Issuu on Google+


Абраксас Выпуск 5

Содержание 3

Слово редактора

Эдвард Эдингер «Наука о душе»

4

Призвание к глубинной психологии

19

Перенос

26

Личные и архетипические факторы

Эдвард Эдингер «Комментарии к работе Юнга Aion» Новинки наших партнеров:

Теодор Абт «Территория Символа». Представление книги

Трилогия Мартиэль "Великое делание". Представление издания И многое другое…

2

44

58

60


Абраксас Выпуск 5

Слово редактора Дорогие друзья! После очень долгого перерыва мы наконец то вновь представляем вам очередной выпуск нашего журнала «Абраксас». И мы снова, назло всем … (в многоточие мы предлагаем нашим читателям самим добавить подходящее слово), представляем вам переводы Кронпринца Юнгианского анализа Эдварда Эдингера. Именно Эдингер был тем кто последним воспринимал наиболее незамутненное и чистое Юнгианство как мировоззрение. Нас давно не было в эфире, потому что наши друзья занимались другими проектами. Большинство переводчиков «Абраксаса» одновременно задействованы в Клубе Касталия а Касталия очень много сделала. За это время Касталия подготовила десяток малотиражных книг по юнгианской психологии. В этом выпуске, мы представляем самые последние издания представляющие особый интерес, и позволяющие взглянуть на идеи и жизненный путь Юнга под совсем другим углом. Итак, Касталия продолжает действовать. В Москве и Барнауле действуют наши отделения, выходят книги, каждое восьмое число на сайте публикуются эксклюзивные переводы. Открыты архивы Эраноса – уникальной сокровищнице знаний, собранных на стыке научного познания и символической реальности. Обратите внимание!

Впервые в истории. Проект Абраксас подготовил к изданию 30 юбилейных изданий. Лучшая работа Эдварда Эдингера посвященная алхимии в глубинной психологии детально рассматривающая стадии сознания. Стоимость работы 600р. Твердый переплет. Обратите внимания что 30 экз переданы на распространение Клубу Касталия поэтому пишите на адрес Aton93@yandex.ru

Т.К.

3


Абраксас Выпуск 5

Эдвард Эдингер

Наука о душе Призвание к глубинной психологии Введение

Нам всем выпала огромная честь обрести свое призвание в глубинной психотерапии. Я благодарен судьбе, что обрел профессию которая является моим призванием, и надеюсь, что то же самое может сказать о себе каждый из нас, потому что, будь оно по-другому, вы бы сюда не пришли.i Главная задача, которая стоит передо мной в этой лекции – исследовать профессию глубинной психологии, и ответить на главные вопросы - кто мы, психотерапевты, что на самом деле мы делаем и какая историческая традиция связывает нас с прошлым. Профессия глубинного психотерапевта – это уникальный феномен двадцатого столетия. Она рождается из современного открытия реальности психического. Это открытие, именно в качестве эмпирического знания, а не философской гипотезы, - важнейшее достижение именно двадцатого столетия. Никогда раньше глубинная психика не рассматривалась как отдельный феномен и не была известна. До некоторой степени, это связано с ядерной физикой, которая является другой уникальной наукой, которую принесло двадцатое столетие, возникшей из субатомной реальности, которая имеет определенные параллели с открытием автономной психики. Как и открытие бессознательного Фрейдом, так и открытие радиации Мадам Кюри, происходят прямо в конце девятнадцатого века, на переломе столетий. Из их открытий появились две уникальные науки. Глубинная психотерапия - это одновременно наука и искусство, теория и практика. Как наука, она представляет эмпирическое знание, которое структурировано интеллектуальными концепциями о природе психики. Но как искусство, это всегда неповторимая встреча двух индивидуумов, которая затрагивает основы развития и жизни конкретного человека. В этом отношении, глубинная психотерапия много превосходит границы чистой науки, в сущности оказываясь искусством. Мы можем сказать, что для нас, как для ученых, целью является объективное знание природы человека. Она абстрактна, объективна и имеет широкое прикладное значение. Но как в искусстве и практике, наша цель заключается в понимании, и это понимание имеет природу эмпатии и сопричастности. Аспект знания относится к психике как таковой, к общим закономерностями психики для всех людей, в то время как понимание и соучастие относятся только к конкретному индивиду в настоящий момент. Понимание уникально.

4


Абраксас Выпуск 5

Нередко случается конфликт между этими двумя моделями. Юнг говорил об этом в четвертой части «Нераскрытой самости». Если научный подход доминирует, анализ становится чрезмерно абстрактным и теоретическим настолько, что индивидуальное полностью теряется. С другой стороны если равновесие нарушено в другую сторону и слишком много акцента на личном понимании, аналитик и пациент рискуют завязнуть в вязком эмпатическом субъективизме, и объективное измерение останется потерянным. То, что здесь необходимо прежде всего, так это баланс. Если я прав в том, что профессия глубинного психолога - действительно уникальное и новое дело для человеческой расы, естественно поднимается вопрос: что заменяло её в прошлом? Имеет лиглубинная психология культурных и исторических предтечей или же она является новшеством, появившемся из ничего. Ответ на этот вопрос в том, что такие предтечи есть. Юнг предостерегает нас от опасности утраты корней. В Mysterium Coniunctionis он пишет. «Любое обновление, корни которого не уходят глубоко в наилучшую духовную традицию, - эфемерно, но доминанта, вырастающая из исторических корней ведет себя словно живое существо внутри независящего от эго человека. Это не он владеет ею а она владеет им».ii Это замечание относится к необходимости понимания исторической основы нашей профессии. Этимологические корни Я начну с метода, который считаю лучшим для раскрытия исторического контекста какого либо феномена. То есть с этимологии. В словосочетании «глубинная психотерапия» слово «глубинная» обозначает особую категорию психотерапии, имеющую дело с бессознательным, с объективной психикой. Слово психотерапия – соединение двух коренных слов – «psyche», изначально означает душу или жизнь духа, а греческое слово therapeuein означает собираться или оказывать помощь. Изначальный смысл этого слова был «служить богам в их храмах». Поэтому в храмах античности, слово «therapeuein» относилось к тщательному посещению религиозных церемоний и служений богам. Затем, по мере распространения это слово стали относить к заботе и исцелению больных в медицинских учреждениях. Наше понимание современного эквивалента терапии углубляется первоначальным значением. Это подразумевает, что служение душе – psyche - это не одно из профанных занятий, в котором доминирует эго. Служение душе имеет трансперсональное измерение. Архетипические образы, лежащие в основе глубинной психологии.

5


Абраксас Выпуск 5

Если мы посмотрим на корни психотерапии в её современном виде, то, как это следует из этимологии, появляются три главные фигуры: целитель-доктор, философученый и священник- иерофант. Эти три фигуры связаны с тремя архетипическими образами которые оказываются констелированы на протяжении психотерапевтического взаимодействия. Хочу сразу сказать, что обращаясь к истории, мы не интересуемся историей ради самой истории. Мы интересуемся историческими корнями, потому что история - это живая реальность коллективного бессознательного. Всякий раз, когда мы имеем дело с коллективным бессознательным, исторические корни оживают и становятся реальностью настоящего. Интерес юнгианских аналитиков к истории - это не антикварное хобби, но внимание к тому, что живо и актуально в нашей психике. Первый образ, доктор-целитель, представляет целительное знание природы ран и болезней человечества. Его цель – лечение конкретным и определенным методом. Следующий образ – это философ-ученый, я использую здесь двойной термин, потому что самые первые философы – натурфилософы - были одновременно первыми учеными, а современная наука растет из философии. Более того, психология, как наука, в момент своего возникновения в девятнадцатом веке была частью обучения факультета философии в большинстве университетов. Поэтому, когда мы говорим о исторических корнях, эти понятия следует рассматривать вместе. Философ-ученый представляют фигуру, которая тщательно исследует пространство рационального, дифференцированного сознания. Метод, который он использует, это сократический диалог. Его цель - научить тому, как достигнуть истины. Философ-ученый обучает светом разума, благодаря которому мы сможем осознать, что нам известно, а что не известно. Точно также, третья фигура, священник-иерофант, имеет две отчасти различные функции, каждая из которых служит религиозным целям в ритуале. Иерофант действует главным образом в контексте тайных инициатических мистерий, таких как Элевсинские мистерии, в то время как священник работает в более ортодоксальных религиозных церемониях. Образ священника-иерофанта является носителем посреднической роли между сознанием и трансперсональной реальностью, знанием природы богов и знанием, ��ак установить с ними связь. Задача священника-иерофанта – транслировать религиозную догму конкретным верующим или посвящаемым, а также обеспечить их опытом откровения или теофанииiii – опытом переживания трансперсонального измерения - которые вызывают трансформацию психики. Эти образы часто констелируются в процессе глубинной психотерапии. Очень важно знать о них достаточно, чтобы суметь узнать в тот момент, когда они ак-

6


Абраксас Выпуск 5

туализируются. На этих образах не наклеен ярлык для распознавания, они раскрывают себя в поведенческих моделях или определенных установках. Если вы знакомы с установками, свойственным этим фигурам, то сможете узнать их. Очевидно, очень важно, чтобы аналитик не отождествлялся с какой-либо из этих фигур, когда они констеллируются в его психике или когда пациент проецирует их на аналитика. В нашей работе в качестве глубинных психотерапевтов мы не лекари, философы, или иерофанты. Мы не являемся никем из этой триады, однако, к моему сожалению, часто, наблюдая как представляют какого то психотерапевта, я слышу, что он или она является одной из этих фигур. Это неправильно, и я очень не рекомендую поступать таким образом. На самом деле все мы – психотерапевты – новое явление, sui generis новая профессия, которая наследует некоторые модели констеллированные в этихархетипических образах. Но они не принадлежат нам, они принадлежат объективной психе. Эти модели рождаются в психике пациента, поэтому они принадлежат ему, и нам надо вернуть их, не пытаясь притвориться, будто бы эти образы принадлежат нам. Каждый из на, изначально прошел обучение в одной из этих традиционных дисциплин и только потом пришел в психотерапию. Многие из нас пришли из медицинской школы и унаследовали медицинскую традицию. Другие прежде всего изучили психологию как академическую дисциплину, социальную работу или консультирование – все это растет из философской традиции. Наконец третья группа присутствующих прошла через богословскую семинарию и обрела религиозную традицию. Но так как психотерапия происходит из каждой из этих традиций, включает и трансцендирует их в себе, контекст нашего первичного образования делает нас необъективными в оценке той или другой из трех традиций. Наша задача состоит в том, чтобы привести себя и свои знания в равновесие. Тем из нас, кто имеет медицинское образование, необходимо получить дополнительные знания в философской и религиозной области, потому что глубинная психотерапия - это больше нежели просто исцеление болезней. Те из нас, кто имеет академическое, теоретическое образование, будут нуждаться в понимании природы лечения пациента, а также в правильной оценке религиозной составляющей, потому что психе - это больше, чем объект познания, это также субъект. А те, кто пришли с теологическим образованием, будут нуждаться в дополнительном образовании в области рациональной и эмпирической дисциплине медицины и науки, чтобы постичь, что психика - это в самом деле феномен эмпирической реальности, и ее не следует путать с символическими образами отдельных религиозных мифологий.

7


Абраксас Выпуск 5

Сейчас я буду говорить о каждой из этих традиций немного глубже. Каждая из них отличается в определении адресата своего действия. Но то, на чем я хочу сфокусировать внимание - это отношение конкретной традиции к другим. Именно здесь лежит основа. Медицинское наследие Что касается медицины, то ее главная забота – страдающие пациенты. Все, что она изучает сфокусировано на этой цели. Клятва Гиппократа, в которой врач клянется не причинять ему или ей вреда, дать ему или ей максимальное утоление страдания и обеспечить неприкосновенность и конфиденциальность лечения – это действительно краткое изложение сути медицины. Эта установка очень ценна тем, что учит всецело посвятить нашу повседневную жизнь практике исцеления. Это не просто форма абстрактного знания, это живое, ежедневно воплощаемое знание. Ни философия, ни духовенство не имеют такой же установки этической заботы о человеке. Этика глубинной психотерапии в этом отношении действительно основана на медицинских корнях нашей традиции. В своих сочинениях Юнг проводит сравнение между медицинскими операциями и психотерапией. Например: В психотерапии положение не отличается от положения в соматической медицине? Где хирургическое воздействие осуществляется на индивидууме. И опять: Так же, как мы ожидаем, что руки хирурга должны быть свободны от инфекции, психотерапевт должен все время очищать себя посредством тщательного самоанализа и самокритики. И в другом месте: Хирургам и акушерам давно известно, что недостаточно просто вымыть пациента – доктор должен прежде всего вымыть руки себе. Невротичный психотерапевт обречен лечить в пациенте свой собственный невроз. (Юнг «Проблемы практической психотерапии»). Эти простые идеи, которые приведены выше, выражают то, как мы понимаем медицинские корни нашей профессии. Философское наследие А теперь обратим внимание на философскую традицию. Западная цивилизация наследует эту традицию у Сократа, как тот был описан у Платона. На мой взгляд, мы можем определить суть древней философии в двух высказываниях. Первое из этих высказываний – афоризм Сократа - «неосознанная жизнь лишена ценности». Второе, по общему мнению, было написано над вратами храма дельфийского оракула – «Познай себя». Эти утверждения имеют прямое отношение к психотерапии. Философия в её изначальной форме была задумана как своеобразный инструмент исследования. В

8


Абраксас Выпуск 5

древние времена знание себя обреталось посредством философского исследования, и эта установка была неотделима от религиозной установки. Если вы сомневаетесь в этом, просто прочитайте «Апологию» Платона, которая описывает защиту Сократа на суде. Мы очень обязаны так называемому «сократическому методу». Далее я привожу описание этого метода, взятое из философского словаря: Сократический метод - это способ обучения, в котором учитель заявляет, что не дает никакой информации (в случае самого Сократа он восклицал, что не знает ничего), но извлекает все более точные ответы посредством правильно поставленных вопросов. Метод прекрасно представлен в том как Сократ вопрошает неграмотного раба в «Меноне» Платона. Раб шаг за шагом следует в доказательствах особого случая пифагорейской теоремы. Оригинальное обоснование этого метода у Сократа состоит в вере, что ребенок уже рождается с полным знанием, однако не может вспомнить это знание без определенной помощи (теория анамнезиса). Это также связано с сократической иронией, то есть методом, в котором задающий вопросы притворяется невежественным. Я думаю, мы можем видеть, что между этим методом и юнгианским анализом имеются очевидные параллели. Методы, конечно не идентичны, но очевидные сходства имеются. Столь же очевидно, что научный метод как таковой есть диалог и что эмпирическая наука вышла из философии. Мы не всегда понимаем это, но, тем не менее, это так. Ученый тщательно формулирует вопросы, ставит эти вопросы перед природой, проверяя их посредством эксперимента, в результате чего получает ответы. Поэтому научное знание проходит через диалог. Достаточно любопытно, что психотерапия переворачивает этот процесс. В то время как ученый ставит перед природой вопросы, здесь природа сама ставит вопросы перед нами. Пациент приходит к нам с проблемой, которую поставили перед ним симптомы, сны, фантазии, и это вопросы природы. И мы вместе с ним должны найти ответ посредством диалога. Религиозное наследие Для начала позволю себе процитировать несколько фраз из Гастингской энциклопедии религии и этики относительно духовенства. Говоря в общих чертах, задачей духовенства является решить потребность человеческого рода в сверхчеловеческой поддержке, в которой человек нуждается в своей суровой жизни. Среди всех людей существует вера, что при определенных обстоятельствах возможно получить преимущества того или другого рода из сверхъестественного мира. Много примеров того, что первобытные люди считали себя неспособными напрямую взаимодействовать с богами. Осознавая свое, в этом отношении, более низкое положение, они почитали жрецов как единственных посредников между ними и сверхъестественными силами. Жрецы были их единственными защит-

9


Абраксас Выпуск 5

никами, без них невежественные аборигены могли бы оказаться брошенными и беспомощными против несчастий, порожденных гневом богов. Немногие из наших пациентов способны сформулировать свои проблемы таким образом, но «несчастья, порожденные гневом богов» - это именно тот скрытый бессознательный динамизм, который приводит современного пациента к психотерапевту. В большинстве случаев такое описание совершенно точно, даже несмотря на то, что пациент, как правило, использует другие понятия. Осознавая свою «неспособность напрямую взаимодействовать с богами», пациент ищет посредника, который сможет обеспечить защиту от их гнева – не это ли причина того, почему пациенты приходят в анализ? Вначале, пациенты могут не мыслить в таких категориях, но по мере анализа они могут приходить к такому пониманию, по мере углубления анализа. В большинстве обществ, принято считать, что жрецы избраны свыше. Это божественный зов, это не имеет отношения ни к демократическому избранию, ни к самопровозглашению. Здесь мы можем провести параллель с представлением, что подлинный психотерапевт имеет изначальное призвание. Для него это не просто удобный способ зарабатывать на жизнь. Жречество в древнем Израиле для нас, возможно, самый близкий пример. Главное задачей этого жречества (как впрочем и многих других) было совершение жертвоприношений с целью призвания божественного света. Жрец исполнял обязанность принесения жертвы, посредством которойпроисходило примирение всех присутствующих с богом, который даровал искупление грехов. Теофания явила себя через благословение и дарование прощения. В римской католической церкви эта функция развилась в проведение таинства мессы и исповеди, причем исповедь является дополнением мессы. В психотерапевтическом процессе исповедь – это обязательный элемент. Юнг обсуждал это в своем эссе «Проблемы современной психотерапии»: Предшественницей всякого аналитического лечения души является исповедь. Однако поскольку такая исповедь определяется не причинными, но иррациональными, психическими связями, то постороннему человеку трудно сразу соотнести основы психоанализа с религиозным институтом исповеди. Как только человеческому духу удалось выдумать идею греха, возникло психически сокрытое, на аналитическом языке — вытесненное. Сокрытое есть тайна. Обладание тайным действует подобно душевному яду, который отчуждает носителя тайного от общества. Этот яд в малых дозах может быть неоценимым лекарственным средством, даже необходимым предварительным условием для индивидуальной дифференциации человека, при чем настолько необходимым, что человек уже на первобытной ступени развития ощущает потребность выдумывать тайны, чтобы благодаря обладанию ими защитить собственную душу от смертельной опасности растекания ее в бессознательном сообществе.

10


Абраксас Выпуск 5

Этому инстинкту дифференциации служат, как известно, широко распространенные древнейшие освящения с их оккультными таинствами. Даже христианское причастие еще в древней церкви считалось таинственным и упоминалось только намеками, на аллегорическом языке. Разделенная со многими тайна действует настолько же благотворно, насколько разрушающе действует тайна личная. Она подобна вине, отделяющей ее несчастного владельца от общности с другими людьми. Если при этом скрытое от других осознается, то ущерб, несомненно, меньше, чем в обратном случае, то есть когда сокрытое вытеснено. В этом последнем случае скрытое содержание не хранится больше сознательно в тайне, а утаивается да же от самого себя; оно отщепляется в виде самостоятельного комплекса от сознания и ведет в области бессознательной души существование особого рода, недоступное сознательному вмешательству и коррекции. В этой обширной цитате я хочу прежде всего обратить внимание, что чего бы не боялся человек узнать о себе, это неизбежно окружено чувством греховности, вины или чувством неполноценности – все эти состояния на примитивном уровне психики воспринимаются как гнев богов. Это и есть архетипическое объяснение беспокойству и страху перед признанием некоторых грехов или патологий. Когда пациент признается в подобных беспокоящих его вопросах психотерапевту и способен пережить этот опыт, архетипическая фигура жреца-посредника констеллируется почти автоматически. Огромная волна благоговения охватывает пациента. Тем не менее, архетип жреца наверняка проецируется на психотерапевта, который может не многим больше, чем кивнуть головой, улыбнуться и сказать: «Я слышал вещи и пострашнее». Но этого вполне достаточно, чтобы вызвать проекцию, когда затронута подлинная реальность. Я думаю, мы должны осознавать эти проекции. Мы точно не можем предотвратить их, но мы не должны идентифицироваться с этими проекциями. Другими словами, мы не должны обманывать себя, полагая что эта благодарность принадлежит нам. Совсем нет. Мы просто делаем нашу работу. Мы имеем право на свой гонорар и ни на что более. Видите ли, чувство благодарности со стороны пациента будет той жертвой, которую в древних ритуалах предлагали жрецу. Психотерапевт делает вклад в это подношение, не принимая эту жертву лично. Иерофант, что значит «открывающий сакральное» - это разновидность священника. Этот термин использовался для определения тех, кто руководил мистериальными посвящениями в античности. Жертвоприношение и искупление здесь не были главной целью, скорее ритуал обеспечивал возможность опыта прямого и непосредственного откровения. До сих пор мы не знаем точно, в чем состояла суть таинств Элевсинских мистерий, потому что разглашение их тайн считалась великим преступлением.

11


Абраксас Выпуск 5

Архетипические образы и стадии психотерапии Эти три традиции проявляются в течении терапевтического процесса в качестве различных методов поведения. Архетипы врача, философа и священника, констеллируются в различных степенях на протяжении различных стадий психотерапии. В описании этих стадий я провожу четкую границу между ними с целью большей наглядности и ясности. Однако в реальности эти границы не всегда ясны, на практике эти стадии часто сливаются и накладываются одна на другую. На стадии врача-целителя, ключевое слово – лечение. Пациент чувствует болезнь, нуждается в помощи и просит аналитика обследовать его, поставить диагноз и вылечить, короче говоря, принимает более или менее пассивную установку. Идея в том, что врач имеет исцеляющее знание и использует это знание для исцеления в обмен на гонорар. Эта установка пациента, в конечном счете, ведет к выхолощенности, потому что пациент воспринимает анализ исключительно пассивно. На стадии философа ключевое слово – диалог. Пациент обнаруживает, что подход к лечению неудовлетворительный и слишком пассивный, и понимает, что терапевт, подобно Сократу действительно не имеет никакого особого знания, а может предложить только диалектический метод взаимного поиска, в котором они оба ищут истину пациента. На стадии священника, ключевое слово – откровение, то есть опыт нуминозного.vii Здесь предыдущие архетипы оказываются до некоторой степени превзойдены и интегрированы. Диалог на личном уровне ведет к пробуждению коллективного бессознательного, в результате чего становится возможен прямой опыт трансперсонального измерения. Как эти стадии проявляются на практике? На стадии врача пациент ожидает исцеления в обмен на гонорар. Работа должна быть выполнена. Эта стадия никогда не будет превзойдена полностью, потому что профессиональная этика является основой нашей работы, однако если мы хотим, чтобы терапия была не просто поддерживающей, руководящей и направляющей, эта фаза должна быть превзойдена. Часто бывает так, что выход из этой фазы предвещает разочарование пациента. Она не стала чувствовать себя лучше. Он не обрел исцеления. Реальность вступила в конфликт с ожиданиями. Но это дает возможность психотерапевту обратить внимание пациента, сказав ему нечто вроде: «Таким образом мы не добьемся ничего. Единственный способ что-то действительно решить это диалог на равных»

12


Абраксас Выпуск 5

Это вызывает определенное сопротивление, идущее из инфантильной психики. И только после того, как это сопротивление терпеливо проанализировано, станет доступна следующая стадия. На стадии архетипа «философа» терапевт свободно демонстрирует, что он не обладает никаким тайным знанием о том, как пациенту следует жить, и что особенно важно – пациент принимает это. Аналитик не знает, что хорошо для пациента, что ему или ей следует делать. Все, что может предложить аналитик, это дать свой отклик на поведение, сны и любой другой опыт анализируемого с целью установления диалога. На этой стадии появляется вопрос, насколько далеко должен зайти психотерапевт со своими непредвзятыми реакциями. Предполагается, что мы должны быть вовлечены всей своей личностью, но на самом деле мы также должны использовать суждения. И это на самом деле признак действительно опытного аналитика – знать точно, какой уровень аутентичной реакции уместен на данной стадии развития пациента. Конечно, бывают времена, когда необходимо выйти за пределы этого уместного уровня, а затем тем или иным путем к нему вернуться. Суждение необходимо, и это лишь означает, что стадия врача не была преодолена полностью, как вы видите. Мы все еще имеем этические обязательства исцелить отдельного пациента, насколько он или она нуждается в исцелении. Третья стадия, то есть стадия жреца, характеризуется проявлением архетипической психики с символами, которые вызывают нуминозный опыт. На этой стадии раскрывается уникальность юнгианского анализа как единственной школы психотерапии, теория и практика которой позволяет взаимодействовать с коллективным бессознательным. Мы практически единственные, кто реально знает о его существовании. Это преимущество, но здесь же таиться огромная опасность. Поскольку юнгианские аналитики имеют определенное знание природы архетипической реальности, в процессе анализа они передают это знание своим анализандам. Таким образом, создаются благоприятные условия для констелляции архетипов самим аналитиком. Часто это оказывается благоприятно для работы на самых глубинных уровнях психики, к которой мы и стремимся, но бывает так, что эта заинтересованность в архетипах оказывается для пациента вредной. Например, для пограничных пациентов работа с аналитиками, имеющими склонность актуализировать архетипическую психику в сознании, может представлять реальную опасность, связанную с утратой контроля. И этого нельзя забывать. Не раз, беря первое аналитическое интервью, столкнувшись с тем, что анализ по той или другой причине заходил в тупик, я предлагал анализанду поработать с известным мне аналитиком, не знающим об архетипах и потому безопасным для такого пациента.

13


Абраксас Выпуск 5

В этой фазе стадия диалога оказывается превзойдена, поскольку в центре оказывается новый диалог – диалог внутри пациента. Психотерапевт продолжает выдвигать интерпретации и амплификации, но теперь это не главное. Основной фокус сводится к теофании, личному опыту конкретного пациента, и даже не смотря на то, что психотерапевт может его наблюдать, он или она его не переживает. Уникальный опыт теофании окончательно разрешает проблему переноса и привносит подлинное равенство в отношения аналитика и терапевта – с этого момента они на равных соучаствуют в универсальном опыте человека перед лицом манифестации священного. Юнг описывает этот процесс в следующей цитате: «В той мере, в какой перенос – всего лишь проекция, он в равной мере как разделяет, так и соединяет. Однако опыт учит, что в переносе есть один аспект, не исчезающий при устранении проекции. Это объясняется наличием за ним такого важного фактора, как либидо родства» Как я уже говорил, эти стадии на практике не имеют строгого разделения и могут накладываться одна на другую. Как правило, они перемешаны между собой. Однако я убежден, что предложенная мной структура может быть полезна тем, что позволяет классифицировать тот огромный поток данных, который вываливается на нас в аналитическом процессе. Оккультная традиция Амбивалентным дополнением к традиции «священника-иерофанта» предстает перед нами «оккультная традиция». В то время как священники и иерофанты работая внутри заданной ортодоксальной традиции, относительно закрыты от прямой встречи с архетипической психикой, тех, кто утверждает индивидуальную связь с трансперсональным, ортодоксальная власть гнала и клеймила как еретиков и опасных оккультистов. Юнгианские психотерапевты часто подвергаются таким же нападкам. Поэтому не стоит удивляться, если вы когда-нибудь столкнетесь с подобной проекцией. С другой стороны, для аналитика всегда есть опасность поверить, что некие тонкие материи являются его собственностью, а он обладает особым знанием или мудростью. Лучшее противоядие против подобной перспективы, которое мне известно, это постоянное уважение к мнению других. Если мы склонны отвергать мнения других о нас, то неизбежно идем к инфляции. Видите ли, юнгианская глубинная психология в самом деле ведет к тайному знанию, знанию, которое становится известно только одному человеку через его личный опыт теофании, но это знание не должно приводить к отчуждению. Базовый принцип юнгианской психологии состоит в том, что мы не должны

14


Абраксас Выпуск 5

отождествляться со своим знанием, опытом или субъективной установкой. То, что мы являемся проводниками такого знания - это тяжелый груз и благословение в одинаковой степени. И несомненно что это знание не дает нам права взращивать фантазии о своем превосходстве. Дар, ответственность, опасность Призвание глубинного психотерапевта заключает в себе уникальные преимущества, перспективы и одновременно опасности. В самом деле, огромное преимущество заключается в способности взаимодействовать с основой повседневной жизни, то есть автономной психикой во всех её возможных формах и проявлениях. Это необыкновенный дар - видеть глубоко в душах множества людей, как если бы мы имели множества окон позволяющие взглянуть на самые разные грани человеческого бытия. Какая еще профессия может предложить столь исключительный дар? Ни одна! Наше призвание, которое мы избрали или, быть может, которым были избраны, наградило нас поистине царскими дарами. Тем не менее наша ответственность крайне велика. В силу самой природы работы мы регулярно притягиваем на себя глубинные проекции, и на нас проецируется не только содержимое личного бессознательного, но и архетипические, нуминозные силы. Самое главное для нас – это никогда не использовать власть, которую дают такие проекции. Это очень тяжелая ответственность, потому что работа которую мы делаем осуществляется в личном, приватном пространстве. Это неконтролируемо. Никто не знает, что происходит между терапевтом и анализандом, кроме них самих. Ответственность, которая возлагается на более сознательного члена этого процесса, воистину безмерна. Наша профессия связана большими опасностями и огромными профессиональными рисками. Самая очевидная и самая распространенная опасность – это опасность психической инфляции. Почти неизбежно, что, по крайней мере на ранних этапах карьеры, мы как терапевты в той или иной степени рискуем отождествиться с проекциями, носителями которых мы становимся. Нам необходимо твердо запомнить, что инфляция неизбежно ведет к краху, падению в той или иной форме. Чем выше вы взлетите в своей инфляции, тем неизбежнее и болезненнее будет падение, и вероятность такого падения является одним из самых больших профессиональных рисков в той работе, которую мы выполняем. Другая опасность работы с глубинным материалом пациентов в попытке прыгнуть выше головы. Очень часто начинающие аналитики сталкиваются с пациентами, которые имеют дело с столь глубинными уровнями психе, с которыми сами аналитики не сталкивались. В этом случае, если вовремяне понять, что происходит, это по-

15


Абраксас Выпуск 5

гружение может стать слишком разрушительным. В результате это может привести к падению такому, что возвращение к исходному состоянию будет большой удачей. Не было и не будет такого терапевта, кто за много лет аналитической работы не пережил бы подобного печального опыта. Утешением в таких случаях может быть только понимание, что все это происходит с нами, потому что все это должно было случиться как часть нашего собственного процесса индивидуации который проходит как внутри, так и вне нас. Таинство глубинной психотерапии В заключение я хочу сказать несколько слов о таинственном процессе глубинной психотерапии. Как на самом деле это работает? Это тайна. Мы не знаем как это работает. Мы можем иметь на этот счет разные идеи и предположении, но будет честнее и правильнее, следуя традиции заложенной Сократом, признать, что мы не знаем точно. Есть лишь несколько предположений. Я говорю о подлинной сути глубинной психотерапии. Другие терапевты могут работать на множестве иных уровней, но я говорю о том, что мы должны попытаться понять как юнгианские глубинные психологи. Как говорил Юнг, наше искусство требует всего человека. Это не значит, что нужно обязательно достичь полной индивидуации. Это значит лишь, что следует обозреть все наше существо и знать, кто мы такие: наши сильные стороны, наши слабости и слепые пятна. Именно это подразумевал Юнг под словами, что аналитику следует быть целостным. Личность аналитика является тем самым исключительным инструментом процесса трансформации пациента, потому критичной для успешной работы является сознательность, то есть всестороннее осознавание своей психологии. Когда мне приходится участвовать в обсуждении кандидатур на прохождение обучающей программы или программы усовершенствования, я удерживаю в сознании четыре главных фактора. Важнейший из этих вопросов – призвание. Только когда кристально ясно, что профессия глубинного психолога - это подлинное призвание соискателя, он может выполнять эту работу. Второй фактор – это уровень развития эго и адаптации к реальности – насколько развито и устойчиво эго соискателя и насколько он адаптирован к окружающему миру. Третий фактор - это характер. Этот фактор включает в себя уровень нравственного развития, осознанности и преданности базовым ценностям. Наконец, четвертое – это глубинная связь, то есть наличие взаимодействия с бессознательным и объективной психикой. Как Юнг часто говорил, глубинный психолог может провести пациента не дальше чем он или она прошли сами. Любые не полностью осознанные аналитиком комплексы наверняка будут отравлять аналитический процессы. В результате аналитик будет лечить свои собственные комплексы,

16


Абраксас Выпуск 5

спроецированные на пациента. Это столь же несомненно, как то, что главным инструментом психотерапии является личность аналитика. Высокий уровень осознанности психотерапевта оказывает стимулирующее воздействие на пациента, давая ему толчок в развитии. Это стимулирующее воздействие оказывает влияние даже на сны. На самом деле уровень связи со своим бессознательным, который способен поддерживать терапевт, определяет степень глубины, из которой приходят сны пациента. Бессознательное жаждет быть признанным и понятым. Если бессознательное пациента встречает терапевта, который действительно понимает архетипическую психику и признает её присутствие, бессознательное пациента отвечает тем, что выталкивает на поверхность материал, который напрямую отвечает этому пониманию. Это я и подразумеваю под индуктивным эффектом. Личный опыт привел меня к неизбежному выводу, что понимание оказывается заразительным, но при одном важном условии – психика пациента должна быть достаточно открытой, чтобы принять его. Огромная работа состоит в том, чтобы в достаточной степени открыть психику для получения того, что может подняться из бессознательного. Часто это раскрытие происходит не вполне, а иногда совсем немного. В этом случае я могу сказать, что это происходит, потому что пациент не собирается развиваться далее, по крайней мере, на данном этапе. Говоря эмпирически, мы вынуждены относиться с уважением к реальности, которая противостоит нам, и Бог запрещает навязывать наши предвзятые представления о том, как скоро и на каком этапе должна произойти трансформация. Не в нашей власти принимать решения в этой области – здесь следует довериться таинственной работе судьбы. Вопросы и ответы Вопрос: Вы упоминали о проклятии, которое приходит вместе с благословением нашей профессии. Я хочу точно знать немного больше о том, что вы имели в виду. Эдингер. Хорошо. Всегда есть несколько кандидатов, которым по различным причинам было отказано в их просьбе о включении в обучающую программу аналитического психолога. Столкнувшись с отказом, неудавшийся соискатель переживает расщепленность, и оказываются охвачен гневом, ненавистью. Если у меня есть возможность поговорить с таким человеком, я иногда говорю что-то вроде следующего. «Я не знаю как ты представляешь себе юнгианского аналитика, но я не думаю что твое представление соответствует реальности. Ты проецируешь на юнгианский анализ нечто, к нему не относящееся. На самом деле ты проецируешь на профессию некое достоинство, в котором ты в настоящей момент нуждаешься более всего. На мой взгляд это неверный путь».

17


Абраксас Выпуск 5

В другом случае я могу сказать так: «Глубинная психология - это очень странная работа. И она требует очень особой психической структуры. Например, необходимо находиться в непрерывной связи с глубинной психикой, и это абсолютно необычно, я бы даже сказал, ненормально. Большинство людей которые становятся юнгианскими аналитиками, начинали с падения в своего рода черную дыру, они столкнулись с собственной душевной раной, дефектом, в противном случае они никогда не смогли бы упасть в такие глубины. Благодари судьбу, что тебе не пришлось пройти этот путь. Иди учиться в университет или делай что либо еще, будь доволен жизнью – это далеко не так плохо». Вопрос: Вы говорили об искусстве возвращения проекций. Вы практикуете много лет. Расскажите немного о том, как вы смогли научиться этому искусству. Эдингер. Природа этого искусства в том, что его нельзя обратить в слова. Но я могу дать вам пару советов. Хороший способ вернуть проекции обратно - это вести себя, не соответствуя проекции. И если, к примеру, проекция содержит желание приобщиться к божественной славе, то стоит демонстрировать свои человеческие слабости – это весьма уменьшит проекции. С другой стороны, если в данном случае аналитик знает точно, что делает и для чего, ему не следует бояться проекции. Вы не сможете устранить проекции раньше времени. И это тоже часть искусства, потому что прикасаясь к сокровенным глубинам психики вашего пациента, вы хотите иметь возможность вернуть ему их обратно целостными, не поврежденными и не разрушенными. Но это возможно сделать, только когда для этого возвращения придет время. Вопрос: Если нам следует избегать идентификации с различными частями себя, то как узнать, кто мы есть. Если вообще не идентифицироваться ни с чем, то откуда взять чувство идентичности. Эдингер: Идентичность, по своей сути, это очень личный феномен. Мы не можем сказать людям, что значит иметь идентичность. Различные силы пропагандирующие коллективные установки, подводят нас к тому чтобы идентифицироваться со своей семьей, своей этнической группой, своим обществом. Мое мнение о идентичности принципиально иное. Я убежден, что подлинная идентичность это неповторимая индивидуальность, которая произрастает из наших глубин подобно растению. И чем на самом деле является целостный метод глубинной психотерапии, так это сложным движением к раскрытию идентичности нашего клиента и это раскрытие осуществляется посредством живого, любящего внимания ко всему происходящему в психике клиента. В конечном итоге становится очевидно, что источник, из которого произрастает подлинная идентичность – это Самость, находящаяся превыше всех определений. Юнг предпринял смелую и беспрецедентную попытку исследовать Самость с различных граней. Но надо помнить:

18


Абраксас Выпуск 5

Самость - это прежде всего индивидуальный опыт, который не может быть выражен в словах.

i Эдингер прочитал эту лекцию аналитикам на тренинге «Цивилизация в процессе трансформации». ii Mysterium Coniunctionis, пар 521 iii [Проявление или явление Бога или бога человеку – ред.] iv Юнг, Mysterium Coniunctionis, §125. v D. Runes, ed., Dictionary of Philosophy, p. 295. vi Юнг, Проблемы современной психотерапии, §134. vii [Из Идеи священного Рудольфа Отта, где слово numinosum использовалось для описания мощной эмоциональной интенсивности, единой для всякого религиозного опыта, вне зависимости от культуры или течения. – ред.] viii Юнг, Психология переноса, §445.__

19


Абраксас Выпуск 5

Эдвард Эдингер Наука о душе Перенос. Как известно, феномен переноса первоначально был открыт Фрейдом. Мы должны быть благодарны ему за его внимательность, благодаря которому он сделал это открытие. Фрейд использовал термин перенос для того чтобы определить эмоциональную вовлеченность которая часто случается между пациентом и аналитиком. Он также рассматривал перенос как возрождение инфантильных и регрессивных паттернов поведения внутри терапевтического альянса: незрелость, зависимые отношения, сосредотачиваются на аналитике. Невротические пациенты ожидают полного удовлетворения инфантильных желаний перенесенных на аналитика. Отсюда и проистекает слово «перенос».Мы, Юнгианцы, конечно не можем согласиться с этой интерпретацией, и позже я объясню почему. Тем не менее, я все равно должен упомянуть здесь фрейдисткую интерпретациюпереноса, потому что сам термин который мы используем для определения этого феномена, естественно произрастает из этой интерпретации. Перенос и проекции. Как вы можете видеть, слово «перенос» имеет приблизительно тот же смысл, что и слов проекции. Фактически, перенос это крайне интенсивная форма проекции. По моему мнению, термин «перенос» недстаточно выражает суть рассматриваемого феномена. Мы нуждаемся в слове, которое будет в полной мере выражать специфику насыщенного динамизма захваченности, которая происходит в анализе, слово которое сможет передать трансформативную природу этого опыта. К сожалению такого слова еще не существует, поэтому в настоящее время мы должны работать с тем понятием которое у нас есть и которое уже плотно вошло в традицию нашей речи. Перенос очень сложно определить всесторонне. В широком смысле, в это понятие включается все существующие формы психологической проекции. В более узком смысле, перенос это специфическое, интенсивное, позитивно и часто эротически окрашенная привязанность пациента к психотерапевту в процессе психотерапевтического взаимодействия, где пациент противостоит своему сопротивлению. Если удается правильно совладать с переносом, перенос дает не имеющую аналогов возможность для психологической трансформации. Как только мы отклоняемся от этого специального определения переноса, мы оказываемся перед лицом множества других форм и видов проекции. Так можно говорить, о негативном переносе, контрпереносе, проекции образов врача, жреца, учителя, итд, и даже о дружеском переносе. К примеру, мне известен один занятный эпизод на этот счет. Некий психиатр проходил собеседование устраи20


Абраксас Выпуск 5

ваясь на работу в знаменитый санаторий. Этот санаторий известен тем что там делается акцент на так называемой «динамической психотерапии». Он успешно прошел тест и получил работу. Человек который его опрашивал ему симпатизировал. Однако это было сформулировано так словно тестирующий имел на него «позитивный перенос». Такие вещи очень далеки от того что мы обсуждаем. Когда термин используется так широко, неизбежно теряется его специфическое значение. Поэтому я буду использовать термин «перенос» в узком смысле, того определения которое было дано выше. Я буду говорить об интенсивном, эротически заряженном напр��жении внутри психотерапевтического альянса, снабжающее возможностями для психической трансформации, в особенности через извлечение на поверхность характерных архетипических мотивов, в том числе обсуждаемых нами ранее. Лола Паулсен утверждала очень похожую позицию, подчеркивая различие между проекцией и переносом. Она писала: «Перенос это больше нежели просто проекция. Происходя из глубинных слоев архетипического бессознательного и метафорического, он представляет отдельный феномен и процесс сам по себе. Позитивные или негативные проекции зачастую только дают знать о его появлении. Поскольку перенос превосходит проекции, мы по праву можем отделитьпонятие переноса от понятия проекций, используя этот термин для определения следующих стадий процесса индивидуации, как это раскрывается в процессе анализа. Проекции это «вспомогательные средства для переноса, они отражают его но не идентичны с ним, следовательно перенос индивидуации развивается позади или можно сказать выше него. Перенос указывает на различные аспекты, и какой аспект преобладает зависит от того с какой точки зрения мы смотрим на это явление. Для экстравертированной фрейдисткой психологии, перенос проистекает из потребности в любви которая имеет инфантильную и инцестуозную основу. Для более интровертной адлерианской психологии это один из инструментов борьбы за власть. В соответствии с теорией крайне интровертного сенсорика Гарри Старка Салливана это «ткань» которую он называл «защитой» предназначение которой в том чтобы избегнуть раны которую предположительно может нанести опасный и непредсказуемый другой. Как можно заметить позиция Салливана это оригинальная модификация позиции Адлера. Как это бывает у интровертов, в их рассуждениях субъект более значителен чем объект. Тем не менее Салливан делает акцент на пассивной оборонительной позиции, в которой состояние безопасности рассматривается как предельная цель.

21


Абраксас Выпуск 5

Теория Адлера подразумевает более агрессивную установку. Мотив власти как основной подразумевает позицию в которой лучшая защита это нападение.

Архетипическая природа переноса. Не будем забывать что Юнг всецело принимал частичную обоснованность представленных выше точек зрения. Все эти позиции, части целой картины, поэтому их нельзя сразу отвергнуть как ошибочные. Тем не менее, все эти редуктивные теории не упускают осознание архетипической и проспективной природы переноса а также того потенциала к трансформации который в нем содержится. Редуктивно настроенные психотерапевты ставят акцент на внешней, межличностной манифестации переноса, со всеми его инфантильными характеристиками. Но если бы они могли объективно исследовать сны своих пациентов в те моменты когда перенос только начинает формироваться, они могли бы заметить трансперсональные архетипические мотивы которые поднялись на поверхность. С другой стороны, некоторые Юнгианцы имеют тенденцию бросаться в другую крайность. Они с удовольствием раскрывают архетипы в материале представленном их пациентами, и с энтузиазмом приносят все свои знания мифологии и символизма для ампрификации, могут полностью игнорировать реальность межличностных связей пациента. Игнорирование конкретных жизненных ситуаций вкупе с переоценкой архетипического материала может создать или усилить опасность нарциссической инфляции. Эту склонность я считаю главной опасностью которая стоит перед всеми Юнгианцами. Поэтому давайте не будем проецировать нашу собственную тень на редуктивные подходы Фрейда и Адлера. Однако не смотря на сказанное выше, нам следует критически относиться к фрейдисткой теории переноса чтобы не утратить позитивный потенциал этого опыта. После открытия переноса, Фрейд продолжал объяснять его в тех же понятиях как объяснял все остальные известные ему феномены – в понятиях болезни. Говоря он переносе он использовал определение «невроз переноса», или «трансферентный невроз». Такая точка зрения имеет определенный элемент правды, но это слишком односторонний взгляд и уже в силу этой односторонности не может быть адекватным описанием реальности. Фрейд обесценивает перенос, точно также как обесценивает многие другие аспекты человека – детство, бессознательное да и само человеческое бытие которое оказывается неизбежно невротичным. Такое обесцениваение связано с его глубинной антипатией ко всему иррациональному, изгоняемое с помощью терминологии связанной с болезнями и пата-

22


Абраксас Выпуск 5

логией. На самом деле такой подход является цивилизованной версией примитивной магии имен, и очевидно что юнгианцам не следует присоединяться к подобной позиции. Хотя регрессивные, незрелые и невротические элементы являются в переносе обычным явлением, они не являются его ядром. Базовое содержание позитивного переноса это здоровое либидо цель которого заключается в том, чтобы получить возможность прожить жизнь максимально интенсивно и установить связь с другими людьми, то есть стремление к самовыражению. Несомненно, что перенос может принять огромное количество форм, так что каждый случай уникален. Однако, базовые, общие для всех людей паттерны появляются практически всегда. Аналитик наделяется высочайшей значимостью и становится центральной фигурой в жизни пациента. Кажется что основной феномен переноса заключается в пробуждении подавленных или скрытых до этого потоков либидо в психике пациента, то есть тех самых жизненных сил которые и дают способность любить и ценить. Естественно, что эти стимулирующие жизнь потоки обычно сперва оказываются, направлены прямо на аналитика, являющегося агентом ставшим причиной их выхода на поверхность. Картина которая открывается нам на этой стадии полна мотивами этой стадии очень темой зависимости и невротизма, однако это только первое и поверхностное впечатление. Зачастую пациент прекрасно осознает несоответствие реальности своих чувств неадекватность, поэтому и решительно им сопротивляется. Тем не менее величайшей ошибкой для терапевта клиента в его негативной оценке переноса. Это ошибка фрейдистов и результатом этой ошибки является состояние психического расщепления которое и является источником невроза. Страх пациента, и сопротивление своему либидо, предназначение которого делать жизнь интенсивной, появляется одновременно с переносом. Для того чтобы смягчить этот страх и сопротивление, следует сделать акцент на позитивных и конструктивных аспектах переноса, которые часто проявляются в сновидениях. Как вы знаете, в отличии от фрейдисткого анализа, в юнгианской психологии мы очень мало говорим о сопротивлении или о защитах. Для этого есть несколько причин. Я отмечу только то, что термины «сопротивление» и «защита», подразумевают что некто нападает, атакует и подразумевается что этот некто – аналитик. В самом деле, редуктивность которая обесценивает перенос и другие бессознательные содержания как только «регрессивные» и «инфантильные» явления, в самом деле атакует основание человеческой личности. В таком случае, сильные защиты и сопротивления это вполне адекватная реакция. Мне известны случаи 23


Абраксас Выпуск 5

из психотерапии (не юнгианской), в которых пациенты, просто теряли почву под ногами из за того что оказывались под непрекращающимся обстрелом редуктивными интерпретациями, получали серьезное улучшение как только начинали сопротивления и прекращали терапию. Иногда подобное происходит у молодых, которые оказываются беззащитны перед редуктивной позицией их родителей. Открытое сопротивление и восстание оказывается самой здоровой реакцией. Реальный смысл переноса открывается нам когда мы сравниваем предыдущее состояние сознания пациента с состоянием актуальным которое напрямую связано с переносом, а также посредством внимательного исследования сновидений которые пациент видел в начале процесса переноса. И то и другое подводит нас к тому же самому ответу. Состояние в каком было сознание до переноса, обычно оказывается бесплодным, стерильным или бесчувственным состоянием сознания, в котором индивид находился в изоляции от других людей и был закрыт для нового, интенсивного жизненного опыта. Перенос полностью это изменил. Пациент стал связан с по крайней мере одним, другим человеком. Способность дать пациенту цель и вызвать интерес к другим людям, была пробуждена. И очень часто этот полностью новый и захватывающий сознание опыт, полностью новое и захватывающее начало оказывается включено в сознание так что пациент оказывается вновь включен в жизненные процессы. Другими словами, пациент вновь устанавливает связь со своим либидо. И сновидения, которые сопровождают этот процесс полностью поддерживают эту точку зрения. Сны на этой стадии связаны с такими темами как рождение ребенка, успешное преодоление опасностей, нахождение воды жизни, бракосочетание или сексуальная коньюнкция, а также другие подобные мотивы. Перенос в повседневной жизни. Перенос, даже когда мы используем этот термин в смысле который был определен нами выше, не ��роисходит только в отношениях с аналитиком. Может быть глубокий перенос в повседневной жизни, между мужчиной и женщиной, между двумя женщинами и реже между двумя мужчинами. Такой опыт может быть определен как перенос, в том смысле в каком мы используем этот термин, при условии что мощность либидо достаточна, вся личность вовлечена и на поверхность поднимаются архетипическим мотивы трансформации. В таком опыте, если он прожит в полной мере, ответственно и осознанно интегрирован, в результате оба участника обретут постоянное личностное изменение. Тем не менее, происходит перенос внутри или вне анализа, он остается весьма нелегкой задачей. Это равноценно алхимическому деланию которое требует колоссального упорства, честности и преданности. Почти всегда, стороны оказы-

24


Абраксас Выпуск 5

ваются вовлечены в болезненный конфликт. Первоначальное ослепление счастьем в обретении дорогого друга или возлюбленного постепенно соединяется с осознанием, что на самом деле, он является пленником этой любви. Сила требует появления. Гнев и сопротивление выходят на поверхность. Каждый из участников взаимодействия пытается удержать или прельстить другого, принуждая соответствовать спроецированному образу. Ярость рождает ярость и битва продолжается. Самое главное, что необходимо, это сохранять способность осознавать разницу между человеческим бытием и тем архетипом, который, оказался спроецирован другого человека, будь то тень, анима или анимус. Очень часто сила Самости просвечивается через эти или другие фигуры. Это та внутренняя реальность пред которой необходимо смириться, не перенося на другого человека. Если различие между человеком и проекцией осознается, постепенно личностные конфликты оказываются решены и заменены добровольной жертвой. Я думаю, что в повседневной жизни нет более удачной возможности творчески переосмыслить перенос, нежели в брачных отношениях. Нет нужды объяснять, что такая попытка имеет гораздо больше шансов на успех, если один из партнеров проходит или проходил в прошлом анализ. Брак обычно начинается с сильных и интенсивных взаимных проекций, очень похожих на те что поднимаются на поверхность в анализе. Тем не менее, различие, заключается в том, что в браке проекции разворачивается в процессе реальной жизни в отличии от искусственного пространства анализа. Поэтому, а также потому что оба партнера тесно связаны и взаимно обсусловлены, делает задачу распознавания проекций гораздо более сложной. Однако если это все таки достигается, награда будет еще более значительной. После первоначального волнения влюбленности и медового месяца, партнерыуспокаиваются в более менее комфортабельном состоянии бессознательного симбиоза. Этот обоюдный аутоэротизм остается относительно удовлетворяющим и комфортным. Похожаяситуация иногда происходит и в аналитическом переносе. Пациент словно приходит на свой час для того чтобы погреться в теплом сиянии эротического чувства и это совершенно состояние продолжается эта потворство не смотря на цену. На этой стадии, взрывоопасным действием может быть требование пациенту покинуть свою колыбель. Что касается брачных отношений, то подобная взрывоопасная ситуация в конце концов происходит и здесь. Каждый из партнеров начинает видеть недостатки (часто в значительной степени спроцированные) в другом. Партнеры обрушиваются друг на друга в гневе и взаимные претензии умножаются в геометрической прогрессии. Это тот момент, на котором знать природу переноса и проек-

25


Абраксас Выпуск 5

ции жизненно необходимо. Если партнеры сохраняют сознательность, ответственность и гибкость, они смогут постепенно пройти через эти сложности, постепенно преодолевая свои проекции и увеличивая границы осознания. Однако это задача на длительное время, и её невыполнение может означать конец брака. Иногда опыт переноса происходит и в других отношениях помимо брачных. Нередко, близкая эротическая привязанность между двумя женещинами может иметь трансформативную потенциальность. Возможен, но менее вероятно подобный перенос, между двумя мужчинами. Даже родительско­детские отношения могут служить этой функции, в особенности для родителей. Эта тема была прекрасно исследована Элеонор Мертини в её обсуждении человеческих взаимоотношений, в которой она называла объекты любви «Экстравертным аспектом индивидуации. Психологический предвестием появления объекта любви является то что можно называть «любовной горячкой», то есть собственническими и цепляющими установками в которых индивид устанавливает связь с идеей любви из позиции слабости. Для определения интровертного аспекта индивидуации я позаимствую термин введенный в обиход Эрихом Нойманном – Центроверсия 1. Центроверсия - это раскрытие и преданность внутреннему авторитету Самости, освобождающий из под влияния спроцецированных вовне авторитетов. Можно сказать, что точно также как «любовная горячка» есть психологический предшественник подлинного любви, сила мотивации является психологической предтечей центроверсии. Сепаратная ярость восстает против психологической зависимости от внешних объектов. Она борется за независимости и автономию. Любовная горячка и сепаратная ярость есть два проявления того же самого уровня психологического развития. Это два аспекта одного и того же явления, два пути которыми хрупкая личность пытается превзойти свою слабость или, хотя бы обезопасить себя от своей слабости. Это два способа которым либидо проявляет себя на этом уровне личностного развития. Любовная горячка и Сепаратная ярость, обычно чередуются внутри одного и того же человека по очереди. Что действительно требуется в таком состоянии это рост сознания, который сможет трансформировать любовную горячку и сепаратную ярость, в их зрелые формы, то есть в подлинную любовь и центроверсию. Трансформация происходит сразу на двух уровнях и одновременно приносит способность устанавливать связь с другими и в то же время существовать независимо, опираясь на свой внутренний авторитет. 1

*Центроверсия - это врожденная тенденция целого к созданию единства своих частей и к синтезу их в системы. Единство целого поддерживается компенсаторными процессами контролируемых центроверсией, с помощью которой целое становится самосозидающей, расширяющейся системой. На более поздней стадии центроверсия проявляется как направляющий центр с Эго в качестве центра сознания и с самостью в качестве психического центра.

26


Абраксас Выпуск 5

НАУКА О ДУШЕ Эдвард Эдингер Личные и архетипические факторы Главный вопрос относительно связи личного и архетипического в психологическом развитии заключается в том, насколько развитие конкретной личности определяется врожденными, априорными моделями, присущими индивиду - то есть Архетипическим фактором, или же насколько это развитие определяется личным опытом, влиянием окружающей среды, воспитанием, культурными стереотипами и личностными отношениями, то есть личностным фактором. Юнг всегда подчеркивал то, что психика не является чистым листом (tabula rasa) на котором может быть написано что угодно, и тем не менее, очевидно что межличностный опыт также оказывает глубокое влияние которое может быть позитивным или негативным. В этой статье мы исследуем, как осуществляется это влияние и как его связать с тем, что мы знаем о внутренних или архетипических факторах. Из повседневной жизни и клинической практики нам известно, какое глубокое влияние оказывают события детства и взаимоотношения с родителями на личность ребенка. Более того, из отчетов о «детях-маугли» мы знаем что если маленький ребенок изначально не имеет связи с людьми, человеческая личность не развивается. В таких случаях архетипическая фаза развития не возникает совсем, и ребенок может остаться на животном уровне. То же самое происходит в тех частых трагических случаях, когда ребенок оказывается на годы заперт в изолированном пространстве, будучи полностью отвергнут родителями. Похожим образом, если ребенок переживает потерю родителя в раннем возрасте, и этот родитель не оказывается замещен в психике ребенка, остается своего рода черная дыра, незаполненная пустота. Важный архетипический образ не был воплощен через человеческие отношения, и поэтому архетип сохраняет свою первичную, неоформленную, изначальную силу, которая угрожает затопить эго при малейшем приближении. Однако, иногда случается так что чужие люди могут сыграть роль отсутствующего родителя. Встречается много людей, кто, несмотря на негативный опыт отношений с их не в меру строгими родителями, смогли выстроить позитивные отношения с другими взрослыми в своем детстве. Это могли быть няни, родственники или учителя, которые установили подлинный контакт с ребенком и смогли воплотить

27


Абраксас Выпуск 5

архетипический образ. В этих случаях неадекватность родителей хоть и принесла вред, но не оказалась фатальной для развития ребенка. Даже если эти позитивные отношения продолжались совсем короткое время, их эффект мог глубоко повлиять на формирование и рост личности. Один из самых первых учеников Юнга Эрих Нойманн попытался решить эту проблему. Он описывал пробуждение архетипа следующим образом: Трансперсональные и вневременные структуры архетипов, пронизывающие психику ребенка и готовые для развития, вначале должны быть высвобождены и задействованы в личном измерении человеческого бытия. Непосредственный прорыв архетипа - это особый случай в личной истории, и поэтому может привести к определенным нарушениям 2. Затем Нойманн говорит о «феномене ключа и замка», посредством которого архетипический образ и связь с человеческим существом стимулируют развивающуюся личность. Это развитие более ранней и простой идеи, будто ребенок проецирует изначально присущие ему архетипы на родителей. Тем не менее, идеи Ноймана не объясняют, как влияет индивидуальность родителя на ребенка, и в нашем понимании остается пробел. Также остается непонятным, каким именно образом личное и архетипическое взаимодействуют между собой. Мисс Эстер Хардинг, другая ранняя ученица Юнга, пытается объяснить эту проблему через идею «поврежденного архетипа», которую она сформулировала в своей книге «Родительские образы: Рана и исцеление». Но как архетип может быть «поврежден»? На мой взгляд, повреждена может быть только связь с архетипом. Для развивающегося детского эго связь с архетипом становится возможной только через переживание оного в олицетворенном воплощении. Архетипический опыт может быть успешно пережит и реализован, только когда он оказывается воплощен в личном, осязаемом содержании посредством человеческих отношений. То есть, отношения с родителями не только активируют архетип, но и снабжают его специфическим содержанием. Та часть архетипа, которую личность родителя способна активировать, опосредовать и воплотить, оказывается наиболее легкой для включения ребенком в его собственную личность. Другая часть архетипа, которая не связана с родителями, бу2

"The Significance of the Genetic Aspect for Analytical Psychology", в Journal of Analytical Psychology, vol. 4, no. 1

(1959).

28


Абраксас Выпуск 5

дет оставаться в большей степени непроявленной, где-то в области вечных идей, еще не воплотившись в личной жизненной истории. Я бы не согласился с Нойманном во всем. В особенности в том, что он пишет о соотношении личного и архетипического: «Личностное пробуждение архетипа предопределено судьбой, поэтому происходит нечто превосходящее усилия или намерения родителей. Их действия высвобождают заключенные внутри склонности трансперсонального архетипа в психике ребенка, которые не могут быть выведены из личных фигур в любом случае» 3. Здесь делается слишком сильный акцент на врожденном и первичном содержании архетипа и игнорируется то, в какой степени личности родителей определяет специфику содержания архетипа, как он переживается ребенком. Полное содержание архетипа далеко не автоматически реализуется в опыте с родителями. Напротив, архетип частично реализуется в соответствии с тем, какую часть архетипа воплощали собой родители. Если последовать за идеей Нойманна, родители отвечают только за активирования содержимого изначальных архетипов. Однако такой взгляд не может объяснить того глубокого эффекта, который родители оказывают на жизни детей. Было бы точнее предположить, что опыт взаимоотношений с родителями сам встроен в архетипический образ и, таким образом, оказывается непременной частью личности. Эта идея следует из того, что арехтип может быть реально пережит и ассимилирован только через особые личные отношения, то есть через процесс персонализации архетипа. Весь процесс индивидуального психологического развития, благодаря которому эго поднимается из изначального состояния единства с объективной архетипической психикой, можно рассмотреть как процесс персонализации. Переживание и сознательная реализация архетипических образов развивается только через воплощение их в человеческой личности. Нойманн указывает на это, когда говорит о необходимости прохождения фазы «вторичной персонализации». «Укрепление личностной системы Эго и одновременный постепенный подрыв бессознательного ведут к вторичной персонализации. Она выражается в том, что у человека появляется устойчивая тенденция принимать первичное и трансперсональное содержимое за вторичное и личное, сводить его к личностным факторам. Персонализация непосредственно связана с ростом Эго, сознания и индивидуальности … посредством которого … из потока трансперсональных и коллективных событий возникает эго. … Вторичная персонализация при3

Там же.

29


Абраксас Выпуск 5

носит с собой постоянное уменьшение фактической власти трансперсонального и увеличение важности эго и личности» 4. Здесь Нойманн указывает на установку, которая персонализирует трансперсональное для того, чтобы лишить его силы. К этому я бы добавил, что вторичная персонализация предшествует любой сознательной установке, которая персонализирует трансперсональные содержания, и это неотъемлемая стадия развития эго и роста сознания. Особая важность биографического опыта наглядно проиллюстрирована в анализе пограничных пациентов. В качестве примера я могу привести женщину, которая становилась охваченной паникой при любом упоминании слова «архетип» или ссылки на трансперсональные факторы психики. Причину своего страха она формулировала очень ясно. Она чувствовала, что любые разговоры, которые уводят её прочь от реальности «здесь и сейчас», будь то повседневные дела или наши взаимоотношения, могут открыть бескрайнее и бесформенное море бессознательных возможностей, которое может её затопить. Она была вынуждена сосредоточиться на актуальных, личных и конкретных вопросах. Все универсальные темы угрожали ей моральной опасностью. Частая ошибка многих аналитиков заключается в попытке интерпретировать перенос как проекцию архетипических образов. Для определенных пациентов со слабым эго идея проекции может быть психическим ядом. Для таких пациентов сама мысль, что определенные действия могут представлять проекции чего то внутреннего, скрытого, угрожает их чувству реальности внешнего мира и может стать причиной того, что они утратят связь с реальностью в океане собственной субъективности. Крайним примером невозможности персонализации архетипических образов является шизофрения, при которой сознание полностью затоплено безграничными и изначальными архетипическими образами. В таких случаях индивидуальность не имеет адекватной возможности пережить архетипы через посредство и персонализацию в человеческих отношениях. Эта жизненная необходимость в олицетворении архетипа отвечает за способ развития, при котором многие пациенты настойчиво цепляются за сво изначальный опыт отношений с родителями. Для примера, если имело место серьезное деструктивное действие родителей, для пациента будет очень сложно принять и пережить позитивный родительский опыт. По моему впечатлению, человек будет упорствовать в негативном направлении, к примеру, просто потому что это является аспектом образа, который был персонализирован в его 4

The Origins and History of Consciousness, pp. 336f.

30


Абраксас Выпуск 5

собственной жизни и поэтому дает ощущение безопасности, хотьи негативной. Для такого человека встреча с позитивным аспектом архетипа будет угрожающей, потому что эта сторона еще не была персонализирована и несет трансперсональный магнетизм, угрожающий разрушить границы эго.

Архетипический перенос и личностная встреча Очевидно, что связь между личными и архетипическими факторами в психологическом развитии влияет на то, каким именно образом мы анализируем архетипические сны и архетипический перенос. Великолепный пример этого был опубликован Юнгом в 1966 в «Двух эссе по аналитической психологии». Он также приводил этот пример в лекции «Символическая жизнь», которая была прочитана в 1939 году, где он объясняет это более открыто и неформально. Ниже я привожу полную цитату оттуда: Я помню очень простой случай 5. Была одна студентка-философ, очень интеллигентная женщина. Это было в самом начале моей врачебной карьеры. Я был молодым доктором и не знал ничего, кроме Фрейда. Это был не очень серьезный случай невроза, и я был абсолютно уверен, что его можно вылечить; но положительных изменений не происходило. У девушки развился сильнейший отцовский перенос — она спроецировала на меня образ отца. Я сказал ей: «Но вы же видите, что я не ваш отец!» — «Я знаю,— ответила она, — что вы не мой отец, но мне все же кажется, будто вы им являетесь». Она вела себя в соответствии с этим и влюбилась в меня. Я стал ее отцом, братом, сыном, возлюбленным, мужем — и, конечно, еще и ее героем и спасителем — всем на свете! «Но вы же понимаете, что это абсолютная чушь!» — «Да, но теперь я без этого не могу жить»,— ответила она. Что я мог с этим сделать? Никакие объяснения не помогали. «Вы можете говорить все что угодно, но уж как есть, так и есть». Она была охвачена бессознательным образом. Тогда у меня появилась одна идея. «Получается, что если кто-либо знает что-либо об этом, то это знание носит бессознательный характер, что и приводит к т��кой глупой нелепой ситуации». Тогда я начал очень серьезно обследовать все сновидения, не просто чтобы выявить определенные фантазии, а потому, что я действительно хотел понять, каким образом ее психическая система реагировала на подобную 5

Jung С. G. Two Essays on Analytical Psychology // Jung C. G. C. W., vol. 7, pars. 206ff.

31


Абраксас Выпуск 5

ненормальную ситуацию — или, скажем, на очень нормальную ситуацию, если вам угодно, поскольку такое положение вещей — вполне обычное явление. Она видела сны, в которых я возникал в качестве ее отца. Мы поработали с этим. Затем я появился в качестве возлюбленного и чуть позже как муж и все в том же духе. В дальнейшем я начал меняться в размере; я выглядел гораздо больше, чем обычное человеческое существо; иногда я наделялся божественными атрибутами. Я думал: «Ну, хорошо. Это же старая идея спасителя». И далее я принимал самые поразительные формы. Например, я появился «размером» с Бога, стоящим среди полей и держащим ее на руках, как ребенка; ветер дул над колосьями, и поле волновалось подобно морским волнам, а я держал ее на руках. Когда я увидел такую картину, то подумал: «Теперь я понимаю, что такое бессознательное: бессознательное хочет сделать из меня бога. Этой девушке необходим бог, по крайней мере, ее бессознательное нуждается в боге. Но поскольку ее бессознательное не может обрести бога, то оно говорит: "Доктор Юнг — Бог"». И я сказал ей то, что думал: «Совершенно очевидно, что я не бог, но Вашему бессознательному нужен бог. Это важно и действительно необходимо для Вас. То, что было прежде, не смогло удовлетворить эту потребность; Вы просто-напросто интеллектуальная игрушка в своих руках, точно такая же, как и я в своих, но мы этого не знаем». Это кардинально изменило мир. Я вылечил ее, потому что удовлетворил потребность бессознательного. Очевидно, что это был один из ранних и решающих случаев, который подвел Юнга к мысли об архетипическом уровне бессознательного, как противостоящем уровню личностному. В этом случае он отказался от личностной интерпретации, заменив её на архетипическую, и этим исцелил пациентку. Нет сомнений что изложение этого случая было упрощено и рассчитано для конкретной цели, то есть продемонстрировать архетипический образ и стремление архетипа быть стать осознанным. Но для нас, глубоко укорененных в этой точке зрения, могут быть подняты и другие вопросы. В первую очередь, наш клинический опыт учит, что пациент с такими снами редко оказывается исцелен через архетипическую интерпретацию, избегая интенсивных личностных столкновений. Как подсказывает мой опыт, такие сны указывают на то, что в переносе задействован архетипический динамизм, но можно быть уверенным, что он не может быть успешно разрешен посредством деперсонализации через религиозную и архетипическую интерпретацию. Единственная действенная процедура, которую я обнаружил – это принять такие сны как указание на особую важность личностного контакта со мной. Если я стал носителем спроецированной или олицетворенной ценностиБога или Самости, то не существует интерпретации которая освободит от этого бремени.

32


Абраксас Выпуск 5

Психологическое развитие может продолжаться только посредством длительного межличностного обмена, который позволит постепенно олицетворить и конкретизировать активировавшийся архетипический образ. В «Двух эссе по аналитической психологии» Юнг изображает этот случай значительно более осмотрительно 6. Оказывается очевидно, что пациент не был моментально исцелен полученной архетипической интерпретацией – напротив, изменение наступало постепенно. Не отрицая обоснованности архетипической интерпретации можно усомниться, действительно ли она была ключевой причиной исцеления. Быть может главным исцеляющим фактором была личностная заинтересованность Юнга и живое участие в материале пациента? Она была с ним в то время, когда главные постулаты новой теории человеческой личности только рождались. С этой пациенткой Юнг разделял важный личностный опыт. Я могу предположить, что это было личностное столкновение с открытием Юнга, открытием человеческой личности которая олицетворяет активированные архетипы и ассимилирует их в качестве нового элемента личности пациента. Юнг описывает этот поиск значения этих снов в «Двух эссе»: …бессознательное попытается сотворить бога из личности доктора, освободить, так сказать, видение бога из-под покровов личности, тогда сам перенос на личность врача оказывается обычным непониманием, присущим здравому рассудку, глупой выходкой «здравого человеческого рассудка»? Может быть, напор бессознательного только внешне направлен на эту личность, а в более глубоком смысле — на бога? Может ли жажда бога быть страстью, изливающейся из ничем не обусловленной, темнейшей природы инстинкта, страстью, возможно, более глубокой и сильной, чем любовь к человеческой личности? 7 Так Юнг рассматривает архетипический перенос. Тем не менее, такой взгляд обесценивает и даже оправдывает как «непонимание» личностную природу переноса. Есть другой, комплементарный путь рассмотрения этого примера, который в должной мере оценивает личностный аспект. Вместо того, чтобы понять сны этой женщины только как попытку бессознательного «освободить видение Бога от покровов личности», мы можем понять это также как попытку архетипиче-

6

CW 7, pars. 206ff.

7

Ibid., par. 214.

33


Абраксас Выпуск 5

ской энергии проявиться из отдаленных и вечных уровней бытия, стать личностной, воплотиться в реальной жизни пациента в отношениях с её аналитиком. Если мы рассмотрим этот путь, то не будем спешить вернуть это содержание назад, пытаясь отделить архетип от личности аналитика. На самом деле, подобное действие может стать причиной того, что пациент утратит возможность для главного шага в своем психологическом развитии. В большинстве случаев активировавшийся архетипический образ может быть ассимилирован, только если он может вначале быть воплощен в личностном опыте. Именно этот шанс обеспечивает аналитическое взаимодействие. Если им пренебречь или попытаться ускользнуть от длительного процесса личностного обмена, который должен следовать за активацией архетипа, если рассматривать перенос как досадную помеху, а не ценную возможность, естественный процесс развития может быть сорван и произойдет возвращение личности к исходному состоянию (status quo ante) 8. Исцеление через установление гармонии с объективной психикой Это обсуждение приводит к более широким вопросам относительно исцеляющего эффекта сновидений и интерпретации сновидений. Насколько автономные образы сновидения несут исцеление и осознанность в силу своей природы, и насколько действия аналитика и трансперсональный контекст процесса анализа сновидений вносят свой вклад в процесс исцеления? Это самый сложный вопрос. С одной стороны, существует множество доказательств действия врожденного и спонтанного психологического процесса, который направляет в сторону реализации самости. Серии сновидений, опубликованные Юнгом в «Психологии и алхимии» - это прекрасный пример подобного 9. Но с другой стороны, имеется множество примеров в психотерапевтической практике, где наш личностный отклик и вовлеченность оказывается решающим фактором . Я убежден что большинство из нас могли бы согласиться, что одни и те же механизмы верны и для феноменов бессознательного, и для физических, квантовых феноменов. А именно, речь идет о том, что и те и другие не могут быть подвергнуты наблюдению без того, чтобы наблюдатель оказал влияние на них. Иными словами, объективное и безучастное наблюдение бессознательного невозможно. 8

Более всестороннее обсуждение переноса как ценной возможности вы можете найти в моей книге "The Transference Phenomenon".

9

CW 12.

34


Абраксас Выпуск 5

Именно такова точка зрения Юнга, и он часто подчеркивал это. Например, он пишет в «Главной проблеме психотерапии»: Серьезному психотерапевту давно понятно, что каждое более-менее сложное лечение – это индивидуальный, диалектический процесс, в котором врач как личность участвует так же, как и пациент. Из этого следует, что личностная структура доктора и пациента часто влияют на исход лечения гораздо больше чем то, что доктор говорит или думает. Для двух индивидуальностей подобная встреча сродни соединению двух различных химических веществ: если их сочетание вообще возможно, они преобразуются 10. Здесь Юнг говорит о динамическом поле психологического влияния, разделяемом доктором и пациентом, каждый из которых вносит в него свой вклад, и под влиянием этого поля оказываются оба. Внутри этого общего поля влияний и должны быть сделаны все наши наблюдения законов глубинной психологии. В таком поле невозможно никакое объективное наблюдение. Наблюдение неизбежно вовлекает соучастие. Невозможно узнать, является ли определенное сновидение или определенное направление психологического развития естественным и автономным порождением бессознательного пациента, вызвано и активировано личным участием и поддержкой аналитика или же является сочетанием того и другого Вывод из этого неизбежен. Независимо от наших попыток убрать наше влияние на сны пациента, мы не можем точно знать, открываем ли мы дорогу его или её собственным внутренним моделям развития или программируем податливую психику в соответствии с нашими взглядами на жизнь. Поскольку глубокое соучастие в бытии другого человека абсолютно необходимо для психологического развития в детстве и для исцеления в анализе, этот процесс импринтинга аналитиком появляется неизбежно и неотвратимо. Эти факты ставят перед нами вопросы относительно истинной природы аналитического процесса, интерпретации сновидений и сути индивидуации, происходящей в анализе. Наша фундаментальная теория относительно психологического развития заключается в том, что индивидуальность содержит врожденные модели целостности и стремится реализовать их. Эта гипотеза игнорирует эффект, который оказывает на человека его личный опыт и межличностные отношения. Проблема только в том, что мы не можем доказать эту гипотезу. Наблюдение чужой психики означает неизбежное влияние наблюдателя на наблюдаемое. Это запутывает настолько что мы вовсе не можем знать – то, что мы наблюдаем происходит из наблюдаемого объекта или из на самих? Мы не можем быть уверены, видим ли мы индивидуацию другого человека, нашу собст10

CW 12.

35


Абраксас Выпуск 5

венную индивидуацию, или, быть может, индивидуацию Юнга, которая действует через нас. Возможным решением этого спорного вопроса является рассмотрение индивидуации как коллективной модели целостности, общей для всех людей и даже, быть может, для всех живых организмов. Следовательно, не имеет значения, что на самом деле является причиной появления архетипических снов или образов индивидуации – порождены они психикой пациента или аналитика. Если посредством терапевтического процесса аналитик способен привнести пациенту базовые архетипические энергии психики, это и есть его исцеляющая роль. Не имеет значения, взял ли он направление из бессознательного пациента или из своего жизненного опыта, если считать, что он действует в соответствии с реальностью объективной психики, рассматриваемой как разделяемое поле психологического динамизма, к которому принадлежат все люди. Используя аналогию желудя и дуба: если мы все дубы, тогда возможно поделиться своей моделью дуба с пациентами, которые тоже являются потенциальным дубом. То, что мы даем из себя, также станет принадлежать пациенту с того момента, как мы вместе разделим ту же самую внутреннюю модель. Эта концепция может быть проиллюстрирована следующим примером связи между личными и архетипическими факторами в анализе. Пациент, тридцати лет, интуитивный и талантливый человек, чье детство было эмоционально фрустрировано в крайней степени. Эта фрустрация привела к почти полному психологическому параличу в его взрослой жизни. Он был незаконнорожденным ребенком, выращенным приемными родителями, страдающими околопсихотическими заболеваниями, поэтому его адаптация к взрослой жизни была крайне слаба. Хотя он обладал большим талантом к музыке, он не имел возможности регулярно упражняться в ней. До сессии о которой я собираюсь рассказать, он работал со мной в течении двух лет. Он рассказал, что ему была дана уникальная возможность изучать музыку, которая бы потребовала затрат больших чем он мог себе позволить. В прошлом его психологические проблемы делали для него невозможным направить свое внимание на серьезное обучение, но сейчас он начал чувствовать, что способен сделать это. Обсудив некоторое время этот вопрос, мы решили, что это была в самом деле важная возможность, которая пришла именно тогда, когда, благодаря своей психологической работе, он мог еювоспользоваться. Поэтому я сказал ему, что могу понизить стоимость аналитической работы для того, чтобы он мог начать свое обучение. Он был рад этому предложению и с благодарностью согласился. В следующий визит он рассказал мне несколько больше о своей сознательной реакции. Он сказал, что был сильно потрясен моим благородством и что впер36


Абраксас Выпуск 5

вые он почувствовал себя так, будто у него есть отец. Ответ со стороны его бессознательного можно увидеть в следующем сновидении: Я сижу перед древним изображением распятия. Оно из метала, но частично покрыто похожей на воск субстанцией, что навело меня на мысль что на нее устанавливают свечи по одной с каждой стороны. Я понимаю, что должен зажечь эти свечи так, чтобы воск наполнил форму распятия, и это связано с ритуальной едой которую я должен съесть. Я зажигаю свечи и воск стекает в пустую форму распятия. Когда она наполняется я снимаю его со стены надо мной. Я за трапезой. Я взял верхушку образа, которая создана посредством заполнения металлической формы, и ем ее. Это вещество, похожее на свинец – очень тяжелое и я пытаюсь понять, смогу ли это переварить. Я хотел бы знать, могут ли люди переваривать свинец. Я понимаю, что мы едим свинец понемногу каждый день и что также мы едим серебро. Но я боюсь съесть слишком много, и сон оканчивается в процессе трапезы. Я выбрал для обсуждения этот сон по двум причинам. Во-первых, совершенно очевидно, что это архетипический сон, который, кажется, относится к моему предложению о помощи, а то и полностью является следствием его. Во вторых, если я понимаю правильно, образ сна в особенной степени относится к теме данной работы, то есть связи между архетипическим и личным опытом. Мое предложение уменьшить стоимость оплаты, было попыткой стать помогающим отцом. Мне навился этот человек и я осознавал его нереализованный потенциал. Его сознательная реакция, соответствовала моему сознательному намерению: впервые он почувствовал что значит иметь отца. Тем не менее, сон который последовал после предлагает совсем другие образы без каких либо личных ассоциаций. Я не прорабатывал этот сон с моим пациентом детально, но я почувствовал острую необходимость понять его для себя. Прежде всего, сон представляет древнюю инталию в форме распятия. Инталия это вогнутая, форма, которая, когда надавливается на такой мягкий материал как воск, создает оттиск. Я понимаю что, в этом сне, Инталия имеет отношение к архетипической структуре, форме которая пуста сама по себе. Это механизм печатания, который создает образы себя, из аморфного материала, наподобие воска. Сон говорит что Инталия древняя. Это может указывать на то что это архетипическая историческая природе, что то древнее и изначально существующее внутри психики. Эта самая форма Инталии была распятие. Пациент был воспитан в католически и воспринимал эту религию серьезно с раннего детства – таким образом христианский символизм был для него близким. 37


Абраксас Выпуск 5

Христос распятый на кресте, по сути является мандалой, и поэтому может быть рассмотрен как манифестация Самости. Образ распятия представляет центральную тему всего христианского мифа, которая напрямую относится к теме нашего обсуждения: воплощению бога в человеческой форме, или, на языке психологии – воплощению архетипа Самости в личностном, конкретном, историческом модусе. Христианский миф воплощения связан с процессом персонализации архетипа в психологическом развитии. Воплощение бога, строит мост между сознательным миром эго и трансперсональным миром объективной психики. Без этого процесса воплощения, пропасть между человеком и божеством; эго и самостью не может быть преодолена. Теологически, это можно определить как «невозможность спасения». Затем в сновидении появляется свет двух свечей и воск наполняющий форму инталии. Я понимаю горящие свечи как символизирующие жизненный процесс сам по себе. Это подтверждается такой фразой как «свеча, горящая с двух концов» что означает жизнь на бешеной скорости. Расплавленный воск, возникший от пламени свечи, тогда может быть понят как пластичная субстанция, созданная действием жизни, которая, пока она остается горячей, может принять форму в которую будет залита. Расплавленный воск в этом сне - сырой материал, аморфная субстанция, которая заливается в предопределенную форму. Этот плавильный процесс я понимаю как особое символическое выражение личностного воплощения архетипического образа. Без этой аморфной субстанции, которая должна отпечататься, чтобы создать реальное позитивное содержание, архетипическая структура, представленное инталией, остается пустым контуром. С другой стороны, воск, символизирующий продукт индивидуального жизненного опыта, останется аморфным без структуры или смысла, пока не найдет свой путь в архетипическую форму – инталию - и не будет отлит в значимую форму. Почему свечи именно две, я не знаю точно. По всей видимости, этот процесс двойной. Здесь можно вспомнить образы Митры, которые представляют его между двух факельщиков: один держит его факел вверх а другой – вниз. Инталия распятия со свечами по обеим сторонам также соответствует традиционному изображению сцены распятия, где Христос распят между двумя разбойниками. Хотя этот сон не говорит об этом определенно, я подозреваю, здесь имеет место намек на тринитарный процесс. Две свечи изливают свою субстанцию в третью, то есть инталию, которая объединяет обе и превращает их в единую и полную смысла форму. Если наши размышления верны, две свечи могли бы представлять противоположности, и их соединение превращает грубую и неоформленную материю в значимую символическую структуру.

38


Абраксас Выпуск 5

Затем во сне происходит ритуальное поглощение отлитой восковой фигуры. Этот образ полностью соответствует святому причастию, в котором происходит поглощение субстанции, представляющей божественное. Это может означать необходимость со стороны сновидца ассимилировать результат процесса, который протекал раньше, сделать его своей личной истиной. С этой точки зрения появляются очень интересные нюансы – осознавание сновидцем тяжести вещества, которое должно быть съедено, и его неоспоримую усвояемость. Акцентирование на тяжести намекает на твердую, материальную реальность которая должна быть интегрирована. Она словно отягощает и держит близко к земле. Один аспект этой тяжести, как мне кажется, заключается в психологическим типе пациента. Он в крайней степени интуитивный тип, быть может, самый интуитивный человек, которого я когда-либо встречал. Следовательно, его опыт Самости должен происходить через подчиненную функцию – ощущение. Ощущение, как функция реальности, для интуитивного типа переживается как чтото в крайней степени тяжелое и инертное, отсюда беспокойство сновидца, может ли он выдержать всю эту тяжесть. В последней части сна неопределенная материя становится свинцом. Это важно, потому что и в других снах этого сновидца свинец играл заметную роль. Свинец был одним из общепринятых определений первичной материи в алхимии, это было изначальное вещество, из которого создавались высшая ценность – Философский камень. Самые известные качества свинца - это его тяжесть и плотность. Поэтому свинец - подходящий символ для земной реальности. Поэтому он может представлять конкретную реальность нашего личностного опыта, в оппозиции вечным архетипическим образам, которые сами по себе, не имеют веса и бытия, до тех пор пока не будут заполнены содержимым. На похожие выводы наталкивает и астрологическая связь между свинцом и планетой Сатурн. Сатурнические черты в астрологии - это осторожность, контроль, ответственность и практицизм. Именно этих качеств полностью лишен пациент. Этот сон очень помог мне тем, что привел в порядок мои мысли о связи между личными и архетипическими факторами в психологическом развитии. Этот сон приходит как ответ на переживания, которые возникли в результате моего предложения уменьшить оплату за анализ. На самом деле, сон говорит, что мое предложение было воспринято бессознательным как возможность разделить общую трапезу и воплотить образ в повседневную жизнь. Это и есть архетипический смысл, который лежит в основе личностной встречи. Может ли архетипический опыт произойти без личных отношений? Я сомневаюсь. Архетип должен быть воплощен, пусть и неполностью. Мое простое предложение помощи пришло точно в нужное время, чтобы оказаться пережитым и интегрированным в личность пациента. 39


Абраксас Выпуск 5

Личное воплощение архетипов Вновь и вновь Юнг ясно и настойчиво подчеркивает необходимость установления связи пациентов с их целостной сутью. Вероятно, больше, чем кто-либо из нас он мог участвовать в аналитической встрече. В своих сочинениях Юнг настаивает на важности личностного соучастия аналитика. Однако, те отрывки в его записях которые советуют это участие, звучат скорее в назидательной интонации. Он не проводил прямой связи между необходимостью личностного соучастия аналитика и своей теорией относительно структуры психики. Это не может быть рассмотрено в контексте недоверия Юнга к любой теории, поскольку он охотно создал теории, касающиеся структуры психики, природы сновидений, и энергетической природы либидо. Похоже, отсутствие теории в области психологического эффекта межличностного опыта - это та лакуна, которую осталось заполнить. Следуя своему изначальному разделению личностного и коллективного уровня бессознательного, Юнг оказывался все более и более вовлечен в исследование коллективного, архетипического аспекта. Его аналитическая процедура становилась все больше и больше методом духовного роста, подразумевающим высокий уровень развития сознания индивида. Ранние стадии развития эго были вбольшей степени проигнорированы и не включены в теоретическое исследование. Однако, мы имеем дело с пациентами на самых разных стадиях развития, и поэтому нуждаемся в полной теории которая включает все фазы развития сознания. Любой психологический опыт является архетипическим в том смысле, что он структурирован и определен врожденными и универсальными формами человеческого опыта. Это особенно явно в маленьких детях, для которых личные и архетипические содержания смешаны до неразделимости. Это менее заметно у взрослых, потому что психика уже прошла процесс персонализации, который синонимичен процессу развития эго. И совершенно очевидно, что именно в этом процессе персонализации более всего нуждаются наши пациенты. Личностный уровень психики формируется со временем, и это стоит рассматривать как результат эволюции. Этот процесс начинается с рождения и проходит через всю жизнь человека. Весь наш внутренний и внешний опыт, и опыт наших пациентов – это, по сути, персонализация архетипического материала. Следовательно, сутью терапевтической задачи, особенно для пациентов первой половины жизни, заключается в том, чтобы помочь пациенту установить связь с поднимающимися на поверхность архетипическими формами и поместить эти архетипические формы в

40


Абраксас Выпуск 5

контекст межличностных связей, посредством чего эти архетипические формы смогут быть персонализированы. Рассматривая переживания, связанные с ростом и трансформацией, в противоположность «проективному искажению», концепцию персонализации архетипа следует предпочесть традиционному взгляду на проекции архетипических образов. Так называемая проекция архетипических образов могут быть рассмотрена как стремление архетипа воплотиться в индивидуальную психику – первый шаг в процессе сознательной интеграции архетипа. Такой путь осмысления данного процесса ставит акценты, отличные от взглядов Юнга, согласно которым, бессознательные содержания должны быть интегрированы через проекции. Слова Юнга звучат почти как апологетика. Из-за смысловых оттенков слова «проекции» кажется, что Юнг хочет сказать нечто вроде: «К сожалению, природа психологического процесса такова, что мы должны некоторое время смириться с проекциями для того, чтобы добиться их ассимиляции». Кажется, что такие акценты являются результатом излишне интровертированной установки. Это игнорирует ценность личностного взаимодействия и отрицает необходимость процесса персонализации. Мне кажется, что мы должны компенсировать недостаток внимания к межличностным отношениям в юнгианской теории. Врожденные, предопределенные архетипические факторы были акцентированы едва ли не за счет полного исключения факторов личностных. Такой дисбаланс обусловлен историческими обстоятельствами появления аналитической психологии. Этот теоретический дисбаланс уравновешивался практическим методом анализа Юнга, который он проводил в очень свободной и индивидуальной манере. Однако, результаты этого подхода не были исследованы и не были теоретически обоснованы. Так или иначе, и архетипический, и личностный фактор должны быть рассмотрены вместе в общей теории. Это возможно осуществить, только поняв личное воплощение архетипа в индивидуальном опыте. Все архетипические представления есть и должны быть персонализированы. Тело, в котором архетип воплощается, состоит из личностного опыта, так как личная реальность – единственная, которая нам доступна в опыте.. У архетипа нет иного пути выразить себя, кроме как через образы, взятые из личностного опыта. Следовательно, ветер, огонь, вода, солнце, луна и звезды - все они служат в качестве образов для архетипических содержаний. Но даже эти сравнительно внеличностные образы происходят из личностного опыта. Мы берем такой образ, чтобы наполнить его трансперсональным содержанием. Процедура амплификации - это очищенный метод персонализации посредством ассоциативного ряда из нашей исторического наследия, с личными образами сновидений для того, чтобы закрепить их в сознании. Амплификация ведет нас еще дальше, к пониманию нашего челове41


Абраксас Выпуск 5

ческого происхождения. Но это личностно связывает нас с культурным наследием, и поэтому служит лучшим способом персонализации архетипа. Персонализация архетипа не всегда осуществляется посредством межличностных связей. Иногда персонализация может возникнуть в области исследований или захватившего интереса к чему либо. К примеру, предельная заинтересованность в науке, экологии, спорте или политике может также свидетельствовать о воплощении архетипа в личностную сферу. Нет никаких сомнений в том, что эта предельная заинтересованность может быть рассмотрена как проекция по существу внутреннего смысла. Но определяя это как проекцию, мы обращаем все внимание на внутренние источниксодержаний и лишаем какой-либо особой ценности процесс персонализации сам по себе, который привносит бессознательные образы во внешнюю реальность. Например, наша вовлеченность в вопросы глубинной психологии и психотерапии можно рассматривать как пример личного воплощения архетипа. Эта вовлеченность дает структуру и смысл нашим жизням и, быть может, за этим интересом находится образ Самости. Однако, можем ли мы адекватно описать дело нашей жизни, нашу основную цель и призвание как проекцию Самости? Такое предположение подразумевает, что проекция может быть превзойдена и что мы можем выйти за пределы реальности личного опыта. Предпочтительнее найти формулировку, которая исходит из более специфической ценности индивидуального и конкретного воплощения архетипа, нежели концепция проекции. Концепция воплощения архетипа в индивидуальной и личностной психике служит этой цели. Используя термин «персонализации архетипа» вместо «проекции», мы оставляем происхождение архетипа неопределенным, что соответствует нынешним познаниям в этой области. Например, можно ли наверняка утверждать, что причиной позитивного отцовского переноса в анализе является то, что пациент проецирует образ отца на аналитика? В той же степени возможно, что аналитик находится под влиянием позитивного отцовского образа в своей психике, а пациент исключительно реагирует на это. Более того – вместо однонаправленной проекции, было бы лучше думать об архетипическом поле, которое разделяют аналитик и анализанд 11. Из прошедшего обсуждения неизбежного влияния, которое наблюдатель оказывает на исследуемую им психику другого человека, очевидно, что никто не мо11

Подробно темы архетипического поля и теории поля в психотерапии рассматривает Натан Шварс Салант в книге «Черная ночная рубашка» - прим. переводчика.

42


Абраксас Выпуск 5

жет знать наверняка, кто ответственен за активацию тех или иных архетипов, независимо от того, с кем это происходит - с пациентом или с аналитиком. Более глубокий и продуманный взгляд на проблему состоит в том, что пациент и аналитик включены в динамическое поле объективной психэ, которое они вместе разделяют. Кажется, что такое направление рассмотрение психотерапевтического процесса, полезнее для успешной терапии, чем идея проекции которая отсылает пациента назад в себя и игнорирует реальность сознательного и бессознательного соучастия аналитика в процессе. Личность аналитика и трансперсональная цель. В работе с пациентами я постоянно сталкиваюсь с возражением всякий раз, когда интерпретирую позитивный перенос как результат проекции бессознательного внутреннего содержания. Они не принимают здесь игнорирование реальности меня и моего личного вклада в происходящее с ними. Постепенно, случай за случаем, я приближался к пониманию ошибочности рассмотрения позитивного переноса в терминах проекции. В конце концов, я пришел к уверенности, что убеждение будто бы процесс переноса детерминирован исключительно в психике пациента – глубоко ошибочно. Я убедился, что моя личность имеет важное влияние на направление, в котором проходит анализ. Другими словами, я даю личностное воплощение возникающим архетипическим формам, которые после интегрируются в личную психику пациента. Проще говоря, глубинно-психологический анализ неизбежно вовлекает в неотвратимый процесс, суть которого в том, что пациент ассимилирует часть личности аналитика. Архетипические формы являются врожденными для всех нас, но особое личное содержание, которое отливается в них, будет неизбежно содержать некоторые грани личности аналитика. Если определенные аспекты личности аналитика слишком чужды или разрушительны для пациента, эти аспекты встретят сопротивление или будут полностью отброшены. Но и в этом мы не можем быть слишком уверены, потому что когда психика крайне нуждается в каком-то личностном воплощении, срочном привнесении архетипической формы в реальность, она склонна брать все, что оказывается «под рукой». Мне вспоминается комментарий, который кто-то отпустил об описании архетипа старца, которое дал Юнг: «Юнг же здесь в точности описывает свой портрет. Конечно, он бы получал такие сны от пациентов». Конечно же, это персоналистическая ошибка, но здесь есть свои крупицы правды. Юнг был способен воплотить для своих пациентов саму идею мудрости, находясь с ними во взаимодействии. Можно ли сказать, что мудрость Юнга призывала к жизни врожденную потенциальную мудрость пациента? Или, может быть, личную мудрость

43


Абраксас Выпуск 5

Юнга удалось ассимилировать самим пациентам, хотя, если быть точным, архетипическая форма в них уже была готова ее принять? Мы знаем что психологическое развитие не происходит в отсутствии личностных связей. В то же время, любому индивидуальному опыту соответствует определенный типичный и универсальный общечеловеческий паттерн, который мы называем архетипом. Хотя архетипические формы являются врожденными, специфика их содержания определяется личностным и историческим фактором. Процесс психотерапии включает не только активирование архетипической формы, но и, что еще более важно, наполнение этих форм личностным содержимым. Отчасти это содержимое приходит из культурных и мифологических образов, которые порождаются в процессе амплификации. Но основным элементом этого наполнения, по моему мнению, является личность психотерапевта. Эти влияния, тайно или явно, всегда вносит психотерапевт: его идеи и мнения, чувства, предубеждения, личные предпочтения и, что наиболее важно, мировоззрение и жизненная позиция неизбежно оказываются такими влияниями. Неприятно думать что неотвратимо аналитики воспроизводят себя в личностях пациентов. Единственный защитой против злоупотребления грандиозной силой этого процесса может быть только наша полная преданность трансперсональному смыслу жизни. Перевод: Олег Кройтор

44


Абраксас Выпуск 5

Эдвард Эдингер Комментарии к работе Юнга «Аion» В предисловии к «Aion» Юнг пишет что тема которую поднимает эта книга, имеет прямое отношение к нынешнему состоянию христианского Эона, в соотнесении с астрологической концепцией платоновского месяца Рыб. Представление о платоническом месяце основано на астрологическом феномене который называется «Прецессия равноденствия». На рисунке 2 изображен путь земли, солнца и зодиакального круга который представлен различными кругами. Большой круг на схеме представляет круг небесного зодиака. Он также именуется кругом неподвижных звезд. В центре рисунка солнце, которое окружает орбита земли по которой земля вращается вокруг солнца в течении года. Можно заметить, что в различные времена года, солнце, как оно выглядит с змли оказывается на фоне одного из знаков зодиака. Много лет назад, весеннее равноденствие солнце приходилось в знаке Овна. В процессе прецессии равноденствия это короткий эпизод, который постепенно сменяется в результате игры небесной механики. Это положение не является фиксированным и начиная с новой эры (христианского эона) оно оставляет знак Овна и входит в знак Рыб. Сейчас, через две тысячи лет от рождества христова, солнце оставляет знак Рыб и входит в знак Водолея. Точно также, если бы мы могли вернуться на две тысячи лет до нашей эры, мы увидели бы, что солнце оставило знак Тельца. Этот движение солнце через каждый зодиакальный знак, называется платоновским месяцем, каждый из которых составляет примерно две тысячи лет. Для прохождения полного круга платонического года, должно пройти двадцать шесть тысяч лет. Этот астрономический факт который астрологи наделяли определенным значением, которое было значимо для Юнга. Начало Христианской эры, оказалась синхронистически связана с началом платонического месяца в котором солнце вошло в знак рыб, а в настоящее время этот период заканчивается. Именно это имеет в виду Юнг когда во введении к этой книги, пишет о изменении психологической ситуации христианского Эона неразрывно связанной с астрологическим платоновским месяцем Рыб.

45


Абраксас Выпуск 5

Во введении к «Эону» Юнг делает два важных утверждения которые могут помочь несколько развить тему. В первом Юнг говорит «Я пишу об этом не как прозелит, но как медик, с присущим медикам чувством ответственности». Слово «Прозелит» в оригинале означает bekenner и быть может лучше было бы перевести его как «верующий конкретной конфессии». Поэтому Юнг предупреждает, что он пишет как врач и не как верующий. На мой взгляд, этими словами, Юнг подчеркивает объективную и эмпирическую точку зрения связанную с медицинской установкой. В этой же связи он чувствует себя обязанным соблюдать медицинскую этику, котрая требует прежде всего заботиться о здоровье и благополучии пациента, и не причинении вреда. Юнг пытается выступить как целитель, поставить диагноз и вылечить то что он называет «утопическими психозами нашего времени». Рисунок 2. Прецессия Равноденствий. Астрологическая прецессия равнодентсвий с солнцем в центре, орбитой земли окружающим их внешним кругом неподвижных звезд, которые с земли выглядят как созвездия. Пунктирная линия указывает как солнце видится с земли в связи с созвездиями в различные времена года. Сплошная линия указывает на то, как видимая позиция солнце в весеннее равноденствие в течении тысячелетия смещается вверх, так что в настоящее время должно покинуть знак рыб и войти в знак водолея. Это упоминание о врачебном чувстве ответственности поднимает важную тему которую Юнг остро чувствовал – проблему написания текста для смешанной аудитории. Все кто желает понять книги Юнга, должны понять, что Юнг адресовал эту книгу людям очень разного уровня психологического развития. Осознавая что он должен сказать о целительной панацее, то есть знании которое может оказаться спасительным для многих Юнг также понимал, амбивалентность всякого знания: то что несет спасение одного, для другого может быть гибельным ядом – и это прямо зависело от способности конкретного человека понять о чем идет речь. Юнг старался избегнуть этой опасности, что про46


Абраксас Выпуск 5

явилось в особом стиле в котором были написаны его поздние работы. Например, в «Ответе Иову» он говорит о мифологическом уровне. То что может быть Те кто могли понять и перевести для себя это знание как бы получали сообщение – «есть те кто не может, кому это опасно». Именно так я понимаю слова Юнга о том что он выступает прежде всего как доктор. Другое утверждение звучит следующим образом: «Не пытаюсь я здесь выступить и в качестве кабинетного ученого, в противном случае я мог бы благоразумно забаррикадироваться за безопасной стеной специализации, а заодно и не подвергать себя нападкам критики». Эта фраза, намекает, что Юнгианский аналитики, именно в силу своей задачи иметь дело с психикой на всех уровнях, оказываются невольными браконьерами на территории других дисциплин. Идя по следу своей добычи, они вынуждены постоянно нарушать границы других научных дисциплин – истории, антропологии, мифологии и всех искусств. Очевидно, что преследуемая дичь, это объективная психика чей след можно найти в всех этих древних документах, поэтому необходимо пройти все эти области. Это делает их уязвимыми критицизму со стороны ученых «забаррикадировавшихся» позади «безопасных стен» специализации. Aion начинается с главы про Эго. Эта книга выстроена по той же структуре как и психика, поэтому то что она начинается с Эго - структурой которую мы встречаем в себе или в других в первую очередь, когда имеем дело с психической реальности. Юнг начинает этот параграф с ценного определения: Эго мы понимаем как комплекс, с которым соотносится все содержимое сознания. Оно, по сути, образует центр поля сознания; а поскольку этим полем охватывается эмпирическая личность, эго выступает субъектом всех личностных актов сознания. Затем Юнг продолжает описание того как Эго основывается на двух китах – телесной и психической реальности. В параграфе 6 он пишет: Представляется, что оно впервые возникает из столкновения соматического фактора с окружающей средой и, однажды установившись в качестве субъекта, развивается на основе дальнейших столкновений с внешним и внутренним миром. Мы используем термин «Эго» очень вольно, иногда весьма поверхностно. Это не правильный подход, ибо то, как именно, наш опыт отражается в нашем эго есть одна из глубочайших тайн бытия. Все что мы можем это лишь определить его как центр сознания. Все сознание должно быть зафиксировано эго для того чтобы оно могло существовать. Мы не можем в полной мере осознавать эго на протяжении длительного времени. В истории западной культуры, эго впервые в полной мере было открыто Рене Декартом. Конечно определенное чувство индивидуальной идентично-

47


Абраксас Выпуск 5

сти было и значительно раньше, но полное осознание эго было раскрыто и определено только им в его «Рассуждении о методе» опубликованном в 1637 году. Декарт вывел свою философскую рефлексию из сомнение в существовании всего. Он говорил что для всего мы знаем некое злое божество поместило нас в состояние сна поэтому все что мы видим не более чем иллюзия или фантазия и что мы не можем быть уверенны в существовании чего бы то не было кроме одной вещи которая абсолютно определена: «мы не можем сомневаться в существовании своего собственного эго. Главный результат его размышлений – выраженный в одной фразе – Cogito ergo sum обычно переводят как «я мыслю следовательно существую» что не полностью точно. Более точно было бы перевести «Я осознаю следовательно существую». Это краеугольный камень индивидуального бытия каждого из нас: мы не можем отрицать что эго существует, потому что оно есть центр сознания. Все остальное может быть подвержено сомнению, но не это. Один хорошо образованный человек, имевший некоторые знания латыни как то увидел сон связанный с этой темой. Во сне он увидел афоризм Декарта Cogito ergo sum и эта фраза была необычно продолжена - ergo scivio deo gratias, deus est что полностью означает «Я осознаю, следовательно я есть, следовательно, по благодати божьей я знаю что бог есть». Можно сказать, что это интересное дополнение сделало современное бессознательное, дополнив открытие Декарта. Картезианское открытие эго было заново открыто в детстве каждого из нас. Ребенок в начале говорит о себе в третьем лице, и затем, примерно к трем годам начинает использовать местоимение «Я». Но это еще не означает что ребенок имеет осознанное сознание эго, которое приходит позже если приходит вообще. У Юнга такой опыт произошел в возрасте одиннадцати лет. Далее он рассказывает: Я шел в школу из Кляйн-Хенингена, где мы жили, в Базель, как вдруг в какойто момент меня охватило чувство, будто я только что вышел из густого облака и теперь наконец стал самим собой! Как будто стена тумана осталась за моей спиной, и там, за этой стеной, еще не существовало моего "я". Теперь же я знал, что оно есть. До этого я тоже существовал, но все, что случалось, случалось с тем "я". Раньше со мной что-то делали, теперь это я делал что-то. переживание было очень важным и новым: я обладал властью. Столь ясное понимание как у Юнга случается только у некоторых людей, для большинства этот опыт бывает несколько менее выражен, а многие не переживают его совсем. К примеру, я не имел одного, столь пронзительного и ясного опыта который был описан выше. Я помню только что где то около одиннадцати или двенадцати лет я оказался очарован словом «Я» и его значением. Я повторял слово опять и опять, до тех пор пока темный и таинственный внутренний ландшафт не открывался предо мной. Целостное представление о себе 48


Абраксас Выпуск 5

как об отдельной, сознательной индивидуальности, носителе уникального сознания отличающегося от всего мира, пришло ко мне из глубокого таинства, которое я пережил в этом возрасте постоянно повторяя это слово – Я. Далее я привожу философское развитие этой темы у Шопенгауэра. Это был очень важный автор для Юнга. Здесь мы приводим начало главного шедевра философа «Мир как Воля и Представление»: ««Мир есть мое представление»: вот истина, которая имеет силу для каждого живого и познающего существа, хотя только человек может возводить ее до рефлективно-абстрактного сознания; и если он действительно это делает, то у него зарождается философский взгляд на вещи. Для него становится тогда ясным и несомненным, что он не знает ни солнца, ни земли, а знает только глаз, который видит солнце, руку, которая осязает землю; что окружающий его мир существует лишь как представление, т. е. исключительно по отношению к другому, к представляющему, каковым является сам человек. Если какая-нибудь истина может быть высказана a priori, то именно эта, ибо она — выражение той формы всякого возможного и мыслимого опыта, которая имеет более всеобщий характер, чем все другие, чем время, пространство и причинность. … распадение на объект и субъект служит общей формой для всех этих классов. … ибо это распространяется на самое время и пространство, в которых только и находятся все эти различия. Все, что принадлежит и может принадлежать миру, неизбежно отмечено печатью этой обусловленности субъектом и существует только для субъекта. Мир есть представление. Тема, которую так ярко и живо раскрывает Шопенгауэр – различие между субъектом и объектом. Для Юнгианской психолологии эта идея является одной из ключевых, поскольку является источников типологии Юнга утверждающей наличии экстраверсии и интроверсии. Экстравертом является тот, кто прежде всего устанавливает связь с объектом, интроверт – связывает себя прежде всего с субъектом. По моему опыту, понимание этого различия, легче воспринять интроверту, нежели экстраверту. Мне даже часто казалось что экстраверт вовсе не способен понять это различие. Однако, если мы хотим выделить, освободить свое сознание из бульона коллективных представлений, состояния мистического соучастия с миром и всеми объектами которые есть в нем, мы должны прежде всего осознать это различие. В этой главе, Юнг говорит нам что Эго как субъект сознания имеет два аспекта. С одной стороны, эго есть субъект ��осприятия (перцепции) но с другой – агент Воли. Эта двойственность поднимает вопрос о свободе Воле к которому Юнг обращается в параграфе 9: Эго, по определению, подчинено самости и относится к ней как часть к целому. Внутри поля сознания оно, как мы сказали, обладает свободой воли. Под последней я предполагаю не какое-либо философское понятие, а всего лишь хорошо известный психологический факт "свободного выбора", точнее, 49


Абраксас Выпуск 5

субъективное ощущение свободы. Но, точно так же, как наша свободная воля наталкивается на необходимость внешнего мира, она обнаруживает свои пределы и в субъективном внутреннем мире, вне поля сознания, где наталкивается на факты, принадлежащие самости. И, в точности как обстоятельства или внешние события "случаются" с нами, ограничивая нашу свободу, так и самость воздействует на эго как на нечто объективно происходящее и весьма слабо поддающееся изменениям со стороны свободной воли. Другим способом описания свободы воли является определить её как энергию либидо находящуюся в распоряжении Эго. Это очень важно как для самопознания, так и при работе аналитика с пациентами. Необходимо, иметь представление, хотя бы приблизительные, относительно предела своей свободы воли так и о границах свободы воли пациента. Бессмысленно ждать, что он или она возьмет на себя ответственность за то что находится вне границ круга его или её свободы Воли. С открытием Самости, позиция эго, до тех пор бывшая абсолютной, подверглась релятивизации: хотя эго и удержало за собой свое качество центра поля сознания, возникли сомнения в том, является ли оно центром личности. Оно часть личности, но не вся личность. Как я уже сказал, попросту невозможно оценить, насколько велика или мала его доля в ней, насколько оно свободно или же зависимо от свойств вышеназванной "вне-сознательной" психе. Мы только можем утверждать, что его свобода ограничена, а его зависимый характер доказан, и зачастую весьма убедительно. Мой опыт подсказывает, что никому не следует недооценивать зависимость эго от бессознательного. Конечно, нет необходимости напоминать об этом тем, кто и без того склонен переоценивать важность последнего. Своего рода критерием меры здесь могут послужить психические последствия неверных оценок; далее мы еще вернемся к ним. Последняя фраза заслуживает особого рассмотрения. Я думаю это очень важно для аналитической работы – «критерием меры могут послужить психические последствия неверных оценок». Что же это значит? Я думаю, что это своего рода призыв к экспериментальному подходу. Если я не знаю точно степени свободы Воли пациента, я могу протестировать её. Например попробовать определенную стратегию отношений и затем наблюдать за последствиями. Если мои оценки были ошибочны я смогу скорректировтаь их. Самое важное сохранять эмпирический подход, быть свободным для экспериментировать. До тех пор пока сохраняется осознанность, возможно исправит допущенную ошибку. Вначале мы должны спросить себя – «какова степень свободы воли у эго индивида с которым мы взаимодействуем»? Затем, через определенное время стоит задать себе еще один вопрос, который тесно связан с первым: «к кому мы обращаемся на самом деле»? То что человек сидит напротив нас, смотрит на нас, и может быть даже улыбается нам, вовсе не означает что мы говорим с его 50


Абраксас Выпуск 5

Эго. Мы можем обращаться к отдельному комплексу этого человека, к его тени, аниме или анимусе, даже Самости, иногда это быть одновременным обращением к нескольким инстанциям. По ходу общения, фокус энергии того к кому мы обращаемся может колебаться и изменяться. Удерживая этот вопрос в сознании, мы можем осознанно менять нашу манеру разговора в соответствии с тем к кому мы обращаемся. Обсуждая тень мы способствуем тому что она оказывается кристаллизована в нас и в нашем окружении. Как говорят в народе «Вспомнишь дьявола и он появится». С другой стороны, это не позволяет Дьяволу подкрасться сзади, что сделало бы его более опасным. Говоря об эго в прошлой главе мы остались на поверхности. Такова природа эго – это внешний феномен. Для того чтобы погрузиться глубже эго вы должны сломать этот лед, после чего первое что вы столкнетесь в индивидуальной психике – тень. Эта короткая глава из Aion представляет собой самое подробное и всестороннее изложение природы тени которую Юнг оставил, но она не многословна и не систематизирована. В «Двух эссе об аналитической психологии» Юнг говорит о тени, в отношении личного бессознательного. Юнг определяет тень как «негативную сторону личности, сумму всех неприятных качеств которые мы хотим спрятать, вместе с недостаточно развитыми функциями». Что Юнг называет «Недостаточно развитыми функциями», на мой взгляд связано с инфантильной психикой, то есть речь идет о недоразившемся и оставшемся инфантильном комплексе. В 17ом параграфе «Aion» Юнг пишет о проекции тени и отмечает что эффект проекции тени изолирует субъект от окружения превращая реальные отношения в иллюзорные. Конечно же, эта проблема часто поднимается на поверхность в аналитической практике. Вновь и вновь пациент приносит на анализ проблемы, которые коренятся в теневых проекциях. Когда это происходит, и в особенности когда в снах действуют теневые фигуры связанные с людьми в окружении сновидца, теневая фигура должна быть возвращена обратно в психику пациента. Образ иллюстрирующий этот процесс - рефлюкс колба изображенная на рисунке 3. Содержимое колбы нагревают в результате чего пар поднимается. Он конденсируется в верхней части сосуда а затем возвращается в основную часть сосуда. Это то что мы должны делать когда анализируем теневую проекцию. Вместо того чтобы позволить проекции просочиться на окружение мы возвращаем его обратно в психику. Перегонный сосуд в двух версиях – первая из алхимического текста семнадцатого века и вторая из современной химической лаборатории. Их применение одинаково: вещество подвергается нагреванию в нижней части сосуда, испаряется и поднимается наверх где конденсируется, потом по мере охлаждения вновь опускается вниз туда где находилась изначально. Параллель психологической работе с проекцией тени.

51


Абраксас Выпуск 5

Это может быть выполнено правильно только если пациент является подходящим кандидатом для анализа и нам не следует рассчитывать что многие из тех кто становятся нашими пациентами таковы. Если происходит агрессивное сопротивление этому процессу перегонки это значит, что аналитический метод не подходит для данного конкретного человека. Взаимодействуя с слабым или слишком молодым эго, надо помнить что оно часто неспособно к ассимиляции тени. Это как если бы человек находясь внутри маленькой лодки не может позволить себе пытаться вытащить большую рыбу, потому что в противном случае лодка перевернется и утонет. Поэтому сопротивление анализу теневых проекций может быть оправданным. Для того чтобы развиться правильно юное эго должно начать с отделения себя от тени и установить что для него благо а что зло. Такое эго, находится в состоянии своего рода «отрицательной исповеди» принятой в древнеегипетской религии. Согласно египетской книги мертвых, покойный приходит в адский мир на суд, где встречает богиню истины Маат и должен произнести исповедь. Умерший говорит Богине так: «Я знаю имена 42 богов. Вот, я знаю вас, владыки справедливости. Я не чинил зла людям, я не нанес ущерба скоту. Я не совершал греха в месте истины, я не творил дурного, я не кощунствовал, я не поднимал руку на слабого, я не делал мерзкого перед богами, я не угнетал раба перед лицом его господина, я не был причиной недуга, я не был причиной слез, я не убивал, я не приказывал убивать, я никому не причинял страданий, я не истощал припасы храмов, я не портил хлебы богов, я не присваивал хлебы умерших, я не совершал прелюбодеяния, я не сквернословил, я не прибавлял к мере веса, я не давил на гирю, я не плутовал с отвесом, я не отнимал молока от уст детей, я не сгонял овец и коз с пастбища, я не ловил рыбу богов в прудах ее, я не останавливал воду, когда она должна течь, я не преграждал путь бегущей воде, я не гасил жертвенного огня в час его, я не пропускал дней мясных жертвоприношений, я не чинил препятствия богу при его выходе. Я чист. Я чист. Я чист. Я чист».

52


Абраксас Выпуск 5

В таком случае, прежде чем какой либо анализ тени станет возможен, эго нуждается в длительной поддержке и укреплении границ. Поэтому аналитик будет полностью согласен с пациентом что те ублюдки с которыми он должен иметь дело, реально отвратительны. И в этом тоже есть определенная истина, поскольку они могут иметь в себе большой «крючек» на который цепляются эти проекции. И то, какой путь должен быть избран в анализе, зависит от уровня развития эго конкретного пациента. Глава Юнга о Сизигии начинается с параграфа 20. И прежде чем рассмотреть эту главу, вначале нам необходимо рассмотреть этот термин сам по себе. Сизигия означает пару, бинер или диаду. Парные Эоны, которые эманировало гностическое божество называлось Сизигии, но первоначальное значение этого слова обозначало «связанные вместе». Это слово получено из двух различных основ – syn означает «с» и «zygon» означает «поперечная дуга в упряжке». Продольная полоса упряжи связывает телегу как проиллюстрировано на рисунке 4 и перекрестную линию называемую zygon. Спина лошади скользит в двух петлях zygon. Zygon или Сизигия дословно означает пару лошадей запряженных в одну упряжь. В использовании Юнга, этот термин отсылал к мужскому и женскому принципу сопряженному вместе в психике человека. Рисунок 5, может быть рассмотрен нами как сжатое изображение структуры психики. Это также, изображение этой книги, Aion. Начав изучать схему сверху вниз, мы начинаем с уровня Эго на вершине. Затем мы видим тень, изображение которой в некоторой степени указывает на то что тень отбрасываема светом эго. Тень можно рассмотреть как следующий уровень психики. Когда мы смотрим еще глубже, мы видим Сизигию – женский и мужской принципы, представленные Анимой у мужчины и Анимусом у женщины. На самой большой глубине появляется Самость, вначале в её личностной манифестации, затем в более коллективной, как историческая, мировая и наконец как переживание единого пространственновременного континуума. Все эти уровни мы внимательно проанализируем несколько позже. Рисунок 5 также иллюстрирует то как мужское и женское эго соприкасаются с Самостью через их контрсексуальные компоненты. В середине диаграммы представлено своего рода абстрактное «чистое эго», которое находится точно между мужским и женским принципом и которое на самом деле всего лишь идеал которого не существует в реальности. С левой стороны мы видим женское 53


Абраксас Выпуск 5

эго, которому ля того чтобы установить связь с Самостью следует пройти через Анимус. Напротив – мужское эго, которое точно также должно установить связь с Анимой. Юнг говорил что анима и анимус состоят из трех факторов: качества противоположного пола которые есть у конкретного человека, архетипический образ и личный жизненный опыт общения с противоположным полом (пар 41). Первые два фактора врожденные. Третий, связанных с жизненным опытом, является приобретенным и конечно в реальной жизни эти врожденные и приобретенные факторы невозможно четко различить между собой, поскольку они сочетаются друг с другом и перемешаны в беспорядке между собой. Что касается третьего фактора, опыт общения с матерью или отцом чрезвычайно важен, но не только родители вносят свой вклад в формирование приобретенных характеристик Анимы или Анимуса. Помимо матери, огромный вклад в образ анимы вносит сестра, дочь, любовница, жена и напарница. Все они формируют тот уровень анимы который является приобретенным. Но позади этого личного опыта, существует архетипические факторы которые мы можем встретить в мифах как образы «божественного проводника, источника вдохновения, опасной соблазнительницы, персонификации жизни, судьбы, предназначения сами по себе, и наконец архетипический принцип Эроса. Для женщины опыт связанный с Анимусом также очень схож. Пржеде всего это отец, затем брат, сын, любовник, муж и напарник, на личностном уровне. НА архетипическом уровне можно найти божественного проводника, источник вдохновения, опасный соблазнитель, персонификация духовного смысла и наконец принцип Логоса. В этом контексте очень важно то, насколько эго находится в связи с с анимой или анимусом, это весьма значимо для оценки пациентов для анализа. Я различаю четыре разных состояния: инфантильное состояние, состояние проекции, состояние одержимости и состояние осознанности. Инфантильное состояние символизируется мотивом инцеста матери и сына или отца и дочери. Юнг описывал это состояние у мужчин во множестве работ, и эти мысли очень важны для повседневной аналитической работы. Это состояние инфантильной связи с Анимой: Его Эрос пассивен как у ребенка: он надеется быть пойманным, втянутым, окутанным и поглощенным. В действительности он стремится попасть в обороняющий и питающий материнский зачарованный круг, в состояние младенца, избавленного от всех хлопот, испытывающего на себе заботу всего мира, который прямо-таки заставляет его быть счастливым. Неудивительно, что реальность исчезает из поля зрения!

54


Абраксас Выпуск 5

Зачастую рядом с ним действительно находится мать, которая внешне немало заботиться о том, чтобы ее сын стал мужчиной, но на деле не пренебрегает ничем в своих неустанных жертвенных стараниях помешать ему повзрослеть и жениться. Между матерью и сыном имеется тайный заговор, и можно наблюдать, как каждый из них помогает другому в предательстве по отношению к жизни. У него есть подлинное желание соприкоснуться с реальностью, заключить в объятия землю и заставить житейскую ниву приносить плоды. Однако же все, что он делает, - не более чем серия судорожных попыток, ибо и его инициатива, и его способность к постоянству подорваны таящейся в нем памятью о том, что мир и счастье в мире можно получить как дар - от матери. Тот участок мира, с которым он, как всякий человек, вынужден сталкиваться снова и снова, всегда в какой-то степени неправилен, поскольку не падает ему в руки, не бежит навстречу, а сопротивляется, требует завоевывать себя и слушается только силу. Он, этот мир, предъявляет требования к мужеству человека, к его рвению, прежде всего - к его смелости и решимости, когда доходит до того, что самое бытие его ложится на чашу весов. Здесь ему потребуется вероломный Эрос, способный подвигнуть его на забвение матери и на тяготы первой любви в его жизни (Юнг Aion par 20-22) Состояние описанное здесь так наглядно, в той или иной степени встречаются у всех анализируемых мужчин, в особенности юных. Как правило это не проявляется столь явно, но бессознательная основа всегда в этом, можете вы это увидеть или нет.

55


Абраксас Выпуск 5

В этой главе Юнг не дает сходного описания свяжи между женщиной и её отцом, но в Mysterium Coniunctionis он пишет об этом следующее: Темное солнце женской психологии связано с образом отца, поскольку отец является первым носителем образа анимуса. Он наделяет этот реальный образ субстанцией и формой, ибо в силу своего Логоса он является для дочери источником "духа". К сожалению, этот источник зачастую оказывается загрязненным как раз в том месте, где мы ожидаем найти чистую воду. Ибо дух, который помогает женщине, это не просто разум, это гораздо .большее: это установка, дух, в соответствии с которым человек живет377. Даже так называемый "идеальный" дух не всегда является наилучшим, если он не понимает, как соответствующим образом вести себя с природой, то есть с животным человеком. Это действительно было бы идеально. Поэтому каждому отцу дана возможность развращать, тем или иным способом, природу своей дочери, а учитель, муж или психиатр должны все это расхлебывать. Ибо то, "что было испорчено отцом"378, может быть исправлено только отцом, а то, "что было испорчено матерью", может быть исправлено только матерью (par 232) Рисунок 5. Диаграмма Психэ. На верху диаграммы – эго, отбрасывающее тень. Женское и мужское эго, представлено отдельно, чтобы продемонстрировать как каждый из ни должен пройти через их контрсексуальный аспект (анима или анимус) для того чтобы установить связь с Самостью. В нижней части диаграммы, Самость появляется вначале в личностной манифестации и затем на более глубоких уровнях, в общечеловеческих аспектах, историческом, мировом и вселенском уровне. Эти комментарии говорят нам главная опасность в материнском комплексе для сына в том что этот комплекс отравит его мужское стремление к активной жизни, в то время как для дочери, опасность отцовского комплекса в порче реальной связи с духом или смыслом. И та и другая опасность исходит из инфантильной связи с анимой или анимусом. Во втором случае, опыт Анимы и Анимуса переживаются в проекции на представителя противоположного пола. Есть большое отличие между дальними и близкими проекциями. Удаленные проекции проявляются поклонении кинозвезде или рок певцу. Такие коллективные проекции обычно разделяют целые группы и тот на кого осуществлена проекция никак не вступает в контакт с проецирующим. Поэтому этот феномен имеет очень большое инфантильное содержание. Близкие проекции становятся ближе к источнику, и они приводят к столкновению в реальной жизни, в котором проецирующий противопоставлен объективности человека, несущего проекцию. В результате происходит расширение сознания. Третье состояние связи с Анимой и Анимусом, я называю одержимостью: мужчина оказывается одержим Анимой а женщина – Анимусом. Когда мужчина оказывается одержим Анимой, состояние которое обычно приходит и уходит с настроением. Он становится чувствительным и обидчивым, его чувства очень

56


Абраксас Выпуск 5

легко ранить. На мой взгляд ключевое слова для определения мужской одержимостью Анимы – обидчивость – состояние разочарованности и каприза. Другой аспект одержимости Анимой, это крайняя мягкость. Состояние одержимости Анимусом у женщины прямо противоположно. Она становится жесткой, самоуверенной, склонной к бессмысленным спорам. Там где действует Анимус, женщина становится несоразмерно жесткой. Наконец, ч��твертое состояние может быть описана как осознанная связь с анимой или анимусом. Как пишет Юнг в параграфе 40, Анима и Анимус представляют «функции, отфильтровывающие содержимое коллективного бессознательного и передающие его сознанию». Когда Эго имеет сознательную связь с Анимой или Анимусом, они более не являются предметом принадлежности и контрсексуальный элемент становится каналам по которому содержимое коллективнго бессознательного может переместиться из бессознательного в эго. Такая сознательная связь с Анимой или Анимусом приводит сознание к установке которая дает регулярное внимание к бессознательному. Юнг замечает об этом: Хотя действие анимы и анимуса можно осознать, сами они суть факторы, лежащие вне сознания, недосягаемые для восприятия и воли. Поэтому, независимо от интеграции их содержаний, они остаются автономными, и об их присутствии всегда необходимо помнить. Последнее крайне важно с терапевтической точки зрения, ибо, непрерывно наблюдая за бессознательным, мы отдаем ему ту дань, которая в большей или меньшей мере гарантирует его сотрудничество. Как нам известно, с бессознательным невозможно "поладить" раз и навсегда. Фактически, одна из важнейших задач психической гигиены состоит в том, чтобы постоянно уделять внимание симптоматике бессознательных процессов и содержимого бессознательного Окончательной целью этих маскулинных и фемининных принципов, которые составляют сизигию, это коньюнция, их соединение. Это интенсивное стремление сизигии достичь соединения проявляется во внешней жизни совершенно естественно. Это то что я мог бы назвать буквальное или выведенное вовне последовательность: мужчина или женщина влюбляются, другими словами, они оказываются захвачены взаимной проекцией. На этой стадии все просто упоительно. Каждый убежден что обрел родную душу в другом и это блаженное чувство целостности, всякий раз когда они оказываются вместе. Обратной стороной этого, является паническое чувство ужаса, когда они оказываются отдельно. Это начальное состояние, потому что оно в большой степени бессознательно и как правило не может задержаться надолго. Дальнейшее развитие событий может пойти по трем возможным путям. Первый и наиболее вероятный вариант заключается в том, что коньюнкция будет реализована на конкретном уровне, что в жизни означает заключение брака, создание семьи и соединение жизненных путей. Либидо некогда устано-

57


Абраксас Выпуск 5

вившее связь между анимой и анимусом постепенно перенаправляется на преодоление трудностей связанных с реальной жизни вместе. Вторая возможность, заключается в том, что вместо реального осуществления конюнкции произойдет реальная сепарация. Другими словами, проекция уменьшиться или измениться. Когда проекция оказывается снята, тот на кого осущесвтлялась проекция оказывается брошен. Когда так происходит, отвергнутый, оказывается беззащитен перед чувством горя и отчаяния и ярости. Это комплекс Дидоны, Медеи и Дона Хосе в Кармен. Крайнее выражение ярости или отчаяния активируются, потому что для оставленного происходит утрата образа души и это переживается как предельный и окончательный крах, и полная потеря шанса на коньюнкцию. Альтернативой здесь является понимание что другой человек не был тем самым внутренним объектом, а обретя это понимание начать устанавливать связь с Анимой или Анимусом как с внутренним объектом. Это можно определить как «Когда уходят полубоги, появляются боги». Так было в случае Арианды – после того как её оставляет Тесей, на сцене появляется Дионис. Третья возможность есть то что постепенное развитие происходит в процессе взаимной проекции, оба постепенно открывают что их влюбленноть основана на проекции Анимы или анимуса, но из этой проекции развивается осознанная способность к реальной любви. Постепенно появляется способность любить партнера таким каков он есть и одновременно с этим устанавливая и развивая связь с внутренним образом Анимы или Анимуса.

58


Абраксас Выпуск 5

Презентация новинок проекта «Касталия» Теодор Абт «Территория Символа». Представление книги. Дорогие друзья. Сегодня я хочу представить вам книгу, которая очень скоро будет издана. Это трилогия Теодора Абта «Территория символа» которая готовится как второе элитное издание в истории Касталии. С первым элитным изданием – Красной книгой Карла Юнга знакомы практически все. Открытие Красной книги стало самым важным интеллектуальным событием жизни Европы первого десятилетия новой эры. Красная книга поражает глубиной откровения, и полностью меняет всякие представления о Юнге, Юнгианстве и Активном воображении. Проект «Красная книга» на данный момент закончен. У нас осталось пять экземпляров от тиража в 60 штук, которые дожидаются своих счастливых покупателей. Если вдруг кто то еще не успел. Допечатка будет не скоро если вообще когда либо состоится. Потому что все кому была нужна Красная книга – уже приобрели её, а для второй допечатки заказы накапливались более полугода. Так что если третья допечатка и будет – то не раньше чем года через три. Казалось бы – на этом проект «Элитная серия» закончен одной единственной книгой. Но не тут то было. Еще полгода назад мы объявили о подготовке второй книги элитной серии – трилогия Теодора Абта которую мы представляем под рабочим названием «Территория символа». Прежде чем говорить о Абте следует сказать о том, что вообще такое элитная серия и почему она столь дорогая. Большинство изданий проекта Касталия (как и проекта Абраксас) издаются в стандартном формате. Если это мягкий переплет то стоимость книги при продаже составляет от 350 до 400 рублей, если твердый – от 550 до 700р в зависимости от объема. Все осложняется, когда неотъемлемой частью готовящегося издания являются цветные картинки. Если картинок мало – перевести в черно-белый формат и не парится. Но что если картинки – как это было в «Красной книге» важны как иллюстративный материал и как произведения искусства? Тогда формат и процесс печати малотиражного издания оказывается дороже на порядке – речь идет о цифровой печати при которой себестоимость оказывается около двух тысяч. Ну и плюс – различные риски и расходы. Поэтому в отличии от обычных изданий, стоимость одной книги элитной серии составляет порядка трех тысяч рублей. Но и качество издания здесь соответствующее – альбомный формат, цветные картинки в хорошем качестве. И все же почему Абт? Впервые, о Теодоре Абте я прочитал в последнем интервью Эдварда Эдингера – человека которого справедливо называют кронпринцем юнгианской психологии. Впрочем с работами Эдингера читатели «Абраксаса» знакомы достаточно хорошо. Так вот в своем последнем Интервью Эдингер отзывается о Теодоре Абте как о своего рода «последним из могикан» настоящей аналитической психологии в которой еще жив дух Юнга. Надо ли говорить, что такая презентация была для меня достаточным основанием чтобы купить все книги Абта которые были в доступе. И конечно они были первыми на очередь для перевода. Несколько слов о самих книгах. Первая книга трилогии (заметим – все три книги входят в одну)называется «Введение в интерпретацию изображений». Название говорит само за себя. Психологи 59


Абраксас Выпуск 5

испытывают на себе острую нехватку в систематическом изложении метода интерпретации изображений, который позволит интерпретировать материал клиента, а непсихологу было бы интересно использовать рисование как метод самопознания. Но именно в этой области наблюдаются лакуны, которые и заполняет исследование Абта. Числовой и цветовой символизм, животные и птицы, стадии и структуры – сам принцип понимания изображений становится очевиден когда читаешь Абта. Вторая книга «Арабская алхимия» представляет продолжение линии Марии Луизы Фон Франц, исследовавшей Алхимическую традицию в тысяче граней. Арабская алхимия – её неповторимая и до сих пор неизвестная русскоязычному читателю эстетика, оказывается очень глубокой духовной дисциплиной. Именно здесь представлены пожалуй уникальные иллюстрации которые передают исключительный и самобытный аромат традиции Арабской алхимии. В третьей книге, Теодор Абт рассматривает Египетскую книгу «Амадуат», книгу о путешествии солнечного бога в подземном мире. 12 ночных часов нисхождения по Абту оказываются соотнесены с стадиями индивидуации, которые проходит человек переживая темную ночь души. Особенно интересно именно оригинальное образное решение которое придали этой идее Египетские Жрецы, а глубокая авторская интерпретация этих образов перебрасывает мост между древним Египтом и современным мире. В сумме – в трех книгах оказывается свыше ПЯТИСОТ оригинальных цветных иллюстраций. Так что книга и по формату и по качеству ничем не уступает Красной книге. Сейчас на момент выхода «Абраксаса» трилогия передана на верстку и её издание планируется через 45 дней от выхода журнала. НУ а стоимость, стоимость этой книги (в твердом переплете) составляет три тысячи рублей (3000р). Ближайшие тридцать дней вы еще можете сделать заказ, (тогда мы увеличим тираж). Обрати��е внимания что предоплата не требуется – мы доверяем нашим читателям и заказчикам и не берем предоплату до того пока книга не обретет материального воплощения (как это и было в случае Красной книги). А вот сообщить о своей готовности её приобрести, если такая готовность имеется – мы очень рекомендуем.

60


Абраксас Выпуск 5

Трилогия Мартиэль "Великое делание" Впервые в истории! Клуб Касталия выпустил трилогию альбомов известного менестреля, прекрасного поэта символиста и мастера слова – Мартиэль. Касталия создавалась под песни Мартиэль, строки из её песен вынесены нами на гимны, ритуалы и тосты. Словом – Мартиэль – та четвертая кто венчает классическую триаду Касталии. Итак мы представляем три Альбома Мартиэль которые представляют собой единство. Все песни представленные в альбомах вы можете послушать в социальной сети вКонтакте или в музыкальной шкатулке Касталии однако это будут записи в ухудшенном качестве в то время как в нашем издании речь идет о записи весьма профессиональной. 1.

Горький свет (нигредо)

2.

Белая дорога (альбедо)

3.

Забытый Бог (рубедо)

Стоимость одного диска 300р или все три за 750р.

61


Абраксас Выпуск 5

Обртите внимания что впервые вы можете услышать песни Мартиэль не в диктофонных записях на концерте но записи выполненные на качественной аппаратуре в специально оборудованном для этого пространстве. По вопросам приобретения дисков писать на aton93@yandex.ru Несколько слов о концепции трилогии. Великое делание, или говоря по Юнгиански индивидуация. – это путь раскрытия подлинного я. Каждая индивидуация связана со своими неповторимыми переживаниями, символами, и сочетаниями противоположностей. Но одновременно, существует единый алгоритм который был сформулирован в герметической традиции. Вначале всегда нигредо. Это нигредо может разворачиваться активно (как ярость, мятеж воля к деструкции и саморазрушению) или пассивно (как тоска, ностальгия по утерянному раю, меланхолия). В зависимости от личных качеств, для каждого, его нигредо будет сосредоточено на том или другом аспекте, хотя очевидно что первый вариант предпочтителен. Цель нигредо – сжигание ложных оболочек, ложного я, или как мы бы сказали в психологии – интроэктов. Тысячи голосов в нашей голове, о том что можно и нельзя, правильно и неправильно, истинно и ложно, держат дух в сетях, не позволяя раскрыться подлинной индивидуальности. В трилогии, стадия Нигредо представлена песнями из первого альбома – «Горький свет». Список песен альбома «Горький свет»: 1.

Армален

2.

Тысяча лет

62


Абраксас Выпуск 5

3.

Ночной рубеж

4.

Дорога в эдем

5.

Просто так

6.

Остаться собою

7.

Песня ищущих,

8.

Прометеи

9.

Падение

10.

Звезда свободы

11.

Распятие

12.

Встань, пой

13.

Замок Наэрта

14.

Ах азчем ты рвала эти яблоки, глупая Ева

15.

Сойти с чужого ума

16.

Горький свет.

Если нигредо пройдено, если идущий по пути смог позволить себе отбросить ложные оболочки и даже во тьме узреть свет сокровенной Звезды – открывается выход в Альбедо. Альбедо – это мир Анимы, то есть момент когда мы узнаем что у нас есть душа. Это удивительный лунный мир, где преобладают пастельные цвета, а свет луны озаряет путь. Если в нигредо важно знать кем я не являюсь, и что мешает (свобода от) в Альбедо мы впервые начинаем открывать позитивные ценности – кто же я на самом деле. Здесь особенно важной является идея Пути и Истинного Предназначения. Достигший альбедо обретает поддержку – сама богиня приходит ему на помощь. Поэтому алхимики называли альбедо «женской работой» а в песнях второго альбома – «Белая дорога» так много значимых женских образов – Лилит, Белая Леди, Санаврия. Также как мир нигредо не похож на мир альбедо второй альбом очень не похож на первый. На смену мятежным интонациям приходит лирическая тональность, а вместо сепарации появляется идея коньюнкции – радости от единения с возлюбленным божеством. Список песен альбома Белая дорога 1.

Белая дорога

2.

Песня отступника

63


Абраксас Выпуск 5

3.

Лилит

4.

Белая Леди

5.

За чертой нездешних сказок

6.

Вавилонская блудница

7.

Растрескалось зеркало ночи.

8.

Черный ветер,

9.

Санаврия

10. Мелодия вальса 11. Уходящая в зеркала 12. Ad Margaretae 13. Море памяти 14. Если тень станет призрачным светом. Но альбедо еще не предел. Постепенно на смену лунный сонате альбедо приходит солнечное полнокровие бытия. Это и есть рубедо, обретение алой пудры, миг когда идущий становится мастером. То что для нигредо – страдание, для альбедо – надежда, в рубедо становится игрой бога. Вот почему символом рубедо является играющее дитя, божественный ребенок или джокер, шут, трикстор, окончательно разорвавший иллюзию двойственности. Здесь сам мир становится философским камнем, а слова и смыслы забытые и отвергнутые в Нигредо получают новые смыслы и играют новыми гранями. Список песен альбома Забытый Бог: 1.

Непродуктивный суицид

2.

Мой сумасшедший мир *

3.

Ты маэстро своей черно-белой игры

4.

Забытый бог I

5.

Забытый бог II

6.

Сонет «Излом»

7.

Карнавал

8.

Маэстро

64


Абраксас Выпуск 5

9.

Паранойя

10. Снотворец 11. Веселая наука 12. Песня о небесном канатаходце 13. Пора в полет. 14. Строители невидимых дорог. * Возможно кому то покажется что эта песня более соответствует настроению нигредо. Однако по некоторым намекам и ключам текста, для нас очевидно что страдание о котором здесь идет речь, это скорей страдание перед открытием последних врат гнозиса, нежели страдание начала пути. В конце концов, структура Великого делания не столь проста чтобы мы могли поместить её в однозначную последовательность. Концепция в образах (ключ) Нигредо. В начале был гневный лик. Око темного Бога открыто. Мир разрушен. Дом разрушен. Все, что когда то было эго-сознанием, разорвано на части. Распад Эго - атомный распад, вырывающийся вспышками чистой священной ярости и Боли. Багровое пламя Ормаллена освобождает из заточения Денницу. Идолы прошлого разрушены, ибо восходит новая звезда. Ночная звезда свободы - святой Ормаллен, утренняя Звезда Люцифер. Слияние с ним - смерть. Слияние с ним бессмертие. Альбедо. Пламя догорает и остается только белый пепел, очищенный светом лунной Леди. Я - белый пепел. Я - горный хрусталь, играющий светом в лучах небесной королевы. Во мраке протянута серебряная нить Лилит, и это дает хрупкий шанс на возрождение. Агония позади, и на белой дороге усталый воин постигает таинство иной любви. Ибо и по ту сторону горизонта есть жизнь. Рубедо. В первых лучах солнца воскресший бог начинает свой танец. Он танцует с ветром, солнцем и небом. Танцуем же с ним: изначальное, неведомое, непостижимое открывается в этом танце света и тьмы, рая и ада, вечности и секунды. Нет ничего, кроме игры; когда-то упавший канатоходец воскрес на четвертый день. Глупец становится джокером, а потом под музыку вальса выходит из колоды. Презентации Альбомов с уникальной возможностью услышать Мартиэль. В Москве

65


Абраксас Выпуск 5

31го Марта в клубе "Археология" состоится презентация трилогии Мартиэль "Великое делание". Начало строго в 16-00. Стоимость участия 200р В мероприятии-концерте примут участия почетные гости: Рада Анчевская. Лита. Meteon Фронт Радикального Искусства. И конечно же сама Мартиэль Адрес проведения ул. Новорязанская, д. 29, стр.3. Для тех кто в первый раз - всех встретим на станции метро "Бауманская" в тупике в 15-30.

В Санкт Петербурге

13го Апреля клуб Африка. Дамы и господа. 13го Апреля в воскресение в клубе "Африка" пройдет концерт-презентация трилогии Мартиэль "Великое делание". Стоимость участия - 200р. В мероприятии участвуют приглашённые гости: Алекс Поляков (http://vk.com/id2623209) гр. Вереск (http://vk.com/spb_veresk)

66


Абраксас Выпуск 5

Alf Kebr (http://vk.com/club2009120) Затейник Несмиян (http://vk.com/club6706453) Ливан (ПЭХ') (http://vk.com/peh_group)

Красная книга Юнга

67


Абраксас Выпуск 5

Без комментариев ибо в рекламе не нуждается ) Осталось только 4 экземпляра. Стоимость 300р.

Альманах Касталия Восьмой выпуск Альманах Касталия 8 Выпуск.

68


Абраксас Выпуск 5

Содержание Слово Редактора. «Касталия преодолела важный рубеж». Юнгианство Мария Луиза Фон Франц «История алхимии: экстравертный и интроветный подходы» (глава из книги алхимическое активное воображение) Ремо Рот «Мои воспоминания о Марии Луизе Фон Франц» Стефан Хеллер – главы из книги «Комментарии к «Семи наставлениям мертвым» Карла Юнга. Эранос Лидия Сурина «Эранос: взаимоотношения человека и космоса» Каролин Лиин Девис «История символа Колеса» (Эранос 1934) Г.Р Хейер «Меланхолия Дюрера и его символизм» (Эранос 1934) Оккультизм FraterIAO 31 «Новое видение морали» Майкл Озирис Снаффи «Колесо Юпитера» Майкл Озирис Снаффи «Формула Бабалон» Трансгрессия Мартиэль «Гностическая» Мартиэль «Будет день» Симбалайн «Посвящение Барону Эволе» Стоимость альманаха 250р.

69


Абраксас Выпуск 5

Юнг и Паули – встреча двух великих умов.

Дамы и господа. Хоть и с опозданием, но лучше поздно чем никогда – мы представляем вам издание давно обещанной книги Дэвида Линдорфа «Юнг и Паули – встреча двух Великих умов». Из этой книги вы узнаете непростую историю дружбы Юнга и Паули, перипетии сложного процесса индивидуации великого ученого, и о том, как главные идеи обоих рождались в их сложном взаимодействии.

Содержание: Пре��исловие. 6 Глава 1. Совесть физики: Надвигается буря 9 Глава 2. Тысяча сновидений: Духовное пробуждение 33 Глава 3. Двойственность времени: В преддверии войны 56 Глава 4. “Троица”: Годы войны (1940–1946) 70 Глава 5. Алхимик: Путь к спасению 89 Глава 6. Психе, материя и синхронистичность: Unus Mundus 109 Глава 7. Т¨емная сторона Бога: Эон и Ответ Иову 124 Глава 8. Четыре кольца: Архетип целостности 149 Глава 9. Дух и материя: Два подхода к тайне бытия. 168 Глава 10. Урок противоположностей: Разговор с бессознательным 183

70


Абраксас Выпуск 5

Глава 11. Каббалистические видения Юнга 197 Глава 12. Философские и теологические вопросы 212 Глава 13. Аспекты coniunctio: Новая религия . 230 Глава 14. Создатель отражений: Спасительное третье 252 Приложение А. Паули и квантовая физика 272 Список сокращений . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 275

Объем книги 282 стр. Стоимость книги 550р. Твердый переплет. Всего 100 экз на страну! Перевод – Александра Кау-Тен-Чжи.

Каббалистические Видения или Юнг и Каббала. Каббала. Известная и сокрытая. Каббалистические коды, ставшие основой западной эзотерической традиции, едва ли могут быть поняты в полной мере если мы не восстановим их первоначальный исторический контекст. Книга Сенфорда Дроба в этом отношении уникальна. Написанная достаточно доступным языком, она открывает исторические и эзотерические грани каббалистической традиции о которых у нас долгое время ничего не было известно. Для человека желающего создать представление об исторической каббале опираясь на научный и полностью непредвзятый и беспристрастный источник, более качественного исследования просто невозможно отыскать.

71


Абраксас Выпуск 5

Содержание: Предисловие 5 Введение 8 Глава 1. Каббала и глубинная психология 21 Глава 2. Каббала и Алхимия 56 Глава 3. Символизм Свадьбы и Эроса 78 Глава 4. Единство противоположностей в каббале и юнгианской психологии 94 Глава 5. “Тень” и “Другая Сторона” 109 Глава 6. Адам Кадмон и сфирот 118 Глава 7. Расщепление и Воссоединение 128 Глава 8. Возвышение Светочей 144 Глава 9. Каббала и эволюция Психэ 158 Глава 10. Карл Юнг, антисемитизм и национал-социализм 204 Глава 11. Каббалистические видения Юнга 263 Глава 12. Философские и теологические вопросы 293

Объем книги 316стр. Стоимость книги 550р. ТВЕРДЫЙ переплет. Перевод Юлия Трусова. Всего 100 экз на страну!! Все новинки вы можете приобрести написав на адрес aton93@yandex.ru

72


Абраксас Выпуск 5

Внимание! Дополнительный тираж! Спешите приобрести эти две книги!

Дальнейшие планы Касталии по малотиражным изданиям 1.

Теодор Абт «Территория символа». Элитная серия, издание через 45 дней в середине мая. Предполагаемая цена 3000р.

2. Карл Юнг «Аналитическая психология». Семинары 1925го года на русском не издавались. Перевод Валерия Зеленского специально для Касталии. Предполагаемая цена 450р. Планируется через три месяца. 3. Эмма Юнг «Легенда о Граале». Предполагаемая цена 700р. Планируется через три месяца. 4. Мария Луиза Фон Франц «Душа и материя» Предполагаемая цена 650р. Планируется через полгода.

Дамы и господа. Впервые в истории. Проект Абраксас подготовил к изданию 30 юбилейных изданий. Лучшая работа Эдварда Эдингера посвященная алхимии в глубинной психологии детально рассматривающая стадии сознания. Стоимость работы 600р. Твердый переплет. Обратите внимания что 30 экз переданы на распространение Клубу Касталия поэтому пишите на адрес Aton93@yandex.ru

73


Абраксас Выпуск 5

Наши партнеры

74


Абраксас Выпуск 5

5.

75


Абраксас Выпуск 5

6. 76


Абраксас Выпуск 5

77


абраксас5