – все это следует делать ТОЛЬКО под присмотром грамотного педагога. Самостоятельные занятия не только вредны – они еще и совершенно бесполезны! Лучше подготовьте к пуантам собственное тело – очень важна выворотность, сильные стопы (сотни релеве у станка вам в помощь), внутренние мышцы бедра, ягодицы и, конечно же, основа классики – жесткая прямая спина, без прогибов, с опущенными плечами и “вставленными” лопатками.

ОЛЬГА ВОРОНИНА

[11]


k[Досуг танцора]

Балетное чтиво Начнем с балетных букварей. Если вы занимаетесь непрофессионально, если ваш ребенок слезно просит отдать его в балетную школу или если вам просто интересно узнать, что оно такое скрывается под страшным словом «антрашакатр», вы просто обязаны иметь эти книги дома.

[12]

Собственно, название полностью отражает суть. Понятное дело, мемуары – это субъективные воспоминания автора о себе и близких ему людях. Но у Плисецкой в каждом предложении только и слышится бесконечное яяяяяяяяя. И в каждом абзаце – враги, преследователи и недруги. Майя Михайловна – харизматичная женщина, со сложным категоричным характером. Мне было тяжело читать эту книгу – с каждой страницей я все больше и больше разочаровывалась в балерине. Но, опять же, это мое личное восприятие, которое я никому не навязываю. Язык, правда, скудный, но фото замечательные.

Лично мне не нравится ни автор, ни конкретно эта книга. Она написана в слишком современном ключе, я бы даже сказала просте��ком. Но это мой взгляд – взгляд взрослого человека, не раз плакавшего на «Жизели». Хотя Юлия и пишет, что «эта книжка написана для детей, но ее могут читать и взрослые: все равно ведь в балете, как правило, не разбираются ни те, ни другие. И оттого думают, что балет это очень скучно,

трудно, непонятно и про лебедей». Но это я занудничаю, конечно. Книгу стоит купить как минимум из-за прекрасных фотографий – это так называемые «закулисные фото», где обычные ученицы Академии им. Вагановой сфотографированы на уроке, уставшими, припавшими к станку, завязывающими пуанты, поправляющими на себе пачку… В общем, застигнуты за теми самими ежедневными рутинными занятия-

Эта книга – настоящее подспорье для педагогов. Авторы скрупулезно указывают на те требования, которые гарантируют успех и в старших классах, и позднее – в сценической деятельности. Приводятся секреты индивидуального мастерства педагогов на этом этапе обучения.

ми, которые нам, непосвященным, кажутся невероятно прекрасными. А еще меня умиляют названия глав: «Секретное примечание для родителей», «Как отличить балетных танцовщиков от людей», «Кто такие балерины и почему быть балериной в общем-то хорошо, но лучше не надо», «Приключения иностранца в России» (это про Петипа) и «Курс молодого зрителя».

Интересная, прекрасно написанная и оформленная книга. Увесистая и дорогая, с чудесными фотографиями. Наталья, одна из первых «балетных беженок», искренне сомневается в своих способностях, бесхитростно описывает свои ошибки и неудачи, болезненно вспоминает о принятом решении не возвращаться в Союз, очень живо описывает борьбу со своим прекрасным телом, которое было неспособно к принятым на Западе нагрузкам, с любовью говорит о своих многочисленных партнерах… Можно продолжать и продолжать, но лучше прочитать – этот огромный том я проглотила буквально за три дня, переживая все волнующие и яркие моменты вместе с Натальей.

Основа основ и основами погоняет. Здесь все понятно, разложено по полочкам и даже проиллюстрировано. Не зря «система Вагановой», в которой грамотно и логично переработана французская, итальянская и русская школа балета, до сих пор считается лучшей в мире.

[13]


k[Талант с пеленок]

Есть такая профессия: Балет обслуживает огромное количество людей: концертмейстеры, мастера «пуантового цеха», костюмеры, декораторы, рабочие сцены, осветители. Этот список практически бесконечен, но я бы хотела представить вашему вниманию серию постов о самых ярких представителях околобалетных профессий. Начну, пожалуй, с той, которую никогда не впишут в трудовую книжку, но благодаря которой начинается такой титанически сложный путь балерины: с балетной мамы. Как становятся «балетными мамами»? Конечно, первое, что приходит на ум – это воплощение собственной детской мечты. Хотела будущая мама быть балериной, но вот не сложилось – данных не хватило, родители не пустили, не было в городе балетной школы… да мало ли может быть причин? И вот рождается у нее прекрасная маленькая девочка, которая становится заложницей маминых «хрустальных снов». И хорошо, если у девочки действительно есть всё, что нужно для того, чтобы стать балериной: данные, трудолюбие, упорство и главное – очень сильное желание. А что случается с теми, у кого чего-то из вышеперечисленного не оказалось? Зачастую, это поломанные судьбы. Есть такой тип балетных мам, который я про себя называю «фанатичка». Такая мамочка, как танк прет напролом: интересуется на тематических форумах, какие упражнения для выворотности можно делать в трехлетнем возрасте (и хорошо, если спрашивает – может ведь самостоятельно начать ломать ребенка в буквальном смысле сло-

Балетная мама

ва), водит дочь во все танцевальные кружки каждый день, показывает всем известным в городе педагогам и, конечно, стремится попасть в лучшие по ее мнению балетные училища – АРБ им. Вагановой и МГАХ. Если там не взяли с первого раза, ребенка ждет мучительный год растяжек, специальных массажей и жесточайших диет. А потом – вторая попытка, третья – пока девочка все-таки не поступит, либо не выйдет из «балетного возраста». Что обо всем этом думает ребенок – такую маму уже мало интересует. Она ведь искренне верит, что все ее действия направлены во благо. В этой ситуации удачно сложиться судьба ребенка может только в одном случае: он сам безумно болен балетом и жизни вне этого искусства не смыслит. Конечно, это несколько утрированная картина, но, поверьте, на сто балетных мам обязательно встретится одна такая «фанатичка». Другое дело – мама«сподвижница». Вполне возможно, что и она когда-то мечтала о балете или просто очень любит это искусство, но насильно запихивать туда ребенка не собирается. Такая мама, с ранних лет распознав в девочке танцевальность, обязательно поведет ее в театр, а потом – если та захочет, конечно, – в хореографическую студию. Очень часто бывает, что маленькие девочки, загоревшись идеей стать «принцессой в пуантах», мало представляют себе будни в балетном зале. После нескольких не самых простых занятий, от которых и ножки болят, и мышцы ноют, где пачек с пуантами не выдают, а заставляют до посинения делать плие, ребенок может с легкостью отказаться от своей мечты.

Мамина задача в этом случае – мягко наставить ее на «путь истинный», объяснить, что просто так в жизни ничего не дается и нужно приложить много усилий, а удовлетворение от этих усилий почувствуется только тогда, когда появятся первые результаты. Если же в ребенке педагог не обнаружит необходимых данных, нормальная мама попытается сделать все, чтобы ее дочь не почувствовала на себе травму от расставания с балетом – насильно удерживать ее в искусстве, где никаких перспектив не светит, она точно не будет. Но если вдруг ребенок окажется талантлив, после поступления с училище, такая мама будет всячески поддерживать свою будущую балерину, при этом аккуратно отступив на второй план – главной ориентиром в жизни ее дочери теперь будет Педагог. Честно говоря, балетным мамам не позавидуешь – отправив ребенка на «балетные галеры», они будут вынуждены положить на алтарь искусства очень многое: и выходные в тесном семейном кругу (зачастую балетные дети учатся и в выходные, а у взрослых артистов вообще один выходной, да и тот, чаще всего, в понедельник), и нормальный распорядок дня (репетиции могут затянуться хоть до поздней ночи), а если ребенок вынужден учиться в другом городе – то приходится смириться с разлукой. Придется привыкнуть к тому, что не все друзья и близкие поймут такой выбор и будут втайне осуждать. Но при этом, если все усилия и жертвы окупятся, и ребенок-будущий артист будет счастлив от того, что занимается любимым делом – это ли не счастье для матери?

Я очень не люблю назидательный тон и стараюсь всячески его избегать, но попробую дать несколько советов начинающим или будущим «балетным мамам». Надеюсь, вам эта информация пригодится. 1. Прежде чем выбирать для ребенка балетную стезю, постарайтесь сами узнать об этом искусстве как можно больше – что такое данные и где их искать у ребенка, какие балерины сейчас блистают на сцене, какие требования предъявляют к ребенку в профессиональном училище, какие там нагрузки. Читайте соответствующую литературу: мемуары балетных и художественные произведения про балерин, смотрите фильмы… учите матчасть, в общем. И делайте выводы – готовы ли ВЫ к этому? 2. Если ответ на вопрос выше утвердительный, убедитесь, что ваш ребенок действительно хочет стать балериной. Без маниакального желания делать там нечего. А если это желание есть, то будет и трудолюбие, и силы, и голова на плечах. 3. Объективно оцените данные ребенка – лучше всего это сделает непредвзятый педагог. Не тот, который расскажет вам все, что угодно, лишь бы заплатили за частные занятия, а независимый специалист. Почему я говорю о данных только в третью очередь? Потому что вон в той же Вишневой данных не видели ни в какую – поступила она в Вагановку далеко не сразу и только благодаря тому самому маниакальному желанию. 4. Готовясь к поступлению, будьте готовы раскошелиться – индивидуальные занятия (а именно они дают реальный результат) стоят очень и очень недешево, особенно в балетных столицах – Питере и Москве. Балетная экипировка тоже потребует серьезных вложений. Если ребенок поступит, а в училище пуанты выдавать не будут, учтите, что пара Гришко, например, стоит около 30-40 у.е., а их со временем потребуется много – раз в неделю-две пуанты изнашиваются. И да – чтобы ни говорили педагоги, какие бы нагрузки ни были в классе, индивидуальные занятия понадобятся и после поступления. Если вы, конечно, хотите, чтобы ребенок чего-то добился. 5. Вы должны быть уверены, что ваш ребенок готов к балету психологически – не все выдерживают отборочную гонку, а ведь поступление – это только начало адски тяжелого пути. Каждый год – экзамены, после которых исключают до 25% учащихся, а чем дольше учишься – тем сложнее воспринимается уход из балета. Настоящая дружба в балетной среде – большая редкость, гораздо чаще встречаются зависть и интриги. Конкуренция, особенно, в ведущих школах – запредельная. 6. Оцените здоровье ребенка, ведь вас ждут серьезные нагрузки! Помехой к поступлению могут стать плохое зрение, проблемы ЖКТ, и, конечно, неполадки с суставами и позвоночником. 7. Как я уже говорила выше, придется смириться с тем, что педагог станет для вашей дочери ближе и роднее, чем вы, ведь именно от него будет зависеть ее будущая жизнь в искусстве. Не ревнуйте, а постарайтесь создать дома максимально комфортную обстановку, чтобы ребенок мог полноценно отдыхать – и морально, и физически. 8. И последнее – читайте тематические форумы и общайтесь с «себе подобными». Раньше раздел «За сценой» форума Друзей большого балета был самым популярным и, главное, полезным. Там собран неоценимый опыт балетных мам и даже балетных пап. Читайте там все от корки до корки – особенно старые темы, где писали уважаемые форумчане, чьи дети учились в ведущих школах. Сейчас, к сожалению, раздел несколько захирел, там появилось много троллей и неадекватных личностей… Для начала рекомендую почитать тему Людмилы, чья дочь Ксюша Овсяник училась в Белорусском училище. Потом самостоятельно, при поддержке мамы, поехала на Лозаннский конкурс, после которого в 15 лет была принята в лондонскую школу при English National Ballet, где она и танцует сейчас – иногда и ведущие партии.

ОЛЬГА ВОРОНИНА

[14]

[15]


Fouetté

k[Советы профессионалов]

Балет для всех!… или не для всех? ше, чем через год регулярных занятий. Почти все любители мечтают о пальцах. Но учите, что взгромоздиться на пуанты, судорожно вцепившись в станок, и грамотно делать простейшие релеве (вскоки) – это две огромные разницы. Чтобы заниматься на пальцах, нужно разработать сильную стопу – а это сотни и тысячи релеве до умопомрачения. Во-вторых, нужно научиться распределять свой вес – то есть стоять не за счет ахилла и икр, а используя все тело: заднюю поверхность бедра, подтянутые ягодицы, спину без прогиба. В-третьих, занятия на пальцах очень травмоопасны, поэтому не все педагоги рискнут давать их любителям. Заработать травму стопы, «отрастить» огромную косточку у большого пальца, стесать до крови пальцы – элементарно. Я вообще против пуант у любителей, вес которых превышает 50 кг. И это не снобизм, это просто техника безопасности. 3. На классе нельзя думать о посторонних вещах. Балет для взрослых – это совсем не новое веяние. Хотя сейчас, безусловно, на волне популярности абсолютно отвратительного фильма «Черный лебедь», балет стал несколько ближе к массам. Мне кажется, многие маленькие девочки мечтают быть балеринами. Их привлекают красивые пышные пачки, коронки на голове, легкое безусильное порхание по сцене, гром аплодисментов… Мало кто из них задумывается о каторжной работе, которая предстоит перед первым выходом на эту сцену. Но сегодня мы о взрослых – которым выход на сцену никак не грозит. Но и нас, взрослых тетенек (а для балета подросток лет 14-ти – уже взрослая тетенька) привлекает грация, прозрачность балерин, их умение стоять даже в вагоне метро «не так, как все». Если вы приняли окончательное и бесповоротное решение заниматься балетом, вот несколько основополагающих факторов, которые следует знать и учитывать: 1. От классической хореографии не худеют. Я очень не люблю девушек, которые приходят в класс похудеть. Это моя личная заморочка, но балет – это все же что-то более утонченное. «Похудеть» можно и в тренажерном зале. Конечно, если до этого вы вообще ничем не занимались, ваше тело отреагирует на занятия потерей нескольких килограмм, но не более. Что дает балет для фигуры: при постоянных и регулярных занятиях мышцы вытягиваются, удлиняются и становятся «суше». При правильной работе они уменьшаются в размерах и выглядят скорее как сухожилия, натянутые как канаты. Плюс вы научитесь вытягивать колени, а это зрительно увеличивает длину ног. Я заметила, что где-то через год занятий все мои брюки стали явно короче! 2. Заниматься на пуантах вы начнете не рань-

[16]

тите добиться результата – приходите в класс работать, а не мечтать о пачках и пуантах. 4. Желательно, иметь хоть какое-то понятие о том, что такое экзерсис. Я планирую написать отдельный пост об уроке классического танца, поэтому сейчас только пару слов. Посмотрите ролики на youtube с простейшим экзерсисом, который дают в первом классе. Выучите позиции ног и рук и названия основных па. Педагог сам научит их правильному выполнению – но знать их, чтобы ориентироваться на слух, и понимать, чего от вас хотят – обязательно. В конце концов, прочитайте «Основы классического танца» А.Я. Вагановой. 5. Урок классического танца требует определенной формы. Это на фитнесс вы можете прийти с какой угодно прической и в любой поднимающей настроение маечке. В балете же принята определенная форма: белое или персиковое трико (никаких телесных колготок или черных леггинсов!), купальник с глубоким вырезом на спине, чтобы педагог мог следить за лопатками, белые или розовые балетки (в черных занимаются «народницы»), собранные в тугой пучок волосы, желательно никакой косметики. Не стесняйтесь своего тела, не кутайтесь в широкие штаны и футболки. Максимум, что можно себе позволить – это разогревочные шорты или комбинезоны. Но начинающим все же лучше приходить в максимально открытой форме, чтобы педагог мог видеть и поправлять ваши ошибки. 6. Не ждите быстрых результатов и приготовьтесь к боли. Да, звучит устрашающе, но в балете – все через боль. Если вам удобно делать то или иное па – значит, вы его делаете неправильно! Классика – это неестественное положение тела, поэтому больно и тяжело будет всегда. И даже если вы регулярно посещаете класс и каждый день дома растягиваетесь, не ждите, что через месяц упорного труда у вас появится идеальная выворотность.

ОЛЬГА ВОРОНИНА

На фитнессе вы можете позволить себе отвлечься, думая «о своем-о девичьем», качая пресс. Классическая хореография требует мозговых усилий и постоянной сосредоточенности. Отвлечетесь на ворону за окном – уже распущен зад или опустился локоть. Так как любителям не вдалбливают технику классического танца с ранних лет, у них нет безусловных рефлексов профессиональных балерин, которые и зубы чистят, стоя по пятой позиции. Поэтому вам постоянно придется думать о том, как сохранять ноги выворотно, не прогибаться в пояснице, не поднимать плечи, держать кисть, натягивать подъем, зажимать ягодицы, втягивать живот, вытягивать колени, не косить стопу, не сводить лопатки… Продолжать? Этот список бесконечен. А ведь еще нужно не забывать о заданной педагогом комбинации. Хо-


Fouetté


Fouette