Page 18

ры, которой он принадлежит; правда, в случае диссидентства энергия может отдаваться аналогичной природы демону государства, воплощающего противоположную социальноэкономическую и геополитическую модель. Итак, инициация не предполагает жертвовать собой во имя социально значимых целей, более того – она противоположна этой жертвенности и в идеале совершенно избавляет от нее. Если и идет речь о борьбе, то борьба проводится во имя собственной реализации, являющейся как сверхиндивидуальной, соединяющей с архетипом, *

так и подчеркнуто асоциальной . Путь посвященного по своему определению не может являться коллективным или «соборным», лишь в результате этого пути, на его высших уровнях, признается наличие метафизической общности, «мистического тела», когда человеческим существом будет совершено прохождение пропасти Даат, и он освободится от своей человеческой формы; до этого апелляция к идеям коллективистского толка будет преждевременной и несомненно вредной. На первых ступенях инициатического пути адепт может лишь весьма виртуально прочувствовать наличие метафизической общности, к которой он принадлежит, потому во многих инициатических организациях и существуют уставы, регулирующие то, что не может быть вполне регулируемо внутренне. Дифференциация «светлых» и «темных», присущая мистицизму, является на самом деле экзотерической в той же степени, в какой экзотеричен и сам мистицизм. В мистицизме весьма значиДаниил Андреев (1906-1959) мой является та стадия, которая Даниилом Андреевым была определена как третья стадия метаисторического метода, именуемая «метаисторическим осмыслением», следующая за метаисторическим озарением и метаисторическим созерцанием. Именно на данной стадии происходят слишком субъективные истолкования. Отметим, что они всегда будут определяться господствующей картиной мира, которая формирует сознание человека, существующего в рамках того или иного культурноисторического типа. Общеизвестно, что ее в пределах любого культурно-исторического типа определяет доминирующая религиозная форма, являющаяся с необходимостью экзотерической, так как она апеллирует ко всем без исключения. Таким образом, религия и мистицизм предельно связаны между собой, и вырождаясь в современном мире, они плодят такой же вырожденческий дискурс, как нарочитое разделение на «светлых» и «темных», тем самым пытаясь в произвольном порядке провести строгую дифференциацию на на «агнцев» и «козлищ», * В этом отношении следует различать понятия «асоциального» и «антисоциального». Если второе ставит в оппозицию к той или иной социальной среде, и по сути с обратной стороны, с изнанки, делает человека зависимым от этой среды, привязывая его ко времени, то первое указывает на принципиальную отстраненность от нее, отсутствие у человека энергетически истощающих его взаимосвязей. Это не означает реализацию человека вне социума и бегства от него, в чем посвященные всегда видели очень мало мудрости, подлинная безупречность, высший уровень владения собой заключается в том, чтобы жить в мире и не быть подверженным влиянию данного мира.

Магистерий 07 - 2009-12  

ИСКУССТВО К вопросу о соотношении понятий света и тьмы в Телеме (Fr. Immanuil) Культ Бафомета: правда и вымысел (Sr. Симбалайн) Древний гнос...

Advertisement