Page 1


Литературный альманах Народа Звезды

Лалангамена Вып. 4. Антология материалов 2002-2006 года с корректурой и добавлениями.

Копирование и распространение всего журнала и его отдельных материалов разрешено и приветствуется при условии ссылки на автора материала и указания электронного адреса журнала (http://cardshouse.castalia.ru).

Copyleft: © Клуб поэзии и авторской песни «Аделаида», 2002-2006; © Братство по Воде, 2002-2006; © Калининградский эзотерико-информационнай центр «93 in 39», 2010; а также авторы журнала: Leypha aka Meg Succubus Filth Leypha aka Meg Succubus Filth (иллюстрации)

Редактор, корректор, верстальщик: Fr. Nyarlathotep Otis. 236000 Калининград, ул. Нарвская 17, 11. http://alther.narod.ru http://cardshouse.castalia.ru E-mail: 93in39@gmail.com За помощь в корректуре выражаем признательность Самурай (Киев).

2


Leypha aka Meg Succubus Filth

3


To chemist Как горько и пусто, Когда знаешь, что навсегда... Как страшно и жутко, Когда знаешь, что никогда... Как загораются свечи В потѐмках усталой души, Не будет встречи, Все в мире места холодны... Как, покидая дом, Ты знаешь, что там ты чужой, Как поселиться в мире, Где ты живѐшь, сам не свой Как будет метаться ветер В пустынных чужих домах, Как солнце тебе не засветит, Чтобы растопить чужой мрак... Как, оглянувшись назад, Ты увидишь...

4


Бесконечный путь Когда вокруг густейший мрак И Солнце меркнет в небосводе, Когда зловещий мѐртвый Враг Грозит замком твоей Свободе, Всегда я знаю, что есть шанс, И ключ всегда в моей руке. Открою дверь и, сделав шаг, Я окажусь в своей стране. Есть в небе дверь, за нею звѐзды, За ними — мрак и тишина. Но, пролетая Бесконечность, За ней я попаду Туда. Хоть и идѐшь ты далеко, Всѐ ж остаѐшься ты на месте. Ты низко или высоко, Но всѐ равно с тобой мы вместе. И нас найти никто не может, А нам не видно никого. Но эта Сила нам поможет, Когда не станет ничего. И, воротясь в свою реальность, Ты станешь жизни Королѐм, И рухнет серая банальность, Когда телами мы умрѐм. Ты разглядишь в Хрустальном Шаре, Что раньше видеть не хотел, В ползущем кровяном тумане Увидишь Жизни ты Предел. Есть в небе дверь, за нею звѐзды, За ними — мрак и тишина. Но, пролетая Бесконечность, За ней ты попадѐшь Туда

5


Даниел Вечер тѐмный... Снег ложится на мѐрзлую землю... Холод мѐртвый... Души тихо в могилах дремлют... Мне с тобой хорошо... Мне с тобой ничего не страшно... Мне с тобою тепло... Грустью Смерти твой лик окрашен... Молчаливый мой друг... Ты как призрак печали прекрасен... Оглянулась я вдруг... Силуэт твой уж так не ясен... Далеко в стороне... С хладной Тьмою и снегом смешался... Только тихо вздохнул... И с ветрами во мглу умчался... Вспоминать о тебе Я в холодном лесу осталась... На чужой стороне В тѐмном мире твоѐм я скиталась... О чудовище! Нежный, прекрасный, желанный... Что за зверь в тебе? Страшный, слепой, безобразный... Что ты сделал со мной? Оживил иль убил... одурманил... Быть твоею рабой Своей Дьявольской силой заставил... За тобой я уйду... Хоть в твой гроб... хоть в твою могилу... Я тебя обниму И в твой омут навеки сгину... Только, боже, вернись! Не оставь меня в вечной ночи! Дьявол мой! Покажись! Ждать тебя здесь одной нету мочи.... 6


Снег сильнее летит... Тьма, кружась, на меня набежала... Ветер, слышу, свистит... Твоя тень на могилы упала... И уже ты со мной... О, твои вожделенны объятья! И, смешавшись с тобой, Погружаюсь в кровавую страсть я... Я не чувствую боль... О любовь! Ты слепа и безумна! Быть с тобою позволь! Лишь с тобой моя жизнь безрассудна... Но уж близок рассвет... Я теряю твои очертанья... Вот уж близок рассвет... Губит светом Любви созданье...

7


Двое из двух Он — создатель сей Земли, Повелитель их Судьбы На краю... Вселенной. Он может сильно наказать, Может просто всех убрать, Словно грязь... Вселенной. Он стремится всѐ познать, И он желает всех собрать До краѐв... Вселенной. Он играет в свой народ, И он весело живѐт В глубине... Вселенной. И Он смотрит свысока, Изучает Он тебя, Все твои пути вперѐд. Оступился и пропал, Прямо в Бездну ты упал Тебя Дьявол... заберѐт! Теперь, когда ты здесь, Во Тьме и глуши, Пойми всей жизни смысл, Куда мы пришли, Чего ты искал и что ты нашѐл, Куда ты бежал и к чему ты пришѐл. Ведь Рай — это Ад, и Ад — на Земле. Так что же ты видишь в Безумном Огне? Ступай же в Огонь и оставь Темноту, И ты не один ведь... я тоже иду! Уж лучше гореть этим Жутким Огнем! Давай же навеки останемся в нѐм! Пускай обжигает нас Пламя Страстей, Безумное Море из слѐз и огней, Ведь Жизнь — это Страсть, Ведь Жизнь — это Боль. Что можно построить без крови и слѐз? Он зальѐт наш Огонь и развеет наш Прах, Оставит пустыню... и ветер... и страх...

8


Дева моря И плакала дева у моря, И падали слѐзы в волну. Душа разрывалась от горя, Спускаясь навеки ко дну. На дне, где в тиши бессветной Тихо бродит еѐ душа, Проклятье ей быть бессмертной, Со Смертью гулять не спеша. Когда не подвержен ты Смерти, Приходиться с нею дружить, И в тихом дыхании Смерти Любимых друзей пережить. Потом, не найдя утешенья, Опуститься в глубину вод... Но снова приходит смятенье И жить в тишине не даѐт. И так она бродит у моря, Роняя слѐзы в волну. Душа еѐ плачет от горя. Еѐ ты увидишь — одну...

9


День после меня Однажды утром ты проснѐшься, Откроешь сонные глаза, Быть может, солнцу улыбнѐшься, А может, встанешь просто так. Когда вдруг, подойдя к окну, Почувствуешь, как что-то щемит сердце, Когда к сознанью твоему Вдруг жутким звоном память возвратится. И всѐ внутри тебя похолодеет, И нечем станет вдруг дышать, Когда ты с болью осознаешь... Что будешь утра без меня теперь встречать. То будет в первый раз, но не в последний, Когда ты будешь словно в пустоту кричать И никого в ответ не дозовѐшься, Лишь только эхо будет имя повторять. Ты проживѐшь и день, и два, и много, Ты будешь новых всѐ людей встречать, Но никого такого больше ты не встретишь, С кем можно будет так часами вот болтать. Ты ощутишь такую пустоту, Какой вовеки раньше не бывало, Как будто половины нет тебя, И чтоб восполнить — и Вселенной мало. И каждый раз, когда услышишь песню, Которую мы слушали с тобой, Тоской немыслимою захлебнѐтся сердце, И разум будет не в ладах с самим собой. Тогда ты снова станешь вспоминать И оживлять ушедшие виденья, И со слезами будешь понимать, Как много могут значить мелочи и мненья. Однажды утром ты проснѐшься, Откроешь сонные глаза, От ощущенья Смерти содрогнѐшься... ...Когда не станет здесь меня... 10


Дьявол Две тысячи лет моих Адских страданий. Две тысячи лет сплошной боли и Тьмы. Две тысячи лет тех жестоких изгнаний. Простое проклятье... забвенье людьми. Им всем был приказ от меня отвернуться, Не сметь даже думать и слушать о том, Кто может сквозь сны и виденья вернуться. Но время настало услышать о нѐм... Когда-то ведь раньше мы были друзьями, Богами, способными жизнь созидать. Я плоть, а он — душу, мы были Богами, Пока не настала пора выбирать. Тогда же решил он, что справится лучше. Едины законы — единая власть. А твари его лишь его будут слушать, Его почитать, о нѐм песни слагать. Он стал мне приказывать, словно плебею, Карать на земле тех, кто думать посмел, Кто в образ его отказался поверить, Кто понял в могуществе Божьем предел. И я подчиняться ему отказался «Ты сам же им выбор оставить велел!» Тогда силуэт его с трона поднялся «Их выбор — мой выбор, такой вот удел» «Ответь Сатана, ты со мною иль против?» Вопрос не заставил меня размышлять. «Останусь с людьми я, конечно же, против! Ты предал меня, заставляешь всех лгать...» И в этот же вечер на Землю сошѐл я. Я людям решился о правде сказать, Что Богу презренны их разные лица, Он в зеркало хочет по жизни играть. И в ужасе все от него отвернулись, Остались, быть может, один или два. Тогда ж небеса, словно свитки, свернулись, Погибли все люди... ушли навсегда. 11


Визжащим огнѐм пожирало их плоти, Моря разрывали свои берега, И агнцы его начинали охоту, Охоту на Зверя, а значит — меня. О Боже мой праведный, добрый и честный, Кого же тогда призывал ты прощать? Врагов возлюбить, от плевков быть утѐртым, Другую щѐку под удар подставлять... В зловонной геенне, в пылающей гари, На тысячи лет ты оставил меня. Твои наказанья присущи маньякам. Откуда такие взялись у тебя? Две тысячи лет моих Адских страданий. Две тысячи лет сплошной боли и Тьмы. Две тысячи лет тех жестоких изгнаний. Простое проклятье... забвенье людьми. Две тысячи лет наблюдаю виденья. Две тысячи лет мои руки в цепях. Две тысячи лет... а быть может, я молод, Быть может, и женщина есть у меня... Ты проклял еѐ в ту же вечную бездну, Ты спрятал еѐ за пространством огня, Ты плоти лишил еѐ вечную душу, Ты спрятал, ты отнял еѐ у меня!!! И нету мне выхода, нету спасенья. Лишь только я выйду — посадишь опять. Вся жизнь — наказанье, и нет утешенья. Где милость твоя, я пытаюсь понять! Две тысячи лет просидел я в неволе: Достаточно времени поразмышлять. Быть может, уже не сержуся я боле, Но злобы тебе у меня не занять. Простить ты не можешь, а может, не хочешь? Ты должен всѐ время меня побеждать. И нету возможности это исправить, Ведь люди за это погибнут опять.

12


Так было во веки веков... Так будет на тысячи лет. Нам нужно всѐ изменить, А то они могут всех снова убить.

13


Живи после смерти И вот снова вечер. На день опустилась Ночь. Одетый в Печаль, Я бегу снова прочь... Я вижу, как Звѐзды на небе горят, Я вижу тебя, отводящую взгляд. Я снова несусь, Ухожу в этот лес. Твой зов словно жало В мозги мои влез. Я чувствую холод забытых Ночей, С тех пор, как я умер... С тех пор, как ничей... Я вижу тебя В этом Замке пустом, И вот уже я Забегаю в твой дом. Иду по ступеням — спускаюсь в подвал, Туда, где страданья, туда — где пропал... Мне вовсе не страшно! Забыл я про страх. Мой страх растворился В гробу, где мой прах. Вот свечи печально по стенам горят. Я вижу тебя, наводящую взгляд... Скользящей походкой Навстречу идѐшь. Какую же пытку Ты мне принесѐшь? И вот твои руки — как кольца Змеи Обвили меня, я как рыба в сети. Сдаюсь добровольно, Мне нечего ждать. Осколки от жизни... Им долго лежать. 14


О, Элен, Любимая, будь же со мной! Ведь я после Смерти остался с тобой! Ты украла меня, Когда я был живой, Я твой вечный пленник, Навеки я твой... Меня снова свяжешь и будешь кусать? Захочу я уйти — ты не будешь пускать. Но мне некуда больше Пытаться уйти: Я вошѐл в эту Ночь, И назад нет пути...

15


И убил Каин Авеля... Я видела Смерть, Я видела Боль, Я видела реки безумья и слѐз. Я знала Любовь, И я знала Порок, Я видела мѐртвым сегодня тебя... Ты в доме своѐм На кровати лежал, Стилеты-маньяки впились в твою плоть. Ты, словно Иисус, Был на койке распят, И кровью твоею был залит весь пол. Твой рот был открыт, И ужас в глазах Застыл, замороженный Смертью. Дрожащей рукой Я коснулась тебя, А ты был холодный и бледный. Я долго стояла, Пытаясь понять: То сон или жуткая правда. И я убежала. Теперь я одна, И Смерть пожирает мой разум...

16


Как приходил Харон Тихо капает сок. Он стекает в траву. Это не человек, Не волнуйся о нѐм. Всѐ живое вокруг Создано для тебя? Ты смеѐшься, мой друг? Ты живѐшь для себя... Отправляясь домой, Ты пройдѐшь сквозь меня. Я приду за тобой, Лишь уляжешься спать. Я — Смерть... Теперь тобой хочу играть! Я — Смерть... Мои глаза не могут спать! Ты воскликнешь во сне, Ты откроешь глаза, Ты попался ко мне, И вокруг — чернота. Ты трясѐшься, козѐл? Ты боишься пропасть! Но никто не придѐт, Так что можешь орать! Я — Смерть... Теперь тобой хочу играть! Я — Смерть... Мои глаза не могут спать! О, не бойся меня, Я не сделаю зла. Ты о Рае мечтал? Я избавил тебя. О, конечно... лицо, Ты не видишь его. Я безликий с тех пор, Как живу без него. Я — Смерть... Моя рука всегда с тобой! Я — Смерть... Ступай уверенней за мной! 17


Я открою секрет, Что случилось вчера: Был всего лишь надрез, Расступилась кора. Ты увидел лишь сок, Что из раны потѐк, Ты не видел Души, Что покоилась в нѐм... Тихо капает кровь И стекает в траву. Это был человек. Позаботьтесь о нѐм...

18


*** Когда бы ни упали звѐзды с неба, Когда бы ни исчезли берега морей, Когда б ни перестало биться сердце, Всегда меня держи в душе своей... Люби меня и добрую, и злую, Люби меня прекрасною и страшной, Люби меня хорошую, плохую, Люби меня спокойною и страстной. Люби меня как море любит берег. Оно прибойною волною обнимает. Ведь море знает, что есть берег, И он всегда его на месте ожидает. Люби меня, как птица любит небо, Когда она парит в его просторе. Для птицы счастье беспредельно, Она свободы радость обретает в небосводе. Люби меня, как звери любят лес. Они таятся в его чаще. Ведь для зверей другого места нет, Где мог бы не найти охотник проходящий. Люби меня, как ласковый цветок, Что распустился под дурман весенний. Он слаб и нежен, он же солнца ждѐт, Чтоб растопить холодный вздох зимы последний. Люби меня всегда, везде, во всѐм, Такою, как я есть — живой и мѐртвой, Когда последней каплею души Оставлен будет навсегда мой труп холодный. Люби меня, когда погаснут все надежды, Когда оставят в темноте одну лежать, Когда не дверь, а крышка гроба С тобою навсегда нас будет разделять. Люби меня и никому не верь. Приди в ночи и разыщи в загробном мире. К тебе я выйду, распахнув могилы дверь. Любовь живѐт в каком угодно мире... 19


Колдун Слепые глаза не увидят света, Мѐртвые пальцы не чуют тепла. Разбитое сердце залечится где-то, И снова проснѐтся Душа... Я шѐл по пустыне и видел останки, Останки твоей Любви. Я шѐл по пустыне, и брал я руками Останки твоей Души. Забрѐл я в пещеру, разжѐг я огонь, Огонь твоей старой Любви. Огонь запылал, и в него я бросил Останки твоей Души. Я сел в стороне и смотрел я на пламя Живое, кричащее здесь. И пламя твоѐ опалило мне хайр, Мою Душу и чувства мои. Я хотел убежать, я вскрикнул от боли, От боли, пронзившей меня. Но я вдруг остался, ты вышла из пламени, И ты снова любишь меня. Ты плакала сильно, твоими слезами Залиты останки костра. И вот уже снова иду я в пустыне, И ты улетела вчера...

20


Легенда В далѐкой Вселенной, на дивной земле, Где зелень лесов и прозрачность морей, Величие скал и небесная высь, Вдруг тучи несчастья над всем собрались. Угроза нависла над дивной страной, И Смерть ни за что не пройдѐт стороной. Погибнут все люди, уйдут навсегда, Померкнет на небе большая звезда. Останется только лишь ветер и пыль. Никто не поверит, что всѐ это быль, Что были когда-то там Солнце и Ночь, Как воин любил императора дочь... Как вместе они провожали закат, Как ласкам еѐ он безумно был рад, Как слов не хватало, чтоб всѐ рассказать, И как не хотел он еѐ оставлять... Но был дан приказ ему войско вести В глубины Вселенной и прочь от земли, А сердце горело от боли и слѐз. «Останься, прошу! Ты теряешь еѐ!» Скорее всего, император назло Отправил его далеко от неѐ, Чтоб Волк не пробрался в овечье стадо, Чтоб шансов быть вместе у них было мало. И вот улетел их волшебный корабль В далѐкие дали, и скрыл их туман Осталась одна императора дочь, Накрыла еѐ непроглядная ночь. И не было ночи, казалось, длинней, Темней, и ужаснее, и холодней. За всю темноту ведь и глаз не сомкнула, Всѐ в небо смотрела и в звѐздах тонула. И ветер шептал ей слова о Любви, О Смерти, о нѐм... «Боже, нет, погоди! Его мне верни, я прошу, сохрани Придай ему сил, от беды защити! 21


Пускай он вернѐтся ко мне поскорей, Мы с ним улетим за пространство морей Отец не узнаѐт и мама... как жаль...» И слѐзы в глазах показали печаль... И ветер подул вдруг сильней, холодней, И небо метнулось как будто бы к ней, Земля поднялась и упала в огонь, Смешалась с камнями и горной рекой. Бояться не стала, лишь думала всѐ, Что воин еѐ где-то там далеко... И вдруг оказалась она рядом с ним, Стоящим у морем, он был там один. В объятья к нему устремилась она, К прибою пришла небольшая волна... Какое-то горе терзает его, Он плачет навзрыд и не видит еѐ. Взглянул он на небо и громко сказал: «Меня же сюда ты нарочно послал... Чтоб дочку свою от меня уберечь. Уж лучше бы дал ты и мне умереть! Спасая, еѐ погубил навсегда. Сгорела планета, погибла она... За что? Еѐ юность и красоту... Зачем я оставил еѐ там одну!» «Любимый, ты как же не видишь меня? Ведь вот я, с тобой, обнимаю тебя...» Но что это? Воин, закрывши лицо, Слезами залившись, прошѐл сквозь неѐ. В далѐкой Вселенной, на дивной земле Не стало лесов и прозрачных морей. Спустилась на землю последняя ночь. Осталась одна императора дочь...

22


Лилит Я прощаю тебя, потому что... люблю. Я прощаю тебя, потому что нельзя... иначе. Потому что любовью к тебе я живу. Вспоминая тебя, всякий раз безутешно плачу. Я забыла про Смерть, я забыла про боль, Я забыла обиды, которые ты причинял. Я любила тогда, и сейчас мне любить позволь. Для любви моей ты открой в своѐм сердце причал. Измениться мы оба должны, так велела... Судьба, Но в душе ты всѐ тот же, и той же осталась я. Сквозь туманы веков и пространства морей Я прошла, чтоб тебя разыскать скорей. Ощутив твою боль и вкусив твой позор, Я останусь во тьме, я останусь навеки с тобой. Я простила тебя, я пришла, забудь обо всѐм. Я восстала из мѐртвых, чтоб быть с тобою... вдвоѐм. Я вернулась оттуда, где не бывал человек. Я живая, меня воскресила...Любовь. Мою душу ты вызвал гитарой своей. Ты забыл обо мне, а я вот, рядом... поверь. А на улице дождь, на улице серость и мрак. Говорят, что ты Дьявол, что для меня ты... Враг? И пускай говорят, потому что сама я... Лилит, Потому что мой Дьявол моей же Любовью убит...

23


Любви прикосновенье Теперь, когда я пробудилась ото сна, Я чувствую Любви прикосновенье. Сливаюсь я с природой, и она Как будто дарит мне своѐ благословенье. Теперь, когда я будто ожила, Стряхнув с себя могильный прах, Смотрю я сверху на всю жизнь, которую прошла, И больше уж меня не убивает страх. О смерти больше думать не хочу, Теперь живу, живая я, отныне Мой Тѐмный Ангел, лишь с тобою быть хочу, Тебя любить в небесной сини. Почувствуй силу, что теперь во мне растѐт, Почувствуй же Любви прикосновенье! Пускай узнают все о том, что в будущем их ждѐт, Пускай увидят в нас своѐ спасенье!

24


Любовь, сотворѐнная на крови Не дай ему остановиться, Не дай огонь залить водой, Не дай им нашей смертью насладится, Останься здесь, побудь ещѐ со мной... Держи, поверь, не отпускай, Пусть наша цель почти недостижима Пусть возвели Империю во Тьме Любовью, сотворѐнною на крови. Но то была ведь наша кровь! Какое дело до того им — сколько? Хочу я насладиться этой болью вновь... Злорадною улыбкой ущипнуть их колко. Пусть умирают, корчатся в грязи, Пусть проклинают и бранятся: У нас есть то, что не дано познать другим, У нас есть Вечность без конца и края. Не дай, прошу, им насладится нашей смертью! Они убили нас уже не раз... Предали нас жестокостям и пыткам, Постыдным наговорам сотни раз... Люблю тебя... не дай мне умереть! Тебя я удержу, не дам погибнуть, верь мне! Я не позволю снова в карцер запереть, Чтоб снова слѐзы проливать в глубокой бездне... Пускай уйдут те, кто нам сердцем неверны, Пускай уйдут, вдвоѐм построим наше Царство. Пускай уйдут, давай останемся одни, У нас есть то, что мыслям ихним неподвластно...

25


Любимый демон О, милый друг мой! Ты опять пришѐл, Лишь только Солнце опустилось. Тотчас в мой дом уж ты вошѐл, И в твою Страсть я погрузилась Я так люблю, когда ты рядом, Я так люблю тебя ласкать, Как ты меня сжигаешь взглядом. Я не желаю больше спать! Мой Дьявол, Ангел мой Небесный Нет имени такого на Земле, Каким бы назвала тебя я, Бес мой, Какое подходило бы тебе. Тебе отдать себя я всю готова. Могла бы — растворилась бы в тебе, Когда б со мною ты остался, Мне всѐ равно, на Этой иль на Той Земле...

26


Мир водолея Когда смотришь на звѐздное небо, Нет чувства, будто это чьи-то глаза? Они черны и печальны, ты тонешь в них, Ты попадаешь... Туда! Заблудший, затерянный, ты в чужом мире. Для них ты чужой, они видят тебя. Ты не должен быть Здесь, твоѐ место там, Так какого же чѐрта ты лезешь Сюда? Здесь то, что ты не видишь Там. Там то, что ты не видишь Здесь. Но даже ключ тебе я дам — Ты не поймѐшь, что это есть. Ведь ты — тупой! Отсюда прочь! Виденья призрачны и явны. Они кругом, они везде, И, пролетая сквозь пространство, Встречаешь мѐртвых ты друзей. Они... Они зовут тебя в гости! Они... Они — зловонные кости! Здесь то, что ты не видишь Там. Там то, что ты не видишь Здесь. И даже ключ тебе я дам — Ты не поймѐшь, что это есть. Ведь ты глупец! Куда ж ты влез?! И отсюда нет пути, не убежать, не скрыться. Ты мог бы, в общем, и уйти, но ты сюда вернѐшься. Не сможешь есть, не сможешь пить, Не сможешь спать, не сможешь жить, Ведь ты дурак... В башке лишь мрак...

27


Морской дьявол Сумрак повсюду. Тень пожирает свет. Прячась под воду, Я не оставлю след. В тѐмной глубине Есть тишина и покой. Нет на чужбине Счастья, а есть только Боль. Свет растворился В мраке вечерних вод. Страх удалился, Канул за небосвод. Солнца не стало Только слепое пятно. Душу тревожит кто-то. Иду я на дно. Сверху сверкнуло что-то... Упала Звезда! Мне бы назад вернуться, — Но нет, никогда... Вовеки меня не отпустит Стальная змея, Пленник печали и грусти, Оставьте меня...

28


Наваждение Вчера всю ночь уснуть я не могла... Всѐ мучилась, металась по постели, Как будто чья-то жаркая звезда Меня сжирала... в самом деле! Все мысли, образы мои Вплетались в действие, сложѐнное стихами, Как будто Ангел или Демон злой Пытался овладеть моим сознаньем... Мне мысли будто бы читал И пел мотивом нерождѐнной песни, Меня, как ветер, уносил Тот голос в тѐмном поднебесье. О, что это? Быть может, Смерть Расставила свои зловещи сети Нет... Смерти тут и близко нет, Я думаю, что это лишь прозренье. Вчера, весь день смятенью предаваясь, Все чувства всколыхнула, что на дне Моей души давно лежали И, верно, позабыли обо мне... Они вздымались, словно клубы пыли, Гонимые метлой судьбы вперѐд, И вверх, и ввысь они взлетели, Вливаясь в пьяных мыслей сброд. Затем вот так, слепившись, словно мусор, Течению дурному отдались, И по камням, и по корягам В безумной схватке понеслись. У каждого конца — своѐ начало, Любое начинанье ждѐт конец. Но в промежутке этих стадий Идѐшь ты к жизни под венец.

29


На горе Я сижу на высокой горе, С высоты я смотрю в этот мир, Как внизу, на усталой земле, Погибают надежды мои. Как беснуется ветер вокруг, И как мокнут деревья от слѐз. Безутешен сегодня ваш друг, Я беду в этот мир принѐс. Я хотел здесь любить и желал Чтобы так же любили меня. Для любимых мог всѐ отдать, Даже если б забрали меня. Слишком жарко горела страсть Той души, что в груди у меня. Их заставила в бездну упасть, Обожгла и погасла опять. Кто же я, подскажи, человек? Бог ли, Дьявол во мне живѐт? Почему, всем желая добра, Я лишь Зло получаю в ответ? Может, я не туда пришѐл? Может, место моѐ не здесь? Всѐ же долгий я путь прошѐл. Лучше будет мне здесь умереть...

30


Небесные врата To Вruсe... Если нет в твоѐм сердце Любви, За собой ты меня позови. Я погибну в безлюдной тиши, И погаснут в округе огни. Но я знаю, что есть Любовь, И она возгорится вновь. В твоѐм сердце, где раны и кровь, Нежной лаской зажгу я Любовь. Я от Смерти тебя спасу И к утру я тебе принесу Тех цветов, что растут в саду В этой сказке, где я живу. Будет Солнце на нас светить, Вместе с ветром мы будем плыть Кораблѐм по пустыне грѐз И достанем мачтой до звѐзд. И пускай упадѐт Звезда, И тогда не случится беда: Я Звезду ту с земли подберу И к губам твоим поднесу. Будет ярко светить Звезда. Она будет твоею всегда. Снова вспыхнут твои глаза, Прогремит над землѐю гроза. Мы с тобою уйдѐм вдвоѐм В ту пустыню, где этот холм, И откроются в Небо Врата. Мы уйдѐм Туда навсегда...

31


Ночь О Господи... Опять меня несѐт... Я вижу ветер, в облаках летящий. Он гонит их, с собой зовѐт, Своим прекрасным образом манящий. Раздул опять в душе моей тревогу, Раздул огонь... Зачем? Уйди, оставь! Всю жизнь не стану лишь молиться Богу. Зачем его своей тоской обременять... О, что это? Я слышу чей-то шѐпот... А может, это просто шум листвы? А может, это крыльев хлопот Ночных летучих тварей... слышишь ты? Ах, это ты, подруга Ночь, ко мне спустилась, Когда тебя я не ждала... Ко мне ты, видно, торопилась, И вот уж в дом мой ты вошла... Ну что ж, останемся одни? В волнующем интиме твоей власти... Или давай зажжѐм свечу и плачущим огнѐм Украсим тотчас твоѐ платье... Киваешь... Вижу грустный лик, Слеза по бледному лицу скатилась Как будто искорка, упав во тьму, На тысячи частей разбилась... О чѐм грустишь? О том, о чѐм и я? Ах... Наше счастье безутешно... Ты знаешь, я всегда пойму тебя, Не создавая даже образов поспешных. А знаешь, мне с тобой тепло! Светло, и весело, и грустно... И цвет я твой люблю уже давно. Что толку в дне? При свете только пусто... А ночью, в тѐплой темноте, Всегда есть жажда вершить тайны, Блуждать, таиться и летать, Скитаться в свете звѐзд обманном. 32


Да будет ночь! Да будет проклят день! За то, что он такой безликий. Томиться в свете каждый день — Что за мученье, Божьи бзики! О нет, чего ж взгрустнула ты? Моя красавица-подруга... Ах да... со Днѐм ведь вы обручены... Обречены сменять друг друга... Ну что ж, придѐтся снова утром встать, Открыть глаза и улыбнуться солнцу, И лѐгкий поцелуй ему послать... Благословенна Ночь, сменяющая Солнце...

33


Обручѐнные смертью Моя Душа скучала по тебе, Моя Душа всегда тебя ждала, Но разум мой остался вдалеке, Глаза закрыли грозовые облака. Как глубоко осталось это чувство! Так глубоко, что выжить удалось, И через Холод, через Пустошь, Огонь и Воду прорвалось. Но, видно, нету в этой жизни Для нас спасенья и Любви, И в целой Вечности безмолвной Погасли для тебя огни... Моя ль Любовь тебя спалила? Или, напротив, отвела Грозу и гнев Богов, и смыла И Боль, и Хладной Смерти прах. Я чувствую, как жжѐтся пламя Того, что должен ты уйти... Конец... он близок, беспощаден! Он тянет кровь моей Души... А ты заходишь в это пламя, И в разуме твоѐм темно. Теперь оно тебя ласкает, Оно с тобой, оно твоѐ... Они опять тебя сковали... И оттащили от меня. Какого ж чѐрта в эти дали Опять летит моя Душа?.. Хочу я счастья и Свободы, Свободы, милый, для тебя. Хочу, чтоб канули невзгоды, Хочу всегда Любить тебя. Но почему ж так сердцу больно? Ведь ты пока ещѐ со мной, Пускай тебе сейчас не вольно, Мой Тѐмный Ангел... Демон мой... 34


Одинокая звезда Мы временем с тобой разделены, Безумным ветром прочь разнесены, И в Адском пламени горят наши сердца. Смерть — это лишь дорога без конца... Есть в нашем мире грѐз Один волшебный мост. Он — как сиянье из семи цветов, Висит над полем, где полно цветов. На нѐм мы встретимся, конечно, в Никогда, И мы уйдѐм с тобою в Никуда, За небо, где одна звезда Махала мне рукой, а я ждала тебя... Мы встретимся с тобой на горизонте, Там, в море, где всегда садится солнце. Оно утонет в нѐм и будет Нам светить из-под воды. Наступит Ночь, и снова Солнце приведѐт рассвет, И вспыхнет радуга, И мы стоим на ней, А ты расправишь крылья И взлетишь со мною вверх, Мой самый лучший, Мой волшебный Зверь...

35


О смерти Жизни нет на Земле, Она лишь под землѐй. Ты умри, и уйди, И живи подо мной. Там не будет людей, Там не будет бумаг, Там всего лишь один Очарующий мрак. И во мраке своѐм Ты судьбу разгляди: Будто в чѐрных глазах Загорелись огни. Ты смотри в те глаза, Ты люби те огни, Пусть твой холод души Обогреют они. И тогда ты поймѐшь: Ад — он лишь на Земле, А на той стороне — Лишь Любовь и лишь... ты

36


Отшельник Внутри бездны моей души Я останусь один, мне не нужен никто, И в кромешной тьме пусть погаснут огни. Моя жизнь истекла, я забыл обо всѐм. Я когда-то был весел, когда-то смешон, Я кого-то любил, я куда-то пришѐл, Меня ждали друзья, я куда-то спешил, Я чего-то искал, но, боюсь, не нашѐл... Я куда-то летел, я чего-то мудрил, Но, должно быть, в полѐте кого-то убил. Я при жизни теперь лишь хочу умереть, Чтоб забыть обо всѐм, чтоб остался один, Чтоб не видел никто моей крови и слѐз, Чтоб забыл обо мне даже добрый мой пѐс. Мои силы уходят, улетает душа, Будто кровью моею была анаша. Мою кровь словно выпил голодный вампир. Но откуда он взялся, здесь только мой мир. Я впускал в этот мир только близких друзей... Неужели вампирами стали теперь... И что толку корить, и что толку ругать, Сам я был идиот, на себя лишь пенять. И скорей бы настал этот вечный покой! Моѐ тело устало, оно хочет домой...

37


*** Переполняя изнутри, взрываясь, выпуская яд наружу, Сочась из трещин, моя кровь течѐт и замерзает в стуже. Внутри огонь ревѐт бесплотный, он расплавляет моѐ тело, Снаружи холод иступленный, кусками льда пронзает сердце. Вонзаясь в плоть, скрежещет он о кости, рвѐт жилы, тянет их с собою, Тупой зазубренный клинок забытых чувств, той сладкой боли... Что всякий раз, крича в ночи, как призрак мертвеца приходит... И, не найдя ответных слов, обратно в лес ночной уходит. О, сколько может длиться Вечность, которой нет конца и края? Когда же Смерть придѐт и позовѐт с собой, меня не замечая... Но Смерть... Она такая неживая, она тоску в меня вселяет, Она зловонное дыханье ко мне ночами тихо посылает. Я так устала в ожиданье, от пустоты, о безысходность... Но Смерти близкой тень... послушай, подожди... постой, Ещѐ я, в самом деле, не решила, я не могу сейчас покинуть, Я знаю, что я что-то упустила, иль не нашла, иль просто позабыла. Так не должно быть, чтобы зная цель, всю жизнь летя к ней, обгоняя время, Мог кто-то умереть, не долетев, упав на полпути, сражѐнный, уронивший бремя... Ведь жизнь — дорога, ты бежишь по ней, чтобы в конце придти к чему-то, Ты что-то ищешь, это ж поиск ведь, ищи, и ты всегда достигнешь цели! Но что могу я здесь найти, среди пустынной тѐмной ночи?.. Когда мой крик среди тиши одно лишь эхо мне пророчит... Куда ведут меня мои глаза, когда они почти не видят, Иду я к Чѐрту на рога, иль к Богу под венец в бездонной выси...

38


Полѐт Гляди, огни уже погасли, Сейчас войдѐм мы в мрак густой, Пока летит на крыльях властных Могучий ветер над листвой, Пока шуршат твои шаги В опавших листьях под ногами, Ещѐ, я знаю, ты со мной, Мой Зверь и Ангел ненаглядный. Иду с тобой во Тьму, но вижу Свет, Я вижу свет в твоѐм глубоком сердце, И для меня иного Света нет, Чем эта Тьма с тобой в Бессмертье. О, как же горек запах той листвы! У той листвы, что умирать опала... Но это счастье, знаем мы: Она на ветках просто быть устала. Тот сладкий миг безумного полѐта, Тот миг свободы перед Смертью, Когда, на месте провисев всѐ лето, Летишь вперѐд, обнявшись с ветром, Не думая, что впереди паденье, Не думая, что это взлѐт перед концом, Я знаю, миг блаженства Вечен, А что за ним — узнаем мы потом...

39


Просто дрянь Оставь меня морской пучине, Не пытайся меня спасти: Я погибну в зловонной трясине, Так что лучше тебе уйти. Не пытайся — испачкаешь руки, Мои волны дерьма полны. Глупый раб отупенья и скуки, Не нужны мне старанья твои. Умираю с злорадной улыбкой, Ухожу в этот Мир Иной. Пусть теперь твоя жизнь станет пыткой: Я оттуда приду за тобой.

40


Скиталица Посвящается моему любимому Брюсу Д. Боже, ради всего Святого, Я прощенья прошу у тебя. Ангел ты, или Чѐрт, или Демон, Больше Жизни люблю я тебя. Сколько раз я тебя предавала Боли, Смерти, обидам, слезам, Всякий раз я к тебе возвращалась, И всегда ты меня принимал. Мы друг другу клялись, что навеки Вместе будут наши сердца, Что Любовь неподвластна Смерти, И от страсти горела душа... Нам доступны вершины Рая, Отворял нам ворота Ад, На уступе Земного Края Мы с тобою встречали закат. Наши крылья, подобно ветру, Рассекали пространство небес, В бурных водах Морского Царства Нас с улыбкой встречал Морской Бес. Но однажды подули ветры, И меня унесли от тебя. В той пустыне, где Солнце не светит, Ты недавно нашѐл меня. Разбудил ты меня поцелуем, Выдрал душу из Смерти когтей, Отпустил ты меня на Свободу... Где ж мы встретимся снова теперь?

41


Утро в тумане Просыпается утро, Море с глаз утирает туман, Поднимается солнце, К Морю тихо пришѐл Океан. И теперь они вместе, обнявшись, Единой мечтой, И навеки остались Живою солѐной водой. Я на берег спущусь, Тихо в море скажу: «Выходи...» Заметалась душа, Сердце быстро забилось в груди. Но в ответ — тишина, Только шѐпот прибрежных вод. И прошепчет волна: «Это был твой последний восход». Оглянусь я назад — Ничего здесь не держит меня. Я уйду в этот мир, Чтоб найти там скорее тебя...

42


Хелена Она падала вниз... Я видел еѐ паденье. Она летела с Небес, Устремлѐнная в Бездну. Бездна раскрыла пасть... ...И поглотила еѐ. Она осталась на дне Этой Бездны раскрытой. Никто, кроме нас, не знал, Не узнает теперь... Она умерла на дне Той зияющей пасти, И где тело растлело, Цветут Золотые Цветы. Но не тронь тех цветов, Не спускайся туда, Не пытайся найти еѐ кости. Я запомнил навеки тот леденящий страх... Дай ей Вечную Смерть, Дай ей Вечный Покой, Отведи еѐ Гнев, Забери еѐ Боль...

43


Чѐрная лилия На холодном снегу рождѐнная, Зимним ветром в ночи взлелеяна, Тѐплой нежностью милой матери В злобной ненависти обогретая, Розы алой и белой лилии, Что весной ненароком спутались, Дочь была чернотой помечена, Лилья чѐрная, богом проклята. Никому не нужна, диво дивное, Все смотреть хотят, но не взять к себе. Чтоб глаза другим не мозолила, В лес еѐ отнесли, уродину. Так корнями во снег вцепившися, Лилья чѐрная во землю вросла, И, водой по весне напившися, Сильной, гибкой и стройной выросла. Как-то раз пастух на неѐ набрѐл, Удивился: «Вот это невидаль! Для жены своей принесу еѐ, Будет рада она Чуду дивному!» И принѐс он еѐ во цветущий сад, Где пионы и розы в роскоши. Но сказала жена: «Отнеси назад, Нету места здесь этой нечисти!» И опять, никому не нужная, В лесной чаще навеки брошена, Лилья чѐрная, а не белая, Свои розьи шипы взъерошила. Как-то летом, от солнца прятавшись, Юноша в темноту ушѐл к лилии, Красотой еѐ необычною, Ароматами одурманился. Но с собой унести не решился он, Побоялся своей старой матери, Но решил он о ней заботиться, Приходить, поливать и поглаживать. 44


Года три пронеслись, словно стая птиц. Мальчик так любил эту лилию. Но однажды на шип напоролся он. «Злая ты!» — закричал он в отчаянии. «Я не злая... — хотела сказать ему. — Просто от людей хоронюся я. Ведь не все же они смотрят ласково, А грозятся с корнями вытащить...» Но не слышал еѐ добрый юноша. Он ушѐл, никогда не вернувшися. И осталась опять лилья чѐрная, Ночью крашена, богом проклята. А с другой стороны, через лѐд и снег, По ночам, чтоб никто не видывал, В тот же самый лес, где она растѐт, Злобный тролль отдохнуть прямо к ней забрѐл. Он развѐл огонь, и сказал он вслух: « Да когда же всѐ это закончится? Ах, и как ты одна в этой тьме растѐшь? Неужели засохнуть не хочется?» Лилья чѐрная в слезах крикнула: «Убирайся отсюда, чудовище! Я давно бы на счастье сгинула, Чтоб не быть среди вас уродищей... Я же чѐрная, а не белая, И шипы у меня не для лилии, Розы алые все в садах растут, Лильи белые во прудах плывут...» «Что ты, милая, ты красавица!» Тролль поранился, еѐ гладючи, Но руки своей не отдѐрнул он. Капля крови на снег пала алая. А затем по лицу его бледному Слѐзы жемчугом покатилися: «Если б знала ты, лилья чѐрная, Люди гонят меня, нечистого...»

45


Лилья чѐрная шипы спрятала, Слѐзы тролля к корням еѐ канули, Жалость с болью к цветку нагрянула, А снежинки на землю падали... «Мне отсюда уж нету выхода, Там, где люди — по мне костры горят, Там, где нет никого — одиночество, Только Тьма и Смерть мне в компании». «И моя судьба не теплей твоей... Сколько боли смогу ещѐ вынести? Сколько злобы и яда к корням моим В жизни этой ещѐ будет брошено...» «Ты красавица...» — повторяя, тролль, Незаметно с цветком ласкаяся, Оборвал стебелѐк и, обнявшись с ним, В тѐмной чаще лежать остался он. А наутро, гуляя по лесу, Добрый юноша вспомнил о лилии. Что ж нашѐл он в той чаще проклятой? ...Мѐртвый тролль и засохшая лилия...

46


Чѐрные волны И с шѐпотом чѐрные волны Прильнули на берег ночной, Со взглядом, печали полным, Я на берег приду за тобой. Я выйду из чѐрного шѐлка Тех волн, что приходят сюда, Где сверху лишь смотрит колко, Посылая свой свет, Звезда. И ничто живое на свете Не услышит шагов моих. Я листва, я лишь тѐплый ветер, Тихий голос во снах твоих. Но я знаю, настало время, Ты придѐшь, чтоб остаться со мной, Из Души выпуская Зверя, Что так мечется в Клетке Земной. И над нами сомкнутся волны В нашем мире, где нет чужих. Со взглядом, Любовью полным, Навсегда мы уйдѐм от них...

47


Цветущие облака Пройдѐт Любовь... как будто позабыв, Дышать я перестану. Повянут лепестки моей сухой души... Но лишь придѐт весна — и привкус чувств Запоздалых наполнит грудь мою... И снова я живу... Увижу облака, плывущие по небу, о, посмотри! Они опять зовут... Они стремятся вдаль, они не белы, Они как стаявшая кровь... Быть может, это кровь, пролитая из сердца, А может, вовсе и не кровь... быть может, это Просто цвет, весна пришла, О, счастье безмятежно... Она кружит мне голову... Услышь... она поѐт...

48


Чистилище Солнце весеннее смотрит в окно. Ах, почему же в Душе так темно! Будто наружу вырвали сердце, Рану зашили и не дали жить. Где ты любимый? Тебя я зову. Ты от меня отдалился навеки. Я без тебя не живу, не дышу. Время течѐт, унося свои реки. Кто отнимает тебя у меня? Злое дыхание Чѐрных Объятий? Ты под водой или в круге огня? Скинь же с себя эти Цепи Заклятий! Боже, как больно и страшно теперь, Зная, что ты подневольный в Их Царстве! Что делать мне, как помочь тебе? Как разогнать этих бурь ненастье? Как ощущается пустота... Сердце терзает ужасное горе... Лишь воет ветер и темнота... Он песню разлуки поѐт на просторе...

49


*** Я летел сквозь пустое пространство, Натыкался на Звѐздную Пыль. Я бежал сквозь Огонь, я поднялся со дна, Неужели ты снова оставишь меня? Позабыв обо всѐм, я сквозь Время летел. Я бы мог умереть, просто я не хотел... Потому что я знал, что я нужен тебе И поэтому выжил я в Адском Огне. И чего я добился, куда я приду? И кого я увижу в зелѐном саду? То будет ли Жизнь, то будет ли Смерть, Там вылетит птичка, а может быть, зверь, О, что я несу... Совсем я дурак! Я просто боюсь погрузиться в тот мрак. Корабль мой разбился о камни Любви, Но всѐ же меня ты к себе позови. Среди этой Тьмы мне так нужен твой свет, Твой голос, твой образ и просто ответ, Ответ на вопросы, сомненья мои. Ты сможешь спасти цветок нашей Любви. Тогда всѐ порвѐтся, и кончится Боль, Ты только к себе прикоснуться позволь! Рассыплются к чѐрту проклятья мои, Когда сохраним мы ту розу Любви...

50


Leypha aka Meg Succubus Filth. Битва со змеем. картон, акрил

51


Leypha aka Meg Succubus Filth. Труп возлюбленной. картон, акрил

52


Leypha aka Meg Succubus Filth. Тьма. картон, акрил

53


Leypha aka Meg Succubus Filth. Олени. картон, акрил

54


Leypha aka Meg Succubus Filth. Дракула. картон, акрил

55


Leypha aka Meg Succubus Filth. Иешуа. бумага, карандаш

56


Leypha aka Meg Succubus Filth. Русалка. картон, акрил

57


Leypha aka Meg Succubus Filth. Сирена. картон, акрил

58


Leypha aka Meg Succubus Filth. Ожидание. картон, акрил

59


Leypha aka Meg Succubus Filth. Глаз. картон, акрил

60


Leypha aka Meg Succubus Filth. Тролль и Чѐрная Лилия. картон, акрил

61


Leypha aka Meg Succubus Filth. Волшебный мир. картон, акрил

62


Leypha aka Meg Succubus Filth. Лицо из астрала. картон, акрил

63


Leypha aka Meg Succubus Filth. Морской Дракон. картон, акрил

64


Leypha aka Meg Succubus Filth. Кошмарный сон. картон, акрил

65


Leypha aka Meg Succubus Filth. Суккуб. картон, акрил

66


Leypha aka Meg Succubus Filth. Богиня Волн. картон, акрил

67


Leypha aka Meg Succubus Filth. Бог китов. картон, акрил На первой странице обложки: Leypha aka Meg Succubus Filth. Настоящий Дьявол. бумага, карандаш 68

lal04  

Leypha aka Meg Succubus Filth © Клуб поэзии и авторской песни «Аделаида», 2002-2006; © Братство по Воде, 2002-2006; © Калининградский эзотер...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you