Page 1


Научно-популярный и литературно-художественный журнал. Издается с 2003 г. Учредитель: ЗАО «СИБИРСКИЙ ГАЗ». Зарегистрирован Министерством Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций 29.11.2002 г. Редакционный номер 031763, свидетельство о регистрации ПИ N 77-13997 Журнал издается под эгидой Института истории естествознания и техники (ИИЕТ) РАН; Московского Общества Испытателей Природы (МОИП) при МГУ М.В.Ломоносова; Российского философского общества (РФО); Отделения эколого-информационных систем МАИ (автономного); Государственного геологического музея им. В. И. Вернадского (ГГМ) РАН. Главный редактор – Ганжа А. Г., зам. гл. редактора – Саночкин В. В. Редакторы номера – Тынянова О.Н., Геворкян С.Г Отв. секретарь – Суслова М.И., Ольский Ф.Ф. Редколлегия: Акулова Т.С., Берсенев С.М., Ганжа Р.В., Геворкян И.С., Дмитриева О.В., Козлова М.С., Соколов А.В., Соркин Э. И., Тынянова О. Н., Чадов В. Б. Редактор-переводчик – Геворкян С.Г. Художественное оформление: Ганжа А.Г., Ганжа Р.В., Геворкян С.Г., Саночкин В.В. Редакционный совет: Мочалов И. И., д.ф.н., профессор ИИЕТ, академик РАЕН (председатель), Багоцкий С.В., к.б.н., уч. секр. МОИП; Богатищев Р. М., зам. генерального директора ЗАО «СИБИРСКИЙ ГАЗ»; Бодякин В. И., к.ф.-м.н., зав. отд. Гос . Инст. Управления РАН; Ганжа В. В., генеральный директор ЗАО «СИБИРСКИЙ ГАЗ»; Голубов Б. Н., к.г.-м.н., в.н.с. Инст.динамики геосфер РАН; Земцов А. Н., докторант ИИЕТ РАН; Идлис Г. М., д.ф.-м.н., профессор, зав. отд. истории Физики ИИЕТ РАН; Каганов Ю. Т., к.т.н., доцент МГТУ им. Баумана; Королев А. Д. – к.пс.н., уч. секр. РФО; Мирзоян Э. Н., д.б.н., зав. отд. Истории хим. и биол. ИИЕТ РАН; Назаров А. Г., д.б.н., профессор, рук. Экологического центра ИИЕТ, академик РАЕН, Председатель отд. РАЕН; Наумов Г. Б., профессор, д.г.-м.н., г.н.с. ГГМ РАН; Постников А. В., д.т.н., профессор, академик РАЕН, в.н.с. ИИЕТ РАН; Режабек Б.Г. – председатель правления Сев. кав. межрег. отд. МЭФ, академик МАНЕБ; Сенявский А. С., д.и.н., профессор Инст. отечественной истории РАН; Тихомиров Н. П., д.э.н. , профессор, декан ф-та Кибернетики Российской экономической академии им. Г. В. Плеханова; Чумаков А. И., д.ф.н, профессор, вице-президент РФО. Редакция электронной версии – Ганжа А. Г., Геворкян С.Г., Геворкян И.С., Саночкин В. В., Тынянова О.Н. Сайты журнала – 1) http://www.ihst.ru/ 2) http://evomag.narod.ru/ На первой стр. обложки — коллаж Ганжи А. Г., Георгиса Д. Ж., Саночкина В. В., на последней — Ганжи А. Г. и Саночкина В. В., на основе рис. Утенкова Д. М. Страницы журнала открыты для дискуссии, поэтому его содержание может не совпадать с точкой зрения Учредителя, Редакционного совета и Редакции.

Перепечатка или перевод материалов журнала только с разрешения Редакции. При цитировании, перепечатке или переводе ссылки на Журнал обязательны. Рукописи не рецензируются и не возвращаются. © Редакция, 2010. © Авторы, 2010. © Оригинал макет: Ганжа А.Г., Геворкян С.Г., Саночкин В.В., Тынянова О.Н., 2010.

Текст отпечатан с готовых диапозитивов в ООО «Лира-Экспресс». 109153, Москва, Студенецкий переулок, д.6 Формат 60х84/8. Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл.печ.л.

Заказ

Тираж 1000 экз.


СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА

1

СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА КОЛОНКА РЕДАКТОРА……………………………………………………………….…………….. ПОМНИТЬ О ВОЙНЕ. ПОМНИТЬ О ПОБЕДЕ. О. Н. Тынянова……………………………….……. ЭВОЛЮЦИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА…………………………………………………………... ЕВРОПА НАКАНУНЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ: «ДОРОЖНАЯ КАРТА» МЮНХЕНА. И. А. Калашников……………………………………………………………………………………...…. ПОЛИТИКА И ВОЙНА В СОВРЕМЕННУЮ ЭПОХУ. А. В. Соловьёв……………………………… ОТЕЧЕСТВЕННАЯ МЫСЛЬ О ВОЙНЕ: ОТ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ОБРАЗА К НАУКЕ. В. А. Щипков……………………………………………………………………………………………… О КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ ПРИЧИНАХ СИСТЕМНОГО КРИЗИСА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ВОЙНА ЗАПАДА С РОССИЕЙ ЗА ОВЛАДЕНИЕ ЭВОЛЮЦИОННЫМ ПРОЦЕССОМ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. В. К. Батурин…………………………….. ЭВОЛЮЦИЯ ВОЙНЫ………………………………………………………………………………... ДИАЛЕКТИКА ПОБЕДЫ. С. А. Тюшкевич……………………………………………………………. СОВЕТСКИЙ СОЮЗ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ. Ю. А. Волков…………………… О РОЛИ СССР В РАЗГРОМЕ НАЦИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ И О ФАЛЬСИФИКАЦИИ ИСТОРИИ. А. А. Падерин………………………………………………………………………………... К ВОПРОСУ О ПРИЧИНАХ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ВОЙН. В. А. Махонин………………………….. ТЫЛ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ……………………………………………………………………………. ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЕ ВОЙСКА И СПЕЦФОРМИРОВАНИЯ НКПС В СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЕ. А. А. Баринов………………………………………………………... ТЫЛ КРАСНОЙ АРМИИ В ЗАВЕРШАЮЩИХ ОПЕРАЦИЯХ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. П. И. Вещиков………………………………………………………….. О НАУЧНОМ И МАТЕРИАЛЬНОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ ОБОРОННЫХ СТРОЕК В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. В. Н. Маляров……………………………………………... ЭКОНОМИКА ВОЙНЫ………………………………………………………………………………. ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФАКТОР В БИТВЕ ЗА МОСКВУ. П. И. Вещиков………………... ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА……………………………………………………………………………… МЕДИЦИНСКИЕ И ФАРМАЦЕВТИЧЕСКИЕ РАБОТНИКИ – ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЕ. В. Р. Николаев, Ч. С. Гаджиева…………………………………………………………………………. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ФАРМАЦЕВТИКА В ГОДЫ ВОЙНЫ И МИРНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА. П. В. Лопатин……………………………………………………………………... ИСТОРИЯ ОБЩЕСТВА…………………………………………………………………………….… ОБЩЕСТВЕННАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ. УРОКИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. В. И. Боярский………………………………………………………….. ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ НИКОЛАЯ БАУМАНА (Окончание). И. С. Геворкян, С. Г. Геворкян………... ЭВОЛЮЦИЯ И РЕЛИГИЯ………………………………………………………………………….... …ПРИИМИ ОРУЖИЕ И ЩИТ И СТАНИ В ПОМОЩЬ МНЕ. И.А.Калашников, Л.А.Бублик……. ЭВОЛЮЦИЯ ЗЕМЛИ……………………………………………………………………………..…... ДОБЫЧА И ПЕРЕРАБОТКА ПОЛЕЗНЫХ ИСКОПАЕМЫХ «МОСКОВИИ» В ХХI ВЕКЕ. С. А. Паршенков…………………………………………………………………………………………... ВЛИЯНИЕ «МЕЛКОВОДНО-МОРСКИХ» ФАКТОРОВ НА ЭВОЛЮЦИЮ ЛЕДНИКОВЫХ ПОКРОВОВ АРКТИКИ. И. Ю. Игнатьева……………………………………………………………... ЧЕЛОВЕК И БИОСФЕРА…………………………………………………………………………….. БИОСФЕРА И НООСФЕРА. ПРЕДИСЛОВИЕ К АМЕРИКАНСКОМУ ИЗДАНИЮ. НООСФЕРА. В. И. Вернадский…………………………………………………………………………... ЭТИ ДНИ… ………………………………………………………………………………………….…. РУССКИЙ МИР ЖИВЕТ ПАМЯТЬЮ СЕРДЦА. Оргкомитет акции «Русский мир – память сердца», Служба общественных связей фонда «Русский мир»……………………………. ДЕНЬ ПОБЕДЫ. Н. Н. Кудрявцев………………………………………………………………………... СВЯЩЕННАЯ ЗЕМЛЯ ГОРОДОВ-ГЕРОЕВ СОВЕТСКОГО СОЮЗА. Б. С. Седов…………………. ЛИТЕРАТУРНЫЕ СТРАНИЦЫ……………………………………………………………………... ПЕСНИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ……………………………………………………… РЕДЬЯРД КИПЛИНГ (1865 – 1936). ПЫЛЬ. ЗАПОВЕДЬ……………………………………………… К СВЕДЕНИЮ АВТОРОВ…………………………………………………………………………….

2 2 4 4 11 14

18 22 22 27 34 42 46 46 51 59 67 67 76 76 81 88 88 96 101 101 105 105 110 116 116 120 120 121 122 126 126 130 131


2

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

№ 3 (10)

КОЛОНКА РЕДАКТОРА ПОМНИТЬ О ВОЙНЕ. ПОМНИТЬ О ПОБЕДЕ О. Н. Тынянова 65 лет назад закончилась Великая Отечественная война. Закончилась война, но не закончилась борьба. Спустя 65 лет после Победы эта борьба по-прежнему идет, и все мы, родившиеся до, во время и после Великой Отечественной войны, снова участвуем в беспощадном и бескомпромиссном противостоянии, равного которому не знает история человечества. По-прежнему «идет война народная, Священная война». «Священная вещь не подлежит оценке», – почти полтора тысячелетия назад говорил Юстиниан, и сегодня мы возвращаемся к священной для каждого россиянина вехе истории Отечества не для того, чтобы оценивать, – для того, чтобы ПОМНИТЬ. ПОМНИТЬ, потому что если история действительно есть «союз между умершими, живыми и еще не родившимися» (Э. Бёрк), если она действительно содержит в себе и придает настоящему и будущему ценности и смыслы, то тем важнее сегодня память о войне, названной Великой, потому что против захватчиков поднялись все народы Советского Союза, и Отечественной, потому что это была война во спасение Отечества, ибо речь шла о его жизни и смерти. ПОМНИТЬ, – особенно сегодня, когда так много и часто говорится о гуманизме и демократии, о гуманитарных катастрофах и о преступлениях перед человечностью, – какого врага породила и выпестовала «демократическая» Европа, какой враг был остановлен советским народом, отброшен им в свое логово и раздавлен в нем. Вот они, эти страшные голоса конца 30-х – начала 40-х годов теперь уже прошлого века. Гитлер: «Я освобождаю людей от отягощающих ограничений разума, от грязных и унижающих самоотравлений химерами, именуемыми совестью и нравственностью»; «В моих орденских замках подрастет молодежь, которая ужаснет мир. Мне нужна молодежь, жаждущая насилия, власти, никого не боящаяся, страшная...»; «Природа жестока, поэтому и мы можем быть жестокими. Если я могу послать цвет германской нации в пекло войны без малейшего сожаления о пролитии ценной германской крови, то, конечно, я имею право устранить миллионы низшей расы, которые размножаются как черви!»; «Когда мы сегодня говорим о новых землях и территориях в Европе, то обращаем свой взор в первую очередь к России. Это громад-

ное государство на Востоке созрело для гибели... Мы избраны судьбой стать свидетелями катастрофы, которая будет самым веским подтверждением расовой теории». «Война с Россией не может вестись с соблюдением закона чести. Она является одновременно борьбой идеологий и борьбой рас; и она должна вестись с небывалой до сих пор беспощадностью» Гиммлер: «Русский народ должен быть истреблен на поле битвы, или же поодиночке. Он должен истечь кровью». Кейтель: «Иметь в виду, что человеческая жизнь… абсолютно ничего не стоит и что устрашающее воздействие возможно лишь путем применения необычной жестокости». Анализ стратегии и тактики воюющих сторон – удел специалистов – историков, военных теоретиков, политологов. Дело каждого, считающего себя человеком, – ПОМНИТЬ. Помнить, что единственный способ оставаться человеком – это «раздавить гадину» (о таком враге писал Константин Симонов: «Сколько раз ты увидишь его, столько раз ты его и убей!»). Помнить, что о победе над таким врагом не говорят в категориях «цены», словно о товаре на магазинной полке, – эта победа, какой бы ценой ни была завоевана, не имеет иной цены, кроме самой жизни на Земле, и пишется с прописной буквы – Победа. Помнить о том, что если люди – а это значит, мы с вами – не будут бдительны, история повторится, но не как фарс, а как политика и как очередная война. Помнить, в конце концов, что мы – это еще и мертвые, сожранные войной, – чтобы мы, живые, не потеряли ни своей совести, ни своей земли, за которую они пали. Помнить, как это помнил Твардовский, что у них, мертвых, свой счет и свой суд: «И у мертвых, безгласных, Есть отрада одна: Мы за родину пали, Но она – спасена. Наши очи померкли, Пламень сердца погас, На земле на поверке Выкликают не нас. Нам свои боевые Не носить ордена. Вам -– все это, живые. Нам -– отрада одна: Что недаром боролись Мы за родину-мать.


КОЛОНКА РЕДАКТОРА Пусть не слышен наш голос, – Вы должны его знать. Вы должны были, братья, Устоять, как стена, Ибо мертвых проклятье – Эта кара страшна. Это грозное право Нам навеки дано, – И за нами оно – Это горькое право. … Если б мертвые, павшие Хоть бы плакать могли! Если б залпы победные Нас, немых и глухих,

Нас, что вечности преданы, Воскрешали на миг, – О, товарищи верные, Лишь тогда б на воине Ваше счастье безмерное Вы постигли вполне. В нем, том счастье, бесспорная Наша кровная часть, Наша, смертью оборванная, Вера, ненависть, страсть. Наше все! Не слукавили Мы в суровой борьбе, Все отдав, не оставили Ничего при себе».

Плакат Великой Отечественной войны

3


4

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

№ 3 (10)

Плакат Великой Отечественной войны

ЭВОЛЮЦИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА ЕВРОПА НАКАНУНЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ: «ДОРОЖНАЯ КАРТА» МЮНХЕНА И. А. Калашников кандидат исторических наук, старший научный сотрудник, член-корр. РАЕН

Это измены колокольный звон. Чьи руки его раскачали? Милая Франция, гордый Альбион. А мы их так почитали! Франтишек Галас, чешский поэт (написано в 1938 г.) 65-летие Победы в Великой Отечественной войне сопровождается многочисленными публикациями в отечественных и зарубежных СМИ, в ряде которых главной причиной начала Второй мировой войны называется «Пакт Молотова-Риббентропа», а вина за развязывание войны возложена на СССР. Европейский парламент принял решение о провозглашении 23 августа – дня подписания советско-германского договора о ненападении – «Днем памяти жертв тоталитарных режимов», чем делается очередная попытка «уравнять» германский нацизм и коммунистический режим в СССР. Высказываются даже

предложения о пересмотре решений Нюрнбергского процесса. Между тем в течение полувека после окончания Второй мировой войны все проблемы предвоенного, военного и послевоенного времени у политиков, историков, журналистов не вызывали двояких трактовок. Даже в период «холодной войны» никто не пытался отождествлять коммунизм и гитлеровский нацизм, СССР и фашистскую Германию; они во всём мире считались антиподами. Первые попытки переосмыслить суть Второй мировой войны, косвенно оправдать гитлеровские завоевания появились на Западе в 1970-е гг.. В


ЭВОЛЮЦИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА этом очень был заинтересован Запад, давно мечтавший избавиться от вины за нацизм и развенчать славу Советского Союза, уничтожившего это зло. Страны антигитлеровской коалиции испытывали комплекс неполноценности от того, что не они, а Советский Союз – государство с иным общественным строем, иной, противоположной идеологией, внёс решающий вклад в разгром гитлеровской Германии, опирающейся на совокупную мощь всей Европы. Именно поэтому на Западе не любят вспоминать о Мюнхенском договоре 1938 г. Между тем анализ событий и процессов мировой политики, предшествующих Мюнхенскому сговору показывает, что, он, хотя и является ярким событием для европейской дипломатии, не имеет самостоятельного значения и роли. Мюнхен-38 обусловлен экономическими, военными и геополитическими событиями и фактами предшествующего периода, менее известными, но весьма характерными и значимыми. Ещё в начале 1930-х гг. правители Германии не скрывали, что уничтожение советского государства они считают важной составной частью своих планов по завоеванию Европы. Однако Гитлер понимал всю сложность и говорил: «Советская Россия – трудная задача. Вряд ли я смогу начать с неё» [1, c. 13]. Поэтому нацисты решили начать с создания рейха (империи) с населением в 90-100 млн. чел., ядро которого составили бы народы арийского происхождения. «К этому ядру, – считал Гитлер в 1932 г., – в первую очередь относится Австрия... Но к нему принадлежат также Богемия и Моравия, равно как и западные районы Польши... Частью этого ядра... являются также прибалтийские государства» [1, c. 14]. Для того чтобы, сохранить свое доминирующее положение в Европе и направить устремления Гитлера в восточном направлении, в 1933 г. в Риме был подписан «Пакт согласия и сотрудничества четырех держав – Великобритании, Германии, Франции и Италии». Лондон считал, что такая коалиция отведёт от него удар Германии, но может «привести к войне между Россией и Германией» [4, c. 315]. Пакт предусматривал пересмотр мирных договоров Версальской системы и стал провозвестником Мюнхенского сговора. Особую активность в оказании помощи Германии оказывали правящие круги Лондона. В 1935 г. было заключено англогерманское морское соглашение, разрешившее Германии вопреки Версальскому мирному договору строительство военно-морского флота. Германский флот получил право иметь 35% надводных и 45% подводных кораблей от уровня флота Великобритании. Знаковой явилась встреча Гитлера с заместителем премьер-министра Великобритании лордом Э.

5

Галифаксом в ноябре 1937 г., позволившая Гитлеру реализовывать свои планы в Центральной и Восточной Европе. Поощряя германскую агрессию, Галифакс заявил Гитлеру: «Все остальные вопросы можно охарактеризовать в том смысле, что они касаются изменений европейского порядка, которые, вероятно, рано или поздно произойдут. К этим вопросам относятся Данциг, Австрия и Чехословакия» [6, c. 53]. В этой же беседе Галифакс назвал третий рейх «бастионом Запада против большевизма», высказался за заключение «широкого соглашения», по которому Германия обязалась бы уважать целостность Британской империи, в свою очередь английское правительство предоставило бы ей свободу рук в Центральной и Восточной Европе [5, c. 35]. Ещё более определенно в 1936 г. высказывался британский премьерминистр С. Болдуин: «Если бы в Европе дело дошло до драки, то я хотел бы, чтобы это была драка между большевиками и нацистами» [13, s. 238]. Внешнеполитическая линия Франции эволюционировала от невмешательства в дела Германии до её умиротворения и отстраненность от других европейских государств. Это подтверждает высказывание министра иностранных дел Франции П. Фландена, сделанное им в марте 1936 г.: «Нам придется добиваться для себя максимально благоприятного соглашения с Германией и бросить остальную Европу на произвол судьбы» [1, c. 17]. К соглашению с Германией Францию подталкивало и правительство США. Хотя за океаном были известны планы Гитлера по завоеванию мирового господства, которые в конечном счете таили в себе угрозу и для США, в Вашингтоне полагали, что Германия не двинется на Запад, пока не уничтожит своего главного врага – Советский Союз. Более того немало политиков США, Англии и Франции считали, что предоставление Германии и её союзникам Италии и Японии, приведет к германояпонскому нападению на СССР. В этом случае политика нейтралитета для них будет особенно выгодна. В 1935 г. гитлеровское правительство изменило статус вооруженных сил рейха. Вместо скованного версальскими ограничениями рейхсвера была создана новая военная машина – вермахт – армия агрессии и реванша. Реакции западных держав не последовало – на конференции в Стрезе Британия отвергла предложения о санкциях. Не выступили они против Гитлера и в 1936 г., когда немецкие войска вошли в ремилитаризованную после первой мировой войны Рейнскую зону, где Германии запрещалось иметь вооруженные силы. После этого Берлин отбросил все версальские ограничения и резко увеличил производство вооружений, необходимых для реализации захватнической программы.


6

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

За год до Мюнхена в 1937 г. СССР стала известна и позиция США на тот случай, если Россия станет в одиночку воевать с Гитлером. Рузвельт, докладывая своему кабинету о его переговорах от 29 сентября 1937 г. со специальным представителем правительства Франции Рэнсименом, заявил: «Если произойдет вооруженный конфликт между демократиями и фашизмом, Америка выполнит свой долг. Если же вопрос будет стоять о войне, которую вызовет Германия или СССР, то она будет придерживаться другой позиции и ... сохранит свой нейтралитет до того как начнутся геополитические изменения структурного порядка», то есть до того как Германия станет полностью господствовать в Европе [2; 5; 6, c. 8]. Эти и другие факты и документы подтверждают, что США, Англия и Франция, исходя из своих национально-государственных интересов, стремились направить гитлеровскую агрессию на Восток, против СССР, а также превратить нацистскую Германию в барьер против проникновения «большевизма» на Запад. Очевидна и другая тенденция – умиротворение агрессора, сговор с Германией за счет Чехословакии (рис. 1). Об этом свидетельст-

№ 3 (10)

вуют многие документы и материалы, в том числе и донесения чехословацких послов из Англии (Я. Масарик), Франции (Ш. Осуский) и Германии (В. Мастны), а также заявления английского и французского послов в Праге. В феврале 1938 г. с поста министра иностранных дел Великобритании отставлен А. Иден, что укрепило позиции премьера Н. Чемберлена и нового министра иностранных дел Э. Галифакса, последовательных сторонников политики умиротворения. В фарватере английской политики следовала Франция, имевшая с Чехословакией союзный договор, но опасавшаяся остаться один на один с агрессором и не верившая в возможность Москвы оказать помощь Чехословакии при условии такой помощи с французской стороны. Мощным фактором служило и опасение распространения коммунистической идеологии и укрепления влияния СССР на европейские дела. Масарик сообщал в Прагу мнение министра иностранных дел Франции, высказанное конфиденциально, суть которого в том, что «мир следует сохранять и за счет ЧСР, и что Франция не готова и не хочет воевать за нас» [6, c. 124].

Рис. 1. Чехословакия и ее соседи в 1918-1938 годах. Цифрами указаны: 1 - Богемия; 2 - Моравия; 3 - Словакия; 4 - Закарпатье (Подкарпатская Русь)

Курс на умиротворение западными демократиями последовательно проводился и после подписания Мюнхенского соглашения. 30 сентября 1938 г. Чемберлен и Гитлер подписали декларацию, в которой говорилось о желании немецкого и английского народов «никогда более не воевать друг с другом», все спорные вопросы решать путем консультаций и «таким образом содействовать укреплению мира в Европе» [2, c. 29]. 6 декабря 1938 г. Бонне и Риббентроп подписали аналогичную франко-германскую декларацию. Эти документы явились своего рода предтечей соглашения о ненападении, подписанного между Москвой и Берлином 23 августа 1939 г.

В отличие от двойственной политики Англии и Франции в отношении Чехословакии, публично заявлявшими о поддержке ЧСР в её противостоянии с Германией, политика последней была последовательной и всё более жесткой. 20 фев. 1938 г., выступая в рейхстаге, Гитлер заявил об особых правах Германии на охрану немцев, проживающих в других странах, общая численность которых в европейских странах (кроме Германии) составляла более 20 млн. [6, c. 127]. Все они, по Гитлеру, должны были раньше или позже воссоединиться с «материнской» нацией третьего рейха. Ставилась задача присоединения к Германии ближайших территорий с наиболь-


ЭВОЛЮЦИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА шим по численности немецким населением – Австрию и Судетскую область Чехословакии

7

(рис. 2).

Рис. 2. Этнолингвистическая карта Чехословакии

12 марта немецкие войска вступили в пределы Австрии, и через день она была включена в состав германского рейха. Вначале президент ЧСР Э. Бенеш заявлял, что политика в отношении немецкого меньшинства – внутреннее дело Чехословакии, но после нажима Лондона, заявлявшего о необходимости ускорения хода переговоров и далеко идущих уступках судетским немцам, в беседе с английским послом в Праге Б. Ньютоном 19 марта 1938 г. фактически изменил свою позицию, заявив, что правительством разрабатывается проект, предполагающий во всех спорных вопросах, касающихся меньшинств, «идти так далеко, как это позволяет единство государства». Действительно, несмотря на радикализацию требований судетсконемецкой партии, правительством были предложены четыре варианта статуса о национальных меньшинствах. Бенеш стал склоняться к решению уступить часть районов ЧСР Германии, которая могла бы получить 46 тыс. кв. км территории «с условием взять... полтора-два миллиона немецкого населения... причем демократы, социалисты и евреи остались бы у нас» [6, c. 135]. Однако Гитлер и его окружение продолжали усиливать давление на ЧСР. Гимлер заявил в разговоре с французским послом, что чехи «невозможный народ», а Чехословацкая республика должна «раньше или позже исчезнуть с карты Европы» [6, c. 129]. 30 мая 1938 г. Гитлер подписал директиву по плану «Грюн» (захват Чехословакии), в которой говорилось: «Моим неизменным

решением остается ликвидация Чехословакии посредством военной акции в ближайшем будущем» [8, c. 184]. 12 сентября 1938 г., выступая на съезде националсоциалистической партии, резко критически отозвался о ЧСР, обвинил её власти в тирании в отношении судетских немцев и заявил о готовности Германии оказать им помощь. По мере ужесточения позиции Германии по отношению к Чехословакии набирала обороты и политика умиротворения агрессора в Англии и Франции. Чемберлен с одобрения Даладье предложил Гитлеру план, реализация которого фактически означала ликвидацию Чехословакии как суверенного государства. Предложенный план Бенеш назвал «ужасным», а его условия «чудовищными» и «это навсегда останется позором Франции, а также Англии». Тем не менее Чемберлен, с одобрения Даладье, предложил Гитлеру более радикальный план, предполагающий передачу Германии значительно больших территорий и предоставления остальным широкой автономии. В случае непринятия этого плана Англия и Франция отказывали ЧСР в своей поддержке. Данный план, по мнению Бенеша, имел «характер ультиматума» и президент назвал его «ужасным», а условия «чудовищными» и считал, что он навсегда «останется позором Франции, а также Англии» [6, c. 135]. В соответствии с этим планом Германия глубоко врезалась в территорию Чехословакии, границы, по мнению правительства ЧСР, станови-


8

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

лись «бессмысленными», а государство «стратегически несостоятельным» [6, c. 136]. К тому времени Англия и Франция приняли окончательное решение согласиться со всеми требованиями Гитлера, и никакие аргументы Праги уже не принимались. 28 сентября правительство ЧСР направило ноту Галифаксу, к которой прилагались две карты, на которых было показано, как претензии Гитлера распространялись на чисто чешские районы и на районы с преобладающим чешским населением, – в отличие от англофранцузского плана, согласно которому Германии должны быть переданы только районы, в которых проживает более пятидесяти процентов населения, но эти факты не были приняты в расчет Чемберленом и Даладье. 29 сентября 1938 г. было подписано соглашение между Германией, Великобританией, Францией и Италией, которое предписывало Чехословакии передать Гитлеру все требуемые территории и определяло сроки эвакуации. Чехословацкая республика в границах 1918 г. перестала существовать (рис. 3).

№ 3 (10)

Вспоминая дни Мюнхена, Э. Даладье говорил в 1963 г., что в то время «идеологические соображения часто заслоняли стратегические императивы» [7, c. 83]. В том же ключе в 1946 г. на Нюрнбергском процессе высказывался и бывший генерал-фельдмаршал Германии В. Кейтель: «Я уверен в одном: если бы политическая обстановка не была благоприятной после... Мюнхена, мы никогда бы не проникли в Чехословакию» [14, p. 509]. Между тем Чехословакия располагала большими возможностями для отпора агрессору. На первоначальном этапе события разворачивались по «военному сценарию». Нарком иностранных дел М.М. Литвинов на пленуме Совета Лиги Наций заявил о готовности Советского Союза выполнить свои обязательства по отношению к Чехословакии, подчеркнув при этом необходимость проведения совещания европейских великих держав и других заинтересованных государств «для выработки коллективного демарша».

Рис. 3. Чехословакия после Мюнхенского соглашения: 1 - Протекторат Богемии и Моравии; 2 - Словацкое государство

Принятие Бенешем англо-французских требований вызвало в стране массовый протест. Чехословацкое руководство под давлением народных масс объявило всеобщую мобилизацию. Было сформировано новое правительство во главе с генералом Я. Сыровы. Назначение премьер-министром генерала, казалось бы, подчеркивало решимость руководства страны оказать вооруженное сопротивление, но, как показали события, этим лишь создавалась видимость намерения защитить республику, несмотря на многочисленную и обученную армию, отличавшуюся высоким моральным духом и хорошо вооружённую. Так, в сентябре 1938 г. чехословацкая армия имела в строю 2 млн. солдат и

офицеров, 45 дивизий, около 1600 самолётов, почти 500 танков. Для сравнения: германская армия (2,2 млн.) в тот же период насчитывала 47 дивизий, имела 2500 самолётов и 720 танков [7, c. 112]. Как свидетельствуют приведенные данные, германское превосходство было минимальным, а для ведения наступательных боевых действий – недостаточным. Не существовало и фактора внезапности – мобилизация была уже проведена. К тому же страна располагала мощным оборонительным рубежом, не уступавшим линии Мажино и занятым войсками. Первоклассная чехословацкая авиация могла в кратчайший период нанести бомбардировочные удары по германским химическим заводам, расположенным


ЭВОЛЮЦИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА вблизи общей границы, и нанести противнику серьёзный ущерб. Эти выводы были сделаны известными немецкими военачальниками в отношении чехословацкой армии в специальной записке, направленной в имперскую канцелярию. Гитлер впоследствии говорил: «Когда после Мюнхена мы смогли исследовать военную мощь Чехословакии изнутри, то, что мы увидели сильно нас потрясло» [9, c. 517-518]. Аналогичны и оценки бывшего министра вооружения Германии А. Шпеера: «Общие удивления вызвали чешские пограничные укрепления. При пробных выстрелах, к удивлению наших специалистов, выявилось, что оружие, которое должно было быть против них использовано, оказалось неэффективным. Бункеры были поражающе мощными, исключительно умело размещены, глубоко эшелонированы при великолепном использовании характера местности. Их захват при решительной обороне стоил бы нам много крови» [13, s. 126]. Однако Мюнхенским соглашением дело не закончилось. Ближайшие соседи Чехословакии Польша и Венгрия, следуя в фарватере внешней политики Берлина, также предъявили свои ультиматумы, намереваясь вслед за Германией заполучить территории ЧСР, на которых проживали поляки и венгры. Наибольший напор проявляла Польша, усиливавшийся по мере усиления агрессивности Берлина и сдачи позиций Лондоном и Парижем. Решительно отказавшись пропустить через свою территорию советские войска в случае нападения Германии на ЧСР, Польша заявила о своих претензиях на часть Тешинской

9

области, которая в 1920 г. согласно решению великих держав вошла в состав Чехословакии. Польша концентрирует свои войска на польско-чехословацкой границе и направляет чехословацкому правительству ноту, в которой содержались радикальные требования: не предпринимать дискуссии по содержанию ноты; в течение 24 часов эвакуировать чехословацкие войска и полицию с территории, указанной в ноте; разоружить строения и сооружения оборонного характера; уволить со службы в чехословацкой армии, жителей Тешина и Фриштата, говорящих на польском языке и др. В ноте содержалось требование «...не предпринимать какой-либо дискуссии по поводу содержания ноты, так как это требование является безоговорочным» [2, c. 31-32]. Президент Бенеш обратился к английскому и французскому правительствам, как гарантам Мюнхенского соглашения, с просьбой защитить её от диктата Польши и угроз нападения на ЧСР, а также объяснить полякам, что невозможно выполнить в течение 24 часов то, что они требуют. Но западные державы в очередной раз предали Чехословакию, несмотря на их мюнхенские обещания гарантировать ее новые границы. Польская армия начала занимать ультимативно потребованные территории Чехословакии (рис. 4), в связи с чем советское правительство заявило, что в случае допущения Польшей агрессии против Чехословакии, вынуждено будет без предупреждения объявить Договор о ненападении, заключенный между СССР и Польшей 25 июля 1932 г., недействительным.

Рис. 4. Раздел территории ЧСР в 1938–1939 гг.


ЭВОЛЮЦИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА По схожему с польским сценарием действовала и Венгрия, потребовавшая немедленно выпустить всех политзаключенных венгерской национальности, демобилизовать солдат и офицеров венгерской национальности, создать формирования под смешанным командованием, передать Венгрии символически несколько приграничных городов, которые были бы заняты венгерскими войсками и др. О поддержке территориальных претензий Венгрии к Чехословакии заявила Италия и по решению арбитража, проведенного Германией и Италией, Венгрия получила южные районы Словакии и Подкарпатской Руси с населением свыше 1 млн.чел. [3, c. 185]. Уже в наши дни словацкий политический деятель Ян Чарногурский назвал Венский арбитраж «продолжением Мюнхенского сговора в отношении Словакии» [11]. В скобках заметим, что союзницы ЧСР по Малой Антанте, Румыния и Югославия, накануне кризиса и в его ходе вели себя иначе. Так, Румыния, не дававшая согласия на пропуск советских войск через свою территорию для оказания помощи Чехословакии, тем не менее не делала нелояльных по отношению к ЧСР заявлений. Военно-политическая напряженность осенью 1938 г. в Европе приблизилась к критической черте. Гитлер, убедившись в Мюнхене, что лидеры западных держав с готовностью пошли на выдвинутые им условия стремился как можно быстрее реализовать полученные преимущества в экономической и военной областях. Он окончательно принял решение: нанести сокрушительный удар по Франции, принудить Англию к миру на выгодных для себя условиях и только потом сосредоточиться на подготовке агрессии против СССР. Но для успешного удара на западе необходимо было иметь обеспеченный тыл на востоке. С этой целью Германия пытается отколоть Польшу от союза с Англией и Францией, предложив ей участие в походе против СССР с целью создания «Великой Украины», куда вошли бы все украинские земли СССР и Польши и так называемая Подкарпатская Русь (Закарпатье). Однако польское правительство не приняло предложение Гитлера уступить Германии Данциг и Польский коридор в обмен на обещание компенсировать ей эту потерю за счет других земель. Оно опасалось также, что Западная Украина, входившая в состав Польши, может быть передана «Великой Украине». Тогда Гитлер избирает другой вариант: прежде чем нанести удар на западе, надо разбить Польшу в скоротечной войне до того как ей смогут оказать помощь ее западные покровители. Одновременно планировалось изолировать Польшу и с востока, обеспечив на это время нейтралитет СССР. Вышеизложенное позволяет утверждать, что Мюнхенское соглашение существенно изменило политическую ситуацию в Европе.

10

Во-первых, Лондон и Париж политикой умиротворения Германии предоставили ей возможность усилить свое влияние в Центральной и Восточной Европе и реально открыли путь фашистской агрессии в общеевропейском масштабе. Во-вторых, результатом Мюнхенского соглашения стало значительное укрепление политических и стратегических позиций Германии и её союзников и разрушение и без того неустойчивой договорной системы, пытавшейся сдержать германскую агрессию. В-третьих, события в Мюнхене резко активизировали пацифистское движение, выступавшего под лозунгом «мир любой ценой». Пацифисты, недооценивая агрессивность фашизма, выдвигали тезис о равной ответственности всех правительств в подготовке войны, вольно или невольно ставили знак равенства между СССР, государствами фашистского блока и странами Запада – США, Англией, Францией. В качестве средств достижения «мира любой ценой» выдвигались соглашения с агрессором, отказ от коллективной безопасности и санкций, «перераспределение» источников сырья, колоний, подмандатных территорий в пользу Германии, Италии, Японии [10, p. 274]. В-четвертых, Германия получила выгодные исходные позиции для дальнейшей экспансии, что привело к переориентации малых и средних стран Европы с Англии и Франции на Германию. Гитлер получил возможность внести существенные коррективы в «график» агрессии, и если в 1937 г. он говорил о «крупной» войне не ранее 1943 г., то теперь эти сроки были передвинуты на 1939 г. [9, c. 528]. В-пятых, курсу создания коллективной безопасности в Европе был нанесен смертельный удар. Фактически Мюнхен предопределил неизбежность войны в ближайшем будущем. Позиции Англии и Франции в Европе Были резко ослаблены, а Советский Союз, отстраненный участниками мюнхенского соглашения от участия в решении судеб Чехословакии, оказался в международной изоляции. Более того, советское руководство стало перед фактом вероятного создания единой антисоветской коалиции, учитывая поддержку политики Мюнхена со стороны США, непосредственное участие Венгрии и Польши в разделе Чехословакии и одобрение соглашения Японией. Таким образом, сложившаяся в Европе расстановка сил с особой остротой ставила перед советской дипломатией сложнейшую задачу – оградить страну от немедленного вовлечения в войну, прорвать международную изоляцию, созданную Мюнхеном, и создать благоприятные внешнеполитические условия для обороны страны. ЛИТЕРАТУРА 1. Великая Отечественная война 1941–1945. Военно-исторические очерки. Кн. I. М., 1998.


ЭВОЛЮЦИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА 2. Год кризиса 1938-1939. Т. 1. Документы и материалы. М., 1990. 3. Дипломатический словарь. Т. 1. М., 1985. 4. Дневник посла Додда, 1933–1938 / Пер. с англ. М., 1961. 5. Документы и материалы второй мировой войны. 1937-1939. М., 1981. Т. 1. 6. Мюнхенский сговор. Исторические аспекты и современные аналогии. Экспертный круглый стол. Париж, 26 сент. 2008 г. // Звенья. Экспертное издание Фонда исторической перспективы. 2009. №1(11). Серия Международные отношения. 7. Найденко Б.Н. Военная политика советского государства в отношении стран Прибалтийского региона и Польши. М., 2001.

11

8. Причины возникновения второй мировой войны. М., 1982. 9. Ширер У. Взлёт и падение третьего рейха / Пер. с англ. М., 1991. 10. Ceadel M. Pasifism in Britain 1914-1945. Oxford, 1980. 11. Čarnogurský Ján. Okrúhle výročia: Československa republika [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://blog.aktualne.centrum.cz/blogy/janarnogursky.php 12. Niedhart G. Grossbritannien und Sowjetunion, 1934–1939. Munchen, 1972. 13. Speer A. Erinnerugen. Berlin, 1969. 14. Trial of the Major War Criminals. Vol. X.

ПОЛИТИКА И ВОЙНА В СОВРЕМЕННУЮ ЭПОХУ А. В. Соловьёв Кандидат философских наук, доцент Кафедры философии политики и права МГУ имени М.В.Ломоносова

События конца ХХ – начала ХХI вв. убедительно показали, что войны и военные конфликты продолжают быть неизменными спутниками развития цивилизации. Как представляется, конец ХIХ и ХХ вв. имеют сходство в оценке перспектив развития отношений между государствами. Иллюзии о мирном развитии международных отношений, о возможности исключительно экономического и культурного соревнования соперничающих стран разбились о суровую реальность войны, которая каждый раз не хотела исчезать из межгосударственных отношений, несмотря на оптимистичные прогнозы ее противников. О войне говорили и писали многие мыслители с тех пор, как это явление появилось в жизни общества. Платон, Аристотель, Сунь Цзы, Н. Макиавелли, К. Клаузевиц, Н.Г. Чернышевский, Л. Толстой, Ф.М. Достоевский, Вл.С. Соловьев, Н.А. Бердяев, С.Н.Булгаков, Е.Н. Трубецкой, С.Л. Франк, В.Ф. Эрн, В.И. Ленин и др. Многие из них видели взаимосвязь между войной и политикой. Немецкий теоретик, генерал Карл фон Клаузевиц был первым, кто дал систематизированное изложение этой концепции. Его известное утверждение «Война есть … продолжение политики другими средствами… Война есть не только политический акт, но и подлинное орудие политики, продолжение политических отношений, осуществление их другими средствами. То, что еще остается в ней своеобразного, относится лишь к своеобразию ее средств» [1, c. 43] знакомо каждому культурному и образованному человеку. Эту формулировку в видоизмененном виде, с акцентом на классовую составляющую употребил теоретик и практик пролетарской революции В.И.Ленин, очень ценивший

политико-философские рассуждения военного мыслителя. В советский период это положение развивалось в учении о войне и армии. В последние десятилетия ставшая классической формулировка Клаузевиц подверглась попыткам ревизии. Те, кто считает, что она не отвечает реалиям современности, исходят, в основном из того, что ядерная война уничтожит все живое и не оставит ни побежденных, ни победителей. Следовательно, исчезает и сама политика. Поэтому война не является продолжением политики. Эти рассуждения, на наш взгляд страдают либо отсутствием знания логики, либо желанием выдать желаемое за действительное, либо стремлением сказать что-то новое, пусть даже нелогичное. Действительно, ядерная война может привести к исчезновению развитых форм жизни на Земле, к исчезновению цивилизации, в т.ч. одному из ее проявлений – политики. Но война, все-таки, будет в данном случае продолжением безрассудной политики безответственных политиков. Между прочим, в 1945 г. США уже применили ядерное оружие против Японии, рассчитывая на политические результаты этой антигуманной акции. Но они не знали всех последствий, к которым могут привести ядерные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Тем не менее, они пошли на это, преследуя две цели – отомстить за Пирл-Харбор и запугать СССР, хотя сами объясняют применение ядерного оружие желанием быстрее закончить мировую войну и уменьшить потери своих войск в войне против Японии. Как мы видим, все перечисленные цели носят политический характер. Американское политическое руководство, наверное, хорошо усвоило уроки «гуманизма» данные Р. Штейнметцом в «Философии войны» (1907 г.): «Кто хочет


12

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

вести войну быстро и, следовательно, гуманно, тот должен пользоваться самым сильным оружием…» [2, c. 278]. Где гарантии, что при определенных обстоятельствах США или другая страна не применит это мощное оружие как средство достижения политических целей или как последний аргумент в своей борьбе с противником. С другой стороны, критики Клаузевица забывают, что за последнее время появляются новые виды оружия, приближающиеся по своей мощи к ядерному оружию, но не уничтожающие все живое. Именно на него делают ставку современные политики, не потерявшие вкус к силовым способам разрешения международных конфликтов. Так что, можно отрицать формулу Клаузевица, но вряд ли это отменит действие открытой им закономерности. Для понимания тесной взаимосвязи войны и политики необходимо понимать их сущностные характеристики. Как это отмечают многие исследователи в структуру политики входят: политическое сознание, политические отношения, политические учреждения, политическая деятельность. Структурными элементами войны выступают: вооруженная борьба, оснащенность вооруженных сил оружием и техникой, политические цели, демографические возможности страны, информационные средства и др. Сущность войны как сложного социального явления имеет многоуровневый характер, который позволяет многосторонне проследить функционирование причинно-следственных связей между политикой и войной. Сущностью первого порядка является вооруженная борьба, направляемая политикой. Сущностью второго порядка выступает зависимость, во всех ее формах, войны от политики. Именно политика детерминирует, в конечном счете, возникновение, масштабность, напряженность и характер использования вооруженного насилия и т.д. Сущность третьего порядка проявляется в социально-экономическом содержании самой политики. Используя метод наличия или отсутствия свойства в явлении, примененный Ф. Бэконом, можно установить, что война связана непосредственно или опосредованно со всеми элементами политики. Так как человек является центральным звеном в системе «политика-война», его роль остается главной. Аристотель назвал человека «политическим животным» не случайно, увидев в нем качества, воплощающиеся в политике и делающие политику и человека когерентными. Вл.С. Соловьев отмечал, что война подобно болезни находится в самом человеке. Чтобы избавиться от нее, надо излечить самого человека. Когда мы говорим, «политика порождает войну», мы выделяем два звена в причинноследственной цепочке, приводящей к войне, оставляя в тени другие факторы, приводящие

№ 3 (10)

к ее возникновению. Политическая сущность войны особенно очевидно проявляется в политическом акте ее начала. Но при внимательном наблюдении уже в политике мирного времени можно обнаружить контуры будущей войны, к которой готовится то или иное государство (группа государств). Происходят изменения в материальных средствах ведения войны, в соответствии с этим изменяются и духовные средства. Тем не менее, остаются общие для войн черты, позволяющие делать некоторые обобщения, касающиеся закономерностей соотношения политики и войны. Во-первых, политика формирует основные цели и задачи войны, вовторых, политика воздействует на войну через разработку стратегии, уточнение стратегических целей в ходе войны. В-третьих, военная политика как часть политики государства регулирует процессы подготовки к войне и ее ведение. В-четвертых, политика воздействует на содержание и специфику субъектов в процессе войны. В-пятых, политика использует результаты закончившейся войны. ХХI век, по прогнозам некоторых аналитиков, будет веком войн «шестого поколения», которые представляются как «бесконтактные войны», где главная роль отводится не ядерному, а высокоточному обычному (ударному и оборонительному) оружию, а также оружию, основанному на новых физических принципах. Сухопутным войскам отводится второстепенная роль. Главной целью этих войн, по мнению исследователей, является разгром экономического потенциала противника, смена политического режима на его территории. Критерием истинности гипотез и теорий является практика, показывающая, что все далеко не так просто, как это видится сторонникам подобных взглядов на будущий характер войн. Война в Персидском заливе (1991 г.), агрессия НАТО против Югославии (1999 г.), явившиеся прообразом войн «шестого поколения», в которых применялись элементы воздушно-космической наступательной операции с массированным применением крылатых ракет, с одновременной мощной информационной поддержкой, продемонстрировали, что желаемое и действительное – не тождественные понятия. Разрушение экономики государства противника автоматически не приводит к желаемым результатам. То, что американцы и их союзники не спешили применять сухопутные войска, вполне понятно. Политика и здесь играет определенную роль. Демократические политические режимы отрицательно относятся к гибели мирных жителей в ходе военных действий. Такой «сопутствующий ущерб» спровоцировал осуждение военной операции в Югославии, что отразилось на позиции Греции, Италии и Германии по отношению к ней. Тем более, общественное мнение категориче-


ЭВОЛЮЦИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА ски против военных потерь со стороны своего воинского контингента, как бы малы они ни были. Спустя год после завершения военной акции в Югославии руководство НАТО признало, что воздушная операция против югославской армии не дала желаемых результатов. В акции возмездия, осуществленной США в Афганистане против «террориста №1» – Усамы Бен Ладена, якобы укрываемого талибами, а также в ходе вторжения в Ирак в 2003 г., уже не удалось избежать непосредственного взаимодействия с противником, что привело к потерям со стороны агрессора. События подтверждают, что «непрямые», «неконтактные» боевые действия не могут решить задачу окончательного разгрома противника, только наземная операция способна привести к достижению поставленных целей. Это тем более относится к внутренним военным конфликтам, так как противоборствующие стороны характеризуются высоким порогом неприемлемого ущерба (способностью к жертвам). По мнению ряда авторов, новые войны будут представлять собой ожесточенное противоборство, прежде всего в сфере управления. Здесь определяющую роль играет руководитель (командир) со своим разумом, волей, организаторским талантом. Однако войны выигрываются не на картах, макетах местности или компьютерах, а на поле боя, где главным действующим лицом является комбатант. Вопрос о победе в войне является коренным вопросом вооруженного противоборства. Способы и условия достижения победы интересовали во все времена, как политиков, так и военных. С самых ранних времен делались предположения о значении моральных сил в войне. Факторами, влияющими на них, считались единство правителя и народа, географическую среду, подготовку и снабжение войск. Позднее более четко были сформулирована мысль о роли морального духа народа и армии, полководцев и солдат в войне, о зависимости военной организации от внутреннего строя государства. Россия была и остается многонациональной страной, в которой живут представители различных народов, народностей, этнических групп. Все они объединены в рамках единого государства. Это добровольный союз, основывающийся на свободном выборе, что делает его жизнеспособным. Россия неоднократно подвергалась военным испытаниям. История нашей страны богата примерами, свидетельствующими о героизме, самоотверженности, высоких боевых и моральных качествах ее воинов, «не жалевших живота своего» во имя Родины. Большое (если не решающее) значение в этом феномене имели политические и нравственные цели. Воины России в различные исторические эпохи шли в бой с возгласами «За царя и Отечество!», «За Родину, за

13

Сталина!», «За Родину!». Очевидна политическая окраска этих лозунгов, патриотических по содержанию и исторических по форме. В первом случае мы имеем дело с армией монархического государства, во втором случае – с армией тоталитарного государства, в третьем – с армией демократического (переходного к демократическому) государства. Важнейшей пружиной побед в оборонительных (отечественных) войнах был патриотизм, незаслуженно осмеянный и оболганный в недалеком прошлом. Ведь именно патриотизм помогал нашим отцам, дедам и прадедам находить в себе силы, чтобы отстоять свободу и независимость государства в самых тяжелых условиях. Говоря о непростых временах для наших вооруженных сил, надо понять диалектику развития политики и армии. В ряде стран, в том числе США, Франции, и др. в отношениях между обществом и армией наблюдались явления, аналогичные тем, что происходили в нашей стране. Состояние, в котором находились военнослужащие Франции в конце 60-х – начале 70-х гг. ХХ в., очень хорошо отразил в своем высказывании один лейтенант, пожелавший остаться неизвестным (оно было приведено известным французским социологом Жюльеном Фрёндом в его статье «Предназначение армии»): «Пропасть, которая возникла между армией и нацией, чрезвычайно опасна, так как защита гражданских военными невозможна без защиты военных гражданскими... Никогда солдат не почувствует себя обязанным сражаться за страну, которая его отталкивает, его презирает или ненавидит». Существование армии отвечает политическим требованиям. Обеспечивая безопасность общества согласно своему предназначению, армия является фактором социального и политического сплочения, то есть играет роль не только во время войны, но и в мирный период. Мы живем в относительно мирный период времени, и кажется, что ничто не грозит миру. Но это спокойствие – результат соотношения сил на мировой арене. Чтобы избежать войны, необходимо создавать активное равновесие между ведущими государствами современности и всегда помнить уроки истории. В этом году мы отмечаем 65-летие Победы в Великой Отечественной войне. Мы помним как эта победа была завоевана и мы должны сохранить эту память для наших потомков, чтобы они помнили и гордились историей нашей страны. ЛИТЕРАТУРА 1. Клаузевиц К. О войне. Т. 1. М., 1941. 2. Штейнметц Р. Философия войны. Петроград, 1915.


ЭВОЛЮЦИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

14

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ МЫСЛЬ О ВОЙНЕ: ОТ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ОБРАЗА К НАУКЕ В. А. Щипков Кандидат философских наук, доцент кафедры военных наук ГУ–ВШЭ

Война есть незаконное состояние. А.П.Куницын Война есть продолжение греха, и она возможна лишь в греховном обществе. Н.А.Бердяев Война является одним из могущественнейших и неизбежных факторов развития человеческой культуры. Г.А.Леер Война – не случайность, не «грех»…, а неизбежная ступень капитализма, столь же законная форма капиталистической жизни, как и мир. В.И.Ленин 1. Генезис военной мысли до ХХ в. История цивилизации без истории войн не может быть полной. Исследователь войны как социального явления полковник Русской армии П.А. Гайсман еще в ХIХ в. привёл весьма любопытные данные: в течение 34-х столетий, начиная с 1500 г. до Р.Х. и до конца ХIХ в. (за 3395 лет), лишь 250 лет были мирными, во всё остальное время велись непрерывные войны [1, с. 35–36]. Статистика войн наших дней подтверждает эти данные. В первом десятилетии ХХI в. на планете ни один день не был мирным. В силу своей непрерывности и неординарно жутких последствий едва ли можно найти писателя или учёного, который не был бы озадачен явлением войны, о чём свидетельствуют следующие данные. Российская государственная библиотека в своих запасниках хранит более 10 тысяч литературных источников, содержащих понятие «война». С.Н. Кузмин в своей книге «Война в мыслях передовых людей», вышедшей в 1904 г., приводит высказывания более 300 авторов различных эпох и народов, пытавшихся осмыслить это явление [2]; значительный вклад в осмысление войны и создания науки о войне внесли и вносят и наши соотечественники. Первые письменные источники восточных славян «Повесть временных лет», «Слово о законе и благодати», «Правда Роська», «Правда Ярослава», «Слово о полку Игореве» и многие другие произведения домонгольского и монгольского периодов проповедуют идеи патриотизма, единения Руси, содержат страстные призывы защиты не только своего отечества, но и братских славянских народов от ворогов-поработителей. Замечательный пример в этом отношении одного из первых русских государственных деятелей и писате-

лей Владимира Мономаха. В своём «Поучении» он повествует о том, что за свои 73 года жизни участвовал в более чем в 80 больших походах, не считая более мелких, и советует молодому поколению не бояться врагов и быть готовым всегда с оружием в руках выступить против поработителей. «На войну выйдя, не ленитесь, не полагайтесь на воевод, – поучает государственный муж Киевской Руси, – ни питью не потворствуйте, ни сну; сторожевую охрану сами наряжайте, и ночью, расставив воинов со всех сторон, ложитесь, а рано вставайте…» [3, c.164]. В этом небольшом по объёму произведении сосредоточено такое количество идей, которое позволяет сформировать объёмное представление о русской государственности, истории её военной силы и об отношении русичей к войне как социальному явлению. Автор «Слова о законе и благодати» военную мысль выражает посредством похвалы Великому князю Владимиру и его соратникам, которые «мужеством и храбростью прослыли … во многих странах и победами и силою поминаются ныне и славятся. Не в худой и в неведомой земле владычествовали они, но в Русской, которая известна и слышима во всех концах земли» [3, c. 165]. В монгольский период русской истории с ещё большей силой стала укрепляться патриотическая идея. В «Слове о погибели русской земли», «Повести о разорении Рязани Батыем», «Задонщине» и во множестве других безымянных произведений русской словесности призыв к освобождению от ненавистного татаро-монгольского ига стал звучать всё громче и призывнее. Он находил благоприятную почву в душах не только отдельных наших древних предков, но во всём русском


ЭВОЛЮЦИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА народе и других народов, жаждущих полного освобождения от поработителя. В допетровской Руси в процессе становления Московского государства военная мысль получила новый импульс своего развития. Плеяду выдающихся личностей ХVI–ХVII вв. составляют Нил Сорский, Максим Грек, Филофей, Фёдор Карпов, И.С. Пересветов и другие. Так, И.С. Пересветов обосновывал идею создания регулярного войска. «Царю без войска не мочно быти», а защитников царя и отечества следует «любити аки своих детей и быти до них щедру», – писал он в челобитных Ивану Грозному. При этом создание надёжной боеспособной армии связывал с экономической свободой народа. Великая смута начала ХVII в. явилась фактором пробуждения национального самосознания. При царствовании её второго представителя Алексея Михайловича были осуществлены военные реформы. Выдающиеся мыслители той эпохи в лице А.Л. Ордина-Нащокина, Ю. Крижанича, Симеона Полоцкого и многих других выступали за нерушимый союз славянских народов как в целях совместного развития экономик, культур, так и для совместной защиты от внешних военных агрессий. По их мнению, Россия не могла существовать без сильной вооружённой силы, оснащенной самым современным оружием (в то время огнестрельным) и профессионально обученными воинами. Знатный боярин, дипломат, воевода Ордин-Нащокин был неутомимым сторонником создания на Балтийском и Черном морях отечественного военного флота. Своим недюжинным талантом мыслителей и организаторов они творили военную историю, создавали основу для петровских реформ, созидали могущественную Россию – как в военном, так и в духовно-нравственном отношении. Была усвоена жизненная истина: Россия всегда должна быть готова к войне, а политика без опоры на армию и флот – бездейственна, что человек без рук. Весьма поучительной стала петровская эпоха. Верные соратники Петра, получившие название «учёной дружины», Феофан Прокопович, В.Н. Татищев, Я.В. Брюс, Г. Бужинский, Д.К. Кантемир, А.П. Волынский и др. определяли контуры и основное содержание Русского государства и его армии, ратовали за сильную в военном отношении Россию. Один из последовательных приверженцев петровских идей И.Т. Посошков был противником варварских войн, но прекрасно осознавал невозможность развития России без необходимой и достаточной военной силы. В 1700 г. он написал «Доношение об исправлении всех неисправ», в котором указал на недостатки в военном деле. В аналитической записке «О ратном поведении» (1701 г.) он выступил с идеей отказа от услуг иностранных офицеров-

15

наёмников, приносящих больше вреда, чем пользы. При этом он верил в силу духа и способности русских людей. По его мнению, армия должна быть обученной, высоконравственной, неграбительской, а для этого должна содержаться в материальном достатке. С этой целью он предлагал всячески поощрять купечество. «Царство воинством расширяется, а купечеством украшается», – утверждал автор [4, с. 192]. Екатерина II, неоднократно заявлявшая о своей приверженности идеям европейского просвещения, не создала необходимых условий для развития военной науки хотя проблема военной безопасности не упускалась властью из вида. В екатерининскую эпоху проблемы войны рассматривались в творчестве М.В. Ломоносова, М.М. Щербатова, П.И. Пестеля, А.Н. Радищева, В.Ф. Малиновского и многих других русских просветителей. Вся предшествующая отечественная военная мысль стала надёжным фундаментом военной науки, которая начала формировать присущий ей облик в ХIХ в. И далеко не случайно историк, теоретик военного искусства А.А.Свечин наставлял питомцев Академии Генерального штаба РККА: «Вы должны овладеть военной мыслью прошлого и знать как можно больше…» [5, с.11]. Но даже и в это время многие не верили в возможность создания науки о войне. Например, выдающийся русский теоретик ведения войны, обучения и воспитания войск М.И.Драгомиров писал: «В настоящее время никому в голову не придёт утверждать, будто может быть военная наука; она немыслима точно так же, как немыслимы науки: поэзии, живописи, музыки» [6, с. 444]. А тому есть весьма веские причины, и требовать от наших далёких предков решения проблем, которые не решены до настоящего времени является абсурдным. Рубеж XVIII и XIX вв. ознаменовался бурным развитием социокультурной сферы. По сравнению с предшествующим периодом российской истории значительно острее стали ощущаться ростки новых форм социальной жизни. Наука приобретает признательность общества и системность. Военная проблематика не составляет исключения. Во всём мире чувствовалось приближение грозного в военном отношении времени. В большинстве цивилизованных стран появились постоянные многочисленные, оснащённые в техническом отношении армии, что обусловливает их применение по-новому. Зарождается военная наука. В это время в России выделяются три социально обусловленных направления, которые пытались осмысливать войну как социальное явление: это деятели художественной литературы; учёные различных направлений; военные. Они использовали различные методы и средства для анализа войны,


16

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

но единой остаётся верность русским традициям, которые органически объединяют Владимира Мономаха и Василия Жуковского, Ивана Посошкова и графа Льва Толстого, полководцев Древней Руси и выдающихся стратегов новейшего времени. Пальму первенства в осмыслении войны можно отдать писателям. Основатели русской литературы о войне создали мощный пласт информации о ней, который и ныне является крайне необходимой для исследователей войны. Основы этого пласта в новое время были заложены В.А. Жуковским. Его мысли о войне настолько высоки, гуманны, что и ныне они представляются утопическими. Он был убеждён в том, что время и бремя завоеваний должно уйти в прошлое, а стремление материального обогащения необходимо заменить обогащением духовного мира личности и общества. Он признаёт войны только за освобождение родного отечества, а в солдатах, участвующих в них, видит только нравственные качества. Нравственной позиции В.А. Жуковского наследовало творчество А.С. Пушкина, в одном из стихотворений с высоким пафосом утверждающего: «Не для житейского волненья, Не для корысти, не для битв, Мы рождены для вдохновенья, Для звуков чистых и молитв». Проза войны не обошла вниманием и пушкинскую прозу. «Война, – пишет он, – это ужасная необходимость, но она даёт повод к высоким подвигам, храбрости, самоотвержения, патриотизма». В свою очередь и М.Ю.Лермонтов, зная о том, что «никогда любовь геройский меч не презирала», ищет ответ на становящийся всё более острым вопрос: «И с грустью тайной и сердечной Я думал: жалкий человек! Чего он хочет? Небо ясно, Под небом места много всем, Но беспрестанно и напрасно Один воюет он… Зачем?» В ХIХ в. десятки поэтов России в своём творчестве обратились к военной проблематике. Впоследствии на поставленный вопрос попытался ответить Ф.М. Достоевский. В произведениях «Парадоксалист», «Признание славянофила», «Мёртвый дом», «Преступление и наказание» и в некоторых других он мучительно размышляет над смыслом войны, пытается провести классификацию войн, обосновывает нравственный характер действий воинов, участвующих в справедливой войне. Он видит её противоречия, анализирует их и приходит к выводу: «Лучше раз извлечь меч, чем страдать без срока…». Для мыслителя нет более возвышенной цели, чем война за высокие идеалы и свободу. Но не только в

№ 3 (10)

завоевании свободы видит Ф.М. Достоевский нравственный характер войны, но и во многих других её проявлениях. «Долгий мир, – утверждает он, – всегда родит жестокость, трусость и грубый ожирелый эгоизм, а главное – умственный застой…». Но парадокс мировоззрения Ф.М. Достоевского состоит в том, что он соединяет несоединимое: неприемлемость мира и мир как цель всякой войны. Утверждения Достоевского нельзя признать безоговорочно, но это позиция мыслителя. В плеяде выдающихся русских писателей особое место по проблемам войны и мира занимает Л.Н.Толстой. В отличие от многих других писателей он сознательно поставил перед собой цель познания войны с позиций общечеловеческих ценностей, как явления крайне противного русской православной душе, но непрерывно ввергающего народ в свою необузданную стихию. Во имя этой цели молодой человек волонтёром отправляется в район, где в это время нудно и жестоко кровоточила Кавказская война. Впоследствии участие в защите Севастополя и в Дунайской компании способствовало его пониманию сути войны и формировало чувство презрения к ней. Несмотря на то, что непосредственно с армией и войной Л.Толстой был связан неполных пять лет, тем не менее, идея войны и мира проходит не только через всё творчество великого писателя, но и через всю его жизнь. Знакомство с его произведениями «Набег», «Рубка леса», цикл севастопольских рассказов, «Разжалованный», «Война и мир», «Казаки», «Хаджи-Мурат» и с десятками других позволяет читателю найти или непосредственный, или опосредованный материал, характеризующий диаметрально противоположные явления – войну и мир. В долгой творческой жизни Л.Толстого явно выделяются три различных уровня отношения к войне и миру. В рассказах о боевых действиях на Кавказе и в Севастополе превалирует патриотическая патетика. Начинающий писатель пытается понять смысл человеческих качеств, проявляющихся в неимоверных условиях боевых действий и ими же порождающимися: мужества, геройства, храбрости, вплоть до самопожертвования. Не проходит художник и мимо их антиподов: трусости, страха, паники. И он сам готов жертвовать собственной жизнью во имя победы над врагами России. Ко второму уровню осмысления войны следует отнести произведения, в которых воспроизводится вопрос, ранее поставленный М.Лермонтовым: «Зачем?». И, наконец, третий уровень – абсолютное неприятие войны, ненависть не только к убийству, но ко всем видам насилия. Многие из его мировоззренческих установок ещё долго останутся нереализованными. Проблема заключается в том, что Лев Николаевич


ЭВОЛЮЦИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА опередил на столетия общий уровень развития человечества. Не остались равнодушными к проблеме войны и мира многие другие русские писатели, в частности, братья Иван Сергеевич. и Константин Сергеевич Аксаковы, И.В. и П.В. Киреевские и прочие представители славянофильства и западничества, в начале ХХ в. их идеи и традиции продолжили В.С. Соловьёв, С.Н. Булгаков, Н.А. Бердяев, И.А. Ильин, В.Ф. Эрн и другие философы религиозного направления. Они пытались проникнуть в «смысл войны», не оставляя без внимания её причины и социальные последствия. Многих из них объединяло единство взглядов на духовнонравственное происхождение войны. Общество нередко поражается недугами в духовной сфере и в целях их ликвидации нередко прибегает к войнам. Предельно чётко эту идею выразил Н.А. Бердяев в работе «О назначении человека»: «В глубинах духовной действительности давно уже началась мировая война, мировая вражда, ненависть, и взаимоистребление. И та война, которая началась в конце июля 1914 г., есть лишь материальный знак, совершающийся в глубине духовной войны и тяжёлого духовного недуга человечества». Грешность и другие пороки людей ликвидируются в ходе военных сражений. Поэтому, рассматривая войну как зло, философы видели в ней и средство борьбы со злом более опасным – бездуховностью. Война, в соответствии с философско-религиозным миропониманием, является средством, помогающим переход человечества в безгреховное состояние. И в этом, по мнению философов, состоит благо войны. Из этого утверждения следует, что борьбу с благом, то есть с войной, следует рассматривать не только как наивное (Вл. Соловьёв), но и как вредное занятие, не позволяющее достичь обществу нравственного совершенства. По этой причине религиозные философы были непримиримы с пацифизмом, толстовством и социал-дарвинизмом, которые на рубеже ХIХ–ХХ вв. достаточно прочно укрепились в сознании русской и мировой интеллигенции. Общая картина отечественной мысли о войне будет неполной без хотя бы краткого упоминания об идеях военных исследователей, на которых реальная жизнь в отношении войны возложила особую миссию. В России основы военного искусства были заложены великим полководцем генералиссимусом А.В. Суворовым. Наряду с уникальной практикой военного дела он оставил потомкам и литературные источники: «Полковое учреждение» и «Наука побеждать». В период наполеоновских войн русское военное искусство продемонстрировало своё преимущество перед западноевропейским. Отечественная война 1812 г. стала для русского офицерства своеобразным водоразделом: одна его часть предприняла

17

попытку социально-политических преобразований России, а другая включилась в укрепление русской армии и создание отечественной военной науки. К числу последних относятся Н.В. Медем, М.И. Драгомиров, С.О. Макаров, Ф.Ф. Ушаков, М.И. Богданович, а также представители иностранных государств, верно служившие России, – Г.В. Жомини, Г.А. Леер и др. Именно они создали отечественное военное искусство, представляющее собой теорию и практику подготовки и ведения венных действий на суше, море и в околоземном пространстве. Офицерский корпус не только учился воевать – его представители не оставляли без внимания и философско-социологические проблемы войны, тем самым заложив основы науки о войне. Органом, определяющим направления развития науки в Русской армии, стал Генеральный штаб и созданная при нём Императорская академия. Активное участие в развитии военной науки принимали и другие военные учебные заведения. В систему военной науки входили также бурно развивающиеся научные общества, штабы вновь созданных в ходе реформы Д.А. Милютина военных округов, музеи, периодическая военная печать. Отрицание возможности создания позитивной военной науки уходило в Лету. В вышедшей в 1885 г. «Энциклопедии военных и морских наук» под редакцией Г.А. Леера под его авторством была помещена статья под названием «Война». Наиболее плодотворным процесс развития учения о ведении войны был в последнем десятилетии ХIХ и начале ХХ вв., но познание войны как социального явления шло достаточно медленно. Стимулирующим фактором для этого процесса стал научный труд немецкого теоретика К. Клаузевица, в котором он определил сущность рассматриваемого явления. «Война есть ни что иное, как расширенное противоборство… …Война – это акт насилия, имеющий целью заставить противника выполнить нашу волю. …Война есть не только политический акт, но и подлинное орудие политики, продолжение политических отношений, осуществление их другими средствами» [7, с. 25, 43]. В русской военной мысли предметом дискуссий стали: война как естественное состояние общества; соотношение войны, политики, экономики, стратегии; роль народных масс в войне; значение войны для социального прогресса и некоторые другие. В отношении многих проблем войны среди военных, как и среди писателей и философов единства мнений не существовало, напротив, обозначились острые противоречия, о чем в общих чертах можно судить из приведённых в эпиграфе высказываний. Одни (Леер, Михневич, Пузыревский, Незнамов, Гейсман и др.) считали войну естественным состоянием


18

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

человечества и крайне необходимой для развития общества. «Борьба лежит в основе всего живущего, – отмечал Г. Леер. – Все силы природы находятся в постоянной борьбе между собой, стремясь к созданию нового и более совершенного путём разрушения старого и отжившего. Таков основной закон природы» [8, с. 269]. А мы лишь добавим: таков всеобщий биологический закон природы, но не социальной жизни. Не менее убедительно выступали их противники. Среди военных они составляли подавляющее меньшинство, но справедливости ради следует отметить тот факт, что многие выдающиеся просветители того времени в России были непримиримыми противниками войны. В рядах военных ниспровергателей войны стояли И. Блиох, С.Н. Кузмин, М. Аничков и др. Военный теоретик, экономист, статистик И. Блиох (хотя не принадлежал к когорте военных) издаёт объёмную работу «Будущая война в техническом, экономическом и военном отношениях», в которой он демонстрирует серьёзную озабоченность по поводу милитаризации европейских государств и предостерегает о надвигающейся военной катастрофе. «Будущая европейская война, – делает вывод учёный, – произведёт огромные изменения и сильно повлияет на политический строй нашей части света…» [9, с.74]. Попытку осмыслить природу войны предпринял М. Аничков. В своей объёмной и весьма «рыхлой» работе «Война и труд», вышедшей в 1900 г., он осудил войну и высказал надежду на искоренение войн из жизни цивилизованных обществ. По его мнению, данная задача может быть решена через объединение ведущих стран мира в прочные экономические союзы, посредством регулирования тарифов, создания режима свободной торговли и системы международной юстиции.

№ 3 (10)

В книге крайне резко критикуется идея уничтожения войны войной. Наряду с западными её идеологами новейшую теорию разделял Д.И. Менделеев. Он отмечал, что изобретение пороха и огнестрельного оружия как бы разделило участвующие в войне стороны, и чем дальше будут стрелять пушки, тем на большие расстояния будут удаляться враждующие армии, что, в конце концов, приведёт к разделению враждующих сторон и устранению войны. Безусловно, данная идея носила механистический характер и была сугубо идеалистической. Но в этих, пусть и наивных, умозаключениях просматривается страстное желание искоренить войну из жизни общества, создать безопасные в военном отношении условия для его сосуществования. ЛИТЕРАТУРА 1. Гайсман П. Война. Её значение в жизни народа и государства. СПб. Издательство Пороховщикова, 1896. 2. Кузмин С.Н. Война в мыслях передовых людей. СПб, 1904. 3. Правовая мысль: Антология. М.: Академический проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2003. 4. Посошков И.Т. Книга о скудости и богатстве. М.: Соцэкгиз, 1937. 5. Стратегия в трудах военных классиков. М.: Издательский дом «Финансовый контроль», 2003. 6. Драгомиров М.И. Сборник оригинальных и переводных статей. СПб, 1881. Т.1. 7. Клаузевиц К. О войне. В 2 т. Т.1. М.: Госовениздат, 1941. 8. Леер Г.А. Война // Энциклопедия военных и морских наук. СПб, 1885. Т. 2. 9. Блиох И.С. Будущая война в техническом, экономическом и военном отношениях. В 5 тт. СПб, 1898. Т.1

(Окончание следует)

О КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ ПРИЧИНАХ СИСТЕМНОГО КРИЗИСА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ВОЙНА ЗАПАДА С РОССИЕЙ ЗА ОВЛАДЕНИЕ ЭВОЛЮЦИОННЫМ ПРОЦЕССОМ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА В.К. Батурин Доктор филос.наук, профессор кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Голицынского пограничного института ФСБ РФ, действительный член РАЕН (Окончание. Начало см. «Эволюция» № 2 (9), 2010 г.)

Идеологической и политической реакцией на появившуюся в Европе в условиях мирового кризиса тенденцию контроля государства над экономическими и социальными процессами в виде «социалистического планирования» была работа лауреата Нобелевской премии Ф. Хайека «Дорога к рабству», изданная в Чикаго в начале 1940-х гг. Ее можно считать манифестом неолиберализма и анти-

социализма. Характерно, что свою книгу Ф. Хайек называет не экономической, а политической, что фактически означает и теоретико-управленческой. «Либерализм, писал автор, – это цивилизация, основанная на принципах индивидуализма. Его основной чертой является уважение к личности так таковой, т.е. признание абсолютного суверенитета взглядов и наклон-


ЭВОЛЮЦИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА ностей человека в сфере его жизнедеятельности» [1]. Либерализм противоположен, прежде всего, всем различным формам коллективизма; спонтанные и неконтролируемые усилия индивидов, согласно Хайеку, «составляют фундамент сложной системы экономической деятельности – системы экономической свободы» и явившейся «побочным продуктом свободы политической». Согласно Хайеку, «основополагающий принцип» либерализма заключается в том, что, организуя ту или иную область жизнедеятельности, мы должны максимально опираться именно на спонтанные силы общества и как можно меньше прибегать к принуждению и к какому – либо управлению, особенно со стороны государства. Свобода и централизованная плановая экономика несовместимы. Либерализм – это идея, отвергающая любую регламентацию экономической и общественной жизни, не признающая необходимости создания какойлибо рациональной системы, какого-либо управления; в качестве действующих признаются только те, который направляемы исключительно индивидуальными планами её участников. Вопрос сводится, разъяснял Ф. Хайек, к неприемлемости централизованной организации и управления всеми процессами деятельности. Более того, отрицание общественного, государственного регулирования приводит Ф. Хайека вообще к отказу от таких понятий, как «социальные цели», «общественные задачи», «общий интерес» и др., причем все это делается с такой игривой аргументацией: «Легко видеть, – подчеркивает автор, – все эти понятия не содержат ни необходимого, ни достаточного обозначения конкретного образа действия» [1]. Итак, либеральная концепция отвергает необходимость государственного управления экономикой и признает «свободную игру экономических сил». Она строится на полном отрицании государственной собственности и признании только собственности частной, что предполагает резкое ограничение социальной функции государства. Теперь зададимся простым вопросом: а где реально работает такая теоретическая модель? Есть ли кроме сегодняшней России хоть одно место на планете, живущее «по законам Хайека»? Может быть, это США? Да нет же, ибо в США государство и его функции целенаправленно сохраняются, причем именно в США сегодня более 40% рабочей силы занято именно в государственном секторе экономики. Более того, неолиберальная концепция подвергается резкой критике в американской политико-экономической литературе, в частности, в работах крупнейшего американского экономиста и социолога Дж. Гелбрайта. Он считает, что на экономику решающим образом влияет именно государство и государственное управление, а также такие социальные инсти-

19

туты, как крупные корпорации и профсоюзы. По мнению ученого, не рынок диктует производителю, а, наоборот, крупная фирма сама диктует свои законы. Стало быть, рынок не является абсолютным регулятором экономики. Государство регулирует экономический процесс, выступая в роли заказчика продукции через контрактные отношения с крупными корпорациями, через «техноструктуру» – функционирующий капитал, отделенный от собственности, которым управляет именно госаппарат США. Дж. Гелбрейт предлагает и описывает «планирующую систему» как форму государственного регулирования экономики через корпорацию. Он даже выдвигает идею «нового социализма» для Америки, под которым подразумевает систему вмешательства государства в экономическую сферу деятельности. Вот так, для Америки нужен, оказывается «новый социализм». Несмотря на жесткую критику неолиберальной модели развития, правительство России в начале 90-х гг. прошлого века положило именно эту модель в основу развития нашей страны. Был взят курс на разрушение государственного регулирования экономики. Государство было объявлено антиподом рынку, многие формы централизованного регулирования экономикой отвергались, а приватизация госимущества (с чего мы начали свой анализ) стала главным приоритетом всех государственных преобразований. В полном противоречии с теорией, с отечественным и зарубежным опытом государственная собственность была квалифицирована как «ничейная», качество её использования якобы не подлежало никакой критике по критериям экономической эффективности. «Научной основой» этой политики, а вернее новой системой ценностей, послужила именно теория радикального либерализма. Согласно одной из вульгарных версий этой теории, частная собственность объявляется априори и «безусловно» более эффективной, нежели любая государственная, из чего вытекает «закономерное» требование приватизации любого государственного имущества и, соответственно, тотальное разгосударствление экономики; резкое ограничение регулирующей роли государства и ориентация экономической политики всецело на свободный рынок; уход государства из сферы науки, образования, медицины, культуры, социальной защиты населения – совокупность этих мероприятий Президентов и Правительств России, проводимых с 1992 г. по настоящее время укладываются в рамки именно неолиберальной концепции. Никаких других теорий, концепций, подходов, ценностей и модальностей – только Хайек и никто больше. Известный американский ученый И. Валлерстайн в работе «Конец земного мира» очень резко отозвался о рыночных


20

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

экспериментах в странах «догоняющего развития»; его собственными словами это звучит так: «…мошенники, более известные под именем «чикагских мальчиков»…стали предлагать всем в качестве лучшего средства магию рынка. Но рынок способен улучшить экономическое положение беднейших 75% мирового населения не больше, чем витамины могут излечить лейкемию. Мы имеем дело с надувательством, и мошенников скоро выгонят со двора, но только тогда, когда нанесенный ими ущерб станет явным» [2]. Подобное положение дел хорошо понимают многие ученые; именно в США совсем недавно издан энциклопедический труд «Эффективность государственного управления», где опровергается догма об изначальной неэффективности государства, демонстрируется его возрастающая роль в современной общественной системе и ее экономическом базисе. В работе черным по белому написано, что «функции государственного регулирования суть органическая составляющая современного рыночного хозяйства. В переходной экономике она только усиливается». Комментарии, наверное, просто излишни. Теперь рассмотрим другую, противоположную концепцию, а точнее сказать политическую доктрину – государственного управления страной. Теоретически именно социалистическая доктрина – прямая противоположность классической либеральной концепции. Она базируется на принципе приоритета общих интересов в обществе, на подчинении интересов социальных групп и личности государственным интересам. Если либерализм во главу угла своей стратегии ставит спонтанные, неконтролируемые действия индивидов, исключающие сознательное вмешательство государства в экономические и социальные процессы, считает конкуренцию лучшим способом управления, то социалистическая концепция – это идея сознательного, управляемого, государственного, коллективного жизнеустройства людей, идея управления через государственное планирование, причем не только одной только экономической деятельности, но и развития социальной сферы, культуры, науки, образования. Советский Союз благодаря этим концептуальным основам управления развитием страны смог достичь выдающихся успехов и впечатляющих результатов. Нужно было найти органическое единство коллективного и индивидуального начал, мы же вместо всего этого только бросались из крайности в крайность – без меры, без ума, без чувства собственного достоинства, путем простого и примитивного копирования чужого опыта. В настоящее время все больше стран в своем развитии отдают преимущество концепциям, сочетающим элементы рыночной и

№ 3 (10)

социалистической моделей роли государства. В мире прослеживается объективная тенденция развития на основе возрастающей роли именно сознательного, государственноуправленческого фактора в виде прогнозирующей и планирующей, регулирующей и управляющей деятельности именно государственных органов власти. Только один пример. Все чаще и чаще фигурирует понятие «белорусская модель», или «белорусский подход» [3]. Им обозначается вариант модернизации, избранный Беларусью. В изложении её президента А.Г. Лукашенко, «белорусская модель развития страны» характеризуется следующими чертами: – государство остается в экономике; в переходный период, каковой в настоящее время и переживает Беларусь, роль государства должна только усиливаться. «Государство только тогда может считать себя цивилизованным, если оно в трудное время способно надежно защитить интересы подавляющего большинства населения. Роль государства в переходной экономике… должна сводиться к эффективному контролю и регулированию практически всех процессов, которые происходят в экономике»; – страна строит «экономику многоукладную», идет от экономики с господством только государственной собственности именно к многоукладной экономике»; – «Белорусская модель» не отвергает планирование; многие страны мира ныне опираются на «мощную систему не только прогноза, но и планирования»; – «Белорусская модель» – это «осторожный, прагматический, эволюционный подход к реформированию, а точнее, к совершенствованию нашей экономики». «Мы понимаем реформы как эволюционный путь преобразований, а не как обвальный»; – «Белорусская модель» предполагает формирование социально ориентированной, многоукладной рыночной экономики с равноправным функционированием государственной и частной собственности, с различными смешанными их формами [3]. Прошедшие годы преобразований в Беларуси принесли экономическую стабилизацию и значительный прирост валового продукта; эта республика – единственная из всех бывших советских республик, которой удалось превзойти свой уровень развития со времен распада СССР. В этой стране не позволили также утратить своего авторитета и самобытности, что тоже крайне важно для любого государства, чего нельзя сказать, к сожалению, о нашей России. Подведем итоги. Задавшись целью отыскания концептуальных, сущностных причин системного всеохватывающего кризиса в условиях современной России, мы пришли, во-первых, к выводу о его принципиальной


ЭВОЛЮЦИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА управленческой природе, а, во-вторых, к необходимости ухода от абсолютизации неолиберальных ценностных принципов т.н. рыночной экономики. Нужна целостная система государственного управления социально-экономическими и всеми другими общественными отношениями; государство не может оставаться в роли «ночного сторожа», его роль и значение совсем иное. Наше исследование показало, что сам трансформационный процесс можно рассматривать как некое единство шести основных аксиологически-модальных блоков, сущность которых принципиально связана с управленческими процессами данного общества. Общая теория переходного периода развития любого человеческого общества состоит в том, что природа и сущность любого переходного общественного процесса определяется кардинальным изменением и трансформациями ценностно-модальных факторов развития общества. Переходный период в развитии любого общества является интегрированным результатом глубинных изменений ценностно-модальных факторов развития

21

общества, образованного суперпозицией первичных изменений и трансформаций, происходящих в отдельных социальных стратах по индивидуальным, только им присущим особенностям, закономерностям, динамическим характеристикам. Пора понять это и начать двигаться в совершенно противоположном направлении – к восстановлению и укреплению государства и государственного управления; восстановлению нашей национальной, культурной и ценностной идентичности. Без всего этого неминуема, на наш взгляд, окончательная социально – экономическая катастрофа и распад тысячелетнего Российского государства. От такой великой ценности мы не имеем право отказываться ни при каких обстоятельствах. ЛИТЕРАТУРА 1. Хайек Ф. Дорога к рабству. М., 1992. 2. Валлерстайн И. Конец знакомого мира. Социология XXI века. М., 2004. 3. Зеркин Д.П., Игнатов В.Г. Основы теории государственного управления. М., 2005.

Плакат Великой Оечественной войны


22

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

№ 3 (10)

Оборона Севастополя. Худ. Дейнека А.А. 1942 год

ЭВОЛЮЦИЯ ВОЙНЫ ДИАЛЕКТИКА ПОБЕДЫ С. А. Тюшкевич доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки РСФСР, генерал-майор в отставке, участник Великой Отечественной войны

Абсолютной свободы в обществе нет и быть не может. Она всегда относительна и ограничена как способность человека, общества действовать в конкретноисторических условиях в соответствии со своими интересами и целями, опираясь на познание объект-ной необходимости, а также как выбор целей деятельности, средств для их достижения, выбор поступков, форм поведения в определенных ситуациях. И то, и другое всегда име-ют своим основанием объективно существующий спектр возможностей. Последние, в свою очередь, определяются действием объективных законов и многообразием условий, в которых эти законы реализуют свои действия. Следовательно, свобода и необходимость существуют как диалектическое единство. Вместе с тем свобода имеет свой антипод – принуждение, т.е. такое состояние, в котором действия человека, общества осуществляются под воздействием каких-либо внешних сил, вопреки своим внутренним убеждениям, целям и интересам. Например, под воздей-ствием таких деструктивных природных явлений, как ураган, тайфун, землетрясение и т.п. Или под угрозой насильника-бандита, разбойника, террориста. Несвободны и госу-дарство, и общество, когда подвергаются агрессии, нападению враждебных сил. В таких случаях они

вынужденно вступают в войну или военный конфликт, так как не хотят быть уничтоженными или порабощенными. Для общества (и отдельного человека) вооруженная агрессия внешних сил – крайнее, наиболее зверское, антигуманное принуждение, ибо оно не только не позволяет обществу и его индивидам действовать в соответствии со своими убеждениями, целями и интере-сам, но и уничтожает возможность для такого действия. Более того, агрессия, война мо-гут вообще уничтожить и общество, и его индивидов. Не случайно поэтому с древних времен многие мыслители осуждали войны, считая их противными природе человека, и предлагали проекты их устранения. В частности, Эразм Роттердамский писал: «Самое преступное и гнусное – это лицемерие тиранов. Они ощущают и видят свое могущество лишь разрушая согласие в народе, и, когда это согласие нарушено, они втягивают и вовлекают народ в войну, чтобы разъединить тех, кто еще оставался единым, и чтобы еще свободнее и легче грабить и истязать несчастных людей. Другие из них еще преступнее – это те, кто живет за счет несчастий и разорения народа и кому в мирное время нечего де-лать в человеческом обществе» [6, c. 48]. По мнению мыслителя, все войны начинались правителями и


ЭВОЛЮЦИЯ ВОЙНЫ кончались великим ущербом и потерями для народа, который не имел к войнам никакого отношения. В то же время он полагал, что если война становится неиз-бежной, то вести ее необходимо так, чтобы все несчастья и тяготы обрушились на головы тех, кто является ее виновником. Всякая агрессия, особенно вооруженная, является незаконной с точки зрения международного права. Ибо нападение одного (коалиции) государства на другое является открытым принуждением, выступающим в форме захвата территории жертвы агрессии, ли-квидации независимости, изменения политического, общественного строя, разграбления и уничтожения материальной и духовной культуры, физического уничтожения населения и т.д. Агрессия же фашистской Германии против Советского Союза в 1941 г. была особо зверской, особо антигуманной по целям и средствам их достижения. На Нюрнбергском процессе над главными немецкими военными преступниками после Второй мировой вой-ны убедительно доказано, что агрессия была не превентивной мерой по отношению к Советскому Союзу, а напротив, заранее тщательно спланированной акцией принуждения. В приговоре трибунала говорится: «Доказательства, представленные Трибуналу, подтверждают, что Германия имела тщательно разработанные планы сокрушить СССР как полити-ческую и военную державу для того, чтобы расчистить путь для экспансии Германии на Восток... Планы экономической эксплуатации СССР, массового угона населения, убийства комиссаров и политических руководителей являются частью тщательно разработан-ного плана, выполнение которого началось 22 июня без какого-либо предупреждения и без тени законного оправдания. Это была явная агрессия» [4, c. 358, 359] и далее: «...развязывание агрессивной войны является не просто преступлением международного характера – оно является тягчайшим международным преступлением, которое отличается от других военных преступлений только тем, что оно содержит в себе в сконцентрированном виде зло, содержащееся в каждом из остальных» [4, c. 959]. Зло это было огромным. Советские люди ощутили его с первых минут агрессивной войны. Появились убитые и раненые как среди воинов Красной Армии, так и среди мирного населения. Варварскому разрушению подверглись города, села, промышленные предприятия, культурные учреждения. И чем дальше вглубь нашей страны шло это зло, тем тяжелее становилось народу, стране. Советский народ не мог смириться с этим злом, и не смирился. На открытое принуждение военной силой он ответил силой, своей

23

войной, ставшей народной, справедливой, войной Отечественной. Это был осознанный ответ и советского политического руководства, и многонационального народа. Из двух реальных возможностей развития событий – сдаться на милость агрессору, смириться с ним или воспротивиться вооруженному насилию, вступить с агрессором в смертельную битву – они выбрали вторую. Этот выбор обу-словливался рядом важных объективных и субъективных обстоятельств. Во-первых, ис-торией Российского государства, его народов. Она – результат многовековой борьбы на-родов за создание самостоятельного, независимого Российского государства, многих национальных и отечественных войн по его защите. Россия в различных государственных образованиях (Русь, Российская империя) постоянно отражала военные угрозы с Запада, Юга и Востока. Она пережила тяжелое, унизительное время – татаро-монгольское иго, – отразила вторжения тевтонских рыцарей, поляков, литовцев, шведов, турок, нашествие Наполеона, угрозы японских завоевателей. Всякий раз, когда над народами России нависала опасность, когда агрессор вторгался на ее территорию с целью захвата и покорения, российский народ поднимался на борьбу с врагом. Он все делал для того, чтобы тот, кто приходил в Россию с мечом, от меча и погибал, как это и завещал потомкам Александр Невский в XIII веке. Во-вторых, советский народ поднялся на Отечественную войну потому, что создавая новое, социалистическое общество, он не хотел, чтобы его завоевания были утрачены. В-третьих, советский народ на агрессию ответил Отечественной войной и потому, что раньше других осознал опасность, исходящую от фашизма. Советское правительство задолго до войны предложило западным странам коллективно защищаться от агрессора, но предложения СССР не были поддержаны. По отношению к фашизму западные страны проводили политику подталкивания Германии к войне против СССР. Осуществляя политику умиротворения фашизма, они по сути поощряли его агрессивные устремления даже тогда, когда в Европе уже полыхала Вторая мировая война. Когда военная угроза Отечеству стала фактом, иного ответа на агрессию кроме борьбы с ней для народов и руководства Советского Союза уже не существовало. «В силу навя-занной нам войны, – говорилось И.В. Сталиным в речи 3 июля 1941 г., – наша страна вступила в смертельную схватку со своим злейшим и коварным врагом – германским фашизмом» [5, c. 13]. Агрессивной, захватнической войне Советский Союз противопоставил войну народную, справедливую, отечественную,


24

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

освободительную. Ее цели состо-яли в ликвидации опасности порабощения, нависшей над нашей страной, освобождении захваченных врагом территорий, находящегося там населения, сохранении целостности и независимости государства; в оказании помощи народам Европы, оказавшимся под гос-подством фашистской Германии, освобождении их от нацистского господства; в спасении человеческой цивилизации от варварства и разрушения. Эти цели выражали интере-сы народов Советского Союза в первую очередь, но одновременно и интересы народов других стран, всего человечества. Цели Отечественной войны стали исходным пунктом деятельности советских людей в борьбе с фашизмом. Чтобы имевшиеся в советском обществе материальные и духовные предпосылки и действующие в нем законы были реализованы при достижении целей Отечественной войны, необходимы были инициатива и творчество народа и политического руководства, их деятельность в соответствии с познанными законами. Потенциально у Советского Союза было все необходимое, чтобы воспротивиться принуждению. Но реальность оказалась сложнее. Процесс актуализации имевшихся возможностей превращения их в действующие факторы оказался чрезвычайно сложным, противоречивым, длительным. Свидетельством тому служит тот факт, что в самом начале войны у Красной Армии не оказалось достаточных и необходимых сил и средств, чтобы отразить агрессию на границе. К тому же она не владела инициативой. У него были инициатива и опыт ведения военных действий в новых исторических и военностратегических условиях. Иначе: агрессор имел возможность оказывать решающее влияние на ход военных действий, их перспективы и направления и тем самым на войну в целом. Вследствие этих и ряда других неблагоприятных для Советского Союза, Красной Армии обстоятельств процесс освобождения от фашизма сформировался из ряда неравно-значных по содержанию и конкретным результатам этапов, характеризовавшихся противоборством различных для СССР возможностей и своеобразным для них соотношением свободы и необходимости. Сначала на территории Советского Союза, а затем других стран, в том числе самого агрессора – фашистской Германии. Процесс освобождения от фашизма в свою очередь структурно включал в себя два неравнозначных, но взаимообу-словленных и взаимодействующих процесса – фронтовой и тыловой. Фронтовой процесс – это вооруженное противоборство воюющих сторон, питаемых материально и духовно своим тылом. Он

№ 3 (10)

протекал как состязание сторон в уничтожении сил противоположной стороны, но в сохранении и увеличении, по возможности, своих сил. Определялся этот процесс конкретно складывающимся соотношением сил (количе-ственно и качественно) и умением политического и военного руководства изменить его в своих интересах и использовать для достижения своих политических и военных целей. Это был процесс, в котором своеобразно сочетались политические и военные цели, сред-ства их достижения. В нем постоянно осуществлялся выбор наиболее благоприятных возможностей в условиях, когда необходимость развития военных действий сопровождалась самыми разнообразными случайностями. Вначале войны, когда фашистская Германия напала на СССР, соотношение сил было в пользу агрессора. Но оно возникло не вдруг, а в ходе развязанной Германией 1 сентября 1939 г. Второй мировой войны. Так, накануне этой войны, летом 1939 г. общее соотноше-ние сил между фашистской Германией, с одной стороны, Францией, Англией и Польшей, с другой по основным показателям было в пользу последних. Однако гитлеровцы вос-пользовались мюнхенской политикой Лондона и Парижа, стремлением правящих кругов Запада направить агрессию фашистской Германии на Восток, на СССР: Германии быстро удалось разгромить Польшу и добиться подавляющего превосходства в силах. Надо ска-зать, что англо-французское руководство обладало перевесом в силах и при желании име-ло возможность нанести по Германии смертельный удар. Но союзники предали Польшу, бросив ее на растерзание агрессору. К маю 1940 г., перед нападением на Францию, Германия заметно нарастила силы своей армии. Франция, Англия, Бельгия и Голландия необходимых усилий для изменения в соотношении сил почти не предпринимали. В частности, их как бы загипнотизировал тот факт, что противник не имел количественного превосходства. Англофранцузское руководство не учло и той роли, какую могло создать качественное превосходство гитлеровской армии, выражавшееся в лучшем техническом оснащении и более целесообразной организационной структуре ее танковых войск и военно- воздушных сил, а также в применении эффективных способов их действий. Даже количественное соотношение сил в короткий срок резко изменилось в пользу нацистов, что в значительной мере предопреде-лило разгром Франции. Восполнить потери и добиться превосходства в силах в ходе ско-ротечной войны союзникам так и не удалось.


ЭВОЛЮЦИЯ ВОЙНЫ К лету 1941 г. военная мощь Германии доминировала в Европе, где в покоренных странах был установлен свой «новый порядок». Европа оказалась порабощенной фашиз-мом. В свою очередь, войска Германии приобрели большой опыт ведения современных по тому времени военных действий и владели стратегической инициативой. Все это наложило существенный отпечаток на начало военных действий, которые вела Красная Ар-мия против немецко-фашистских войск, осуществивших вероломное внезапное нападе-ние на Советский Союз. Разгромив немецко-фашистские войска под Москвой в декабре 1941 г., Красная Армия предстала армией, способной побеждать. И это несмотря на то, что в 1942 г. она вновь пе-режила трудные и драматические события, а политическое и военное руководство страны и Вооруженных Сил на некоторое время выпустило из своих рук стратегическую инициа-тиву. Но оборона на Волге и последующий затем разгром крупнейшей военной группировки агрессора под Сталинградом при примерном равенстве сил показали, что грядущая победа над нацистской Германией, освобожление от фашизма зреют в действиях Красной Армии и усилиях всего советского народа. Подтверждением тому стали разгром немецкофашистских войск на Курской дуге, форсирование Днепра, полное освобождение времен-но оккупированной советской территории, перенос военных действий на территорию союзников Германии, а потом и самой Германии, туда, откуда к нам пришла война. С военной точки зрения процесс освобождения от фашизма завершился битвой за Бер-лин весной 1945 г., означавшей окончание Великой Отечественной войны Советского Союза, а также Второй мировой войны в Европе. Военная сила фашизма, которая угрожала свободе и независимости Советского Союза, народам Европы, да и всего мира, перестала существовать главным образом потому, что на советско-германском фронте Красной Армией было уничтожено свыше 75% фашистской живой силы и военной техники. Об этом еще в 1942 г. говорил президент США Ф. Рузвельт: «…трудно уйти от очевидного факта, что русская армия уничтожает больше солдат и вооружения противника, чем все остальные 25 государств Объединенных наций вместе взятых» [1, c. 23]. В международном плане процесс освобождения Советского Союза и порабощенных фашизмом стран Запада сопровождался усилением антигитлеровской коалиции, ростом числа ее участников, с одной стороны, а с другой – ослаблением

25

фашистского блока и его распадом. Если в начале Отечественной войны СССР поддерживало несколько западных стран, в том числе США, то в 1942 г. антигитлеровская коалиция включала в себя 26, а в конце войны – более 60 стран. В это же время шел процесс ослабления фашистского блока: в 1943 г. от него отошла Италия, а в 1944 г. – начале 1945 г. Советский Союз вы-вел из войны таких союзников Германии как Румыния, Венгрия, Австрия, Словакия, Финляндия, Болгария. Этому предшествовали: освобождение западных территорий Союза ССР, в том числе нынешних Белоруссии, Украины, Молдавии, Литвы, Латвии, Эстонии; выход Красной Армии весной 1944 г. на госграницу СССР с Румынией, а 31 августа – освобождение ее столицы Бухареста; вступление 17 июля 1944 г. на территорию Польши, а 15 августа – в Софию; освобождение 20 авг. 1944 г. Белграда, 15 февр. 1945 г. – Будапешта; 13 апреля – Вены. 2 мая советские войска овладели Берлином, 9 мая была освобождена Прага. Румыния, Венгрия, Болгария объявили войну своему бывшему союзнику – Германии. Процесс освобождения временно оккупированной территории СССР и порабощенных фашизмом стран Европы военной силой, главным образом советской, сопровождался ростом авторитета СССР в мире, его влиянием на усиление антифашистской, освободи-тельной войны в других странах. Большую роль здесь сыграли также и внешняя политика СССР и его дипломатия. Своей деятельностью они создавали для Красной Армии благо-приятные условия и нейтрализовывали неблагоприятные, способствовали изменению соотношения сил в пользу СССР на советскогерманском фронте, в европейском и некоторых других регионах, а также на мировой арене. Что же касается другого процесса освобождения, названного тыловым, то его суть можно выразить известным призывом, появившимся в начале войны – «Все для фронта, все для победы!». Содержание же было весьма разнообразным. Это прежде всего осозна-ние советским народом смертельной опасности, нависшей над страной, потребности объединиться, сплотиться, чтобы сообща драться за победу над агрессором. Оказалось, что осознание опасности стало непростым делом. Ибо народ переживал горечь и утраты родных и близких, и неудач и поражений Красной Армии, и даже уныние и некоторую обреченность, поскольку была известна судьба покоренных фашизмом народов Европы. Однако в сознании большинства советского народа зрели чувства, укреплявшие уверен-ность в правоте борьбы против фашизма, в неизбежность торжества справедливости, в победе над агрессором.


26

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

Потрясение, которое испытал народ в начале войны, породило общую волю, сделало каждого участником общей борьбы. Оно способствовало осозна-нию и народом, и политическим и военным руководством страны нависшей над страной опасности – военной и социальной, демографической и геополитической, выработке политических и военных целей войны, мобилизации материальных и духовных возможностей для преодоления неудач, ошибок и поражений. Вот почему миролюбивая советская страна в короткие сроки превратилась в военный лагерь. Слова из обращения прави-тельства в первый день войны: «Наше дело правое, победа будет за нами!», – означали нечто большее, чем призыв. Осознание советским народом опасности для его существования, понимание жизненной необходимости защиты своего Отечества сопровождалось мощным подъемом патриотизма, который стимулировал активную борьбу с агрессором и укреплял волю к победе. Любовь к Родине, неразрывная связь человека с благополучием и бедами своего на-рода, стремление отстоять независимость страны, свою землю, свой дом формировались веками. Усиление патриотизма было вызвано и тем, что большинство граждан считало естественным и законным сложившийся к началу войны социально-политический строй, закрепленный Конституцией СССР. Были наглядны и очевидны вошедшие в быт социальные достижения – бесплатное образование, медицинское обслуживание, практически бесплатное жилье, отсутствие безработицы, уважение к людям труда, их производственным достижениям и т.п. И они дали свои плоды. Уже в первых боях с вторгшимся агрессором у пограничников и воинов передовых частей Красной Армии ярко проявились подлинные гражданские черты, героизм и само-пожертвование. Они сочетались с упорством, стремлением нанести врагу наибольший урон, защитить страну, с ненавистью к врагу. Поэтому военные действия на советско-германском фронте приняли неожиданный для фашистского руководства характер. Так, на-чальник генерального штаба сухопутных войск генерал Ф. Гальдер в своем дневнике отмечал 22 июня: «После первоначального «столбняка», вызванного внезапностью нападения, противник перешел к активным действиям» [2, c. 27]; 25 июня: «Противник организованно отходит, прикрывая отход танковыми соединениями, и одновременно перебрасывает большие массы войск с севера к Западной Двине» [2, c. 41]. Генерал Гудериан в своей книге «Воспоминания солдата» писал: «Внезапность нападения на

№ 3 (10)

противника была достигнута на всем фронте танковой группы. Однако вскоре противник оправился от первоначальной растерянности и начал оказывать упорное сопротивление. Особенно ожесточенно оборонялся гарнизон имеющей важное значение крепости Брест» [3, c. 20]. В боевом донесении о взятии БрестЛитовска, составленном штабом 45-й пехотной дивизии, отмечалось: «Русские в Брест-Литовске боролись исключительно упорно и настойчиво. Они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к сопротивлению» [7]. Но не только это. В упорных и тяжелых оборонительных боях и сражениях, в отдельных контрнаступательных действиях командование Красной Армии и Военно-морского флота разных уровней предпринимали энергичные меры к поддержанию и повышению боеспособности войск (сил флота). Совершенствовалась их структура с учетом боевого опыта, наличия оружия и военной техники, степени подготовленности личного состава, совершенствовались способы вооруженной борьбы, принимались меры по более рациональному и эффективному применению имеющихся сил и средств и т.п. Все большее внимание обращалось на сохранение жизни бойцов и командиров в ходе боевых действий путем умелого при-менения оружия, совершенствования взаимодействия стрелковых частей и подразделений с артиллерией, танками, авиацией, улучшения разведки, связи, материально-бытового и медицинского обслуживания. Сохранению Красной Армии как боеспособной силы, противостоявшей агрессору, способствовали также реформирование стратегического руководства военными действиями и решение военной теорией ключевых проблем ведения войны. Велись поиски новых форм и способов вооруженной борьбы, отвечающих конкретно складывающейся обстановке, совершенствования организационной структуры войсковых организмов видов вооруженных сил и родов войск. Важными задачами являлись изучение и обобщение опыта военных действий и его своевременное доведение до войск, решение проблем рационального использования экономического потенциала государства, людских ресурсов страны для отпора врагу, обеспечения морально-политического единства фронта и тыла. Решением этих и других задач освобождения занимались представители всех отраслей науки и техники, но особенно оборонных, всех видов искусства, прежде всего литературы, музыкального и театрального искусства, а также средств массовой информации – радио, печать и т. д.


ЭВОЛЮЦИЯ ВОЙНЫ Взаимодействие рассмотренных выше процессов, в котором решающую роль играло военное противоборство, характеризовало тогда советское общество, находящееся в особом, мобилизационном состоянии. В таком обществе отлично от мирного времени реализуются такие субстанциональные принципы, как единство взаимосвязей и развития, а также принцип детерминизма. Во время войны, когда речь шла об освобождении от угрозы порабощения, все факторы, определявшие ход и исход войны действовали устойчиво в быстро меняющихся условиях. Все было очень подвижно, но основная тенденция освобождения сохранялась. А соотношение сил неуклонно изменялось в пользу Красной Армии, Советского Союза. Вот почему уже в 1942 г. фашистские войска не имели того превосходства в силах и средствах, каким они обладали в 1941 г. Поэтому они имели возможность провести только ряд предусмотренных операций на южном крыле советско-германского фронта, которые осуществлялись только на одном стратегическом направлении, а не на трех, как это было в 1941 г. Наступательная операция в 1943 г. в районе Кур-ска проводилась немцами уже при отсутствии общего превосходства в силах и прова-лилась. Напротив, изменение соотношения сил в войне в пользу СССР и рост умения использовать его в своих интересах предопределили переход Красной Армии от стратегической обороны к стратегическому наступлению. Об отдельных, порой разрозненных контруда-ров в начале войны советские войска перешли в контрнаступление под Тихвином, Ростовом, Москвой в 1941 г. В 1942–1943 гг. развернулись контрнаступательные операции под Сталинградом и Курском. А в 1944 г. были осуществлены последовательные и непрерывные удары на всем советскогерманском фронте, продолжением которых явился ряд одновременных ударов,

27

завершившихся полным разгромом гитлеровской армии в 1945 г. Процесс освобождения протекал в условиях формирования такой социальнополитической и военной действительности, в которой необходимость освобождения была господствующей, складываясь из реализованных возможностей. В свою очередь, процесс превращения благоприятных реальных возможностей в действительность также был сложен и противоречив, что и показали события на советско-германском фронте, особенно под Москвой в 1941 г., Сталинградом в конце 1942 – начале 1943 гг. и на Курской дуге летом 1943 г. В значительной мере потому, что необходимость противостояла принуждению. Ее связь со свободой была и стабильной, и деформированной одновременно. Чем эффективнее шла борьба с принуждением, т.е. с агрессором как внешней враждебной силой, тем диалектичнее действовали все факторы, обусловливающие эту борьбу с принуждением. Разгром военной машины агрессора привел к устранению внешнего для Советского Союза принуждения, что означало приведение в обычное «мирное» состояние соотношение необходимости и свободы и всего спектра детерминации. В жизни народов СССР, да и всего мира наступал новый этап существования и развития ЛИТЕРАТУРА 1. Верт А. Россия в войне 1941-1945, М., 1967 2. Гальдер Ф. Военный дневник. Т. 3. М., 1971. 3. Героическая оборона. Сборник воспоминаний об обороне Брестской крепости в июне–июле 1941 г. Минск, 1971. 4. Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками: Сб. материалов: В 7 т. М., 1961. Т. 7. 5. Сталин И. В. О Великой Отечественной войне Советского Союза. М., 2002. 6. Трактаты о вечном мире. М., 1963. 7. ЦАМО СССР. Оп. 7514. Д. 1. Л. 234.

СОВЕТСКИЙ СОЮЗ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ Ю. А. Волков Кандидат исторических наук, доцент

1 сентября 1939 г. агрессивная, мощная в военном, экономическом и идеологическом отношении, а потому стремившаяся к господству в Европе нацистская Германия напала на Польшу, связанную союзническими отношениями с Англией и Францией. Политика западных держав по умиротворению агрессора, начатая глубокой осенью 1938 г. Мюнхенским «предательством интересов мира», провалилась. Несколько позднее в войну с целью территориальных захватов вступили

союзники Германии по Антикоминтерновскому пакту – Италия и Япония. Началась Вторая мировая война, не имевшая аналогов в истории человечества по масштабу боевых действий, людских потерь и разрушений. В войну была вовлечена 61 страна, в которой проживало 80% населения земного шара; количество мобилизованных превысило 110 млн. человек. В той или иной мере эта война оказала влияние на существование и развитие большинства государств планеты.


28

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

С нападением Германии на СССР 22 июня 1941 г. началась Великая Отечественная война советского народа против немецкофашистских захватчиков. С самого начала война со стороны СССР носила справедливый, освободительный и антифашистский характер. Уже в декабре 1941 г. в ходе визита в Москву министра иностранных дел Великобритании Э. Идена началось создание антигитлеровской коалиции, которая окончательно оформилась в начале 1942 г. В принятой 1 января 1942 г. антифашистской Декларации ее участники – СССР, Великобритания, США, Китай и другие страны – обязались использовать все свои ресурсы для борьбы против фашистских государств и не заключать с ними сепаратного перемирия или мира [1, с. 168-169]. При планировании агрессии против СССР гитлеровское руководство учитывало значительно возросший в результате оккупации ряда стран Европы экономический потенциал Германии, а также экономические возможности ее европейских союзников – Италии, Румынии, Венгрии, Румынии и Словакии, войска которых вместе с немцами вторглись на советскую территорию. Политические цели войны со стороны Германии в полной мере выражали принципы политики геноцида по отношению к народам Советского Союза, прежде всего славянским. Как заявил Гитлер на одном из совещаний с командным составом вермахта: «Нам недостаточно просто разбить русскую армию и захватить Москву, Ленинград, Кавказ. Мы должны стереть с лица земли эту страну и уничтожить ее народ» [2, с. 430]. Экономические цели агрессии заключались в истощении материальных ресурсов СССР, вывозе в Германию оборудования и запасов ценного сырья, разрушении промышленных предприятий, выпускавших мирную продукцию. «Задача состоит в том, - заявил второй человек в нацистской иерархии Г. Геринг на совещании по «восточному вопросу» в феврале 1941 г., - чтобы изъять из новых восточных районов самое большое количество сельскохозяйственных продуктов, сырья, рабочей силы» [3, с. 114]. Выживание мирного населения гитлеровцев не интересовало: «…если мы сумеем выкачать из страны все, что нам необходимо, то десятки миллионов людей умрут голодной смертью» [3, с. 115]. План войны против Советского Союза содержался в директиве № 21, подписанной Гитлером 18 декабря 1940 г. Интересно, что первоначально директива, получившая известность как план «Барбаросса», носила предположительный характер, т.е. была тесно увязана с возможными вариантами развития политической обстановки. И лишь почти полтора месяца спустя, 31 января 1941 г., была принята «Директива по сосредоточению войск» - уточненный и окончательный вари-

№ 3 (10)

ант плана «Барбаросса» [4, с. 227]. Несомненно, Гитлер, помня о неудачном для Германии исходе Первой мировой войны, не хотел воевать на два фронта, но в то же время прекрасно понимал, что через год СССР станет настолько сильным, что победить его не будет никакой возможности. В 1941 же году Советский Союз представлялся главарям Третьего рейха «колоссом на глиняных ногах». Кроме того, Гитлер фанатично верил в талант своих военачальников, стойкость солдат, мощь оружия и военной техники, изощренность и подавляющую убедительность нацистской пропаганды. Главным же «ноу хау» нацистов стала знаменитая стратегия «блицкрига» - «молниеносной войны», принесшая блестящие результаты в войне против Польши и кампании 1940-1941 гг. в Европе. Идея блицкрига заключалась в том, что танковые колонны внезапно, без артподготовки, обрушиваются на узкие участки вражеской обороны, взламывают ее и выходят на оперативный простор. Они стремительно движутся по дорогам в тылу противника и смыкают клещи в глубине вражеской территории. Огромная роль в блицкриге отводилась взаимодействию танков и авиации; самолетыштурмовики должны были постоянно сопровождать колонну танков и расчищать ей дорогу. Ставка делалась не на огневую мощь, а на скорость и маневренность; все подчинялось принципу «скорее вперед!» - поэтому пехота была посажена на бронетранспортеры, а вместо артиллерии использовалась авиация. Пехоте предназначалась пассивная роль – она должна была держать фронт окружения до тех пор, пока у противника не кончатся боеприпасы [5, с. 105]. Сильный и умелый враг сумел скрытно развернуть ударные группировки своих войск вблизи государственной границы СССР. На рассвете 22 июня 1941 г. тысячи орудий вермахта и союзных Германии стран внезапно обрушили огонь на пограничные заставы, долговременные и полевые укрепления, места расположения советских войск в приграничных районах. Одновременно вражеская авиация вторглась в воздушное пространство страны и подвергла массированной бомбардировке аэродромы, военно-морские базы, командные пункты и другие военные объекты, а также города и железнодорожные узлы прибалтийских республик, Белоруссии, Украины, Молдавии и Крыма. После артиллерийской и авиационной подготовки войска агрессора перешли в наступление. Наша Родина вынуждена была вступить в смертельную схватку с немецкими захватчиками. В первый же день войны в целях объединения всех сил народа на отпор агрессору была объявлена мобилизация военнообязанных на территории 14 военных округов [6, с.


ЭВОЛЮЦИЯ ВОЙНЫ 304], введено военное положение в приграничных союзных республиках и некоторых западных областях Российской Федерации. Известно, что начало войны сложилось для Советского Союза крайне неудачно. В первый день, 22 июня, особенно тяжелые потери понесли Военно-воздушные силы. Авиационные части и подразделения, не получившие заранее четких указаний о приведении в боевую готовность, были лишены возможности своевременно подняться в воздух и нанести, как это предусматривалось, немедленный ответный удар по авиации и группировкам сухопутных войск противника. Кроме того, командованием Западного особого военного округа, дислоцированного на территории Белоруссии, был проигнорирован приказ НКО СССР от 27 декабря 1941 г. о тщательной маскировке аэродромов [7, с. 66]. Самолеты в авиационных частях ЗапОВО не были замаскированы, располагались на аэродромах скученно и становились легкой добычей для немецких пикирующих бомбардировщиков Ю-87. Под воздействием вражеской авиации в первые дни войны Красная Армия потеряла на аэродромах и в воздухе 1200 самолетов [8, с. 150]. В полосе ЗапОВО сложилась наиболее тяжелая обстановка. С первых часов вторжения выявилось подавляющее преимущество немецкой группы армий «Центр» над соединениями трех советских армий ЗапОВО, которые оказались дислоцированными слишком близко к границе. Немцы двинули вперед две ярко выраженные ударные группировки – северную и южную, в каждую из которых входила одна танковая группа и одна полевая армия, поддержанные авиацией. Используя начертание государственной границы на Западном направлении, ударные группировки немецко-фашистских войск заняли охватывающее положение в отношении основных сил ЗапОВО (3-я, 4-я и 10-я армии) [9, с. 2122]. 28 июня обе немецко-фашистские группировки соединились восточнее Минска и замкнули фронт окружения. В изоляции оказалось 11 советских дивизий [6, с. 306]. В образовавшуюся брешь в линии фронта устремились танковые соединения врага. До выхода к Днепру им оставалось 140-160 км. На других направлениях – северо-западном и юго-западном – продвижение немецкофашистских войск не было столь стремительным, хотя и здесь части Красной армии вынуждены были с боями отступать под натиском превосходящих сил противника. За три недели войны советские войска оставили Латвию, Литву, Белоруссию, значительную часть Украины и Молдавии. Создалась угроза прорыва противника к Ленинграду, Смоленску и Киеву. И лишь на северном фланге советско-германского фронта от Баренцева моря до Карельского перешейка противник не

29

смог добиться существенных успехов и к середине июля был остановлен на мурманском и других направлениях. Среди причин неудачного начала войны на первое место традиционно выдвигают недоверие Сталина к донесениям разведки о грозящем нападении немцев, почему, дескать, страна и ее Вооруженные силы не готовились к войне надлежащим образом. Разведка же всегда «докладывала точно», но ее данные либо игнорировались Сталиным, либо не сообщались военному руководству, поэтому и планы по оперативному развертыванию были доведены до соединений приграничных округов лишь в ночь начала войны. Между тем, исследования последних лет показывают, что лучшие советские разведчики Х. Шульце-Бойзен («Старшина»), А. Харнак («Корсиканец») и Р. Зорге («Рамзай») так и не сообщили ни точной даты начала гитлеровской агрессии, ни направления главного удара немецко-фашистских войск. А знаменитое предупреждение, отправленное Р. Зорге 15 июня 1941 г., о том, что «нападение произойдет на широком фронте на рассвете 22 июня», оказалось, как признал еще в 2001 г. сотрудник Службы внешней разведки полковник В. Карпов «… фальшивкой, появившейся в хрущевские времена. Разведка не назвала точной даты, не сказала однозначно, что война начнется 22 июня» [4, с. 240]. Единственно верные разведданные сообщали пограничники, наблюдавшие за перемещениями немцев и их союзников вблизи границы, но конечно, только в тактическом масштабе. Так что, вероятнее всего, главной причиной неудачного начала войны следует считать общую неготовность Красной Армии образца первой половины1941 г. противостоять лучшей на тот момент армии Европы. Однако в последующем ход войны оказался совсем не таким, как планировали гитлеровские стратеги. Сила сопротивления Красной Армии постоянно возрастала, что не могло не признать даже вражеское командование. В дневнике начальника немецкого начальника генерального штаба Ф. Гальдера за период 24-29 июля отмечалось: «…Русские не думают об отступлении, а напротив, бросают все, что имеют в своем распоряжении, навстречу вклинившимся немецким войскам… Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека…» [8, с. 266]. Потери Германии в людях и технике становились все более ощутимыми. Расчет на стремительное и непрерывное продвижение ударных группировок германской армии вглубь СССР не оправдались. Все более реальной становилась перспектива зимней кампании, на ведение которой немецко-фашистское командование не рассчитывало.


30

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

Огромную роль в организации всенародного отпора агрессору сыграли мероприятия по реорганизации государственного аппарата. 30 июня 1941 г. был образован Государственный Комитет Обороны (ГКО), а 10 июля Ставка Главного Командования была преобразована в Ставку Верховного Главнокомандования под председательством И.В. Сталина. 19 июля он был назначен народным комиссаром обороны, а 8 августа – Верховным Главнокомандующим [6, с. 310]. Сосредоточение в одних руках многих функций имело огромное положительное значение, в первую очередь, для мобилизации военных, экономических и трудовых ресурсов страны для достижения победы над врагом. Хотя были и отрицательные последствия сверхцентрализации военного управления, например, снижение оперативности в принятии решений по вопросам вооруженной борьбы. Вслед за тяжелым летом 1941 года пришла не менее тяжелая осень. На северо-западном направлении немецко-финским войскам не удалось захватить Ленинград, но они блокировали город с суши. Началась героическая оборона Ленинграда, продолжавшаяся более 900 дней. Врагу, несмотря на тяжелейшую блокаду, непрерывные бомбардировки и артиллерийские обстрелы, не удалось сломить защитников города. Ленинград остался непокоренным. На юге с 10 августа по 16 октября 1941 г. продолжалась героическая оборона Одессы, где небольшая по численности Отдельная Приморская армия при активной поддержке Черноморского флота и населения города сковала и обескровила в ожесточенных боях 18 румынских и немецких дивизий [1, с. 155]. После ухода из Одессы Приморская армия вплоть до 3 июля 1942 г. героически обороняла главную базу Черноморского флота – Севастополь, На московском направлении немецкофашистские войска со 2 октября 1941 г. приступили к осуществлению операции «Тайфун» - наступлению непосредственно на Москву с целью захвата и полного разрушения советской столицы. Как заявил Гитлер на совещании в штабе группы армий «Центр», «…там, где стоит сегодня Москва, должно возникнуть огромное море, которое навсегда скроет от цивилизованного мира столицу русского народа» [1, с. 157]. Однако зловещим планам врага не суждено было осуществиться. В обороне Москвы, обескровливании 80 наступавших на нашу столицу гитлеровских дивизий (23 из них танковые и механизированные) приняли участие как воины фронта и тыла, так и рядовые москвичи. Более 500 тысяч гражданского населения Москвы принимали участие в строительстве оборонительных сооружений вокруг столицы. В Москве было сформирова-

№ 3 (10)

но 11 дивизий народного ополчения и 87 истребительных батальонов[1, с. 158]. К 6 ноября 1941 г. стало ясно, что первое немецкое наступление на Москву провалилось. После перегруппировки сил немцы 15-18 ноября предприняли второе, самое опасное наступление на столицу СССР, сосредоточив для удара по Москве с севера и северо-запада сразу две танковых группы. На юге немцы силами 2-й танковой группы Гудериана, не считаясь с потерями, пытались взять Тулу. Однако и это наступление не привело к успеху, несмотря на то, что к северу от столицы враг захватил Красную Поляну и Крюково, подойдя к городу на 25-30 км. Более того, советское командование решило использовать истощенность противника, отсутствие у него тактических и оперативных резервов и силами трех фронтов перейти в контрнаступление, которое началось 5 декабря 1941 г. Такой оборот событий оказался полной неожиданностью для гитлеровских генералов, которые ничего не смогли противопоставить мощным ударам советских войск и вынуждены были отступать на широком фронте. По признанию немецкого генерала К. Типпельскирха, «для дальнейшего ведения боевых действий исход этой зимней кампании имел гибельные последствия» [10, с. 206]. Немцы были отброшены от Москвы. Впервые за полгода войны стратегическая инициатива перешла в руки советского командования. В дальнейшем советские маршалы и генералы научатся не только отбрасывать противника в ходе наступления, но также окружать и уничтожать его крупные группировки, как это произошло в ходе контрнаступления Красной Армии под Сталинградом по плану операции «Уран» (19 ноября 1942 – 3 февраля 1943 гг.). Победа под Сталинградом положила начало коренному перелому в Великой Отечественной войне и оказала определяющее влияние на дальнейший ход всей Второй мировой войны. Красная Армия захватила стратегическую инициативу и удерживала ее до конца войны. Успешное осуществление Сталинградской операции обусловило дальнейшее развертывание стратегического наступления Красной Армии: сначала на юго-западном и северокавказском направлениях, а затем и на других – от Ладожского озера до района Орла и Курска. 18 января 1943 г. в ходе операции «Искра» войсками Ленинградского и Волховского фронтов была прорвана блокада Ленинграда [6, с. 346]. После ожесточенных боев в Восточной Украине к концу марта 1943 г. советско-германский фронт стабилизировался на линии, близкой к той, с которой началось немецкое наступление летом предыдущего года. Врагу был нанесен тяжелый, но пока еще не смертельный удар.


ЭВОЛЮЦИЯ ВОЙНЫ

31

Рис. 1. Курская битва

Летом 1943 г. немецко-фашистское командование решило взять реванш под Курском. Несмотря на то, что к этому времени соотношение сил резко изменилось в пользу Красной Армии, войска вермахта сохраняли достаточно высокую боеспособность. Их личный состав отличался стойкостью в бою, а фронтовое и армейское командование с немалым искусством использовало боевые ресурсы. Красной Армии по-прежнему противостоял сильный, опытный враг. Советское командование, используя стратегическую паузу*, сумело подготовить на Курском выступе глубокоэшелонированную оборону (рис. 1). В ходе начавшегося 5 июля 1943 г. наступления немцы столкнулись с исключительно упорной и активной обороной советских войск, которые смело маневрировали резервами и проводили стремительные контрудары танковыми группировками по вклинившемуся *

Стратегическая пауза – временное затишье на фронтах, связанное с подготовкой стратегических операций

в оборону противнику. Времена блицкригов для немцев безвозвратно ушли в прошлое. Наоборот, укрепившаяся Красная Армия во главе с выдвинувшимися в ходе войны талантливыми военачальниками могла позволить себе применять в Курской битве сразу две танковые армии и целые соединения противотанковой артиллерии. «Немецкие войска в Курской битве, - писал К. Типпельскирх, - понесшие невосполнимые потери, не сумели добиться поставленной перед ними цели… инициатива теперь окончательно и при тяжелых обстоятельствах перешла в руки противника» [10, с. 314]. Контрнаступление советских войск, начавшееся под Курском, переросло в наступление на широком фронте и тяжелую битву за Днепр, в ходе которой 6 ноября 1943 г. был освобожден Киев, а на правобережье Днепра создан плацдарм свыше 500 км по фронту. Битва за Днепр без оперативной паузы перешла в дальнейшее наступление. В этот период большой урон врагу нанесли партизанские соединения, в рядах которых сражались до


32

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

250 тыс. человек. В 1943 г. ими были проведены крупные операции по разрушению железнодорожных сообщений в тылу противника («Рельсовая война» и операция «Концерт»), сыгравшие важную роль в срыве перевозок немецких войск и военной техники [11, с. 334]. Победы советских войск в грандиозных сражениях на Волге и под Курском имели решающее значение для активизации англоамериканских союзников, позволили в корне изменить обстановку в Северной Африке, осуществить высадку десанты в Сицилии, а затем на Апеннинах и в конечном итоге открыть в второй фронт в Европе, осуществив в июне 1944 г. Нормандскую десантную операцию. Однако к этому времени Советский Союз был в состоянии добить врага и своими собственными силами. В кампании 1944 г. советские войска провели десять стратегических наступательных

№ 3 (10)

операций, в ходе которых была освобождена вся территория СССР и началось освобождение территории Восточной Европы от немецко-фашистского порабощения. Только в результате четырехмесячной зимней кампании 1944 г. советские Вооруженные Силы освободили 329 тыс. кв. км советской территории, разгромили свыше 170 дивизий противника численностью до 1 млн. человек [11, с. 337]. Летом 1944 г., продолжая развивать стратегическое наступление, советские войска провели операции в Карелии, Белоруссии (операция «Багратион») (рис. 2.), на Западной Украине и в Молдавии. В результате этих операций, которые сами по себе оказались исключительно результативными в военном плане, произошли крупные политические изменения: из войны вышла Финляндия (19 сентября 1944 г.), а в Румынии и Болгарии произошли антифашистские народно-освободительные революции.

Рис. 2. Операция «Багратион»

Производство военной техники в СССР в 1944 г. достигло своего апогея. Советские военные заводы производили танков в 7-8 раз,

орудий в 6 раз, минометов почти в 8 раз. Самолетов в 4 раза больше, чем перед войной [11, с. 337].


ЭВОЛЮЦИЯ ВОЙНЫ Войска приобрели за три с половиной годы войны огромный опыт ведения современной войны. Блестящие советские полководцы Г.К. Жуков, К.К. Рокоссовский, И.С. Конев, Р.Я. Малиновский, Ф.И. Толбухин, И.Х. Баграмян и другие во всех отношениях превосходили немецких генералов. На международной арене авторитет СССР и антигитлеровской коалиции необычайно возрос. Тем самым были созданы благоприятные условия для завершения войны уже в первой половине 1945 года.

33

Семь стратегических наступательных операций были проведены советскими войсками в Европе в 1945 г. Самыми крупными из них стали Восточно-Прусская, Висло-Одерская, Западно-Карпатская, и, конечно, Берлинская операция (16 апреля – 8 мая 1945 г.) (рис. 3), в которой войска трех советских фронтов окончательно сокрушили армию

Рис. 3. Берлинская операция

Третьего рейха, разгромив 93 дивизии противника, взяв в плен около 480 тыс. человек, захватив огромное количество трофейной военной техники и вооружения. В ночь с 8 на 9 мая 1945 г. в пригороде Берлина Карлсхорсте был подписан Акт о безоговорочной капитуляции нацистской Германии перед ведущими державами – участницами антигитлеровской коалиции. Победа в величайшей из войн в истории человечества была достигнута огромной ценой, особенно для многонационального Советского Союза, вынесшего основную

тяжесть бескомпромиссной борьбы против человеконенавистнического гитлеровского режима. Вместе с тем, весь мир знал, кто победил в той войне – СССР во главе антигитлеровской коалиции и всего прогрессивного человечества. Мир был освобожден от фашизма и начал освобождаться от колониализма. Победа была оформлена юридически с позиций международного права на проходивших в 1945 г. в Крыму, Сан-Франциско и Потсдаме конференциях. Новый мировой порядок учитывал интересы СССР и его союзников. Величие нашей Победы не может


34

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

и не должно быть дискредитировано современными европарламентами и отечественными «правдолюбами». Оставим Победу победившим. Так будет честно и справедливо. ЛИТЕРАТУРА 1. Деборин Г.А. Вторая мировая война. Военнополитический очерк. М., 1958. 2. Гальдер Ф. Военный дневник. Т.2. М., 1969. 3. Вторая мировая война. Краткая история. М., 1984. 4. Пыхалов И., Дюков А. Великая оболганная война. Т 1-2. М., 2009. 5. Калашников М. Крещение огнем. Вторжение из будущего. М., 2007.

№ 3 (10)

6. Отечественная военная история в трех томах. Т. 2-3. М., 2003. 7. Кремлев С. 10 мифов о 1941 годе. М., 2009. 8. Начальный период войны (по опыту первых кампаний и и операций второй мировой войны). М., 1974. 9. Сандалов Л.М. Первые дни войны. Боевые действия 4-й армии 22 июня – 4 июля 1941 г. М., 2003. 10. Типпельскирх К. История II мировой войны. В 2-х томах. Т.1. М., 1955. 11. Зуев. М.Н. Отечественная история. Учебное пособие в 2-х книгах. Кн. 2. М., 2005.

О РОЛИ СССР В РАЗГРОМЕ НАЦИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ И О ФАЛЬСИФИКАЦИИ ИСТОРИИ А. А. Падерин Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института военной истории Министерства обороны РФ, чл.-корр. РАЕН

Победа советского народа и его Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне была и остается непререкаемой национальной ценностью, важнейшим источником общенародной гордости, духовной основой консолидации нынешнего российского общества. Память о ней, ее истоках, факторах и цене являются действенным средством формирования самосознания народов Российской Федерации, особенно вступающего в самостоятельную жизнь молодого поколения. Не случайно как на Западе, так и в самой России не прекращаются попытки принизить роль и заслуги советского народа, Красной Армии в разгроме немецко-фашистских войск, являющиеся составной частью информационнопсихологической войны против Российской Федерации. Необходимостью противостояния ей и было вызвано создание Указом Президента Российской Федерации № 549 от 15 мая 2009 г. Комиссии при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. Во Второй мировой войне, развязанной нацистской Германией, СССР являлся главным препятствием на пути германского нацизма к мировому господству. Агрессор ставил своей целью уничтожение Советского Союза как государства, захват и ограбление его территории, закабаление и физическое уничтожение основной части населения. Поэтому главная цель СССР в этой справедливой, оборонительной войне состояла в том, чтобы устранить нависшую над страной смертельную угрозу. Достичь этого возможно было единственным путем – полным разгромом вермахта и войск союзников Германии и ликвидацией нацизма. Такие цели сторон обусловили острый непримиримый характер войны, высочайшую степень бескомпромисс-

ности вооруженной борьбы, решительности и активности военных действий, напряженности и кровопролитности сражений на советскогерманском фронте по сравнению с другими фронтами Второй мировой. Пока шла война, мало кто из ведущих политиков стран Запада отрицал решающую роль СССР в приближающемся полном разгроме агрессоров в Европе. Высокие оценки его заслуг звучали с нарастающей силой по мере каждой новой победы Красной Армии. Не являлось исключением здесь и руководство США, которое объективно оценивало значение советско-германского фронта и неоднократно подчеркивало это в своих публичных заявлениях. Уже 2 августа 1941 г. в ноте американского правительства подчеркивалось, что «усиление вооруженного сопротивления Советского Союза грабительскому нападению агрессора, угрожающего безопасности и независимости не только Советского Союза, но и всех других народов, – соответствует интересам государственной обороны Соединенных Штатов». В мае 1942 г. президент США Ф. Рузвельт признал: «Русские уничтожают больше солдат противника и больше вооружений и снаряжения, чем все остальные 25 государств Объединенных Наций, вместе взятые» [1, c. 91]. Госсекретарь США тех лет Е. Стеттиниус утверждал: «Американскому народу не следует забывать, что он находился на краю гибели... Если бы Советский Союз не удержал свой фронт, немцы получили бы возможность покорить Великобританию. Они были бы также в состоянии захватить Африку, а затем создать плацдарм в Латинской Америке». Благодарно высказался 23 июня 1943 г. губернатор штата Нью-Гемпшир Блуд: «Американский народ находится в таком долгу перед народами


ЭВОЛЮЦИЯ ВОЙНЫ Советского Союза, который нельзя выразить словами признательности или оплатить деньгами». 6 янв. 1945 г. Ф. Рузвельт в послании конгрессу писал: «Мы не можем забыть героическую оборону Москвы, Ленинграда и Сталинграда и гигантский размах русских наступательных операций в 1943–1944 годах, в результате которых были уничтожены огромные германские армии». В мае того же года новый президент США Г. Трумэн отмечал: «Мы глубоко ценим великолепный вклад, внесенный могучим Советским Союзом в дело цивилизации и свободы» [1, c. 93]. Высказывания политических деятелей весомо подкрепляются военными деятелями. В частности, начальник штаба армии США генерал армии Дж. Маршалл признал: «Без успешных действий Красной Армии американские войска были бы не в состоянии противостоять агрессии и война была бы перенесена на американский континент». В феврале 1944 г. по случаю 26-й годовщины Красной Армии верховный главнокомандующий союзными войсками в Европе генерал Д. Эйзенхауэр констатировал: «Солдаты русской армии приняли на себя всю мощь ударов нацистской военной машины и остановили ее». Позднее английский фельдмаршал Монтгомери, касаясь участия СССР в войне, писал в мемуарах: «Россия совершила великий военный подвиг... Пока Англия и Америка собирали силы, германские армии жгли, грабили и убивали на русских землях, оставляя за собой страшные разрушения и неисчислимые человеческие жертвы... Россия в тяжелом единоборстве почти один на один с наступающими гитлеровскими армиями приняла на себя всю силу германского удара и выстояла. Мы, англичане, никогда не забудем подвига России» [5, c. 228]. Однако уже вскоре после Победы на Западе стали появляться совершенно противоположные оценки вклада СССР в разгром нацистской Германии, степень объективности которых неуклонно снижалась по мере усиления «холодной войны». Концепция, лежащая в основе западной, в первую очередь американской, историографии Второй мировой войны, заключается в том, что США якобы сыграли решающую роль в минувшем глобальном конфликте. Аргументация ее сторонников сводится к следующему: Соединенные Штаты были «арсеналом демократии», страной, «оплачивающей» борьбу союзников. Огромный экономический и военный потенциал Америки будто бы обеспечил ей положение главного фактора, определившего исход войны. Отсюда вывод: мир был спасен от фашизма западными «демократиями», в чем основная заслуга принадлежит вооруженным силам США. На протяжении всех послевоенных десятилетий западные фальсификаторы усиленно

35

стремятся принизить роль и значение советско-германского фронта во Второй мировой войне. В большинстве публикаций послевоенной американской историографии война СССР против нацистской Германии и ее союзников трактуется как явление второстепенное и «локальное». Описывая события на советско-германском фронте, западные историки, как правило, не говорят об их влиянии на ход всей Второй мировой войны. Вынужденно признавая героический характер сопротивления советского народа агрессору, они утверждают, что таковое якобы лишь предоставило «временную передышку» для западных держав. Иными словами, утверждается, что роль СССР во Второй мировой войне заключалась лишь в обеспечении выигрыша времени, необходимого для развертывания огромной военной машины США. Постепенно в содержании и методах фальсификации истории Второй мировой войны происходили весьма характерные изменения. К середине 1960-х гг. стал наблюдаться переход от «лобовых атак» на исторические факты к их анализу как бы с позиции бесстрастных наблюдателей, приданию фальсификациям видимости научной объективности. С этой целью в изданиях формулируются отдельные, частного характера объективные оценки, делаются ссылки на советские источники и даже некоторые работы, однако наиболее значимые факты грубо искажаются. Потуги фальсификаторов по принижению роли Советского Союза и его Вооруженных Сил в разгроме вермахта находятся в острейшем противоречии с истиной. Ведь общеизвестно, что к середине июня 1941 г. военностратегическое положение в мире складывалось вполне благоприятно для осуществления Гитлером его завоевательных планов. Это, как свидетельствуют приведенные выше высказывания, признавали ведущие западные политические и военные деятели. В Европе по существу не оставалось силы, способной остановить агрессора. Не случайно в период с 1 сент. 1939 г. по июнь 1941 г. вермахт захватил одну за другой большинство европейских стран: за 35 дней была разгромлена Польша, за сутки пала Дания, были оккупированы Норвегия, Бельгия, Голландия, Люксембург и большая часть Франции, армия которой сопротивлялась 44 дня, захвачен ряд стран на Балканах. Крупное поражение потерпела английская экспедиционная армия, поспешно эвакуированная на Британские острова. Началось воздушное наступление на Англию. Не случайно также после нападения нацистской Германии на Советский Союз в политических и военных кругах Запада прогнозы сводились к предсказанию быстрого успеха сокрушившему Европу вермахту. Оценки самих германских стратегов носили категоричный характер: СССР потерпит немедлен-


36

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

ное поражение. Немецкий генерал Г. Блюментрит в тезисах своего выступления на предстоящем совещании высшего руководства сухопутных войск 9 мая 1941 г., в частности, писал: «Нам предстоят [в СССР. – А.П.] упорные бои в течение 8–14 дней, а затем успех не заставит себя ждать, и мы победим» [11, c. 36]. Ударная группировка агрессора была беспрецедентно мощной. В составе армии вторжения, совершившей нападение на Советский Союз, насчитывалось 182 дивизии и 20 бригад, 4 воздушных флота – 5.5 млн.солдат и офицеров, более 47260 орудий и минометов, 4300 танков и штурмовых орудий, 4950 боевых самолетов. Для сравнения: в сентябре 1939 г. против Польши Германия выставила 62 дивизии (1.6 млн.чел., 6 тыс.орудий и минометов, 2.8 тыс.танков, 2 тыс.боевых самолетов); в мае 1940 г. на западноевропейском фронте группировка вермахта насчитывала 136 дивизий (3.3 млн.чел., ок. 7.4 тыс.орудий и минометов, свыше 2.5 тыс.танков, 3.8 тыс.боевых самолетов) [6–8, 11, 12, 14]. Как известно, важнейшим стратегическим итогом летне-осенней кампании 1941 г. явился срыв Красной Армией германского плана «молниеносной войны» и основной стратегической программы (план «Барбаросса»). Агрессору не удалось уничтожить основные силы Красной Армии западнее Днепра, Западной Двины, преградив их отход в глубь страны, захватить Москву и Ленинград, выйти на линию Архангельск–Волга и завершить разгром советских Вооруженных Сил до наступления зимы. Это стоило СССР огромных потерь в личном составе и военной технике. За первую военную кампанию Красная Армия потеряла 3 млн.987.7 тыс. человек (в том числе безвозвратно – 2841.9 тыс.). Потери боевой техники достигли 76–90% от наличия ее на фронтах к началу войны [4, c. 157, 357, 359, 365]. Силу сопротивления советских войск ощутил и противник. Потери вермахта в июне – ноябре 1941 г. оказались в три раза больше, чем в предшествующих кампаниях в Польше и Западной Европе, и составили 1350 тысяч [14, c. 270]. Таким образом, уже в самом начале войны был развеян миф о непобедимости вооруженных сил Германии. Французский профессор М. Дюверже в книге «Другая сторона событий» пишет: «Вступление в войну Советского Союза означало, что нацизм встретил противника, который мог помериться с ним силой… Вступление в войну СССР открыло перспективу победы, возможности которой раньше не существовало» [8, c. 101]. Однако уже после войны многие западные авторы, подробно описывая первоначальные успехи вермахта, умалчивали о непрерывном нарастании силы и организованности сопротивления Красной Армии, делали тенденциозные выводы об ее «паническом отступлении»,

№ 3 (10)

которые опровергаются даже немецкими документами того времени. Так, уже 29 июня 1941 г., через семь дней после начала войны, штаб немецкой группы армий «Центр» вынужден был констатировать: «Если на Западе и в польской кампании окруженные силы противника с окончанием боев в основном почти добровольно сдавались в плен на 100 процентов, здесь это будет происходить совершенно иначе» [8, c. 106–107]. В тот же день начальник генерального штаба сухопутных войск вермахта Ф. Гальдер записал в дневнике: «Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека» [3, c. 60]. Судьбоносный поворот был достигнут в результате успешного контрнаступления под Москвой и последовавшего затем общего наступления Красной Армии в зимней кампании 1941–1942 гг.: первое крупное поражение вермахта после его триумфальных побед в течение предшествовавших двух лет войны стало для Германии не просто военной неудачей, а потрясением всей государственной системы, опиравшейся на европейский экономический потенциал. Только в ходе контрнаступления советских войск было разгромлено 38 немецких дивизий, в том числе 15 танковых и моторизованных. Громадные потери понесла группа армий «Центр» и в живой силе. С 22 июня 1941 г. до начала апреля 1942 г., по немецким данным, она потеряла 796 тыс. солдат и офицеров [10, c. 381]. В целом сухопутные войска Германии потеряли за это время на советско-германском фронте свыше 1.5 млн.солдат и офицеров, что в 5 раз превышало их потери, понесенные в операциях в Польше, Северо-Западной и Западной Европе, а также на Балканах.Летом и осенью 1942 г. центром военно-политических событий Второй мировой стала Сталинградская битва, но и в 1942 г. главные политические и стратегические цели агрессора – захватить важнейшие военно-экономические центры страны, сокрушить Вооруженные Силы и вывести СССР из войны – достигнуты не были. Отразив удары группировок врага, Красная Армия остановила его у Волги, в предгорьях Кавказа и подготовила условия для перехода в контрнаступление. Сокрушительными ударами по сходящимся направлениям советские фронты сначала окружили, а затем и уничтожили одну из самых боеспособных группировок противника в районе Сталинграда. В ходе Сталинградской битвы боевые действия велись на площади 100 тыс. кв.км, протяженность линии фронта составляла от 400 до 850 км. На отдельных этапах в ней с обеих сторон одновременно участвовало свыше 2 млн. человек, свыше 2 тыс. танков, более 2 тыс.самолетов, 26 тыс.орудий и минометов. За время битвы (17 июля 1942 г.–2 февр. 1943 г.) немецкие войска потеряли убитыми, ранеными, плен-


ЭВОЛЮЦИЯ ВОЙНЫ ными и пропавшими без вести около 1.5 млн.чел. – четвертую часть сил, находившихся на всем советско-германском фронте. Это была катастрофа, которая, по признанию офицеров вермахта, «затмила все военные трагедии прошлого». Главным политическим и военным итогом битвы на Волге стали изменение соотношения сил на советскогерманском фронте в пользу Красной Армии, снижение боевой мощи вермахта и международного престижа Германии, кризис всего фашистского блока. Тем не менее со Сталинградской битвой связано, пожалуй, больше всего различных фальсификаций. В послевоенной западной историографии упрямо утверждается, что якобы без поддержки со стороны вооруженных сил США Красная Армия не одержала бы победы на Волге. Так, немецкий исследователь Г. Шрётер в книге «Вторая мировая война» пишет, что дефицит резервов, не позволивший немецкому командованию достичь своих целей на Востоке в 1942 г., был вызван необходимостью держать «в бездействии громадные армии на Западе» в связи с ожидавшейся высадкой англо-американских экспедиционных сил. Американский историк Дж. Стоксбери утверждает, что русские специально отложили контрнаступление под Сталинградом до ноября 1942 г., когда «союзное вторжение в Северную Африку, как и предполагалось, сковало германские резервы в Западной Европе». Его соотечественник У. Крейг пытается приписать угрозе вторжения войск США и Великобритании во Францию еще более активную роль. Он пишет о будто бы начавшейся в период Сталинградской битвы «перекачке» немецких дивизий с советско-германского фронта в Западную Европу, подкрепляя это утверждение ссылкой на дневник Ф. Гальдера, в котором якобы указано о переброске с советско-германского фронта во Францию немецкой дивизии «Великая Германия» [8, c. 120–121]. Анализ статистики убедительно свидетельствует, мягко говоря, о надуманности утверждений западных историков. Во-первых, на территории Франции перед началом Сталинградской битвы численность сухопутных войск вермахта составляла всего 520 тыс. человек, а на советско-германском фронте – 2 млн. 997 тыс., то есть почти в 6 раз больше. На Западе был один немецкий воздушный флот, а на Востоке – четыре. К тому же значительную часть войск на Западе составляли ослабленные соединения и части или их остатки, направленные туда для отдыха и переформирования с советско-германского фронта. Во-вторых, в период Сталинградской битвы переброска немецких дивизий осуществлялась не с Востока на Запад, а с Запада на Восток. Только с ноября 1942 г. по апрель 1943 г. из Франции и других стран Западной

37

Европы немецкое командование направило на советско-германский фронт для восполнения потерь вермахта 35 новых дивизий. Утверждение Крейга о переброске на Запад дивизии «Великая Германия» является вымыслом. В дневнике Гальдера, на который Крейг ссылается, говорится о том, что это соединение действовало на сталинградском направлении [3, c. 351]. Этот факт подтверждают и другие документальные немецкие источники. Дивизия «Великая Германия» прибыла с Запада на советско-германский фронт в мае 1942 г. и оставалась там до конца войны [9, c. 395]. Распространенным способом фальсификации стало умаление роли Сталинградской битвы путем попыток ряда западных авторов поставить ее в один ряд со значительно меньшими по масштабам операциями, проведенными вооруженными силами США и Великобритании в 1942–1943 гг. на других театрах военных действий. Так, американские историки Э. Зимке и Дж. Шентон пишут, что победа англо-американских войск в Северной Африке в мае 1943 г. была «вторым Сталинградом», что там они нанесли фашизму «поражение, равное по своим масштабам Сталинграду» [8, c. 127]. Между тем ни по составу противоборствующих сил, ни по своей значимости для хода всей войны в целом ни одна из называемых западными историками операций англоамериканских войск в 1942–1943 гг. не может быть приравнена к Сталинградской битве. Например, в сражении под Эль-Аламейном (23 окт.–4 нояб. 1942 г.) участвовало 80 тыс. немецких войск, а под Сталинградом – свыше миллиона. Под Эль-Аламейном немецкие и итальянские войска потеряли 55 тыс.чел. и чуть более 300 танков, тогда как под Сталинградом только в ходе контрнаступления Красной Армии с 19 нояб. 1942 г. по 2 февр. 1943 г. потери вермахта составили 800 тыс. солдат и офицеров, около 2 тыс. танков и штурмовых орудий и много другой боевой техники. Результаты контрнаступления под Сталинградом оказали влияние на обстановку на всех театрах Второй мировой войны, а наступление союзников в районе ЭльАламейна носило локальный характер. К началу лета 1943 г. группировка вермахта на советско-германском фронте вместе с финскими и румынскими союзниками насчитывала более 5.3 млн. человек, свыше 54 тыс. орудий и минометов, 5.8 тыс.танков и штурмовых орудий и около 3 тыс.самолетов. Общее же соотношение сил резко изменилось в пользу Красной Армии: противник уступал ей по количеству личного состава в 1.2 раза, по артиллерии – в 1.9, по танкам и штурмовым орудиям (САУ) – в 1.7 раза, а по боевым самолетам – в 3.4 раза. Это позволяло советскому командованию массировать силы и средства на избранных направлениях.


38

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

Главным событием не только летнеосенней кампании 1943 г. Великой Отечественной, но и Второй мировой войны в целом стала Курская битва, а ее важнейшим стратегическим итогом – провал наступательной стратегии вермахта. Немецкие войска потеряли 30 отборных дивизий, в том числе 7 танковых, свыше 500 тыс.солдат и офицеров, 1.5 тыс.танков, свыше 3.7 тыс.самолетов, 3 тыс.орудий. С этого времени и до конца войны основным видом их военных действий стала стратегическая оборона. Противник утратил и стратегическое господство в воздухе. Победа под Курском в корне изменила обстановку на юго-западном стратегическом направлении и создала условия для ведения последующих операций на южном крыле советско-германского фронта, и такие наступательные операции были успешно проведены советскими войсками. Их результатом стало завершение битвы за Кавказ, освобождение Донбасса, Левобережной Украины, Смоленщины и вступление в восточные районы Белоруссии. Летне-осенняя кампания 1943 г. в Великой Отечественной и всей Второй мировой войне окончательно изменила ход борьбы в пользу антигитлеровской коалиции. В военнополитическом отношении ее главным содержанием стали необратимые изменения в соотношении сил и общей военной обстановке. Значение грандиозных битв и операций этой кампании будет вполне справедливо оценивать в связи с происходившими одновременно событиями на Средиземноморском ТВД. Капитуляция итало-германских войск в Тунисе в мае, Сицилийская десантная операция союзников, проведенная в июле – августе, и последовавшая за ней в сентябре высадка их на Апеннинском полуострове, наконец падение фашистского режима Муссолини и выход Италии из войны (8 сентября) в корне изменили политическую и военную обстановку на Юге Европы. Взаимосвязь и взаимозависимость этих событий и хода вооруженной борьбы на советско-германском фронте очевидна для всех здравомыслящих историков. Сосредоточив на Востоке главные силы вермахта (195 из 296 дивизий), германское руководство было лишено возможности активно действовать на Средиземноморье и удержать в военном блоке своего главного европейского союзника – Италию. К началу 1944 г. соотношение сил и средств на советско-германском фронте выражалось в следующих цифрах: советская действующая армия и флот имели 6354 тыс. человек против 4906 тыс. в составе войск противника, 95.6 тыс.орудий и минометов против 54.6 тыс., 5254 танка и САУ против 5400 и 10.2 тыс.самолетов против 3.07 тыс. Со стороны противника здесь действовало 205 немецких дивизий и 45 дивизий союзников

№ 3 (10)

Германии, в то время как на итальянском фронте войскам западных союзников противостояла только 21 дивизия. В ходе зимневесенней кампании советские войска на северо-западном направлении отбросили от Ленинграда группу армий «Север» на рубеж Нарва, Псков, западнее Великих Лук, а на юго-западном нанесли поражение группам армий «Юг» и «А», освободив от оккупантов Правобережную Украину (за исключением двух западных областей), значительную часть Молдавии и Крым. В ходе кампании противник потерял более миллиона солдат и офицеров, из них безвозвратно – свыше 250 тыс., в плен попало 178.5 тыс. Потери советских войск были значительно больше – только безвозвратные составили 893.7 тыс.чел. [4, c. 158, 201, 250]. Однако эти события на советскогерманском фронте так и не нашли должного отражения в западной историографии. В данном случае проявился еще один распространенный способ фальсификации – замалчивание того, о чем невыгодно писать, и выпячивание заслуг собственных армий. Западные историки все свое внимание сосредоточивают на описании прорыва в мае 1944 г. линии Густав1 силами 5-й американской и 8й английской армий. Этот прорыв объявляется «величайшей битвой военной истории», «невероятным триумфом» [8, c. 157]. Однако все их «доводы» в пользу состоявшейся в Италии в мае 1944 г. битвы рушатся при сопоставлении ее с зимне-весенней кампанией Красной Армии. Если в первой половине 1944 г. в наступательных действиях против немецких войск участвовало 23 дивизии западных союзников, то на советско-германском фронте против вражеских соединений действовали 461 дивизия, 80 отдельных бригад, 23 танковых и механизированных корпуса Красной Армии. Если весной и летом 1944 г. немецкое командование направило в Италию 7 новых дивизий, то на советско-германский фронт с января по июнь 1944 г. оно было вынуждено перебросить из Германии и оккупированных ею территорий более 40 новых немецких дивизий, то есть почти в 6 раз больше, чем на итальянский фронт. Несопоставимость масштабов действий советских Вооруженных Сил с действиями западных союзников особенно наглядно проявляется при сравнении потерь немецких войск на советско-германском и итальянском фронтах. Весной 1944 г. Красная Армия разгромила на советско-германском фронте 172 дивизии и 7 бригад противника, а западные союзники в Италии – 9 дивизий [6, c. 467– 468]. К тому же после прорыва линии Густава 1 Линия немецких оборонительных сооружений под Монте-Кассино по рекам Гарильяно и Рапидо.


ЭВОЛЮЦИЯ ВОЙНЫ англо-американскими войсками противник планомерно отошел на новые позиции на Апеннинах, где западные союзники оставались вплоть до весны 1945 г. Немецкие войска в Италии капитулировали лишь после того, как война была окончательно проиграна Германией на советско-германском фронте. В соответствии с общей концепцией ведения войны к началу лета 1944 г. 221 дивизия (53% сухопутных войск) вермахта сражались на Востоке, 125 дивизий (47%) находились на остальных театрах, причем боеспособными из них считалось лишь 41 соединение [11, c. 40]. 6.6 млн.чел. советской действующей армии противостояли 4.3 млн.чел. армий вермахта и его союзников (соотношение 1.5:1); вооружение сторон соответственно исчислялось: орудия и минометы – 98.1 тыс. против 59 тыс. (1.7:1), танки и САУ (штурмовые орудия) – 7,1 тыс. против 7.8 тыс. (1:1.1), боевые самолеты – 12.9 тыс. против 3.2 тыс. (4:1). В ходе летне-осенней кампании 1944 г. первый удар был нанесен в Карелии. С 10 июня по 9 августа частью сил Ленинградского и Карельского фронтов при участи сил Балтийского флота, Ладожской и Онежской военных флотилий была проведена Выборгско-Петрозаводская операция. В разгар боев в Карелии, 23 июня, началось наступление советских войск в Белоруссии. Затем последовали Львовско-Сандомирская, ЯсскоКишиневская, Восточно-Карпатская, Прибалтийская, Белградская, Петсамо-Киркенесская и начата Будапештская операции. Итоги этой кампании превысили достижения всех предшествовавших кампаний советских Вооруженных Сил: наступление велось в полосе шириной до 4.5 тыс. км, на глубину от 600 до 1100 км; потери противника составили 1889.9 тыс.чел., из них безвозвратные – 777.2 тыс. Количество взятых в плен вражеских солдат и офицеров увеличилось по сравнению с предыдущим годом в 2.7 раза (в ходе кампании было взято небывалое к тому времени количество пленных – 680.8 тыс.). Если же учесть выход из войны армий Финляндии и Румынии (всего до 630 тыс.чел.), то общие потери противника следует увеличить на эту цифру. Правда и то, что потери советских войск были значительно выше: за 7 месяцев они составили 3857.4 тыс.чел., в том числе безвозвратно – 962.4 тыс. [14, c. 328]. Значительным итогом летне-осенней кампании 1944 г. стали усиление антигитлеровской коалиции и организация более тесного стратегического взаимодействия союзных войск на разных фронтах. Сокрушительные удары советских войск на востоке позволили союзникам в сравнительно благоприятных условиях провести 6–24 июня Нормандскую десантную операцию и открыть, наконец-то, второй фронт в Европе, а в августе – осуществить Южно-Французскую десантную опера-

39

цию. К концу осени 1944 г. восемь союзных армий, освободив всю территорию Франции, Бельгии, Люксембурга и значительную часть Голландии, вышли на фронт от устья р. Маас до франко-швейцарской границы и вклинились на ряде участков в «Линию Зигфрида»2, прикрывавшую западную границу рейха. Удивительно, но факт: успехи Красной Армии в летне-осенней кампании 1944 г. вновь невысоко оцениваются западными исследователями: по их мнению, главную роль в ослаблении Германии в 1944 г. сыграли бомбардировки союзной авиации. Но версию об их решающей роли в подрыве германской военной экономики в 1944 г. опровергают материалы специальной комиссии американских же экспертов, которая вскоре после окончания войны подсчитала, что германская экономика в 1943 г. потеряла от бомбардировок лишь 9% всей продукции, а в 1944 г. – ок. 17%. Комиссия сделала вывод, что «эти потери не оказали решающего влияния на способность немецкой промышленности выпускать необходимые военные материалы» [8, c. 159]. Утверждение американских и некоторых других западных историков о «решающем» влиянии бомбардировок на ослабление Германии в ходе войны опровергают в своих мемуарах сами бывшие генералы вермахта. Так, 3. Вестфаль пишет, что, «несмотря на чуть ли не беспрерывные налеты союзной авиации, железные дороги до зимы 1945 г. действовали почти нормально, а наибольший выпуск военной продукции в стране приходился на осень 1944 г. С этого времени он начал сокращаться сначала медленно, а потом, с потерей промышленного района Верхней Силезии, все быстрее и быстрее». К. Типпельскирх отмечает, что «устрашающие налеты авиации против мирного населения и с целью уничтожения германских городов не содействовали ни достижению, ни ускорению победы западных держав. Военного значения, даже в самом широком смысле слова, эти налеты не имели» [15, c. 485]. Таким образом, военная мощь вермахта была сломлена не воздушным наступлением западных союзников, а Вооруженными Силами Советского Союза. К началу завершающей кампании 1945 г. Германия, несмотря на все поражения, все еще представляла грозную силу. К тому времени из состава вермахта на советско-германском фронте действовали 188.5 дивизий (в том числе 13 венгерских), тогда как на всех остальных четырех театрах оставалось в полтора 2 Немецкая линия обороны на суше, система долговременных укреплений, возведенных в 1936–1940 гг. на западе Германии, от Клеве до Базеля. Протяженность ок. 600 км, средняя глубина 35–100 км. Состояла из полос обеспечения, главной и тыловой, имела около 16 тыс. фортификационных сооружений


40

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

раза меньше – ок. 125 дивизий [12, c. 28]. Всего к началу кампании германский Восточный фронт насчитывал 3.7 млн.чел., 56.2 тыс.орудий и минометов, 8.1 тыс.танков и штурмовых орудий и 4.1 тыс.боевых самолетов (причем количество танков и самолетов, несмотря на понесенные в предыдущей кампании огромные потери, увеличилось по сравнению с началом лета 1944 г.). К началу 1945 г. численность советской действующей армии достигла 6.7 млн.чел., т.е. превысила ее состав к началу летне-осенней кампании 1944 г. Значительно возросло количество боевых средств: фронты располагали 107.3 тыс.орудий и минометов, 12.1 тыс.танков и САУ, 14.7 тыс.боевых самолетов. Наступление советских войск в кампании 1945 г. развернулось на всем 2250километровом фронте от Балтики до Балкан на глубину до 800 км. В ходе Будапештской, Висло-Одерской, Восточно-Прусской, Западно-Карпатской, Восточно-Померанской, Моравско-Остравской, БратиславскоБрновской, Венской, Берлинской и Пражской операций было завершено освобождение Польши, Венгрии, Чехословакии и восточных районов Австрии, заняты территории Восточной Пруссии, Восточной и Западной Померании, Центральной Германии. Используя успехи и мощь ударов Красной Армии, Народно-освободительная армия Югославии завершила освобождение своей страны. Советские войска вступили в столицу германского рейха – Берлин. Германия капитулировала. Зависимость успеха наступления союзников на Германию с запада от развития обстановки на советско-германском фронте отмечается в ряде исторических работ западных исследователей. Так, французский историк Л. Латрей подчеркивает, что «до июня 1944 года СССР один вынес основную тяжесть наступления на Германию, а после высадки союзников он продолжил и усилил свои действия до конца лета, достигая поразительных успехов». Американский историк С. Патрик, отмечая, что «на Западе лишь немногие способны осознать колоссальные масштабы войны на Востоке», указывает: «Германия проиграла вторую мировую войну на полях России, а не в живых изгородях Нормандии»[8, c. 167]. Такие оценки способствуют утверждению правды о событиях Второй мировой войны. К сожалению, на Западе они составляют не правило, а исключение. Господствующая там тенденция сводится к непомерному преувеличению роли действий англо-американских войск в Западной Европе в 1945 г. Но даже по оценке самого Гитлера, силы вермахта на Западе ни по вооружению, ни по снаряжению не были пригодны для ведения «маневренной войны» и их боеспособность «не могла измеряться по числу дивизий». Он признавал, что в таком положении удержание Франции не

№ 3 (10)

имело «никакой перспективы» [8, c. 168]. Эти факты свидетельствуют, что Красная Армия еще до высадки западных союзников во Франции создала для ее проведения наиболее благоприятные условия. Некоторые западные историки пытаются использовать в целях фальсификации истории даже неудачные для союзников операции, в ходе которых они избежали разгрома только благодаря тому, что Красная Армия своими активными действиями на советскогерманском фронте отвлекла на себя немецкие войска. Так произошло, в частности, при проведении немецким командованием крупной наступательной операции на Западном фронте – в Арденнах (16.12.1944–28.01.1945): в связи со сложившимся тяжелым положением союзников У. Черчилль попросил Сталина о помощи. Выполняя свой союзнический долг, Красная Армия на 8 дней раньше намеченного срока начала одновременное наступление в Польше (Висло-Одерская операция) и в Восточной Пруссии (Восточно-Прусская операция). Это вынудило немецкое командование перебросить на Восток крупные силы, что и спасло союзников от поражения. Несмотря на данный акт верности СССР союзническому долгу, западные историки пишут не об этом. Сам факт попытки германского командования провести крупное наступление на Западе они истолковывают как свидетельство приоритета Западного фронта над Восточным в стратегических планах Германии на 1944 г. и на основе такого надуманного умозаключения подчеркивают мощь своих войск. Например, американский историк X. Коул утверждает, что Гитлер руководствовался указанием немецкого военного теоретика Шлиффена о том, что «противник на Рейне более опасен, чем противник в Восточной Пруссии». Английский историк Д. Ирвинг тоже стремится убедить читателей, что немецкое руководство со второй половины 1944 г. перенесло центр тяжести борьбы с Востока на Запад. На самом деле решение командования вермахта нанести удар по западным союзникам зимой 1944/45 гг. было отчаянной попыткой найти выход из критического положения, в котором оказались Германия и ее вооруженные силы из-за тяжелейших поражений на советско-германском фронте. Признавая этот факт, бывший начальник штаба оперативного руководства Объединенного командования вермахта генерал-полковник А. Йодль отмечал, что уже к моменту открытия второго фронта ему было ясно, что военными средствами Германия не может выиграть войну, так как «инициатива полностью перешла к русским, а немецкая армия потеряла, во-первых, подвижность, а во-вторых, в дальнейшем больше не получила возможности восстановить свои потерянные кадры» [13, c. 637].Таким образом, неопровержимые факты


ЭВОЛЮЦИЯ ВОЙНЫ

41

свидетельствуют, что это Красная Армия больше вражеских войск, чем на других оказала решающее влияние на срыв немецких фронтах, где действовали войска США и наступательных операций на Западе. Великобритании (Северная Африка, Италия). В каждом спорном вопросе о значении то- С июня 1944 г. количество соединений верго или иного события нельзя игнорировать махта, действовавших против американских, признания противника. Известно, что Гитлер английских и французских войск на Европейнеоднократно говорил, что именно войну ском ТВД, существенно возросло, но и тогда против СССР считает решающим этапом на их было в 1.8–2.8 раза меньше, чем на советпути завоевания мирового господства герман- ско-германском фронте. При этом боеспособских монополий, поэтому на советско- ность немецких соединений, действующих на германском фронте он использовал основную Западе, как отмечали многие зарубежные массу своих войск и вооружений. исследователи, была значительно ниже таких Приведенные данные свидетельствуют, же соединений, действовавших на Востоке. что до лета 1944 г. на советско-германском фронте находилось в среднем в 12–20 раз Таблица 1. Распределение сухопутных войск Германии и ее европейских союзников по действующим фронтам в 1941–1945 гг. [7, c. 217] Дата 22 июня Апрель Ноябрь Апрель Январь Июнь Январь Фронт* Советско-германский Другие фронты

1941 г.

1942 г.

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1944 г.

1945 г.

190 9

219 11

266 12,5

233 14,5

245 21

239,5 85

195,5 107

*Распределение войск дано в расчетных дивизиях; при подсчете две бригады приравнены к одной дивизии

В ходе всей войны советско-германский фронт сковывал основную массу войск и военной техники вермахта. На различных ее этапах на фронте от Баренцева до Черного морей здесь с обеих сторон одновременно находилось от 8 до 12.8 млн.чел., от 84 до 163 тыс.орудий и минометов, от 5.7 до 20 тыс.танков и САУ (штурмовых орудий), от 6.5 до 18.8 тыс.самолетов. Такого сосредоточения войсковых масс и военной техники не знала мировая история. Активные оборонительные и наступательные действия войск сторон составляли 93% времени существования фронта. Ни на одном из других фронтов не было столь напряженной и ожесточенной борьбы. Ход и исход вооруженной борьбы во Второй мировой войне определялся противоборством именно на советско-германском фронте. Подводя итог вооруженного противоборства на советско-германском фронте, можно с полным основанием заключить: советские Вооруженные Силы нанесли сокрушительное поражение войскам вермахта. На различных этапах войны здесь были разгромлены войска групп армий «Север», «Центр», «Юг», «Дон», «Северная Украина», «Южная Украина», «А», «Б», «Висла», в состав которых входили десятки полевых, танковых армий и других объединений и соединений. Более 73% общих потерь вермахт понес в боях и сражениях с Красной Армией. Урон немецких войск на советско-германском фронте только по личному составу был в 4 раза больше, чем на Западно-Европейском и Средиземноморском театрах военных действий. На этом главном фронте Второй мировой войны была уничто-

жена и основная часть военной техники агрессора – до 75% общих потерь танков и штурмовых орудий, свыше 75% всех потерь авиации, 74% общих потерь артиллерийских орудий [2, c. 121]. Главным же стратегическим и политическим итогом борьбы на советско-германском фронте стал разгром сильнейшей армии агрессоров, сокрушение военной мощи Германии и ее европейских союзников, полный провал их стратегических планов и замыслов. Высокую цену заплатил советский народ за достигнутую победу, однако трудно согласиться с теми отечественными учеными, которые, ссылаясь на наши потери в войне, считают неправильным победу в ней называть великой: дескать «рядом с ужасающей цифрой наших потерь словосочетание «великая Победа», наверное, выглядит как-то странно» [16]. Не странно – в ВЕЛИКОЙ войне и победа является великой. ЛИТЕРАТУРА 1. Большая ложь о войне. М., 1971. 2. Вторая мировая война. Итоги и уроки. М., 1985. 3. Гальдер Ф. Военный дневник. Пер. с нем. Т. 3. Кн. 1. М., 1971. 4. Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. Стат. исследование. М., 1993. 5. Еремеев Л.М. Глазами друзей и врагов. М., 1966. 6. История Второй мировой войны 1939–1945. Т. 8. М., 1977. 7. История Второй мировой войны 1939–1945. Т. 12. М., 1982.


42

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

8. Кульков Е.Н. и др. Правда и ложь о Второй мировой войне. М., 1983. 9. Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933–1945. Пер. с нем. М., 1976. 10. Рейнгардт К. Поворот под Москвой. Пер. с нем. М., 1980. 11. Сборник материалов по составу, группировке и перегруппировке сухопутных войск фашистской Германии и войск бывших ее сателлитов на советско-германском фронте за период 1941– 1945 гг. Вып. 4. М., 1956. 12. Сборник материалов по составу, группировке и перегруппировке сухопутных войск фашистской Германии и войск бывших ее сателлитов на

№ 3 (10)

советско-германском фронте за период 1941– 1945 гг. Вып. 5. М., 1957. 13. «Совершенно секретно! Только для командования!»: Стратегия фашистской Германии в войне против СССР. Документы и материалы. М., 1967. 14. Стратегические решения и Вооруженные Силы. Т. 1. М., 1995. 15. Типпельскирх К. История Второй мировой войны. Пер. с нем. М., 1956. 16. Ципко А. Опять «За Сталина!»? // Аргументы и факты. 2010. №12.

К ВОПРОСУ О ПРИЧИНАХ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ВОЙН В. А. Махонин Доктор исторических наук, профессор

Распад Советского Союза и мировой системы социализма привели к серьезным изменениям в соотношении военно-политических сил на планете. США и НАТО существенно укрепили свою военную мощь и позиции в мире, но это, как бы парадоксально не звучало, не сделало мир более безопасным. Более того, эти субъекты военно-политических отношений постоянно, целеустремленно и настойчиво наращивают свои военные возможности, совершенствую военную организацию. В результате военная сила остается одним из важнейших и эффективных инструментов мировой политики. За период после распада СССР блок НАТО провел крупную военную операцию (в 1999 г.) против Союзной Республики Югославия, когда впервые после окончания Второй мировой войны авиация наносила ракетнобомбовые удары по государству в центре Европы. США и их союзники по коалиции, в которую вошли многие государства и Североатлантического альянса, проводят две крупные военные операции - в Афганистане (с 2001 г.) и Ираке (с 2003 г.). В каждой из них задействовано более 100 тыс. военнослужащих. Причем обе эти операции проводятся рядом с южными границами России. Кроме этого, в других регионах мира не прекращаются разномасштабные военные конфликты, в которых участвуют государства, незаконные вооруженные формирования, национально-освободительные движения и иные субъекты. По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира (СИПРИ), с 1990 по 2006 гг. на планете имело место 57 крупных вооруженных конфликтов (КВК), в том числе в Африке – 19, в Америке – шесть, в Азии – 15, в Европе – семь. Только в 2005 г. СИПРИ зарегистрировал 17 КВК в 16 географических зонах мира [5, c. 127–130].

Все отмеченные обстоятельства заставляют вновь вернуться к проблеме причин возникновения войн, к определению основных структурных компонентов процесса возникновения войн и военных конфликтов. В советское время в рамках марксистсколенинского учения о войне и армии сложилась достаточно организованная система взглядов на происхождение и характер войн. Все военно-политические процессы и явления рассматривались с классовых позиций и в рамках основного противоречия эпохи противоборства социализма и капитализма [1, c. 34– 41; 2, c. 10–127; 4, c. 12–18]. В процессе возникновения войн выделялись, как правило, три основные структурных компонента – условия, причины, источник [4, c. 198]. Категория «условия» упоминалась редко и не конкретизировалась. Причинами (коренными причинами) и источником часто называлось одно и то же – частная собственность, империализм или политика империализма [1, c. 34– 41; 2, 10–127; 4, c. 198]. Распад СССР и потеря актуальности ряда установок марксистско-ленинской теории привели к тому, что некоторые положения учения о войне и армии перестали «работать» и образовались своего рода «черные дыры», связанные с нерешенностью ряда теоретических вопросов. Для устранения этих «дыр» в научном сообществе предпринимаются различного рода попытки. Одной из них стало издание в одном из ключевых военно-учебных заведений Вооруженных Сил РФ учебника философии, допущенного Министерством обороны в качестве учебника для курсантов и слушателей высших военно-учебных заведений МО РФ [6]. В этом учебнике в процессе возникновения войн выделяются два ключевых компонента – условия возникновения войны (экономические, социальные, политические, духовные и др.) и механизм возникновения. В структуру механизма включены:


ЭВОЛЮЦИЯ ВОЙНЫ основы войны, коренные причины, источник, условия (хотя о них речь уже шла), политические силы, повод к войне, очаг войны, опять (в третий раз) условия перерастания очага войны в войну, вооруженные силы и другие средства ведения войны [6, c. 367–368]. Почему взяты именно эти компоненты, авторы никак не поясняют. Но даже поверхностный взгляд обнаруживает искусственный набор элементов, многие из которых «перекрывают» друг друга, а некоторых, действительно важных компонентов, например государства, в механизме вообще нет. «Основы войны» преподносятся как совокупность противоречий; «коренными причинами» также называют противоречия; «источник» – государственный строй, политический режим или политика; «условия» – совокупность обстоятельств, достаточных и необходимых для начала войны (людские ресурсы, экономическая способность к войне, военная готовность к войне); «очаг войны», но это еще не война, – регион или коалиция государств [6, 368–369]. В целом в предложенном варианте не видно основ, в соответствии с которыми выработана данная модель; не ясно, что такое механизм войны и почему он имеет именно такую структуру. В понимании происхождения войн сложилась достаточно парадоксальная ситуация. С одной стороны, мы имеем давно выработанные крупнейшими философскими умами самые разнообразные научные методы познания вообще и военно-научного познания в частности. С другой стороны, мы начинаем путаться в выборе этих методов и не всегда четко осознаем, какие из них, для чего и каким образом можно и нужно применять. Выходом из этой ситуации представляется творческое переосмысление возможностей материалистической диалектики в ее наиболее общем виде. Сегодня только диалектика, которой уже более двух тысяч лет, через свои законы и категории позволяет увидеть механизм развития явления, установить источник этого развития, его этапы, процесс перехода явления из одного состояния в другое и т.д. Анализ процесса перехода от состояния мира к состоянию войны показывает, что он (процесс), так же как и любое другое развитие, происходит в соответствии с тремя основополагающими законами марксистской диалектики (перехода количественных изменений в качественные и обратно, единства и борьбы противоположностей, отрицания отрицания). Для того чтобы в этом развитии было возможно любое изменение, необходимы три ключевых элемента – условия, источник, причина. Именно эти элементы ввиду их всеобщего характера служат основными вехами в возникновении любой войны. Условия, в диалектическом понимании, – это явления, обстоятельства, которые необхо-

43

димы для возникновения какого-либо нового явления, в том числе войны, способствуют этому возникновению, но сами вызвать его не могут [3, c. 141]. Это объективные, длительное время (исторически) складывающиеся обстоятельства политического, финансовоэкономического, военного, географического (территориального), демографического, этнического, национального, религиозного характера, в которых существуют и развиваются государства, народы, религиозные или этнические общности. Например, превосходство в военной мощи одного государства над другим – объективное военное условие возможного начала войны. Но в мире существует много государств, военная мощь которых существенно превосходит военные возможности десятков других стран, но это не является обязательным фактором для начала войны. В африканском государстве Руанда веками жили вместе этносы хуту и тутси, но уничтожать друг друга они стали только при определенных обстоятельствах. Сам же факт проживания их рядом друг с другом не был обязательным условием начала вооруженной борьбы между ними. Объективным условием может явиться и наличие территориальных претензий одного государства к другому. Сегодня в мире десятки государств имеют территориальные претензии к своим соседям, но они начинают военные действия только при каких-то других дополнительных обстоятельствах. Внутри страны может существовать большой разрыв между богатыми и бедными, но это не означает, что бедные сразу же «пойдут на баррикады». Для антиправительственных выступлений нужны еще и другие обстоятельства. Вторым ключевым компонентом возникновения войн является источник. В соответствии с диалектикой, источником любого развития являются противоречия, борьба противоположностей. Противоречия в своем развитии от тождества к конфликту проходят несколько этапов: различие, развитое противоречие, конфликт как до предела обостренное противоречие, крайняя степень его развития. Какую бы войну мы не взяли в качестве объекта исследования, мы обязательно увидим, как перед ее началом осложнялись противоречия между субъектами противоборства. Процесс осложнения противоречий происходил вследствие того, что один из субъектов предпринимал какие-то действия, противник реагировал на это своими действиями, и так развивалась своего рода цепная реакция, которая выражалась в нагнетании напряженности в отношениях между этими субъектами. Диалектическое понимание противоречий


44

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

подразумевает, что они могут быть, так же как и рассмотренные выше условия, политическими, финансово-экономическими, военными, географическими (территориальными), демографическими, этническими, национальными, религиозными и др., а также внутренними и внешними, основными и неосновными, главными и неглавными, антагонистическими и неантагонистическими. Важное методологическое значение имеет положение о том, что главным источником возникновения и развития войны являются именно внутренние противоречия, так как они связаны с содержанием и сущностью войны, составляют ее основу. Например, внутренними противоречиями в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. были германо-советские противоречия, в Гражданской войне 19181920 гг. в России – противоречия между новой и старой властью (между белыми и красными). Противоречия вырастают из условий. Если одно государство имеет территориальные претензии к другому, то и противоречия будут развиваться главным образом в этой сфере. Это в полной мере относится ко всем войнам, в том числе внутри государства. Важным элементом противоречия являются субъекты, в отношениях между которыми эти противоречия и развиваются. В понимании войны и военного конфликта, как сложного социально-политического явления, субъекты играют ключевую роль, поскольку именно они имеют определенные интересы, проводят определенную политику, имеют в своем распоряжении вооруженные силы или вооружённые формирования, которые и используются для ведения войн или военных конфликтов. Многообразие субъектов обусловливает многообразие войн (военных конфликтов). Именно поэтому субъекты должны быть классифицированы по определенным основаниям. По степени вовлеченности в войну (военный конфликт) субъекты выступают как прямо противоборствующие стороны; внешние силы (союзники или противники) противоборствующих сторон; посредники на переговорах по политическому урегулированию конфликтов; участники поствоенного этапа в конфликтах - разъединения сторон, разоружения незаконных вооружённых формирований, создания единых органов власти и вооружённых сил и т.д. По правовому положению субъектами являются государства и их вооруженные силы; объединения государств, например, Европейский союз, СНГ с их вооруженными силами; межгосударственные военные или военнополитические союзы и организации, например НАТО, с их вооруженными силами; межгосударственные военные коалиции, временно

№ 3 (10)

создаваемые для решения определенной задачи, например разгрома вооруженных сил какого-либо государства или вооруженных формирований, в том числе террористического характера (антитеррористическая коалиция стран НАТО и их союзников в Афганистане с 2001 года, многонациональные силы стран НАТО и их союзников с 2003 года в Ираке); межгосударственные (межправительственные) политические организации – (ООН, Африканский союз (АС), Организация американских государств (ОАГ), Организация исламская конференция (ОИК). Субъектами войн и военных конфликтов выступают также негосударственные политические, экономические, военные и иных организации: национально-освободительные силы, в том числе движения и организации с их военными формированиями; незаконные вооруженные оппозиционные группировки и организации; частные военные компании и организации; международные, региональные и национальные неправительственные организации: международные (транснациональные) корпорации; отдельные политические, общественные и религиозные деятели. Более детальная характеристика субъектов – это предмет специального рассмотрения. В данном случае необходимо отметить только одно важное обстоятельство, относящееся к субъектам. Все они должны быть детально и скрупулезно изучены для понимания их интересов, в том числе готовности или неготовности использовать военную силу как средство разрешения возникающих противоречий. Кроме этого, важно понять политические, экономические и собственно военные возможности субъектов для установления не только соотношения сил в возможной войне, но и способности вести ее длительное время. Например, при изучении государства и его вооружённых сил первоочередной интерес представляют уровень экономических, технологических, сырьевых, демографических и собственно военных возможностей, особенно количественные и качественные характеристики вооружённых сил, включая наличие опыта ведения войн, моральное состояние военнослужащих. В политическом измерении важно понять сущность и содержание внутренней и внешней политики, в том числе уровень развития демократии (степень участия населения в выработке политического курса); возможность приобретения союзников, в том числе для участия в войне. Немаловажное значение имеет национальный и религиозный состав населения, прежде всего, наличие и численность национальных и религиозных групп. Третьим ключевым компонентом начала войн являются причины. В самом широком смысле слова причины - это факторы или


ЭВОЛЮЦИЯ ВОЙНЫ обстоятельства, вызвавшие то или иное явление. В нашем случае – войну. Так же, как противоречия вырастают из условий, причины вырастают из противоречий. И так же как и противоречия, причины могут быть внутренними и внешними, основными и второстепенными, а также политическими, экономическими, социальными, религиозными и др. Определение причин - сложнейший процесс. Достаточно вспомнить период перед началом Второй мировой войны. Объективно всем было понятно, что Германия обладает большой военной мощью, созданной для нападения, что она готовится к войне. Не было ясно только, когда это нападение произойдет и кто будет первой жертвой. Причину начала любой войны можно установить только «оттолкнувшись» от условий и связав их с противоречиями. Унизительные для Германии, считавшей себя великой державой, условия Версальского мира по итогам Первой мировой войны, когда страну фактически лишили возможности иметь армию, а также отторгли у нее часть территории, явились для немцев отправной точкой борьбы за «свое место в мировой политике» (фактически за мировое господство) и за «историческую справедливость». Именно эти обстоятельства и стали основной причиной начала Второй мировой войны. А поскольку, по мнению верхушки Германии,

45

СССР был наиболее сильным из всех других противников, и наиболее перспективным с точки зрения масштабов территории и запасов ресурсов, против него и был нанесен основной удар. Таким образом, условия, источники и причины являются ключевыми элементами возникновения войны как сложного социального явления. Они теснейшим образом связаны друг с другом, но, в то же время, каждый из этих элементов играет свою особую роль. ЛИТЕРАТУРА 1. Война и армия. Философско-социологический очерк. Под ред. Д.А.Волкогонова, А.С. Миловидова и С.А. Тюшкевича. М.: Воениздат, 1977. 2. Марксизм-ленинизм о войне и армии. Изд. 5-е, перераб. и дополн. М.: Воениздат, 1968. 3. Основы марксистско-ленинской философии. Учебник. М.: Политиздат, 1972. 4. Тюшкевич С.А. Война и современность. М.: Наука, 1986. 5. Харбом Л., Валленстин П. Модели крупных вооруженных конфликтов, 1990-2005 гг. // Ежегодник СИПРИ: вооружения, разоружение и международная безопасность: Пер. с англ./ Ин-т мировой экономики и междунар. отношений РАН. М.: Наука. 1998 – 2006 – 2007. 6. Философия. Учебник. Военный университет / Под общ. Ред. Б.И.Каверина. М.: Мегапир, 2004.

Плакат Великой Отечественной войны


46

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

№ 3 (10)

Плакат Великой Отечественной войны

ТЫЛ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЕ ВОЙСКА И СПЕЦФОРМИРОВАНИЯ НКПС В СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЕ А. А. Баринов Не добившись осуществления своих замыслов на московском направлении, немецкое командование сосредоточило усилия на южном крыле советско-германского фронта. Обстановка в большой излучине Дона продолжала осложняться. Немцы рвались к Волге. Их авиация ожесточённо бомбила все железнодорожные участки, идущие к Сталинграду. Особенно пострадали станции Филоново, Серебряково, Арчеда, Иловля, Качалино [4, с.140; 10]. Советское Верховное Главнокомандование принимало все меры, чтобы остановить врага у берегов Волги. 12 июля был создан Сталинградский фронт, в состав которого вошли 62, 63 и 64-я армии, а также 21-я армия из расформированного Юго-Западного фронта и ряд других армий. В район Сталинграда срочно передислоцировалась 1-я гвардейская армия, предполагалось также выдвинуть из резерва Ставки или за счёт перегруппировки ещё семь армий [5, с. 25]. Перевозка этой массы войск и боевой техники представляла значительные трудности из-за слабо развитой в регионе сети

железных дорог, подвергавшихся к тому же непрерывным бомбёжкам. В результате значительных разрушений железнодорожных линий и станций Сталинград мог принимать не более 58 пар поездов в сутки [1, с. 9]. С целью улучшения пропускной способности дорог было создано Управление военновосстановительных работ (УВВР-8). Строились и новые участки. Так, в августе 1942 г. была сдана в эксплуатацию 136-километровая железнодорожная линия Петров Вал – Иловля, в сентябре буквально под огнём противника построен 138-километровый участок железной дороги Ахтуба – Паромная. Благодаря им общая пропускная способность сталинградского узла возросла до 100 пар поездов в сутки. Пришлось также реконструировать линию Балашов – Камышин, построить четыре разъезда на тупиковой ветке Таловая – Калач и линию Гумрак – Причальная (35 км), примыкавшую к паромной переправе через Волгу. Кроме того, накануне Сталинградской битвы и в ходе её были построены участки


ТЫЛ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ Сызрань – Саратов (297 км), Саратов – Петров Вал (200 км) и Кизляр – Астрахань (354 км). Напряжённо использовалась астраханская линия на восточном берегу Волги, по которой поступали нефтепродукты из Закавказья, хотя её пропускная способность составляла всего 6–8 пар поездов в сутки [9, с. 670]. Чтобы увеличить её, в августе–сентябре 1942 г. здесь пришлось соорудить свыше 20 разъездов и обходов. Начиная с марта 1942 г. Железнодо-

47

рожные войска усилили борьбу с разрушительными действиями вражеской авиации в сталинградском регионе. Воиныжелезнодорожники стремились свести к минимуму перерывы в движении поездов – до 2–2,5 ч. Для этого в каждом подразделении разработали специальные таблицы по устранению последствий вражеских бомбардировок [6, с. 151].

Рис. 1. Приволжская железная дорога

На сталинградском направлении действовали 5-я, 13-я, 19-я и 27-я отдельные железнодорожные бригады (ОЖДБР). Прикрытие всего сталинградского железнодорожного узла возлагалось на 27 ОЖДБР, затем ей на усиление был выделен 16-й запасной железнодорожный полк. С Калининского фронта сюда была передислоцирована 15-я железнодорожная бригада, которой поручалось техническое прикрытие линии Урбах – Астрахань, имевшей особенно важное значение. Её эксплуатацию осуществляли части 15 ОЖДБР. Линия была разделена на участки, закреплявшиеся за отдельными батальонами. Эти участки в свою очередь были разделены между подразделениями, которые несли ответственность за их прикрытие. Каждый участок круглосуточно контролировали

патрули. Было оборудовано 7 летучек с восстановительными материалами для ликвидации разрушений. Здесь использовались три восстановительных поезда, были заготовлены необходимые конструкции и материалы для восстановления мостов. На участке Урбах – Джанибек, по которому шло главным образом горючее, подразделения 18-го батальона механизации 15 ОЖДБР организовали сопровождение поездов. Инициатором этого мероприятия стал командир батальона подполковник A.M. Авдохин. Штаб батальона разместился в центре участка, на станции Гмелинская. Участок комбат разделил на три части, закрепив каждую за определённым подразделением. Параллельно железной дороге, на расстоянии 300–350 м, проходила грунтовка, по


48

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

которой на автомобилях одновременно с поездами следовали восстановительные команды-летучки с набором путевого инструмента, запасных частей для подвижного состава подручного материала. В случае налёта вражеской авиации команды летучек немедленно приступали к спасению грузов и ремонту путей. Особенно сложно было ту-

№ 3 (10)

шить горящие цистерны. Воины забивали пробоины пробками, замазывали глиной. Только в октябре 1942 г. команды летучек на железнодорожном участке Урбах – Баскунчак спасли от огня 566 цистерн с горючим, 102 вагона с боеприпасами, 413 вагонов с продовольствием, 29 паровозов. Намного сократилось время перерывов в движении поездов.

Рис. 2. Волжская рокадная железная дорога

Особо трудные условия сложились в транспортном обеспечении фронтов, действовавших в районе Сталинграда, с выходом противника к Волге. 62-я армия оказалась отрезанной от основных сил фронта. Подвоз пополнения, боеприпасов, горючего и других материальных средств по железной дороге Поворино – Сталинград и по Волге на участке Саратов – Сталинград был прерван. Сталинградский железнодорожный узел потерял своё транспортное значение. Обслуживавший его 84-й железнодорожный батальон сражался как стрелковая часть. В связи со сложившейся обстановкой руководство НКПС совместно со штабом Железнодорожных войск провело перегруппировку соединений и частей для прикрытия железнодорожных коммуникаций по обе стороны Волги. 5, 13 и 19-я бригады прикрывали участки в районе Лиски – Поворино –

Гумрак, 15-я бригада оставалась на линии Урбах – Астрахань, 24-я обеспечивала техническое прикрытие линии Балашов – Петров Вал, а также переправу через Волгу у станции Причальная и участка Рязано-Уральской железной дороги Паромная – Заплавная. В конце октября на линию Урбах – Верхний Баскунчак – Долант – Астрахань были передислоцированы 46-я и 47-я железнодорожные бригады. К этому времени в качестве транспортной артерии оставалась единственная рокадная железная дорога Саратов – Урбах – Баскунчак – Астрахань с весьма небольшой пропускной способностью. Потребность же в перевозках была весьма большой. Для ускорения пропуска воинских эшелонов применялась «живая блокировка» – на перегонах вместо светофоров ставили людей, которые и регулировали движение поездов. Это позволило пропускать


ТЫЛ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ эшелоны через 8–10 мин один за другим, хотя движение из-за налётов авиации осуществлялось почти исключительно ночью. Использовался и такой приём, как движение поездов только в одну сторону, но это привело к тому, что в Астрахани очень скоро порожняк заполнил все станционные пути. Тогда были выделены две роты из состава 15-й железнодорожной бригады для прокладки пути к городским трамвайным линиям, а порожние вагоны и платформы стали перегонять на трамвайные пути. Когда заполнили и их, то для принятия новых эшелонов порожняк составлялся прямо на грунт. Одна из трудных страниц в истории Железнодорожных войск – это строительство переправы через Волгу у Астрахани. Вначале намечалось построить большой железнодорожный мост с высокой пропускной способностью. Строительство уже началось, когда обстановка на фронте резко осложнилась. Немцы захватили Ростов, подошли к Волге. Времени на строительство капитального сооружения не оставалось, к тому же заводы, поставлявшие металлические конструкции, оказались в тылу врага. От возведения большого моста пришлось отказаться. Его заменили наплавным. Для наведения моста потребовались мощные баржи. Командир 47-й железнодорожной бригады полковник В.И. Голынин вместе с руководством Волжского речного пароходства организовал разведку всех затонов, пристаней, мест погрузки и выгрузки от Астрахани до Саратова. Возле Увека был обнаружен железнодорожный паром. Спустили его по течению реки к Астрахани. Поставили на ход. Но вместимость парома была ограниченной. Составы приходилось делить на несколько частей, и их переправа шла очень медленно. На станции Трусово скопилось много цистерн. Немцы беспощадно бомбили их. Так что снова начались поиски барж для строительства наплавного моста. Проект был разработан заместителем начальника технического отдела 47-й железнодорожной бригады майором Я.А. Виленкиным, а строительство возложили на 30-й мостовой батальон. Удалось найти восемь барж типа «Орджоникидзе», но их недоставало для перекрытия русла реки. Тогда решили поставить баржи не поперёк продольной оси моста, как обычно делается, а кильватерной колонной, т.е. вдоль оси, хотя этот способ, ранее не применявшийся в нашей стране таил в себе определённый элемент риска. Всё же проект был утверждён. После неимоверно напряжённого труда воинов-железнодорожников речников, местного населения через 10 дней после начала строительства было открыто движение по наплавному мосту. Первым по нему прошел со скоростью 10–12 км/ч с несколькими цистернами паровоз ЭУ. Пропускная способность

49

переправы сразу увеличилась в несколько раз. Войска, действовавшие под Сталинградом, начали получать достаточное количество горюче-смазочных материалов. Вместе с тем путь наливных эшелонов за переправой от Астрахани до Урбаха оставался крайне тяжёлым. Длина этой магистрали составляла 600 км. Жизнедеятельность её обеспечивали 15, 46 и 47-я железнодорожные бригады. В ходе боёв за Сталинград они проделали огромную работу, практически переделав всю магистраль. В результате её пропускная способность от Урбаха до Астрахани увеличилась с 9 до 24 пар поездов в сутки. На станциях Ртищево, Поворино, Таловая, Верхний Баскунчак, Эльтон, Палласовка и других были построены обходы3. В августе 1942 г. после завершения строительства железнодорожной линии Петров Вал – Иловля и благодаря применению здесь кольцевой езды по маршруту Поворино – Иловля – Петров Вал – Балашов удалось увеличить пропускную способность этой железной дороги с 16 до 22 пар поездов в сутки, а после укладки на участке Сталинград – Иловля второго пути пропускная способность увеличилась ещё в 2 раза. С возрастанием сопротивления защитников города нарастали и бомбовые удары авиации противника. Наибольшей интенсивности они достигли в октябре 1942 г., когда к Волге стали подходить стратегические резервы. Особенно ожесточённо враг бомбил железнодорожный узел Баскунчак, на который было сброшено 1374 бомбы4. Однако личный состав Железнодорожных войск, взаимодействуя со спецформированиями НКПС, срывал все замыслы и расчёты врага5. Все железнодорожные направления были надёжно прикрыты, а пропускная способность линий с трудом, но обеспечивала подачу фронтам пополнения и материальных средств. Особенно важно это стало с переходом войск Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов в контрнаступление: суточный расход только одних боеприпасов составлял в среднем 53 вагона [3, с. 88]. 3 19-я железнодорожная бригада строила обход станции Таловая. Рабочий день продолжался 18 – 20 ч, строители выполняли нормы на 114 проц. Обход позволил вдвое увеличить весовую норму составов (до 1000 т) и поднять пропускную способность линии до 12 пар поездов в сутки [1, с. 10.] 4 В августе было произведено 62 начёта и сброшено 640 авиабомб, в сентябре – 316 и 2308, а в октябре – 1026 и 3232. На железнодорожный участок Урбах – Верхний Баскунчак было сброшено 2870 бомб, Верхний Баскунчак – Астрахань – 2519 бомб [1, с. 28]. 5 Всего за время Битвы на Волге противник совершил на железные дороги сталинградского направления 60 тыс. налётов, сбросив более 90 тыс. бомб [1, с. 36].


50

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

Надо отметить, что восстановление железнодорожных участков началось сразу же с переходом войск в контрнаступление. К началу контрнаступления 19-я железнодорожная бригада дислоцировалась в районе станции Таловая, 13-я – в районе Поворино, 27-я – в районе станции Лапшинская, 15-я – на участке Урбах – Баскунчак, 5-я – на участке Зверево – Поворино [3, с. 88]. Так, 13-я железнодорожная бригада на своём участке начала восстановительные работы с первых чисел декабря 1942 г. 23 ноября Железнодорожные войска приступили к восстановлению железнодорожного моста через р. Дон у станции Чир и железнодорожных направлений Сарепта – Сальск – Батайск, Морщовская – Белая Калитва – Лихая, Лихая – Россошь. Одновременно шло восстановление сталинградского железнодорожного узла. Важное значение для обеспечения наступательных действий наших войск имела линия Сарепта – Котельниково протяженностью 144 км, которую железнодорожные войска Сталинградского фронта с помощью местного населения восстановили в течение 12 дней. Снабжение войск после ввода линии в строй значительно улучшилось. В ходе разгрома вражеских войск под Сталинградом от захватчиков было очищено свыше 6000 км железных дорог. Однако дороги были основательно разрушены, как и большое количество мостов, станционных зданий, депо и других объектов. Так, на ЮгоВосточной дороге на ряде участков были сняты вторые пути, большинство стрелочных переводов, разрушены служебно-технические здания, механическая централизация стрелок на станциях и полуавтоматическая блокировка. В районе сталинградского узла противником было снято 83600 штук шпал, которые он использовал для своих оборонительных сооружений [2, с. 186]. Двухпутный мост на Россошь был уничтожен полностью. На двухпутном мосту в сторону Валуек уцелели опоры и некоторые пролётные строения. Этот мост решили восстанавливать в первую очередь. Срок давался предельно короткий – 20 суток. Работы начались 17 января и шли широким фронтом. Одновременно выполнялось несколько операций на разных участках, с охватом почти всех основных элементов сооружения. При этом строго соблюдалась последовательность операций. Требовалось уцелевшие трёхсоттонные пролётные строения переставить на место взорванных, для чего стальные махины следовало передвинуть на десятки метров вдоль и поперёк оси моста. Потребовалось много строевого леса. Его заготавливало местное население – к работам было привлечено несколько сот человек. Все попытки врага сорвать восстановление моста с помощью массированных бомбёжек успеха не имели. Мост восстановили за 18 суток, на 2

№ 3 (10)

дня раньше срока. Около 80 солдат, сержантов и офицеров были награждены орденами и медалями. Что касается сталинградского узла, то работы по его восстановлению начались ещё до завершения боёв. Здесь трудился личный состав 13-й, 46-й, частично 15-й и 28-й железнодорожных бригад. Остро ощущался недостаток техники, особенно тракторов, почти всё приходилось делать вручную. Очень много сил и времени отнимала расчистка путей. На станциях и перегонах сталинградского узла скопилось около 14500 единиц сгоревшего и разбитого подвижного состава. Остовы большинства паровозов и вагонов были изуродованы настолько, что их приходилось разрезать автогеном на части, чтобы убрать с путей. К тому же значительная часть земляного полотна оказалась повреждённой авиабомбами и артиллерийскими снарядами, многие станционные пути, ветки, обходы и переходы заминированы. Работать приходилось при 30– 35-градусном морозе, часто под артиллерийским, миномётным и ружейно-пулемётным огнём окружённого противника. Материалов не хватало, приходилось разбирать землянки, укреплённые точки, извлекая рельсы и шпалы. Поэтому на ряде направлений темпы восстановления железных дорог существенно отставали от темпов наступления советских войск. Линия Сталинград – Лихая (365 км) восстанавливалась по 2,4 км, линия Сарепта – Сальск – Батайск (535 км) – по 5 км, линия Лиски – Лихая (391 км) – по 5,5 км в сутки [1, с. 26, 27]. Воины-железнодорожники действовали самоотверженно, с энтузиазмом и находчивостью в ходе как оборонительного сражения, так и контрнаступления советских войск. Силами частей 5-й, 13-й, 19-й и 27-й железнодорожных бригад были успешно восстановлены разрушенные противником железные дороги на участках Сталинград – Сарепта – Сальск – Батайск, Лиски – Лихая. Темп работ на этих участках составлял 5–5,5 км в сутки6. На участке Сарепта – Жутово, где в условиях непрерывных ударов вражеской авиации и при нехватке материалов, необходимой техники и автотранспорта трудилась 15-я железнодорожная бригада под командованием полковника В.В. Безвесильного, темп восстановления достигал 10 км в сутки. Когда же противник перешёл в наступление вдоль железной дороги из района станции Котель6

Темп восстановления в период общего наступления был не выше, чем в Битве под Москвой. Так, линия Сталинград – Лихая протяжённостью 385 км восстанавливалась по 2,4 км в сутки, участок Лиски – Лихая протяжённостью 391 км –5,5 км в сутки. Восстановление больших и средних мостов проводилось со средним темпом 13–14 погонных м в сутки [7, с.. 58].


ТЫЛ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ никово, вынуждая к отходу части 51-й армии, подразделения этой бригады успешно выполнили задачи по заграждению оставляемых участков железной дороги, применяя поездные мины. Особенно отличился при этом 74-й путевой батальон во главе с его командиром майором Ю.С. Желиховским. Высокие боевые качества показал и личный состав 19-й железнодорожной бригады, которой командовал полковник А.Н. Ткачёв [8, с. 66-68, 86]. Разгромив гитлеровцев в районе Волги и Дона, наши войска перешли в общее наступление. Ввод в эксплуатацию железнодорожных линий Сталинград – Лихая, Сталинград – Тихорецкая, Лиски – Миллерово, а затем Лиски – Валуйки – Купянск – Чугуев, Воронеж – Курск – Льгов значительно улучшил снабжение армий. Великая битва на Волге, как и Битва под Москвой, убедительно показала, что успешное обеспечение воинских перевозок возможно и с помощью сравнительно редкой сети железных дорог при условии максимального и умного их использования. Героический, подчас непосильный труд солдат, сержантов, офицеров Железнодорожных войск, специалистов военизированных специальных формирований НКПС на работах по техническому прикры-

51

тию, заграждению и восстановлению железнодорожных участков был весомым вкладом в Победу. ЛИТЕРАТУРА 1. Военные сообщения в Сталинградской битве (1942–1943 гг.). М.: Воениздат, 1948. 2. Волковский И.Л. Железнодорожные войска в Великой Отечественной войне1941–1945 гг. М.: Воениздат, 1995. 3. Голушко И.М. Работа тыла в важнейших операциях второго периода войны // Военноисторический журнал. 1974. № 11. 4. Кабанов П.Л. Стальные перегоны. М.: Воениздат. 1973. 5. Ковалёв И.В. Транспорт в решающих операциях Великой Отечественной войны. М.: Наука, 1969. 6. Куманёв ТА. Война и железнодорожный транспорт СССР. М.: Наука, 1976. 7. Основные показатели работы Тыла Советских Вооружённых Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. М.: Воениздат, 1970. 8. Подвиги воинов тыла. М.: Воениздат, I963. 9. Сталинградская эпопея. М.: Воениздат, 1968. 10. ЦАМО РФ. Ф. Донского фронта. 1942. Оп. 9722. Д. 7. Л. 480.

ТЫЛ КРАСНОЙ АРМИИ В ЗАВЕРШАЮЩИХ ОПЕРАЦИЯХ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ П. И. Вещиков кандидат военных наук, доктор исторических наук, профессор, участник Великой Отечественной войны

К началу 1944 г. было освобождено более половины ранее оккупированной территории страны, сельское хозяйство обеспечивало армию продовольствием, а легкую промышленность – сырьем; развернулись восстановительные работы в освобожденных районах. Уже в 1943 г. выпуск продукции тяжелой промышленности вырос на 19%, а валовой национальной продукции – на 17%. Вооруженные Силы СССР по своему составу и боевому оснащению превзошли немецкую армию. Так, производство танков и самоходно-артиллерийских установок увеличилось с 24 тыс. в 1943 г. до 29 тыс. в 1944 г., самолетов – с 34900 до 40300 [2, c. 441]. Если в основных наступательных операциях 19421943 гг. на одну стрелковую дивизию приходилось в среднем 180-200 орудий и минометов, 14-17 танков, 13-20 самолетов, то в 1944 г. – уже 200-245 орудий и минометов, 14-35 танков, 22-46 самолетов; к концу 1943 г. была решена проблема боеприпасов [9]. Одной из важнейших задач, стоящих перед тылом в этот период, оставалось обеспечение новых формирований и воинских частей, соединений и объединений, выведенных в резерв Ставки ВГК на доукомплектование. За

период с 7 нояб. 1943 г. по 9 апр. 1945 г. службами тыла было обеспечено формирование 2-х армий, 25 корпусов и 9 стрелковых дивизий, а также доукомплектовано 38 армий, 58 корпусов и 148 дивизий [24]. Увеличился объем работ по обеспечению иностранных формирований. При этом тыл Центра, фронтов, армий и войск на завершающем этапе войны находился в крайне невыгодном положении. Операции начались сразу же после завершения летнеосенней кампании 1943 г., т.е. без стратегической паузы. После почти 5-месячного беспрерывного наступления тыл фронтов растянулся на сотни километров, запасы материальных средств, особенно боеприпасов и горючего, снизились. Автомобильный транспорт отечественного производства, работавший всю войну, износился, многие автомашины требовали среднего и капитального ремонта, а машины иностранных марок, полученные по ленд-лизу и импорту от союзников, не могли покрыть потребности фронтов. Рано наступившая весенняя распутица усложнила работу всех звеньев тыла, которые должны были не отставать от обеспечиваемых ими армий, корпусов и дивизий. Отступая, противник


52

Э В О Л Ю Ц И Я

2010

стремился разрушать железные дороги, мосты, сооружать заграждения на реках, в горной местности, поэтому использовать железные дороги удавалось не везде. Затруднен был и подвоз автотранспортом, так как частые дожди, начавшиеся на Украине в конце января 1944 г., и оттаивание почвы резко ухудшили состояние дорог, а дорожные воинские части не успевали приводить их в проезжее состояние, что делало условия подвоза материальных средств крайне ограниченными. Железнодорожным транспортом, там, где это было

№ 3 (10)

возможно, грузы подавались непосредственно к войскам; подвоз боеприпасов, горючего, продовольствия осуществлялся боевыми машинами, вьюками и вручную военнослужащими и местным населением (так, для войск 53-й армии 2-го Украинского фронта воинами запасного полка и местным населением было перенесено на руках только боеприпасов 220 т [20, c. 87, 88]). В ряде случаев для подвоза боеприпасов использовалась авиация.

Таблица 1. Материальные резервы СССР в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Рост запасов по отношению к их объему Виды резервов на 1 янв. 1941 г., % 1942 г. 1943 г. 1944 г. 1945 г. Хлеб 107,7 122,5 93 137,8 Мясные консервы 108,3 94,5 117,3 141,2 Сахар 54,6 286 11,3 20,7 Медь 30,2 19,9 53,3 60,3 Цинк 80,2 67,2 215,5 226,2 Олово 112,8 300,0 382,9 468,0 Никель 200,0 300,0 533,3 466,6 Каучук натуральный 273,3 313,3 120,0 101,3 Автобензин 249,9 109,5 52,4 117,8 Уголь 79,2 51,6 55,7 42,7 Наряду с обеспечением боевых действий обработке индивидуальных участков свыше весной 1944 г. войска фронтов и в первую 8000 семей, передано 9000 лошадей, 1763 очередь части тыла, участвовавшие в освобо- жеребенка, 264 племенных жеребца, 49 плеждении Правобережной Украины, выполнили менных быков, 48 тракторов. Отпущено большой объем работ по оказанию помощи керосина 300 т, лигроина 120 т, масла 67 т. местному населению в проведении посевной Отремонтировано сеялок – 250, плугов – 425, кампании (табл. 3) борон – 115, телег – 316, тракторов – 80. Для колхозов и семей красноармейцев от- Отпущено местным организациям ветеринарпущено ок. 5000 т семенного картофеля, ных материалов (трофейных) на сумму 24000 обменено зерновых семян 2420 т, вывезено на руб.[33]. Значительная помощь в проведении поля 21000 т удобрений, перевезено 2 825 т весеннего сева была оказана областям Украипосевного материала. Оказана помощь в ны тылом 2, 3 и 4-го Украинских фронтов. Таблица 2. Подвоз материальных средств в ходе сражения за Правобережную Украину [22, c. 132]

Боеприпасы Горючее Продовольствие и фураж Вещевое имущество Прочие грузы ВСЕГО

1-й Украинский 7300 12613

2-й Украинский 5029 6203

3-й Украинский 4285 6148

4-й Украинский 4367 6987

6076

3719

2794

3267

15856

2109

1206

578

318

4211

2654 30752

1482 17639

1269 15074

1085 16024

6490 79489

ИТОГО 20981 31951


ТЫЛ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ

53

Таблица 3. Работы, выполненные весной 1944 года силами войск 1-го Украинского фронта [22, c. 132] Вспахано и Отпущено семян Области засеяно, га зерновых, тонн Ровенская 14401 189 Каменец-Подольская 4286 2734 Тернопольская 19291 229 Винницкая 5000 1503 Станиславская 7204 154 Волынская 3906 – Черновицкая 290 – Киевская 550 6 Житомирская 450 – Полтавская – 15 ИТОГО 55378 4839 Аналогичная работа проводилась и на территории Белорусской ССР. Так, Военный совет 1-го Белорусского фронта еще 25 февр. 1944 г. принял постановление «О мерах помощи со стороны фронта в восстановлении народного хозяйства Белорусской республики». Выполняя его, тыл фронта выделил местным органам власти автомашины, тракторы, горючее, лошадей, упряжь и строительные материалы, своими силами отремонтировал большое количество сельскохозинвентаря, открыл больницы, ветлазареты. Все армии и отдельные воинские части направляли без ущерба для боевых действий возможное количество людей для проведения сельскохозяйственных работ. Условия работы тыла в летне-осенней кампании 1944 г. оставались напряженными.

Последовательное проведение глубоких операций требовало своевременного создания необходимых запасов материальных средств на различных участках фронта и осуществление сложного маневра силами и средствами тыла как из глубины, так и по фронту, однако потребности фронта теперь страна удовлетворяла полностью. При подготовке стратегической наступательной операции «Багратион» по расчетам Генштаба войскам надлежало направить до 400 тыс.т боеприпасов, 300 тыс.т горюче-смазочных материалов, до 500 тыс.т продовольствия и фуража [6, c. 247, 248]. С учетом переноса начала операции с 19 на 23 июня 1944 г. фронты имели необходимое количество боеприпасов и горючего.

Таблица 4. Наличие боеприпасов (в боекомплектах.) и горючего (в заправках) к началу операции «Багратион» [3, c. 25] Фронты 1-й Прибал- 3-й Бело- 2-й Бело- 1-й Белотийский русский русский русский I. Боеприпасы 76-мм снаряды ПА 3,4 3,0 2,8 4,1 76-мм снаряды ДА 3,0 2,8 2,2 2,5 122-мм снаряды пушечные 5,0 3,0 2,6 3,8 122-мм снаряды гаубичные 5,3 3,2 2,4 2,5 152-мм снаряды гаубичные 6,1 8,3 4,3 7,7 152-мм снаряды для пушек5,1 3,4 2,2 3,8 гаубиц 82-мм мины 4,1 2,6 3,1 2,8 120-мм мины 5,4 6,9 2,6 3,3 II. Горючее Автобензин 4,1 3,4 2,5 4,1 Дизтопливо 7,6 6,3 6,4 7,1 Авиабензин 9,2 6,2 10,2 4,0 В связи с увеличением размаха операций объем расхода материальных средств значительно возрос. Если, например, в контрнасту-

плении советских войск под Курском расход боеприпасов составил 110 тыс. т., то в Белорусской операции было израсходовано 400


54

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

тыс.т боеприпасов. В контрнаступлении под Сталинградом расход горючего равнялся 229 тыс.т, а в Белорусской – 287 тыс.т [15, c. 808]. Для обеспечения боеприпасами применялись как плановые, так и внеплановые подачи транспортов, производившиеся с баз центра указаниями Ставки Верховного Главнокомандования. Маневр боеприпасами велся также за счет переадресовки транспортов в пути. В связи с ростом технической оснащенности армии значительно увеличился вес заправки горючего фронтов: если на 1 мая 1943 г. вес заправки автомобильного бензина действующей армии составлял 14,5 тыс.т, то в мае 1944 г. он достиг 19 тыс.т, а в мае 1945 г. – 27 тыс.т [26]; в январе-марте 1944 г. было израсходовано авиационного, автомобильного бензина и дизельного топлива 670 тыс.т, в июне-августе их расход составил 1009 тыс.т., в то время как производство бензина и дизельного топлива возросло лишь на 318 тыс.т [32]. Накопление запасов горючего шло главным образом за счет подвоза из глубины страны и строжайшей его экономии на местах. Так, на 1-м Белорусском фронте лимит расхода горючего в мае и июне был уменьшен на 30% по сравнению с апрельским; среднесуточный пробег автомашин вместо возможных 100 км составил в июле 56 км, в августе – 40 км, октябре – 23 км, ноябре – 22 км. Низкое использование автотранспорта сохранялось даже в условиях стремительного летнего наступления; максимально применялись гужевой транспорт и буксирование машин, устанавливалась мате-

№ 3 (10)

риальная ответственность за бесцельный пробег машины. В связи с высоким размахом операций и участием в них больших масс войск возросла потребность действующей армии в продовольствии. По сравнению с началом 1943 г. вес суточной дачи продовольствия действующей армии в начале 1944 г. увеличился на 15%, а в начале 1945 г. – на 34%. Фактические размеры продовольственных запасов действующих фронтов после 1943 г. постоянно поддерживались в среднем на уровне 30 суточных дач. По состоянию на 1 мая 1945 г. обеспеченность фронтов возросла в среднем до 40, а по отдельным видам продуктов (сахару, муке, крупе) – до 100 и более суточных дач [28]. Улучшение питания шло по линии перевода отдельных контингентов военнослужащих на довольствие по повышенным категориям пайков: в июле 1944 г. слушательский и постоянный состав военно-учебных заведений был переведен на курсантский паек вместо тыловой нормы. Воинские части ПВО, гвардейские минометные части и авиация дальнего действия, расположенные в тыловых военных округах, были переведены на нормы действующей армии. По этим же нормам стали обеспечиваться и вновь формируемые воинские части, а также находившиеся на переформировании и в резерве Ставки. Улучшилось питание раненых и больных в госпиталях тыла страны, для которых с июня 1944 г. был создан 20-суточный переходящий запас продовольствия.

Таблица 5. Ресурсы боеприпасов в 1944 и 1945 гг. в сравнении с 1943 г. [27] Количество боеприпасов, вагонов Наименование 1943 г. 1944 г. 1945 г. Ресурсы боеприпасов 161059 202459 138420 из них поступило от промышленности 110313 144002 58577 104474 117889 44041 Отпущено фронтам из них: израсходовано 100504 111062 65812 боевые потери 2161 2139 1156 Отпущено военным округам 1361 3902 3515 Отпущено для обеспечения формирований 17502 13150 2449 Отпущено ПВО страны 3130 1852 114 Отпущено артиллерийским 4606 6214 2479 и танковым заводам Отпущено вне системы НКО 1854 1809 456 Резерв боеприпасов центра 39132 54664 85366 В военных действиях 1944 г. продовольственная служба Красной армии обеспечивала наступающие войска в любых климатических условиях в любое время года. Обеспечивались и войска иностранных формирований – воинские части польских пехотных дивизий, 1 румынская пехотная дивизия, 3 польские танковые бригады, 3 стрелковые и 1 танковая бригада Чехословакии, французский авиационный полк и др. Обследуя в июне 1944 г. 1-ю

Польскую армию, начальник штаба Тыла Красной армии генерал-лейтенант М.П. Миловский докладывал начальнику Тыла Красной армии А.В. Хрулеву: «Польская армия хорошо питается. Никаких жалоб на питание ни один польский солдат не заявлял при многочисленных опросах и беседах» [23]. Вещевым имуществом войска действующей армии были обеспечены полностью; большое значение имел своевременный ре-


ТЫЛ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ

55

монт обмундирования и обуви. Всего за 1944 фронта и ЦПУ ВОСО считали, что в полосе г., включая ремонт в войсковых частях и каждого фронта необходимо иметь одно учреждениях, было отремонтировано 8,1 млн. направление на колее 1524 мм, по которому шинелей, около 16 млн. комплектов хлопчато- бы шел поток грузов из глубины СССР, а на бумажного обмундирования, 27,5 пар обуви других – колею 1435 мм с тем, чтобы исполькожаной и свыше 13,3 тыс. вагонов теплых зовать трофейный подвижной состав. Осенью вещей [30]. При этом если боевые потери 1944 г. Военный совет 1-го Белорусского вещевого имущества в 1942 г. принять за фронта дважды обращался в ГКО, но решение 100%, то в последующие годы войны они было принято только 29 янв. 1945 г. Аналосоставили в среднем в 1943 г. 53%, в 1944 г. – гичные решения были даны всем фронтам, 45%, в 1945 г. – 30% [31]. Однако качествен- однако к этому времени восстановители ное состояние вещевого имущества было продвинулись далеко на запад, отчего, по весьма не высоким, большое количество словам начальника тыла 1-го Белорусского обмундирования и обуви было негодным или фронта генерала Н.А. Антипенко, «пришлось требовало капитального ремонта. возвращать железнодорожные войска и потреС переносом боевых действий на террито- бовать от них новых, прямо-таки нечеловечерию стран Восточной Европы перед Тылом ских усилий» [1, c. 219]. Красной армии возникли новые задачи, свяОсобенностью тылового обеспечения занные с особенностями использования же- войск в Висло-Одерской операции явилось лезных дорог, отличавшихся от общесоюзной приближение оперативного и войскового тыла шириной колеи. В этих условиях было важно к переднему краю. Это обуславливалось определиться, на какую колею восстанавли- устойчивостью положения наших войск и их вать железные дороги – на союзную 1524 мм превосходством над противником, что гаранили западноевропейскую 1435 мм. При нашей тировало части и учреждения тыла от всяких колее значительно возрастала потребность в неожиданностей. Такое решение диктовалось подвижном составе, положение с которым и и необходимостью создания благоприятных без того было напряженным (парк вагонов за условий для войск при прорыве ими тактичегоды войны уменьшился на 16%, локомотивов ской зоны обороны противника и выхода их – на 10%); при западноевропейской можно на оперативный простор, когда, как правило, было использовать подвижной состав этих был наибольший расход боеприпасов и наигосударств, но требовалось срочно создавать большее количество санитарных потерь (табл. мощные перегрузочные базы на стыках разной 6). колеи. Военный совет 1-го Белорусского Таблица 6. Санитарные потери войск 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов в Висло-Одерской наступательной операции (12.01-7.02.1945 г.) [16, c. 246] Раненые, Обожжён- Обморожен- Больные, Всего, Фронты контуженные, ные, чел. ные, чел. чел. чел чел. 1-й Белорусский 69611 314 116 8401 78442 1-й Украинский 80081 272 197 13115 93665 ИТОГО 149692 586 313 22516 173107 При выходе войск 1-го Белорусского фронта к Одеру фронтовой тыл растянулся на 500 км после перегруппировки четырех армий для отражения возможного контрудара противника со стороны Восточной Померании обеспеченность Советских войск материальными средствами была низкой, и только благодаря наличию резерва Ставки и начальника тыла фронта, своевременному маневру ими удалось обеспечить войска на новом операционном направлении. Все это положительно сказалось на успешном завершении Висло-Одерской и Восточно-Померанской операций, которые вошли в историю Великой Отечественной войны как пример удачного маневра силами и средствами тыла. В ходе Берлинской и Пражской органы тыла решали одновременно несколько задач – обеспечения войск, совершающих перегруп-

пировки и ведущих боевые действия, осуществления собственного перестроения в соответствии с замыслом операции и накопления запасов материальных средств в условиях исключительно высокого по сравнению с ранее проведенными операциями расхода боеприпасов – 0,5-0,8 боекомплекта в сутки. Значительным был и расход горючесмазочных материалов (табл. 7). Задача состояла в своевременной доставке боеприпасов нужных калибров на огневые позиции артиллерии и в боевые порядки танковых и механизированных войск первого эшелона. Так, на подвозе боеприпасов для соединений и частей 1-го Белорусского фронта одновременно работало 3 тыс. автомашин фронтового, армейского и войскового подчинения [22, c. 1504].


56

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

Во время штурма Берлина в непосредственной близости от города развернулись резервные армейские госпитали. Для эвакуации раненых и особенно их розыска среди развалин в городе были созданы специальные команды из санитаров и выделенных бойцов, что позволило обеспечить быструю доставку раненых и больных в госпитали. Так, на 1-м Белорусском фронте более 68 % раненых было вынесено с поля боя в первые же два часа после ранения [22, c. 151]. Особого внимания заслуживает работа Тыла Красной армии по оказанию помощи национальным воинским частям и соединениям стран, освобожденных от немецкой окку-

№ 3 (10)

пации. Всего национальным армиям Польши, Чехословакии, Югославии и других государств было передано 900 тыс. винтовок, карабинов и автоматов, 40627 пулеметов, 16502 орудия и миномета, 2346 самолетов, 1124 танка и САУ, свыше 900 тыс.т продовольствия, большое количество боеприпасов, различного имущества и снаряжения [22, c. 499]. В частности, на вооружение и оснащение Войска Польского на 1 мая 1945 г. было отпущено 700 тыс. винтовок, карабинов и автоматов, более 1800 автомашин, свыше 3,5 тыс. орудий, 1 тыс. танков, 1200 самолетов и много других видов вооружения и техники [18, c. 485].

Таблица 7. Наличие горючего в войсках 2-го Белорусского, 1-го Белорусского, 1-го Украинского фронтов и его расход в Берлинской операции [16, c. 253] Наличие на Расход за период Наличие на Наименование горючего 16.04.1945 16.04 - 8.05.1945 8.05.1945 тонн Заправок тонн Заправок тонн Заправок Высокооктановые бензины 28899 9,5 32781 10,0 23015 6,5 Бензины Б-70, КБ-70 7891 6,7 4734 3,7 6752 4,9 Автобензин 56114 4,1 71573 5,2 43077 3,1 Дизтопливо 18726 5,0 11057 2,8 17288 4,0 Керосин, лигроин 6752 9,8 2289 3,3 5292 7,8 Таблица 8. Санитарные потери 1-го и 2-го Белорусских, 1-го Украинского фронтов и Днепровской военной флотилии в Берлинской операции (16 апреля – 8 мая 1945 г.) [16, c. 268; 4, c. 219] Санитарные потери Потери Раненые, Обморо- БольФронты ОбожжёнВсего, личного контуженженые, ные, состава ные, чел. чел ные, чел. чел. чел. 1-й Белорусский 113881 474 15104 129459 179490 1-й Украинский 60312 297 1 15409 85019 113825 2-й Белорусский 21029 42 1 60135 31209 59110 Днепровская военная 6 3 2 11 27 флотилия ВСЕГО 245698 В заключительных операциях органам Тыла приходилось решать и новые, несвойственные им задачи. Предстояло по-новому проводить заготовки сельскохозяйственных продуктов; содействовать восстановлению разрушенного войной хозяйства на территории государств, освобожденных от немецкой оккупации. Для оказания помощи народам освобожденных стран в восстановлении промышленности, налаживании работы транспорта, ремонтных учреждений решениями ГКО при начальнике Тыла Красной армии были созданы специальные управления – органы руководства. Так, для восстановления и организации работы нефтяных районов Румынии создавалось управление (вначале группа), в работе которого участвовали специалисты Управления снабжения горючим

Красной армии и Главнефтесбыта. Восстановление Домбровского, Верхне- и НижнеСилезского угольных бассейнов было организовано управлением угольными бассейнами в Силезии (начальник генерал-лейтенант М.П. Миловский). На органы Тыла легло обеспечение продовольствием населению Берлина, Вены, Будапешта, Белграда, Праги и др. городов, пленных немецких солдат и офицеров, а также 1 млн. репатриированных советских, английских, французских, американских, польских, чешских, югославских граждан. Их нужно было также одеть, оказать медицинскую помощь, транспортировать, тогда как органы тыла не имели для этих целей ни специального аппарата, ни свободных сил и средств. Всего по решению ГКО в 1944 г. и в первой половине 1945 г. населению


ТЫЛ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ восточноевропейских государств из резерва фронтов безвозмездно зерна и хлебопродуктов – 572 тыс.т, мясопродуктов – 60 тыс.т, сахара – 90 тыс.т, жиров – 3 тыс. т, картофеля и овощей – 146 тыс.т [30]. Несмотря на испытываемые советским народом трудности, он немедленно пришел на помощь народам рядам стран, в том числе бывших вражеских государств, делился с ними всем, что имел в своем распоряжении. Так, сразу же после освобождения Варшавы ее жителям в качестве безвозмездного дара от советского народа было передано 60 тыс.т хлеба, большое количество жиров, сахара, овощей, сухофруктов [7]. Значительная помощь продовольствием была оказана и другим городам Польши. Советское командование передало властям Вроцлава 5,5 тыс.т муки [13]. Помимо этого осенью 1944 г. советским командованием было передано польскому народу 11500 т муки, 1540 т мыла, 4950 т соли, 60 т чая, 15 млн. коробок спичек [25], а также большое количество сахара, жиров, круп и др. продуктов питания. Продовольственная помощь СССР дала возможность польскому народу избежать голода и приступить к восстановлению разрушенной экономики. По согласованию с временным правительством Польской республики органы Красной армии оказали помощь в восстановлении работы угольной, металлургической, шерстяной, трикотажной, швейной, кожевенной, обувной и др. отраслей промышленности. Помощь была не только техническая – СССР предоставил Польше сырье, полуфабрикаты и некоторые изделия, а также оказал содействие в организации руководства данными отраслями. В апреле 1945 г. советское командование передало городскому самоуправлению Вены 7000 т хлебного зерна, 500 т кукурузы, 1000 т фасоли, 1000 т гороха, 200 т сахара, 300 т мяса, 200 т масла [12]. В резолюции собрания рабочих и служащих одной из венских фабрик говорилось: «Рабочие и служащие фабрики с неописуемой радостью восприняли весть о великодушном акте Советского правительства… Красная армия не только дала нам свободу, она дает нам и насущный хлеб. Планы гитлеровского фашизма заморить голодом австрийский народ рушатся. Мы благодарим Красную армию и Советское правительство и клянемся сделать все для того, чтобы до конца искоренить нацизм в Австрии» [11]. Еще до вступления наших войск на территорию Югославии только за февраль–октябрь 1944 г. советскими самолетами было сброшено в ее партизанские районы 1000 т продовольствия, обмундирования, вооружения, медикаментов. После выхода наших войск на югославскую территорию в соответствии с решением Советского правительства для помощи остро нуждающемуся населению

57

Белграда и других городов к началу декабря 1944 г. было привезено и передано Югославии 53 тыс.т зерна, в том числе 17 тыс.т в Белград [10]. Первые 800 т зерна были доставлены в Белград 19 октября, когда в него вступили войска 4-го механизированного корпуса. Поскольку народное управление города еще не было создано, тылу фронта пришлось организовывать размол зерна на муку, а для этого предварительно отремонтировать мельницы, городскую электростанцию, организовать добычу угля и его доставку на электростанцию. Затем встал вопрос о выпечке хлеба. В городе не было запасов соли, не работал водопровод. Для выпечки использовалось 1200 частных хлебопекарен, на которые вода доставлялась в цистернах воинами Красной армии. На 25 дек. 1944 г. Югославии было передано 53587 т зерна и муки – на 3587 т больше, чем было определено постановлением ГКО. К этому же сроку были доставлены и переданы Народно-освободительной армии Югославии 350 самолетов, более 4 тыс. орудий и минометов, 65 танков Т-34, 500 крупнокалиберных пулеметов, около 53 тыс. винтовок и карабинов, около 67 тыс. автоматов, ручных и станковых пулеметов и много других материальных средств [19, c. 64]. После освобождения Чехословакии Советское правительство передало ЧСР 9000 т зерна для снабжения населения Праги, 4400 т хлеба и 375 т сахара для населения Брно, 3600 т хлеба, 325 т сахара и 125 т соли для населения города Моравска-Острава [39], в результате чего нормы выдачи продовольствия населению этих городов были повышены на 30-40% [34]. Всемерная помощь оказывалась и народам Венгрии, Румынии, Болгарии. Так, в период боев в Будапеште наше военное командование выделило 15 т хлеба, 10 т крупы, 400 кг мяса и др. продуктов для снабжения приюта детей, оставшихся без родителей [37]. Многие дети были спасены от голодной смерти советскими солдатами, которые кормили их из полевых армейских кухонь. После освобождения столицы Венгрии советским командованием было передано населению 800 грузовиков с продовольствием, а также горючее для автомашин [38]. В конце октября 1944 г. командование советских войск отпустило для населения венгерского города Сегед 100 вагонов пшеницы, 10 т сахара, 34 вагона угля, 2000 кг табака [36]. Весной 1945 г., когда венгерский народ, ограбленный оккупантами, оказался под угрозой голода, Советское правительство передало для городов Венгрии 15 тыс.т хлеба, 3 тыс.т мяса, 2 тыс.т сахара [14, c. 181]. Болгарский народ после освобождения получил из СССР 130 тыс.т зерна [5, c. 479]. Актом величайшего гуманизма явилось решение Советского правительства об оказании немедленной продовольственной и иной


58

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

помощи голодающему населению Германии. На последнем этапе войны организованное снабжение продуктами питания немецких городов было парализовано, население фактически было оставлено на верную гибель. Как указывала швейцарская газета «Люцернер тагблатт» от 12 апр. 1945 г., «руководители фашистской партии своим безумным решением продолжать до конца уже проигранную войну поставили немецкий народ под угрозу голодной смерти» [40]. Подвоз продовольствия в немецкую столицу с населением около 3 млн. человек прекратился за 2-3 месяца до вступления войск Красной армии, а за 10-15 суток не выдавался даже хлеб. Уже 9 мая 1945 г. в Берлин прибыли член ГКО А.И. Микоян и начальник Тыла Красной армии А.В. Хрулев для организации снабжения населения города всем необходимым. Сложнейшая проблема была решена исключительно оперативно. Советским командованием сначала были установлены для жителей Берлина временные нормы снабжения, а 11 мая 1945 г. согласно постановлению ГКО было принято решение обеспечить Берлин на пять месяцев, то есть до сбора нового урожая, продуктами питания и ввести с 15 мая повышенные нормы. Было запланировано отпустить: зерна для выработки крупы и муки – 105 тыс.т, мясопродуктов – 18 тыс.т, жиров – 4,5 тыс.т, сахара – 6 тыс.т, а также большое количество картофеля, соли, кофе и других продуктов. Только тылом 1-го Белорусского фронта населению Берлина было передано 50 тыс.т картофеля. Нормы снабжения населения немецких городов на ряд продуктов, в том числе на хлеб, были установлены значительно выше, чем при гитлеровском режиме. Советское командование проявляло особую заботу о питании детей. Постановлением Военного совета 1-го Белорусского фронта от 31 мая 1945 г. было предусмотрено: «1. Организовать снабжение молоком детей до 8-летнего возраста за счет: а) использования молочных ресурсов пригородов Берлина в количестве ежедневно 70 тыс. л молока; б) передачи из трофейного скота 5 тыс. голов дойных молочных коров для размещения на молочных пунктах в районах Берлина» [8, c. 71–73]. Жители Берлина были поражены таким отношением армиипобедительницы и выразили ей искреннюю благодарность. Электромонтер Трюмберг заявил на собрании рабочих: «Кошмарные недели остались позади. Нацисты пугали нас, что русские отправят всех немцев в вечное рабство, в холодную Сибирь. Теперь мы видим, что это была наглая ложь. Мероприятия советского командования показывают, что русские не собираются оскорблять и уничтожать нас. У меня опять появилась перспектива в жизни» [17]. Продовольственная помощь была оказана также населению других немец-

№ 3 (10)

ких городов. Так, по состоянию на июнь 1945 г. для снабжения Дрездена Советским правительством было отпущено муки 3000 т, крупы 300 т, мяса 450 т, жиров 225 т, сахара 300 т, кофе 50 т, картофеля 7500 т [35]. Особенно большое значение имела помощь советских войск освобожденным европейским государствам в проведении сева весной 1945 г. Выполнение этой задачи было сопряжено с большими трудностями. В это время в тыловом районе войск 1-го Белорусского фронта, восточнее реки Одер, местное население практически отсутствовало, отчего данная проблема также легла на Военный совет фронта. Специальным постановлением от 1 апреля 1945 г. было предусмотрено организовать и провести сев зерновых и технических культур, картофеля и овощей на площади 250 тыс.га пахоты. Всю работу по организации и проведению сева было приказано взять на себя войскам фронта и военным комендатурам. В постановлении Верховного совета указывалось, что из 250 тыс.га земли войска должны освоить около 130 тыс.га. Остальная площадь должна быть освоена силами и средствами местного населения и репатриированных граждан. Были установлены плановые задания каждой армии и отдельным корпусам по проведению весеннего сева в крайне сжатые сроки на территории расположения их войск. Руководство севом возлагалось на интенданта фронта, а непосредственно выполнение – на начальника отдела заготовок продовольствия. Войска проводили сев обычно в прифронтовой полосе, в более отдаленных районах его организовывали и проводили советские военные комендатуры. Для посевной кампании весной 1945 г. фронтом было выделено свыше 18 тыс. солдат и офицеров, 165 тракторов, 16 тыс. лошадей, 1310 волов, отпущено 10 тыс.т семенного зерна и 350 т горючего. Это позволило в короткий срок завершить сев зерновых и посадку картофеля и овощей. Войска перевыполнили контрольные цифры весеннего сева, установленные Военным советом фронта: к 5 мая 1945 г. было засеяно 261072 га, в том числе войсками – 163612 га, т.е. на 33 тыс.га больше запланированного. Все это потребовало огромных материальных и финансовых затрат. Для обеспечения Вооруженных Сил в годы войны израсходовано 582,4 млрд.руб. – 50,8% всех расходов государственного бюджета [21, c. 273]. При этом Великая Отечественная война со всей убедительностью показала необходимость наличия не просто крепкого организованного тыла, но и централизованной системы управления им. В ходе войны был приобретен ценнейший опыт по взаимодействию органов Тыла с народнохозяйственными органами в области планирования материального, технического и медицинского обеспечения ВС,


ТЫЛ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ особенно по восстановлению коммуникаций, заготовкам из местных ресурсов, использованию в интересах действующей армии промышленных, ремонтных, медицинских и других местных предприятий и учреждений. Великая Отечественная показала также, что при определенных условиях силы и средства тыла действующей армии могут привлекаться и для оказания всесторонней помощи народному хозяйству. ЛИТЕРАТУРА 1. Антипенко Н.А. На главном направлении. М., 1977. 2. Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945 гг. Краткая история. М., 1985 3. Военно-исторический журнал. 1974. № 8. 4. Гриф секретности снят. М., Воениздат, 1993. 5. Димитров Георгий. Избранные произведения, т. 2. М., 1957. 6. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. Т. 2. М., 1978. 7. Известия. 1945. 2 февр. 8. Коммунист. 1975. № 4 9. Красная звезда. 1974. 31 марта. 10. ЦАМО РФ, ф. 67, оп. 20089, Д. 564, Л 141. 11. ЦАМО РФ, ф. 243, оп. 195720, Д. 12, Л 157. 12. ЦАМО РФ, ф. 246, оп. 37385, Д. 4, Л 75. 13. ЦАМО РФ ф. 587, оп. 14081, Д. 8, Л 46. 14. Немеш Деже. Освобождение Венгрии. Пер. с венгерск. М., 1957 15. Операции Советских Вооруженных сил в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Т. 4. М., 1959.

59

16. Основные показатели работы Тыла Советских Вооруженных сил в операциях Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. М. 1970. 17. Правда. 1945. 19 мая. 18. Советская экономика в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. М., 1970. 19. Советский тыл в Великой Отечественной войне. Кн.1. М., 1974. 20. Тыл и снабжение Советских Вооруженных Сил. 1964. № 4. 21. Тыл Советской армии. М., 1968. 22. Тыл Советских Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. М., 1977 23. ЦАМО РФ, ф. 67, Оп. 20087, Д. 368, Л. 48. 24. ЦАМО РФ, ф. 67, Оп. 32174, Д. 256, Л. 16. 25. ЦАМО РФ, ф. 67, оп. 198025, Д. 328, Л 13. 26. ЦАМО РФ, ф. 67, Оп. 267215, Д. 14, Л. 22. 27. ЦАМО РФ, ф. 81, ОП. 119120, Д. 7, Л. 152-172. 28. ЦАМО РФ, ф. 86, Оп. 34009, Д. 115, Л. 69. 29. ЦАМО РФ, ф. 87, Оп. 107442, Д. 4, Л. 8. 30. ЦАМО РФ, ф. 87, оп. 107442, Д. 4, Л 12. 31. ЦАМО РФ, ф. 87, Оп. 120370, Д. 470, Л. 81. 32. ЦАМО РФ, ф. 89, Оп. 33747, Д. 3, Л. 82. 33. ЦАМО РФ, Ф. 236. Оп. 174768. Д. 2. Л. 265, 266. 34. ЦАМО РФ, ф. 236, оп. 250385, Д. 7, Л 35. 35. ЦАМО РФ, ф. 236, оп. 425299, Д. 6, Л 30. 36. ЦАМО РФ, ф. 240, оп. 16392, Д. 12, Л 259. 37. ЦАМО РФ, ф. 243, оп. 125702, Д.3, Л 18. 38. ЦАМО РФ, ф. 243, оп. 195702, Д. 3, Л 19. 39. ЦАМО РФ, ф. 4459, оп. 1, Д. 3312, Л 183. 40. ЦАМО РФ, ф. 4459, оп. 1, Д. 4143, Л 55.

О НАУЧНОМ И МАТЕРИАЛЬНОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ ОБОРОННЫХ СТРОЕК В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ В. Н. Маляров доктор исторических наук, профессор, Военный инженерно-технический университет, Санкт-Петербург

Страшная угроза, нависшая над страной в результате фашистской агрессии, вызвала огромный патриотический подъем всей научно-технической интеллигенции. 27 июня 1941 г. оргбюро Всесоюзного совета научных инженерно-технических обществ7 призвало ученых и специалистов страны перестроить свою работу на нужды обороны. В числе первых осознали опасность для мировой и отечественной цивилизации ученые-строители Ленинграда. 27 июня 1941 г. правление Ленинградского отделения Всесоюзного научно7 В союз инженерно-технических обществ СССР входили 26 отраслевых обществ, 16 советов действовали в республиках, краях и областях. Первичные организации обществ создавались в научных учреждениях, высших учебных заведениях и на промышленных предприятиях и объединяли свыше 100 тыс. членов [17, c. 180].

го инженерно-технического общества (ВНИТО) строителей, объединявшее более 800 человек, сформировало специальную бригаду, куда вошли 47 видных специалистов, в том числе академик Б. Галеркин, профессора Н. Аистов, Н. Кандыба, Н. Лукницкий, Т. Шустиков, Б. Васильев, И. Леви, Н. Унгерман и др. [13, c. 72-73]. Костяк бригады составляли ученые из Высшего инженерно-технического училища ВМФ. Специалисты строительной науки оказывали помощь практикам в разработке проектов оборонительных сооружений, экспертизе и решении других сложных проблем. 1 июля инициативу ленинградцев поддержало московское организационное бюро, создавшее комиссию помощи обороне при ВНИТО строителей в составе 9 человек во главе с профессором В. Келдышем [8]. Вскоре такие комиссии были созданы при других крупных отделениях общества в Воронеже,


60

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

Ростове, Горьком, Баку. По инициативе председателя ВНИТО строителей СССР Б. Галеркина было принято обращение ко всем строителям страны. В нем ученые призвали строителей направить свою работу на службу защиты и обороны страны, на максимальную помощь Красной Армии, изучение военноинженерного дела, организацию обмена опытом, в том числе и иностранным. С этой целью в начале июля академик Б. Галеркин, ведущие ученые-строители академик Б. Веденеев, члены-корреспонденты АН СССР Н. Стрелецкий, Н. Герсеванов, профессора В. Келдыш, Б. Скрамтаев, И. Рабинович, А. Гвоздев, В. Дмоховский, Г. Карлсен, В. Власов обратились в Британское общество гражданских инженеров с предложением об установлении сотрудничества в области строительства военного времени. Лондонский институт поддержал инициативу строителей СССР и уполномочил своих представителей в Москве профессора Томаса, полковников Кроуда и Саймона дать исчерпывающие ответы по вопросам военно-инженерного обеспечения противовоздушной обороны крупных городов [9]. В июле-августе английские представители прочитали ряд докладов для членов ВНИТО строителей, военных инженеров. Итогом встреч стали обобщенные материалы по вопросам строительства военного времени, которые успешно использовались в СССР. Активная деятельность ученых-строителей нашла распространение и среди других коллективов ученых. 28 июня по предложению председателя Всесоюзного инженернотехнического общества энергетиков и электриков (ВНИТОЭЭ), чл.-корр. АН СССР М. Шателена, работавшего в Ленинграде, из специалистов Ленинградского отделения общества было создано 12 отраслевых бригад. В состав этих бригад вошли профессора И. Вознесенский, Н. Щедрин, М. Каменский, В. Вологдин, В. Шретер, Р. Сапожников, Н. Костенко, Л. Слепян, А. Шапошников и др. Из инженерного управления Ленинградского фронта ими был получен заказ на разработку 25 специальных тем [34]. Различные виды и типы электрозаграждений, впервые разработанные и созданные с помощью этих специалистов на рубежах Ленинградского фронта, затем получили распространение и на других фронтах. Так, для осуществления проекта 40километрового участка электрозаграждений Луга–Кингисепп было смонтировано 320 км высоковольтных линий и построено 25 электроподстанций. Для этого специального строительства были мобилизованы материалы и оборудование 42 заводов и предприятий Ленинграда. В связи с военной необходимостью изменилась структура руководящих научно-технических строительных органов Ленгорисполкома. На основании решения

№ 3 (10)

исполкома Ленсовета были объединены архитектурно-планировочное управление, трест «Ленпроект» и архитектурностроительный экспертный совет, и в составе единого органа архитектурнопланировочного управления - был организован ряд служб и отделов: служба по технической маскировке города; отдел по проектированию спецсооружений; отдел геодезической съемки и инженерных изысканий; отдел экспертиз и рассмотрения смет спецсооружений и оборонных объектов [35]. С начала войны сотрудники Московского геологического управления, институтов Академии наук СССР, преподаватели, студенты и аспиранты Московского университета, Московского инженерно-строительного института, Московского геологоразведочного института и пр. вузов участвовали в строительстве оборонительных рубежей под Москвой и в др. местах. Командующий Западным фронтом С.К. Тимошенко в специальном приказе особо отметил коллектив Московского инженерно-строительного института, который не только выполнил большой объем оборонительных работ, но и обеспечил геодезическую, инженерную привязку строящихся рубежей. 18 научных работников вуза за участие в строительстве оборонительных сооружений были награждены орденами [15, c. 353]. В июле 1941 г. в Московском геологоразведочном институте была организована общемосковская группа, в которую вошли около 60 специалистов - геологов и гидрогеологов, не только участвовавших в оборонительных работах, но и консультировавших строителей при создании на подступах к Москве нескольких линий обороны. В состав группы, ставшей фактически военно-геологическим штабом обороны Москвы, входили такие известные ученые, как члены-корреспонденты АН СССР Ф.Н. Саваренский, Г.Н. Каменский, доктора наук Е.В. Шанцер, И.Я. Пантелеев, Ф.Ф. Лаптев и др. Ими были составлены военногеологические карты источников резервного водоснабжения Москвы, карты месторождений строительных материалов, инженерногеологических условий фортификационного строительства. В июле 1941 г. для осуществления научно-исследовательской работы при отделении геолого-географических наук АН СССР была создана специальная комиссия по обслуживанию фронта и тыла. В ее состав вошли крупнейшие специалисты из 15 научно-исследовательских учреждений, видные ученые страны: академик А. Ферсман - руководитель комиссии, академик А. Фрумкин, профессора И. Герасимов, К. Марков, Е. Лавренко, Ю. Ливеровский, М. Крылов, Б. Залесский и др. Эффективность военно-геологического обслуживания фронтов зависела и от теорети-


ТЫЛ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ ческих основ военной геологии как особой прикладной науки. А. Ферсман наметил основные задачи геологов по обслуживанию фронтов, они включали геологические аспекты фортификации - постройки убежищ, дотов, дзотов, проходки траншей и окопов, строительства минных галерей и подземных складов. Ученый подчеркивал значение гидрогеологии для характеристики водоснабжения и искусственного обводнения. Важное значение Ферсман придавал использованию минеральных строительных материалов, изучению условий маскировки, использованию старых подземных выработок и пещер для укрытий. Ученый писал о составлении специальных военно-геологических карт, применении аэросъемки. Деятельность военных геологов на фронтах подтвердила правильность теоретических установок А.Ферсмана [16, c. 67-68]. В ходе войны в Ленинграде также принимались меры, направленные на решение специальных вопросов оборонительного строительства. Специалисты Государственного гидрологического института, треста Водоканалпроект и Инженерного управления Ленинградского фронта разработали проект создания водно-оборонительных рубежей, входящих в общую систему обороны города. Комиссия по строительству укрепленной полосы утвердила проект и привлекла к работам аварийно-восстановительный отряд МПВО, 22-ю гидророту и трудармейцев города. В августе-сентябре 1941 г. ими было сооружено 24 плотины на реках Славянке, Кузьминке, Черной речке, Красненькой, Мурзинке, Безымянной, Волковке. В результате возникли водохранилища длиной 17 км, непроходимые вброд, которые стали частью противотанковых рубежей, кольцом опоясывавших Ленинград. По инициативе члена Военного совета фронта, председателя комиссии по руководству строительством оборонительных сооружений А.Кузнецова была проведена реорганизация геологических служб Ленинграда. С целью геологического и гидротехнического обслуживания оборонительного строительства на базе старейшего в стране Всесоюзного геологического института, ряда других организаций создается отдел военной геологии под руководством профессоров ВСЕГЕИ Н. Быховера, Г. Синягина, И. Уткина. Под руководством профессора С. Яковлева составлялись геоморфологические карты и карты четвертичных отложений, необходимые инженерным войскам Ленинградского фронта. В предвидении массированных налетов на город отделом военной геологии при активном участии профессора гидролога Н. Погребова, геофизика А. Семенова был разработан и осуществлен план борьбы с нарушениями водоснабжения районов, в короткие сроки пробурены и оборудованы десятки водозабор-

61

ных скважин [30]. В начале 1942 г. отдел военной геологии был передан в ведение Ленинградского геологического управления, занимавшегося водоснабжением фронта. Буровой отряд участвовал в строительстве пирсов и причалов на Ладожском озере. Определяющее значение в военногеологическом обеспечении боевых действий Красной Армии приобрела деятельность треста «Спецгео» как организации, специально предназначенной для обслуживания фронтов и армий. К этим работам были привлечены новые специалисты: геологи, гидрологи, почвоведы, географы. Организован отдел военной геологии во главе с Н. Коломенским, позднее работу отдела возглавляли Ф. Котлов и Б. Русанов. Из разных организаций в «Спецгео» пришли крупные специалисты в области инженерной геологии Н. Коломенский, Ф. Котлов, Е. Качугин, И. Комаров, В. Файнциммер, Е. Чаповский, Н.Родионов и др. Важное значение имела эвакуация из ВСЕГЕИ и других учреждений Ленинграда видных геологов и гидрогеологов - М. Александровой, Н. Верейского, И. Зайцева, М. Распопова. С 15 апр. 1942 г. управляющим «Спецгео» был назначен прибывший из Ленинграда профессор Г. Синягин, а главным геологом стал Н. Краснопевцев [16, c. 60-61]. В 1941-1942 гг. из специалистов треста «Спецгео» комитета по делам геологии при СНК СССР на всех фронтах были созданы 15 военно-геологических отрядов. С их помощью решались задачи выбора и рекогносцировки оборонительных рубежей, их усиления, выявления танкоопасных направлений, создания зон затопления и заболачивания, поиска строительных материалов и т.д. В работе военно-геологических отрядов принимали участие как гражданские специалисты, так и военнослужащие - офицерский и рядовой состав. Все они являлись сотрудниками «Спецгео». Начальниками ряда отрядов были геологи, имевшие офицерские звания, например, инженер-майор А. Бабинец (после войны доктор геологоминералогических наук, чл.-корр. АН Украины), инженер-майор Б. Русаков (гидрогеолог, впоследствии доктор географических наук, профессор Ленинградского гидрогеологического института). Приказом наркома обороны от 8 апреля 1943 г. была оформлена военно-геологическая служба Красной Армии. Как и военные строители, все гражданские геологи были переведены на положение состоящих в рядах действующей армии. В работе этой службы просматривалось два основных направления: геологическое обеспечение наступательных действий вооруженных сил и геологическое обеспечение инженерно-оборонительных, военно-строительных работ. В условиях оборонительных боев важнейшей задачей ВГО являлось обеспечение командования


62

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

сведениями о рельефе, почвогрунтах подземных водах, источниках водоснабжения, данными о местных строительных материалах, необходимых для возведения различного рода инженерных сооружений. При проведении наступательных операций на первый план выступали задачи составления специальных карт проходимости местности для войск, изучение условий преодоления водных преград. С помощью научных работников службы профессоров Г. Сикягина, Б. Пышкина, Д. Щербакова, И. Димо, И. Кузнецова, А. Фокина, К. Антипова, А. Балабуева, Б. Добрынина и др. был налажен выпуск бюллетеней военногеологических отрядов, в которых обобщался передовой опыт организации работ [22]. С началом войны одним из жизненно важных участков оборонительных работ стала маскировка. В интересах Главного военноинженерного управления Красной Армии работала специализированная группа комиссии, которой была поручена разработка ряда важных вопросов - маскировки аэродромов и др. оборонных объектов, а также строительства летных полос с покрытиями упрощенных типов и использованием местных строительных материалов. С этими и другими сложными вопросами ученые успешно справились [1; 4, c. 69]. Уже в сентябре 1941 г. А. Ферсман писал академику В. Вернадскому в Казахстан: «В Москве удалось организовать очень серьезные работы большого оборонного значения (по маскировке, где блестяще работает Кринов, по аэросъемке, ... по гидрогеологии и строительным материалам фронта). Целый маленький институт специальных работ»[3, c. 452]. Для решения вопросов маскировки объектов столицы при Академии архитектуры была создана центральная проектномаскировочная мастерская под руководством вице-президента академии академика К.С. Алабяна [10, c. 13]. Мастерская выполняла работы по проектированию маскировочных мероприятий для крупнейших объектов Москвы, других крупных городов страны, подготовке кадров маскировщиков. За годы войны архитекторами было выполнено 116 крупных проектов и подготовлено около 300 маскировщиков [36]. 9 июля 1941 г. было принято постановление ГКО «О создании службы маскировки при Московском Совете» во главе с А. Заславским; на основании данного решения и директивы начальника Генерального штаба Б. Шапошникова были объединены усилия военных и гражданских специалистов-маскировщиков по осуществлению единого плана маскировки столицы и важнейших объектов на ее подступах [23] . В Ленинграде первоначально предполагалось поручить выполнение маскировочных работ военным специалистам. Однако в связи с отсутствием среди военных инженеров специалистов по маскировке крупных город-

№ 3 (10)

ских объектов производство этих работ было поручено архитектурно-планировочному управлению Ленгорисполкома. Эту работу возглавил главный архитектор города Н.В. Баранов. Мобилизации ленинградских архитекторов на выполнение маскировочных работ способствовало обсуждение обращения Президиума правления Союза советских архитекторов к местным организациям о перестройке всей работы, подчинению ее задачам обороны страны [18]. 27 июня 1941 г. по решению исполкома Ленгорсовета был утвержден список первоочередных промышленных и коммунальных объектов Ленинграда, подлежащих технической маскировке [32], Маскировке подверглись наиболее важные оборонные объекты города: Смольный, здание Главной водопроводной станции, военные заводы, мосты, вокзалы, корабли Балтийского флота, электростанции, нефтебазы. Всего маскировочные работы выполнялись более чем на 500 крупных объектах, ими руководили около 300 архитекторов, художников, декораторов, инженеров, разработавших проекты маскировки и руководивших работами на месте [33]. По заданию А.А. Кузнецова в течение нескольких дней была выполнена маскировка Смольного, ставшая первым в СССР опытом маскировки крупного городского объекта. Академия художеств летом 1941 г. выделила специальные бригады и группы наиболее авторитетных специалистов для укрытия от налетов важнейших военных объектов. Академик А.С. Никольский маскировал Кировский завод, профессор А.И. Заколодин камуфлировал корабли Балтийского флота – наряду с городской развернулись работы и по войсковой маскировке. Посредством сочетания красок, подвешенных конструкций и светотеней удавалось добиваться создания видимости изменения курса корабля [20, 19]. Для работ по маскировке фронтовых баз и объектов флота, аэродромов, командных и наблюдательных пунктов, огневых точек и рубежей были привлечены окружное военностроительное управление, а также другие инженерные части. Для проведения работ по дезинформации врага потребовалось огромное количество маскировочных сетей, красок, материалов, инструмента, макетов. В первые же дни войны из городских фондов был передан имевшийся запас этих средств Инженерному управлению фронта. Для пополнения запасов исполком Ленгорсовета принял решение о выпуск маскировочных сетей и других изделий для Инженерного управления. В течение нескольких дней на гардинно-тюлевой фабрике был налажен выпуск 25 тыс. штук маскировочных сетей, краски на химзаводе Невского района. В работе по изготовлению макетов самолетов, танков, орудий принимали участие 8 ленинградских предприятий и мастерские театров


ТЫЛ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ им. Кирова, Малого оперного, театра им. Ленсовета [11, c. 108]. Только для нужд аэродромной маскировки ими было изготовлено 350 шт. макетов самолетов. Эти макеты, установленные на 23 ложных аэродромах, часто подвергались бомбардировкам, спасая тем самым авиационную технику на действующих аэродромах [25]. Одной из первых крупных работ войсковой маскировки была маскировка командного пункта оперативной группы штаба фронта в районе Шувалова. С помощью работников ленинградских питомников сюда было завезено и высажено более 10 тыс. кустов, молодняк деревьев, огромное количество дерна. За всю войну враг так и не узнал о наличии здесь командного пункта [31]. В разработке специальных вопросов маскировки приняли участие научные работники Ботанического института АН СССР и Государственного оптического института, вклад научных сотрудников которого А.А. Гершуна и И.Б. Левитина в изобретение в области принципов и приемов световой маскировки был отмечен Государственной премией 2 степени. В 1942-1943 гг. на Ленинградском фронте был проведен большой объем геологических и маскировочных работ. Как и раньше, неоценимую помощь строителям оказали специалисты ленинградских институтов. Так, для обеспечения войск водой с помощью специалистов института «Водгео» было построено 514 шахтных колодцев, составлены геологические карты, которые использовались при строительстве новых рубежей для 42-й, 55-й и 67-й армий [29]. Для проведения маскировочных работ по решению Военного совета была создана постоянная маскировочная группа фронта, куда вошли специалисты шести ленинградских институтов. Под ее руководством были выполнены большие работы по маскировке войсковых и тыловых объектов [28]. Работа по маскировке Ленинграда и Москвы требовала значительного количества краски. Вблизи Москвы были изучены и использованы дулевские и кудиновские глины, мячковские и песковские известняки, краски Хотькова и Павлова-Посада. Геологи выявили несколько месторождений глины, известняка, которые были использованы для производства маскировочных красок. На Ленинградском фронте группа научных сотрудников осенью 1941 г. провела работу по подбору сырья для производства белых покрытий [23]. На основе разведанного сырья в системе Наркомата местной промышленности было организовано производство маскировочных материалов. В годы войны советские архитекторы поддерживали тесные отношения с архитекторами США и Великобритании. Председатель архитектурной секции Всесоюзного общества

63

культурных связей с заграницей академик архитектуры К.C. Алабян был инициатором обмена информацией по военному и восстановительному строительству с коллегами из Королевского института британских архитекторов в Лондоне, отделений Американского института архитекторов в Нью-Йорке и ЛосАнджелесе. В этот период в Лондоне, НьюЙорке и Москве с успехом прошли выставки по строительству военного времени, обмен книгами, журналами и другими материалами на эту тему [7]. Одним из факторов, способствовавших техническому оснащению оборонительного строительства, стало развитие военноинженерных наук и в частности фортификационной. Научный анализ условий вооруженной борьбы и своевременное выявление тенденций в развитии инженерного обеспечения давали возможность перспективно проводить мероприятия по совершенствованию организации, технического оснащения инженерных войск и способов решения задач инженерного обеспечения. Так, фортификация определила основные направления технических решений по оборудованию укрепленных районов. Разработанные в ходе войны долговременные и полевые фортсооружения в полной мере отвечали требованиям боевой практики. За короткие сроки были разработаны новые закрытые огневые и наблюдательные сооружения из заранее заготовленных деталей: несколько типов железобетонных колпаков, сборные железобетонные сооружения из балок и блоков. Большое распространение получил монолитный железобетонный колпак, разработанный по предложению военных инженеров П.К. Бузника, Л.Н. Никольского и С.В. Барсукова, а также фортификационные сооружения, собираемые насухо или на цементном растворе из стандартных железобетонных балок массой ок. 100 кг. Для наблюдательных пунктов были созданы литые колпаки ЛКМ и легкие сварные стальные колпаки КАНЗ; были разработаны также сборноразборные металлические пулеметные сооружения типа РБК, несколько типов скрывающихся пулеметных сооружений упрощенной конструкции типа УСОТ-3 с ограниченным сектором обстрела и типа БСОТ-5 с круговым обстрелом. Для укрепления местности использовалась также пулеметная броневая конструкция ТЩ, рассчитанная на буксировку танком; были разработаны способы использования в фортификационных сооружениях башен советских танков Т-26, БТ-5, БТ-7, Т-34 и трофейных (последние обычно применялись на наблюдательных пунктах) [12, c. 240]. В годы войны были созданы новые виды цемента, обеспечивающие высокую прочность сооружений и технологичность при производстве оборонительных работ. Этому способст-


64

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

вовала активная работа членов научного инженерно-технического общества силикатной промышленности (ВНИТОСП). Руководитель общества академик П. Будников совместно с к.т.н. И. Гольденбергом создали высокопрочный гидравлический быстротвердеющий цемент для скоростного возведения массивных фортсооружений. Задача изыскания такого вида цемента была поставлена перед учеными и инженерами Наркомата промышленности строительных материалов Главным военно-инженерным управлением Красной Армии. Лучшие цементы, выпускаемые промышленностью (глиноземистый и портландцемент), по своим физикохимическим свойствам не удовлетворяли возросшим требованиям фортификационного строительства. Над разрешением проблемы работали многие научно-исследовательские организации, но без положительных результатов. Объединенными усилиями ученых ВНИТОСП и специалистов на Пашийском цементно-металлургическом заводе была освоена технология производства нового ангидритового цемента. Этот успех ученых, инженеров и рабочих в 1942 г. был отмечен Государственной премией [2]. Военные действия вызвали нарушения в снабжении оборонных строек всем необходимым. К середине июля противник перерезал железные дороги, ведущие из Ленинграда на юг страны, нарушились кооперативные поставки стройматериалов. В связи с нехваткой цемента и металла со второй половины августа пришлось сократить изготовление железобетонных изделий, монолитных и сборных дотов. Для преодоления возникших трудностей потребовались объединенные усилия ученых и производственников. 31 июля 1941 г. комиссия по строительству укрепленной полосы приняла решение об использовании запасов морской брони на фортификационном строительстве. Это было решение о первой из восьми очередей строительства дотов из корабельной брони. Ученые, военные инженеры-моряки создали оперативную группу при научно-техническом комитете Наркомата ВМФ. Руководителями работ по отбору брони и установке бронесооружений приказом Наркома ВМФ адмирала Н.Г. Кузнецова были назначены начальник научнотехнического комитета инженер контрадмирал А.А. Жуков и начальник штаба оперативной группы инженер-капитан 3 ранга П.Г. Котов [30]. Кроме моряков в оперативную группу вошли специалисты ряда ленинградских НИИ, заводов «Большевик», Кировского, Ижорского, Балтийского, архитектурно-планировочного управления Ленгорисполкома. Они разработали проекты сорока различных бронесооружений. В работе по созданию «броневого пояса» города приняли участие тысячи специалистов, рабочих, тру-

№ 3 (10)

дармейцев, офицеров и солдат военностроительных частей, курсантов военноинженерных училищ. Почти всегда работы по установке дотов Проводились под бомбежками, артиллерийским и минометным огнем, что требовало от строителей большого мужества, смекалки, самоотверженности. Маленькие броневые форты с толщиной брони до 250 мм, неуязвимые для артиллерийского огня, заняли важнейшее место среди всех остальных инженерных средств обороны Ленинграда, преимуществом которого как крупного промышленного центра страны было обусловлено и применение большого числа оборонительных бронесооружений. В 1942 г. были продолжены работы по укреплению рубежей фронта броневыми сооружениями различных типов и конструкций. Если в 1941 г. на рубежах фронта было установлено немногим более 900 бронесооружений, то в 1942 г. их количество увеличилось еще на 5600 единиц, на создание которых было израсходовано 18,5 тыс.т брони [39]. Опыт строительства бронеобъектов на Ленинградском фронте был изучен и обобщен Главным военно-инженерным управлением Красной Армии, и лучшие проекты броневых сооружений получили широкое распространение в период оборонительных боев под Сталинградом и на др. фронтах [27]. Ученые ленинградских и московских институтов разработали ряд специальных технологических вопросов оборонительного строительства. Работники Научно - исследовательского института коммунального хозяйства в кратчайшие сроки разработали методы подбора и испытания бетона для дотов и надолбов. Группа работников института, возглавляемая В.П.Шемякиным, руководила внедрением этих методов в практику производства. Профессор механического института Н.О. Окерблом и инженер Н.Г. Базилевский успешно применили сварку при изготовлении конструкций для оборонительных сооружений. Большая группа ученых Ленинградского инженерно-строительного института приняла активное участие в руководстве строительством долговременных и других сооружений на рубежах, среди них профессора В.Г. Гервиц, Г.В. Никитин, Н.А. Цытович, доценты П.Д. Громов, А.А. Заварзин, К.А. Михайлов и др. [21, c. 24-26]. В условиях блокады ученые не прекращали работу, помогая строителям рубежей обороны. Научная группа Политехнического института под руководством профессора А.А. Добрускина разработала проект сборного способа устройства деревоземляных огневых сооружений, внедрение которого в практику оборонительного строительства спасло жизнь многим ленинградцам, так как с этого времени наиболее трудоемкие работы по изготовлению бревенчатых срубов дзотов были централизо-


ТЫЛ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ ваны на стройплощадках, удаленных от огня противника [26]. По заданию руководителя Научнотехнического совета при ГКО уполномоченного Государственного комитета обороны председателя ВКВШ С. Кафтанова Центральный научно-исследовательский институт промсооружений разработал указания по повреждению строительных конструкций для рабочих-строителей (бетонщиков, каменщиков, плотников, сварщиков), работавших в тылу гитлеровской армии [37]. В связи с обращением штаба инженерных войск в Президиум АН СССР с просьбой о составлении необходимых карт в декабре 1941 г. по решению вице-президентов О.Ю. Шмидта и Е.А. Чудакова была создана группа спецкартирования в составе 26 человек. Возглавил группу профессор И. Герасимов, заведующий отделом географии почв Почвенного института. В суровые военные годы группа жила и работала на казарменном положении в Институте географии АН СССР [16, c. 78]. 15 марта 1943 г. Президиумом Академии наук СССР была образована Военно-инженерная комиссия, которая выполняла задания Главного военно-инженерного управления, под председательством вицепрезидента АН СССР академика А.Ф. Иоффе. Комиссия включала четырех представителей армии и четырех академиков - Б.Г. Галеркина, Е.А. Чудакова, П.И. Степанова и Н.Н. Семенова [14, c. 55]. Большой вклад в повышение обороноспособности страны внесли ученые Высшего инженерно-технического училища ВМФ. Профессора и преподаватели училища в годы войны постоянно привлекались к решению конкретных вопросов инженерного обеспечения базирования сил флота и усиления береговой обороны. Особенно большую помощь флоту оказывал доктор технических наук профессор Б.Д.Васильев, консультировавший строительство береговых сооружений на Балтике, Северном и Черноморском флотах. Ученые училища постоянно проводили научные исследования, имеющие большое теоретическое и практическое значение для обороны страны. Работа академика Б.Г. Галеркина, посвященная прочности и устойчивости оболочек в 1942 г. была удостоена Государственной премии 1-й степени. Доктор физико-математических наук чл.корр. АН СССР, будущий академик и лауреат Нобелевской премии Л.В. Канторович выполнил важную работу по применению теории вероятности и решению проблем обеспечения живучести военных объектов, но наиболее существенным оказался его вклад в разработку и внедрение в практику математических методов решения экономических проблем в промышленности, транспорте, строительстве. Эту работу он выполнил по заданию Государ-

65

ственной плановой комиссии СНК СССР и Академии наук [38]. Профессор С.А. Шустиков и доцент С.С .Голушкевич дали конкретные рекомендации по проблеме переправки тяжелой техники через водные преграды в зимних условиях; доцент А.С. Гильман работал над теорией расчета защитных сооружений под воздействием динамических нагрузок; доцент Н.А. Смородинский и В.С. Христофоров выполнили задание инженерного управления Наркомата ВМФ по типовому проектированию быстровозводимых причальных сооружений, Ф.Я. Бугровым была выполнена важная работа по расчету орудийных фундаментов стационарных береговых артиллерийских батарей, а А.И. Порадня, используя опыт оборонительного строительства под Ленинградом, разработал специальные рекомендации по организации инженерных работ на оборонительных рубежах. На основе обобщения опыта Великой Отечественной войны доцентом Е.К. Карягиным был написан первый в СССР учебник «Базы флота», профессором Н.И. Унгерманом и его учениками подготовлен труд «Полевая фортификация» [6, c. 70-71]. Великая Отечественная война явилась серьезной проверкой силы и стойкости научной интеллигенции, и она с честью выдержали этот суровый экзамен, оказав не только неоценимую помощь в создании инженерной обороны страны в годы войны, но и внеся ни с чем не сравнимый вклад в мировую инженерную науку и практику. ЛИТЕРАТУРА 1. Архив РАН: Ф.580.ОП.1.Д.12.Л.15 2. Архив РАН: Ф. 1585.ОП.2.Д.53.Л.23. 3. Александр Евгеньевич Ферсман. М., 1965. 4. Аэродромостроители. М., 1993. 5. ВИМАИВиВС: ИДФ.Д.6.Л.11. 6. Военный инженерно-технический университет. Исторический очерк. СПб., 1999. 7. ГАРФ: Ф.5283.ОП.14.Д.265.Л.61; ОП.15.Д.61. Л.67; Д.197.Л.11,25-29. 8. ГАРФ: Ф.5587.ОП.1.Д.54.Л.25-26; Д.55.Л.20-26. 9. ГАРФ: Ф.5587.ОП.27.Д.11.Л.1-3. 10. 10 лет Академии архитектуры СССР. М., 1944. 11. Инженерные войска города-фронта. Л., 1979. 12. Инженерные войска Советской Армии 19181945. М., 1985. 13. Карасев А.В. Ленинградцы в годы блокады. 1941 – 1943. М., 1959. 14. Левшин Б.В. Советская наука в годы Великой Отечественной войны. М., 1983. 15. Москва – фронту. 1941-1945 гг. М., 1966. 16. Наука и ученые России в годы Великой Отечественной войны 1941-1945. М., 1996. 17. Научно-технические общества СССР. Исторический очерк. М., 1968. 18. РГАЛИ: Ф.341.ОП.1.Д.76.Л.65-66. 19. РГАЛИ: Ф.962.ОП.3.Д.797.Л.4. 20. РГАЭ: Ф.293.ОП.1.Д.49.Л.9.


66

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

21. Соболев Г.Л. Ученые Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. Л., 1966. 22. ЦАМО РФ: Ф.73.ОП.12109.Д.1072. Л.74-77, 263; Д.3612.Л.12,15,79. 23. ЦАМО РФ: Ф.69.ОП.12111.Д.8.Л.40. 24. ЦАМО РФ: Ф.69.ОП.12119.Д.8.Л.4-5. 25. ЦАМО РФ: Ф.217.ОП.1260.Д.1086.Л.4. 26. ЦАМО РФ: Ф.217.ОП.1265.Д.168.Л.83. 27. ЦАМО РФ: Ф.217.ОП.1265.Д.250.Л.108. 28. ЦАМО РФ: Ф.217.ОП.1265.Д.648. Л.151, 180, 197-200. 29. ЦАМО РФ: Ф.217.ОП.1265.Д.938.Л.215.

№ 3 (10)

30. ЦАМО РФ: Ф.217.ОП.1297.Д.2.Л.76-77,89-90. 31. ЦАМО РФ: Ф.217.ОП.976438.Д.4.Л.2. 32. ЦГА И-ПД: Ф.5.ОП.3.Д.39.Л.14. 33. ЦГА И-ПД: Ф.2183.ОП.2.Д.6.Л.33. 34. ЦГА И-ПД: Ф.2242.ОП.1.Д.515.Л.222. 35. ЦГА СПб: Ф.7384.ОП.18.Д.1424.Л.35-36. 36. ЦГАЭ: Ф.293.ОП.1.Д.65.Л.18-19 37. ЦГАЭ: Ф.8590.ОП.1.Д.175.Л.127-128. 38. ЦВМА: Ф.4.ОП.1.Д.427.Л.256;Д.477.Л.292-301. 39. ЦВМА: Ф.14.ОП.47.Д.92.Л.56.

Плакат Великой Отечественной войны


ЭКОНОМИКА ВОЙНЫ

67

Плакат Великой Отечественной войны

ЭКОНОМИКА ВОЙНЫ ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФАКТОР В БИТВЕ ЗА МОСКВУ П. И. Вещиков кандидат военных наук, доктор исторических наук, профессор, участник Великой Отечественной войны

В битве под Москвой в конце 1941 – начале 1942 гг. самое активное участие принимали не только непосредственно сражавшиеся на поле боя соединения и воинские части фронтов, но и силы и средства их тыла и тыл государства. К концу ноября 1941 г. в основном была закончена реорганизация системы военноэкономического обеспечения действующей армии. Из разрозненных, маломощных служб снабжения разной направленности и подчинённости она была преобразована в самостоятельный, дееспособный организм – Тыл Красной армии, впоследствии переименованный в Тыл Вооружённых Сил, который уже на этом этапе оказался способным принять от народного хозяйства страны колоссальное количество вооружения, боевой техники, других видов материальных средств, и подать их в действующую армию через все звенья снабжения, вплоть до танка, самолёта, орудия, военнослужащего. Работа Тыла Красной армии и, соответственно, фронтов в этот период была особо напряжённой, что усугублялось еще и полным отсутствием у органов тыла фронтов радиосредств; в период отхода войск проводная связь не могла быть широко применена, а используемые подвижные средства связи не всегда были надёжными. В связи с этим в отдельные периоды обороны и

контрнаступления связь с управлениями тыла фронтов и армий была потеряна, что приводило к печальным последствиям. В сложившихся условиях фронты и армии широко практиковали выделение оперативных групп и офицеров связи, посылаемые в армии и соединения с соответствующими указаниями и распоряжениями и для оказания практической помощи в организации и работе тыла и наведения надлежащего порядка в соответствующих тыловых районах. Выпуск военной продукции в октябре и ноябре был самым низким, что вызвало трудности в обеспечении действующих фронтов и новых формирований вооружением, боевой техникой, боеприпасами, обмундированием, снаряжением. Обеспеченность войск к началу оборонительного сражения была крайне низкой. Например, на фронтовых и армейских складах Западного фронта имелось всего по 0,2-0,3 боекомплекта основных видов боеприпасов. В таких условиях решающее значение приобрело экономное расходование материальных средств во фронтах, накопление запасов и резервов, особенно в распоряжении Центра. Именно в этот период были введены твёрдые лимиты расхода боеприпасов (а позже – горючего). «Вначале фронтовые начальники ополчились против такого нововведения, – писал А.В. Хрулев, – а когда


68

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

разобрались, то оказалось, что это одно из мероприятий, которое заставило войска считать свои ресурсы, искоренять расточительство, экономно и разумно использовать их. Это позволило ощутительно сократить расход боеприпасов, накапливать запасы для последующих операций» [14, c. 54]. Большую роль сыграло увеличение скорости движения транспортов на железных дорогах восточнее Москвы до 600-800 км в сутки, что удалось благодаря введению регулировочных графиков. Принятые меры позволили в ходе оборонительного сражения не только обеспечить восполнение текущего расхода, но и создать значительные запасы на армейских, фронтовых складах и базах Центра. При решении вопросов построения тыла фронтов и армий учитывалось наличие густой сети коммуникаций и близость центральных складов, что позволило ограничить глубину фронтовых тыловых районов (тыловой полосы фронта, армии). Так, глубина тылового района (полосы) Западного фронта была около 200 км, а армий – более 100 км. В то же время на Калининском и других фронтах глубина тыловых районов (полос) была значительно большей. Железнодорожный транспорт как основное средство доставки грузов в этот период находился в крайне тяжелом положении. Осенью 1941 г. Московский узел был забит подвижным составом. Командированные на каждую крупную станцию представители начальника тыла Красной армии вместе с работниками НКПС сумели ускорить продвижение и разгрузку воинских составов. И.В. Сталин ежедневно заслушивал доклады должностных лиц о движении воинских эшелонов (впоследствии, в феврале 1942 г., это привело к назначению на должность Наркома путей сообщения вместо Л.М. Кагановича А.В. Хрулев – без освобождения последнего от должности начальника тыла Красной армии). Железнодорожный транспорт западной части страны, в том числе и в полосах действия фронтов, участвовавших в обороне Москвы, к тому времени был практически парализован. Это объяснялось, вопервых, массовыми разрушениями железнодорожных линий, станционных сооружений и уничтожением подвижного состава. Вовторых, дороги были забиты двигавшимися в восточные районы страны эвакогрузами. На запад шли только эшелоны с войсками. Подвоз материальных средств фронтам был практически прерван. В тяжелые дни обороны Москвы, когда фронт остро нуждался в пополнениях, нашлись люди, которые предложили ликвидировать железнодорожные войска, использовать их личный состав в качестве стрелковых воинских частей, а технику передать специальным формированиям НКПС, возложив на этот наркомат восстановление фронтовых

№ 3 (10)

железных дорог. В ноябре была создана комиссия во главе с начальником Главного Политического управления РККА Л.З. Мехлисом, получившим задание подготовить проект решения ГКО по этому вопросу. В состав комиссии вошли начальники центральных управлений Наркомата обороны и Генерального штаба, заместитель Наркома путей сообщения И.Д. Гоцеридзе, начальник УПВОСД и др. Некоторые командующие фронтами и все члены комиссии кроме начальника Управления военных сообщений генерала И.В. Ковалева высказались за ликвидацию железнодорожных войск. Согласие на это дал даже начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза Б.М. Шапошников. 16 октября 1941 г. нарком путей сообщения Л.М. Каганович подписал распоряжение № 2400 Особому железнодорожному корпусу о подготовке заграждений на Московском железнодорожном узле. Командир корпуса генерал-лейтенант Просвиров приказом от 17 окт. 1941 г. № 075 выполнение работ возложил на 4-ю отдельную железнодорожную бригаду и лично на ее командира полковника Ступакова. Определил 8 участков и заводскую группу с указанием ответственных за проведение заградительных работ. В плане-приказе заграждения Московского железнодорожного узла были указаны объекты, на которых должны были проводиться работы, количество выделяемых взрывчатых веществ и пункты их сосредоточения, состав подрывной команды, начало и конец работ, пути отвода команд и сборные пункты. В первую очередь подлежали разрушению водоснабжение депо, вагоноремонтные пункты, стрелочные переводы, мосты, путепроводы, оставшиеся паровозы и вагоны с грузом, поворотные круги. В последнюю очередь взорвать здания всех Московских вокзалов. История, однако, распорядилась так, что Московский железнодорожный узел, как и всю Москву удалось отстоять. Состояние железнодорожных линий отрицательно влияло и на действия войск противника: тыл немецких группировок испытывал весьма большие затруднения в вопросах подачи снабженческих грузов соединениям и частям передовой линии. Генерал Гальдер записал в дневнике: «Русские оставили мало паровозов, да и те разбитые» [5, c. 120], а немецкие паровозы оказались непригодными к работе в зимних условиях. В первые полгода войны гитлеровскому командованию не удалось наладить нормальную работу транспорта. В середине ноября 1941 г. группа армий «Центр» имела суточный подвод 23 эшелона при потребности 70, т.е. в 3 раза меньше [10, c. 143], а в феврале 1942 г. на направлении Брест – Минск - Смоленск можно было обеспечить подачу к фронту лишь 8 поездов в сутки [10, 143]. Ситуацию


ЭКОНОМИКА ВОЙНЫ осложняли партизанские отряды Подмосковья, Смоленской, Калужской и Орловской областях, особенно активно действовавшие на железнодорожных путях и станциях. Тот же Гальдер, бывший тогда начальником генерального штаба сухопутных войск Германии, записал 14 декабря 1941 г.: «Положение с железнодорожным транспортом – значительно уменьшилось количество прибывающих эшелонов. Причина – диверсии партизан, в Великих Луках сожжены паровозы и вагоноремонтные мастерские» [5, c. 120], всего зимой 1941-1942 гг. партизанами было пущено под откос 224 поезда, подорвано или сожжено около 650 мостов [7, c. 355]. Однако в ноябрьские дни 1941 г. положение Москвы оставалось крайне опасным. Красная армия ещё не располагала перевесом над противником, ни в численности войск, ни в боевой технике. Фашистская авиация ещё наносила массированные удары по фронтовым и тыловым железным дорогам на всей территории, на которой велась битва за Москву. На эти дороги было совершено 395 налётов вражеской авиации, сброшено 2768 бомб. При этом было разрушено почти 3 тыс.км главных и 4,5 тыс.км станционных путей, разбито 112 поездов, 261 паровоз и 4 775 вагонов, движение поездов прерывалось 2304 раза [6, c. 29, 30]. Для восстановления путей не хватало рабочей силы и материалов, и всё же соединения, части, специалисты-железнодорожники обеспечивали движение поездов. В этот период не хватало средств ПВО для прикрытия железнодорожных узлов. Только 12 из них более или менее были прикрыты, а необходимость была в этом более 25 узлов и 35 мостов. Но и выделенное часто бывало недостаточным (например, узлы Александров, Куровская и Орехово прикрывали только зенитнопулемётные установки, мост через реку Оку у Мурома – батарея из четырёх 76-мм орудий и т.д.) [6, c. 83]. Во многих случаях противник бомбил наши железнодорожные объекты совершенно безнаказанно. С начала войны по декабрь 1941 г. враг сбросил на железнодорожные объекты 46 тыс. различных авиабомб, но парализовать работу железных дорог ему не удалось – средняя продолжительность перерыва движения после каждого полёта составляла 5 ч 48 мин [7, c. 169]. Лишь благодаря героизму защитников столицы, самоотверженному труду населения страны, беспримерному мужеству транспортников, совершавших перевозки при систематических налётах вражеской авиации, создавались условия для разгрома немцев под Москвой. Но чтобы реализовать эти условия, превратить их в действительность, требовались неимоверные усилия фронта и тыла. В конце ноября – начале декабря 1941 г. железнодорожные войска и спецформирования НКПС обеспечивали передислокацию и

69

разгрузку большого количества войск из тыла страны в район Москвы, а также перевозки крупных соединений в соответствии с планом оперативного построения для контрнаступления. За короткий срок под Москву были доставлены из различных районов страны, прежде всего с Дальнего Востока, свыше 315 тыс. вагонов с войсками, грузами со скоростью курьерских поездов мирного времени – 800-900 км в сутки. При переброске в район Москвы 8-й армии был обеспечен темп до 30 эшелонов в сутки. 151 эшелон с войсками 10-й армии также был доставлен в минимальные сроки. Группировка войск Красной армии уже насчитывала 1100 тыс.чел. (при общей численности действующей армии 3,4 млн. человек), 7652 орудия и миномёта, 774 танка и 1000 самолётов. Им противостояла немецкофашистская группа армий «Центр», имевшая в своём составе 1708 тыс.чел., ок. 13500 орудий и миномётов, 1170 танков и 615 самолётов [7, c. 272, 283, 284]. С наступлением осенней распутицы а затем снежных заносов сложилась обстановка с подвозом материальных средств войскам. Изза слабого развития сети автомобильных дорог снабженческие грузы в соединения и части доставлялись крайне медленно, мобилизация автомобильного транспорта из народного хозяйства – одного из главных средств доставки грузов в войска – была практически сорвана (так, Западный фронт по приписке получил только 12 % автомобилей и тракторов [11, c. 81, 82]). Правда, в сентябре было принято новое решение о дополнительной мобилизации автотранспорта, но машины ещё длительное время не поступали во фронтовые части и подразделения. Ранние холода и большой снежный покров сделали непроезжими грунтовые дороги, и войсковой автомобильный транспорт практически остановился. Начали было применять транспортную авиацию, но сеть аэродромов была развита слабо, а погода часто оказывалась нелётной. В этих условиях начальник тыла Красной армии предложил Верховному Главнокомандующему сформировать 80 гужтранспортных батальонов по 250 пароконных повозок или саней в каждом. В результате было сформировано 76 таких батальонов, а зимой – саней, которые были распределены по фронтам, часть из них находилась в резерве Ставки. Эта мера положительно сказалась на снабжении соединений и частей фронтов, действующих под Москвой. Тогда же в северных районах стали появляться подразделения оленьих, а на юге – верблюжьих упряжек. «Первый же санный обоз, – вспоминает А.В. Хрулев, – в декабре 1941 года привёз в 39-ю армию Калининского фронта больше «запасок», чем доставил авиатранспорт в течение многих дней» [14, c. 76].


70

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

Конец ноября – начало декабря 1941 г. в деятельности руководства фронтов был самым напряжённым. Заканчивалась перегруппировка войск. Командующий Западным фронтом, первый заместитель Верховного Главнокомандующего Г.К. Жуков торопил И.В. Сталина подписать приказ о переходе в контрнаступление, зная, что к этому времени удалось создать запасы во фронтах: боеприпасов 2-3 боекомплекта, горючего 5-6 заправок, продовольствия и фуража 10-12 суточных дач [9, c. 180]. Знал Жуков и то, что немецкая группировка войск во второй половине ноября получила вместо 70 только 23 эшелона с грузами [10, c. 143], что войсковые запасы в немецких соединениях и частях полностью израсходованы, танки и штурмовые орудия войск первой линии в большинстве своем боеприпасов в боевых укладках практически не имеют, их баки для горючего наполовину пусты, а оперативный тыл оказался неспособным питать войска всем необходимым для жизни и боя. На рассвете 5 декабря удар по врагу нанесли войска Калининского фронта, а на следующий день перешли в наступление ударные группировки Западного и ЮгоЗападного фронтов. Контрнаступление войск трёх фронтов продолжалось до 7 января 1942 г. Враг был отброшен от Москвы на 100-250 км, непосредственная угроза столице и Московскому промышленному району была снята. Общие потери сухопутных войск вермахта за месяц боёв составили более 168 тыс. человек. Было нанесено тяжёлое поражение 23 пехотным, 16 танковым и 4 моторизованным дивизиям, на полях Подмосковья противник оставил тысячи орудий и единиц техники. Вместе с тем до сего времени зарубежные, да и отечественные, фальсификаторы в средствах массовой информации стремятся исказить действительное состояние дел. Обсуждая вопросы хода обороны и перехода в контрнаступление наших войск в Московском сражении они, эти горе-историки, на всю страну вещают о том, что «в Великой Отечественной войне не было никакой победы, были одни поражения». А один из этих «исследователей» убеждал общественность в том, что в битве за Москву в конце 1941 – начале 1942 гг. Красной армии победа над немецкими войсками досталась, якобы, случайно. Видите ли, ему «стало известно», что немецкие генералы уговорили Гитлера в необходимости провести танкам и штурмовым орудиям техническое обслуживание. И когда наступление было приостановлено начали обслуживать технику и тут, как на грех, подошли резервы из Сибири и Дальнего Востока. Тогда немцы решили отойти на 100-250 км от столицы. Другие даже сегодня пишут (и их работы публикуют), что «в битве за Москву разгрома немецких войск не было и, соответственно, победы не было»…

№ 3 (10)

До сего времени бытует и мнение, что «не было б ленд-лиза, не было б и Победы», однако от союзников по антигитлеровской коалиции было получено танков – 10,3 %, самолётов – 13,6 %, орудий – 0,8 %, боеприпасов – 0,2 % от производства с СССР. Нефтепродуктов поставлено 2 млн.599 тыс.т, тогда как собственное производство составило 29 млн.726,6 тыс.т, расход продовольствия для нужд армии и флота составил около 40 млн. т., тогда как поступило от союзников 4,3 млн. т продовольствия, или чуть больше 10 % от общего расхода [3, c. 322]. Более того, поставки военной продукции начали поступать в значительных количествах начиная со второй половины 1942 г.; таким образом, в ходе битвы под Москвой вооружение и другие материальные средства, поставляемые по ленд-лизу, не использовались. В Советском Союзе ценили помощь союзников, высказывались признательность и благодарность, однако эти поставки не могли иметь решающего значения в разгроме Германии и её сателлитов. В сентябре 1941 г. снабжение войск фронтов боеприпасами было относительно регулярным, однако в самом начале октября, чтобы снаряды не достались наступающему врагу, были уничтожены склады, размещённые в треугольнике Ржев – Гжатск – Вязьма, где были сосредоточены большие запасы, из которых обеспечивались фронты. Промышленность ещё не имела возможности полностью обеспечивать потребности войск, и Главное артиллерийское управление вынуждено было не только ограничивать отпуск боеприпасов со складов Центра, но в целях строгой регламентации даже возвращать или переадресовывать уже отправленные эшелоны. В целях экономии боеприпасов Генеральный штаб Красной армии потребовал от военных советов фронтов и армий: 1) расходовать боеприпасы с расчётом выделения 25 % в резерв фронта (армий) на ноябрь; 2) к 20 октября учесть боеприпасы в войсках, на армейских, фронтовых базах и в железнодорожных транспортах; 3) выявить к 20 октября все ненужные фронту боеприпасы и направить их в тыл по указанию Главного артиллерийского управления; 4) в каждом случае оставления боеприпасов врагу или их подрыва производить расследование и виновных привлекать к судебной ответственности. На период оборонительных боёв под Москвой запасы боеприпасов на полевых складах армейской базы ограничивались 0,75 боекомплекта, а на фронтовых – одним боекомплектом. Большую роль в обеспечении войск фронтов боеприпасами во время оборонительного сражения сыграли центральные склады, расположенные на территории армейских и фронтовых тыловых районов. Были случаи, когда вследствие отсутствия достаточного


ЭКОНОМИКА ВОЙНЫ опыта у исполнителей в организации маневра запасами отдельные соединения и части плохо обеспечивались боеприпасами. Так, в 49-й армии 76-мм выстрелов для дивизионной артиллерии было всего 0,2 боекомплекта, а в 50-й армии – 16 боекомплектов. Такая неравномерность запасов на армейских складах объясняется двумя причинами: во-первых, неодинаковым расходом боеприпасов по отдельным видам и калибрам в различные дни боевых действий и, во-вторых, изменением состава и укомплектованности армий. В конце ноября войска фронтов усиленно пополнялись личным составом, вооружением, боевой и другой техникой, однако сжатые сроки подготовки тыла к операции не позволяли своевременно обеспечить соединения и части всеми видами материальных средств. В ходе оборонительных боёв и даже при контрнаступлении под Москвой был организован массовый ремонт вышедшего из строя оружия и боевой техники в войсковых ремонтных мастерских, на предприятиях Москвы и Московской области. И всё же положение с обеспечением войск в этот период было настолько тяжёлым, что И.В. Сталин лично распределял противотанковые ружья, автоматы, противотанковые 76-мм полковые и дивизионные орудия между фронтами. В ходе оборонительного сражения фактическая обеспеченность войск горючим и смазочными материалами превышала установленные нормы. Это объясняется тем, что в распоряжении фронтов поступали большие мобилизационные запасы горючего Комитета резервов и местных складов Главнефтесбыта. Кроме того, в полосе отхода войск фронтов находились центральные склады, а в районе Москвы сосредотачивались эвакуированные из западных областей СССР мобилизационные запасы горючего Наркомата обороны. По состоянию на 15 ноября обеспеченность фронтов горючим гарантировала работу

71

наземных машин в течение 35-70 дней при неизменной численности техники и агрегатов. В период боёв с 15 ноября по 5 декабря 1941 г. расход ГСМ ежедневно составлял (в заправках): высокооктановых бензинов – 0,23; авиационных бензинов – 0,08; автомобильного бензина – 0,48; дизельного топлива – 0,10. В целях обеспечения контрнаступления была поставлена задача создать в ноябре 1941 г. в районе Москвы десятидневный запас горючего более 58 тыс.т. Для этого потребовался дополнительный завоз нефтепродуктов из Саратова, Казани, Сызрани, Кинешмы, Уфы, Омска и с Кавказа. Но так как для размещения и содержания такого количества горючего не хватало резервуаров, то были взяты на учёт и использованы все ёмкости гражданских предприятий, учреждений, нефтебаз и складов Москвы и ёё окрестностей. В ходе контрнаступления расход горючего увеличился на 40-50 % по сравнению с периодом обороны, превысив установленные нормы, однако наличие заблаговременно созданных запасов во фронтах позволяло ликвидировать возникавшие перебои в подвозе. Несмотря на тяжёлые экономические условия страны, войска фронтов в битве под Москвой обеспечивались горючим бесперебойно, чему способствовало развёртывание армейских и фронтовых складов горючего на базах Нефтеснаба и центральных складов, использование заблаговременно созданных в оборонительный период запасов в районе Москвы и на складах фронтов. В то же время планирование снабжения горючим, учёт и отчётность, как в оборонительных боях, так и в ходе контрнаступления находились ещё в зачаточном состоянии. 20 сентября 1941 г. ГКО утвердил новые нормы продовольственного снабжения войск, оказавшиеся достаточно стабильными и действовавшие практически все годы войны.

Пищевая ценность основных продовольственных пайков для Красной армии [1, c. 191] Состав, в граммах КалорийПаёк Угленость Белки Жиры воды Боевые части 103 67 587 3450 Тыла действующей армии 84 56 508 2954 Строевых и запасных частей, не входящих 87 48 489 2822 в состав действующей армии Караульных частей и тыловых учреждений 80 48 458 2659 Лётных частей действующей армии 171 125 694 4712 Госпитальный 91 69 543 3243 Военных училищ 101 70 562 3370 Энергетическая ценность продовольственной нормы в немецкой армии в это время составляла 2750 ккал, а с 1 июля 1942 г. – 2543 ккал [4, c. 52]. В последующие годы паёк

немецкого солдата неоднократно уменьшался, что в разгар боевых действий казалось неоправданным, но правительство Германии принимало в расчёт то, что при столь урезан-


72

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

ном пайке солдаты будут обирать население оккупированных территорий. В этот же период войны ГКО принял постановление о новом порядке назначения, фондов и отпуска продовольствия войскам фронтов, в соответствии с которым отпуск по штатной численности был отменён и введён отпуск по списочной численности, но не более количества пайков, установленных Государственным Комитетом Обороны. Так, на 4 квартал 1941 г. постановлением ГКО отпуск пайков был установлен на численность в количестве 7400 тыс. человек, которые распределялись по фронтам и отдельным армиям [15, c. 93-97]. Одновременно были установлены нормы запасов, подлежащих содержанию в войсках: для Карельского фронта – на 30 суток, для Ленинградского – на 20 суток, для остальных фронтов и отдельных армий – на 15 суток. В последующем было принято решение о повышении запасов продовольствия для всех фронтов на 30 суток, а для Карельского фронта – на 40 суток. В связи с тяжёлым положением наших войск на Западном фронте на оборонительный период были установлены ограниченные нормы запасов продовольствия: на полевых складах армейских баз – 3-5 суточных дач, на станциях снабжения и в отделениях складов – до 2 суточных дач и на фронтовых продовольственных складах – 2-3 суточные дачи. В ходе битвы под Москвой имелись значительные трудности и в организации питания и хлебопечения, что объяснялось большим некомплектом походных кухонь, хлебопекарен, хлебозаводов, кипятильников, термосов и котелков. Так, на Западном фронте недоставало 677 полевых кухонь, 100 тыс. котелков, большого количества фляг для воды. В результате красноармейцы и командиры, находившиеся на переднем крае в октябре-ноябре 1941 г., питались сухим пайком и не употребляли даже горячего чая. Принятыми мерами, в основном с использованием местных средств, положение было несколько выправлено. Вместо полевых кухонь стали применять для приготовления горячей пищи и кипятка пищеварные котлы, вёдра и бидоны. В войсковых мастерских изготовлялись очажные кухни, кипятильники, термоса. Только за ноябрьдекабрь силами походной обозно-ремонтной мастерской 43-й армии было изготовлено 449 очажных кухонь. С помощью местных общественных и производственных организаций Коломны и Серпухова для 49-й армии буквально в недельный срок было изготовлено несколько сотен жестяных бидонов емкостью 10 и 20 л. На них были пошиты плотные ватные чехлы, благодаря которым пища сохранялась в горячем виде в течение 4-5 часов. Широкое распространение получила выпечка хлеба в напольных печах в армейском тылу, а также в печах гражданской

№ 3 (10)

хлебопекарной сети. Чтобы улучшить питание в войсках, командование Западного фронта специальным указанием требовало от руководителей продовольственной службы соединений и частей: 1) научить командиров рот, взводов и отделений строить ниши для подогрева пищи и очаги для приготовления кипятка; 2) все имеющиеся в войсках бидоны для подноса пищи обшить тёплыми ватными чехлами; 3) усилить контроль за качеством приготовления пищи и полнотой доведений нормы продовольственного пайка до военнослужащих; 4) должности поваров, каптенармусов, заведующих складами, писарей, командиров взводов снабжения укомплектовать добросовестными, способными людьми и закрепить их на штатных должностях. Основные требования сводились к тому, чтобы красноармейцев и командиров, находившихся на передовой линии, обеспечивать горячей пищей и кипятком не менее двух раз в сутки. В промежутках между приёмами пищи выдавать отварной картофель и мясо, а там, где это было невозможно, выдавать 25-30 % суточной нормы продуктов сухим пайком. Большинство войск это требование выполняло, и личный состав бесперебойно получал горячую пищу. 24 января 1942 г. ГКО своим постановлением усилил органы продовольственного снабжения во всех звеньях службы Красной армии. В центре было создано Главное управление продовольственного снабжения (ГУПС), непосредственно подчинённое Народному Комиссару Обороны СССР [2]. Вся страна проявляла заботу о воинах действующей армии и в первую очередь в вопросах питания. Трудящиеся Армении, Казахстана, Киргизии, Узбекистана и других союзных республик посылали защитникам Москвы эшелоны мяса, риса, сыра и других продуктов питания, сотни тысяч подарков и посылок. Наравне с другими показателями всё делалось и по линии продовольственного снабжения фронтов. В корне не прав был известный гитлеровский генерал Ф. Мелентин, который изрекал: «Русский солдат вполне удовлетворялся пригоршней проса или риса, добавляя к ним то, что даёт ему природа… Красная армия не имела даже полевых кухонь…» [12, c. 243, 250] – в действующей армии имелось 64,7 тыс. полевых кухонь, 475 мельниц и 160 крупорушек общей суточной производительностью ок. 3,4 тыс.т муки и 0,5 тыс.т крупы. Благодаря принятым мерам войска всех фронтов имели достаточное количество продовольствия и фуража. Однако бывали и перебои с подвозом продуктов, срывы в доставке пищи в боевые порядки, связанные с боевой обстановкой и конкретными условиями, в которых действовали части и подразделения. Тяжёлые оборонительные бои в осеннезимний период под Москвой совпали с подго-


ЭКОНОМИКА ВОЙНЫ товкой и переходом личного состава на зимнюю форму одежды. Маневренный характер боевых действий, вызывавший частую передислокацию тыловых частей и учреждений фронтов и армий, изменение численности войск, а также отсутствие достаточного опыта замены летних вещей на зимние в условиях боевой обстановки усложняли проведение этого мероприятия. Процесс переодевания длился достаточно долго – с октября по декабрь 1941 г. Служба общно-вещевого снабжения с этой задачей справилась с большим трудом. В последующем войска были полностью удовлетворены недостающими предметами зимнего обмундирования и обуви. Обеспеченность войск фронтов обознохозяйственным имуществом составляла 20-60 % от положенного по табелям к штатам. Успешному решению вопроса обеспечения войск фронтов зимним обмундированием и обувью способствовало наличие крупных промышленных предприятий в Москве и Московской области. Только предприятия Москвы для войск фронтов изготовляли: телогреек ватных – 20900 шт., подштанников – 390600 шт., портянок тёплых – 326700 пар, кальсон тёплых – 166200 шт., перчаток зимних – 264400 пар, шаровар суконных – 16400 шт. и много других вещей. Неоценимую помощь оказало население городов и сёл нашей страны, посылая в действующую армию бесчисленное количество подарков. Только за сентябрь, октябрь и ноябрь 1941 г. от рабочих, служащих, колхозников и интеллигенции нашей страны для Красной армии поступило: валенок – 1172972 пары; шерсти – 2767232 кг; полушубков – 523107 шт.; овчин – 2062706 шт.; шерстяных перчаток, варежек и меховых рукавиц – 2245115 пар; шерстяных носков, чулок и шерстяных портянок – 2297638 пар; тёплого белья, свитеров и фуфаек – 1420048 единиц; шапок-ушанок – 1383360 шт.; курток и шаровар ватных – 1293818 единиц [11, c. 79]. Значительная часть перечисленных вещей была использована для обеспечения личного состава фронтов, принимавших участие в битве под Москвой. В то же время большое количество запасов, в том числе и зимнего обмундирования и обуви, было утрачено при отступлении. Перевод личного состава советских войск на зимнюю форму обмундирования осуществлялся в период тяжёлых оборонительноотступательных боёв, в условиях передислокации складов. Наличие достаточно больших вещевых запасов на центральных базах, расположенных в районе Москвы и в Подмосковье, а также функционирование здесь же мощных промышленных предприятий позволило решить эту задачу. В столице были созданы общественные мастерские по ремонту военного обмундирования. В этих мастерских в период битвы под Москвой работало свыше

73

35 тыс. общественниц, усилиями которых было отремонтировано 300 тыс. различных вещей. В прачечных и мастерских Москвы было вычищено и выстирано 2,8 млн. штук различного военного обмундирования и отремонтировано 7,6 млн. полушубков, телогреек, шаровар, головных уборов, обуви и т.д. В свою очередь немецко-фашистская армия оказалась совершенно неподготовленной к зиме: планируя «молниеносную» войну против Советского Союза, гитлеровское командование рассчитывало закончить её до наступления зимы, поэтому никаких запасов тёплого обмундирования и обуви для личного состава не создавала. Солдаты вермахта встретили первую русскую зиму в летнем обмундировании, в тонких куртках и пилотках. Предпринятые немецко-фашистским командованием спешные меры по изъятию тёплых вещей у советского населения, попавшего под временную оккупацию, создание специальных команд «сборщиков» из членов штурмовых отрядов не дали желаемых результатов, так как население прятало от них свои тёплые вещи. В связи с этим берлинское радио передало 24 декабря 1941 г. специальный приказ Гитлера о введении смертной казни для лиц, уклоняющихся от сдачи тёплых вещей для германской армии. Но положение не спасали ни эти меры, ни спешное изготовление «тёплого» эрзац-белья из бумаги, эрзацваленок на деревянной подошве и соломенных бот. Государственный Комитет Обороны постановлением от 22 сентября 1941 г. возложил ответственность за медицинское обеспечение раненых на территории страны на Наркомат здравоохранения СССР, а в тыловых районах фронтов и армий – на Главное военносанитарное управление Красной армии. Все эвакогоспитали, сформированные в военное время, были переданы в подчинение Наркомздрава СССР, а эвакопункты – Главного военно-санитарного управления Красной армии. Лечение легкораненых осуществлялось непосредственно в тыловых районах дивизий и армий, что позволяло резко сократить эвакуацию в глубокий тыл и ускорить возвращение воинов в свои части. В ходе оборонительного сражения медицинские службы фронтов приобрели исключительно ценный опыт, успешно использованный с переходом войск в контрнаступление. Тяжёлые сдерживающие оборонительные бои, отход на новые рубежи обусловили большие санитарные потери. Фронты имели ограниченное количество медицинских средств. Значительные затруднения в медицинском обеспечении войск были связаны с довольно суровой зимой. Так, Западный фронт имел всего 44900 штатных коек, что составляло 8 % к численности личного состава фронта. Такого количества штатных коек


74

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

было явно недостаточно. К тому же некоторые медицинские учреждения, предназначенные для фронта, продолжали ещё только формировать в районе Москвы, а армии не имели госпиталей для легкораненых, отдельных рот медицинского усиления, эвакоприёмников. В период оборонительных боёв, в основном, эвакуация осуществлялась во фронтовые госпитали, расположенные в Москве. Санитарные потери в некоторых армиях доходили до 1000 чел. в сутки, во фронтовые госпитали ежесуточно поступало 3-3,5 тыс. раненых и больных [11, c. 85, 86]. В связи с тяжёлой оперативной обстановкой во фронтовые госпитали эвакуировались даже легкораненые, что вынуждало переносить центр тяжести лечебно-эвакуационных мероприятий на фронтовые госпитали. Неустойчивое положение на фронте в оборонительный период, раненых и больных подчас негде было госпитализировать, довольно часто вынуждали медицинские службы организовывать их эвакуацию всеми имеющимися транспортными средствами, не оставляя в лечебных учреждениях даже нетранспортабельных. Конечно, в подобных случаях не могло быть и речи даже об этапном лечении раненых и больных, а тем более об их отправке по назначению. На практике это была эвакуация по принципу «во что бы то ни стало». Основная масса раненых и больных направлялась в лечебные учреждения, расположенные в Москве и её пригородах. Уже в битве за Москву вырисовывается тенденция сокращения объёма эвакуации раненых за пределы тыловых районов фронтов с тем, чтобы после излечения направлять их для укомплектования тех же самых частей, из которых они и поступили. С началом контрнаступления под Москвой медицинская служба Западного, Калининского и других фронтов основное внимание сосредоточила на осуществлении бесперебойной эвакуации раненых из войск в армейские и фронтовые госпитали. Чёткая организация сортировки и распределения раненых по соответствующим лечебным учреждениям позволила эффективно использовать госпитальные силы и средства, хорошо поставить лечебную работу. Коечная сеть госпитальной базы Западного фронта в ходе контрнаступления была доведена до 80 тыс. коек, в том числе 17600 внештатных. В ходе контрнаступления часть армейских госпиталей выдвигалась ближе к войскам (впоследствии они получили название госпиталей первой линии). В период битвы под Москвой медицинской службе фронтов большую помощь оказывали население, местные органы власти Московской области и особенно Москвы. Особую страницу трудовой Москвы занимает работа москвичей по эвакуации раненых и больных с фронта и лечение их в госпиталях и

№ 3 (10)

больницах. Шефство над лечебными учреждениями осуществляли 750 предприятий и учреждений города. Десятки тысяч женщин, студенты, школьники, движимые чувством патриотизма, работали в госпиталях и больницах, считая заботу о раненых воинах своим близким и кровным делом. Они выполняли любую работу по уходу за ранеными, уборку помещений, переноску раненых и т.д. Многие круглосуточно дежурили у постели тяжелораненых. Здесь же следует сказать и о донорском движении москвичей, которые сдали 500 тыс.л крови для спасения жизни раненым и больным. Роль и значение ветеринарной службы в годы войны определялись наличием большого количества конского состава в Красной армии, численность которого достигала 2 млн. голов, необходимостью сохранения его боеспособности. Главными задачами службы были: ветеринарное обеспечение конского состава и ветеринарный надзор за довольствием личного состава войск продуктами животноводства. За месяц войны только один фронт потреблял на мясо до 60 тыс. голов крупного рогатого скота [13, c. 8]. Кроме армейских лошадей ветеринарному обслуживанию подлежали десятки тысяч служебных собак, сотни тысяч голов животных продовольственных гуртов и подсобных хозяйств. Перед ветеринарной службой фронтов действовавших под Москвой стояли сложные задачи по ветеринарному обеспечению конского состава гужтранспортных частей и подразделений и особенно кавалерийских корпусов, дивизий и полков. Нужно было охранять конский состав от эпизоотии, организовывать лечебноэвакуационную работу и быстрейшее излечение и возвращение в строй возможно большего количества раненых и больных лошадей. Требовалось организовать контроль за эксплуатацией, фуражированием, содержанием и ковкой лошадей, своевременно обеспечивать их фуражом, подковами и другими материалами, а также своевременно перемещать ветеринарные учреждения. Между тем осенью 1941 г. запасы фуража в войсках составляли 23 суточные дачи. Большие затруднения фронт испытывал в снабжении сеном, особенно в декабре 1941 – январе 1942 гг., что привело к истощению и падежу значительного количества конного состава. Первая ветеринарная помощь раненым и больным лошадям оказывалась в полковых ветеринарных лазаретах. Здесь оставались легкораненые и больные лошади, нуждающиеся в лечении не более 7 суток, остальные эвакуировались в дивизионные ветеринарные лазареты, где нуждавшиеся проходили лечение не более 15 суток. Нуждавшиеся в лечении более 15 суток эвакуировались в армейские и фронтовые ветеринарные лазареты. В битве под Москвой в силу напряжённой


ЭКОНОМИКА ВОЙНЫ боевой обстановкой и зимних условий наши войска слабо вели работу по укрытию лошадей от огня противника в специально вырытых блиндажах и траншеях. Более широко практиковалась маскировка лошадей в лесах, оврагах и балках, что приводило к значительным потерям. Безвозвратные потери конского состава войск Западного фронта в битве под Москвой в сутки составляли: в ноябре – 0,1 %, в декабре и январе – по 0,3 %; в среднем за операцию они составили 0,25 % в сутки. В то же время в течение всей операции не было отмечено ни одной эпизоотической вспышки, что явилось результатом правильного проведения системы профилактических и противоэпидемических мероприятий. Тыл Красной армии, реорганизованный из маломощных и разобщённых служб снабжения в централизованную систему военноэкономического обеспечения действующей армии, оказался способным принять от народного хозяйства огромное количество военной продукции и доставить через все звенья воинских формирований до танка, самолёта, орудия, военнослужащего. Эта реорганизация привела к тому, что в руках заместителя командующего войсками фронта (армии) по тылу были сосредоточены все виды транспорта, пути сообщения, все перевозки, а также управления (отделы) основных служб снабжения и обслуживания войск. В битве под Москвой была на практике проверена новая структура органов управления Тылом Красной армии, созданная в начальный период войны. Созданная система органов тыла и усовершенствованная в последующие годы войны

75

полностью себя оправдала и показала свою жизнеспособность. ЛИТЕРАТУРА 1. Приказ НКО от 22.9.1941 г. № 312.//Тыл Советских Вооружённых Сил в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. М., 1977. 2. Приказ НКО СССР от 25 января 1942 г. № 80 (ЦАМО РФ. Ф. 2). 3. Вещиков П.И. Военное хозяйство // Тыл Вооружённых Сил России (XVIII-XX вв.). М., 2003. 4. Вещиков П.И. Тыл в битве за Москву // Рубежи ратной славы Отечества. М., 2003. 5. Гальдер Ф. Военный дневник. Пер. с нем. Т. 3. Кн. 2. М., 1971. 6. Докушин В.Ф., Киселёв А.М. Военные сообщения Советской армии в битве под Москвой. М., 1960. 7. История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. М., 1961. Т. 2. 8. История Второй мировой войны 1939-1945. Т. 2. М., 1975. 9. История Тыла Российских Вооружённых Сил (XVIII-XX вв.). В 4-х кн. Кн. 3. СПб., 2000. 10. Ковалев И.В. Транспорт в Великой Отечественной войне (1941-1945 гг.). М., 1981. 11. Ковалишин А.Ф. Организация и работа тыла Западного фронта в битве под Москвой. М., 1958. 12. Мелентин Ф. Танковые сражения. 1939-1945 гг. М., 1957. 13. Сорокалетие Военно-ветеринарной службы Вооружённых Сил СССР. М., 1958. 14. Хрулев А.В. Развитие стратегического тыла // Военно-исторический журнал. 1961. № 6. 15. Черепанов А.В. Питание было калорийным // Военно-исторический журнал. 1999. № 1.

Плакат Великой Отечественной войны


76

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

№ 3 (10)

Плакат Великой Отечественной войны

ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА МЕДИЦИНСКИЕ И ФАРМАЦЕВТИЧЕСКИЕ РАБОТНИКИ – ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЕ В. Р. Николаев*, Ч. С. Гаджиева** *Врач, действительный член Московского научного общества историков медицины и МОИП, почетный ветеран 1-го гвардейского механизированного корпуса; **доктор биологических наук, ММА им. И.М.Сеченова

Солдат дорог. Береги его здоровье! Генералиссимус А.В. Суворов Этот суворовский наказ свято чтили не только в русской, но и в советской армии. Особенно большое внимание сохранению здоровья бойцов командиры и медики придавали в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., что отметил и выдающийся военачальник Маршал Советского Союза И.Х. Баграмян: «Проблема сохранения жизни, восстановления здоровья огромного числа раненых и возвращения их в строй в самые короткие сроки является одной из самых сложных и актуальных во всей деятельности не только тыла, но и командования войсками всех степеней… быстрое восполнение людских потерь за счет возвращения в строй раненых и больных после лечения становится фактором их оперативного и даже стратегического значения» [1, c. 5]. О том, какое важное

значение придавалось спасение раненых в период Великой Отечественной, свидетельствует тот факт, что уже 23 августа 1941 г. был введен в действие по телеграфу приказ Народного комиссара обороны СССР И.В. Сталина № 281 «О порядке представления к правительственной награде военных санитаров и носильщиков за хорошую работу». Высшая награда государства – орден Ленина полагался тому, кто вынес поля боя 80 раненых с их оружием [7]. Так впервые в истории войн работа военных медиков была приравнена к подвигу. Выполнение данного приказа в годы войны имело большое значение и для солдат, ибо, идя в бой, они знали, что в случае ранения их не оставят на поле сражения, а быстро окажут необходимую помощь и вынесут в укрытие.


ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА Многие полководцы Великой Отечественной войны высоко оценивали самоотверженный и героический труд медиков. Так, Маршал Советского Союза И.С. Конев писал: «Наши фронтовые медики совершили множество подвигов и на поле боя, и в госпитальных условиях, возвращая в строй тысячи и тысячи раненых бойцов и командиров… Врачи, сестры, санитары работали самоотверженно, на пределе всех своих возможностей, а высшие и старшие медицинские начальники проявили оперативность, организуя эвакуацию раненых и маневр госпиталями и транспортными средствами» [4, c. 535]. Но и сами военные медики несли огромные потери, спасая жизни бойцов: более 80% потерь приходилось на передовое звено, действовавшее на линии фронта. Из 200 тыс. врачей и почти 500 тыс. средних медицинских работников, находящихся в армии, во время войны погибли или пропали без вести более 85 тыс.чел. Из них 5 тыс. врачей, 9 тыс. средних медицинских работников, 23 тыс. санитарных инструкторов, 48 тыс. санитаров и санитаров-носильщиков [2, c. 5]. Это требовало коренной перестройки работы медвузов, медучилищ и даже основной «кузницы кадров» для военно-медицинской службы – Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова, что и было в кратчайшие сроки успешно сделано. Так, в стенах академии подготовили и отправили на фронт 1829 врачей, при этом в 1941 г. здесь состоялось два досрочных выпуска. Весомый вклад в достижение нашей победы над фашизмом внесли и другие медицинские учебные заведения, в том числе 1-й Московский медицинский институт им. И.М. Сеченова (ныне ММА им. И.М. Сеченова). Перед его коллективом были поставлены первоочередные задачи: ускорить подготовку врачей для фронта и тыла, перестроить преподавание в связи со специфическими особенностями военного времени, принять непосредственное участие в лечении раненых и больных, прибывающих с фронта, и обеспечении санитарного благополучия в тылу. Уже в первые дни войны из коллектива института ушли в действующую армию 6 профессоров (в том числе академик Н.Н. Бурденко), 14 доцентов, 66 ассистентов, 52 врача-ординатора, 47 медсестер и более 500 студентов. А медицинская служба одной из первых московских дивизий московского народного ополчения – 5-я Фрунзенская – была почти полностью укомплектована добровольцами - сотрудниками института [6, c. 5, 7]. Всего же более 2600 питомцев института стояли на страже здоровья бойцов и тружеников тыла, а около 200 сотрудников этого старейшего медвуза страны находились в рядах Красной Армии. Десятки преподавателей трудились в госпиталях и санитарно-

77

эпидемиологических учреждениях фронтового, армейского и войскового районов. Но основная заслуга в создании эффективной системы оказания медицинской помощи в годы Великой Отечественной войны принадлежит, конечно же, Ефиму Ивановичу Смирнову (1904-1989 гг.) – видному теоретику и практику отечественной медицины, начальнику Главного военно-санитарного управления (ГВСУ) Красной Армии, генерал-полковнику медицинской службы, кавалеру 5 орденов Ленина и других высоких наград, Герою Социалистического Труда, академику Академии медицинских наук. Он проявил огромную силу воли и смелость, чтобы в чрезвычайно сложных условиях военного времени осуществить повседневное своевременное и эффективное управление силами и средствами военно-медицинской службы. Благодаря деятельности Е.И. Смирнова накануне войны было начато внедрение в практику медслужбы военно-полевой медицинской доктрины, суть которой состояла в следующем: 1) единое понимание происхождения и развития болезни, единое понимание принципов хирургической и терапевтической работы в полевой санитарной службе; 2) преемственность в лечении раненых и больных на различных этапах эвакуации; обязательное наличие краткой, четкой и последовательной медицинской документации, позволяющей производить полноценную сортировку раненых и больных и обеспечивающей единую систему лечения, равно как и последовательность ее на различных этапах эвакуации; 3) наличие единой школы и единых взглядов на методы профилактики и лечения раненых и больных на разных этапах санитарной эвакуации одного эвакуационного направления; эта единая школа должна включать все лучшее, чем располагает современная медицинская наука как в теоретической, так и в практической области [3, c. 105-106]. Использование принципов этой доктрины с начала Великой Отечественной войны способствовало значительному повышению эффективности медицинского обеспечения боевых действий войск. Большое внимание уделял Е.И. Смирнов и созданию лечебной сети, которая позволяла с максимальной отдачей использовать достижения медицины того времени. Во фронтах и в армии была развернута сеть специализированных госпиталей, постоянно укреплялся институт главных медицинских специалистов фронтов, армий, эвакопунктов, в число которых входили такие выдающиеся ученыемедики, как Н.Н. Аничков, Н.Н. Бурденко, М.С. Вовси, В.Ф. Войно-Ясенецкий, Ю.Ю. Джанелидзе, Ф.Г. Кротков, А.Л. Мясников и др. К числу заслуг Е.И. Смирнова следует


78

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

отнести и организационное оформление военно-полевой терапии в качестве самостоятельной дисциплины и предмета преподавания. огромен также его вклад в организацию санитарно-гигиенического и противоэпидемиологического обеспечения войск, создания адекватных обстановке и стабильно функционирующих санитарно-эпидемиологических учреждений, благодаря чему в войсках удалось избежать массовых и особо опасных инфекционных заболеваний, санитарные потери от которых в предыдущих войнах во много раз превышали потери ранеными. Большое внимание Е.И. Смирнов уделял также повышению научного потенциала медслужбы, чему способствовала успешная работа Ученого медицинского совета при ГВСУ под его председательством. В результате в составе медслужбы Красной Армии напряженно работали 5 академиков, 22 заслуженных деятеля науки, 275 профессоров, 308 докторов и около 2000 кандидатов медицинских наук. А в составе медслужбы ВоенноМорского Флота насчитывалось 84 доктора и 133 кандидата медицинских наук. Этого не имела ни одна армия мира [10, c. 19]. Это, несомненно, повышало результативность работы военных медиков по возвращению раненых и больных бойцов в строй. К числу важнейших научных работ Е.И. Смирнова, которые помогали военным медикам выполнять свой долг в период Великой Отечественной войны, следует отнести «Научные основы организации военной медицины» (докторская диссертация, 1938), «Вопросы организации и тактики санитарной службы» (М.: Медгиз, 1942), «Неотложные задачи санитарного обслуживания раненых и больных» (Хирургия, 1942, №10, с. 25-31), «Проблемы военной медицины» (М.: Медгиз, 1944), «О военно-медицинской подготовке врачей в медицинских институтах» (М.: Медгиз, 1944), «Советские военные врачи в Отечественную войну» (М.: Медгиз, 1945) и др., а из послевоенных изданий уникальным является, конечно же его книга «Война и военная медицина. 1939-19465 годы. (Мысли и воспоминания)» (М.: Медицина, 1976). Другой яркой личностью на поприще здравоохранения в годы Великой Отечественной войны и в послевоенное время был, несомненно, Георгий Андреевич Митерев (1900-1977 гг.) – народный комиссар здравоохранения СССР (1939-1947 гг.). В годы войны Наркомздрав управлял огромной армией медиков, организовывал работу по развертыванию небывалого числа эвакогоспиталей, недопущению эпидемий, сохранению здоровья и работоспособности гражданского населения. Следует отметить, что в годы Великой Отечественной войны Е.И. Смирнов и Г.А. Митерев работали в тесном контакте, решая общие задачи охраны здоровья совет-

№ 3 (10)

ских людей. Являясь также Уполномоченным Государственного комитета обороны (ГКО), Г.А. Митерев выполнил колоссальный объем работы по координации медицинского обеспечения фронта и тыла, профилактике инфекций, участвовал в организации Академии медицинских наук СССР. Главная задача Наркомздрава в годы Великой Отечественной войны состояла в том, чтобы в чрезвычайно сжатые сроки организовать в тылу лечение раненых, расширить систему службы крови, обучить врачей умению переливать кровь, наладить подготовку медицинских кадров в условиях военного времени. Вскоре по распоряжению Наркомздрава медицинские вузы перешли на ускоренную программу подготовки врачей, а по решению Президиума Совета обществ Красного Креста и Красного Полумесяца повсеместно были открыты курсы по подготовке медицинских сестер и сандружинниц, развернулась широкая пропаганда донорства. В результате единого руководства гражданской и военной службами крови было обеспечено более эффективное лечение раненых. К 1944 г. в стране насчитывалось 5,5 млн. доноров, более 20 тыс. из которых были награждены знаком «Почетный донор СССР». Всего же за период Великой Отечественной войны было использовано около 1700 т консервированной крови. Г.А. Митерев призывал врачей разъяснять населению, что только при самом активном участии каждого человека можно сохранить эпидемиологическое благополучие в стране. Этот призыв был услышан населением, которое стало более сознательно относиться к соблюдению правил гигиены и санитарии, не уклонялось от проведения профилактических прививок. Так, например, если в 1941 г. было проведено 14 млн. прививок против брюшного тифа, то в 1943 г. – уже 26 млн. Для сохранения благополучной санитарно - эпидемиологической обстановки в стране большое значение имели прививки разработанными отечественными учеными поливакциной, вакциной против туляремии, сыпнотифозной вакциной, прививки против столбняка с помощь столбнячного анатоксина, др. профилактические мероприятия. В результате впервые за всю историю войн наша страна не знала эпидемий, что имело огромное оборонное значение. С полным основанием можно утверждать, что Г.А. Митерев в период Великой Отечественной войны с честью справился с обязанностями наркома и Уполномоченного ГКО, о чем свидетельствуют и его государственные награды – три ордена Ленина, орден Трудового Красного Знамени и др. В 1942 г., выступая перед активом здравоохранения, он призвал «трудиться так, чтобы историки, описывая наши дни, с благодарностью рассказывали потомкам о немеркнущих подвигах советских


ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА врачей и фельдшеров на фронте, о героизме тысяч скромных тружеников, которые вдали от линии огня, в госпиталях, больницах, поликлиниках, научно-исследовательских лабораториях и на сельских участках ковали грядущее счастье человечества» [8, c. 80]. Прекрасные слова, которые актуально звучат и в наши дни! Г.А. Митеревым написано свыше 100 научных работ, большинство из которых посвящено организационным и теоретическим основам советского здравоохранения. Его основополагающий труд «Система санитарных и противоэпидемиологических мероприятий в период Великой Отечественной войны» в 1945 г. был представлен и успешно защищен в качестве диссертации на степень доктора медицинских наук. При непосредственном участии Г.А. Митерева была также издана книга «Двадцать пять лет советского здравоохранения» (М.: Медгиз, 1944). Но самым известным его произведением является, пожалуй, труд «В дни мира и войны» (М.: Медицина, 1975). Понятно, что для лечения раненых и больных в первую очередь необходимы екарства и специальное оборудование. Мощная химикофармацевтическая промышленность, созданная накануне Великой Отечественной войны, из-за вероломного нападения фашистской Германии и быстрого продвижения немецких войск в первый период войны оказалась в сложном положении: многие фармпредприятия остались на оккупированной территории. Поэтому выпуск ряда важнейших препаратов был прекращен, что привело к резкому снижению объемов производства фармпродукции во второй половине 1941 г. Однако, по словам известного историка медицины и фармации профессора П.В. Лопатина, в результате срочно принятых мер удалось существенно увеличить выпуск продукции на предприятиях Главхимпрома и Главмедфармпрома в восточной части страны. В особенно тяжелых условиях трудились работники фармпредприятий Ленинграда. Несмотря на постоянные артобстрелы и систематические налеты вражеской авиации, голод, они не прекращали выпуск лекарств. За годы Великой Отечественной войны на Ленинградском химфармзаводе №1, например, было изготовлено 100 т таблетированных медикаментов, 381 т галеновых препаратов, 13,26 млн. ампул растворов, 11,5 млн. упаковок др. готовых лекарственных средств, 14,8 млн. бинтов, индивидуальных перевязочных средств и материалов, другой продукции [5, c. 44-46]. В годы Великой Отечественной войны были продолжены научные исследования в области фармакологии и фармации, образованы новые научные учреждения и фармпредприятия. Для руководства этой деятельностью

79

в 1944 г. был сформирован Центральный аптечный НИИ, а в 1945 г. – Главное аптечное управление Наркомздрава СССР. Четкое руководство химико-фармацевтической и медицинской промышленностью в военные годы обеспечивал А.Г. Натрадзе – заместитель народного комиссара здравоохранения СССР. Он же принимал самое активное участие в разработке планов расширения фармотрасли, содействовал внедрению в практику научных открытий в области фармации, сам участвовал в научных исследованиях – его перу принадлежит более 70 научных работ. Среди них «О замене дефицитных видов сырья в практике работы химико-фармацевтической промышленности» (1944), «Перспективы развития и очередные задачи химико-фармацевтической промышленности в условиях Великой Отечественной войны» (1945), «Материальный ущерб, причиненный здравоохранению Союза СССР в Великую Отечественную войну» (1945), «Медицинская промышленность СССР в годы Великой Отечественной войны» (1945) и др. Весомый вклад в победу над фашистской Германией внесли и советские партизаны, медицинским обеспечением которых занималось специальное медицинское управление Наркомата госбезопасности СССР. Учитывая экстремальные условия, в которых приходилось действовать и выживать партизанам, зачастую невозможность своевременного получения высококвалифицированной медицинской помощи в случае ранения или заболевания, командирами и медиками отрядов огромное значение придавалось охране здоровья партизан, профилактике болезней. Об особенностях работы медиков в этих необычных условиях увлекательно рассказано в книге и поныне здравствующего А.В. Цессарского «Записки партизанского врача» (М.: Советский писатель, 1956), который находился в знаменитом отряде под командованием Героя Советского Союза Д.Н. Медведева, действовавшего на Украине, где под Ровно совершал свои подвиги разведчик отряда Герой Советского Союза Н.И. Кузнецов. Лес не только укрывал партизан, но также кормил и лечил, чем и пользовались медики отряда в целях сохранения и укрепления здоровья народных мстителей. Авторитетный специалист в области военной медицины и фитотерапии, доктор фармацевтических наук, профессор, академик Медико-технической академии, генерал-майор медицинской службы А.И. Чириков отмечает, что в тех партизанских отрядах и соединениях, командиры которых вместе с медиками уделяли повышенное внимание вопросам личной и общественной гигиены, заболеваемость среди народных мстителей была минимальной [9, c. 110]


80

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

Большим подспорьем в поддержании здоровья и лечении партизан являлась фитотерапия – в лесах всегда можно было отыскать лекарственные растения. Так, например, для остановки кровотечений применялись препараты из крапивы, раны обрабатывались настойкой почек тополя, а к ушибам прикладывались листья подорожника и лопуха. Препараты из клюквы, тысячелистника, зверобоя применяли для обработки ран, а гнойные раны присыпали порошком березовой коры, хвоща полевого или обрабатывали соком алоэ, луком репчатым, помидорным соком, настоем шиповника. Поверхностные раны лечили медом, который применяли в виде мази. Бактерицидные свойства меда, смешанного с рыбьим жиром, использовали для лечения вялозаживающих ран, трофических язв, гангрены и ожогов. К раневой поверхности зачастую прикладывали кашицу лука, чеснока. Для лечения ран использовались различные бальзамы, смолы и деготь. Из живицы, например, был получен целебный бальзам, который с успехом применяли для ускорения восстановления поврежденных тканей, лечения гнойных пролежней, трофических язв. В качестве отвлекающих и раздражающих средств использовали скипидар, сосновую или еловую смолу. Ожоги лечили соками моркови, крыжовника, смородины и других ягод. В качестве дефицитного перевязочного материала, в частности ваты, использовали сухой мох, стерилизованные древесные опилки в марлевых мешочках, пух иван-чая, жабника полевого, льняную и конопляную паклю. Если же на рану нужно было наложить пластырь, то использовался тонкий самоотделяющийся слой бересты. Для лечения заболеваний внутренних органов применяли препараты желтушника, зверобоя, иван-чая, омелы белой, пустырника, синюхи и других целебных растений. В партизанских отрядах в качестве заменителя йода использовали настойку бальзамического тополя, которая обладает кровоостанавливающим, ранозаживляющим и противомикробным действием. Хирурги перед операциями при отсутствии мыла и специальных дезинфицирующих средств руки обрабатывали раствором зольного порошка, а клей для закрепления повязок на ранах получали, растворяя сосновую смолу в эфире. Порой вместо хирургического клея применяли затвердевший сок плодовых деревьев. Шины для фиксации костных отломков делали из коры деревьев, прутьев, других лесных материалов, а вот мыло научились делать из лошадиного жира и сосновой коры. Думается, что вышеописанный опыт «партизанской медицины» в военно-полевых условиях вполне может пригодиться и в наши дни…

№ 3 (10)

Известный историк медицины профессор М.К. Кузьмин, которому в этом году исполняется 90 лет, ветеран и инвалид Великой Отечественной войны, удостоенный ордена Ленина и других высоких наград за вынос с поля боя свыше 250 тяжело раненных бойцов, в своем фундаментальном труде «Советская медицина в годы Великой Отечественной войны» (М.: Медицина, 1979), анализируя эффективность работы медслужбы в военные годы, выделяет следующие ее особенности: единство гражданской и военной медицины; непрерывность и своевременность оказания медицинской помощи раненым и больным; осуществление научного руководства на всех этапах лечения раненых и больных на фронте и в тылу; проведение комплексных мероприятий на фронте и в тылу по профилактике эпидемий особо опасных и других инфекционных заболеваний; проявление массового героизма медиками на фронте и в тылу. …Это случилось 20 ноября 1942 г. под Сталинградом. Семьдесят раненых бойцов вынесла в тот день с поля боя санинструктор 105-го гвардейского стрелкового полка Наташа Качуевская, двадцати из них нужна была срочная хирургическая помощь. Их уложили на подводы, а Наташу назначили сопровождающей. Неожиданно на обоз напали прорвавшиеся в тыл фашисты. Поспешив укрыть раненых в находящемся поблизости блиндаже, Наташа решила дать отпор фашистам. Один за другим падали гитлеровцы, сраженные меткими выстрелами – вот где пригодились занятия в школьной стрелковой секции! А когда все патроны были расстреляны, героиня взорвала себя вместе с оставшимися фашистами последней гранатой… Так погибла москвичка Наталья Александровна Качуевкая. Высокое звание Героя России посмертно ей было присвоено указом от 12 мая 1997 г. Другой санитарный инструктор – 907-го стрелкового полка 244-й стрелковой дивизии – Валерия Гнаровская со связкой гранат бросилась под вражеский танк и ценой собственной жизни спасла от неминуемой гибели несколько десятков тяжелораненых. Посмертно ей было присвоено звание Героя Советского Союза. Всего же за подвиги в годы Великой Отечественной войны звание Героя Советского Союза получили 35 медработников, многие, к сожалению, посмертно. Более подробно об этом можно прочитать в книге М.К. Кузьмина «Медики - Герои Советского Союза» (М.: Медицина, 1970). В Победу над коварным врагом в годы Великой Отечественной войны немалый вклад внесли и советские ученые-медики, специалисты смежных наук, предложившие новые и


ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА эффективные методы лечения раненых и больных, профилактики заболеваний. Правительство страны высоко оценило самоотверженный подвиг ряда ученых, присвоив им в годы войны звание Героя Социалистического Труда. Вот их имена: академик А.И. Абрикосов(патоанатом), А.Н. Бах (биохимик), А.А. Богомолец (патофизиолог), Н.Н. Бурденко (хирург), Л.А. Орбели (физиолог), академики АМН СССР Ю.Ю. Джанелидзе (хирург) и Б.И. Збарский (биохимик). Подробный рассказ о жизни и деятельности этих исследователей содержится в книге М.К. Кузьмина «Ученыемедики – Герои Социалистического Труда» (М.: Медицина, 1988). Каковы же результаты героического труда медицинских и фармацевтических работников в годы Великой Отечественной войны на фронте и в тылу? Они впечатляют: по уточненным данным, благодаря их стараниям в строй было возвращено 76,9% раненых и свыше 90% больных [10]. Вот тот весомый вклад медслужбы страны в Великую Победу! Ни одна медслужба ни одной из других стран, участвовавших во Второй мировой войне, не может похвастаться подобными результатами. Все это давало основание академику РАМН, генерал-полковнику медицинской службы, участнику Великой Отечественной войны Ф.И. Комарову образно сказать, что Великая Отечественная война была выиграна в значительной степени солдатами и офицерами, возвращенными в строй медицинской службой. Низкий вам поклон – участникам Великой Битвы, героическим медицинским и фарма-

81

цевтическим работникам, живым и павшим! С праздником вас Великой Победы! ЛИТЕРАТУРА 1. Баграмян И.Х. Всемерно повышать боеготовность медицинской службы // Военномедицинский журнал. 1963. № 5. 2. Быков И.Ю., Гайдар Б.В. Вклад советской медицины в достижение победы в Великой Отечественной войне // Военно-медицинский журнал. 2005. № 5. 3. Здравоохранение в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945: Сб. документов и материалов / Под ред. М.И. Барсукова, Д.Д. Кувшинского. М.: Медицина, 1977. 4. Конев И.С. Записки командующего фронтом. 1943-1946. 2-е изд. М.: Воениздат, 1981. 5. Лопатин П.В. Вклад фармацевтических работников в Великую Победу // Российские аптеки. 2005. №5. 6. Медики, наденьте ордена! М.: Издательский дом «Русский врач», 2005. 7. Медицинский работник. 1941. 29 авг. № 69. 8. Митерев Г.А. Народное здравоохранение за 25 лет Советской власти. М.: Медгиз, 1942. 9. Предупреждение. 2005. № 3. 10. Шевченко Ю.Л. Вклад военного и гражданского здравоохранения в Победу в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. // «Медицина и здравоохранение в дни войны и мира». Материалы научно-практической конференции (25-26 апр. 2000 г., Москва). М.: НИИ социальной гигиены, экономики и управления здравоохранением им. Н.А. Семашко РАМН, 2000.

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ФАРМАЦЕВТИКА В ГОДЫ ВОЙНЫ И МИРНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА П. В. Лопатин доктор фармацевтических наук, заслуженный деятель науки РФ, профессор кафедры Организации и экономики фармации ММА им. И.М.Сеченова, председатель Научного общества фармацевтов г. Москвы, академик Международной Академии Информатизации, первый вице-президент отделения «Лекарственные средства и фармацевтическая деятельность» МАИ

В год празднования 65-летия Победы наряду с признанием решающей роли в ней Советского Союза слышны голоса псевдоисториков, извращающих события тех героических лет, принижающих роль народов СССР в победе над фашизмом, что вызывает возмущение общественности и политических лидеров (например, министр ЧС Шойгу предлагает даже наказывать таких «деятелей» по закону). Именно поэтому такую огромную значимость имеют сегодня встречи с немногими оставшимися в живых ветеранами Великой Отечественной, воспоминания детей войны и та память, которая в наше время «всеобщей коммерциализации» еще передается следующим поколениям в семьях, опаленных войной.

Так и на праздновании 65-летия битвы под Москвой, проведенном научным обществом фармацевтов г. Москвы и фармацевтического факультета ММА им. И.М.Сеченова, мы обратили внимание, что особый интерес у студентов фармацевтического факультета вызвала встреча с ветеранами Великой Отечественной войны. В числе присутствующих на этой встрече был Афанасий Кондратьевич Мельниченко, прослуживший в действующей армии и ставший впоследствии министром Медицинской промышленности. Эта встреча явилась и импульсом для моих размышлений. В нашей семье события Великой Отечественной часто оказывались предметом бесед. Мой прадед Вячеслав Геннадьевич 20 лет


82

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

своей жизни (с 1931 по 1951 гг.) отдал разработке методов лечения поражений боевыми отравляющими веществами, работал доцентом на военной кафедре; брат деда Г.В. Лопатин был участником Курской битвы, кавалером ордена Славы. Вся семья Лопатиных находилась в Москве все годы Великой Отечественной, пережив вместе со столицей тот самый трудный период, когда гитлеровцы стояли на подступах к ней, а в самом городе было введено вначале военное, а потом осадное положение. Несмотря на начало Московской стратегической наступательной операции, сокрушившей миф о непобедимости фашисткой армии, жизнь в Москве 41-го оставалась очень тревожной. Постоянно были налеты и бомбежки, по карточкам выдавали только хлеб, электричества не было, топлива было не достаточно, занятий в школах не было, дети участвовали в обороне Москвы, дежуря на крышах и чердаках. Потом журналист Лев Цесаркин, мальчиком переживший войну в осажденной врагом Москве, напишет в своем стихотворении: «Я б выдал медали всем детям той страшной войны». «Все для фронта, все для Победы» - таким был лозунг тружеников тыла. Этим же лозунгом освящена и самоотверженная деятельность работников здравоохранения в годы Великой Отечественной войны, итогом которой явилась эффективная медицинская помощь, оказанная более чем 17 млн. раненых и больных воинов. Из них в строй было возвращено 72% раненых и 90% больных. В годы войны удалось обеспечить отсутствие значительных эпидемий. В этом успехе - весомый вклад работников отечественной фармации. Говоря об этих достижениях, хотелось бы напомнить, что путь к ним был непрост и долог. До Октябрьской революции в России практически не было фармацевтической промышленности. Это было обусловлено монополией аптечной торговли введенной еще при Петре I. Поэтому предприниматели могли открывать лишь лаборатории при аптеках, но не заводы. Например, Товарищество «Феррейн» открыло две лаборатории, одна из которых, находящаяся в Нижних Котлах в Москве, превратилась в дальнейшем в один из самых лучших заводов России, получивший имя Карпова. Объем российского производства составлял в 1913 г. всего 14 млн. руб., а доля иностранных поставок превышала 70%. Даже «салол» (фенилсалицилат), синтезированный русским химиком Ненцким, вошедший в мировую химию, ввозился в большом количестве из-за границы. Первая мировая война высветила трагические последствия зависимости России от иностранных поставок: раненные не получали адекватной медицинской помощи, больных нечем было лечить, разра-

№ 3 (10)

зились эпидемии. В связи с этим выдающиеся ученые акад. Н.С. Курнаков, проф. Л.А. Чугаев, А.Е. Фаворский, Н.Д. Зелинский, А.Е. Порай-Кошиц, Л.Ф. Ильина, В.Е. Тищенко и др. провели большую работу по становлению фармацевтической промышленности. Однако, по мнению акад. Н.С. Курнакова, одним из существенных факторов, тормозивших развитие фармацевтической промышленности в России, была разобщенность между промышленниками и представителями науки. Он подчеркивал, «что не раз важное открытие, сделанное в России не получало надлежащего применения, а затем преподносил ось россиянам как иностранная разработка. К тому же частые перемены в кабинете министров создавали неустойчивую обстановку, в которой даже честные и ответственные чиновники не могли плодотворно трудиться». Примечательно, что и ныне мы сталкиваемся с этой проблемой. В трудные годы гражданской войны, интервенции, экономической блокады России, топливного кризиса и др. негативных явлений, российские ученые и общественные деятели предпринимали шаги к становлению и развитию фармацевтической промышленности и системы лекарственного обеспечения армии и населения. Усилия их хорошо понимали работники фармацевтических производств. Так, в 1919 г., когда активизировались владельцы иностранных фирм, преимущественно немецких, добивавшиеся передачи российских фармацевтических заводов на правах концессии, российские производственники следующим образом сформулировали своё мнение по данному вопросу: «Мировая война с совершенно явной очевидностью показала, что есть промышленные области, в которых совершенно недопустимо господство иностранного капитала. Война вынудила нас в самом спешном порядке организовать новые производства. И вот одной из таких областей была химико-фармацевтическая промышленность. Работники химико-фармацевтической промышленности убедительно аргументируют, что в России есть все возможности для успешного строительства и эмансипации русской фармацевтической промышленности от иностранного капитала и делают вывод, что они не могут быть объектом никаких концессий». В дальнейшем эта линия последовательно проводилась в жизнь. Были организованы научно-исследовательские институты, крупные заводы и предприятия, системы изучения, интродукции, разведения, сбора и переработки лекарственных и ароматических растений и др., а также сформирована система высшего и среднего фармацевтического образования. Так, Научно-исследовательский химикофармацевтический институт (НИХФИ) разработал и внедрил методы производства йодоформа, ксероформа, уротропина, колларгола,


ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА бромурала, ряда алкалоидов, а также получение йода из буровых вод нефтепромысла. После пуска в 1930-х гг. йодных заводов в Нефте-Чалах, Романахах и др., страна смогла отказаться от импорта и даже стала экспортировать йод за границу. В других отделах НИХФИ создавались оригинальные и воспроизводились наиболее активные зарубежные препараты. Под руководством И.Л. Кнунянца и О.Ю. Магидсона были проведены исследования в области получения противомалярийных препаратов, острая нужда в которых ощущалась в связи с высокой заболеваемостью малярией и нехваткой хинина, выделяемого из импортного сырья. Вскоре А.М. Григоровский и О.Ю. Магидсон открыли новый технологический способ синтеза 9-хлоракридина (акрихина), был осуществлен синтез других противомалярийных производных акридина, разработан способ получения препаратов хинолинового ряда и создан плазмоцид. для производства этих препаратов был специально построен под Москвой завод «Акрихин», ставший в последствии лидером по синтезу высокоэффективных лекарственных субстанций. Непосредственно перед войной были открыты сульфонамиды. Интересно, что красный стрептоцид, белый стрептоцид, сульфидин стали производиться в промышленном масштабе раньше, чем в Германии. В конце 1930-х гг. стало ясно, что близится Вторая мировая война. Это обусловило усиление внимания к развитию фармацевтической промышленности. К 1938 г. по сравнению с 1916 г. значительно возросла номенклатура и объемы выпускаемых лекарственных средств: йода технического - в 400 раз, аспирина - в 282 раза, салициловокислого натрия в 110 раз, алкалоидов - в 26 раз и т.д. Фармацевтическая промышленность была представлена 59 крупными предприятиями и многочисленными фабриками и производствами местных аптечных предприятий. Начало Великой Отечественной войны выдвинуло срочные задачи по обеспечению нужд армии и населения страны. По решению Государственного комитета обороны были в кратчайшие сроки перебазированы на восток страны промышленные предприятия и их кадры, в том числе и предприятия химикофармацевтической промышленности. Поэтому выпуск ряда важнейших препаратов на эвакуируемых из европейской части страны заводах был прекращен, что привело к резкому общему снижению объемов производства во 2-й половине 1941 г. Вместе с тем на востоке страны выпуск продукции увеличился на предприятиях Главхимфармпрома в 5,5 раза, на заводах Главмедфармпрома - в 3 раза. В течение 1942-1943 гг. на востоке было создано 5 новых заводов, затем было восстановлено производство некоторых лекарствен-

83

ных средств в Москве и Ленинграде, что дало возможность выпускать более 200 наименований наиболее важной продукции. Следует отметить, что к производству медикаментов были привлечены и другие ведомства и предприятия - химической, пищевой, мясомолочной, лесохимической промышленности и др. Так, по заданию Научноисследовательского санитарного института РККА на фотофабрике в Москве было организовано производство аммиачного раствора серебра (амморген доктора П.Е. Ермолаева), 2-3 капли этого раствора, добавленные в стакан воды, служили хорошим средством для промывания ран, лечения диареи и т.п. С начала война на крупных мясокомбинатах были организованы цехи по производству органотерапевтических и других препаратов, в том числе гематогена – жидкого, детского и др. Из года в год возрастала номенклатура эндокринных препаратов. Был налажен выпуск инсулина, фибриновой пленки, адреналина, адиурекрина, кортина, тиреоидина, камполона и др. Многие заводы химической промышленности также включились в производство медикаментов: Кемеровский анилинокрасочный, Пермский, Кинешменский, Дорогомиловский и др. химические заводы. Лаборатории некоторых ВУЗов (Свердловский политехнический институт, Томский, Ленинградский технологический им. Ленсовета и др.) также стали вырабатывать лекарственные вещества. Война нарушила сложившиеся производственные связи, вынудила более комплексно использовать все ресурсы, заставила трудиться гораздо больше и самоотверженнее, чем в мирное время. Все эти проблемы хорошо понимали труженики фармацевтической промышленности, фармацевтическая и химическая общественность. их творческий труд принес хорошие результаты. По сравнению с довоенным уровнем увеличилось производство ряда важнейших препаратов: стрептоцида на 73,8%, сульфидина на 68,2%, хлорэтила на 126%, глюкозы медицинской на 82,2%, новокаина на 20%, препаратов висмута на 181% и др. В массовом объеме был освоен ряд специальных препаратов для нужд фронта. Важно отметить, что в это суровое время интенсивно трудились ученые. Начатые в 1935-1937 гг. Н.А Красильниковым, АИ. Кореняко и др. исследования показали высокую антибиотическую активность актиномицетов, что позволило развить это направление в мировой науке и дало возможность американскому микробиологу З.А Ваксману открыть стрептомицин, что подтверждает сам З.А Ваксман в монографии «Антибиотики». В 1942 г. в СССР под руководством З.В. Ермольевой был получен очищенный пенициллин, однако крупное производство пенициллина в стране смогли организовать лишь


84

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

после окончания войны: промышленная база Советского Союза, в том числе фонды фармацевтической промышленности, более других пострадали от варварского нашествия гитлеровцев. Разрушая фармацевтические заводы и научно-исследовательские лаборатории, уничтожая запасы медикаментов на складах и посевы лекарственных растений, фашисты сознательно лишали советских людей лечебных средств. И хотя на предприятиях Главхимфармпрома уровень производства 1940 г. был достигнут в конце 1945 г., в целом производство химико-фармацевтических препаратов существенно сократилось, в том числе по номенклатуре - в 2 раза. После окончания Великой Отечественной войны перед страной встали новые проблемы, решение которых осложнилось засухой и неурожаем 1946 г. Потребность населения в лекарственных средствах увеличилась. Необходимо было создать условия для лечения инвалидов войны, граждан, возвратившихся из фашистского рабства, большого контингента тружеников тыла, с перенапряжением, без отпуска и полноценного питания, работавших все годы войны, а также населения освобожденных от оккупации районов и дружественных стран. В связи с этим 14 июня 1946 г. было организовано Министерство медицинской промышленности, перед которым: были поставлены задачи создания и освоения лекарственных средств, и, прежде всего, антибиотиков, увеличение производства медикаментов, медицинского оборудования, расширение заготовки и переработки лекарственных растений. Министром был назначен А.Ф. Третьяков. В ведение Минмедпрома было передано около 100 предприятий, в том числе 20, производящих субстанции, 11 заводов галеновых препаратов, 20 заводов готовых лекарственных средств, предприятия по заготовке и переработке лекарственного растительного сырья, 9 научно-исследовательских и учебных институтов, несколько лабораторий, а также химический техникум. Минмедпром должен был обеспечить выполнение плановых заданий развития народного хозяйства на 19461950 гг. План предусматривал увеличение к 1950 г. производства медикаментов и др. медицинских изделий на предприятиях медицинской промышленности до 1100 млн.руб. (в ценах 1926/27 гг.), т.е. по сравнению с 1940 г. в 2,15 раза. В дальнейшем предприятия получали еще более напряженные задания. Выполнение послевоенного пятилетнего плана требовало провести специализацию и профилирование заводов, осуществить мероприятия по интенсификации технологических процессов, внедрению новой технологии, механизации работ, внедрению совмещенных схем производства. По заданию Правительства Президиум АН СССР в 1946 г. создал

№ 3 (10)

межведомственную постоянную комиссию по антибиотикам. Ее возглавили академик Л.А Орбели, чл.-корр. АН СССР АН. Опарин и зам. министра здравоохранения СССР А Г. Натрадзе. Комиссия должна была содействовать развитию производства антибиотиков, объединению и планированию научноисследовательских работ в области антибиотиков. Была создана большая группа научноисследовательских институтов и лабораторий, решавших проблемы изыскания, изучения технологии производства антибиотиков. Начались исследования по разработке и внедрению промышленных методов, в частности, глубинной ферментации (ранее во всем мире практиковался малоэффективный поверхностный метод выращивания плесневого грибка в матрицах), очистке и выделению антибиотиков с использованием ионообменных смол и т.п. Эти разработки позволили приступить к строительству специализированных заводов. В 1948 г. было построено 3 завода по производству пенициллина. Производство новейших высокоэффективных лекарственных средств, в первую очередь, антибиотиков, развивалось и в последующие годы. К 1957 г. в стране работало уже 7 крупных заводов по производству антибиотиков. В 1958-1961 гг. в их число вошло еще 5 крупных заводов: в Кургане (1958 г.), в Пензе, Красноярске, Саранске (1959 г.). Новосибирске (1961 г.). Было освоено производство многих современных лекарственных средств: синтомицина, фтивазида, дибазола, фенатина, теобрамина, тифена, нембутала, фурацилина, викасола, кордиамина и другие; ряда гормональных препаратов (тестостерон пропионат, прогестерон, прегнин) и др. За этот период производство салициловых препаратов возросло в 2,4 раза, синтетических гормональных препаратов в 4,2 раза, анальгина в 8,1 раза, пирамидона в 3,8 раза. Значительно вырос выпуск готовых лекарственных средств: ампул с 212,6 млн. в 1950 г, до 558,0 млн. в 1955 г., упакованных лекарственных средств соответственно с 264,6 до 702,0 млн. упаковок. Параллельно проводилась большая работа по снижению себестоимости выпускаемой продукции. За период 1951-1955 гг. она была снижена на 807 млн. руб., то есть на 51% к уровню 1950 г. Это позволило провести последовательное снижение цен: в 1952 г. на 440 млн. рублей; в 1955 г. на 240 млн. руб. Успехи, достигнутые в области обеспечения фронта и тыла лекарственными средствами во время Великой Отечественной войны и в послевоенный период, в значительной степени были обусловлены патриотическими настроениями как специалистов, так и практических работников московских аптек, внесших достойный вклад в разгром фашизма. И потому так важно, что когда отмечалась первая стратегическая победа в битве под


ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА Москвой, было рассказано о ряде здравствующих участников Великой Отечественной войны, внесших большой вклад в развитие отечественной фармации. Среди них с особой теплотой фармацевтическая общественность отметила деятельность уже упоминавшегося в начале статьи Мельниченко Афанасия Кондратьевича, участника боевых действий на фронтах Великой Отечественной войны – пулеметчика, командира взвода, роты, начальника штаба на Брянском и Воронежском фронтах, трижды раненного в ходе сражений, имеющего многочисленные правительственные награды. Афанасий Кондратьевич по праву считается национальным лидером фармации, он прошел все ступени профессиональной деятельности от ассистента сельской аптеки до министра медицинской промышленности (1975-1985 гг.), был директором Центрального научно-исследовательского аптечного института (при нем было построено новое здание этого института с экспериментальной аптекой). А.К. Мельниченко, внеся выдающийся вклад в развитие отечественной фармации, много сил отдал большой общественной и государственной деятельности, был секретарем райкома КПСС Москвы, зам. председателя Моссовета и др. На той же встрече фармацевтическая общественность отметила выдающийся вклад Михаила Алексеевича Клюева – вклад в обеспечение населения фармацевтической помощью, повышение качества лекарств и их доступности, развитие фармацевтической науки и образования, материальнотехнической базы; повышение роли общественно-научных и профессиональных организаций, который пользовался огромным авторитетом и известностью среди работников здравоохранения. Скончавшийся в 2008 г. М.А. Клюев родился 19 сентября 1915 г. в дер. Калита Дорогобужского района Смоленской области. Он с юных лет интересовался лекарствами. В 1936 г. после окончания Московского фармацевтического техникума он был направлен на работу в аптеку Лечсачупра Кремля, в 1941 г. закончил Московский фармацевтический институт, и в вскоре стал работать в Минздраве СССР сначала заместителем начальника, затем начальником Аптечного управления. С 1956 г. он начальник Главмедснабсбыта. затем руководитель вновь организованного ГАПУ, член коллегии Минздрава СССР и др. Михаил Алексеевич был автором многочисленных публикаций и справочника «Лекарственные средства», выдержавшего 10 изданий, членом Совета старейшин Российской фармацевтической ассоциации, его деятельность отмечена многочисленными правительственными наградами. Фармацевтические работники Москвы очень высоко ценят профессиональную дея-

85

тельность Георгия Ивановича Пархоменко. Георгий Иванович - участник боевых действий на фронтах Великой Отечественной Войны. Вскоре после окончания Московского фармацевтического института он возглавил аптечную службу Москвы и внес значительный вклад в обеспечение москвичей фармацевтической помощью, строительство и развитие розничной и оптовой сети аптечных организаций. В результате Москва стала лидером в решении актуальных проблем фармации всей страны. Георгий Иванович был зам. председателя Научного общества фармацевтов Москвы, эффективно помогал заслуженному деятелю науки профессору Петру Леонидовичу Сенову в решении проблем научного общества; много внимания уделял подготовке провизоров и фармацевтов, организации их производственной практики, становлении постдипломного профессионально образования. Ныне Г.И. Пархоменко на заслуженном отдыхе. Панченко Екатерина Ионовна – одна из немногих женщин, посвятивших свою жизнь фармации, участник боевых действий на фронтах Великой Отечественной войны. После демобилизации из действующей армии она в 1950 г. окончила Медицинский фармацевтический институт и работала в аптеках столицы на различных должностях. С 1952 по 1955 гг. она заведовала аптекой на строительстве Дворца культуры и науки в Варшаве, который был подарен нашей страной польскому народу. С 1955 г. её трудовая биография связана с ЦАНИИ - НИИ Фармации. Здесь она прошла путь от младшего научного сотрудника до зам. директора по научной работе. Екатерина Ионовна внесла значительный вклад в развитие научных основ технологии лекарств и организации фармацевтического дела. Она первая в истории страны женщина - доктор фармацевтических наук по специальности «Технология лекарств и организация фармацевтического дела», создала свою научную школу, подготовив более 25 кандидатов фармацевтических наук. Е.И. Панченко награждена орденами «Отечественной войны» и «Знак почета» и другими правительственными наградами. Благодаря самоотверженной патриотической работе Александра Дмитриевича Апазова и Николая Георгиевича Баранникова мы имеем возможность ознакомиться с воспоминаниями участников войны, которые собраны в 12 томах и хранятся в музее Великой Отечественной Войны на Поклонной горе в городе Москве. Ныне Александр Дмитриевич Апазов академик Международной Академии Информатизации, президент влиятельной общественной организации «РосФарма», президент компании «Фармимекс», а Николай Георгиевич Баранников – персональный пенсионер республиканского значения, но и до сих пор


86

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

он активный боец. С первых дней Войны он был на фронтах Великой Отечественной войны. Сначала начальник радиосвязи малой мощности на Ленинградском фронте, затем воевал на Прибалтийском фронте, освобождал Латвия, Литву и Эстонию от фашистов, был ранен, проходил лечение в госпитале в Риге. После окончания Великой Отечественной войны до 1947 г. служил в Каунасе, затем учился в Московском фармацевтическом институте, был секретарем комсомольского бюро курса. После он прошел все ступени практической работы от младшего научного сотрудника ЦАНИИ, был управляющим Псковским и Каменским областным отделением ГАПУ, начальником Дортрансмедснабторга Свердловской железной дороги; в 1964– 1970 гг. возглавлял аптечную службу во Владимирской области, в 1970 – 1985 гг. работал зам. начальника ГАПУ РСФСР, с 1970 г. был заместителем председателя Всероссийского научного общества фармацевтов. Он кавалер ряда правительственных наград. Отмечая 60-летие Победы, мы отдаем дань безвременно ушедшим от нас участникам Великой Отечественной войны. Среди них хотелось бы особенно отметить Тольцман Татьяну Ивановну (1912-1997 гг.), которая практически всю свою сознательную жизнь связала с фармацией. Получив вначале среднее фармацевтическое образование, она поступила в Московский фармацевтический институт, однако после 3 курса 25 июня 1945 г. была мобилизована в действующую армию, а с октября 1942 г. была переведена в Главное военное санитарное управление. С октября 1944 г. Татьяна Ивановна начала работать в Московском фармацевтическом институте начальником учебной частью военной кафедры, затем 35 лет заведовала кафедрой Организации и экономики фармации, являлась основоположником школы в области организации фармацевтического дела, подготовила 28 кандидатов наук, и до последнего дня своей жизни была членом Совета ветеранов Российской фармацевтической ассоциации. Со дня организации Всероссийского научного общества фармацевтов в 1958 г. и по 1987 г. она была его председателем, вместе с А.Д. Апазовым, Н.Г. Баранниковым, Г.И. Пархоменко и другими специалистами она внесла существенный вклад в собирание воспоминаний участников Великой Отечественной войны. Татьяна Ивановна награждена правительственными наградами. Готовясь к празднованию 65-летия Победы, многие фармацевтические работники России с большим уважением вспоминают об Андрее Михайловиче Сидоркове (1923-1992 гг.). С 18 лет он находился в действующей армии 2-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов, имея образование фельдшера. В звании капитана медицинской службы в 1948

№ 3 (10)

г. он поступил в Московский фармацевтический институт, где работал секретарем комсомольской организации, был сталинским стипендиатом. После окончания института Сидорков был направлен в ЦАНИИ младшим научным сотрудником, затем работал там заведующим отделом, а с 1965 г. в ММА им. И.М. Сеченова - доцентом кафедры Организации фармацевтического дела. В 1976 г. он защитил докторскую диссертацию, посвященную подготовке фармацевтических кадров, и стал первым в стране доктором фармацевтических наук и профессором по организации фармацевтического дела. Около 15 лет Андрей Михайлович проработал деканом факультета усовершенствования провизоров, в 1979 г. он создал кафедру Организации и экономики фармации факультета усовершенствования провизоров и заведовал ею более 12 лет, был председателем Научного общества фармацевтов Москвы, приняв на этом посту эстафету от профессора П.Л. Сенова. Андрей Михайлович награжден многими правительственными наградами. Он создал оригинальную научную школу, подготовив 2 докторов и 14 кандидатов фармацевтических наук. В преддверии празднования Победы наши мысли и воспоминания связаны с выдающимся деятелем, внесшим неоценимый вклад в отечественную фармакологию и фармацию Кудриным Александром Николаевичем (19181999 гг.). В 1941-1945 гг. он работал в эвакогоспитале хирургом, затем начальником терапевтического отделения. В послевоенные годы организовал кафедру фармакологии в Рязанском мединституте, затем был проректором в 1 ММИ по фармацевтическому образованию и заведовал кафедрой фармакологии фармацевтического факультета. Он является автором более 300 научных работ, 8 монографий, 20 изобретений и 3 открытий. Первым из них стало явление изменения интенсивности перекрестного окисления липидов в ишимизированных тканях (миокарде и почках), явившееся основой создания нового разряда лекарственных средств - антиоксидантов, которые прекращают распространение перекрестного окисления липидов (селенит натрия, витамин Е и их комбинации). Второе открытие А.Н. Кудрина - закономерность рецепторного регулирования мембранного потенциала и движения протоплазмы в растительной клетке, которая обосновывает как целесообразность получения интегрированных лекарственных средств из растений (т.к. растения и животные имеют аналогичные механизмы жизнеобеспечения), так и саму методологию фитофармакологии. Также Александр Николаевич открыл триггерные механизмы малых доз с констеляционными мембранными рецепторными системами и обосновал принципы составления комбинированных лекарств одновременно подавляющих


ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА ключевые механизмы этиопатогинеза болезни и стимулирующих естественные компенсаторные механизмы выздоровления. Сотрудники и студенты Московского фармацевтического института с чувством высокой признательности вспоминают о деятельности д.м.н., проф. Анны Николаевны Адовой (1890-1952 гг.). В 1943-1952 гг.она заведовала кафедрой биохимии Московского фармацевтического института и была деканом Московского фармацевтического института, в 1941-1945 гг. – начальником лаборатории ПВО № 27 и внесла значительный вклад в сохранение научного потенциала и организацию учебного процесса в годы Великой Отечественной войны и восстановительный период. Анна Николаевна награждена орденом Ленина, орденом Красной звезды и многочисленными медалями. Изложенное позволяет надеяться, что огонь высокого патриотизма, самоотверженности, достойного выполнения своего профессионального долга, горящий в сердцах наших ветеранов будет воспринят нынешним и будущими поколениями, как символ достой-

87

ного выполнения профессиональной миссии работника российской фармации. ЛИТЕРАТУРА 1. Баранников Н.Г. Подвиги людей забывать нельзя // Московские аптеки. 2005. № 24(138). 2. Ваксман З.А. Антибиотики, их природа, получение и применение / Пер. с англ. М.: Изд-во АН СССР, 1946. 3. Здравоохранение России. ХХ век / Под ред. Ю.Л.Шевченко, В.И.Покровского, А.Л.Щепина. М.: ГЭОТАР-Мед, 2001. 4. Лопатин П.В. Роль фармацевтических работников в победе над фашизмом / Московские аптеки. 2005. № 24 (138). 5. Панченко Е.И. Девушка в Великой Отечественной войне. Московские аптеки. 2005. № 24 (138). 6. Семенченко В.Ф. История фармации: Учебное пособие. М.: ИКЦ «МарТ»; Ростов н/Д: Издательский центр «МарТ», 2003. 7. Семенченко В.Ф. Хроника фармации. М.: АльфаМ, 2007.

Плакат Великой Отечественной войны


88

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

№ 3 (10)

Плакат Великой Отечественной Войны

ИСТОРИЯ ОБЩЕСТВА ОБЩЕСТВЕННАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ. УРОКИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ В. И. Боярский Доктор исторических наук, профессор, действительный член Академии военных наук и Международной академии информатизации В.И. Боярский, автор монографий «Партизанство и армия. История утерянных возможностей», «Партизанство вчера, сегодня, завтра», и др. Аннотация Партизанская война. В чем сущность этого явления как военного метода, имеющего широкий спектр – от диверсий до террора. Управляем ли сам процесс, именуемый партизанством? Каким закономерностям он подчиняется? Какие уроки следует извлечь из опыта организации партизанской борьбы в годы Великой Отечественной войны? Как подчинить процесс, именуемый партизанством, задачам обороны страны? Об этом идёт речь в настоящей статье

ПАРТИЗАНСКАЯ БОРЬБА В ВОЙНЕ Партизанская война как социальное явление, как процесс – неизменный компонент подавляющего большинства войн и вооруженных конфликтов со своими присущими только ему закономерностями развития, с поразительным постоянством ускользает из области научных исследований. И не только. В нашем государстве он до сих пор никак не вписан ни в концепцию национальной безопасности, ни в военную доктрину, ни в законодательство. В то же время партизанская война – это обоюдоострое оружие, одинаково

эффективное как в обороне, так и в наступлении в ходе войн. Она остается средством борьбы общества с произволом власти, а также действенным инструментом в руках сепаратистов, различного рода экстремистских организаций. Двойственный смысл возвышенного понятия партизан, легко перетекающий в уничижительное понятие – бандит, свидетельствует о том, что мы имеем дело с очень непростым явлением. И кому-то, вероятно, даже выгодно, чтобы оно попрежнему оставалось за рамками и науки, и закона.


ИСТОРИЯ ОБЩЕСТВА Показательна в этом плане умышленно искаженная история партизанской борьбы в годы Великой Отечественной войны, с которой до сих пор не снят идеологический и пропагандистский флер. Исправить это положение нас обязывает вероятность внезапного нападения агрессора, вероятность как обычной, так и ядерной войны с участием не только армий воюющих стран, но и народов. Немаловажное значение осмысления партизанства имеет и необходимость борьбы с сепаратизмом, обеспечения внутриполитической безопасности и стабильности государства. В годы Великой Отечественной войны партизанское движение, развиваясь параллельно под руководством государственных институтов и стихийно, охватило большую часть занятой врагом территории и, несомненно, стало одним из важных условий победы. Опять же по разноречивым данным историков, потери, нанесенные партизанами гитлеровской армии только по личному составу лежат в пределах от одной десятой до одной пятой общих потерь. Нужно оговориться, что эти показатели никак не являются критерием эффективности партизанских действий, как некоторые ошибочно полагают, и приведены здесь лишь для представления общей картины. Нельзя не отметить постоянное пристальное внимание к вопросам теории и практики партизанской войны за рубежом, нашедшее отражение в учебных материалах спецшкол, уставах, наставлениях и инструкциях вооруженных сил, диверсионно-разведывательных формирований войск специального назначения. При этом исходят из того, что партизанская война будет развертываться на территории противника силами местного населения, которые будут поддерживаться и которыми будут руководить из-за рубежа. Наглядное подтверждение этого тезиса – партизанская война в Афганистане и Чечне. При проведении мероприятий оборонительного характера военные командования многих армий в соответствии с военными доктринами своих государств напрямую связывают действия своих войск специального назначения с подготовкой партизанской войны в случае развертывания военных действий на своей территории. Считается, что партизанская война будет вестись специально сформированными частями и подразделениями при поддержке всего населения. Для слабых или терпящих поражение государств партизанская война может быть важнее, чем вооруженная борьба их регулярных армий. Главная задача партизанской войны – организованная вооруженная борьба населения страны по изгнанию противника и освобождению ее территории. Подсчитан и вероятност-

89

ный характер участия населения в партизанской войне. Прогнозируется, что через несколько лет оккупации 10% населения, оставшегося на оккупированной территории, могут стать предателями, из них около 3% активными и 7% симпатизирующими противнику! Из 90% населения 20% войдут в движение Сопротивления и будут вести активную борьбу с противником. Около 70% займут пассивную выжидательную позицию... Иными словами, под мобилизационную и оборонную работу подводится теоретическая база. Следует остановиться на двух особенностях. Это стремление обеспечить тесное единство в партизанской борьбе армейских и иррегулярных (народных) формирований, двуединый характер задач, решаемых партизанами. Это борьба с диверсионноразведывательными группами предполагаемого противника и диверсионноразведывательная деятельность в его тылу. Исторический анализ показал, что партизанская борьба в годы Великой Отечественной войны достигла необычайного размаха и оказала существенное влияние на ход вооруженной борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и ее конечный итог. Используя опыт войн прошлого, совершенствуя тактику в соответствии с достигнутым уровнем развития военной техники и военной организации, партизаны в годы Великой Отечественной войны успешно решали качественно новые не только военные, но и социально-политические задачи. Наиболее существенными результаты воздействия партизан были, на фронтовые войска, на снабжение фронта противника, на управление оккупированными территориями. Партизаны уничтожали живую силу и технику врага; добывали для Красной Армии ценные разведывательные данные о противнике; захватывали и удерживали до подхода наших наступающих войск переправы и плацдармы на водных преградах, станции, мосты, железнодорожные узлы и другие важные объекты. Области, контролируемые партизанами, выпадали из хозяйственного использования противником, срывалась его экономическая политика. Партизаны противодействовали террористическим акциям оккупантов, препятствовали в контролируемых ими районах депортации сограждан. Наиболее ценным вкладом партизанских сил в разгром врага с полным основанием следует считать результаты их действий на вражеских коммуникациях, особенно железнодорожных. Их эффективность можно сравнить с эффективностью налетов бомбардировочной авиации (сотни тысяч самолетовылетов) при значительном сокращении людских потерь и экономии взрывчатых веществ. По самым скромным подсчетам, проведенным на основе документов против-


90

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

ника, перерывы в движении на железнодорожных направлениях и перегонах составляли в общей сложности нёсколько тысяч суток. При этом основным способом партизанских действий являлись крушения поездов. Эти и другие данные позволяют утверждать, что действия по нарушению оперативных и снабженческих перевозок в тылу войск противника были одной из основных задач партизанских сил. Отряды специального назначения и взаимодействующие с ними партизанские отряды и группы, имея связь с центром, нарушали работу тыла и управление войсками противника в значительных масштабах. Партизанские силы не могли сдерживать продвижение гитлеровских войск в глубь территории страны, но, тем не менее они сковывали всевозрастающее количество соединений, привлекаемых для обеспечения безопасности вражеских войск. Контрпартизанские акции вермахта носили характер регулярных военных действий. Во многих своих операциях Ставка Верховного Главнокомандования планировала использование партизанских сил. Партизанское движение в целом сыграл в Великую Отечественную войну выдающуюся роль в борьбе за стратегическую инициативу. Осмысление объективной картины организации партизанской борьбы позволило выявить возникавшие при этом узловые проблемы, методы их решения, причины просчетов и их последствия, сформулировать основные уроки партизанской борьбы. Уроки партизанской борьбы в войне Партизанская борьба в годы Великой Отечественной войны проявила себя как оперативно-стратегический фактор. Органам безопасности, внутренних дел, армейским разведорганам, действовавшим совместно с исполнительными органами на местах, иными словами— войсковым структурам принадлежала ключевая роль в организации партизанской борьбы и создании партизанских сил на оккупированной врагом территории СССР в период с начала войны до момента создания Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД). Базой для формирования партизанских сил в первый год войны послужили истребительные батальоны, оперативно под НКВД. Строительство партизанских формирований велось по территориальному признаку. К нему приступили лишь после начала войны в экстремальных условиях. Органы безопасности и внутренних войск, разведорганы в силу своей специфики оказались ключевыми структурами, способными придать этой деятельности целенаправленный характер и централизацию. Отсутствие подготовительной фазы партизанской борьбы, ставка на кратковременность партизанских действий в бли-

№ 3 (10)

жайшем при- фронтовом тылу противника, насыщенном войсками, обусловили низкую жизнедеятельность партизанских формирований. Это привело к тому, что в первый год войны подавляющее их большинство прекратило свое существование. Вместе с тем, проделанная работа не была напрасной. Выжившие партизанские формирования, возглавлявшиеся преимущественно сотрудниками органов безопасности и внутренних дел, военнослужащими, послужили в дальнейшем базой для развертывания партизанской борьбы в широком масштабе. Так был пройден упущенный в результате репрессий конца 30-х годов подготовительный цикл. Партия большевиков в первый год Великой Отечественной войны осуществляла контроль над партизанским движением, его политическим обеспечением, вела, по примеру гражданской войны, линию на монополизацию руководства партизанской борьбой. Это стремление получило практическую реализацию с выводом партизанских сил из под эгиды НКВД через год после начала войны и созданием координационного политического и организационного центра – Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования. Ему были подчинены республиканские и областные штабы партизанского движения. Военное руководство осуществлялось через Ставку, военными советами фронтов напрямую и через представительства (оперативные группы) ЦШПД. Такая структура была признана необходимой для того, чтобы обеспечить единство военного и политического руководства партизанской борьбой, контроль за ее организацией и развитием. Однако создание Центрального штаба партизанского движения вместо Центрального штаба партизанских сил явилось оперативностратегической ошибкой и отрицательно сказалось на организации и координации действий партизанских формирований. Это было следствием утверждения в 30-е годы наступательной военной доктрины, опасения развертывания партизанской борьбы в своем собственном государстве, что привело к уничтожению перед войной партизанских кадров и свертыванию широкомасштабной подготовки к партизанской борьбе, предпринимаемой на случай отражения вражеской агрессии. Отрицательную роль сыграло недопонимание руководителями партии и государства возможностей партизанской войны в длительной борьбе с сильным противником, видение в ней лишь мощного инструмента пролетарской революции. Создание ЦШПД, республиканских, краевых, областных штабов преимущественно как политических органов руководства вместо функционально войсковых органов породило многоступенчатость в управлении партизан-


ИСТОРИЯ ОБЩЕСТВА скими силами, параллелизм в работе, затруднило целенаправленное использование партизанских сил в интересах армейского командования. Следует иметь в виду и то, что ЦШПД как центральный орган руководства просуществовал (с месячным перерывом) всего 1,5 года. Созданный на одиннадцатый месяц войны, он был ликвидирован за семнадцать месяцев до ее окончания. За весь период войны партизанские силы имели централизованное военное руководство в лице своего главкома (К.Е. Ворошилова) всего два месяца. Грубейшими ошибками, продиктованными непрофессионализмом, заложенными в директивах и указаниях, следует считать попытку возложить руководство партизанскими силами на подпольные партийные органы; установку на снабжение партизанских формирований оружием и боеприпасами исключительно за счет трофеев, захваченных у противника; ставку на подбор командных кадров партизанских формирований в первую очередь по партийному признаку в ущерб профессионализму; приказы на тотальное уничтожение в тылу немецких войск населенных пунктов и лесных массивов, в которых укрывались партизаны; нацеливание партизанских формирований, вооруженных преимущественно стрелковым оружием, на прямое противоборство с регулярными частями и подразделениями противника и т. д. Эти и другие просчеты политического и организационного плана повлекли за собой громадные неоправданные потери личного состава партизанских формирований (буквально десятикратные) и местного населения, оказывавшего помощь и поддержку партизанам, и до конца войны так и не позволили партизанскому движению полностью раскрыть свои потенциальные возможности. Как показал опыт партизанской борьбы, несмотря на допущенные в годы Великой Отечественной войны организационные, в ряде случаев преступные, ошибки, партизанские действия не были безуспешными. Это и внезапность нападения партизан, вызывавшая постоянное напряжение и утомление оккупационных войск, неизбежное отвлечение и распыление сил противника на контрпартизанские действия, неминуемые потери врага в постоянных стычках с партизанами, нарушение коммуникаций, снабжения, связи и управления войсками, постоянное увеличение партизанского резерва за счет вступления в войну новых масс населения, создание в тылу противника стабильных очагов сопротивления – партизанских зон и краев, ведение партизанской разведки в интересах армии и др. Наиболее эффективным в плане воздействия на противника оказался не военный, а деморализующий, морально-психологический фактор, наибольшие успехи партизанской борьбы состояли в воспрепятствовании ис-

91

пользования противником экономики оккупированных территорий и отвлечении его войск на охрану своих коммуникаций. В течение всей Великой Отечественной войны партизанские формирования испытывали острую нехватку военных специалистов, взрывчатки, минно-подрывной техники. Этим обстоятельством, в сочетании его с просчетами в организации крупных диверсионных операций, объясняется сравнительно невысокая результативность военных усилий партизан. Наиболее эффективно в интересах армейского командования действовали партизанские формирования, во главе которых находились (или ядро которых составляли) военнослужащие. Результативность была выше там, где партизанские войсковые формирования, использовавшие специальную тактику вооруженной борьбы, имели прочные местные народные корни. Кредо партизанской борьбы заключалось в теснейшей связи партизан с армией и местным населением, в оптимальном сочетании в партизанских формированиях профессионалов и добровольцев. Специальные войска, выведенные своевременно из-под прямого удара, отдельные бригады спецназначения, отдельные специальные диверсионноразведывательные группы и отряды, военнослужащие, оказавшиеся в тылу врага, партизанскими действиями наносили противнику значительный урон при невысоких собственных потерях. Командование армейских соединений и объединений весьма эффективно использовало их потенциальные возможности при ведении диверсионно-разведывательных действий в тылу противника. Между тем, сотни тысяч, оказавшихся в тылу врага военнослужащих, не обученных партизанским действиям, в течение многих месяцев безуспешно пытались прорваться через линию фронта к своим, попадали в плен и лишь десятая их часть вступала на путь партизанской борьбы вынужденно, не имея установки на ведение партизанской борьбы. Анализ исторического опыта позволяет обосновать характерные периоды в организации партизанской борьбы в годы Великой Отечественной войны. Периоды в организации партизанской борьбы Первый период охватывает промежуток времени от начала войны до момента создания Центрального штаба партизанского движения –30 мая 1942 г. Это период становления партизанской борьбы. Деятельность ВКП(б) по ее организации характеризуется в основном как политическое руководство. Оперативное планирование боевой деятельности партизан в этот период отсутствует. Основная роль в организации партизанских формирований принадлежит органам НКГБ–НКВД. Более 90% партизанских сил, созданных и


92

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

выявленных ими, сохранившихся после жестоких карательных акций гитлеровцев, были оперативно подчинены органам. Существенная особенность партизанской борьбы в этот период состояла в том, что важным резервом в развитии партизанского движения явились десятки тысяч командиров и бойцов Красной Армии, которые оказались во вражеском тылу в силу вынужденных обстоятельств (хотелось бы думать, что так будет не всегда). Второй период – с 30 мая 1942 г. по март 1943 г. – характеризуется переключением партийных органов с политического на непосредственное руководство партизанской борьбой. Народный комиссариат внутренних дел передает партизанские формирования республиканским и областным штабам партизанского движения. Идет поиск оптимальных структур военнооперативного руководства партизанскими силами. Фронтовые штабы партизанского движения преобразуются в республиканские и областные, работающие в тесном контакте с Военными советами фронтов. Программная политическая установка — превращение партизанского движения во всенародную войну. Боевая деятельность партизанских формирований ориентируется на помощь Красной Армии. Создается резерв партизанских сил. Третий период – с апреля 1943 г. по январь 1944 г. (до момента ликвидации Центрального штаба партизанского движения). Партизанское движение становится управляемым. Принимаются меры по координации действий партизанских формирований с войсками Красной Армии. Военное командование планирует партизанскую борьбу в полосах фронтов. Активно организуется партизанская борьба в городах. Четвертый период – с января 1944 г. до конца войны – характеризуется преждевременной ликвидацией органов руководства партизанским движением, свертыванием военно-технического и материального обеспечения партизанских сил, в то время как партизанские формирования переходят к непосредственному взаимодействию с войсками Советской Армии, участвуют в массовом изгнании фашистских войск с советской территории, в оказании помощи компартиям стран Западной Европы в развертывании партизанской борьбы. Весь ход партизанской войны подтверждает, что ее следует рассматривать прежде всего как общественно-социальный процесс, протекающий в соответствии с присущими ему особенностями. Позитивный и негативный исторический опыт позволяет сформулировать основные принципы организации и осуществления партизанской борьбы в войне. Прежде всего,

№ 3 (10)

это: соответствие партизанской борьбы политическим и военно-стратегическим целям и задачам войны; заблаговременность подготовки невойсковых и войсковых контингентов для развертывания партизанской борьбы в войне; соответствие партизанской борьбы целям и задачам, решаемым войсковыми формированиями в войне; динамичность, в зависимости от решаемых задач, организационно-штатной структуры партизанских формирований; постоянное взаимодействие с войсковыми формированиями; единое военное и политическое руководство; единое централизованное обеспечение; постоянный контакт с населением районов (регионов) действий партизанских формирований; учет национальных особенностей, социальнополитической и национально- религиозной направленности взглядов населения районов (регионов) действий партизанских формирований и др. В соответствии с этим содержание партизанской борьбы в войне можно представить как комплекс действий и мер (политических, военных, правовых, организационных, технических и др.) по нарушению работы тыла противника; войсковые, оперативные и иные действия, осуществляемые разведывательными, контрразведывательными органами, специальными войсковыми и вне- войсковыми формированиями по организации, управлению и обеспечению партизанской борьбы. Особенности, присущие партизанской войне 1.Партизанская война – одна из правомерных форм борьбы народных масс против агрессора. Партизанские силы ведут борьбу на территории, контролируемой противником, самостоятельно или одновременно с боевыми действиями регулярной армии в ее интересах. 2. Партизанское движение в целом и партизанские силы, применяя специфические, присущие им формы и способы действий, в условиях затянувшейся широкомасштабной или локальной войны способны нанести значительный ущерб противнику, подорвать его политический, экономический, военный, морально-психологический потенциал, оказать существенное влияние на ход вооруженной борьбы, склонить ее исход в свою пользу. З. В состав партизанских сил кроме иррегулярных партизанских формирований входят как специальные формирования, так и подразделения из состава регулярных войск, сформированные на принципах добровольности с началом войны для действий в тылу врага. Партизанские действия, как составная часть партизанской борьбы, ведутся в тылу противника иррегулярными партизанскими формированиями, а также частями и подразделениями из состава армии, спецчастей, пограничных и внутренних войск. Партизанские действия ведутся как автономно, так и при актив-


ИСТОРИЯ ОБЩЕСТВА ном участии и широкой поддержке местного населения. 4. Подготовительная работа, обеспечение и координация действий партизанских сил в интересах регулярной армии осуществляется государственным военно-политическим центром по организации и развертыванию партизанской борьбы, который имеет в своем составе центральный (объединенный) штаб партизанских сил, дислоцирующийся в тылу своей армии. Проблемы в организации партизанской борьбы 1. Опыт минувших войн, и Великой Отечественной в частности, показал, что партизанская борьба не возникает в одночасье. Ей необходимо организующее начало и время для вызревания, даже при соответствующей интенсивной подготовительной работе этот процесс трудно ускорить. Содержание его — в активном привлечении народа к участию в партизанской борьбе. Речь должна идти о предварительной подготовке населения к партизанским действиям с последующим вовлечением его в партизанскую войну на достаточно высоком профессиональном уровне. 2. Опыт Великой Отечественной войны дает примеры эффективного использования добровольческих истребительных отрядов как одного из оптимальных потому времени путей организации партизанских формирований. Созданные для борьбы с диверсионноразведывательными подразделениями противника, они стали главным резервом для организации борьбы в тылу врага. З. Как свидетельствует опыт, ядром наиболее активных и жизнеспособных партизанских формирований были военнослужащие армии, личный состав органов и войск государственной безопасности, внутренних дел, имеющие специальные знания и навыки. Осмысление роли и места органов и войск государственной безопасности в организации партизанской борьбы выявляет ведущую роль профессионалов, специально подготовленных кадров в этом процессе. Как правило, действия частей и подразделений, оперативных отрядов и групп в тылу противника носили ограниченный по времени характер. При длительном пребывании в тылу врага они вынуждены были для поддержания своей жизнедеятельности и боеспособности втягивать в сферу своих интересов местные партизанские силы. В годы войны этот процесс был на первых порах неуправляем, стихиен, а действия партизан в значительной мере уязвимы со стороны врага. 4. Особо стоит вопрос о создании централизованного руководства партизанскими силами, подчинении их деятельности интересам армии. Советские историки, освещая эту проблему, многие годы на первый план вы-

93

двигали руководящую и организаторскую роль партийных органов. Между тем, исторический опыт свидетельствует, что, по крайней мере, до мая 1942 г., эту роль на практике выполнял Наркомат внутренних дел, а не подпольные партийные органы, которым эта обязанность вменялась. И только летом 1942 г. ее полностью берет на себя партия в лице республиканских, краевых, областных штабов партизанского движения. В свою очередь, возникает вопрос: оправдан ли отход от этой деятельности профессионалов? Органы государственной безопасности после передачи руководства партизанскими формированиями ЦШПД до конца войны продолжали принимать в партизанской борьбе самое деятельное участие, одновременно решая свои специальные задачи. Не умаляя роли политического руководства в организации партизанской борьбы и развертывании партизанского движения в целом, правомерно ставить вопрос об оптимальном сочетании его с профессиональным военным руководством. В то же время трудно согласиться с целесообразностью решения передать партизанские силы под эгиду политического руководства, а потом вкраплять в него профессионалов (командный состав, разведчиков, контрразведчиков и др.). Процесс, по крайней мере, должен быть если не прямо противоположным, то хотя бы параллельным. 5. Особенно остро в годы войны стояла проблема подготовки партизанских кадров. Она оказалась сложнее, чем могло показаться на первый взгляд. Решать ее следовало комплексно, в процессе подготовки армии и народа к партизанской борьбе с учетом использования специальных современных технических средств, вооружений, на основе изучения тактики партизанской борьбы в различных географических условиях. Для этого было необходимо: – создать центр по организации и развертыванию партизанской борьбы (мирного времени), организаторские группы штабов партизанских сил фронтов на ТВД; – наметить районы будущих партизанских действий по полосам (в тылу у противника, в приграничной полосе, в своем тылу) с точной разработкой плана действий в каждом районе по периодам; – подобрать кадры руководителей, распределив их затем согласно мобилизационному плану; – постоянно вести их подготовку и переподготовку в организационном, тактикоспециальном, морально-психологическом и массово-политическом отношении; – организовать по специальной программе подготовку командного состава армии, специальных и иных войск к партизанским и контрпартизанским действиям;


94

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

– по особой программе вести подготовку администраторов и специалистов по работе с местным населением оккупированных территорий в конкретных регионах с учетом их национального состава. К сожалению, ни один из этих необходимых элементов организации партизанской борьбы в период подготовки страны к войне осуществлен не был. Все вышесказанное позволяет утверждать, что партизанская борьба как общественносоциальный процесс должна проходить закономерные стадии в своем развитии. Проведенные исследования, анализ уже очерченных периодов в организации партизанской борьбы позволяет эти стадии вычленить. Закономерные стадии в развитии партизанской борьбы Стадия первая. Она протекает в соответствии с военно-политической доктриной государства партизанская борьба в обстановке легальности. Идея партизанской борьбы культивируется в армии и народе с целью заблаговременной подготовки к войне. Закладываются соответствующие ячейки для организации партизанской борьбы и развертывания партизанского движения. Стадия вторая. С началом войны активно осуществляется диверсионноразведывательная деятельность войсковых и специальных формирований и организаторских групп. Диверсии стимулируют повстанчество и создание вневойсковых формирований, которые, в свою очередь, инициируют диверсии. Стадия третья. Осуществление тесного взаимодействия войсковых и иррегулярных партизанских формирований, переход к плановым партизанским действиям, регулярности партизанских операций. Трансформация отдельных разведывательно-диверсионных войсковых формирований в партизанские, их слияние. Выявление иррегулярных партизанских формирований и подчинение их центру. Стадия четвертая. Широкомасштабные партизанские действия полностью подчинены интересам регулярной армии. Партизанская борьба протекает за счет государства. Повстанчество носит общий с партизанством войскового типа характер. Партизанские операции подчинены армейским действиям. Ширится создание партизанских зон и краев. Повстанчество перерастает в массовое вооруженное восстание, способствующее изгнанию оккупантов со своей территории. В этой связи особенно важен сам факт признания партизанских сил, признания их комбатантами де-юре и де-факто. В противном случае в будущей войне неминуемы их слабость, неэффективность партизанских действий, многочисленные жертвы среди гражданского населения, вырождение партизанской борьбы в партизанщину и бандитизм, т. е. ее собственное отрицание.

№ 3 (10)

Восстановление объективной картины партизанской борьбы в Великой Отечественной войне, ее уроки, выявление проблем, принципов организации, закономерных стадий развития, роли и места органов и войск государственной безопасности в ее организации позволяют представить концепцию партизанской борьбы в войне. Базой ее, по мнению автора, должны быть государственные, военно-политические, военно-стратегические и правовые основы, предусматривающие целесообразность, необходимость и возможность подготовки и развертывания партизанской борьбы в войне на случай отражения агрессии противника. Она должна быть составной частью военной стратегии государства и концепции обеспечения его национальной безопасности, составной частью политики страны по проблемам военного строительства. КОНЦЕПЦИЯ ПАРТИЗАНСКОЙ БОРЬБЫ В ВОЙНЕ (вариант) Под концепцией партизанской борьбы в войне понимается официально принятая и законодательно закрепленная система взглядов высшего военно-политического руководства государства на целевую подготовку населения, экономики и определенной части его территории для организации и осуществления военной и политической помощи армии в интересах быстрейшего разгрома агрессора. В числе основных условий, оказывающих влияние на развитие партизанской борьбы, необходимо назвать: международную обстановку; характер межгосударственных отношений; состояние экономики государства; боеспособность его армии; характер действий своей армии; характер действий армии противника и состояние его тыла; физикогеографические особенности регионов партизанских действий; состояние промышленности, сельского хозяйства; развитость инфраструктур; плотность населения, его национальный состав, религия, моральнопсихологическое состояние и др. 1. Цели партизанской борьбы в войне: содействие армии в изгнании противника со своей территории; нарушение и дезорганизация работы тыла противника; подрыв экономики противоборствующего государства; недопущение использования противником ресурсов оккупированной территории своей страны; нарушение работы войсковых органов управления противника; деморализация войск противника и его сателлитов. Задачи, решаемые партизанской борьбой в войне: разведка противника в интересах армии; снижение темпов выдвижения резервов противника к фронту; уничтожение комплексов и штабов противника; уничтожение тыловых частей и подразделений противника и нарушение деятельности элементов его


ИСТОРИЯ ОБЩЕСТВА войскового тыла; нарушение работы транспортных и энергетических коммуникаций противника; дезорганизация деятельности оккупационного режима; политическая работа во вражеском тылу и разложение войск противника; создание партизанских зон и краев и развертывание партизанского движения. При необходимости могут быть очерчены формы осуществления партизанской войны, способы действий партизанских формирований, состав сил и средств, привлекаемых для партизанской борьбы. 2. Обеспечение партизанских формирований в войне: централизованное техническое и тыловое обеспечение (авиационное, автотехническое, инженерно- техническое, техническое обеспечение связи и управления, техническое обеспечение по службам тыла, метеорологическое, материальное, медицинское, финансовое); региональное тыловое обеспечение; боевое обеспечение (разведка войсковая и агентурная, охранение, маскировка, инженерное, метеорологическое и другое обеспечение); централизованная подготовка кадров, специалистов; региональная подготовка специалистов; контрразведывательное обеспечение. 3. Управление партизанскими формированиями в войне: центральный орган управления партизанскими силами, подчиненный верховному главнокомандованию; региональные органы управления партизанскими силами, подчиненные командованию фронтов; оперативные органы управления партизанскими силами и организации взаимодействия с командованием армий; оперативные органы осуществления специальных операций и организации взаимодействия специальных войсковых и региональных партизанских формирований; управление партизанских соединений; управление партизанских отрядов. Из вышеизложенного следует: а) концепция партизанской борьбы в войне должна быть включена составной частью в концепцию национальной безопасности и военную доктрину государства; б) необходима разработка теории партизанской борьбы, ее организации и осуществления. В этой связи требуются, по мнению автора, дополнительные научные исследования по следующим проблемам. 3. Проблемы, требующие дальнейшей научной разработки – прогнозирование возможного характера партизанской борьбы в конкретных регионах с учетом опыта современных войн; – разработка оружия и технических средств для ведения партизанских действий; – определение районов будущих действий и закладка скрытых баз материальных средств, вооружения, продовольствия.

95

Из принципиальных вопросов, выдвигающихся на первый план и требующих дополнительной разработки, необходимо назвать следующие: – партизанская тактика и оперативное искусство; – организация партизанской борьбы в городских условиях; – создание партизанских зон и краев; – контрпартизанские действия; – структура партизанских формирований; – формы и методы партизанских действий; – объекты воздействия партизанских сил; – организация агентурной и войсковой разведки; – контрразведывательное обеспечение; – базирование; – подготовка партизанских кадров; – политическая работа во вражеском тылу. Все вышеназванное, подкрепленное расчетами, должно быть положено в основу нормативных документов, учебных пособий, практических руководств и инструкций, войти в учебные программы вузов, оборонных организаций и обществ. По мнению автора, в условиях военной реформы, перехода к профессиональной армии расчет на партизанские силы как на оперативно-стратегический фактор является одним из путей сокращения расходов на содержание армии при сохранении и поддержании на должном уровне обороноспособности страны Переосмысливая еще раз сказанное ранее, можно коротко выделить центральное звено. В годы Великой Отечественной войны, наряду с боевыми действиями войск на фронте, в тылу противника в интересах армии велась партизанская война. Ее вели в тесном единстве местные партизанские формирования и армейские подразделения, формирования органов и войск государственной безопасности, внутренних дел, подразделения минеров, отдельные бригады спецназначения, отдельные разведывательно-диверсионные группы и отряды как оказавшиеся во вражеском тылу в ходе боевых действий, так и специально созданные. Результативность деятельности партизан и специальных формирований, как правило, была взаимообусловлена их совместной деятельностью. Подтверждение в ходе исследования этого положения позволяет не только прогнозировать аналогичную ситуацию, но и реализовать ее выгодные стороны на более высоком организационном и техническом уровне в будущей войне. Сегодня утверждать, что угроза войн устранена, было бы ошибкой. Развивающийся в мире экономический кризис, глобальные сырьевые, продовольственные, экологические проблемы, внутренние конфликты таят в себе опасность межрегиональных, региональных и


96

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

локальных войн, в которых примут участие не только армии воюющих сторон, но и народы, что неизбежно выведет на сцену партизанскую войну. Совершенствование вооружений на основе научно-технического прогресса не только не исключает эту форму вооруженной борьбы, но, наоборот, поднимает ее на новый, более качественный уровень. Исходя из принципа разумной и надежной достаточности, руководство страны обязано сделать все необходимое для поддержания ее оборонной мощи на уровне, исключающем военное превосходство различных военных блоков. Это, прежде всего, должно выражаться в постоянной готовности народов, населяющих нашу страну, дружественных государств, входящих в СНГ, дать достойный отпор любому агрессору, используя все формы вооруженной борьбы, включая партизанскую борьбу. Десятилетия, прошедших после второй мировой войны, наглядно свидетельст-

№ 3 (10)

вуют о том, что неизменным компонентом военных конфликтов в Европе, Азии, Африке, Латинской Америке, в ходе национальноосвободительных, гражданских и локальных войн была и остается партизанская война. И сегодня, вызываемая к жизни объективными и субъективными факторами, она выступает как средство разрешения противоречий в национально-территориальных конфликтах. Задача познания этого общественносоциального явления, выработки практических рекомендаций относительно того, как способствовать его развитию в целях обеспечения обороноспособности и безопасности государства, прав и свобод народов, его населяющих, и как противодействовать его разрушительной силе во имя сохранения самой государственности, является сегодня более чем актуальной.

ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ НИКОЛАЯ БАУМАНА И.С.Геворкян, С.Г.Геворкян (Окончание. Начало см. «Эволюция» № 2 (9), 2010 г.)

8. Большевик Бауман. На Второй съезд РСДРП Московская социал-демократическая организация своим делегатом избрала Николая Баумана. Съезд проходил с 17 июля по 10 августа 1903 года. Первые 13 заседаний съезда состоялись в Брюсселе. Затем из-за преследований полиции заседания съезда были перенесены в Лондон. Этот съезд впервые в истории международного рабочего движения после смерти К.Маркса и Ф.Энгельса принял революционную партийную программу, в которой в качестве основной задачи выдвигалась борьба за взятие государственной власти рабочим классом и утверждение им диктатуры пролетариата. Сплотившиеся вокруг «Искры» сторонники В.И.Ленина, стремившегося к созданию боевой революционной организации, получили на съезде при выборах центральных органов партии большинство, - за что их и стали называть «большевиками». Их противников, набравших на съезде меньшинство голосов, назвали «меньшевиками». Съезд покончил с кустарщиной и кружковщиной в социалдемократическом движении и положил начало революционной марксистской партии в России, партии большевиков. «Большевизм существует, как течение политической мысли и как политическая партия, с 1903 года», отмечал впоследствии В.И.Ленин. Исключительно важная роль в создании всероссийской боевой революционной партии принадлежит «Искре», ее редакции, ее агентам и, конечно же, первому агенту «Искры» - Николаю Эрнестовичу Бауману.

В работе съезда Бауман участвовал под фамилией «Сорокин». Он выступил с докладом о деятельности Московской социалдемократической организации и, как «твердый искровец», самым активным и решительным образом поддержал большевистскую политическую платформу. В декабре 1903 года по заданию Центрального Комитета РСДРП Николай Бауман нелегально выехал из Швейцарии в Россию. Ему предстояло возглавить Московскую организацию большевиков и одновременно – Северное бюро ЦК РСДРП. 9. Москва Прибыв в Москву, Бауман вынужден был заняться поисками надежного и безопасного жилья для себя. Найти выход из этого непростого положения ему помогла актриса Московского Художественного театра Мария Федоровна Андреева (жена А.М.Горького). Она была дружна с артисткой Ниной Николаевной Литовцевой, вместе с которой участвовала в подпольной работе РСДРП. По просьбе Андреевой Литовцева взялась устроить Баумана: для начала она познакомила его со своим мужем, знаменитым актером Василием Ивановичем Качаловым, который свою театральную деятельность начинал в Казани. На некоторое время супруги Качаловы поселили Баумана у себя. Знакомым .Качалов представлял Баумана как своего друга детства «Ивана Сергеевича». Вскоре квартира Качаловых стала явочной – здесь встречались агенты «Искры», получали и передавали нелегальную политическую литературу.


ИСТОРИЯ ОБЩЕСТВА Вместе с семьей Качаловых Бауман встречал Новый 1904 год в Художественном театре и участвовал в знаменитом «Капустнике». Бауман от души веселился, шутил, танцевал. Никто из присутствующих и подумать не мог, что здесь, в качестве гостей «Капустника», присутствовали искровцы, с которыми Бауман успел уже, втайне от чужих глаз, обсудить и решить дела революционного подполья. Здесь же, на «Капустнике», Качалов познакомил Баумана («Ивана Сергеевича, друга детства») с известным московским предпринимателем, фабрикантом Саввой Тимофеевичем Морозовым. Морозову шел тогда 42-ой год, он был знаменит как жесткий хозяин, весь свой талант и всю свою страсть отдававший приумножению семейных капиталов. В то же время он жертвовал десятки тысяч рублей на нужды революционных организаций. Он был известен и как меценат – здание Художественного театра в Камергерском переулке построено на деньги Саввы Морозова. Так что, на новогоднем «Капустнике» в Художественном театре Морозов был не столько гостем, сколько хозяином. Прошло еще несколько недель, и М.Ф.Андреева предупредила Качаловых о том, что жандармерии известно, кого они скрывают у себя на квартире. Необходимо было срочно подыскать для Баумана новое убежище. Качалов обратился за помощью к Савве Морозову. Тот немедленно приехал на квартиру Качаловых, забрал оттуда Баумана, увез его в свой особняк на Спиридоньевке и поселил в собственном рабочем кабинете. Прислуге своей Морозов строго приказал впускать и выпускать «Ивана Сергеевича» по первому его требованию в любое время дня и ночи. Бауман и Морозов подружились. Ничего странного, - оба они были талантливыми людьми, умудренными жизнью, наделенными качествами организатора и руководителя, обладающими большим умом и железной волей. Называли они друг друга по имениотчеству: «Савва Тимофеевич», «Иван Сергеевич». Спустя некоторое время товарищи подыскали Бауману подходящее жилье в доме №39 по ул. Красносельской(теперь - это дом №13 по ул. Нижней Красносельской). Здесь Николай и поселился вместе со своей женой, прибывшей уже к тому времени в Москву. У себя на квартире Бауман организовал подпольную типографию, печатавшую нелегальную литературу. В июне 1904 года Бауман и его жена, К.П.Медведева, были арестованы и заключены в Таганскую тюрьму. Уже находясь в заключении, Бауман узнал, что Савва Морозов, находясь в Каннах, во Франции, застрелился. Известие о смерти друга Бауман переживал очень тяжело.

97

10. 1905-й год. Новый. 1905 год, Николай Бауман встретил в тюрьме. А в это время в Российской империи, потрясенной поражением в русскояпонской войне, экономическими неурядицами и расстрелом мирной демонстрации в Петербурге в Кровавое воскресенье 9-го января, разворачивались грандиозные события, получившие вскоре название Первой Русской революции. Страну лихорадило от рабочих забастовок, крестьянских бунтов, волнений в армии и на флоте. Вот всего лишь краткий перечень самых громких событий тех дней. 12 мая 1905 года в Иваново-Вознесенском промышленном районе началась стачка, продолжавшаяся до июля. Возглавляли ее большевики Федор Афанасьев, Михаил Фрунзе и др.; бастовало около 70 тысяч рабочих. Главными их требованиями были: установление 8-часового рабочего дня, повышение заработной платы, уничтожение фабричной полиции и тюрем при фабриках. Здесь, в Иванове, для руководства стачкой рабочие избрали Совет уполномоченных, который стал одним из первых Советов рабочих депутатов в России. 9 июня того же года восстали рабочие Лодзи. Баррикадные бои в городе шли 3 дня. 14 июня восстали матросы броненосца «Князь Потемкин-Таврический» на Черноморском флоте. 19 сентября началась стачка в Московском промышленном районе, охватившая к 30 сентября большое число предприятий Москвы. В начале октября под давлением общественности власти были вынуждены освободить Николая Баумана на поруки до суда (его жена, К.Медведева, была освобождена раньше). По выходе из тюрьмы Бауман был немедленно кооптирован (включен без выборов) в состав Московского комитета РСДРП. В эти дни в России набирала силу Октябрьская политическая стачка. Она началась в ночь на 7-е октября на Московско-Казанской железной дороге по инициативе машинистов. 10 октября по призыву Московского комитета РСДРП, которым руководили Н.Э.Бауман, М.И.Васильев-Южин, З.Я.Литвин-Седой, В.Л.Шанцер(Марат), к забастовке примкнули все железные дороги Московского узла. К 12 октября в России бастовало уже 14 железных дорог, в стачке участвовало 750 тысяч железнодорожных рабочих и служащих. К 13 октября к бастующим железнодорожникам присоединились рабочие основных промышленных центров Российской империи. Главными лозунгами бастующих были – свержение самодержавия и утверждение демократических свобод. В забастовку включились приказчики многих магазинов, служащие различных контор и учреждений. Забастовали


98

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

также учителя, врачи, студенты, инженеры, адвокаты. Забастовка превратилась во Всероссийскую политическую стачку, в которой участвовало свыше 2 миллионов человек. Чтобы сбить революционную волну, власти пошли на уступки: 17 октября 1905 года царь подписал манифест, в котором были обещаны неприкосновенность личности, свобода слова, собраний, союзов, совести, амнистия политическим заключенным, созыв избранной всеми слоями общества Законодательной думы. Одновременно, уже на другой день после провозглашения царского манифеста власти приступили к репрессиям против забастовщиков и их руководителей. В целом ряде городов полиция и войска устроили кровавые погромы. Полиция, организуя и вооружая пьяниц, уголовников и прочих темных элементов, а также лавочников, подстрекала их к нападению на левые организации и к убийству наиболее видных революционеров. 11. Убийство. Получив вечером 17 октября сообщение о царском манифесте, Московский комитет РСДРП, заседавший в своем штабе в здании Московского Императорского Технического училища (ныне – МГТУ им. Н.Э.Баумана), постановил организовать на следующий день, 18 октября 1905 года, массовую демонстрацию рабочих, которая должна была направиться к Таганской тюрьме, чтобы освободить политических заключенных. 18 октября, как и было намечено, после митинга у Технического училища демонстрация, возглавляемая рабочей дружиной под руководством Николая Баумана, вышла на Немецкую улицу (ныне – Бауманская ул.). У фабрики Дюфурмантеля безучастно, не делая попытки присоединиться к демонстрации, кучкой стояли рабочие, человек 100. Решив привлечь их к демонстрации, Бауман сел в проходящую рядом пролетку и с красным знаменем в руках направился к этой группе. Когда он проезжал мимо фабрики Щапова (впоследствии – фабрика «Красная работница»), сзади в пролетку впрыгнул переодетый агент полиции и обломком чугунной трубы нанес Бауману зверский удар по голове. Это произошло у дома №26 по Немецкой улице (ныне – это дом .№58 по Бауманской ул.). Ударив Баумана, убийца стремглав бросился к поджидавшим его в подворотне сообщникам. Вслед ему раздались револьверные выстрелы бойцов рабочей дружины, но убийца успел скрыться в надежном убежище – в полицейском участке. Смертельно раненного Баумана товарищи подняли на руки и понесли в ближайшую амбулаторию на углу Немецкой улицы и Бригадирского переулка. Фельдшер Константинов пытался помочь раненому, но все средства были бессильны. Через несколько

№6

минут, не приходя в сознание, Николай Бауман скончался. Впоследствии Константинов вспоминал: «Удар был смертельным: в большой раздробленной ране виднелся поврежденный мозг. Николай Эрнестович скончался почти на моих руках». Тело Н.Э.Баумана было перенесено в актовый зал Технического училища, где оно было выставлено до самых похорон. Само же здание училища было окружено плотной цепью вооруженных рабочих бойцов. 12. Похороны. Похороны Николая Эрнестовича Баумана состоялись 20 октября 1905 года. Похоронная процессия начала движение по Бригадирскому переулку, Немецкой улице. Елоховской площади, затем по Ново-Басманной улице направилась к Красным воротам. Во главе процессии несли красное знамя с вышитыми золотом словами: «Московский комитет Российской социал-демократической рабочей партии». Долгое время после похорон Н.Э.Баумана члены Московского комитета большевиков сохраняли это знамя, искусно спрятав его в обшивке стены, за грифельной доской в одной из аудиторий Технического училища. Процессия продолжала свое движение по Мясницкой улице, по Лубянке, по Театральной площади, по Большой Никитской, мимо Консерватории, к Ваганьковскому кладбищу. На всем ее пути не было ни одного городового, ни одного полицейского. Гроб с телом Н.Э.Баумана несла группа военных, присоединившихся к демонстрации. На Большой Никитской навстречу процессии вышли оркестр и хор Московской Консерватории. Под торжественную мелодию марша и пение консерваторского хора процессия продолжала движение к Ваганькову. О грандиозности происходившего можно судить по тому, что передние ряды процессии шли уже по Большой Никитской, в то время как последние ее шеренги находились еще у Красных ворот. Провожали в последний путь легендарного Грача 300 тысяч человек. «Таких похорон Москва не видела никогда», свидетельствовал участник похорон Баумана С.Мицкевич. Быстро темнело. Похороны состоялись в 8 часов вечера при свете факелов. Над могилой Николая Баумана с яркими речами выступили члены Московского комитета РСДРП В.Л.Шанцер(Марат), М.И.Васильев-Южин, З.Я.Литвин-Седой, призвавшие рабочих довести дело борьбы с самодержавием до полной победы. Потом слово взяла жена Баумана, К.П.Медведева. Озаряемая огнями многочисленных факелов, она говорила: «Перед вами женщина, оплакивающая не только мужа, но и друга, товарища, в котором она всегда находила поддержку в борьбе… Враги хотели нам нанести ущерб этой смер-


ИСТОРИЯ ОБЩЕСТВА тью, совершенной наемным убийцей, но вышло наоборот. Несметная армия пролетариата вышла на улицу, организовалась там, произвела громадную манифестацию. Она расправила крылья и показала свои силы

99

врагам. К оружию! Готовьтесь к вооруженному восстанию, товарищи! Не давайте черной сотне безнаказанно вырывать борцов из рядов наших!»

Демонстрация в Москве в связи с похоронами Н. Э. Баумана. 20 октября 1905

Через 5 дней, 25 октября, в газете «Пролетарий» был помещен некролог памяти Н.Э.Баумана, написанный самим главой большевиков России, 35-летним В.И.Ульяновым-Лениным. «Вечная память, сказано там, - борцу в рядах российского социал-демократического пролетариата! Вечная память революционеру, павшему в первые дни победоносной революции! Пусть послужат почести, оказанные восставшим народом его праху, залогом полной победы восстания и полного уничтожения проклятого царизма». Через 50 дней после похорон Н.Э.Баумана в Москве началось вооруженное восстание. Первое боестолкновение рабочих дружинников с полицией и войсками произошло 9 декабря вечером, у училища Фидлера на Чистых прудах. На следующий день, 10 декабря, крупные городские магистрали и прилегающие к ним улицы были перекрыты баррикадами, построенными рабочими. Важнейшими центрами вооруженного восстания в Москве стали: площадь у Казанского вокзала, Рогожско-Симоновский и Замоскворецкий районы с заводами Гужон (впоследствии – «Серп и молот»), Бромлей (впоследствии – «Красный пролетарий») и «Динамо», а также Пресня. Особо упорные бои шли на Пресне. Здесь дрались лучшие боевые дружины, здесь повстанцы получали наибольшую поддержку

от местных жителей, Руководимые своим боевым штабом во главе с большевиком З.Я.Литвин-Седым, бойцы рабочих дружин мужественно и умело отбивали атаки царских войск. Но силы были неравны – 17 декабря в Москву прибыл лейб-гвардии Семеновский полк и вступил в бой с восставшими. 19 декабря бои на Пресне прекратились. Ворвавшись на Пресню, каратели начали дикое истребление участников восстания, громили и сжигали их дома. Улицы были залиты кровью казненных. С особой жестокостью каратели расправились с рабочими Трехгорной мануфактуры, расстреляв многих из них без суда и следствия прямо во дворе фабрики. Среди расстрелянных были и подростки. 13. Возмездие. Убийцей Баумана оказался некто Михалин, 26-летний «хожалый» (то есть, комендант) фабричного общежития. За свое злодеяние Михалин был осужден Московским окружным судом всего лишь на полтора года лишения свободы. В ходе судебного разбирательства выяснилось, что Михалин совершил это убийство по наущению полицейского пристава Шварцмана, который снабдил Михалина и некоторых его сообщников одеждой, орудиями убийства и велел «бить всех демонстрантов с красными флагами».


100

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

За осужденного наемного убийцу ходатайствовали перед царем министр юстиции Щегловитов и губернатор Гершельдман. Через 5 месяцев после суда царь помиловал убийцу. После Октябрьской революции Михалин долго скрывался. Наконец, в 1925 году Московским отделением ОГПУ Михалин был обнаружен, задержан и отдан под суд. Приговор Советского суда был беспощаден: полицейский агент и наемный убийца Михалин был расстрелян как злейший враг трудового народа. Железная рука ЧК дотянулась и до бравых гвардейцев-семёновцев. В начале 30-х годов, спустя 30 лет после Декабрьского восстания, органами НКВД СССР были арестованы и отданы под суд бывшие офицеры лейбгвардии Семеновского полка, участвовавшие в подавлении восстания. Наиболее ретивых офицеров, особо «отличившихся» в расправах над повстанцами, суд приговорил к расстрелу, остальных – к длительным срокам заключения. 14. Память Так жил, боролся и погиб большевик Николай Бауман, агент «Искры» «Грач», или, просто, «дядя Коля», как называли его воспитанные им молодые бойцы московских рабочих дружин, геройски дравшиеся и умиравшие затем на баррикадах Московского восстания в декабре 1905 года.

№6

Николай Бауман навсегда остался в народной памяти. Его имя присвоено Московскому Государственному Техническому Университету и станции Московского метрополитена, улицам в Москве, Казани и в других городах нашей страны. ЛИТЕРАТУРА 1. Власов П.Т., Скворцов В.К. Имя, звучащее набатом. Казань: Татарское кн. изд-во, 1990, 72 с. 2. 20 октября 1905 года (речь жены Баумана на его могиле). М.: 1905, с.3. 3. Долгий В.Г. Книга о счастливом человеке. (Повесть о Н. Баумане). М.: Политиздат, 1972, 152 с. 4. История СССР. Т.2. М.: Просвещение, 1964, 516 с. 5. Катин-Ярцев В.Н. В тюрьме и ссылке. // Каторга и ссылка, 1925, кн. 15, с.196. 6. Мстиславский С.Д. Грач – птица весенняя. М.: Молодая гвардия, 1977, 154 с. 7. Новиков В. От Москвы избран Бауман… // Наука и жизнь, 1983. №11, с.44 – 47. 8. Новоселов М.А. Николай Эрнестович Бауман (1873 – 1905). М.: Молодая гвардия, 1955, 248 с. 9. Строев В. Жизнь и смерть Николая Баумана. М. Л.: Московский рабочий, 1930, 86 с. 10. Товарищ Бауман. Сборник воспоминаний и документов о жизни, деятельности и смерти тов. Баумана (под ред. Зеликсон–Бобровской). М.-Л.: Московский рабочий, 1926, 94 с.

Плакат Великой Отечественной Войны.


ЭВОЛЮЦИЯ И РЕЛИГИЯ

101

Худ. Р. Ганжа

ЭВОЛЮЦИЯ И РЕЛИГИЯ …ПРИИМИ ОРУЖИЕ И ЩИТ И СТАНИ В ПОМОЩЬ МНЕ* И.А.Калашников**, Л.А.Бублик*** **Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник, член-корр. РАЕН; ***генерал-майор в отставке, доктор исторических наук, профессор, участник Великой Отечественной войны

Роль религии в формировании морального облика воина и воспитании верности воинскому и патриотическому долгу не подлежит сомнению; не случайно дореволюционная русская военная мысль всегда учитывала религиозный фактор [5, c. 384]. С древнейших времен религия освящала самопожертвование, примиряла человека со смертью, давая ему надежду на получение высшего вознаграждения в ином мире в случае гибели не только за семью, род, племя, отчую землю, но и за свою веру. Однако история свидетельствует: жестокость войн, ведшихся с целью истребления иноверцев, вызывала у солдат самые низменные страсти, разлагающие армию, что в конечном счете приводило к ее поражению и развалу государства. «Величайшие распри, - отмечал Ф. Вольтер, - производят меньше преступлений, чем фанатизм» [1, c. 16]. Не минула эта неблаговидная роль и Русскую Православную Церковь, освящавшую захватническую политику царизма, однако справедливости ради следует подчеркнуть, что определяющими в деяниях РПЦ были призывы к укреплению Отечества, к защите его от иноземных захватчиков, готовности к самопожертвованию во имя победы над врагом, посягающем на землю Русскую. Связь между церковью и армией в России установилась издавна и просуществовала до 1917 г. Московский князь Дмитрий Донской для воодушевления войск взывал именно к религиозному чувству русских воинов. *Из молитвы блгв. кн. Александра Невского перед Невской битвой

Перед походом он поехал к Сергию Радонежскому просить благословения на предстоящее сражение. Духовный наставник и великий патриот земли русской не только благословил князя на священный бой, но и отправил с ним двух иноков, один из которых, Александр Пересвет, вступил в поединок с татарским богатырем. Оба, как известно, погибли. Перед самой битвой Дмитрий, собрав воевод, сказал им, что час суда Божия наступает. В суровом бою отступать было некуда - накануне князь распорядился разобрать переправы. Необыкновенное мужество русских и завоеванная победа в значительной степени определились их глубокой верой. Во многом способствовал окончательному изгнанию татаро-монгольских захватчиков и тот факт, что татары, завоевавшие Русь, вначале требовали только политического подчинения и дани, но с принятием ордынцами ислама добавился еще и гнет религиозный. Русские князья, вызываемые в орду для уплаты дани, тяготились как личным и политическим унижением, так и необходимостью выполнения требуемых от них нехристианских обрядов. Первым воспротивился соблюдать эти ритуалы черниговский князь Михаил, сказавший: «Хочу за Христа пострадать и за веру православную кровь пролить», и его боярин Федор, оба принявшие мученическую смерть. Когда Польша и Литва стремились подчинить себе Россию, независимость последней была спасена не только неистребимым национальным единодушием русского народа, но и его преданностью православию. Именно


102

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

покровительством католикам погубил себя Лжедмитрий, призывом к спасению святой веры Богдан Хмельницкий поднимал Запорожскую Сечь и Малороссию против поляков. Религиозной основой были сильны грамоты патриарха Гермогена, зовущие к всенародному восстанию против захватчиков; духовный подвиг Гермогена оживлял в памяти современников образы первых христианских мучеников. Однако известны и гораздо более поздние подвиги, совершенные воинами, погибшими за веру. Так, в 1876 г. российские газеты обошло сообщение о мученической смерти унтер-офицера Фомы Данилова, захваченного в плен «степняками» и варварски убитого после изощренных пыток за отказ принять ислам и перейти на ханскую службу. Сам хан обещал ему милость и награды, если он откажется от христианства, однако Данилов отвечал, что изменить кресту не может и, как русский подданный, должен и в плену исполнять свою обязанность по отношению к Отечеству и христианству. Русская Православная Церковь внесла достойный вклад в победоносный исход Отечественной войны 1812 г. Религиозная идея наряду с призывом к защите Отечества была главной в обращении императора Александра I к народу. Он призывал русский народ защитить веру, а обращаясь к святейшему Синоду и всему духовенству, высказал уверенность, что враг в каждом духовном встретит Авраамия Палицына, в каждом дворянине - Пожарского, в каждом гражданине - Минина. На протяжении всей дореволюционной истории церковь являлась духовной наставницей русских воинов и оттого в армии духовенство играло особую роль. Заслуживает внимания оценка вклада в победы русского оружия военных священников, находившихся большей частью в боевых порядках полков пока в армии не было огнестрельного оружия и исход сражения решал удар штыка (впоследствии местом их пребывания стали, как правило, полковые медицинские пункты или траншеи). Помимо чисто религиозных обрядов военные священники и их помощники вели военно-нравственные беседы, некоторое представление о которых дают воспоминания священника Г.И. Шавельского: «Бывают на войне и печальные случаи малодушия, трусости и всякой распущенности. Суду предоставить решение дела, засудит суд. А батюшка ласково, осторожно подойдет, укорит, обличит, погорюет. Глядишь, и исправился человек» [8, c. 14]. В помощь военным священникам издавалась в большом количестве специальная литература, цель которой один из авторов определил как необходимость «развить в грубой оболочке простого человекасолдата те отвлеченные нравственные понятия, которые вообще служат прочными устоя-

№ 3 (10)

ми между людьми во всяком обществе» [2, c. 3]. Понимая важную роль духовенства вообще и военного в особенности, государство стремилось к тому, чтобы состав военного духовенства формировался из людей достойных, нравственно чистых, имеющих призвание к своей службе. Екатерина II в 1788 г. в рескрипте на имя Санкт-Петербургского митрополита требовала, чтобы в полки и на флот назначались священники истинные. При этом, хотя на протяжении XVIII и XIX вв. ведомство военного духовенства неоднократно реформировалось, количество полковых и гарнизонных церквей, а также военных священников оставалось примерно одинаковым [5, c. 11]. При этом особо следует подчеркнуть, что, придавая первостепенное значение воспитанию воинов в вере в Бога, церковь и военное духовенство важное место отводили формированию у личного состава патриотического сознания, верности воинскому долгу, присяге, готовности к самопожертвованию во имя победы над врагом. Вместе с командирами и начальствующим составом армии военные священники решали важные задачи подготовки вооружённого защитника Отечества, и многие командиры исключительно высоко ценили деятельность таких пастырей и очень дорожили ими. Так, в аттестате, выданном командиром гусарского Ахтырского полка князем Васильчиковым на военного священника отца Раевского, участвовавшего в 1812– 1814 гг. во французской кампании, говорится, что он «находился при полку безотлучно во всех генеральных сражениях и даже атаках, под неприятельским огнем, был всегда присутствен при оном на верховой лошади... ободряя нередко полк помощью Всевышнего и благословенным оружием Божьим (Св. Крестом) ...пораженных смертельною раною от руки неприятельской не только сего, но и других полков воинских чиновников (чинов) немедленно исповедовал и напутствовал в жизнь вечности святыми таинствами; убитых же в сражении и умерших от ран погребал по чиноположению церковному на том же самом месте общих воинских опасностей (т.е. на бранном поле, под выстрелами)» [8, c. 30]. Начальник 24-й пехотной дивизии генералмайор П.Г. Лихачев так описал подвиг священника 19-го егерского полка Василия Васильковского: «Когда полк вступал в бой, Васильковский, "по искреннему усердию", шел впереди и благословлял полк крестом. Затем, в разгар боя, в самом жарком огне он находился среди воинов... Неприятельские снаряды не щадили никого, -не пощадили они и героя-пастыря: Васильковский был ранен в левую щеку. Рана была опасная... Но пастырь не оставил полка в трудную минуту и, раненный, продолжал свое доблестное дело. Но вот


ЭВОЛЮЦИЯ И РЕЛИГИЯ новое несчастье... Неприятельская пуля попадает в крест, висевший на груди о[тца] Васильковского. Крест спас самоотверженного пастыря, но все же сильная контузия в грудь заставила его покинуть поле сражения» [8, c. 22]. Вскоре отец Васильковский снова был с полком. Свой новый подвиг священник совершил в бою под Малоярославцем. Шел жестокий бой с французами, город семь раз переходил из рук в руки. После боя командир 6-го корпуса генерал Д.С. Дохтуров доложил фельдмаршалу М.И. Кутузову, что священник Васильковский в этом бою все время находился с крестом в руках впереди полка и своими наставлениями и примером мужества поощрял воинов крепко стоять за веру, царя и Отечество. В боевых порядках полка он был ранен в голову. За совершенные подвиги Васильковский был награжден орденом св. Георгия 4-й степени. Таким орденом военного священника награждали впервые. Когда же в конце 1813 г. Всильковский скончался, и весь полк оплакивал мужественного воина-пастыря. Во многих боях и походах участвовал и протоиерей Кавалергардского полка Михаил Гратинский, попавший в сентябре 1812 г. о в плен к французам и переживший там не только насмешки и оскорбления, но и побои. Следует, однако, заметить, что французы в целом терпимо относились к отправлению религиозных обрядов русскими людьми. В частности, тот же отец Гратинский после неоднократных просьб получил разрешение общаться с оставшимися жителями Москвы и пастырски окормлять их. Собрав соотечественников в домовой церкви генеральши Глебовой-Стрешневой, он в присутствии французских офицеров молился об одержании победы русскими воинами и изгнании врага из столицы. Впоследствии священник избрал для богослужения церковь св. Евпла на Мясницкой улице и ежедневно в присутствии врагов молился за победу русского оружия. После освобождения Москвы Гратинский был награжден крестом на Георгиевской ленте; царь назначил его своим духовником. Широко были известны войскам полковые военные пастыри Симеон Якубович, Иоанн Ящуринский, Евфимий Янцевич, Исидор Каношевич, Лука Калиновский, Антоний Леонтьев, Онисим Боровик и многие другие. В конце 1880 г. правительство приняло меры правового и материального характера по улучшению положения военного духовенства. Более чем на 1/3 увеличивались ассигнования на содержание духовных лиц в армии, главному военному священнику давались права генерал-лейтенанта, штатному протоиерею – полковника, нештатному – подполковника, священнику – капитана и т.д. Денежные оклады увеличивались в 1,5–2 раза, квартирных денег выдавалось от 48 до 180 руб. в зависимости от местности [5].

103

Следует подчеркнуть, что победы и поражения на поле брани русский народ связывал не только с могуществом и жертвенностью армии, но и с волей Бога. «Не нам, не нам, а имени Твоему» было выбито на медали в память о войне 1812 года. «Если Россы всегда будут сражаться за веру своих прародителей и честь народную, - писал М. И. Кутузов, - то Слава будет вечным их спутником, и горе злодею, покусившемуся на хранимую богом святую Русь» [3, c. 313], а после русскояпонской войны 1904–1905 гг. появляются утверждения, объясняющие поражение в ней Божьей волей, а не политической и экономической отсталостью России и слабостью ее армии. Так, уже упоминавшийся известный в начале XX в. полковой священник Г.И. Шавельский, с одной стороны, отмечал немалую силу русской армии, храбрость ее воинов, доблесть военачальников, а с другой - отсутствие Божьего благословения. Последним он объяснял гибель адмиралов Макарова и Витгефта, ураган во время боев под Мукденом, практически завоеванную и совершенно безосновательно упущенную победу под Ляояном. «За что и зачем мы наказаны - это тайна... наше поражение, наши неудачи и наши страдания свершились не без воли Божией, не без Божьего попущения», - писал полковой священник, вполне убежденный в своей правоте [8, c. 10]. При этом политическое и военное руководство России хорошо понимало важность православия для государства и армии, поэтому распространение его основ нередко ставило выше других государственных задач. И это вполне понятно: к началу ХХ в. примерно 70% жителей России были православными, а так как ряд народностей уклонялся от военной службы, процент православных в армии был еще больше. Так, в упоминаемый период православные генералы и полковники составляли ок. 85%, остальные 15% были лютеране, католики, мусульмане и армяне-грегорианцы. Нижних чинов было православных 75%, мусульман 2%, католиков 9% и лютеран 1,5% [6, c. 20; 7, c. 19]. Цифры свидетельствуют, что православие несло большую часть тягот военной службы, и это в значительной степени обусловливало высокий процент начальствующего состава из православных. О силе воздействия православия на сознание и поведение военнослужащих вспомнили и в годы Великой Отечественной войны. В критической ситуации Советское правительство кардинальным образом изменило отношение к церкви. Прекратилось преследование верующих, из тюрем были освобождены священники, по всей стране открылись храмы и монастыри, духовные семинарии. В 1943 г. после долгого перерыва был избран патриарх. При этом следует отдать должное православной церкви: в первый же день войны, 22 июня


104

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

1941 г., она дала благословение на разгром врага. Патриарх Антиохийский Александр III обратился к христианам всего мира о молитвенной и материальной помощи России. Особая роль в определении судьбы страны и народа России принадлежит митрополиту Гор Ливанских Илие, которому в 1947 г. была присуждена Сталинская премия. Митрополита Ленинградского Алексия и митрополита Сергия принял И.В. Сталин и обещал поддержку священнослужителям. Массовый характер приобрела сохранившаяся русская православная традиция молитвами и иконами провожать воинов на фронт. В самые критические дни обороны Ленинграда из Владимирского собора была вынесена икона Казанской Божией Матери и был совершен крестный ход. Среди духовенства устойчиво бытует убеждение, что Г.К. Жуков всю войну возил с собой в машине «военную» икону - Казанской Божией Матери, а Маршал Советского Союза Б.М. Шапошников носил финифтевый образок святителя и чудотворца Николая. Русским духовенством и верующими было собрано около 8 млн.руб., а также золотые и серебряные вещи на строительство танковой колонны имени Дмитрия Донского. Представители православного духовенства принимали участие в боевых действиях. Многие награждены орденами и медалями. Среди них - орденом Славы трех степеней диакон Б. Краморенко, орденом Славы III степени - клирик С. Козлов, медалью «За отвагу» - священник Г. Степанов, медалью «За боевые заслуги» - митрополит Каменинский, монахиня Антония (Жертовская). И все же объективный, непредвзятый анализ исторического опыта свидетельствует: нельзя идеализированно относиться к оценке роли религии в русской армии и к деятельности в ней военных священников. При всей силе религиозного мировоззрения мы не имеем права не видеть отсутствие в нем научного основания, не можем забывать, что религия наряду с призывами воинов к справедливым войнам в защиту Отечества, пропагандой добра и отстаиванием общечеловеческих ценностей и гуманистических принципов, крестным знамением освящала крепостнические порядки и подавление инакомыслия. Не следует также забывать, что православие было, по существу, государственной религией, а Русская Православная Церковь – государственным институтом и в таковом качестве пользовалась покровительством властных

№ 3 (10)

структур, в то время как религиозные верования других народов, населявших Россию, притеснялись, а их священнослужители были лишены права вести религиозную работу в воинских коллективах. Все это очень важно иметь в виду в современных условиях, когда принцип свободы совести начинает приобретать права гражданства в обществе и в воинских коллективах. Реализуя этот принцип, важно иметь из прошлого опыта все положительное, но нельзя допустить превращения православной религии в государственную, вмешательства служителей культа в служебно-боевую деятельность военных подразделений. Серьезный ущерб армии могут нанести поспешные, непродуманные шаги внедрения принципа свободы совести. Здесь недопустимы малейшие элементы насилия, давления на воинов, так как каждый человек имеет полное право исповедовать любую религию или никакой, быть верующим или атеистом. Поэтому не должно быть в армейских условиях никаких обязательных занятий по изучению религиозных учений, а также принудительного посещения религиозных учреждений и отправления религиозных обрядов. Определенную сложность в реализации в войсках принципа свободы совести в современных условиях представляет нехватка офицерских кадров, хорошо разбирающихся в вопросах религии. Поэтому знание командирами, офицерами, занимающимися воспитательной работой с личным составом, основ различных религий, их умение учитывать в своей деятельности отношение воинов к религии является сегодня одной из важных задач. ЛИТЕРАТУРА 1. Вольтер Ф. Мысли. СПб., 1904. 2. Григорьев Л.Г. Прочная опора спокойствия, славы и счастья. СПб, 1900. 3. Жилин И.А. Михаил Илларионович Кутузов: Жизнь и полководческая деятельность. М.: Воениздат, 1978. 4. Маслов И. Научные исследования по тактике. Вып. II. СПб., 1896. 5. Новое положение о служебных правах и окладах содержания военного духовенства. СПб., 1888. 6. Режепо П. Статистика генералов. СПб. 1908. 7. Статистика полковников. СПб. 1905. 8. Шавельский Г.И. Военное духовенство в борьбе России с Наполеоном. М., 1912.


ЭВОЛЮЦИЯ ЗЕМЛИ

105

Земля опалённая. Худ. Б.М. Неменский. 1957 год

ЭВОЛЮЦИЯ ЗЕМЛИ ДОБЫЧА И ПЕРЕРАБОТКА ПОЛЕЗНЫХ ИСКОПАЕМЫХ «МОСКОВИИ» В ХХI ВЕКЕ С. А. Паршенков 1. Постановка задачи Хозяйство России в настоящее время держится в основном на экспорте полезных ископаемых. Экспортируемые полезные ископаемые добываются главным образом в восточных регионах страны. Между тем большие ресурсы их находятся на европейской территории России. Может создаться ситуация, когда часть европейской территории России окажется отрезанной от богатейших месторождений нефти, газа, угля, цветных металлов и других полезных ископаемых Сибири. Если на территории Московии* будет организовано социалистическое государство с рациональным использованием природных ресурсов, то Московия может быть самодостаточной по использованию полезных ископаемых. В России стоимость разведанных и предварительных запасов минерального сырья на 1996 г. составляла около 30 трлн. долл., что соответствует 50% мировых запасов [Протасов, 2004]. Разумеется, подавляющая доля стоимости приходится на Сибирь и Уральский регион, но и доля Московии значительна. 2. Угольная промышленность *

Под территорией «Московии» мы подразумеваем два современных федеральных округа: СевероЗападный и Центральный – Автор

Несмотря на то, что запасы угля существенно больше суммарных запасов нефти и газа (примерно в 5 раз) в нашей стране угольная промышленность развивается недостаточно. Потенциальная ценность разведанных запасов угля России составляет 10 трлн. долл., заметная часть которых падает на Печорский бассейн. В территориальном отношении основная доля угольных запасов и ресурсов европейской части России сосредоточена в недрах Печорского бассейна (182,4 млрд. т; 86%) и Подмосковного бассейна (6,1 млрд. т.; 3%). Балансовые запасы Печорского бассейна – 8,1 млрд. т (42%) и Подмосковного бассейна – 3,4 млрд. т (18%). Разведанные запасы Печорского бассейна полностью представлены каменными углями, Подмосковного – бурыми. Подавляющее количество коксующихся углей приходится на Печорский бассейн (3,3 млрд. т; 89%) [Логвинов, 2006]. Цены на уголь в большинстве стран существенно ниже, чем цены на газ и нефтепродукты. По производству угля Россия занимает 5-е место в мире после Китая, США, Индии и Австралии. Благодаря росту цен на коксующийся уголь в связи с растущим мировым производством металла по экспорту угля Россия вышла на 3-е место в мире. В Европей-


106

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

ской части России сосредоточено 10,3% общих запасов угля [Малышев, 2006]. «Энергетической стратегией России на период до 2020 г.» принят рост потребления угля к 2010 г. на 35% и к 2020 г. – на 80%. Это означает завершение пресловутой «газовой паузы» и переход к газово-угольной стратегии формирования топливно-энергетического баланса страны. Однако, вопреки мировой практике в отечественной теплоэнергетике сохраняется инерция и, более того, ориентация на вытеснение угля газом. Тогда как КПД использования энергетического потенциала угля на тепловых электростанциях США, Японии, Германии приближается к 50%, у нас он остается на уровне 30%. Намечаются небольшие сдвиги по восстановлению угольной энергетики в центре Европейской России. Рязанская ГРЭС будет получать лигниты из Калужской области, где их добыча за 3-5 лет увеличится до 1,3 – 1,5 млн.т. Мосбасс будет расширяться за счет освоения новых рентабельных месторождений. За 2006-2009 гг. угледобыча должна увеличиться с 0,6 до 4 – 5 млн. т/год. Основной фактор эффективного углепотребления заключается в подготове к сжиганию твердого топлива. У нас в стране в значительно меньших масштабах уголь подвергается обогащению (по сравнению с промышленно развитыми странами). В результате удельный выход золы на 1 квт/ч выработанных на отечественных электростанциях в несколько раз больше, чем на зарубежных. По размерам добычи Подмосковный бассейн в 1954 г. занимал 3-е место в СССР (после Донбасса и Кузбасса) [Подмосковный…, 1955]. Площадь бассейна 120 тыс. км2. Средняя мощность разрабатываемых пластов – 2 м. Угли бурые, содержат 25 – 45% золы. Большая обводненность отдельных шахтных полей (до 400 м3/час) и карстовые провалы осложняют местами ведение горных работ. В 1957 г. добыча угля производилась на 171 шахте в объеме 44 млн. т. [Шереметюк, 2006], что позволяло полностью удовлетворить потребности энергетики и населения центральных районов страны в твердом топливе. В конце 80-х годов (до развала угольной промышленности) на обогатительных фабриках страны перерабатывалось свыше 340 млн. т. углей, в том числе все угли для коксования и антрациты. Более 60% добываемого угля было охвачено всеми видами переработки. В результате обогащения горной массы с зольностью 35% выпускалась товарная продукция с зольностью 18%, в том числе концентрат для коксования с зольностью 9,2%. Из общего количества обогащенного угля в минеральных суспензиях обогащалось 31,5% угля, гидравлической отсадкой – 48,7%, флотацией – 11,1% [Сипотенко, 1992]. В Подмосковном бассейне обогащалось

№ 3 (10)

только 30% добываемых углей. Доказана возможность обогащения труднообогатимых углей пневматической отсадкой. Зольнось снижается с 38 до 33%, а содержание серы с 3 до 1%. Отходы могут использоваться (содержание серы – 15%) для извлечения колчедана и углистых глин. Золы подмосковных углей содержат около 44% Al2O3 и 8,5% Fe2O3. После магнитного выделения Fe2O3 (до 3,5%) они могут использоваться для получения глинозема. В 1963 г. 53,5% угля перерабатывалось в электроэнергию на ГРЭС и ТЭС – крупнейших тепловых электростанциях «Мосэнерго», самой мощной в то время энергосистемы страны [Качармин, 2006]. ?6% тульского угля потреблялось в шести компактно расположенных областях. В 1958 г. в Подмосковном бассейне было добыто 47,3 млн. т. угля, но будущее оказалось трагичным: начиная с 1958 г. добыча угля ежегодно снижалась. Ориентация на газ как единственный источник топлива делает всю энергетику неустойчивой. На Международном форуме (Москва, 6 – 7 февраля 2006 г) исполнительный директор Всемирного института угля Милтон Кателин (Великобритания) сказал: «Угоь – топливо XXI века». За последние 10 – 15 лет в мировой энергетике произошел прорыв в области комбинированного использования угля. Идет процесс создания угольных тепловых электростанций (ТЭС) с парогазовыми установками (ПГУ) с внутрицикловой дегазацией угля. На западе стали применять газификацию угля на ТЭС, переводить на получаемый газ котлы, устанавливать дополнительно к паровым газовые турбины. Газ, очищенный от механических примесей и сернистых соединений сжигается в камере сгорания газовой турбины и подается в её проточную часть. Губернатор Тульской области Дудка направил послание в Тульскую областную Думу с предложением заменить газ на уголь на электростанциях области и введения в 2006 – 2010 гг парогазовой установки на Щекинской ГРЭС. По экономической эффективности подмосковные угли примерно равноценны донецким (транспорт!) и выгоднее канскоачинских (транспорт, самовозгорание в пути). Необходимо довести добычу подмосковного угля к 2020 году до 36 – 38 млн. т, в том числе и потому, что пока имеются шахтерские кадры. Для этого надо приступить к восстановлению (как вов время войны!) крупных шахт. Современный уровень техники позволяет довести очистку отходящих газов ТЭС до 99,5% и очистку от SO2 до 90% [Крылов, 2005]. Широко обсуждается проблема парникового эффекта, вызываемого в основном использованием ископаемого топлива. Однако, в 1976 г выдвинута гипотеза, что наряду с парниковым эффектом в атмосфере Земли


ЭВОЛЮЦИЯ ЗЕМЛИ наблюдается противоположное воздействие – т.н. «эффект грязного парника», обусловленного выбросами в атмосферу природных и техногенных твердых пылеобразных и парообразных частиц. Они рассеивают приходящую солнечную энергию, создавая своего рода экран для солнечных лучей. Поскольку техногенный СО2 фактически не влияет на парниковый эффект, необходимо развивать и совершенствовать энергетику на органическом топливе, особенно на каменных и бурых углях [Ивашов, 2006]. По представлениям А.Л. Яншина миллион лет назад СО2 в атмосфере было больше на порядок. Это был природный газ, поставляемый вулканами, поэтому климат был мягче, а природа разнообразнее. 3. Сланцевая промышленность Сланцы ждут, когда кончится нефть [Блохин, 2005]. Запасов нефти хватит человечеству на несколько десятков лет. Запасов сланцевой нефти в 4-5 раз больше. Общие запасы горючих сланцев, содержащих от 10 до 60% органического вещества, на земном шаре, по ориентировочным расчетам составляет 1500 млрд. Т [Горючие сланцы. 1972]. Общие геологические запасы горючих сланцев в СССР оценивались в 195 млрд. т., в том числе балансовых – 16,6 млрд. т. Основными месторождениями являлись Эстонское и Ленинградское. Необходимость воссоздать сланцевую промышленность России на базе значительных их запасов. В России были разработаны технологии, позволяющие получать из сланцев моторные, котельные и газовые продукты. По добыче сланцев СССР занимал 1 место в мире (33.3 млн. т. в 1975 г). Примерно 80% добычи приходилось на Эстонию. На территории Московии, в Ленинградской области, добывалось около 5 млн. т/год. Из сланцев, наряду с многими органическими продуктами вырабатывалось около 1 млрд. м3 бытового газа в год [Сланцевая…, 1976]. 4. Нефтяная и газовая промышленность Основные запасы нефти и газа на территории Московии находятся в Республике Коми. В 1932 г. было открыто Ярегское месторождение нефтеносных песчаников. С 1933 г. на нем ведется добыча нефти. Месторождение находится в 22 км. от г. Ухта [Коровкин, 2003]. В Тимано-Печорской нефтегазовой провинции в настоящее время насчитывается около 150 месторождений углеводородного сырья. Ресурсная база Северо-Западного региона России позволяет начиная с 2015 г. обеспечить годовую добычу нефти 60 млн. т/год на протяжении более 15 лет и природного газа в объеме 90 млрд. м3 на протяжении 30 лет (в основном за счет республики Коми) [Быховский, 2004].

107

5. Черная металлургия Металлургическая промышленность наряду с энергетикой определяет не только устойчивое развитие страны, но и её обороноспособность. Территория Московии обеспечена запасами железных руд. Железные руды находятся в основном на территории Курской магнитной аномалии (КМА), а также на Кольском полуострове, Карелии и в Тульском регионе. Запасы природно богатых руд КМА велики (свыше 60 млрд. т.). По своим размерам они сопоставимы с суммарными запасами богатых железных руд всех других стран вместе взятых: Бразилии, Австралии, Индии, Швеции и ЮАР [Сычкин, 2006]. Важно отметить, что руды КМА легко обогащаются и имеют мало примесей – серы. Фосфора, цветных металлов. Это обстоятельство делает концентраты, получаемые из руд КМА хорошим сырьем для бескоксовой металлургии железа. Металл, получаемый из металлизованных окатышей (продукта для прямого бескоксового получения железа) содержит меньше нежелательных примесей и обладает соответственно более высокими и стабильными технологическими свойствами, чем обычный металл [Кудрявцев, 1986]. Основными потребителями железорудного сырья в Московии являются ОАО «Новолипецкий МК» и ОАО «Оскольский МК» (Центральный федеральный округ) и ОАО «Череповецкий МК» (Северо-западный федеральный округ). Производственные мощности Череповецкого и Новолипецкого комбинатов составляют 11 – 13 млн. т/год стали, Оскольского – 3,6 млн. т/год. Железорудное сырье КМА не только поступает на эти комбинаты, но и экспортируется в европейские страны. Экономическое положение черной и цветной металлургии лучше, чем у многих отраслей (из-за экспорта продукции), поэтому она вместе с ТЭК позволяет удерживать хозяйство от полного краха [Крятов, 2006]. В Северо-западном федеральном округе (Кольский полуостров) работают Ковдорский и Оленегорский ГОК'и, разрабатывающие одноименные месторождения с запасами несколько млн. т. железной руды. В Карелии ГОК «Карельский окатыш» эксплуатирует Костомукшское месторождение с запасами около 1 млрд. т. железной руды. Ряд новых технологий позволяет снизить экологическую нагрузку предприятий черной металлургии и перерабатывать низкосортное сырье. Скважинная гидродобыча позволяет добывать рыхлые богатые руды со значительной глубины (600 – 800 м). При отработке железорудных месторождений существует возможность попутной добычи тонкого рассеянного золота. Извлечение золота из железных руд производится в Бразилии, Канаде, Австралии и США [Крятов, 2006].


108

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

Криворожским институтом «Механобрчермет» предложен безвзрывной и непрерывный способ добычи железной руды. Безводная технология обогащения осуществляется в забое и предусматривает складирование сухихи продуктов обогащения в выработанном пространстве карьера [Губин и др., 1994]. Резко экономятся ресурсы при использовании жидкофазного восстановления, за счет использования, прежде всего, дешевого железосодержащего сырья, недефицитных видов топлива и восстановителей. Переход на жидко-фазное восстановление может обеспечить снижение безвозвратных потерь железа в 2 – 3 раза [Патон, 1994]. Однако большое количество тепла выносится из реактора с отходящими газами. Технологически трудная проблема – обеспечить возврат в реактор 90% энергии от ходящих газов [Челищев и др., 1993]. 6. Цветная металлургия Из цветных металлов рассмотрим 3 стратегических металла (алюминий, титан, никель), месторождения руд которых в значительных количествах находятся на территории Московии. В основном месторождения руд цветных металлов находятся на территории Северо-Западного федерального округа, являющегося одним из наиболее развитых в промышленном отношении регионов России. В недрах округа заключено от 80 до 95% РЗМ России, апатита, нефелиновых руд. От 30 до 65% запасов хромовых руд, бокситов, титана, тантала, ниобия, лития [Коровкин и др., 2003]. Еще более значительная роль СеверЗападного округа в добыче минерального сырья. На его территории действуют 20 горнодобывающих и металлургических предприятий, имеющих федеральное значение. 6.1. Алюминий Россия – единственная страна в мире, где используется как сырье нефелиновые руды, для получения алюминия. Разведанные запасы составляют 4,5 млрд. т, в основном в месторождениях Мурманской области. В концентрате содержится 28,5% Al2O3. Он прерабатывается по спекательной технологии на Пикалевском глиноземном заводе в ленинградской области [Ремизова, 2005]. В СССР была разработана комплексная технология переработки апатито-нефелинового сырья. Переработка нефелинового сырья в СССР дает пример многим странам (в том числе и на далекое будущее), как нужно перерабатывать сырье тогда, когда будут сняты «пенки» с богатейших месторождений полезных ископаемых. Хвосты апатитовой флотации в количестве 7,2 млн.т. использовались для получения нефелинового концентрата. Во всем мире глинозем (а в дальнейшем алюминий) получается только из бокситов. Балансовые запасы бокситов в России – 1,5 млрд. т.,

№ 3 (10)

но лишь 52% из них рентабельно извлекаемы [Ремизова, 2005]. По количеству рентабельных запасов Россия занимает 9 место в мире. Основная часть балансовых запасов сосредоточена в Московии – Республика Коми – 30%, Архангельская область – 23%, Белгородская область – 12%, Крупнейшим бокситовым месторождением является ВежаюВорыкинское месторождение в Республике Коми с запасами 150 млн. т. В перспективе значительную роль в обеспечении дефицитным видом сырья будет иметь ОАО «Боксит Тимана»: оно уже добывает около 1 млн.т. бокситов [Зандер, 2005]. В настоящее время значительное количество алюминийсодержащего сырья ввозится из-за рубежа, о чем говорят следующие цифры: в России произведено (2003 г) млн.т: бокситов – 5,4; глинозема – 3,2; алюминия – 3,4. Видно, что количество глинозема не обеспечивает производства соответствующего количества алюминия. Россия ввозит около 3 млн.т глинозема в год. 6.2. Титан Титановые руды используются в настоящее время, в основном. Для производства пигментной двуокиси титана. Производство её составляет в мире 3,7 млн. т (1998 г). Металлического титана в мире (без России) было произведено всего около 100 тыс. т, в том числе в США – 60 тыс. т. [Тарасов, 2003]. Получение металлического титана очень сложно, поэтому он долгое время не находил широкого применения. В то же время этот металл обладает уникальными свойствами и начинает использоваться в технике, особенно в оборонной промышленности. В СССР добывалось около 400 тыс. т. титанового сырья (в пересчете на TiO2). Вся добыча велась на 2 ГОКах Украины. В отличие от других стран 65-80% титанового сырья шло на производство металлов и сплавов. Их производилось больше, чем во всех странах вместе взятых [Быховский, 2004]. В России (2004 г) не разрабатывается ни одно собственное титановое месторождение, хотя Госбалансом России учтено 21 месторождение и по разведанным запасам титана Россия занимает 2 место в мире. Самое крупное и богатое из всех титановых месторождений России и СНГ – Ярегское находится на территории СевероЗапада России. [Коровкин, 2003]. Месторождение представлено нефтенасыщенными песчаниками. В отдельных горизонтах концентрация лейкоксена (титанового минерала) достигает 10%. Содержание нафти в песчаниках – от следов до 14,5%. Высокое содержание SiO2 не позволяет использовать ярегский концентрат (45 – 50% TiO2 и 50% SiO2) непосредственно для получения диоксида титана по хлоридной или сульфатной технологии. Химическое обескремнивание концентрата путем автоклавной обрабтки раствором едкого нарта с дополнительной кислотной


ЭВОЛЮЦИЯ ЗЕМЛИ обработкой повышает содержание TiO2 до 92 – 95%. После этого из продукта можно получать чистый диоксид титана и металлический титан. На месторождении в 2006 г. предполагалось добыть 600 тыс. т. руды. Обеспеченность будущего предприятия разведанными балансовыми запасами очень высока (несколько сот лет). Не надо забывать также и тиано-цирконовое фосфорное (пески) УнечаКрапивненсое месторождение в брянской области. Из песков можно получать титановые шлаки (сырье для производства TiO2), циркон, фосфорную муку, рутиловый и лейкоксеновый концентраты [Шмелев, 2004]. 6.3. Никель Наибольшие запасы никелевых руд сосредоточены в Канаде (7 млн. т) и в России (6 млн. т. металла). В России наибольшее количество никеля производится «Норильским никелем» – 240 тыс. т (19,1% от мирового производства). На втором месте по производству никеля в Росии стоят металлургические заводы Кольского полуострова. На мировом рынке наблюдается дефицит никеля [Металлы и цены, 2006]. Большая часть никеля в мире используется для производства нержавеющей стали – 26 млн. т. (2006 г). Сложившиеся в последние годы объемы производства никеля (ферроникель) достаточны для удовлетворения потенциального спроса на ферросплавы на внутреннем рынке. Однако низкий спрос на внутреннем рынке вынуждает предприятия-продуценты экспортировать большую часть своей продукции (свыше 90%!) [Подвишенский, 2006]. Переработка сульфидных никелевых руд связана с большими выбросами SO2 в и пыли. Разработанные и апробированные длительной промышленной эксплуатацией способы утилизации серы из газов. Содержащих более 10% SO2 в виде элементарной обеспечивают извлечение от 84 до 93% серы. Перерабатывать бедные по SO2 газы значительно сложнее. Поэтому необходимо разрабатывать и внедрять технологии, обеспечивающие вывод серы в виде максимально концентрированных по SO2 газов. Это возможно на основе внедрения в металлургию кислорода [Рябко, 1990]. 7. Фосфорное сырье Россия является крупнейшим производителем фосфатного сырья в мире после США и Марокко. 85% общероссийского производства дает ОАО «Апатит» (Кольский полуостров; 4 рудника, 2 обогатительных фабрики) [Елизаров, 2004]. В 2006 г. на предприятии был получено 4 млн. т. апатитового концентрата. Значительная часть апатитового концентрата экспортируется в Белоруссию, на Украину, в страны Балтии и дальнего зарубежья. При переработке апатито-нефелиновых руд в качестве хвостов получается нефелиновый

109

продукт (см. раздел «Алюминий»). Из апатита Хибинского бассейна можно выделить фтористые соединения, необходимые для выплавки алюминия. Балансовых запасов потенциально извлекаемого фтора (50 млн. т) может хватить на много лет работы алюминиевой промышленности России. Выводы На примере ряда важнейших полезных ископаемых показана самодостаточность Московии в их добыче и переработке. Существующие методы их добычи и переработки позволяют извлекать из недр и эффективно перерабатывать даже такое сложное сырье, как угли подмосковного бассейна. Упадок ряда добывающих отраслей России (и Московии, в частности) объясняется хищническим использованием недр и сниманием «сливок» с богатых месторождений. Для реализации самодостаточности Московии необходима ликвидация частной собственности, по крайней мере, на недра, и ликвидация частных предприятий по добыче и переработке полезных ископаемых. ЛИТЕРАТУРА 1. Протасов В.Ф. Использование полезных ископаемых и охрана недр. Ресурсы, технология, экономика. 2044, № 5, с. 3. 2. Логвинов М.И., Сторожева Г.И., Файдов О.Е. Состояние ресурсной базы углей европейской части России в современных экономических условиях. Минеральные ресурсы России. 2006, № 2, с. 26. 3. Малышев Ю.Н. Основные аспекты стратегии развития угольного энергетического комплекса России. Угольная промышленность, 2006, № 3, с. 4. 4. Подмосковный угольный бассейн. БСЭ, 2 изд. Т. 33, 1955, с. 417. 5. Шерстюк Н.М. Проблемы освоения Подмосковного бассейна в современных условиях. Разведка и охрана недр. 2006, № 11, с. 21. 6. Качармин С.Д. Об обеспечении энергетической безопасности центра России. Уголь. 2006, № 11, с. 11. 7. Сипотенко А.И., Гордиенко М.Г. Состояние обогащения углей. Уголь. 1992, № 3, с. 43. 8. Крылов Д.А., и др. Газообразные и твердые выбросы угольных ТЭС. Энергия (Экономика, техника, экология). 2005. № 10, с. 8. 9. Ивашов П.В. Топливная энергетика и парниковый эффект. География и природные ресурсы. 2006, № 3, с. 22. 10. Блохин А., Стельмах Г. Сланцы ждут когда кончится нфть. Мировая энергетика. 2005. № 7 – 8, с. 58. 11. Сланцевая промышленность. БСЭ, 3 изд. Т. 23, 1976, с. 554. 12. Горючие сланцы. БСЭ, 3 изд. Т. 7, 1972, с. 145. 13. Коровкин В.А. Недра Северо-запада Российской Федерации. С-Пб, 2003, с. 519.


110

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

14. Быховский Л.З., Масловский П.А., Тигунов Л.П. Проект крупномасштабного производства пигментного диоксида титана. Минеральные ресурсы России. 2004, № 3, с. 15. Сычкин Н.И. и др. Экономические аспекты состояния и использования минеральносырьевой базы Центрального федерального округа России. Разведка и охрана недр. 2006. № 3. 16. Кудрявцев В.С. Развитие бескоксовой металлургии в СССР.// Теория и практика получения железа. М.: Наука, 1986, с. 3. 17. Крятов Б.М. Железорудная отрасль России. Проблемы сырьевой базы. Минеральные ресурсы России. 2006, № 1, с. 8. 18. Губин Г.В., Дядечкин Н.И., Шестаков А.М., Чудный В.С. Концепция ресурсосберегающего и экологически чистого горно-обогатительного предприятия. Горный журнал. 1994, № 4, с. 56. 19. Патон Б.Е. Мировые тенденции развития сталеплавильного производства в XXI веке.// Труды Международной конференции «Черная металлургия России и стран СНГ в XXI веке». Т.2, М.: Металлургия. 1994, с. 160. 20. Челищев Е.В. и др. Металлургия черных и цветных металлов. М.: Металлургия. 1993, с. 105 – 106. 21. Ремизова Л.И. Сырьевая база алюминиевой промышленности России. Минеральные ресурсы России. 2005, № 4, с. 15.

№ 3 (10)

22. Зандер Е.В. Алюминиевая промышленность России: развитие в условиях конкуренции. Красноярск, 2005, с. 142. 23. Тарасов А.В. Металлургия титана. М.: 2003, с. 325. 24. Шмелев П. Брянский Клондайк ждет старателей. Мировая энергетика. 2004, № 2, с. 38. 25. Счет 250:1 «Нержавеющая сталь». Металлы и цены. 2006, № 19, с. 17. 26. Подвишенский С.Н. Российская рудно-сырьевая база и перспективы развития производства цветных металлов, используемых для выплавки феррная металлургия. 2006, № 11, с. 18. 27. Рябко А.Г. Основные направления научноисследовательских работ в области охраны воздушного бассейна на предприятиях никелькобальтовой подотрасли.// Экология и комплексног использование сырья в никелькобальтовой подотрасли. Сб. научн. трудов «Гипроникель». Л. 1990, с. 5. 28. Елизарьев А.В. Химический и нефтехимический комплекс Северо-Западного региона России: современные тенденции и перспективы развития. Химическая промышленность. 2004, № 5, с. 5.

ВЛИЯНИЕ «МЕЛКОВОДНО-МОРСКИХ» ФАКТОРОВ НА ЭВОЛЮЦИЮ ЛЕДНИКОВЫХ ПОКРОВОВ АРКТИКИ И. Ю. Игнатьева Кандидат физ.-мат.наук, Москва, Институт механики МГУ

Введение Моделирование эволюции ледниковых куполов – важный инструмент для оценки воздействия климатического сигнала на состояние оледенения в прошлом и ближайшем будущем. Точность оценок зависит в частности от того, насколько полно и достоверно описываются реальные механизмы, определяющие взаимодействия в системе ледник-океан-атмосфера. В течение ряда лет мы исследовали чувствительность модели эволюции ледникового покрова к заданию внутренних параметров и изменению внешних условий при расчетах различных ледниковых куполов Арктики [1-3]. Полученные результаты показали необходимость поиска дополнительных причин для объяснения некоторых особенностей современной формы ледниковой поверхности. Предлагаемый в статье механизм развития оледенения, учитывает особенности подледного рельефа, а именно, наличие мелководных закрытых бухт и позволяет достичь максимального соответствия расчетной и фактической поверхностей для ряда ледников.

Численные расчеты динамики ледниковых куполов Арктических островов с использованием последних данных по балансу массы, высоте поверхности и рельефу ложа, показывают отступание ледников, при этом скорость отступания отличается для различных участков, но профиль поверхности остается в большинстве случаев подобным самому себе, что хорошо согласуется с полевыми замерами и результатами аэрофотосъемок [4]. Однако иногда несоответствие профилей расчетной поверхности и измеренной является значительным. Понятно, что погрешность задания начальных данных, особенно среднегодовой аккумуляции велика, поэтому варьируя как внешние параметры (в основном значения аккумуляции), так и внутренние (вязкость льда, коэффициент скольжения по ложу) в разумных пределах мы пытались добиться соответствия моделируемой и реальной поверхности ледниковых покровов. Не всегда это удавалось (рис.1). Особенно большие расхождения, которые сохранялись даже при значительных вариациях задаваемых параметров, обычно имели место на краевых участках, ложе которых находилось ниже уровня моря.


ЭВОЛЮЦИЯ ЗЕМЛИ Наиболее ярко это проявилось при палеореконструкции роста ледникового купола ГреэмБелл на Земле Франца-Иосифа (рис.2), когда современный пологий профиль поверхности в юго-восточной части правого, более низкого

111

купола Солнечный и на западе левого, высокого купола Ветренный не удалось получить ни при каких задаваемых чередованиях холодных и теплых климатических периодов (рис.3).

Рис. 1. Западный профиль купола Ветреный: 1 - ложе ледника, 2 - реальный профиль ледниковой поверхности, 3 - расчетный профиль при задании современного баланса массы, 4 - расчетный профиль при задании баланса массы, при котором современный ледник является стационарным, 5 расчетный профиль поверхности, полученный по «мелководно-морской» модели

Постановка задачи Для объяснения механизма развития асимметричных куполов с пологими учасками поверхности в модель динамики наземных ледниковых покровов [2, 3] были добавлены:  блок для расчета баланса массы для морского льда  расчет величины внутреннего питания (объем повторно замерзающей воды) не только для зоны аккумуляции, как это делалось ранее, но и для зоны абляции в зависимости от летних температур и углов наклона поверхности. Рассмотрим более подробно необходимость вносимых дополнений. На воде для образования льда требуется понижение температуры воды до температуры минус 1,8°С. Уже при небольших похолоданиях мелководные бухты, блокируемые в ряде мест с внешней стороны поднятиями дна, являются идеальным местом для скопления морских льдов и образования многолетнего припая, что в свою очередь влечет за собой увеличение альбедо и локальное понижение летних температур. Баланс массы формирующегося морского ледника становится положительным, значительно превышая баланс массы на прилегающих участках суши. Толщина ледника начинает расти и благодаря небольшим глубинам он быстро садится на грунт, прекратив теплообмен с морской водой. С этого момента его динамика описывается обычными уравнениями движениями покровного ледника. С внешней стороны его край может подпруживаться морским льдом и поднятиями ложа, поэтому он меньше подвергается разрушению со стороны моря. Таким

образом, возникают благоприятные условия для равномерного роста ледника сразу на большой площади. Поскольку в настоящее время даже в летние периоды ледовитость этого района Арктики велика, то формирование и рост морского ледника может начаться уже при незначительном понижении летних температур (на 1° – 2°С) и увеличении осадков (приблизительно на 20%). Для начала аналогичного формирования ледника на суше с небольшой высотой поверхности или его распространения до границ острова требуются более существенные изменения климата.

Рис. 2. Ледниковый купол острова Греэм-Белл.

Далее, учитывая наличие больших участков ледника с пологой поверхностью в расчетную модель добавлен расчет объема повторно замерзающей талой воды на снежноледяных поверхностях с малыми уклонами. Обычно предполагается, что ниже линии нулевого баланса абляция равна таянию, т.е. вся талая вода стекает с ледника. Однако многие измерения, как на Земли ФранцаИосифа, так и в других районах, показывают, что при некоторых условиях в зоне абляции


112

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

могут возникать отдельные участки ледяного питания, где может намерзать даже больше льда, чем собственно в зоне ледяного питания [5]. Такое резкое уменьшение талого стока и нарастание наложенного льда наблюдается на выположенных площадках и по толщине может достигать метра. Повторное замерзание талой воды, стекающей с ледника, также может создать положительный суммарный баланс массы льда и на поверхности, не занятой ледником. Так, обширные приледниковые наледи Шпицбергена могут достигать до 10 метров в толщину и несколько квадратных километров по площади. Отметим, что некоторые из них расположены на морском и озерном льду. Альбедо таких наледей больше, поэтому они тают медленее, чем ледник [6]. Не ставя перед собой задачу рассчитать величину внутреннего питания с учетом сложных теплофизических процессов, происходящих в снежно-ледовой толще, мы задаем ее в зависимости от значений летних температур и аккумуляции исходя из общих эмпирических соображений. Коэффициенты для

№ 3 (10)

расчета подобраны таким образом, чтобы получить хорошее соответствие с фактической абляцией на современных морских льдах в Арктике и высотой границы питания на юговосточной части купола Солнечный [7]. Принято, что вся талая вода замерзает при средних летних температурах ниже минус 3оС, а при температурах выше 3оС абляция совпадает с таянием. Палеореконструкция роста оледенения. Численные эксперименты С учетом вышеописанных изменений были проведены разнообразные численные экспериметы по палеореконструкции роста ледниковых куполов в малый ледниковый период с целью проверить принципиальную возможность достижения современной формы оледенения. Рассмотрим результаты расчетов для ледникового покрова острова Греэм-Белл на Земле Франца-Иосифа. В морфологии ледниковой поверхности острова обращают внимание обширные участки с малыми уклонами (0,5-1,2), особенно хорошо выраженные в юго-восточной и западной части покрова.

Рис. 3. Карта ледникового купола острова Греэм-Белл. 1 – изолинии высоты ледниковой поверхности, 2 – участки суши, свободные ото льда, 3 – участки ложа ледника, находящиеся ниже уровня моря

Сравнение карт поверхности и подледного ложа (Рис.3) показало, что эти участки практически совпадают с участками ложа, находящимися ниже уровня моря, которые представляют собой плоские «отмели», лежащие на глубинах менее -20 м. Обращает на себя внимание асимметрия поверхности более низкого купола Солнечный, которую нельзя объяснить только увеличением осадков и понижением границы питания в юго-

восточном направлении. Но, не смотря на сравнительно простую геометрию поверхности ледника и его края, которая весьма типична для восточной и северо-восточной части архипелага, в палеореконструкциях по предыдущим моделям не удавалось получить совпадение расчетной и реальной поверхности ледника именно на вышеуказанных участках, тогда как на большей части покрова погреш-


ЭВОЛЮЦИЯ ЗЕМЛИ ность была в пределах заданий начальных данных (рис.1). Поскольку палеоклиматические кривые для разных районов Арктики заметно отличаются, и для рассматриваемого района пока нет надежных данных, изменение среднелетних температур и аккумуляции за последние 2000 лет было задано в виде простой осредненной схемы (рис. 4): первая тысяча лет — температура близка к современной, а осадки на 1015% выше; затем постепенно температуры понижаются на 1,5оС, а осадки возрастают на 20% и остаются такими с начала XIV в. до начала XIX в. (малый ледниковый период); к началу XX в. — температура и осадки принимают современные значения. Реальные климатические изменения могли конечно отличаться по скорости и иметь более сложный вид. Тем не менее, принятая схема позволяет смоделировать существование в первое тысячелетие в центре острова небольшого ледникового купола и запустить механизм его роста до современного состояния.

Рис. 4. Заданный в расчетах климатический сценарий: 1 – изменение аккумуляции, 2 – изменение средней летней температуры. Кривая 3 показывает изменение площади продольного сечения трубки тока по одному из юговосточных профилей

Численные эксперименты проводились для четырех различных профилей поверхности двух куполов. В качестве начальных данных был задан небольшой купол в центральной части острова, а погребенные под ледником в настоящее время мелководные участки ложа были свободны ото льда. Это соответствует палеогляциологическим данным: в периоды более теплого климата оледенение Арктики сильно сокращалось, но не исчезало совсем [8]. . Для юго-восточной части острова рост оледенения происходил следующим образом:

113

с началом похолодания в ближайших к побережью двух точках расчетной сетки (4 км) задавался многолетний припай, и каждые 25 лет ширина припайной кромки увеличивалась на два километра. Толщина морского льда изменялась в зависимости от текущего баланса массы и он через некоторое время садился на дно. Одновременно происходил рост ледникового купола на суше. Уже к началу XVIII века всю бухту занял быстрорастущий ледник, обрамленный припаем или небольшой плавучей частью с внешней стороны. Остатки таких шельфовых ледников кое-где на ЗФИ сохранились и до настоящего времени. Увеличение площади и объема ледникового покрова за время малого ледникового периода составило 40% и 30% соответственно. При тех же изменениях климата рост ледника без учета рассматриваемых эффектов привел бы к увеличению площади всего на 10% и объема на 15%. С увеличением температуры в начале ХХ века баланс массы уменьшается, а шельфовый ледник или припай, который подпруживал быстро растущую, но еще недостаточно устойчивую к климатическим колебаниям ледниковую поверхность, распадается. Из-за небольших скоростей течения льда в области малых уклонов поверхности, приход льда не в состоянии компенсировать усилившуюся абляцию. Край ледника начал утоньшаться и быстро отступать. При таком развитии процесса оледенения поверхность расчетного ледника практически идеально совпала с современной по всей своей длине: и на куполе, и на плоской части и в краевой области (рис. 5). Если повторить эти расчеты без учета доли внутреннего питания на вновь образовавшемся леднике, то подбирая климатические изменения можно добиться того, чтобы высоты поверхности модели хорошо совпадали с реальными либо на куполе, либо на плоской части, но никак – на всем протяжении профиля. Расчеты с такими же входными климатическими параметрами показали хорошее совпадение поверхностей и для западного профиля. “Плоская полочка” начинает образовываться в начале XVIII века (в максимальное похолодание), когда край купола Ветренный подходит к кромке мелководья. Еще раз отметим, что из множества рассчитанных вариантов, только при таком развитии событий удалось получить удовлетворительное совпадение расчетных и реальных поверхностей для всех рассматриваемых профилей. На Рис. 4 также можно увидеть, как меняется во времени площадь продольного сечения трубки тока по одному из юго-восточных профилей, что соответствует изменению объема льда по данному профилю. В начале похолодания ледник увеличивается в основном за счет роста площади, к XVIII веку он,


114

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

набрав высоту поверхности и, следова-тельно, увеличив баланс массы, нарастает уже в основном за счет своей толщины. «Морская» гипотеза оледенения Арктики В географической литературе можно найти различные палеореконструкции последнего оледенения северного полушария. Последние полевые исследования все больше склоняют к концепции Панарктического ледникового покрова. На сегодняшний день предложено несколько гипотез его формирования и развития, из которых наибольшего внимания заслуживают две – «горная» и «морская». Согласно первой из них, оледенение начинается с появления ледниковых шапок на отдельных гористых склонах, затем по мере своего роста оно распространяется на всю сушу, и далее на прибрежные шельфы. В «морской» гипотезе, которую активно разви-

№ 3 (10)

вал, в частности, М.Г. Гросвальд [8], главная роль отводится изменению ледовитости полярных морей при существенном сокращении теплосодержания водной массы Арктического бассейна вследствии уменьшения её взаимодействия с Атлантическим океаном. Это способствует возникновению больших морских ледниковых щитов, росту их толщины и посадке на дно в прибрежных районах, что создает практически мгновенную обширную базу для дальнейшего роста ледниковых покровов, в результате чего дальнейшее увеличение площади и объема оледенения происходит «скачкообразно». Приближенные оценочные расчеты также подтверждают возможность зарождения и развития морских ледниковых щитов ранее ледниковых покровов окружающей суши [9].

Рис. 5. Расчет роста ледника при заданном климатическом сценарии: 1 – ложе ледника, 2 – реальный профиль ледниковой поверхности, 3 – расчетный профиль, 4 –профиль поверхности, заданный в начале расчета

Таким образом, данная работа, во-первых, подтвердила принципиальную возможность «морского» механизма зарождения оледенений; во-вторых, она показала, что на участках

мелководных внутренних бухт описываемые процессы могли начинаться и проходить уже при незначительных похолоданиях климата, имевших место в недавнем прошлом; в треть-


ЭВОЛЮЦИЯ ЗЕМЛИ их, она позволила провести сравнение скорости роста объема и площади оледенения для рассматриваемых гипотез. При этом критерием выбора задаваемых параметров модели являлась существующая современная поверхность некоторых ледниковых куполов Арктики. Выводы Большие закрытые мелководные бухты являются хорошей базой для формирования и роста ледника, даже при незначительном понижении летних температур по сравнению с современными. В то же время для аналогичных процессов на суше этих изменений недостаточно. При расчете баланса массы на участках с малыми наклонами поверхности необходимо учитывать объем повторно замерзающей воды. Если принятые оценки величины повторно замерзающей воды, а также суммарного изменения средних летних температур и осадков близки к реальным, то рост ледникового покрова за время малого ледникового периода (XIV-XIX вв.) составил 40% по площади и 30% по объему. При таких же изменениях климата рост ледника без учета рассматриваемых эффектов привел бы к увеличению площади всего на 10% и объема на 15%. Такое существенное увеличение площади льда может в свою очередь повлечь дальнейшее понижение температуры в высоких широтах. Высокая степень соответствия модельных и реальных профилей свидетельствует в пользу предлагаемой гипотезы. Дополнительным косвенным подтверждением служит радиолокационный профиль купола Ветреный в его северо-западной части. Кроме уже упомянутых форм подледного ложа, на нем отчетливо виден внутренний геофизический раздел, генезис которого пока не ясен, но можно предположить, что он соответствует времени накопления льда в области мелководья [10]. Современная форма поверхности некоторых куполов Арктики служит подтверждением влияния «мелководно-морских» факторов на рост ледников в последнем тысячелетии.

115

Очевидно, что предложенная схема развития оледенения может быть использована и для других ледниковых куполов со сходной морфологией поверхности и ложа, а также для других отрезков времени.

ЛИТЕРАТУРА 1. Ignatieva I.Ju., Macheret Ju.Ja. Evolution of Nordaustlandet Ice Caps in Svalbard under Climate Warming // IAHS Publication Glaciers-OceanAtmosphere Interactions. 1991. No. 208. Britain. Р. 301-312. 2. Игнатьева И.Ю., Мачерет Ю.Я. Деградация островных ледниковых куполов Арктики // Известия АН СССР, Сер.геогр., 1993, №1, С. 81-90. 3. Глазовский А.Ф., Игнатьева И.Ю., Мачерет Ю.Я. Моделирование эволюции ледникового купола Греэм-Белл, Земля Франца-Иосифа: чувствительность модели к заданию внутренних параметров и изменениям внешних условий // Материалы гляц. исслед. 1996. Вып. 80. С. 1830. 4. Мавлюдов Б.Р. Состояние оледенения Шпицбергена в конце ХХ века // Материалы гляц. исслед. 2006. Вып. 101. С. 146-152. 5. Михаленко В.Н., Томпсон Л.Г., Лин П.-Н., Дай Д. Исследования керна острова Греэм-Белл, Земля Франца-Иосифа // Материалы гляц. исслед. 1996. Вып. 80. С. 243-247. 6. Гохман В.В. Распространение и условия формирования ледниковых наледей Шпицбергена // Материалы гляц. исслед. 1987. Вып. 60. С. 6876. 7. Глазовский А.Ф., Игнатьева И.Ю., Мачерет Ю.Я. Возможный механизм роста ледникового купола острова Греэм-Белл (Земля ФранцаИосифа) при незначительных похолоданиях // Материалы гляц. исслед. 2000. Вып.89. С.187194. 8. Гросвальд М.Г. Покровные ледники континентальных шельфов. М. Наука. 1983. 216 с. 9. Denton G.H., Hughes T.J. The Arctic ice sheet: an outrageous hypothesis // The last great ice sheets. – Wiley-Interscience. 1981. P. 437-467. 10. Dowdeswell J.A., Gorman M.R., Glazovsky A.F., Macheret Yu.Ya. Airborne radio-echo sounding of the ice caps on Franz Josef Land in 1994 // Материалы гляц. исслед. 1996. Вып. 80. С. 248-255.


116

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

№ 3 (10)

ЧЕЛОВЕК И БИОСФЕРА БИОСФЕРА И НООСФЕРА ПРЕДИСЛОВИЕ К АМЕРИКАНСКОМУ ИЗДАНИЮ НООСФЕРА

В. И. Вернадский Действительный член Академии Наук СССР

Мы приближаемся к решающему моменту во второй мировой войне. Она возобновилась в Европе после 21-годового перерыва, в 1939 г., и длится в Западной Европе пять лет, а у нас, в Восточной Европе, три года. На Дальнем Востоке она возобновилась раньше - в 1931 г. - и длится уже 12-й год. В истории человечества и в биосфере вообще война такой мощности, длительности и силы – небывалое явление. К тому же ей предшествовала тесно с ней связанная причинно, но значительно менее мощная первая мировая война. В нашей стране эта первая мировая война привела к новой – исторически небывалой – форме государственности не только в области экономической, но и в области национальных стремлений. С точки зрения натуралиста (а думаю, и историка) можно и должно рассматривать исторические явления такой мощности как единый большой земной геологический, а не только исторический процесс. Первая мировая война лично в моей научной работе отразилась самым решающим образом. Она изменила в корне мое геологическое миропонимание. В атмосфере этой войны я подошел в геологии к новому для меня и для других и тогда забытому пониманию природы – к геохимическому и биогеохимическому, охватывающему и косную и живую природу с одной и той же точки зрения. Я провел годы первой мировой войны в непрерывной научно-творческой работе; неуклонно продолжаю ее в том же направлении и до сих пор. 28 лет назад, в 1915 г., в Академии наук была образована академическая «Комиссия по изучению производительных сил» нашей страны, так называемый КЕПС, председателем которого я был, сыгравшая заметную роль в критическое время первой мировой войны. Ибо для Академии наук совершенно неожиданно в разгаре войны выяснилось, что в царской России не было точных данных о так называемом теперь стратегическом сырье, и нам пришлось быстро сводить воедино рассеянные данные и быстро покрывать недочеты нашего знания. К сожалению, ко времени начала второй мировой войны сохранилась наиболее бюрократизированная часть нашей комиссии, так

называемый Совет по изучению производительных сил и стало необходимо спешно восстанавливать остальные ее подразделения. Подходя геохимически и биогеохимически к изучению геологических явлений, мы охватываем всю окружающую нас природу в одном и том же атомном аспекте. Это как раз – бессознательно для меня – совпало с тем, что, как оказалось теперь, характеризует Науку XX в. и отличает ее от прошлых веков. XX век есть век научного атомизма.

Академик В. И. Вернадский (12 марта1863 г. – 6 января 1945 г.)

В эти годы, 1917-1918, так получилось, что совершенно случайно я оказался на Украине и вплоть до 1921 г. был не состоянии возвратиться в Петроград. Все эти годы, где бы ни был, я был охвачен мыслью о геохимических и биогеохимиеских проявлениях в окружающей меня природе, в биосфере. Наблюдая ее, я в то же время направил интенсивно и систематически в эту сторону и свое чтение, и свое размышление. Получаемые мною результаты


ЧЕЛОВЕК И БИОСФЕРА я излагал постепенно, как они складывались, в виде лекций и докладов в тех городах, где мне пришлось в то время жить: в Ялте, в Полтаве, в Киеве, в Симферополе, в Новороссийске, в Ростове и других. Кроме того, всюду – почти во всех городах, – где мне пришлось жить, – я читал все, что можно было в этом аспекте, в широком его понимании, достать. Стоя на эмпирической почве, я оставил в стороне, сколько был в состоянии, всякие философские искания и старался опираться только на точно установленные научные и эмпирические факты и обобщения, изредка допуская рабочие научные гипотезы. В связи со всем этим в явления жизни я ввел вместо понятия «жизнь» понятие «живого вещества», сейчас, мне кажется, прочно утвердившееся в науке. «Живое вещество» есть совокупность живых организмов. Это не что иное, как научное, эмпирическое обобщение всем известных и легко и точно наблюдаемых бесчисленных, эмпирически бесспорных фактов. Понятие «жизнь» всегда выходит за пределы понятия «живое вещество» в области философии, фольклора, религии, художественного творчества. Это все отпало в «живом веществе». В ходе геологического времени живое вещество изменяется морфологически согласно законам природы. История живого вещества в ходе времени выражается в медленном изменении форм жизни, форм живых организмов, генетически между собой непрерывно связанных, от одного поколения к другому, без перерыва. Веками эта мысль поднималась в научных исканиях; в 1859 г. она, наконец, получила прочное обоснование в великих достижениях Чарльза Дарвина (1809 – 1882) и Уоллеса (1822 – 1913). Она вылилась в учение об эволюции видов — растений и животных, в том числе и человека. Эволюционный процесс присущ только живому веществу. В косном веществе нашей планеты нет его проявлений. Те же самые минералы и горные породы образовывались в криптозойское эре, какие образуются и теперь. Исключением являются биокосные природные тела, всегда связанные, так или иначе, с живым веществом. Изменение морфологического строения живого вещества, наблюдаемое в процессе эволюции, в ходе геологического времени, неизбежно приводит к изменению его химического состава. Если количество живого вещества теряется перед косной и биокосной массами биосферы, то биогенные породы составляют огромную часть ее массы, идут далеко за пределы биосферы. Учитывая явления метаморфизма, они превращаются, теряя всякие следы жизни, в гранитную оболочку, выходят из биосферы. Гранитная оболочка Земли есть область былых биосфер. В замечательной по многим мыслям книге Ламарка «Hydrogeologie» (1802) живое вещество, как я его понимаю, являлось

117

создателем главных горных пород нашей планеты. Ламарк де Монне (1744 – 1829) до самой смерти не принимал открытий Лавуазье (1743 – 1794). Но другой крупнейший химик Ж.Б. Дюма, его младший современник (1800 – 1884), много занимавшийся химией живого вещества, долго держался представлений о количественном значении живого вещества в строении горных пород биосферы. Младшие современники Ч, Дарвина – Д.Д. Дана (1813 – 1895) и Д. Ле-Конт (1823 – 1901), два крупнейших североамериканских геолога (а Дана к тому же минералог и биолог), выявили еще до 1859 г. эмпирическое обобщение, которое показывает, что эволюция живого вещества идет в определенном направлении. Это явление было названо Дана «цефализацией», а Ле-Контом «психозойской эрой». Дана, подобно Дарвину, пришел к этой мысли, к этому пониманию живой природы во время своего кругосветного путешествия, которое он начал через два года после возвращения в Лондон Дарвина, т.е. в 1838 г., и которое продолжалось до 1842 г. Эмпирические представления о направленности эволюционного процесса - без попыток теоретически их обосновать – идут глубже, в XVIII в. Уже Бюффон (1707 – 1788) говорил о царстве человека, в котором он живет, основываясь на геологическом значении человека. Эволюционная идея была ему чужда. Она была чужда и Агассису (18071873), введшему в науку идею о ледниковом периоде. Агассис жил уже в эпоху бурного расцвета геологии. Он считал, что геологически наступило царство человека, но из богословских представлений высказывался против эволюционной теории. Ле-Конт указывает, что Дана, стоявший раньше на точке зрения, близкой Агассису, в последние годы жизни принял идею эволюции в ее тогда обычном, дарвиновском понимании. Разница между представлениями о «психозойской эре» ЛеКонта и «цефализацией» Дана исчезла. К сожалению, в нашей стране особенно, это крупное эмпирическое обобщение до сих пор остается вне кругозора биологов. Правильность принципа Дана, который оказался вне кругозора наших палеонтологов, может быть легко проверена теми, кто захочет это сделать, по любому современному курсу палеонтологии. Он охватывает не только все животное царство, но ярко проявляется и в отдельных типах животных. Дана указал, что в ходе геологического времени, т.е. на протяжении двух миллиардов лет, по крайней мере, а наверное много больше, наблюдается скачкообразное усовершенствование - рост центральной нервной системы, начиная от ракообразных (на которых эмпирически и установил свой принцип Дана) и от моллюсков (головоногих) и кончая человеком. Это явление и названо им цефализацией. Раз


118

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

достигнутый уровень мозга в достигнутой эволюции не идет уже вспять, только вперед. Исходя из геологической роли человека, геолог А.П. Павлов (1854 – 1929) в последние годы своей жизни говорил об антропогенной эре, нами теперь переживаемой. Он не учитывал возможности тех разрушений духовных и материальных ценностей, которые мы сейчас переживаем вследствие варварского нашествия немцев и их союзников, через десять с небольшим лет после его смерти, но он правильно подчеркнул, что человек на наших глазах становится могучей геологической силой, все растущей. Эта геологическая сила сложилась геологически длительно, для человека совершенно незаметно. С этим совпало изменение (материальное, прежде всего) положения человека на нашей планете. В XX в. впервые в истории Земли человек узнал и охватил всю биосферу, закончил географическую карту планеты Земли, расселился по всей ее поверхности. Человечество своей жизнью стало единым целым. Нет ни одного клочка Земли, где бы человек не мог прожить, если бы это было ему нужно. Наше пребывание в 1937-1938 гг. на плавучих льдах Северного полюса это ярко доказало. И одновременно с этим благодаря мощной технике и успехам научного мышления, благодаря радио и телевидению человек может мгновенно говорить в любой точке нашей планеты с кем угодно. Перелеты и перевозки достигли скорости нескольких сотен километров в час и на этом они еще не остановились. Все это результат «цефализации», роста человеческого мозга и направляемого им его труда. В ярком образе экономист Л. Брентано иллюстрировал планетную значимость этого явления. Он подсчитал, что если бы каждому человеку дать один квадратный метр и поставить всех людей рядом, они не заняли бы даже всей площади маленького Боденского озера на границе Баварии и Швейцарии. Остальная поверхность Земли оставалась бы пустой от человека. Таким образом, все человечество, вместе взятое, представляет ничтожную массу вещества планеты. Мощь его связана не с его материей, но с его мозгом. В геологической истории биосферы перед человеком открывается огромное будущее, если он поймет это и не будет употреблять свой разум и свой труд на самоистребление. Геологический эволюционный процесс отвечает биологическому единству и равенству всех людей – Homo sapiens и его геологических предков Sinanthropus и др., потомство которых для белых, красных, желтых и черных рас – любым образом среди них всех – развивается безостановочно в бесчисленных поколениях. Это закон природы. В историческом состязании, например в войне такого масштаба, как нынешняя, в конце концов, побеждает тот, кто этому закону следует.

№ 3 (10)

Нельзя безнаказанно идти против принципа единства всех людей как закона природы. Я употребляю здесь понятие «закон природы», как это теперь все больше входит в жизнь в области физико-химических наук как точно установленное эмпирическое обобщение. Исторический процесс на наших глазах коренным образом меняется. Впервые в истории человечества интересы народных масс, с одной стороны, и свободной мысли личности - с другой, определяют жизнь человечества, являются мерилом его представлений о справедливости. Человечество, взятое в целом, становится мощной геологической силой. И перед ним, перед его мыслью и трудом, становится вопрос о перестройке биосферы в интересах свободно мыслящего человечества как единого целого. Это новое состояние биосферы, к которому мы, не замечая этого, приближаемся, и есть ноосфера. В 1922-1923 гг. на лекциях в Сорбонне в Париже я принял как основу биосферы биогеохимические явления. Часть этих лекций была напечатана в моей книге «Очерки геохимии», которая впервые была издана на французском языке в 1924 г., а затем в 1927 г. - в русском переводе. Приняв установленную мною биогеохимическую основу биосферы за исходное, французский математик и философ бергсонианец Е. Ле-Руа в своих лекциях в Коллеж де Франс в Париже ввел в 1927 г. понятие ноосферы как современной стадии, геологически переживаемой биосферой. Он подчеркивал при этом, что он пришел к такому представлению вместе со своим другом, крупнейшим геологом и палеонтологом Тейьяром де Шарденом, работающим теперь в Китае. Ноосфера есть новое геологическое явление на нашей планете. В ней впервые человек становится крупнейшей геологической силой. Он может и должен перестраивать своим трудом и мыслью область своей жизни, перестраивать коренным образом по сравнению с тем, что было раньше. Перед ним открываются все более и более широкие творческие возможности. И может быть, поколение наших внуков уже приблизится к их расцвету. Здесь перед нами встала новая загадка. Мысль не есть форма энергии. Как же может она изменять материальные процессы? Вопрос этот до сих пор научно не разрешен. Его поставил впервые, сколько я знаю, американский ученый, родившийся во Львове, математик и биофизик Альфред Лотка. Но решить его он не мог. Как правильно сказал некогда Гёте (1749 – 1832), не только великий поэт, но и великий ученый, в науке мы можем знать только, как произошло что-нибудь, а не почему. Что касается наступления ноосферы, то эмпирические результаты такого «непонятного» процесса мы видим кругом нас на


ЧЕЛОВЕК И БИОСФЕРА каждом шагу. Минералогическая редкость самородное железо - вырабатывается теперь в миллиардах тонн. Никогда не существовавший на нашей планете самородный алюминий производится теперь в любых количествах. То же самое имеет место по отношению к почти бесчисленному множеству вновь создаваемых на нашей планете искусственных химических соединений (биогенных «культурных» минералов). Масса таких искусственных минералов непрерывно возрастает. Все стратегическое сырье относится сюда. Лик планеты – биосфера – химически резко меняется человеком сознательно, и главным образом бессознательно. Меняется человеком физически и химически воздушная оболочка суши, все ее природные воды. В результате роста человеческой культуры в XX в. все более резко стали меняться прибрежные моря и части океана. Человек должен теперь принимать все большие и большие меры к тому, чтобы сохранить для будущих поколений никому не принадлежащие морские богатства. Сверх того человеком создаются новые виды и расы животных и растений. В будущем нам рисуются как возможные сказочные мечтания: человек стремится выйти за пределы своей планеты в космическое пространство. И, вероятно, выйдет. В настоящее время мы не можем не считаться с тем, что в переживаемой нами великой исторической трагедии мы интуитивно пошли по правильному пути, который отвечает ноосфере. Я говорю «интуитивно», поскольку вся история человечества развивается в этом направлении. Историк и государственный деятель только подходят к охвату явлений природы с этой точки зрения. Очень интересен в этом отношении подход к этой

119

проблеме, как историка и государственного деятеля, Уинстона Черчилля (1932). Ноосфера - последнее из многих состояний эволюции биосферы в геологической истории - состояние наших дней. Ход этого процесса только начинает нам выясняться из изучения ее геологического прошлого в некоторых своих аспектах. Приведу несколько примеров. Пятьсот миллионов лет тому назад, в кембрийской геологической эре, впервые в биосфере появились богатые кальцием скелетные образования животных, а растений больше двух миллиардов лет тому назад. Эта кальциевая функция живого вещества, ныне мощно развитая, была одной из важнейших эволюционных стадий геологического изменения биосферы. Не менее важное изменение биосферы произошло 70 – 110 млн. лет тому назад, во время меловой системы, и особенно третичной. В эту эпоху впервые создались в биосфере наши зеленые леса, всем нам родные и близкие. Это другая большая эволюционная стадия, аналогичная ноосфере. Вероятно, в этих лесах эволюционным путем появился человек около 15-20 млн лет тому назад. Сейчас мы переживаем новое геологическое эволюционное изменение биосферы. Мы входим в ноосферу. Мы вступаем в нее – в новый стихийный геологический процесс – в грозное время, в эпоху разрушительной мировой войны. Но важен для нас факт, что идеалы нашей демократии идут в унисон со стихийным геологическим процессом, с законами природы, отвечают ноосфере. Можно смотреть поэтому на наше будущее уверенно. Оно в наших руках. Мы его не выпустим. 22 июля, Боровое - 15 декабря 1943 г., Москва.


120

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

№ 3 (10)

Плакат Великой Отечественной войны

ЭТИ ДНИ… РУССКИЙ МИР ЖИВЕТ ПАМЯТЬЮ СЕРДЦА Оргкомитет акции «Русский мир – память сердца», Служба общественных связей фонда «Русский мир» Е-mail: fond@fondedin.ru; Е-mail: suhova@russkiymir.ru; E-mail: info@russkiymir.ru Телефоны: +7 (495) 980-25-67; +7 (495) 981-56-91; 8-903-158-55-78 По всему миру проходит акция «Русский мир – память сердца», посвященная юбилею Победы

В ноябре 2009 г. фонд «Русский мир» объявил о начале акции «Русский мир – память сердца», посвященной 65-летию победы в Великой Отечественной войне. Выступая с заявлением на Ассамблее Русского мира, исполнительный директор фонда Вячеслав Никонов призвал к участию в ней всех представителей Русского мира – соотечественников за рубежом, студентов и школьников, ветеранов и членов их семей, исследователей и журналистов, поисковые отряды, университетские и школьные музеи, религиозные общины, православные приходы и русские центры. Целью акции явилось сохранении памяти о Великой Отечественной войне, повышении заботы о ветеранах войны, живущих в разных странах, стимулировании интереса к событиям и фактам военной истории, расширении деятельности по сбору информации о военных памятниках, обелисках, малых музеях,

семейных архивах, о человеческих судьбах, опаленных войной. С момента объявления акция приобрела действительно глобальный характер. В числе первых ее поддержали ведущие российские вузы – СПбГУ, ДВГУ, МосГУ, Алтайский госуниверситет, а также Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы. Активную поддержку акции оказали русскоязычные информационные ресурсы в Казахстане, Китае, Украине, Узбекистане, Литве, Швеции, Германии, США, Канаде, Арабских Эмиратах – по всему миру. Надежными партнерами акции стали информационные порталы «Вести.uz», «Восточное полушарие», «Русский век», «Russkie.org», «Портал Русской общины Эстонии», «Русский Вашингтон», Германороссийский медиапортал, финский журнал «LiteraruS», норвежский журнал «Соотечественник» и десятки других СМИ.


ЭТИ ДНИ… К акции присоединились организации соотечественников разных стран, среди них Координационный совет соотечественников в Китае, организации соотечественников в Узбекистане, Австрии, Молдове, Эстонии и Киргизии, Лига поддержки российской культуры в Канаде, целый ряд организаций США и Европы и др.

9 февраля Международный совет российских соотечественников на заседании своего правления принял решение о поддержки акции.

Значительную роль в организации и проведении акции сыграли более 40 Русских центров, созданных фондом «Русский мир» в партнерстве с ведущими мировыми университетами и библиотеками. Русские центры в Дрездене, Салониках, Пекине, Кракове, Бухаресте, Варне, молдавском городе Бельцы, Порт-Артуре и других городах проведены круглые столы и симпозиумы, организовывались встречи с ветеранами, выставки и дискуссии, посвященные Великой Отечественной войне, был осуществлен уход за памятниками и сбор информацию для книг памяти.

121

Поддержка акции оказывалась в самых разных формах. В Узбекистане представительство «Россотрудничества» совместно с организациями соотечественников провело акцию «Память сердца» на уровне всей республики, лучшие работы были представлены в фонд на международный конкурс. В Приднестровье организацию акции и конкурса взяла на себя ведущая парламентская партия «Обновление» и комитеты Верховного совета республики. Лига поддержки русской культуры в Канаде совместно с Канадской ассоциацией ветеранов Второй мировой войны из Советского Союза осуществила в рамках акции программу мероприятий по поддержке ветеранов и организации их встреч с молодежью. В Аргентине представители культурного и научно-технического центра соотечественников «Наша Русь», молодёжного движения «Славянка» и при активном содействии и участии Координационного совета соотечественников Аргентины проводили встречи с ветеранами и записывают их воспоминания. Среди наиболее активных партнеров акции – организации «Русское радио», «Доброта без границ», «Русская школа», «Всегда вместе» (США), приднестровский благотворительный фонд «Планета детей», муниципальный совет Пискаревка г. Санкт-Петербурга, Гуманитарный институт телевидения и радиовещания им. М.А. Литовчина и др. На объявленный в рамках акции международный конкурс литературных, исследовательских и творческих работ «Русский мир – память сердца» уже поступили сотни материалов, рассказывающих об общественном или личном участии авторов в сохранении памяти о Великой Отечественной войне. Конкурс продолжался до 9 апреля, а заключительное мероприятие акции, на которое были приглашены авторы лучших работ со всего мира, состоялся 5 мая 2010 г. в Москве. Подробная информация об акции размещена на портале фонда «Русский мир» www.russkiymir.ru.

ДЕНЬ ПОБЕДЫ Н. Н. Кудрявцев Член-корреспондент РАН, ректор Московского физико-технического института (государственного университета)

Чем глубже и прочнее память о прошлом, тем крепче и надёжнее традиции. Память о прошлом всегда многогранна. Она – память многих поколений: она в сознании самих участников событий, в сознании

свидетелей этих событий, в сознании более молодого поколения. Физтех – сын победы советского народа в Великой Отечественной войне. Само создание физтеха, есть результат понимания высшим руководством страны значения научных


122

2006

Э В О Л Ю Ц И Я

достижений для обороноспособности, что определяется опытом Второй мировой войны. В его становлении и жизни в течение многих лет принимало участие то поколение, которое одержало победу – поколение победителей. Эти люди длительное время составляли основной костяк трудового коллектива, были ведущими учёными, педагогами, организаторами, служащими и рабочими института. Но, к большому сожалению, их остаётся всё меньше и меньше.

За десятилетия существования МФТИ сменилось не одно поколение «физтехов». Часто можно услышать от студентов «мои родители окончили физтех…». В обыденный же язык давно вошли выражения «физтех знает», «физтех может», «физтех осилит»… В

№3

них не только традиции системы физтеховского образования, но и традиции физтеховского трудового коллектива. Слова «физтех помнит» глубоко патриотичны. Здесь воплощена память всех поколений нашего коллектива. Физтеховская общность лишь частица российского общества, а память физтеха – маленький кусочек общенародной памяти о страшной трагедии войны и Великой Победе. Эта глубокая благодарственная народная память о подвиге поколения победителей – неизгладима. И очень важно, чтобы она прививалась молодому поколению, которое в скором времени будет определять судьбу России Есть даты, соприкосновение с которыми всегда глубоко волнует людей, вызывает у них самые сильные чувства, ещё резче подчёркивает их ответственность в настоящем за будущее. Именно такой датой является 9 Мая 1945-го – день Победы над фашистской Германией. Память о Великой Отечественной войне должна быть вечной. Об этом очень хорошо сказал выдающийся полководец четырежды Герой Советского Союза Маршал Советского Союза Жуков Георгий Константинович: «Я призвал бы нашу молодёжь бережно относиться ко всему, что связано с Великой Отечественной войной. Очень нужно изучать военный опыт, собирать документы, создавать музеи и сооружать монументы, не забывать памятные даты и славные имена. Но особенно важно помнить: среди вас живут бывшие солдаты. Относитесь к ним бережно. Советский солдат вынес тяжкие испытания. А сегодня старая рана заговорила, здоровье шалит, бывший фронтовик не станет вам жаловаться – не та закваска характера. Будьте сами предупредительны. Относитесь к ним чутко и уважительно. Это очень малая плата за всё, что они сделали для вас в 1941-м, 42-м, 43-м, 44-м, 45-м».

СВЯЩЕННАЯ ЗЕМЛЯ ГОРОДОВ-ГЕРОЕВ СОВЕТСКОГО СОЮЗА Б. С. Седов Доцент, полковник в отставке, Председатель Совета ветеранов МФТИ

Московский физико-технический институт со дня его основания (1946, 1951 гг.) являлся кузницей высококвалифицированных кадров в основном для оборонных отраслей страны и Академии наук СССР. Работники физтеха очень много делали для укрепления обороны страны и развития фундаментальных наук в области теоретической и прикладной физики. С первых лет рождения МФТИ и до сегодняшнего дня большой вклад в обучение и воспитание многих поколений наших студентов вносили и вносят преподаватели и сотруд-

ники института – участники Великой Отечественной войны и труженики тыла. В первые послевоенные годы (1946–1965 гг.) в МФТИ работало до 500 участников войны. Но, к сожалению, время неумолимо и жестоко к нашему здоровью. Ветераны по здоровью уходили из института. Участников войны становилось всё меньше и меньше. В 1975 г. их было 156 человек, в 1990 г. – 54 человека, в 2000 г. – 26 человек, в 2004 г. осталось 10 человек, в 2010 г. осталось всего 3 человека (в эти цифры не входят ветераны


ЭТИ ДНИ… войны – труженики тыла; данная категория ветеранов Великой Отечественной войны была определена «Законом о ветеранах» только в декабре 1994 г.). На январь 2004 г. тружеников тыла в МФТИ работало 55 человек, в 2010 г. - 24 человека.

В конце 1979 г. я, будучи начальником военной кафедры МФТИ, выступил с инициативой о доставке в музей института со всех Городов-Героев СССР Священной земли. Эту инициативу поддержал ректорат и партийный комитет МФТИ. Всё необходимое для проведения этой операции было поручено организовать проректору института – участнику Великой Отечественной войны, профессору Кузьмичёву Дмитрию Александровичу и начальнику военной кафедры полковнику, доценту Седову Борису Сергеевичу. В это время получил бурное развитие Музей боевой и трудовой славы МФТИ, а нештатным руководителем музея был назначен начальник 2-го отдела полковник в отставке, участник Великой Отечественной войны Попов Леонид Стефанович. На торжественном собрании института в феврале 1980 г., посвящённом 62-й годовщине Советской армии и ВМФ (в те годы такие собрания проводились ежегодно и имели большое политическое и воспитательное значение), было объявлено о принятом ректоратом и парткомом решении, которое было согласовано с Советским Комитетом ветеранов войны, о направлении ветеранов Великой Отечественной и групп студентов, победителей социалистического соревнования в честь 62-й годовщины Советских Вооружённых Сил, в Города-Герои для ознакомления с полями сражений в этих местах и доставки Священной Земли в капсулах от мемориалов

123

Городов-Героев в институт. Председатели секций ветеранов войны Городов-Героев получили соответствующие распоряжения от Советского комитета ветеранов войны об оказании необходимой помощи на местах для выполнения этой почётной миссии. Было определено и время поездки наших делегаций – апрель 1980 г. За февраль – март были подобраны кандидатуры от ветеранов Великой Отечественной войны и студентов; бухгалтерия института выделила необходимые денежные средства для оплаты всех командировочных расходов. В начале апреля 1980 г. все группы были собраны в музее института для предметного инструктажа. Определялось, что торжественная доставка и закладка Священной Земли будет проведена на торжественном собрании 6 мая 1980 г., т.е. в день 35-летия Праздника Победы. Все председатели Советов ветеранов войны Городов-Героев были мною поставлены в известность о времени прибытия наших делегаций и их составе. Следует отметить, что во всех Городах-Героях местные власти к нашим делегациям относились с большим вниманием и оказывали всяческую помощь во всём. По всем инструкциям о выдаче такой земли требуется её не просто взять где-то, а обязательно со священных мест, а земля должна пройти термическую обработку. Без этой операции её передавать на хранение нельзя. Напомним историю присвоения городам этого почётного звания. Первые Города-Герои были названы в Приказе Верховного главнокомандующего И.В.Сталина 1 мая 1945 г., ими стали Ленинград, Сталинград, Севастополь и Одесса. В мае 1965 г. было утверждено «Положение о Городах-Героях», в котором этим городам вручалась Золотая звезда и орден Ленина. Этим же указом Президиума Верховного совета СССР от мая 1965 г. присваивались звания «Город-Герой» Москве, Киеву и Брестской крепости («Крепость-Герой»). В 1973 г. становится «Городом-Героем» Новороссийск, в 1974 г. – Минск и Керчь, в 1976 г. – Тула, в мае 1985 г. – Мурманск и Смоленск. 5 мая 1980 г. в Концертном зале МФТИ прошло торжественное собрание коллектива института, посвящённого 35-ой годовщине Великой Победы Советского народа над фашистской Германией. Священную Землю с Городов-Героев доставили следующие делегации из участников Великой Отечественной войны, сотрудников МФТИ и студентов института (номера студенческих групп на период 1980 г.): Москва. Землю, взятую с северных рубежей обороны столицы, доставили: генерал-лейтенант, участник Великой Отечественной войны Петров И.Ф. полковник в отставке, участник Великой Отечественной войны Попов Л.С.


124

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

№ 3 (10)

полковник Сячинов А.Н. секретарь комитета ВЛКСМ института Зернов В.А. Ленинград. Землю, взятую на Пискарёвском кладбище, у монумента на Пулковских высотах и у памятника на Невском пятачке, доставили: полковник в отставке, участник Великой Отечественной войны Трубачёв П.А. студент 613 гр. Тужилкин В.А. студент 611 гр. Лизунов А.Б. Киев. Землю, взятую с могилы неизвестного солдата и с мест первой линии обороны города, доставили:

полковник в отставке, участник Великой Отечественной войны Глинских Л.С. студент 683 гр. Базакуца П.В. студент 682 гр. Колосов О.В. Минск. Землю, взятую с разных мест боёв под Минском и переданную нашей делегации в Белорусском Государственном музее ВОВ, доставили: профессор, ст. лейтенант в отставке, участник Великой Отечественной войны Китаев М.А. студент 624 гр. Иванов С.Н. студент 755 гр. Ерёменко Н.Ф.

Сталинград. Землю, взятую с мест самых ожесточённых боёв на Мамаевом кургане, доставили: полковник в отставке, участник Великой Отечественной войны Новиков М.Т. студент 552 гр. Галишников И.В. студент 654 гр. Михайлов С.А. Севастополь. Землю, взятую на Сапунгоре, доставили: полковник в отставке, участник Великой Отечественной войны Вергун И.К. студент 642 гр. Баранов Ю.Ф. студент 644 гр. Мухин Ю.В Одесса. Землю, взятую на Алее Славы у памятника неизвестному матросу, где захоронены герои Великой Отечественной войны, павшие за освобождение города, доставили: доцент, мл. лейтенант в отставке, участник Великой Отечественной войны Ольховский В.И. студент 632 гр. Марков В.В. студент 631 гр. Кобелев В.В. Керчь. Землю, взятую у обелиска Славы, доставили: доцент, мл. лейтенант в отставке, участник Великой Отечественной войны Макуха В.И.

студент 676 гр. Задорин И.В. студент 775 гр. Кудрик С.В. Новороссийск. Землю, взятую с легендарной Малой Земли, доставили: ст.л-т в отставке, участник Великой Отечественной войны, Цирлин А.И. студент 623 гр. Ющенко О.П. студент 623 гр. Шагин П.М. Тула. Землю, взятую с рубежа боёв Тульского рабочего полка и с братской могилы воинов, погибших при защите города, доставили: лейтенант в отставке, участник Великой Отечественной войны Ложкин Н.Я. студент 666 гр. Варганов И.Ю. Брестская крепость. Землю, взятую у стен Брестской крепости, где каждый сантиметр земли полит кровью её защитников, доставили: профессор, ст. лейтенант в отставке, участник Великой Отечественной войны Лидский В.Б. студент 632 гр. Бекиш В.С. студент 632 гр. Легостаев И.В.


ЭТИ ДНИ… Мурманск. Землю, взятую с рубежей береговой обороны Североморска и Мурманска, доставили (в мае 1985 г.): полковник, доцент Альбов Л.И. подполковник Зыков Г.С. студент Дюбайло В.В. Смоленск. Землю, взятую у Вечного Огня братской могилы воинов Смоленского кремля, доставили (в феврале 1986 года): майор Прусаков И.Б. студент ФМБФ Трихачев С.Ю. Порядок перечисления Городов-Героев соответствует их расположению у Кремлёвской стены в г. Москве. Из Концертного зала института Священная земля по приказу ректора (приказ подписывал проректор Кузьмичёв Д.А.) была перенесена в Музей МФТИ и взята под ответственность Попова Л.С. Вся эта церемония проходила торжественнотрогательно. Многие присутствующие на этом собрании плакали. Это не красное словцо, это

125

правда. Всё, что связано с Великой Отечественной войной для абсолютного большинства людей и сегодня их волнует, а равнодушие иных – не очень хороший признак. Необходимо в заключении отметить следующее. Все студенты, начиная прохождение военной подготовки, знакомятся с историей доставки земли в институт. По лицам студентов можно твёрдо сказать, что Священная земля Городов-Героев их делает более серьёзными, и приходит понимание, что это не просто какая-то горсть земли, а именно священная, политая кровью миллионов советских людей, ради независимости своей Родины и жизни последующих поколений, и их собственной в том числе. Хочешь проверить себя на зрелость, на умение оценить подвиг старших поколений ради тебя – подойди к Священной земле городов-героев. Около неё получишь ответ.

Плакат Великой Отечественной войны


126

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

№ 3 (10)

Отдых после боя. Худ. Ю. М. Непринцев. 1951 год

ЛИТЕРАТУРНЫЕ СТРАНИЦЫ ПЕСНИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ ПЕСНЯ ЗАЩИТНИКОВ МОСКВЫ Стихи А. Суркова Музыка Б. Мокроусова В атаку стальными рядами Мы поступью твердой идем. Родная столица за нами, Врагам преградим путь огнем. Припев: Мы не дрогнем в бою За столицу свою, Нам родная Москва дорога. Нерушимой стеной, Обороной стальной Разгромим, уничтожим врага. На марше равняются взводы, Гудит под ногами земля, За нами родные заводы И красные звезды Кремля. Припев. Для счастья своими руками Мы строили город родной. За каждый расколотый камень Отплатим мы страшной ценой. Припев. Не смять богатырскую силу,— Могуч наш заслон огневой. Захватчик найдет лишь могилу В туманных полях под Москвой. Припев: Мы не дрогнем в бою За столицу свою,

Нам родная Москва дорога. Нерушимой стеной Обороной стальной Разгромим, уничтожим врага. 1941 В ЗЕМЛЯНКЕ Стихи А. Суркова Музыка К. Листова Бьется в тесной печурке огонь, На поленьях смола, как слеза. И поет мне в землянке гармонь Про улыбку твою и глаза. Про тебя мне шептали кусты В белоснежных полях под Москвой. Я хочу, чтобы слышала ты, Как тоскует мой голос живой. Ты сейчас далеко, далеко, Между нами снега и снега. До тебя мне дойти нелегко, А до смерти — четыре шага. Пой, гармоника, вьюге назло, Заплутавшее счастье зови. Мне в холодной землянке тепло От моей негасимой любви. 1941 МОЯ ЛЮБИМАЯ Стихи Е. Долматовского Музыка М. Блантера Я уходил тогда в поход,


ЛИТЕРАТУРНЫЕ СТРАНИЦЫ В далекие края. Платком взмахнула у ворот Моя любимая. Второй стрелковый храбрый взвод Теперь моя семья. Поклон-привет тебе он шлет, Моя любимая. Чтоб дни мои быстрей неслись В походах и боях, Издалека мне улыбнись, Моя любимая. В кармане маленьком моем Есть карточка твоя, Так, значит, мы всегда вдвоем, Моя любимая. 1941 ВЕЧЕР НА РЕЙДЕ Стихи А. Чуркина Музыка В. Соловьёва-Седого Споемте, друзья, ведь завтра в поход Уйдем в предрассветный туман. Споем веселей, пусть нам подпоет Седой боевой капитан. Припев: Прощай, любимый город, Уходим завтра в море. И ранней порой Мелькнет за кормой Знакомый платок голубой. А вечер опять хороший такой, Что песен не петь нам нельзя; О дружбе большой, о службе морской Подтянем дружнее, друзья! Припев. На рейде большом легла тишина, А море окутал туман, И берег родной целует волна, И тихо доносит баян: Припев: Прощай, любимый город, Уходим завтра в море. И ранней порой Мелькнет за кормой Знакомый платок голубой. 1941 ОГОНЕК Стихи М. Исаковского Музыка народная На позицию девушка Провожала бойца. Темной ночью простилася На ступеньках крыльца. И пока за туманами Видеть мог паренек, На окошке на девичьем Все горел огонек. Парня встретила славная

Фронтовая семья, Всюду были товарищи, Всюду были друзья. Но знакомую улицу Позабыть он не мог: Где ж ты, девушка милая? Где ж ты, мой огонек? И подруга далекая Парню весточку шлет, Что любовь ее девичья Никогда не умрет; Все, что было загадано, В свой исполнится срок,— Не погаснет без времени Золотой огонек. И просторно и радостно На душе у бойца От такого хорошего От ее письмеца. И врага ненавистного Крепче бьет паренек За Советскую Родину, За родной огонек. 1942 В ПРИФРОНТОВОМ ЛЕСУ Стихи М. Исаковского Музыка М. Блантера С берез, неслышен, невесом, Слетает желтый лист. Старинный вальс «Осенний сон» Играет гармонист. Вздыхают, жалуясь, басы, И, словно в забытьи, Сидят и слушают бойцы — Товарищи мои. Под этот вальс весенним днем Ходили мы на круг, Под этот вальс в краю родном Любили мы подруг; Под этот вальс ловили мы Очей любимых свет. Под этот вальс грустили мы, Когда подруги нет. И вот он снова прозвучал В лесу прифронтовом, И каждый слушал и молчал О чем-то дорогом; И каждый думал о своей, Припомнив ту весну, И каждый знал — дорога к ней Ведет через войну... Так что ж, друзья, коль наш черед,— Да будет сталь крепка! Пусть наше сердце не замрет, Не задрожит рука; Пусть свет и радость прежних встреч Нам светят в трудный час, А коль придется в землю лечь,

127


128

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

Так это ж только раз. Но пусть и смерть — в огне, в дыму Бойца не устрашит, И что положено кому Пусть каждый совершит. Настал черед, пришла пора,— Идем, друзья, идем! За все, чем жили мы вчера, За все, что завтра ждем; За тех, что вянут, словно лист, За весь родимый край... Сыграй другую, гармонист, Походную сыграй! 1942

№ 3 (10)

СЛУЧАЙНЫЙ ВАЛЬС Стихи Е. Долматовского Музыка М. Фрадкина Ночь коротка, Спят облака, И лежит у меня на ладони Незнакомая ваша рука. После тревог Спит городок. Я услышал мелодию вальса И сюда заглянул на часок. Хоть я с вами почти незнаком И далеко отсюда мой дом, Я как будто бы снова Возле дома родного. В этом зале пустом Мы танцуем вдвоем, Так скажите мне слово, Сам не знаю о чем. Будем кружить, Петь и дружить. Я совсем танцевать разучился И прошу вас меня извинить. Утро зовет Снова в поход. Покидая ваш маленький город, Я пройду мимо ваших ворот. Хоть я с вами почти незнаком И далеко отсюда мой дом, Я как будто бы снова Возле дома родного. В этом зале пустом Мы танцуем вдвоем, Так скажите мне слово, Сам не знаю о чем. 1943

А то и с пулеметом Сквозь огонь и стужу мы прошли. Жив ты или помер — Главное, чтоб в номер Материал успел ты передать. И чтоб, между прочим, Был фитиль всем прочим, А на остальное — наплевать! Без глотка, товарищ, Песню не заваришь, Так давай по маленькой хлебнем! Выпьем за писавших, Выпьем за снимавших, Выпьем за шагавших под огнем. Есть, чтоб выпить, повод — За военный провод, За У-2, за «эмку», за успех... Как пешком шагали, Как плечом толкали, Как мы поспевали раньше всех. От ветров и водки Хрипли наши глотки, Но мы скажем тем, кто упрекнет: — С наше покочуйте, С наше поночуйте, С наше повоюйте хоть бы год. Там, где мы бывали, Нам танков не давали, Репортер погибнет — не беда. Но на «эмке» драной И с одним наганом Мы первыми въезжали в города. Помянуть нам впору Мертвых репортеров. Стал могилой Киев им и Крым. Хоть они порою Были и герои, Не поставят памятника им. Так выпьем за победу, За свою газету, А не доживем, мой дорогой, Кто-нибудь услышит, Снимет и напишет, Кто-нибудь помянет нас с тобой. Жив ты или помер — Главное, чтоб в номер Материал успел ты передать. И чтоб, между прочим, Был фитиль всем прочим, А на остальное — наплевать! 1943

КОРРЕСПОНДЕНТСКАЯ ЗАСТОЛЬНАЯ Стихи К. Симонова Музыка М. Блантера От Москвы до Бреста Нет такого места, Где бы не скитались мы в пыли, С «лейкой» и с блокнотом,

ПРОЩАЙТЕ, СКАЛИСТЫЕ ГОРЫ Стихи Н. Букина Музыка Е. Жарковского Прощайте, скалистые горы, На подвиг Отчизна зовет! Мы вышли в открытое море, В суровый и дальний поход. А волны и стонут, и плачут,


ЛИТЕРАТУРНЫЕ СТРАНИЦЫ И плещут на борт корабля... Растаял в далеком тумане Рыбачий, Родимая наша земля. Корабль мой упрямо качает Крутая морская волна, Поднимет и снова бросает В кипящую бездну она. Обратно вернусь я не скоро, Но хватит для битвы огня. Я знаю, друзья, что не жить мне без моря, Как море мертво без меня. Тяжёлой походкой матросской Иду я навстречу врагам, А после с победой геройской К скалистым вернусь берегам. Хоть волны и стонут, и плачут, И плещут на борт корабля, Но радостно встретит героев Рыбачий, Родимая наша земля. 1944 ПЕСНЯ АРТИЛЛЕРИСТОВ Стихи В. Гусева Музыка Т. Хренникова Горит в сердцах у нас любовь к земле родимой, Мы в смертный бой идем за честь родной страны. Пылают города, охваченные дымом, Гремит в седых лесах суровый бог войны. Припев: Артиллеристы, Сталин дал приказ! Артиллеристы, зовет Отчизна нас! Из тысяч грозных батарей За слезы наших матерей, За нашу Родину — огонь! Огонь! Узнай, родная мать, узнай, жена-подруга, Узнай, далекий дом и вся моя семья, Что бьет и жжет врага стальная наша вьюга, Что волю мы несем в родимые края. Припев. Пробьет победы час, придет конец похода, Но прежде, чем уйти к домам своим родным, В честь Родины своей, в честь нашего народа Мы радостный салют в полночный час дадим. Припев: Артиллеристы, Сталин дал приказ! Артиллеристы, зовет Отчизна нас! Из тысяч грозных батарей

За слезы наших матерей, За нашу Родину — огонь! Огонь! 1944 ДОРОГИ Стихи Л. Ошанина Музыка А. Новикова Эх, дороги... Пыль да туман, Холода, тревоги Да степной бурьян. Знать не можешь Доли своей: Может, крылья сложишь Посреди степей. Вьется пыль под сапогами, степями, полями, А кругом бушует пламя Да пули свистят. Эх, дороги... Пыль да туман, Холода, тревоги Да степной бурьян. Выстрел грянет, Ворон кружит, Твой дружок в бурьяне Неживой лежит. А дорога дальше мчится, пылится, клубится, А кругом земля дымится – Чужая земля. Эх, дороги, Пыль да туман, Холода, тревоги Да степной бурьян. Край сосновый, Солнце встает. У крыльца родного Мать сыночка ждет. И бескрайними путями — степями, полями — Все глядят вослед за нами Родные глаза. Эх, дороги... Пыль да туман, Холода, тревоги Да степной бурьян Снег ли, ветер Вспомним, друзья. Нам дороги эти Позабыть нельзя. 1945

129


130

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

№ 3 (10)

РЕДЬЯРД КИПЛИНГ (1865 – 1936) ПЫЛЬ Перевод Ады Оношкович-Яцыны* День - ночь - день - ночь - мы идем по Африке, День - ночь - день - ночь - всё по той же Африке. (Пыль - пыль - пыль - пыль - от шагающих сапог.) Отпуска нет на войне! Восемь - шесть - двенадцать - пять - двадцать миль на этот раз, Три - двенадцать - двадцать две - восемьдесят миль вчера. (Пыль - пыль - пыль - пыль - от шагающих сапог.) Отпуска нет на войне! Брось - брось - брось - брось - видеть то, что впереди. Пыль - пыль - пыль - пыль - от шагающих сапог. Все - все - все - все - от нее сойдут с ума. Отпуска нет на войне! Ты - ты - ты - ты - пробуй думать о другом, Бог - мой - дай сил - обезуметь не совсем. (Пыль - пыль - пыль - пыль - от шагающих сапог.) Отпуска нет на войне! Счет - счет - счет - счет - пулям в кушаке веди. Чуть - сон - взял - верх - задние тебя сомнут. (Пыль - пыль - пыль - пыль - от шагающих сапог.) Отпуска нет на войне! Для - нас - всё - вздор - голод, жажда, длинный путь, Но - нет - нет - нет - хуже, чем всегда одно – Пыль - пыль - пыль - пыль - от шагающих сапог. Отпуска нет на войне! Днем - все - мы - тут - и не так уж тяжело, Но - чуть - лег - мрак - снова только каблуки. (Пыль - пыль - пыль - пыль - от шагающих сапог.) Отпуска нет на войне! Я - шел - сквозь - Ад - шесть недель, и я клянусь, Там - нет - ни - тьмы - ни жаровен, ни чертей, Но - пыль - пыль - пыль - пыль - от шагающих сапог, И отпуска нет на войне! *Ада Ивановна Оношкович-Яцына (1896-1935), ученица Н.Н.Гумилёва и М.Л.Лозинского, автор первых переводов стихотворений Р. Киплинга на русский язык(1922)

ЗАПОВЕДЬ Перевод Михаила Лозинского Владей собой среди толпы смятенной, Тебя клянущей за смятенье всех, Верь сам в себя наперекор вселенной, И маловерным отпусти их грех; Пусть час не пробил, жди, не уставая, Пусть лгут лжецы, не снисходи до них; Умей прощать и не кажись, прощая, Великодушней и мудрей других. Умей мечтать, не став рабом мечтанья, И мыслить, мысли не обожествив; Равно встречай успех и поруганье, He забывая, что их голос лжив; Останься тих, когда твое же слово Калечит плут, чтоб уловлять глупцов, Когда вся жизнь разрушена и снова Ты должен все воссоздавать c основ. Умей поставить в радостной надежде, Ha карту все, что накопил c трудом,

Bce проиграть и нищим стать как прежде И никогда не пожалеть o том, Умей принудить сердце, нервы, тело Тебе служить, когда в твоей груди Уже давно все пусто, все сгорело И только Воля говорит: «Иди!» Останься прост, беседуя c царями, Будь честен, говоря c толпой; Будь прям и тверд c врагами и друзьями, Пусть все в свой час считаются c тобой; Наполни смыслом каждое мгновенье Часов и дней неуловимый бег, – Тогда весь мир ты примешь как владенье Тогда, мой сын, ты будешь Человек!


131 К СВЕДЕНИЮ АВТОРОВ Журнал «Эволюция» публикует материалы (статьи, дискуссии, рецензии, комментарии и пр.) по всем разделам естественных и общественных наук, а также заметки и сообщения о событиях в науке и искусстве. Однако, предпочтение отдается эволюционной тематике во всех ее проявлениях. Статьи принимаются по электронной почте. При отсутствии такой возможности можно передать материалы на дискете 3,5 дюйма, на компакт-диске или, как исключение, напечатанные на пишущей машинке, на одном из наших семинаров в МОИП (Зоомузей МГУ: г. Москва, ул. Большая Никитская, д. 6) в 1-ю и 3-ю среду каждого месяца с 17 до 20 час. Материалы, присылаемые по E-mail должен состоять из присоединенных к письму файлов (attachments) с текстами публикаций, поименованных ключевыми словами названия публикации, и файла с анкетой-заявкой, поименованного фамилией автора. В анкете-заявке должны быть указаны: фамилия, имя, отчество, год рождения, образование (учебное заведение полное и сокращенное название, год окончания), место работы (полное и сокращенное название), должность, ученая степень и звание, адрес, телефоны, факс, электронный адрес, (включая контактные в Москве), название материала, круг научных интересов, ключевые слова и список основных публикаций автора, оформленный по ГОСТ. Следует также указать, какие из этих сведений автор согласен опубликовать на интернет - сайте журнала. Отсутствие указаний означает передачу права выбора рубрики для публикации материалов в компетенцию редакции.

Рукописи, оформленные в соответствии с правилами, следует направлять редакторам рубрик: 1. Информатика, Иск. интеллект - Саночкину Владимиру; E-mail: vvsano@yandex.ru 2. Физика, Химия, Космология- Берсеневу Семену; E-mail: kozerog48@mail.ru 3. Геология, Климат - Земцову Александру; E-mail: azemtsov@com2com.ru 4. Биосфера, Экология – Муралеву Николаю; E-mail: ndmuralev@rambler.ru 5. Общество, Искусство, Лит.страницы - Ганже Александру; E-mail: a.ganga@ihst.ru 6. Религия, Религиоведение – Соркину Эдуарду; E-mail: dimedsor@mail.ru 7. Политология, Право - Тыняновой Ольге; E-mail: ucg.ltd@list.ru 8. Экономика - Мелокумову Евгению; E-mail: eugenevm@mail.ru 9. О непознанном (телепатия, НЛО, и т.д.) Соколову Андрею; E-mail: dansajuliana@yandex.ru Материалы, напечатанные в 2 столбика (расстояние между ними – 0,4), исключая список литературы, сноски, глоссарий, таблицы, резюме, иллюстрации и подписи к ним, не должны превышать 10 тыс. знаков с пробелами для сообщений, 20 тыс. - для статей обобщающего характера и излагающих существенные научные данные, 5 тыс - для рецензий и хроникальных заметок Весь материал желательно укладываться в целое число пронумерованных страниц. Текст должен быть набран на компьютере шрифтом кегль 11, интервал между строчками – 11 пт, в формате Word (файл с расширением .doc). Редакция оставляет за собой право возвращать авторам без рассмотрения материалы, не оформленные по данным техническим требованиям. В списке литературы цитируемые работы нумеруются. Каждая цитируемая работа должна занимать отдельный абзац в списке. Кроме фамилии и инициалов автора(ов), точного названия работы, в списке литературы обязательно нужно указать город и год издания работы (если это книга), полное название журнала или сборника, его том, номер, страницы (если это статья). Для книг указывается общее число страниц или только те страницы, на которые есть ссылки в данной публикации. При ссылках на литературу в тексте статьи в квадратных скобках приводится номер источника в списке литературы и, через запятую, страницы, на которые ссылается автор. Текст должен быть тщательно отредактирован, все цитаты – выверены. Авторы опубликованных материалов несут ответственность за неточность воспроизведения приведенных цитат, экономико-статистических данных, собственных имен, географических названий и прочих заимствованных сведений, а также за отсутствие или некорректность необходимых ссылок на работы других авторов Количество иллюстраций не должно быть более трех (включая рисунки и фотографии). Иллюстрации представляются в отдельных файлах в формате JPG, TIF, GIF, BMP, или DOC. Они должны быть контрастными, четкими, ясными, без помарок и размытых контуров. Подписи к иллюстрациям даются на отдельной странице. В тексте статьи должны быть обязательно даны ссылки на иллюстрации. Аннотация и название работы даются на английском и русском языках. Приводится английское написание фамилий авторов. Редакция не будет возражать против пространного резюме (до 1,5 страниц), если оно будет написано на хорошем научном английском языке; в противном случае резюме будет сокращено и отредактировано. Для рецензий и заметок следует привести только перевод заглавия и английское написание фамилий авторов. В тексте рецензии нужно обязательно приводить полные выходные данные о рецензируемой работе: фамилии и инициалы всех авторов, точное название (без сокращений, каким бы длинным оно не было), подзаголовки, место издания, название издательства, год публикации, число страниц (обязательно), тираж (желательно). Оттиски статей не выдаются и не высылаются. Редакция не уведомляет авторов о получении рукописи и этапах ее прохождения.


132

2010

Э В О Л Ю Ц И Я

№ 2 (9)

Дорогие друзья! Приглашаем Вас на увлекательную планету здоровья и долголетия, молодости, любви и красоты — «Кедроград»™, где воплощаются мечты и самые смелые желания… Обратимся к целительным силам Природы, которая не раз спасала еще наших предков – долгожителей несколько веков назад. Недаром древняя латинская поговорка гласит: «Врач лечит, природа излечивает». Опираясь на исконно древние сибирские традиции, Вы можете заглянуть с нами в завтрашний день и ознакомиться с новыми разработками в медицине и косметологии, значительно улучшить состояние здоровья и своей внешности, повысить материальное благополучие. Вы можете побаловать родных и близких шедеврами кулинарного искусства. Благодаря нашей продукции, привычные повседневные блюда приобретут изысканный, утонченный вкус, причем без каких – либо усилий и лишних затрат времени. Знакомство с продукцией кедрового промысла под торговой маркой «Кедроград»™ подобно первой любви. Отведав однажды, уже невозможно от нее отказаться, она покоряет вкус и сердца самых взыскательных гурманов. Главное преимущество нашей продукции в том, что она выполнена по сохранившимся древнеславянским рецептам. Используемое для изготовления сырье получают из богатейших сокровищниц России – сибирской тайги, Горного Алтая, Дальнего Востока. Это кедровые орехи и ценнейшее масло кедрового ореха, экстракт пихты сибирской, прополис, мед и маточкино молочко, натуральные лечебные бальзамы и природные травы, витаминные комплексы с женьшенем и ароматические масла на основе кедровой живицы, а также эксклюзивная лечебная косметика с активным иммуностимулирующим действием. Вся продукция сертифицирована. Современные технологии переработки, высокая квалификация сотрудников компании, тщательный подбор ассортимента и контроль каждой партии позволяет обеспечивать стабильно высокий уровень качества продукции. Лучше один раз попробовать, чем сто раз услышать или увидеть. Никто не уходит от нас разочарованным или с пустыми руками. Все находят для себя что-то необходимое, полезное, интересное.

Счастья Вам, успехов и здоровья! Руководитель группы компаний «КЕДРОГРАД»™ - В. В. Ганжа. ОБРАЩАТЬСЯ ПО ТЕЛ. 921-34-34, 746-58-53