Issuu on Google+

Николай С Т Р Е М Е Ц К И Й

ПЕРЕД КОНЦОМ АТАМАНЩИНЫ События, о которых я расскажу, произо­ шли в 1920 году в Забайкалье. Требовалось создать крупные партизанские соединения, чтобы смести с советской земли белогвар­ дейцев, опирающихся на штыки японцев, которые из всех сил стремились удержать за собой основные экономические и страте­ гические пункты края. Поэтому командую­ щий партизанскими силами Амура и Вос­ точного Забайкалья Дмитрий Самойлович Шилов вместе с начальником штаба Лондо (Луке) в апреле месяце на станции Зилово отобрали отряд особого назначения в ко­ личестве 15 человек из состава 5-го кава­ лерийского полка для организации в тылу семено-каппелевских и японских войск пар­ тизанских соединений. Командиром отряда особого назначения был утвержден Сергей Платонович Якимов (подпольный псевдо­ ним Старик). В начале мая этот отряд тро­ нулся в район Центрального Забайкалья. В то время я находился в должности помощника адъютанта Читинского ревкома и был немало удивлен, когда получил вы­ зов от главкома Шилова, с которым мне приходилось работать в 1918 году в Чите в военно-революционном комиссариате и в ревкоме. Ввиду непредвиденных обстоя­ тельств я прибыл в штаб с опозданием, и тем не менее Дмитрий Самойлович встретил меня дружески. На мои ж е поспешные оп­ равдания сказал: «Не переживай, Николай. Ты ведь не знал, что мы спешно передисло­ цировались из Зилово в Ксеньевскую. То, что ты опоздал на сутки,— дело поправи­ мое. Только что вчера в Шилкинский район отбыл отряд особого назначения под на­ чалом Якимова. Мы решили послать тебя в этот отряд как коммуниста и политиче­ ского руководителя». И, прощаясь, добавил: «Народ не простит злодеяний белогвардей­ ских карателей. Идите и поднимайте его на восстание, организуйте партизанские от­ ряды, действуйте согласно выданному Ста­ рику секретному мандату». Для соединения с отрядом Якимова была отобрана команда со старшим Семеном Пичуевым. Получив инструктаж, взяв с со­ вой комплекты белогвардейских погонов, необходимые документы, мы тронулись в

путь. Шли ходко и на третий день нагнал» отряд Старика на переправе через речку Нерчуган. Сопровождавшие ж е меня т о ­ варищи отбыли в распоряжение штаба фронта. Переправившись на другой берег, отряд двинулся дальше — к месту назначения, н а пути следования выполняя поставленные главкомом задачи: избегая столкновения с противником, организовывать партизанские отряды. Эти тыловые отряды должны были всячески дезорганизовать противника — разрушать железную дорогу, сжигать скла­ ды, распространять среди населения агита­ ционную литературу. На одном из переходов кончились запасы продуктов. Тогда мы решили выделить охотников и на время остановиться.' Пер­ выми в тайгу пошли лучшие стрелки — Степанов и Казанов. Но в заданный срок они не вернулись. На поиски их отправили меня и Дмитрия Косякова. Менее опытные, мы заблудились и на третий день решили пробиваться к ближайшему населенному пункту. Отряд ж е Якимова, не дождавшись нас, направился в село Бородинское. К счастью, власть в этом селе перешла к вое-, ставшим против семеновцев местным ж и ­ телям. Отряду удалось запастись провиан­ том, обменять уставших лошадей, попол­ ниться новыми бойцами. Через несколько дней наши товарищи двинулись дальше — к месту назначения. Нас ж е с Дмитрием ждали суровые испы­ тания. Лишь на седьмые сутки мы вышли, к линии железной дороги. Не доходя д о станции, нацепили погоны семеновских офи­ церов и достали соответствующие докумен­ ты. Так что на перрон вышли полковник Бирюков и штабс-капитан Казаков. Немало потребовалось самообладания, чтобы ничем не выдать себя в гуще полупьяных семе­ новских и подозрительных японских офице­ ров. Но все обошлось благополучно, и в полночь мы сошли на станции Онон. Спустя некоторое время мы достигли моего родного села Чнрои. Здесь жили ро­ дители и отделившийся старший брат Анд­ рей. Как ни странно, мы опередили отряд Старика. Посоветовавшись, решили: я 149


остаюсь здесь, а Дмитрий Косяков отпра­ вится в поселок Красноярово, расположен­ ный возле линии железной дороги, для вер­ бовки людей в партизанский отряд. В Чироне тогда у ж е существовала группа народных мстителей, состоящая из беглых семеновских солдат. Д о .моего приезда они совершили суд над бывшим начальником Размахнинской районной семеновской ми­ лиции Яковом Федоровым, который люто обращался с крестьянами, устраивая мас­ совые порки и д а ж е самолично расстрели­ вая неугодных ему людей. Той ж е участи подвергся и другой семеновский каратель — Никанор Шаталов. Так сформировалось ядро будущего пар­ тизанского отряда. Вскоре к нам присо­ единилось 25 человек под командованием Дмитрия Александровича Дедюхина. То была прибывшая в Чнрон экспедиция 5-го кавалерийского полка. Через три дня в Чироне появился и отряд особого назначения. На состоявшемся сове­ щании было решено, что общее руководство партизанскими силами будет осуществлять Сергей Платонович Якимов, его помощни­ ком и командиром партизанского отряда назначили Дедюхина, я ж е вступил в долж­ ность комиссара. Отряд быстро рос, а ряд удачных боев о каппелевцами и семеновцами дал возмож­ ность хорошо вооружиться. Но долго за­ держиваться в Чироне было нельзя, поэто­ му отряд передислоцировался в станицу Усть-Теленгуй, где получил подкрепление от 10-го партизанского полка. Смелость и неожиданность наших нале­ тов рождали в среде противника слухи о существовании значительных партизанских сил. Однажды и мне с группой в сорок человек удалось обратить в паническое бегство три сотни каппелевцев в районе поселка Завитая. Часть белогвардейцев от­ ступили в сторону Казанова, другие ж е бросились к реке Инг оде на перевоз. Пере­ груженный паром затонул недалеко от бе­ рега вместе с пулеметами. Каппелевцы бросились вплавь. Эту операцию удалось провести благодаря нашей детальной раз­ ведке и нескольким пулеметным засадам по пути следования колонны противника. Перед боем я сказал бойцам, что борьба с белогадами предстоит долгая, так как за их спиной — японские интервенты. Наша за­ дача — каждый раз вооружаться за счет противника. Поэтому свои патроны надо беречь, стрелять метко. По распоряжению нашего командования мы собирали каждую отстрелянную гильзу и обоймы для отправ­ ки в распоряжение главкома для новой зарядки. З а сохранность на каждого бойцапартизана была наложена персональная ответственность. Наш успех в том бою вовремя поддер­ жал основной состав отряда особого назна­ чения под началом Якимова и Дедюхина, и на плечах отступавших каппелевцев мы вошли в поселок Завитая. В мое ж е родное село Чирон вскоре при­ был 2-ой Амурский полк под командова­ нием Семенова (двоюродного брата атама­ на). Под штаб была занята изба моего 150

отца, сельского фельдшера, который в то время был в тяжелом состоянии — отец ни­ как не мог оправиться от последствий пор­ ки семеновцев из карательного отряда пол­ ковника Никольского. Его несколько уте­ шили слова командира, который поклялся отомстить за злодеяния брата-атамана. Наступила пора временного перемирия. В те дни в отряд особого назначения влил­ ся многосабельный 4-ый Ингодинский пар­ тизанский отряд под началом Ивана Пакулова, ставший нашим первым дивизионом. В часы досуга танцевали под духовой ор­ кестр, ставили спектакли и концерты само­ деятельности. Нередко возникали импрови­ зированные состязания плясунов. Раз и мне дозелось стать победителем на таком сти­ хийном конкурсе. Пришлось мобилизовать все свое умение, чтобы переплясать такого признанного мастера, как Иван Пакулов. Но перемирие длилось недолго. Однажды со стороны станции Зубарево пошел в на­ ступление каппелевский полк. Наша застава завязала с ним перестрелку. Партизаны, спешно оседлав лошадей, заняли позиции. Перед рассветом мы отправили разведку в сторону противника, но разведка ничего не обнаружила. Оказывается, белые отвели свои боевые порядки в л е с Мы успокои­ лись, разошлись по домам, коноводы пере­ гнали лошадей на ближайшее пастбище. Спустя час-другой, каппелевцы подкатили пушки, расставили пулеметные расчеты, с двух сторон ударили по спящей деревне. Спасибо коноводам — вовремя подогнали табун. Бой был тяжелый, но в конце кон­ цов белые отступили. Нам ж е на время пришлось уйти в л е с В августе месяце в объединенный 4-й Ингодинский отряд атаман Семенов при­ слал два письма. В первом он предлагал партизанам сдаться в плен, обещая коман­ дирам подразделений офицерские чины — до полковников включительно. На это пись­ мо партизаны решили не отвечать. Второе ж е письмо постановили обсудить на свод­ ном совете. Письмо это в нашу ставку при­ везли командир 4-го Ингодинского отряда Иван Пакулов и комиссар Иннокентий Номоконов с сопровождающей их командой. Мы собрались в помещении штаба. Па­ кулов попросил своего адъютанта Лобанова зачитать текст письма. Мы старались не пропустить ни одного слова: «Земляки! Не­ ужели вы не слышите голос и вопль род­ ного вам Забайкалья. Неужели вы чужды страданиям русского народа, чего ж е вы, наконец, глупите. Ведь если вы до сих пор боролись, ��ак вы об этом говорили,— за прекращение гражданской войны и уста­ новление мирной жизни,— то чем объяснить ваше настоящее выступление, ведь вы сей­ час взяли оружие в руки именно в тот мо­ мент, когда ваши политические руководите­ ли Шилов, Краснощекое подписали мирный договор с Японией и со мной, и мы нака­ нуне общего мира и спокойствия. Неужели вам не надоело бродить по лесу и влачить жалкое существование? Опомни­ тесь же, народ ваш устал и хочет мира. Не мешайте закончить мирные переговоры, ко­ торые близятся к благополучному концу,


[ билизовать 400 добровольцев, кроме того, иначе вспыхнет новая, но более ужасная был создан конный отряд в 150 сабель, братоубийственная война, а иностранные который из Размахнино выступил под на­ государства могут воспользоваться нару­ шением вами договора и отнять у вас наше чалом Якимова на Оловянную, где • был сдан в распоряжение командования фронта. родное Забайкалье. Свое задание мы продолжали выполнять Понимаете ли вы, что встали на путь и при Семене Михайловиче Серышеве — врагов всего русского народа. новом командующем Амурским фронтом. Атаман Семенов». Мне довелось однажды с ним встретиться. Обсуждалось это «послание» горячо, вы­ Случилось это так. Из вновь сформирован­ ступали многие. Когда ж е дошла очередь ных подразделений сбежало 25 человек, до меня, я сказал: ранее служивших в белых частях. Мы опа­ — Нет, наверное, такой семьи в Забай­ сались, что они могут совершить различные калье, которая бы не пострадала от семе­ диверсионные акты и принимали меры пре­ новского произвола. Взять нашу: отца моего досторожности. Я как раз находился на и брата Андрея семеновцы подвергли порке. разъезде Размахнино для передачи соответ­ Отведал побоев я, дядя Ефим, а моего ствующей телефонограммы в Нерчинск. В двоюродного брата-моряка Петра Буданова 10 часов вечера мне сообщили, что через каратели запороли насмерть. Будь ж е про­ разъезд должен пройти поезд с командую­ клят Семенов от имени всех вдов, сирот, щим фронтом Серышевым. Зная о небла­ отцов и матерей! гополучной обстановке в нашем районе, я Вскоре Иван Пакулов диктовал адъютан­ потребовал остановить поезд. ту окончательный вариант нашего коллек­ Доложив старшему охраны о себе, я по­ тивного послания: просил разрешения встретиться с командую­ «Господин атаман. Ваше письмо получил J4.VIII.20 года за прекращение гражданской щим для передачи важного сообщения. Серышев принял меня в вагоне. В рапорте войны и установление мирной жизни. Да, я упомянул о случившемся, добавив, что вы правы, да не во всем. Я боролся против ближайшие от разъезда поселки настроены того жестокого террора, которым вы при­ просеменовски. Семен Михайлович поблаго­ теснили трудовой народ. Ни одна история дарил меня за бдительность и представил не говорит о таком разбое, какой чинили члену Военного Совета Ивану Семеновичу вы, атаман. Я задам вопрос: просит ли кто Коневу. Вскоре, усилив охрану, поезд про­ из трудящихся быть повелителем и власте­ следовал в сторону Даурии. лином в родном Забайкалье вас? Но вы еще изволили именоваться повелителем Позднее беглецы были выслежены и арес­ крестьян всей России! Оглянитесь, атаман, тованы партизанами и Размахнинской ми­ назад, на дело ваших рук. На совести ва­ лицией. шей лежат тяжелые преступления, вы иску­ Наверное, я слишком скупо рассказал о паны в народной крови, и кровь эта не дает работе комиссара. Работа эта была посто­ вам покоя. И вы еще указываете мне о ка­ янной и каждодневной. И не только с ря­ ких-то поступках, о какой-то могущей довым составом, но и с командирами. При­ вспыхнуть войне с японцами. Я со своим мером тому случай с Сергеем Платоновиотрядом стою на той линии, которая мне чем Якимовым, нашим уважаемым Стари­ указана, не мешая осуществлять мирные ком, жителем Верхнеудинска. Дело было переговоры между Японией и народно-ре­ таковым: в октябре месяце он с разреше­ волюционной армией. Знай, атаман, что ния политической разведки ОГПУ произво­ Япония, виДя ваши поступки, перестала ве­ дил допрос кулака Дмитрия Щелкачева, рить вам. Вы помните, наверное, ваше по­ который в 1919 году передал Якимова в ру­ слание японскому принцу, перед которым ки семеновских карателей. Экзекуторы не вы проливали крокодиловы слезы. Теперь поскупились. Сто пятьдесят ударов плеть­ «ы трепещете за свою жизнь, почему ж е ми, да вдобавок семеновский милиционер вы не трепетали за те жизни, которым под­ Михаил Ермолаев выбил ему зубы. Вот писывали смертные приговоры. Так будь Якимов и не смог сдержать себя, допрос же проклят, атаман, от имени всех сирот, вел с пристрастием. На шум я заскочил «дов, от имени людей, убитых тобой!» в комнату. Увидев меня и поняв, что не сможет сполна расквитаться с предателем, Письмо это было отправлено по назна­ Старик в сердцах выстрелил в пол. Я пред­ чению. ложил Якимову лично доложить о случив­ Немного позднее описываемых событий шемся в Нерчинск. Что и было сделано. я был вызван в штаб Амурского фронта, Кроме того, Якимов имел беседу с Влади­ где находился Якимов, доставивший опера­ миром Анатольевичем Поповым, который тивный доклад. Нас принял Владимир Ана­ объяснил ему, что подобная несдержанность тольевич Попов, бывший начальник штаба может быть воспринята населением как Чапаевской дивизии, ныне временно испол­ «красный террор». нявший обязанности командующего фрон­ том. Нам предписывалось создать новые С эвакуацией японских войск в октябре партизанские отряды и дружины самоохра­ 1920 года началось общее наступление на нения из местного населения и перебежчи­ Читу. Было приказано в составе пяти пехот­ ков, что послужило бы весомой поддержкой ных и трех кавалерийских полков, парти­ -фронту. Часть этих людей могла быть ис­ занских отрядов и бронепоезда сосредото­ пользована и в регулярной армии на хозяй­ читься в районе железнодорожной станции ственных работах. Зубарево и Размахнино. Получив инструкции, мы приступили к Прошло два дня. Все было готово к на­ работе. В скором времени нам удалось мо­ ступлению. Но одновременно Военный Со151 )


• е т фронта предпринял еще одну попытку переговорить с командованием белых и убе­ дить их сложить оружие. Переговоры ни к чему не привели. Оставалось одно — на­ ступать. 16 октября наш 4-й Ингодинский отряд •ступил в бой с белыми. Вот как это было. Отряд двигался в направлении Новотроиц­ кого, занятого семеновскими и каппелевскими подразделениями. К этому времени командование 2-й Амурской дивизии под­ крепило 4-й Ингодинский двумя эскадро­ нами 7-го Амурского полка, да из Верхне­ удинска прибыли отряд под командованием Письменова и рота под началом Орехова. На всем пути не встретилось ни одного вражескогб пикета.* Очевидно, нас ждали с другой стороны. — Это хорошо,—сказал тогда Иван Пакулов,— надо спешить занять сопку, оттуда все Новотроицкое как на ладони. Д о сопки добрались благополучно. Здесь расположился Пакулов с батареей. Пехота двинулась прямой дорогой на село, а кава­ лерия стремилась охватить его с флангов. Пакулов дал команду: «По каппелевской батарее огонь!» Умело действовал кавале­ рийский эскадрон Дедюхина. А эскадрону под командованием Гринчукова не повезло. Он напоролся у ж е на улицах Новотроицка на пулеметный расчет. Я дал команду Д е дюхину перенести огонь на правый фланг, одновременно с тыла подавить пулеметное гнездо. На выполнение этого задания были посланы взводы Матвея Нефедьева и Ивана Иванова. Уже вечерело, когда из Новотроицкого были окончательно выбиты белые. Захвати­ ли богатые трофеи: оружие, боеприпасы, подводы с мукой. Когда же мы собрались на Соборной пло­

щади, то увидели грустное зрелище. На бе­ резе за церковным палисадом висел подве­ шенный за ноги труп человека. Это был наш разведчик Митрофан Григорьевич Вла­ сов. Каратели обрубили пальцы на ногах, на груди чернела запекшаяся кровью пятикрылая звезда. На следующий день состоялись похоро­ ны погибших. Мы поклялись отомстить вра­ гу за наших товарищей. Не забыть мне марша, который мы с о ­ вершили в сторону Бургени под началом Старика — за несколько дней триста кило­ метров. Наше прибытие совпало с прият­ ной новостью: партизанам было доставлено' 25 тысяч патронов. Это вызвало прилив энтузиазма, и, несмотря на нашу крайнюю усталость, после краткого отдыха мы по­ шли в направлении Читы. В те дни 2-й Амурский полк захватил Агу и з а вей станцию Могойтуй. Советские войска и партизаны вели ус­ пешное наступление на Читинском направ­ лении. 21 октября последние эшелоны белых покинули город. Атаман Семенов бежал на самолете от справедливого возмездия в Хар­ бин. 22 октября вместе с другими красными частями вступил в Читу и отряд Старика. В течение следующего месяца были лик­ видированы остатки белых в районе Ман­ чжурской ветки. .„Мы шли торжественным маршем по ули­ цам города, и нас приветствовали вошед­ шие в легенды: С. М. Серышев, Д . С Ши­ лов, П. П. Постышев, Ф. Н. Петров, Р. И. Эйхе. Мощно звучала медь духовых оркестров, гордо реяли красные знамена, гулко раздавался печатный солдатский шаг» Это была — Победа.


Перед концом атаманщины