Page 1

ПЕСЕНКА СПЕТА!

«Рост» предлагает послушать, как новосибирцы поют о своем городе, о местах, которые им дороги, и, возможно, таким образом попытаться понять его характер.    10–11

г а з е т а

2

д л я

т е х ,

к т о

д у мае т

ГУЛЯЕМ! Куратор Центра устной истории Музея города Новосибирска Евгений Антропов проводит самую необычную экскурсию по городу.

о

б у д у щ ем

8

ВСЕ СТАТЬИ В ЭТОМ НОМЕРЕ БЕЗУМНО ИНТЕРЕСНЫ

[№ 6 (11), ноябрь-декабрь 2011]

И КОЖА, И РОЖА Кирилл Joiljobs снабжает модников украшениями из натуральной кожи.

Я впервые в Новосибирске и просто тащусь! — Впечатления редактора газеты «Соль» Ивана Колпакова и других гостей города.    4–5

Егор и его команда

Коммуникационное агентство «АГТ-Сибирь» — это 10 человек, чьи светлые головы рождают pr-идеи для «МегаФон», NOKIA, «Сибирского гурмана», «Вим-Билль-Данн» и других крупных игроков сибирского бизнеса. Офис компании расположился недалеко от «Универсама», на предпоследнем 11 этаже. Вид из окон потрясающий — весь Новосибирск, тихий центр местами напоминает Питер. Внутри очень уютно: в большой просторной комнате трудится команда, на 90% состоящая из молодых симпатичных девушек. Единственный человек с собственными апартаментами здесь — директор и душа «АГТ» Егор Егошин...

7


2

реакци я

№ 6 (11) ноябрь-декабрь 2011

Пересказываю, значит, существую

текст: ЕВГЕНИЙ АНТРОПОВ, куратор Центра устной истории Музея города Новосибирска фото: АЛЕКСАНДР БЕНДЮКОВ

Город-огород и улица-околоток Е

При своей молодости город застал 3 самые значимые вехи новейшей истории страны: последнюю четверть века Российской империи, всю советскую эпоху и вот уже третье десятилетие новой России. Адрес Новосибирского театра оперы и балета — Красный проспект, 36. В начале XXI века благодаря фантазии сообщества диггеров, сталкеров и руферов легенда о подземном городе под Новосибирским оперным театром разрослась до «бункера Сталина» с фашистской одеждой для ведения партизанской войны, огромными запасами продовольствия и разветвленной сетью подземных коммуникаций, соединяющих разные районы города. Новый взгляд на величественное здание вызвал тогда широкое обсуждение символической роли в жизни города оперного, открывшегося в победном 1945 году. Успешное привлечение федеральных средств на реконструкцию театра можно считать не только совпадением, но и примером практической стороны городского мифотворчества.

Аффинажный (обработки золота) завод находится на пересечении улиц Бориса Богаткова и Кирова (ул. Кирова, 103). К универсальной мифологеме обогащения относится история с Новосибирским аффинажным заводом. В 1990-х годах «золотой» завод, эвакуированный в военные годы из Москвы под личным руководством Лаврентия Берии и выпускавший сотни тонн золота в год (в частности, оно использовалось при производстве первого космического спутника Земли), находился под угрозой полного закрытия из-за проблем экологического характера и отсутствия инвестиций. После проведения экспертизы обнаружилось, что стены и грунт на территории предприятия содержат огромное количество золота, накопившегося с технологическими потерями. Этого золота хватило на полную модернизацию оборудования и запуск производства.

Часовня во имя Святого Николая Чудотворца расположена в центре Новосибирска по адресу Красный проспект, 17а. Самой результативной с точки зрения маркетинга легендой, в полной мере соответствующей вечной мифологеме столичности, стало коллективное бессознательное утверждение часовни во имя Святого Николая Чудотворца в качестве географического центра Российской империи. Построенная в 1914 году, снесенная в 1930-х годах «по просьбе трудящихся» и восстановленная в 1993 году к столетию города, часовня стала столпом веры новосибирцев и укрепила мифологему о статусе столицы сибирского края и третьего города России.

сли спросить среднестатистического новосибирца, в каком поколении его семья осела в городе, скорее всего, он назовет второе-третье, а на вопрос, откуда предки родом, он ответит: «Из села». Я и сам, если что, из них. А вы? Отчасти феномен города-огорода и улицы-околотка — это непреодолимый характер транзитного центра и логики его планировочной структуры, отчасти — наследие советской модернизации и катастрофы переходного времени. Наконец, это универсальная примета новейшего времени. Новосибирск обязательно станет настоящим городом, имеющим индивидуальное лицо, яркие традиции и укорененное сообщество, только несколько позже. Когда именно — судите сами. Легендарные истории новосибирцев, передаваемые из поколения в поколение, повествуют о предках, имевших дворянские звания, купцах с международными связями, гениальных врачах, основателях поселений (которые называли в их честь), лично беседовавших с царями и полководцами и доживавших до 100 лет. Семейные предания рассказывают о могучих прадедах, убивавших лошадь ударом кулака, и прабабках, рожавших по 15 детей, «не чета нынешнему поколению».

Н

овосибирск как книга считается слишком сырым и документальным материалом. Но основные сюжеты, читаемые между строк, близки и понятны каждому.

Маленькие истории

Б

ольшой город может показаться чуждым и злым. Чтобы он стал своим и добрым, ему нужны маленькие истории. Ищите их на улицах вашего города. Когда я встречаю иногородних знакомых, мне искренне хочется показать им нечто особенное на улицах своего города. Так же искреннее мне не хочется показывать задыхаю-

щихся от тяжести имперской символики соболей на Красном, девочку, душащую котенка около Филармонии, и голого мальчика с рыбой и раздутыми ногами на Державина, хотя и они все по-своему определяют облик Новосибирска. Не во вкусе дело. Показать хочется нечто свое, милое и домашнее, возникшее как-то само собой, обросшее небылицами или хотя бы забавное.

Помимо распространения своей личной энергетики маленькие истории служат добрую службу. Они могут помочь на свидании, на фотосессии, на деловой встрече, ибо внушают доверие к рассказчику. Маленькие истории работают замочками на свадьбах, аистами при родильных домах, скамейками при случайной встрече, арками и тропинками меж детских качелей и грибочков, когда идешь, срезая через дворы.


Р Е А К Ц И Я

№ 6 (11) ноябрь-декабрь 2011

Лабораторная работа

Б

ывает, что одновременно разные люди, независимо друг от друга, изобретают одну и ту же вещь. Это объясняет теорию единого информационного поля. Похожее поле «накрыло» этой осенью и Новосибирск. Сразу

четыре драматургических и режиссерских лаборатории начали (и еще продолжают) свою работу. Каждая имеет свою специфику и аудиторию, но вместе с тем все четыре — это единодушные попытки разнообразить местную театральную жизнь. Интересно,

что проекты осваивают разные пространства. Кинотеатр «Победа», Дом актера, Центр современного искусства, театральный клуб «Пуля», театр «Глобус» (где один из эскизов спектакля показывали, например, в бутафорском цехе) — здесь проходили и проходят те

или иные лабораторные этапы. Причем не всегда работа завершается постановкой на театральной сцене. Это даже моветон. Поставить спектакль «на двух стульях», в совершенно неприспособленном для этого действа помещении — вот новая классика.

Спектакли на «Кухне»

Экспресс-лаборатория

Л

В

аборатория современной драматургии «Кухня», которую «Первый театр» организовал вместе с режиссером Дмитрием Егоровым (Санкт-Петербург), — явление уникальное не только для Новосибирска. Процесс, во время которого спектакль вырастает из открытых для широкой публики читок и эскизной постановки, — довольно редкий для всей России. Не в последнюю очередь потому, что слишком ресурсозатратный. Он отнимает много времени и сил как у постановочной группы, так и у зрителей, наблюдающих за процессом в течение нескольких месяцев. В «Кухне» участвуют пьесы «Прекрасное Далеко» Данилы Привалова, «Убийца» Александра Молчанова и «Июль» Ивана Вырыпаева. Первые две обещали поставить в «Первом театре» молодые режиссеры Егор Овечкин и Артем Находкин. Тексты выбраны по принципу их уже свершившейся популярности и успешности. Все три пьесы были поставлены в разных российских театрах, снискали благосклонность театральной публики и в целом, как не раз отметили на «Кухне», они — «умеренно континентальные». Даже вырыпаевский «Июль», и тот в первую очередь славен своей мрачной лиричностью и уж потом — количеством смертей на «квадрат» текста.

как-то продвигать, нужен был громкий бренд, и поэтому было выгодно шокировать. Помоему, это сыграло не очень хорошую роль, по крайней мере, по стране. К нам в Питер как-то приезжал фестиваль «Новая драма», там трансвестит танцевал с монологом Нины Заречной… Все сразу поняли, что «Новая драма» — это чернуха и фигня. Сейчас фестиваль закрылся, кстати. Постепенно все приходят к пониманию того, что надо договариваться с тем театром и с теми людьми, которые имеются. Иначе получается очень небольшая производительность, незначительный процент спектаклей, которые выпускаются по современным пьесам. Пьесы, которые участвуют в «Кухне», очень разные. «Прекрасное далеко» — добрая, совершенно бесконфликтная. «Убийца» чуть поконфликтнее, пожестче. И, наконец, «Июль» — совсем радикальный по отношению к ним текст. У меня была очень простая цель — показать диапазон, который существует в современной драматургии».

В свое время вас просто испугали понятием «новая драма». Над созданием этого стереотипа хорошо поработали.

ДМИТРИЙ ЕГОРОВ, режиссер и организатор «Кухни»: — Когда я попал в новосибирский театральный институт на итоговое заседание конференции по современной драматургии, то очень взбесился, потому что про современную драму собравшиеся говорили как про что-то сплошь жуткое, радикальное и отпугивающее. Мне же очень хотелось показать, что современная пьеса бывает разной. Это не обязательно что-то страшное и с матюгами. В свое время вас просто испугали понятием «новая драма». Над созданием этого стереотипа хорошо поработали. Когда сформировался московский фестиваль «Новая драма», его надо было

некоторой негласной оппозиции по отношению к остальным новосибирским театральным лабораториям стоят проекты Dram-Sib и «Открытая сцена Сибири». «Драм-Сиб», который представляет собой читки современных сибирских пьес, начался в апреле 2011-го с пьесы «Монстрация есть чо», написанной новосибирскими авторами. Продолжился на «Интерре-2011» драматургической лабораторией под руководством московских экспертов Михаила Дурненкова и Анны Банасюкевич. И сейчас проходит очередной сезон постановочных читок. Вниманием широкой общественности этот процесс не был особенно отмечен, но в связи с возросшей популярностью театральных лабораторий в Новосибирске он все-таки вышел из тени. Авторы из Сибирского федерального округа представляют свои пьесы каждую вторую субботу в Сибирском центре современного искусства. После читок проходит обсуждение, во время которого участники силятся понять, соответствует ли современная пьеса зрительским запросам и нужна ли она сегодняшнему театру. ЮЛИЯ ЧУРИЛОВА, организатор проекта: — Dram-Sib прежде всего ориентирован на новосибирских драматургов. Гуру-драматурга у нас

П

нет, поэтому лаборатория сложилась стихийно. Редко к нам попадают профессиональные артисты и режиссер, готовый потратить пару дней на читку. Поэтому читает обычно автор, который может организовать процесс постановки своими силами или с привлечением профессионалов. Для организаторов — Дмитрия Рябова и меня — важно, чтобы авторы писали и развивались, предвкушая светлую цель — постановку на профессиональной сцене. Для развития важен диалог друг с другом, с режиссерами и, конечно, зрителем. Проект собирает небольшую аудиторию, потому что как-то не сложилось у нас пока драматургической тусовки. Вот поэтическая есть, а такой еще нет.

В

декабре и январе планируется еще по одной встрече Dram-Sib, но будущее проекта пока туманно. Тем не менее, не исключена возможность, что в следующем году читки превратятся в фестиваль «Драмсибирский экспресс». Еще один новосибирский проект-конкурс «Открытая сцена Сибири», рассчитанный на постановки современных пьес молодыми новосибирскими режиссерами, продолжится в новом году с чуть большей вероятностью. В этом году победителями «Открытой сцены» стали Михаил Медведев с пьесой новосибирских драматургов Дмитрия Рябова и Юрия Чепурнова «Продавщицы весны», Сергей Чехов с собственной пьесой Picasso blues и Анна Полякова с пьесой Евгения Гришковца «Зима».

ервые театральные лаборатории в Новосибирске привлекли довольно скромную аудиторию. Но благодаря интерактивности процесса — обсуждению эскизов и спектаклей, возможности зрителей повлиять на постановку, — количество заинтересованных обязательно будет расти. Ведь театр должен не просто быть местом для культурного времяпрепровождения, но и развивать в зрителях интерес к актуальному искусству, предлагать альтернативные точки зрения на современного человека.

3

Рождественские эксперименты

В

рамках IX Международного Рождественского фестиваля искусств в театре «Глобус» прошла лаборатория молодой режиссуры «Глобус. Место действия». Обстоятельства действия совпадают с остальными подобными проектами. Необходимость открывать новые имена, заниматься современной драматургией и делать все это быстро, ярко и публично — то общее, что подводит новосибирские проекты под один знаменатель. В качестве постановочного материала в «Глобусе» взяли тексты для детской и взрослой аудитории, написанные авторами из Сибири, Урала, Белоруссии и Москвы. Глобусовской лабораторией руководят театровед Олег Лоевский (Екатеринбург), который неоднократно организовывал подобные мероприятия в разных городах, режиссер Марат Гацалов (Москва) и главреж театра «Глобус» Алексей Крикливый. В результате на суд публики вынесли четыре эскиза спектаклей: «Сыроежки/кораблекрушение» Ксении Драгунской, «Птица Феникс возвращается домой» Ярославы Пулинович, «Любовь людей» Дмитрия Богославского и «Кафе «Шарур» Анны Батуриной. ОКСАНА ЕФРЕМЕНКО, преподователь курса «Тенденции в драматургии и театре рубежа XX—XXI вв.» Новосибирского государственного театрального института: — Сегодня отечественный репертуарный театр не всегда может позволить себе художественные эксперименты с новым типом героя и сюжета. Чаще всего он занимается производством нехитрых буржуазных спектаклей или амбициозных проектов, имеющих кассовый успех. Наш академический театр «Красный факел» в их числе. А в работе с новой пьесой нет проторенных путей, это всегда поиск альтернативности! Для нее нужны особые творческие условия. И вот здесь можно отметить, что Новосибирск эти силы вновь накопил. Что касается проекта «Глобуса», то ему, как театру, рассчитанному на молодежную аудиторию, просто необходим диалог с современной драматургией. Удивляюсь, что такая лаборатория не возникла раньше, хотя главный режиссер театра Алексей Крикливый делает очень интересные спектакли по современным произведениям. В любом случае театр, существующий на государственные дотации, должен предлагать различные формы, а не ограничиваться только лишь коммерческими интересами.

Театр, существующий на государственные дотации, должен предлагать различные формы, а не ограничиваться только лишь коммерческими интересами.


4

С Л О В А

текст: ЕЛЕНА МАКЕЕНКО

часа лету Мы задаем разным людям свой любимый вопрос о том, какой они видят Сибирь, когда приезжают в сибирские города. На этот раз мы спросили поэтов, которые приехали на Красноярскую ярмарку книжной культуры, организованную Фондом Михаила Прохорова. Линор Горалик, Лев Рубинштейн, Юлия Идлис и Дмитрий Воденников рассказали о своих стереотипах и поделились впечатлениями. ЛЕВ РУБИНШТЕЙН, поэт, прозаик, публицист (Грани.ру): — Для меня, как для многих других европейских россиян, да и европейцев вообще, Сибирь — это в большей степени миф. Она одновременно привлекательная и отталкивающая, потому что каторжные коннотации все равно всплывают, а я водил дружбу с выходцами из этих мест и слышал много разных историй. Сколько-то лет назад я стал в Сибирь часто ездить, но не могу сказать, что этот миф деструктировался. Если говорить об альтернативной истории, то когда-то у Сибири был высокий шанс стать русской Америкой. Это уникальное место не только в смысле всяких просторов и подземных богатств. Здесь же удивительная демографическая история, где все перемешано, — в общем, примерно как в Америке. Может быть, еще что-нибудь получится у Сибири, если опять не настроят гулагов. Я вот от многих сибиряков слышу: когда они говорят «в России», имеют в виду, что не у них. То есть они не вполне отождествляют себя с этим незадачливым государством.

От многих сибиряков слышу: когда они говорят «в России», имеют в виду, что не у них. То есть они не вполне отождествляют себя с этим незадачливым государством.

№ 6 (11) ноябрь-декабрь 2011

ЮЛИЯ ИДЛИС, поэт, журналист, редактор раздела «Культура» в журнале «Русский репортер»: — Очень люблю большие города и цивилизацию, поэтому всегда с большим подозрением относилась к тому, чтобы выезжать за МКАД. Но удивительно, что если выезжать и оставаться где-то рядом — это производит депрессивное впечатление, а если выезжать за МКАД далеко — в частности, в Сибирь и на Урал, — то мне все больше и больше это нравится. Потому что, с одной стороны, это действительно не ощущается, как поездка по России. Это ощущается, как поездка в некую страну, которая близкая и дружественная, но другая. Для меня это примерно как поехать в Украину или Польшу. То есть это как бы твоя среда, но она живет немножко в другой системе, немножко по другим законам. Я всегда чувствую себя таким путешественником, осваивающим новое, и оно почти всегда превосходит мои ожидания. В свое время присутствовала при разговоре писателя Арсена Ревазова, который тогда только написал свой роман «Одиночество 12», и издательство свозило его в тур. Он приехал в совершенном восторге и рассказывал своему приятелю: «Ты представляешь, вот Новосибирск — всего четыре часа лету от Москвы, а такие бабы, такие бутики!» Его приятель ему с подозрением говорит: «Вот, знаешь, Милан, всего четыре часа лету от Москвы, а такие бабы, такие бутики — может, ты все-таки не в ту сторону летаешь?». Но Арсен говорил: «Нет-нет, все в Сибири». Действительно, люди из западной части России не очень привыкли воспринимать восточное направление как направление. А выясняется, что оно вполне себе существует, и здесь есть какая-то жизнь, которой ты не чувствуешь, будучи в Москве, и которой ты не имеешь, будучи в Москве. Для меня, как для человека, который занимается словом, очень непривычна и приятна ситуация, когда ко мне кто-нибудь, кроме меня, серьезно относится. Тут готовы воспринимать новое как новое, люди здесь с гораздо более широким, открытым сознанием.

Он приехал в совершенном восторге и рассказывал своему приятелю: «Ты представляешь, вот Новосибирск — всего четыре часа лету от Москвы, а такие бабы, такие бутики!»

ЛИНОР ГОРАЛИК, поэт, прозаик, теоретик моды и много кто еще: Мне доводилось бывать в разных сибирских городах, но Сибирь я себе, конечно, не представляю: я ведь гость, приезжаю-уезжаю, у меня очень редко есть возможность что-то успеть увидеть. Но вчуже Сибирь представляется мне такой, какой она, наверное, веками представлялась очень многим: огромный потенциал плюс огромная, угрожающая сила. Я помню, например, как в одном из сибирских городов я оказалась при температуре –45. Это был важный опыт смирения, просто на физическом уровне. Вот, например, по такой погоде в городе, естественно, были проблемы с такси, и мы сразу строили свой день с учетом того, что придется ждать такси, сколько придется. И таксист, который вез меня с места выступления в гостиницу, сказал мне: «Можно, я высажу вас не у двери, а на триста метров раньше, чтобы не опоз-

дать в аэропорт?». Я сказала: «Конечно, можно», — и вышла. И поняла, что если сейчас упаду и сломаю ногу, скажем, — я погибла, потому что я на задворках гостиницы, телефон не ловит, и людей нет. Для меня, как для городского человека, этот опыт, пусть и крошечный, был очень полезен. Вот это ощущение от Сибири у меня, наверное, самое сильное: при всей мощи ее городов это все равно куда более стихийное место, чем все места, к которым я привыкла.

ДМИТРИЙ ВОДЕННИКОВ, поэт, прозаик, радиожурналист (радио «Культура», Радио России): — То, что меня поражает, — это странно организованное пространство, с точки зрения москвича. Я вот выхожу здесь из гостиницы, мне нравятся здания, магазины большие, но они так далеко стоят друг от друга! Людям совершенно не жалко земли. Во-первых, понятно, что люди не жалеют расстояний, во-вторых понятно, что это какаято другая ментальная история. И еще понятно, что есть здесь какая-то такая, вроде бы, доброта, вроде, спокойствие, и, в то же время, абсолютно нехарактерное наплевательство на нервы людей. Здесь, например, дороги, которые перейти невозможно. Я так жалею, что не сказал об этом ни в одном интервью, когда был в Новосибирске. Там как раз мой знакомый Миша водил меня по городу, и я просто не мог прейти дорогу, потому что дороги не предназначены для того, чтобы люди их переходили. Это же

удивительно, это просто наплевательское отношение к людям. Они вообще, наверное, так живут, но почему? Они же помнят, что у них есть мама, младший брат, что они сами когда-то не могли перейти дорогу… Вот это мне кажется отвратительной российской историей, и здесь она очень видна, в Москве такого нет. Что меня еще в свое время поразило — это какая-то незамутненность. Когда в прошлый раз я был в Красноярске, я был уверен, что по темной набережной нельзя гулять в количестве двух человек. А потом я увидел девушку, совершенно приличную, которая идет туда одна. И тогда я понял, что в городе спокойно. В Москве мы не то чтобы все время ждем, что нас сейчас убьют, но все равно там совершенно по-другому. И, конечно, мне очень нравится природа. Вот в Красноярске я просто пошел в магазин и вдруг увидел Енисей — это было раннее утро, начинался рассвет, и это было одно из самых сильных впечатлений. Мне оченьочень нравится.

Я сказала: «Конечно, можно», — и вышла. И поняла, что если сейчас упаду и сломаю ногу, скажем, — я погибла, потому что я на задворках гостиницы, телефон не ловит, и людей нет.


С Л О В А

№ 6 (11) ноябрь-декабрь 2011

5

Сибирская репутация ЧТО ОБЩЕГО МЕЖДУ ЖИТЕЛЕМ НОВОСИБИРСКА И РЫБАКОМ ИЗ ЯКУТИИ? ПОХОЖА ЛИ СИБИРЬ НА КОМПЬЮТЕРНУЮ ИГРУШКУ SIBERIA С ПЛОХИМ УПРАВЛЕНИЕМ? ЭКСПЕРТЫ ФОРУМА INTERRA О ТОМ, КАКИЕ АССОЦИАЦИИ ВЫЗЫВАЕТ У НИХ СИБИРЬ И КАКОЙ ОНИ ВИДЯТ ЕЕ СО СТОРОНЫ АЛЕКСАНДР ГОРДОН, телеведущий: — Сложно, просторно, верно. Причем я имею ввиду не Новосибирскую область, потому что я был и в Западной, и в Восточной Сибири, единственное, где я не был, это, разве что, на Байкале. Сложно, потому что, как сказал один автор, который по совместительству является моим отцом, «пространство пожирает человека быстрее, чем время». И в этом пространстве жить сложно. Не говоря уже о том, что тут действительно суровые условия, натянутые отношения с центром и иногда даже внутри региона, неопределенность в будущем. Особенно это ощущается в Западной Сибири, где стоят города, которым не 100 лет, как Новосибирску, а 15–20, и дальнейшее их будущее

АЛЬФИНА (Александра Голубева), блогер, автор комикса «Полный пока»: — Меня очень впечатлил Новосибирск, хотя я ничего толком и не видела. Мне тут рассказали, что у вас улица Анодная пересекается с улицей Катодной, и, по-моему, это феерично. Вообще застройка и архитектура здесь немножко «наркоманская». Петербург во многом такой стройный, логичный и математичный, а Новосибирск

ИВАН КОЛПАКОВ, редактор интернетгазеты «Соль»: — Ни у одного региона России, кроме Москвы и — с оговорками — Петербурга, нет ярко выраженного лица. Это большая проблема страны. Россия гигантская и очень разная. Люди, которые живут здесь, многое знают про регионы, но при этом какойто объемной стереоскопической картинки на самом деле нет. По поводу Сибири: я первый раз приехал в Новосибирск и просто тащусь. Я как угодно себе представлял Новосибирск, кроме того, как он выглядит. Реальность

совершенно непонятно. Просторно, потому что, когда тебе становится тесно даже внутри себя, какое еще место найдешь. От тундры, гденибудь от Салехарда до тайги, где-нибудь под Уссурийском — просторы и развалы, что называется. А верно, потому что, вопервых, я вот сейчас скажу банальную вещь, но я ее заслужил: действительно, основное богатство Сибири — это люди. Как мне объяснял один человек, в Салехарде: «Тут плохие не выживают. Это же такое общежитие, что не бывает просто. Его вытеснит, он как пробка вылетит». Поэтому народ верный: если сказали мои друзья, которые живут с этой стороны Урала, «да» — это «да», а если с той стороны Урала, то «да» — это «может быть».

очень естественный и креативный — смотреть на него сплошная радость. Если бы до поездки сюда сказали: «Сибирь», — я представила бы себе либо компьютерную игрушку Siberia с плохим управлением, либо «снега-тайга-медведи», как русские думают, что американцы о них думают. У меня есть некоторое ощущение большего дружелюбия здесь: у вас не так косятся на гастарбайтеров, как у нас.

гораздо прекраснее, чем можно подумать. И у меня ощущение такое, что я просто открываю для себя какую-то новую Россию. Потому что здесь все очень похоже, но все по-другому. И правы те, кто говорят что Сибирь — абсолютно самостоятельная и в ней есть какая-то неуловимая идентичность, которая чувствуется, она явно существует. И потом, опять-таки, из разговоров, из моего общения с местными людьми можно сделать вывод о том, что, конечно же, и сама Сибирь распадается на множество осколков, каждый из которых обладает

какими-то своими свойствами. И подобно тому, как есть какойто уральский тип личности, можно выделить и здесь какието общие черты. На самом деле, Челябинская область сильно отличается от Свердловской, Свердловская — от Пермского края. Свердловчане и пермяки — это в принципе разные люди. Это все есть, очевидно, и в Сибири. Просто я хорошо понимаю, что для простоты москвичу приятно думать, что есть Сибирь и она вся одинаковая: там снег, столица — город Новосибирск, лень, не хочется и нет никакой мотивации думать о взаимоотношениях Новосибирска и Красноярска, о судьбах Алтайского края, например.

АЛЕКСЕЙ ПАПЕРНЫЙ, лидер группы «Паперный Т.А.М.»: — Я на самом деле не первый раз в Сибири, но я был здесь очень давно. Я приезжал с театром Мацкявичуса, но мне тогда было 17–18 лет. То есть, сто лет назад. Но с музыкой никогда не был. Я же необразованный человек — когда самолет приземлялся, я очень удивлялся: «А где тайга, где леса?». А оказывается, никакой тайги здесь нет. Совершенно другое тут все. Это единственная неожиданность была для меня. Я еще не видел здесь почти ничего, но мне кажется, что здесь очень уютно, мне понравился город. Ваша «Бродячая Собака» — это знаменитое место, его знают по всей стране, все музыканты. Я сам здесь никогда раньше не был, но все наши друзья про эту «Собаку» рассказывают. Что обязательно надо сюда поехать, какие здесь милые и прекрасные люди, как тут круто. В общем, я про это место знаю много лет.

КРИСТИАН ФЕЙГЕЛЬСОН, профессор факультета кинематографии в Сорбонне, организатор фестиваля фильмов о Сибири во Франции (Transsiberia in Die, 2010): — У меня довольно смутные впечатления от Сибири. Она огромная, и все места и люди разные. И у меня нет какого-то целостного восприятия: что общего между новосибирским городским жителем и рыбаком из Якутии? Ничего. Но они сибиряки.


6

Д Е Л О

№ 6 (11) ноябрь-декабрь 2011

Мартовские

круты

— Началось все с того, что в больнице у нашего семейного доктора возникли проблемы с простыми вещами для детей — попросту не хватало подгузников. Я подумал: у нас есть сайт, твиттер, много друзей, и единоразово купить подгузников на 200-500 рублей можно себе позволить, а детям будет реальная польза. И люди откликнулись! Мы собрали большую кучу подгузников, которых хватило на целый месяц. Самое неожиданное, что нашлись в интернете обеспеченные люди, посчитали, что каждый месяц больнице на подгузники нужно тысяч 15–20, и сказали: не вопрос. Так что для одной локальной новосибирской больницы мы решили проблему с подгузниками. Надо теперь придумывать что-то новое. Может, питомники для животных. Им тоже помощь нужна.

МартДизайн — команда творческих эрудитов, которая делает все: от нейминга до айдентики, от веб-сайтов до рекламных кампаний. Они не гоняются за Каннскими львами, а просто любят свою работу. О новых проектах и кровавых кастингах, о подгузниках и азиатских путешествиях мы поговорили с руководителем студии Ником Запорожским. текст: МАРИЯ КОСОБОКОВА фото: РИТА ЗАХАРОВА — МартДизайн — одна из самых крутых дизайн-студий Новосибирска. Ник, скажи, как вам это удается? — Мне сложно говорить о том, крутые мы или нет. Пусть другие оценивают... 8 лет назад подобралась бодрая команда, мы сделали несколько хороших проектов, на эти проекты посмотрели хорошие люди — и пошло-поехало. Потом многие наши ребята перепрофилировались, стали заниматься другими делами, а традиция делать качественные вещи осталась. — Какие проекты сейчас в работе? Мы готовим к запуску ребрендинг одной известной новосибирской компании. Пока не буду говорить, кто это. Мы придумали новое название, прописали весь маркетинг, сейчас делаем фирменный стиль. Дальше будет сайт, рекламная кампания, оформление магазинов. Мне самому эта работа доставляет! Мы делаем очень нестандартный подход в айдентике — будет не традиционный логотип, как это принято, а, скажем так, просто привлекательная и универсальная картинка. Заканчиваем сайт для одного московского банка, придумали название и теперь делаем фирменный стиль и дизайн сайта для одного новосибирского стартапа, недавно закончили рекламную кампанию про колбасу. В ближайшее время покажем в портфолио свежие работы. — Люди МартДизайна — кто они? — Мы берем к себе людей мм.. осмысленных, что ли. Когда у человека есть в голове идеологический стержень, широкий кру-

  «Мне наш офис приснился: двухэтажный, светлый, белый. Большие окна в потолок. С левой стороны лестница на второй этаж. Потом как-то раз я пошел на тренинг и увидел похожую планировку. Подумал: вдруг сдается соседний офис? Захожу — один в один, как я видел во сне. Главное — представить, помечтать, и все сбудется!»

гозор. К примеру, программист, который тупо знает, как писать код и рисовать иконки, — это както грустно. За последний год творческая команда студии полностью обновилась. Процесс подбора был кровавым! Мы потратили месяцев пять на то, чтобы новые люди со старыми прижились. Сейчас все устаканилось, работаем! — Один из дизайнеров студии, Наташа Байдужа, теперь работает у Артемия Лебедева. Как ты к этому относишься? — Когда человек приходит после института, требуется годполтора, чтобы выкристаллизовалось понимание профессии. Через полтора года люди определяются. С Наташей произошел именно такой момент. Развитие мы ей дали, да и она сама молодец. У Лебедева собралась большая тусовка творческих людей, а у нас камерная атмосфера. — А еще говорят, что дизайнеры там чуть ли не ночуют в студии, работают круглосуточно. В МартДизайне так же? — По-моему, это плохая практика. В таком режиме работать сложно. Плюс такая работа замкнута. Каждому человеку важно переключаться. Регулярно причем. Я стараюсь ребят выгонять, пытаюсь делать так, чтобы они уходили вовремя. В 7–8 часов. Гулять полезно — увидел какую-нибудь сценку на улице или сходил на выставку, у тебя — раз — что-то где-то сработало, и придумал новую идею. — Сложно на самом деле уходить домой из такого офиса: шикарный вид на весь город, светло и просторно. — Кстати, с этим офисом произошла мистическая история. Мне он приснился: двухэтажный, свет-

  «Мы берем к себе осмысленных людей, что ли. Когда у человека есть в голове идеологический стержень, широкий кругозор. А программист, который тупо знает, как писать код и рисовать иконки, — это как-то грустно».

лый, белый. Большие окна в потолок. С левой стороны лестница на второй этаж. Потом как-то раз я пошел на тренинг и увидел похожую планировку. Подумал: вдруг сдается соседний офис? Захожу, открываю дверь — один в один, как я видел во сне. Я прямо-таки опешил: ничего себе, как бывает в жизни. Главное — представить, помечтать, и все сбудется! — В студии вы занимаетесь не только работой, но и придумываете интересные проекты, приглашаете гостей с публичными лекциями. Как родилась эта идея? — Был такой формат, который назывался «Пятый вечер». Его инициировал Женя Юкечев. По пятницам вечером мы расширяли кругозор — приглашали в студию каких-нибудь интересных людей

абсолютно разных направлений: от экономистов до фотографов, от диджеев до преподавателей русского языка. В этом году уже приходили ребята, которые занимаются компьютерными играми для айфона, тренер-бариста из Тревеллерса, юная исполнительница своих песен Дарья Шахова, несколько диджеев из Jeto Community. Скоро мы идем на экскурсию к флористам и еще чуть позже хотим организовать чайно-кофейную дегустацию. Все встречи мы анонсируем у себя в фэйсбуке, в твиттере. Без проблем можно присоединиться. — Этой зимой МартДизайн инициировал социальный проект для детской больницы. Расскажи, в чем была его суть?

— Не могу не спросить про еще один не менее интересный проект AsiaLive. Как вы решились на путешествия и в чем отличие вашего сайта от десятков других тревелресурсов? — Однажды мы с моей женой Машей заболели. Делать было нечего, сидели в соплях, листали книгу про Китай и решили путешествовать по Азии. Тогда еще не знали, что из этого выйдет. Долго мы готовились, делали сайт, разбирались с проблемами и вот — свершилось! Две страны — Таиланд и Малайзия, пять островов, море городов, куча храмов — насмотрелись разного. Идея сайта AsiaLive — расширить кругозор, поделиться опытом с людьми, создать медийный продукт. Все тревеллерские сайты одинаковые: лента, куча фотографий (вполне возможно, что хорошего качества). Либо очень любят путешественники фиксировать: «мы были там», «здесь это столько-то стоит». Это полезная информация, она нужна, но она не вызывает эмоций. Мы хотим показывать и наблюдать за людьми: другой уклад жизни, другое отношение к ценностям. Мы брали интервью у лодочников, монахов. Был, например, музыкант — 45 лет, огромнейшие дреды, играет регги, эдакий мусульманский растаман. Видео в процессе монтажа, скоро вы сами все увидите на сайте. Сейчас мы готовимся к следующему путешествию. И еще хотим, чтобы люди могли сами влиять на наш маршрут. Так что присоединяйтесь!


Д Е Л О

№ 6 (11) ноябрь-декабрь 2011

7

Егор и его команда «АГТ-СИБИРЬ» — ЭТО 10 ЧЕЛОВЕК, ЧЬИ СВЕТЛЫЕ ГОЛОВЫ РОЖДАЮТ PR-ИДЕИ ДЛЯ «МЕГАФОН», NOKIA, «СИБИРСКОГО ГУРМАНА», «ВИМ-БИЛЛЬ-ДАНН» И ДРУГИХ КРУПНЫХ ИГРОКОВ СИБИРСКОГО БИЗНЕСА Офис «АГТ» расположился недалеко от «Универсама», на предпоследнем 11 этаже. Вид из окон потрясающий — весь Новосибирск, тихий центр местами напоминает Питер. Внутри очень уютно: в большой просторной комнате трудится команда, на 90% состоящая из молодых симпатичных девушек. Единственный человек с собственными апартаментами здесь — директор и душа «АГТ» Егор Егошин. текст: МАРИЯ КОСОБОКОВА фото: РИТА ЗАХАРОВА

Ш

есть лет назад, когда Москва приняла решение развивать региональную сеть агентств, Егор был менеджером проектов Nokia, но уже через 2 года после появления новосибирского филиала «АГТ» стал его генеральным директором. — Холдинг «АГТ» является единственной PR-структурой в стране, у которой есть представительства во всех федеральных округах. — Мы стоим возле карты России, которая встречает всяк входящего в коридоре офиса. Здесь начинается моя экскурсия, которую любезно согласился провести Егор. — Одни наши партнеры из Москвы на полном серьезе спрашивали, как правильно называется город: Томск или Омск? Для того чтобы не попадать в такие же истории про европейскую часть страны, мы собственно и купили эту карту. Проходим дальше по коридору, нескромно заглядываю в один из шкафчиков и вижу: пара десятков коробок с телефонами Nokia. На месте преступления меня застукал Егор: — А, это у нас нокийские штучки. Мы организуем для них программу тестов для журналистов и блогеров. Чтобы взять телефон, журналисты должны представлять серьез-

ные издания, а блогеры — быть популярными. Если это новинка, обычно выстраивается очередь, и мы даем ее каждому на день-два. На входе в главную комнату, где работает команда, мне приходится прижиматься к стене: не потому что проход узкий, просто здесь «АГТ» меряют рост каждого гостя «АГТ» на специальном ростомере. Такая забавная традиция. Самый высокий — Дима Молчанов, бывший сотрудник НГС, самый низкий — Алексей Попов, племянник PR-менеджера Насти Поповой. Сама Настя здесь есть как «Настя на каблуках» и «Настя без каблуков». Следующая достопримечательность «АГТ» — пробковая доска под названием «Сливочная» (не от слова «сливки», а от глагола «сливать»). На «Сливочной» висят хорошие идеи, взгревы (шуточки), сообщения о победах и поражениях в тендерах и еще куча всего. Обходим комнату по кругу. Останавливаемся в отделе мониторинга: его выдают стопки «Комсомолки» и «Ведомостей». Каждое утро коллекция пополняется свежей прессой из ближайшего киоска. — Продавцы уже настолько лояльные, что когда подходишь, подают нужную стопку газет, скрепочкой прицепляют копию чека, а однажды дали без денег даже, — рассказывает специалист по мониторингу Наташа Мигулева. — А еще им завозят только один экземпляр «Континента» и они оставляют его именно для нас. Прошлой весной вместе с ежедневной «Комсомолкой» прикладывали семена. Когда девать их стало некуда, находчивый пиарщик «АГТ» Паша Антонов посадил свеклу и лук в горшок для комнатных растений. Так появился АГТ-огород. И такие изобретения здесь всюду: дизайнерские фигурки из бумаги, скалка для пельменей, маска для солнечного затмения, всевозможные подарки от клиентов. А когда у кого-то из менеджеров случаются завалы и стрессы, коллеги подбадривают его рисунками своего авторства или смешными слоганами-пародиями. Например, таким: «Палитра реальности — Пол литра в реальности». Шутки шутками, но во время работы над серьезными проек-

Три правила, которыми руководствуются в «АГТ»: ● работать хорошо; ● показывать результат, а не процесс; ● делать так, чтобы клиент быть доволен.

тами атмосфера детского веселья превращается во взрослую сосредоточенную работу. — В «АГТ» мы руководствуемся тремя простыми правилами. Работать хорошо. Показывать результат, а не процесс. Клиент должен быть доволен, — рассказывает Егор. — У каждого проекта есть менеджер, который отвечает за результат, а над процессом работаем мы вместе: подключаемся на креативных совещаниях, придумываем кон-

цепции, сценарии и идеи. Любой человек может опробовать свою идею или текст на коллеге. В пиаре такой подход работает лучше всего! То, что АГТ-подход работает в пиаре, Егор и его команда подтверждают не только словом, но и делом: «Донорство крови», премии «Золотой кулик» и «Серебряный Лучник — Сибирь», мобильный квест для Nokia, информационная кампания в рамках объединения

марок молочной продукции «На здоровье» и «Домик в деревне» — это далеко не полный список того, что осуществили менеджеры агентства за прошедший год. — Украсть идею невозможно, потому что все находится не в идее, а в реализации этой идеи, — напоследок говорит мне Егор. В голове тут же всплывает миллион задумок и немедленное желание их осуществить.


8

Ш М О Т К И

И кожа, и рожа КИРИЛЛ (JOILJOBS) СНАБЖАЕТ СИБИРСКИХ, И НЕ ТОЛЬКО, МОДНИКОВ УКРАШЕНИЯМИ И АКСЕССУАРАМИ ИЗ НАТУРАЛЬНОЙ КОЖИ текст: ВАЛЕРИЯ МОРДАЧЕВА фото: РИТА ЗАХАРОВА — Как пришел к тому, чтобы заняться собственным делом? — Вообще, я хотел заниматься мебелью, пошел на повышение квалификации в НГАХА. Но работать в агентстве и пахать, воплощая чужие идеи, не хотел. Оценив свои финансовые возможности, понял, что не потяну это дело самостоятельно. Так и пришел к работе по коже. Сначала делал несложные браслеты, простые полоски. А год назад решил, что надо уже начинать этим серьезно заниматься: купил швейную машинку, инструменты для резьбы. Месяца через 2 решил расстаться со своей основной работой — менеджер продаж по работе с дизайнерами, архитекторами в компании, которая занимается напольными покрытиями премиум-класса. И вот уже 3 месяца в свободном плавании.

с точки зрения уникальности и дизайна, то, наверное, нет. Опять же, есть возможность под размер сделать. Если с точки зрения хенд-мейда, то остальные уделяют больше внимание идее, а не качеству. Мне же кажется, что все должно быть ровненько, красиво обрезано. Чтобы не пришлось оправдываться за продукт: «Знаете, я придумал, но мне чуть-чуть не хватило». Еще, пожалуй, конкурентам не хватает подачи: я люблю вещи красиво отдать, в бумажной или тканевой фирменной упаковке. Чтобы какое-то путешествие продукта до покупателя было, предвкушение чего-то... — Какова география твоих покупателей? — Основные потребители — Питер и Москва. Были заказы в Токио, Ростове, Красноярске... Есть интерес в Украине и Белоруссии.

— Где ты берешь материал?   Изделия Кирилла мож— В Новосибирске. Мано купить как — Что любишь делать териал нужно всегда через группу больше: браслеты, серьсмотреть— нет двух «ВКонтакте», ги, подвески, сумки? одинаковых шкур. Если так и в шоу-руме «Огород». — Я люблю делать чтовы покупаете сумку то новое. Интересно, какого-либо бренда и когда продумываешь саму конвидите, что в партии они все струкцию изделия и здорово, примерно одинаковые, то это когда получается с первого значит, что идет еще и подгонка раза. Понятно, что сложнее по тону. У меня нет сложной сиделать сумки — они более трустемы окрашивания. Если я вижу, доемкие. Причем кожа никогда что кожа мне нравится по цвету, не прощает неточностей: если ты я ее беру. В следующий раз такой один раз неправильно прошил, же продукт уже не сделаешь... а потом не попал в те же дырки Так что люди, которые приоб— будет некрасиво. У меня, наретают у меня изделия, могут быть уверены: у них уникальный пример, есть многострадальные серые сумочки. Изначально продукт. И качественный: все одна из них перешивалась семь предметы должны долго служить, раз — в итоге из нее вышли две я не люблю, когда что-то быстро маленькие... Браслеты интересно выходит из строя... делать с точки зрения новизны: как-то по-другому застегнуть, — Что чаще заказывают? перекрутить. Есть вещи, которые — Больше берут простые браслея хочу сделать для себя и делаю ты, которые хорошо сделаны. их... — А конкуренты у тебя есть? — Какие еще материалы кроме кожи ты хочешь освоить? — Если рассматривать в принци— Планирую использовать дерепе рынок кожаных изделий, то, во. Работа с паркетом не прошла конечно, да. Если рассматривать

№ 6 (11) ноябрь-декабрь 2011

Я с севера, люблю все качественное, прочное, ноское. Кожа — это тот материал, который сложно заменить в нашей жизни. Качественная обувь — исключительно кожаная. Если не кожаная, то кожзам. Если сумки, то это тоже кожа: не рвется, растягивается. Совершенный материал. Кожа — это вообще же побочный продукт потребления мяса, нельзя так просто животное убить. Надо до конца использовать, чтобы оно стало продолжением чего-то. КИРИЛЛ JoiJobs бесследно — у меня есть неплохой опыт работы с древесиной. Буду применять в сумках, украшениях, подвесках: колечки, например, всякие. Мне нравится дуб, хотя он обычный. Эбеновое дерево очень прочное, плотное. Дерево венге — такое темное и немного пестрое. Березу люблю — если обрабатывать ее лаком, она приобретает некую туманность и жемчужный отлив. Есть амарант — свекольное дерево, у него цвет такой насыщенный, для подвесок очень хорошо. Люблю стекло или хрусталь: напоминает мне лед, холод, Норильск.... — Планируешь ли ты расширяться, нанять помощников, например? — Хочу получить субсидию от государства для дальнейшего развития и оформить свои начинания официально, стать индивидуальным предпринимателем. Когда я займусь наконец мебелью, помощники будут. Может быть, возьмусь за аксессуары какие-то для интерьера, но это позже. Насчет кожи — буду смотреть по тому, как пойдет дело, если будет много заказов — наверное. Проблема в том, что когда начинается изготовление массовой продукции, и не ты сам это делаешь, то сразу сложнее контролипроать качество. Даи вообще массовость — это не мой конек. Несмотря на то, что я делаю одинаковые модели, они все равно разного размера, из кожи разной толщины — на людях с разными анатомическими особенностями и стилями одежды смотрятся по-разному...


Ш М О Т К И

№ 6 (11) ноябрь-декабрь 2011

9

года, в Москве решались за 20 минут. Есть желание переехать, но нет уверенности, что нужно это делать. По крайней мере, сейчас.

О приятном Артем: Самой приятной неожиданностью для нас стала публикация в блоге coutequecoute. blogspot.com. Я часто посещаю его, когда рисую эскизы, и мне требуется какой-то инспайр. Когда я в очередной раз зашел туда, совершенно неожиданно по соседству со свежей съемкой Yves Saint Laurent увидел летний лукбук Harm’s. Причем, это блог, в котором в основном публикуются авторитетные западные марки, а о русских, помоему, испокон веков не было ничего.

Специфика продвижения

  Изначально ребята скрывали, что они из Новосибирска, но потом поняли, что это даже плюс.

Простые вещи СОЗДАТЕЛИ МАРКИ HARM’S АРТЕМ ТАРАСОВ И ЮРА ЯСЮК О ТОМ, КАК ОДЕЖДА ИЗ СИБИРИ ПОКОРИЛА СТОЛИЦУ, И ПОЧЕМУ ЛУЧШЕ ТВОРИТЬ В ГЛУБИНКЕ текст: МАРИЯ ГЛЕБОВА фото: ГЕННАДИЙ ДАНИЛКИН

Г

од назад Артем Тарасов и Юра Ясюк создали марку одежды Harm’s. За это время ребята успели нарядить в свои вещи не только посетителей пикника «Афиши», но и некоторых андеграундных музыкантов. О них пишут глянцевые журналы, актуальные сайты и западные блоги. А тем временем летом на Старом Арбате в шортах от Harm’s был замечен ведущий стилист канала ТНТ Александр Рогов.

Точки над i Артем: Мы не фэшн-дизайнеры в прямом смысле этого слова, мы сами не шьем ничего руками. Мы — создатели марки одежды, и наша задача состоит в том, чтобы одежда была сшита качественно, чтобы она хорошо сидела на людях и чтобы она хорошо продавалась. Нас можно назвать дизайнерами в том смысле, что мы действительно придумываем фасон и крой вещи от начала до конца. Юра: Слишком много дизайнеров и слишком мало брендов. Поэтому мы относимся к тем, кого мало. Наша марка — это

полноценная работа, это не увлечение, не подработка и не хобби. Я просыпаюсь рано утром, как все рабочие люди, и заканчиваю работать только вечером. Мы работаем и зарабатываем этим деньги. Артем: За год существования мы добились очень хороших результатов. Создавая марку, мы черпали вдохновение с Запада и выстраивали концепцию, глядя на Европу. При этом мы не забывали о практичности, о российской действительности — вещи должны быть хорошего качества и теплыми.

Нестоличная марка Артем: Однажды знакомый столичный ди-джей рассказал о нас своей девушке — совладелице магазина. Когда мы приехали к ней на встречу, она сказала, что если бы мы были из Москвы, на наши вещи она и смотреть бы не стала. В первую очередь ее привлекло то, что мы не столичная марка. Люди обращают внимание на то, что в Сибири делают крутую одежду. Юра: Здесь нам проще шить одежду, а в Москве проще реализовать ее. Если здесь у нас есть уже отлаженная схема производства, то, например, какието переговоры с магазинами, которые мы вели отсюда пол-

Несколько советов начинающим дизайнерам не снимать себя в своей одежде на лукбуки. Это дурной тон! ● Не делать модный показ сразу после создания марки. ● Лучше потратить деньги на хорошую съемку и продвижение в интернете. ● Не давать пошлую и «дешевую» рекламу. ● Не говорить о работе после работы. Отдыхать. ● Знать, чего ты хочешь. ● Смотреть на хорошие примеры. ● Любить свое дело. ● Критически относиться к советам.

Артем: Для продвижения нашей марки мы стараемся давать как можно больше инфоповодов, причем они могут быть вообще не связаны с одеждой. Например, какой-то товарищ записал для нас микстейп, а мы об этом сообщаем в своем блоге. Кроме того, на данном этапе мы решили отказаться от представления стандартных сезонных коллекций. Осенне-зимнюю коллекцию мы разбили на две части, также поступим и с летней. Таким образом мы сможем быстрее пополнять ассортимент в интернет-магазине и увеличить количество новостей от Harm’s. Юра: Пока мы не планируем давать рекламу по телевизору, потому что это дорого и неэффективно для нас на данном этапе. В основном мы активны в блогах и в соцсетях. Значительную часть аудитории привлекла к нам продажа одежды на пикнике «Афиши».

Простое-сложное

● Никогда

  Нужно проявить смелость и сделать обычную вещь, но сшитую из качественного материала, которая будет хорошо сидеть и станет базовой в гардеробе.

Артем: Мы будем меняться параллельно тому, как будет меняться понятие простоты. Даже такая элементарная вещь как свитшот эволюционировала, превратившись из огромного свитера в вещь приталенную и аккуратную. Юра: В Новосибирске нет других хороших марок одежды. Все работающие здесь в индустрии моды, все они — фэшн-дизайнеры. Они делают какие-то китчевые платья, которые непонятно кому нужны и которые надеть можно только раз и то на фрик-кухню. У нас другой подход — мы делаем вещи, которые можно носить. Нужно помнить, что дизайн — это разработка, а не украшательство. Задача современных дизайнеров — удивить любыми средствами. Они не сделают классический лаконичный свитшот, потому что считают, что все скажут «Ничего особенного». Вместо этого они берут и пришивают к плечам свитшота перья, чтобы все сказали: «Вау!». Но ведь понятно, что перья на плечах свитшота — это полная фигня!


10

К У Л Ь Т У Р А

Песни города Дмитрий Веснин, ведущий одного из самых главных русских блогов о музыке BIGECHO, рассуждает о том, можно ли понять город через его гимн, или почему о Новосибирске нет нормальных песен.

Ч 

тобы почувствовать, что происходит в Новосибирске наших дней, хорошо, например, пойти в Художественный музей на выставку городских художников и, переходя из зала в зал, наблюдать, как похожие на фотографии реалистичные портреты сменяются неестественно яркими улицами и панорамами площади Ленина, перемешанными с пасторальными видами областных художников. Но, конечно, можно поступить иначе — послушать, как новосибирцы поют о своем городе, о местах, которые им дороги, и, возможно, таким образом попытаться понять его характер. В первую очередь стоит отметить, что у сравнительно молодого

ЭХО

№ 6 (11) ноябрь-декабрь 2011

Новосибирска нет гимна, а на официальных мероприятиях и на том же Дне города исполняют песню «Мой Новосибирск родной» Владислава Ленского, так называемый «неофициальный гимн», написанный непрофессиональным композитором и непрофессиональным поэтом. Именно этой песне посвящен памятник, установленный у выхода метро возле Театра оперы и балета. Может показаться, что при такой приятной на слух и по-хорошему старомодной композиции, обладающей необычной для жанра джазовой аранжировкой, настоящий гимн нашему городу не нужен. И, похоже, это действительно так — отметая такой символ, новосибирцы вместе

с администрацией делают выбор в пользу певучей песни, начинающейся со следующих абстрактных строк: Есть на свете много песен разных О больших и малых городах. Я пою о городе прекрасном, Том, что дорог мне всегда. Если посмотреть на другие композиции, посвященные городу в целом, можно на какое-то время потерять веру в то, что о Новосибирске можно писать серьезно. На одном берегу Оби «Самая патриотичная сибирская песня» группы Коридор стремится занять место все того же несуществующе-

друг друга ECHOTOURIST — ОДНО ИЗ САМЫХ СИЛЬНЫХ МУЗЫКАЛЬНЫХ СООБЩЕСТВ НОВОСИБИРСКА Echotourist — это группа единомышленников, ответственных за развитие российской шугейзинг сцены. В планах на 2012 год у них заявлены два больших события — выходы долгожданных альбомов FPRF, ранее известных как Fireproof Project, и группы The Patience, дебютировавшей в этом году на американском лейбле Saint Marie Records. Но даже такие молодые проекты эхотуристов как FACDUB и Japanese Ash находят отклик в сердцах русских и зарубежных обозревателей. текст: ДМИТРИЙ ВЕСНИН фото: ECHOTOURIST

В

преддверии авангардной вечеринки в баре Lebowski, на которой выступят эхотуристы, мы расспросили Антона Губина (Psee) о том, как организовывалось сообщество и как молодые музыканты могут попасть на новый сборник. — Антон, расскажи, пожалуйста, кто вовлечен в работу над Echotourist и как вы распределяете обязанности? — Тяжело ответить, кто вовлечен в работу. Вроде бы все заняты своими делами, а над Echotourist сейчас никто не трудится. Могу сказать, что начал писать первые посты Женя Гаврилов (Dyad), он же разрабатывает дизайн для блога

и вообще дизайн большинства обложек и афиш. А так сейчас все помаленьку что-нибудь вносят, но сдержанно. Я занимался в основном промо, у братьев FPRF кое-чему научился, у них уже был кое-какой опыт в этом. Чуть позже подключился Антон Space Holiday Rocks, он тоже может сделать вечеринку. — Как появился Echotourist? — Изначально не было идеи делать никакого сообщества — была идея просто делать музыку, играть концерты, тусоваться вместе (The Patience, FPRF, Space Holiday Rocks). Так, собственно, и было. А потом мы однажды поняли, что мы по сути такая одна компания, и проще было бы как-нибудь назваться и от этого имени делать концерты, вечеринки и записи. Началом Echotourist принято считать первую запись в блоге , она

датируется 12 апреля 2010 года. А вот основной идеи нет. Могу лишь отметить, что, когда мы все так вот сплотились, то объектом нашего внимания была музыка, продолжавшая лучшие традиции шугейзинга (такая музыка уже имела место на локальной сцене города). Однако в то же время каждый из нас имеет свои корни, ориентиры, и какого-то единого конкретного определения тут нет. Есть просто эхо, дилеи, ревербы… Я вот, например, старый даб люблю. А кому-то Astrobrite нравится, а кому-то Брайан Ино. — Присылают ли вам демо-записи? Есть ли шанс издаться у вас музыканту со стороны, и каким он должен быть? — Да, нам присылают демки. Но, увы, многие думают, что наш блогспот — это блог из серии тех, что сканируются

What comes to mind when you think of Novosibirsk, Russia? We’ll bet you $10 that it wasn’t the phrase “sunny dream pop,” but over the course of five minutes and twelve seconds, The Patience might just be able to change that. INTERNATIONAL TAPES

сайтами типа Hype Machine, и зачастую просят просто написать о них пост или написать отзыв об альбоме. И, кстати, думаю, мы уже начнем писать, а то саморефлексия получается. Хотя, повторюсь, это в первую очередь — сообщество артистов и блог о нас, а потом все остальное. А если хотите издаться от нас, то это вполне возможно. Пожалуйста, пишите на почту с небольшими пояснениями или закидывайте треки на Soundcloud. Все, что приходит, слушаем, обсуждаем, отбираем. У нас в планах выпустить, наконец, сборник «VA — Echotourism vol. 1», который обещает быть чересчур разноплановым. Собственно, на таких интернет–сборниках мы и собираемся издавать артистов, которые нам интересны, близки по духу, да и наши завалявшиеся на полочке композиции.


К У Л Ь Т У Р А

№ 6 (11) ноябрь-декабрь 2011

го гимна, а на другом — некогда популярный герой ресторанных песен Шура, известный скорее отсутствием нескольких зубов, чем хорошими мелодиями, затягивает свой бесконечный «Дорогой Новосибирск». В то же время, город Н. показывает себя в популярном среди других городов жанре песен о неразводных мостах. Радиохит «В Новосибирске не разводятся мосты» дуэта «Черныш и Барселона» не рассказывает о городе вообще ничего, оставляя слушателей наедине с переживаниями авторов: Не уходи, давай учиться говорить, Сначала легкие слова, Потом получатся сложней…

Стихи спешно покидают город вместе с авторами, так и не успев прижиться на его улицах.

И если с песней, охватывающей весь город, у Новосибирска пока все складывается не так хорошо, как хотелось бы, можно попробовать найти свои жемчужины среди городских романсов, вальсов, или композиций, посвященных памятным местам. Как жителю Академгородка, первой мне на ум приходит «А на Пирогова» Игоря Переверзева, исполненная впервые на капустнике Конторы братьев Дивановых в 1979 году и ставшая впоследствии гимном НГУ. Опять же, неофициальным. Среди вышеперечисленных песен «А на Пирогова» выделяется не только присутствием лирического героя, но и желанием передать «дух места», особенную

атмосферу, присущую отдельно взятому району или улице. Уверен, что на многочисленных творческих капустниках рождались и другие песни, посвященные местам и эмоциям, связанным с ними. Такие песни, подобно фольклору, передаются из уст в уста, сохраняя истории о городе и его жителях. Но, как ни крути, для многих студентов Новосибирск является «перевалочным пунктом», поэтому стихи спешно покидают город вместе с авторами, так и не успев прижиться на его улицах. Так и получается, что ни у самых официальных песен, ни у городских романсов нет сюжета — они в лучшем случае перечисляют какие-то характерные для города здания,

11

периодически упоминая о могучей реке Обь. При всем этом практически не существует песен протеста — песен о том, как администрация влияет на жизнь новосибирцев, песен о том, как сносят старые здания в центре или горьких историй о судьбах людей, навеки связавших жизни с городом Н. И если невозможно охватить Новосибирск одной песней сразу, то можно хотя бы попробовать начинать с улиц и районов, вспомнить старые мелодии, посвященные этому городу, и, наконец, разобраться, чем отличаются эти улицы одна от другой, какие персонажи их населяют и как они проводят свое время.

Велосипед для двоих «Группа The Dimples — это дуэт Ромы и Насти». Обычно именно этой фразой ребята начинают приглашение на свои квартирники. Рома Жайворон и Настя Волкова — недавние выпускники факультета журналистики НГПУ. Они умеют играть музыку и петь, делают каверы на чудесные песни Norah Jones, Corinne Bailey Rae, She and Him, Iron and Wine и немного пишут сами. текст: ЕЛЕНА МАКЕЕНКО фото: ГЕННАДИЙ ДАНИЛКИН

П

Самые характерные для The Dimples песни: ● Выбор Насти: «Put your

records on» by Corinne Bailey Rae, «The way i am» by Ingrid Michaelson ● Выбор Ромы: «Another Rainy Day» by Corinne Bailey Rae

есни про наивность и застенчивость, про важные маленькие вещи, про песок во флипфлопах и велосипед для двоих — довольно исчерпывающее описание даже не музыки, а той атмосферы, которая становится главным результатом творчества The Dimples. Еще у Ромы и Насти много друзей. В какой-то момент слушатели перестали умещаться в камерных пространствах для квартирников, поэтому недавно в кабаре-кафе «Бродячая собака» прошел самый первый «настоящий концерт» The Dimples. И поскольку теперь на него смогут попасть не только свои, мы попросили музыкантов рассказать читателям Siburbia о жанре, аудитории и амбициях их проекта. Настя: Так как пока в нашем репертуаре кавер-версии любимых песен преобладают над собственным творчеством, то определить жанр, наверное, невозможно. У нас очень пестренькие музыкальные предпочтения: тут есть кантри, инди, боссанова, джаз, поп и временами рок. Рома: Пытаясь определить наш жанр, главное — подставить слово «акустика». Мы любим минимализм и камерность, живой звук. В выборе песен руководствуемся не жанровым критерием — обычно мы сразу пони-

маем, подойдет ли нам та или иная песня. Настя: Я, например, очень люблю саундтреки. Мне нравится слушать музыку такой особой подборкой, где могут быть абсолютно не сочетаемые по манере исполнения и тематике песни. Объединенные фильмом, они превращаются в нечто целостное. И мне кажется, составляя трек-лист для наших выступлений из каверов и собственных песен, мы подбираем саундтрек к нашему собственному несуществующему фильму. Настя: Мы играем для друзей, которым в первую очередь нравимся сами по себе, а потом уже — то, что мы делаем. Наши квартирники обычно устраиваются еще и для того, чтобы собрать всех вместе и пообщаться. А еще, как мне думается, мы выполняем такую скромную популяризаторскую функцию и знакомим людей с неизвестными для Новосибирска зарубежными исполнителями. Я горжусь тем, что именно благодаря нам несколько наших друзей, например, нежно полюбили творчество волшебной Норы Джонс, чьи песни мы частенько перепеваем. Рома: Я думаю, что мы играем уже не только для друзей. Слушателей становится больше, репетиции длиннее, и наши выступления уже не так похожи на чисто дружеские посиделки. Меня стали нередко спрашивать незнакомые мне люди о том, когда и где нас можно послушать — видимо, мы интересны не только «по дружбе». Хотя, мнения разные. Настя: Может, и нужно включить амбиции и что-то планировать, но мне вот, честно говоря, больше интересен процесс — репетиции, выбор песен, квартирники, чем какой-то «серьезный» результат. Мне нравится то, что происходит сейчас — наша камерность и то, что у нас много друзей, которые приходят нас слушать. Рома: Я бы сказал, мы стремимся стать частью Интернет-сцены. Границы давно стерты: оставаться на уровне пусть успешного и востребованного, но локального проекта не хочется. Я соглашусь с Настей — не очень интересно думать об амбициях, гораздо приятней получать кайф от того, что мы делаем прямо сейчас. Пока осязаемая точка стремления — тур по арт-кафешкам Европы с на 80% сольной программой.


12

на

с л а д к о е

Газета зарегистрирована Сибирским окружным межрегиональным территориальным управлением Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций. №6 (11), ноябрь-декабрь 2011. Тираж — 10 000 экз.

Свидетельство о регистрации ПИ №ФС 12-0675 от 11 января 2006 года.

№ 6 (11) ноябрь-декабрь 2011

Учредитель — Администрация Новосибирской области.

Адрес редакции (издателя): 630099, г. Новосибирск, ул. Серебренниковская, 31/1, 6 этаж; e-mail: rostnsk@gmail.com

Подписано в печать: 09.12.2011 г.

Издатель — ГАУ НСО «ФПМИ». Директор А.С. Борисек Руководитель проекта С.Ю. Свистина

Главный редактор Анастасия Захарова. Зам. главного редактора Валерия Мордачева.

Отпечатано в ЗАО «Прайм Принт Новосибирск».

Корректор Ольга Пилюгина. Верстка: Сергей Парфенов.

Адрес: г. Новосибирск, ул. Линейная, 114/1

По графику — 01.00. Фактически — 01.00.

Авторы опубликованных материалов несут ответственность за точность приведенных фактов, цитат, а также за то, чтобы материалы не содержали данных, не подлежащих открытой публикации. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов. При перепечатке ссылка на газету «Рост» обязательна. В учебных заведениях распространяется бесплатно.

Газета "Рост" №6 (ноябрь-декабрь)  

Первый номер газеты вышел в 1992 году. С тех пор «Рост» многое пережил, из газеты «для тех, кто растет», ориентированную на школьную аудиори...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you