Page 87

ПЕРСОНА гордыню… Как же ее смирить челове ку, если он — подобен Богу?…И разве не проявление гордыни, великого гре ха в том, что Патриарх всея Руси Алексий упорно не желает встре титься с Папой Римским?!» Господи, сказал я по ошибке (сам того не думая сказать), Божье имя, как большая птица, вылетело из моей груди… Впереди густой туман клубится и большая клетка позади…

Поэзия и проза Классик современности писатель Андрей Битов впервые познакомился с Валерием Не наживиным в 1987 году. Уже в фамилии скульптора он услышал удивительное совпа дение с человеческой сутью: НЕНАЖИВИН. Не способный нажиться за чейто счет, или: сколько бы ни прожил — не наживется, так много дел себе отмерил… В книге «Пятое из мерение» Битов так описал встречу в мас терской скульптора, где его буквально поко рила статуя опального поэта: «Здесь, в тес ном дворике, в толпе «пограничников» и гор нистов, я видел подлинного Мандельштама, предсмертно вытянувшегося к квадратику неба. Гордо, поптичьи, задрав свою птичью голову, поднеся руку к задыхающемуся, за молкающему горлу. То самое пальто, те са мые чуни… Он успевал сказать нам свое пос леднее «прости». Невыносимо… Памятник был поставлен у себя и для себя. Скульптор не совершил античной ошибки Пигмалиона: он вылепил человека, а не статую». На книге писатель сделал дарственную надпись: «Ва лерию Ненаживину, поймавшему переход из жизни в смерть, из смерти в жизнь — в од ном скульптурном мгновении». Дружба скульптора и писателя продол жается несколько лет. Их встречи полны удивительных разговоров, свидетели ко торых готовы причислить себя к счастлив цам, соприкоснувшимся с великими мира сего. Сами же они так о себе не думают. Просто им повезло встретиться по жиз ни, проникнуться творчеством друг друга и стихами любимых ими поэтов — Осипа Мандельштама и Иосифа Бродского. Твор честву последнего Ненаживин не так дав но посвятил свою выставку «Читая Бродс кого», полную пронзительных образов поэтического мира нашего современника. Каждый новый день Валерий начинает с белого листа бумаги и тонко очиненного карандаша. Чтобы вновь из хаоса сотво рить чудо. Фото из архива В.Г. Ненаживина

1

1. Из серии «Читая Бродского». «Одна из двух». Бум., тушь

2. Ольга Ненаживина7 Зинатулина. «Много фигур». Бум., тушь

2

3. Из серии «Читая Бродского». «Вторая из двух». Бум., тушь

3

83

Profile for Martynec Alexey

Словесница Искусств • №13 (2004/1) • Художники Дальнего Востока  

Культурно-просветительский журнал (Хабаровск)

Словесница Искусств • №13 (2004/1) • Художники Дальнего Востока  

Культурно-просветительский журнал (Хабаровск)

Profile for 83163
Advertisement