Page 1

...не искать никакой науки кроме той, какую можно найти в себе самом или в громадной книге света... Рене

Декарт

С е р и я о с н о в а н а в 1997 г. В подготовке серии принимали участие ведущие специалисты Центра гуманитарных научно-информационных исследований. Института научной информации по общественным наукам, Института всеобщей истории. Института философии РАН, Университета Российской академии образования Издание осуществлено в рамках программы «Пушкин» при поддержке Министерства иностранных дел Франции и Посольства Франции в России Ouvrage realise dans le cadre du programme d'aide a la publication "Pouchkine" avec le soutien du Ministere des Affaires Etrangeres fran9ais et de I'Ambassade de France en Russie Издание вьшущено при поддержке Института «Открытое общество» (Фонд Сороса) в рамках мегапроекта «Пушкинская библиотека» This edition is published with the support of the Open Society Institute within the frameworlc of «Pushkin Library* megaprqject Редакционный совет серии «Университетская библиотека»: Н.С. Автономова, Т.А. Алексеева, М.Л.Андреев, В.И. Бахмин, М.А. Веденягшна, Е.Ю. Гениева. Ю.А. Кимелев, А.Я. Ливергант, Б.Г. Капустин, Ф. Пинтер, А.В. Полетаев, И.М. Савельева, Л.П. Регоша, A.M. Руткевич, А.Ф. Филиппов «University Library* Editorial Council: Natalia Avtonomova, Tatiana Alekseeva, Mikhail Andreev, Vyacheslav Bakhmin, Maria \fedeniapina, Ekaterina Genieva, Yuri Kimelev, Alexander Livergant, Boris Kapustin, Frances Pinter, Andrey Poletayev, Irina Savelieva, Lorina Repina, Alexei Rutkevich, Alexander Filippov


Академия исследований культуры

Клод Леви-Строс

[фологики т мёда к пеплу Claude Levi-Strauss

Mythologiques. Т 2 Том 2 Du miel aux cendres pjris. Pin, m

1

ywtwpcdiercJM*

Университетская книга Москва - Санкт-Петербург

2000 Paris, Поя \%Ь


ББК 87.3 УДК 1/14 Л 36 Редакционная коллегия серии: Л.В. Скворцов (председатель), В.В. Бычков, П.П. Ганденко, В.Д. Губин, Ю.Н. Давыдов, Г.И. Зверева, Л.Г. И о н и н , Ю.А. Кимелев, И.В. Кондаков, С В . Лёзов, Н.Б. Маньковская, В.Л. Махлин, Л.Т. Мильская, Л.А. Мостова, Г.С. П о м е р а н ц , A.M. Руткевич, М . К . Рыклин, И.М. Савельева, М . М . Скибицкий, П.В. С о с н о в , А.Л. Ястребицкая Главный редактор и автор проекта «Книга света» С.Я. Левит

Редакционная коллегия тома: Переводчик и научный редактор: Н.Б. Маньковская Подготовка указателя: И.А. Осиновская Художник: П . П . Ефремов

Л 36

К л о д Л е в и - С т р о с . Мифологики. В 4-х тт. Том 2. От мёда к пеплу. М.; СПб.: Университетская книга, 2000. 442 с. — (Книга света) I S B N 5 - 7 9 1 4 - 0 0 2 3 - 3 (Книга света) ISBN 5-323-00018-Х Леви-Строс К. — французский философ, этнограф и социолог, один из основных представителей французского структурализма, исследователь первобытных систем родства, мифологии и фольоора. Его работы полу­ чили мировую известность и оказали большое влияние на многие обла­ сти философско-культурологических исследований. Ключевое место в творчестве Леви-Строса занимает исследование ми­ фологии и фольклора, его называют отцом структурной типологии мифа как важнейшей части структурной антропологии. Леви-Строс совершил переход от символической теории мифа (Юнг, Кассирер) к собственно структурной, используюшей операциональные методы теории информа­ ции и структурной лингвистики.

ББК 87.3

ISBN 5-323-00018-Х

© Editions Plon, О С.Я. Левит, составление серии, © Н.Б. Маньковская, перевод, © Университетская книга,

1966 2000 2000 2000


Предисловие


МОНИКЕ

«Scriptorum chorus omnis amat nemus, et fugit urbes, rite aliens Bacchi, somno gaudentis et итЬга» Horace.

Epitre II, L.I I, /1 Julius

Florus'


Э т и « М и ф о л о г и к и » , в т о р ы е п о счету, п р о д о л ж а ю т и с с л е д о в а н и е , н а ­ чатое в «Сыром и приготовленном». П о э т о м у мы сочли н у ж н ы м вна­ чале под н о в ы м углом з р е н и я повторить сведения, н е о б х о д и м ы е для т о г о , ч т о б ы с м е л о п р и н я т ь с я за э т о т т о м , с т р е м я щ и й с я б е з о т н о с и т е л ь ­ но к предыдущему тому показать, что земля мифологии круглая; та­ к и м о б р а з о м , о н не о т с ы л а е т к о п р е д е л е н н о й и с х о д н о й т о ч к е . Н а ч а в с л ю б о г о места, читатель уверен в з а в е р ш е н и и пути, если о н будет двигаться в одном и том же направлении, продвигаясь терпеливо и размеренно. П р о в о д и м ы й в первом томе метод и выявленные результаты выз­ в а л и м н о г о ч и с л е н н ы е д и с к у с с и и к а к во Ф р а н ц и и , т а к и з а р у б е ж о м . К а к представляется, еще не время отвечать. Вместо того, чтобы позво­ л и т ь д и с к у с с и и п р и н я т ь ф и л о с о ф с к и й о б о р о т , что б ы с т о с д е л а л о б ы ее б е с п л о д н о й , мы предпочитаем п р о д о л ж и т ь нащу работу и обогатить н а к о п л е н н ы й м а т е р и а л . У п р о т и в н и к о в и с т о р о н н и к о в будет б о л ь щ е вещественных доказательств. Когда предприятие приблизится к к о н ­ цу и м ы п р и в л е ч е м всех с в и д е т е л е й , п р е д с т а в и м все д о к а з а т е л ь с т в а , м о ж н о будет п р и с т у п и т ь к с л у ш а н и ю д е л а . Т а к и м образом, пока что м ы о ф а н и ч и м с я благодарностью тем, кто оказал нам помощь. Ценные метеорологические и ботанические све­ д е н и я п р е д о с т а в и л и г - н Х е с у с М а р д е н д о с С а н т о с , д и р е к т о р Servigo de Meteorologia do BrasiF, г - н Д ж а л м а Б а т и с т а , д и р е к т о р Instituto Nacional de Pesquisas da Amazonia^ г-н Д а л е й де О л и в е й р а А л б у к е р к , д и р е к т о р Museu Paraense Emilia Goeldi\ и г - ж а К л о д и н Б е р т , с о т р у д н и к Н а ц и о ­ н а л ь н о г о музея естественной и с т о р и и . Мадемуазель Ж а к л и н Б о л е н с п о м о г л а н а м п о д о б р а т ь и с т о ч н и к и на н е м е ц к о м я з ы к е и п е р е в е л а их. Мадемуазель Николь Бельмон оказала помощь в документировании, иллюстрировании, составлении указателей и вычитке верстки, вычи­ т а н н о й т а к ж е м о е й ж е н о й и г - н о м И . Ш и в а . М а ш б ю р о К о л л е ж де Ф р а н с в з я л о н а с е б я п е ч а т а н и е р у к о п и с и . Г-жа А н р и Д ю б и е ф , х р а н и ­ тель р у к о п и с н о г о отдела Н а ц и о н а л ь н о й библиотеки, нашла архивный документ для обложки.


«Et e n c o r e e s t a n d i T a n g r e sa m a i n tierce foiz et touclia le m i e l , et le feu sailli sus la table et usa le miel sanz faire a la table mal, et I ' o u d e u r qui yssi du miel et d u feu fu t r e s d o u l c e . » ' . « D e I'Ystoire A s s e n e t h / / Nouvelles Frangoises en prose du XIV siecle. Bibl. elzevirienne. P., 1858. P. 10.


Н

авеянные медом метафоры относятся к наиболее древним в н а ш е м я з ы к е и п р е д ш е с т в о в а в ш и х ему я з ы к а х . В в е д и ч е с ­ ких гимнах легко ассоциируются молоко и мед, к о т о р ы м и будет изобиловать, согласно Б и б л и и , земля о б е т о в а н н а я . Слова Господа «слаще меда». У вавилонян мед был осо­ б ы м даром богам, так как им требовалась пища, не затронутая ог­ нем. В «Илиаде» глиняные кувшины с медом служили приношени­ ем у м е р ш и м . В других местах о н и п р е д н а з н а ч а л и с ь для о с т а н к о в . Т а к и е в ы р а ж е н и я к а к «ну п р о с т о м е д о в ы й » , « с л а д к и й , к а к м е д » на п р о т я ж е н и и м н о г и х т ы с я ч е л е т и й п р о д о л ж а ю т и м е т ь х о ж д е н и е в нашей цивилизации. Напротив, метафоры, навеянные употребле­ нием табака, имеют недавнее, легко датируемое происхождение. Литтре^ п р и з н а е т л и ш ь две из них: «это не стоит в ы к у р е н н о й т р у б ­ ки»: это н и к у д а не годится; и «впасть в табак», то есть в нужду. Эти арготические выражения, различные варианты которых можно было бы п р и в е с т и (см. В и м е т р а ) , встречаются и в других я з ы к а х : п о - а н ­ г л и й с к и «not to care а tobacco for...» — п р и д а в а т ь к о м у - т о и л и ч е м у то о ч е н ь м а л о з н а ч е н и я ; а п о - п о р т у г а л ь с к и «tabaquear» — в ы с м е и ­ вать к о г о - л и б о , п о д ш у ч и в а т ь ( С е б и й о ) . У м о р я к о в в ы р а ж е н и я «бу­ дет дело» (il у aura du tabac), «дело — табак» ( c o u p de t a b a c ) , к о н н о т и р у ют с п л о х о й п о г о д о й . « Д а т ь п р и к у р и т ь , п р и п е ч ь , з а д а т ь т р е п к у » (coquer, fourrer, foutre, d o n n e r du tabac) и более с о в р е м е н н о е «из­ бить, н а к о с т ы л я т ь » (passer а tabac, tabasser) о з н а ч а ю т п л о х о , грубо обращаться, поколотить (Риго, Сэнеан, Лоредан-Ларшей, Дельво, Жиро, Галтье-Буассьер и Дево). Мед и табак — съедобные вещества, н о н и то, н и другое не имеет непосредственного о т н о ш е н и я к кухне. Ведь мед вырабатывается не человеческими существами, а пчелами, д а ю щ и м и его готовым к упот­ реблению; а о б ы ч н ы й способ употребления табака ставит его, в отли­ ч и е от м е д а , н е по сю, н о по ту сторону к у х н и . Е г о н е п о г л о щ а ю т с ы ­ рым, как мед, или приготовленным на огне, как мясо. Его сжигают, чтобы вдыхать дым.


Итак, р а з г о в о р н ы й я з ы к (мы п р и в о д и м , в о с н о в н о м , примеры из французского языка, уверенные, что и для других я з ы к о в возмож­ ны аналогичные наблюдения — в прямом или переносном смысле) с в и д е т е л ь с т в у е т о т о м , что вь[ражения « м е д о в ы й » (а miel) и «пахнет та­ баком» (а tabac) о б р а з у ю т пару, служат для в ы р а ж е н и я м н о г о у р о в н е в ы х и д е й - а н т и т е з . Н и в к о е й м е р е не з а б ы в а я , ч т о « м е д о в ы е » в ы р а ж е н и я в к л ю ч а ю т к р а й н и е случаи у н и ч и ж и т е л ь н о й к о н н о т а ц и и : « м е д о т о ч и в ы е речи» (discours mielleux), « с л а щ а в ы е слова» (paroles melliflues) и д а ж е м е ж д о м е т и е «мед!» (miel!), о с н о в а н н о е н е т о л ь к о н а п о д х о д я щ е й д л я м н я щ и х с е б я б л а г о в о с п и т а н н ы м и б а р ы ш е н ь г о м о ф о н и и (с п р и ч а с т и ­ е м : п о д с л а щ е н н ы й — emiellant)* — о т н ю д ь не и г н о р и р у я т а к и е с м ы с л о ­ в ы е и з м е н е н и я ( м ы п о к а ж е м их п р и ч и н у ) , — н е в ы з ы в а е т с о м н е н и я , что в н а щ е й ц и в и л и з а ц и и в ы р а ж е н и я « м е д о в ы й » и « п а х н е т т а б а к о м » п р о т и в о п о л о ж н ы . Н е с м о т р я на н е к о т о р ы е п е р е с е ч е н и я , р а с п о л о ж е н и е т о ч е к их с е м а н т и ч е с к о г о р а в н о в е с и я ( х о ч е т с я н а з в а т ь их т а к и м о б р а ­ зом) различно: одни, в основном, восхваляющие, другие — уничижи­ т е л ь н ы е . С о о т в е т с т в у ю щ и е и м к о н н о т а ц и и — и з б ы т о к и нехватка, р о с ­ кошь и нищета; либо нежность, доброжелательность и спокойствие — «Мапаге poetica теПа», — л и б о т у р б у л е н т н о с т ь , н а с и л и е и б е с п о р я д о к . П р и н а л и ч и и других п р и м е р о в следовало бы д а ж е сказать, что первые с о ­ о т н е с е н ы с п р о с т р а н с т в о м («сплошной мед»), вторые — со временем («всегда о д и н и т о т ж е т а б а к » ) . Приведенная в качестве эпиграфа к этому введению фраза пока­ зывает, что о т н о ш е н и е п р о т и в о п о с т а в л е н и я , о котором идет речь, некоторым образом предшествует противоположным вещам. Еще до знакомства Запада с табаком зажженный сверхъестественной ан­ гельской силой «медовый огонь» сохраняет место отсутствующего т е р м и н а и п р е д в о с х и щ а е т его с в о й с т в а , к о т о р ы м и д о л ж е н о б л а д а т ь соответствующий ему в каждом пункте термин-антитезис жидкого меда в д о п о л н и т е л ь н о м списке сухого, горелого, ароматного. Т о , ч т о «Ystoire A s s e n e t h » , где в с т р е ч а е т с я э т о т п р и м е р , я в л я е т с я , в е р о ­ ятно, произведением еврейского автора конца Средневековья, дела­ ет е щ е б о л е е л ю б о п ы т н о й с р е д н е в е к о в у ю и н т е р п р е т а ц и ю , т о ж е , впрочем, еврейскую: Левит запрещает д а р о п р и н о ш е н и я меда на ал­ тарь из-за н е п р и я т н о г о запаха ж ж е н о г о меда. Во в с я к о м случае, это р а з л и ч и е п о к а з ы в а е т , что по о т н о ш е н и ю к д ы м у и его запаху, к о т о р ы е . * «Мед (это мед). Фраза из пригородного арго, относящаяся ко всему, осо­ бенно неуместному. Что-то кажется им хорошим или красивым: это мед (c'est nil miel). Они попадают в зловонное место: это мед. Они видят кулач­ ный бой или поножовщину, льется кровь: это мед» (Дельво). «Это мед: это очень приятно и (в силу иронии) очень неприятно» (Лоредан-Ларшей). Столь большие семантические колебания уже заданы, по крайней мере им­ плицитно, в греческих и латинских верованиях, несомненно, египетского происхождения, что пчелиный рой обязательно порождается разлагающим­ ся трупом теленка, задушенного в закрытом помещении путем перекрытия дыхательных путей, и чье мясо растерзано на кускп. чтобы извлечь его, не повредив шкуры'.


начиная со Средневековья, а быть может и ранее, были в о с н о в н о м модусом табака, мед представлял собой, как говорят лингвисты, весьма «меченый» термин. Такой приоритет о т н о ш е н и я противопоставления перед противо­ п о с т а в л я е м ы м и в е щ а м и , и л и п о к р а й н е й м е р е п е р е д о д н о й из н и х , п о ­ зволяет понять, что с м о м е н т а знакомства с табаком он объединился с м е д о м и с о с т а в и л с н и м пару, н а д е л е н н у ю в ы с ш и м и д о с т о и н с т в а м и . В а н г л и й с к о й т е а т р а л ь н о й п ь е с е к о н ц а XVI в е к а ( 1 5 9 7 ) , п р и н а д л е ж а ш е й У и л ь я м у Л и л л и , с а м о н а з в а н и е к о т о р о й — «ТИе Woman in the Мооп»^ — н а х о д и т , к а к будет в и д н о и з с л е д у ю щ е г о т о м а , о т з в у к в м и ­ ф о л о г и и Н о в о г о С в е т а , г е р о и н я по и м е н и П а н д о р а р а н и т с в о е г о л ю ­ б о в н и к а у д а р о м ш п а г и и, о х в а ч е н н а я р а с к а я н и е м , п о с ы л а е т за л е к а р ­ ственными травами для перевязки: Gather те balme and cooling violets, And of our holy herb nicotian And bring withall pure honey from the hive To heale the wound of my unhappy hand'. Этот текст может н а м понравиться - ведь в нем н е п р е д н а м е р е н н о подчеркивается последовательность связи, объединяющей настоящую книгу с «Сырым и приготовленным», чьим продолжением она являет­ ся, и книгой «Первобытное м ы ш л е н и е » . О н свидетельствует также о наличии на а н г л и й с к о й земле старинного с о е д и н е н и я меда с табаком, все е щ е с у щ е с т в у ю щ е г о , к а к н а м п р е д с т а в л я е т с я , в т е х н и ч е с к о м п л а ­ не. А н г л и й с к и е табаки кажутся нам, ф р а н ц у з а м , ближе к меду, чем н а ш и . Мь[ о б ъ я с н я е м э т у о с о б е н н о с т ь , п р е д п о л а г а я , с п р а в е д л и в о и л и нет, ч т о с в е т л ы е л и с т ь я т а б а к а в ы м а ч и в а л и с ь в меду. В о т л и ч и е от Е в р о п ы , в Ю ж н о й А м е р и к е всегда з н а л и и у п о т р е б ­ ляли мед и табак. Т а к и м образом, она является п р и в и л е г и р о в а н н о й п о ч в о й д л я с е м а н т и ч е с к о г о и з у ч е н и я их о п п о з и ц и и : ведь м е д и т а ­ бак м о ж н о н а б л ю д а т ь з д е с ь р я д о м во в р е м е н и , д и а х р о н и ч е с к и и синхронически одновременно. С этой точки зрения. Северная Аме­ рика как бы занимает симметричное Старому Свету положение — ведь, в о з м о ж н о , в недавние времена о н а обладала л и ш ь т а б а к о м и почти полностью утратила мед, тогда как Европа в момент обрете­ ния табака полновластно обладала медом. Мы еще вернемся к этой проблеме (т.III). Т а к и м образом, следует перенестись в тропичес­ к у ю А м е р и к у , где п р е д ы д у щ и й т р у д п о з в о л и л н а м и з у ч и т ь о п п о з и ­ ц и ю двух о б р а з у ю щ и х еду о с н о в н ы х к а т е г о р и й к у х н и , с ы р о г о и приготовленного, чтобы проанализировать вторую о п п о з и ц и ю меда и табака, поскольку эти составляющие дают дополнительные черты и н ф р а к у л и н а р н о г о б ы т и я в первом случае, м е т а к у л и н а р н о г о — во втором. Т а к и м образом, мы продолжаем наше исследование м и ф о ­ логических представлений о переходе от природы к культуре. Раз* Цит. по: Laiifer В. Р. 23.

17


вивая первые и расширяя область вторых, мы сможем, завершив предыдущее исследование мифологического происхождения кухни, задаться вопросом о том, что м о ж н о теперь назвать окрестностями еды. П о с т у п а я п о д о б н ы м о б р а з о м , м ы , к а к всегда, о ф а н и ч и м с я т е м , что последуем программе, заданной самим мифологическим материалом. Н и т а б а к , н и м е д , н и и д е я их с в я з и в л о г и ч е с к о м и ч у в с т в е н н о м п л а ­ н а х не в о з н и к а ю т з д е с ь в к а ч е с т в е с п е к у л я т и в н ы х г и п о т е з . Н а п р о т и в , эти темы эксплицитно заданы некоторыми м и ф а м и , встретившимися н а н а ш е м п у т и и ч а с т и ч н о и з у ч е н н ы м и в п р е д ы д у щ е м труде. Ч т о б ы избавить читателя от н е о б х о д и м о с т и о б р а щ е н и я к нему, к р а т к о н а ­ п о м н и м об этих темах.

Исходным пунктом рассуждений, открывающих первый том « М и ф о логик», «Сырое и приготовленное», был рассказ об индейцах Бороро'" в Ц е н т р а л ь н о й Б р а з и л и и , к а с а ю щ и й с я п р о и с х о ж д е н и я бури и д о ж д я ( М | ) . М ы н а ч а л и с д о к а з а т е л ь с т в а т о г о , ч т о , не п о с т у л и р у я п р и о р и т е т ­ н о й с в я з и м е ж д у э т и м и д р у г и м и м и ф а м и , м о ж н о с в е с т и их к о б р а т ­ ному преобразованию мифа, чьи многочисленные варианты известны к а к происходящие от г е о ф а ф и ч е с к и и культурно близких Бороро пле­ мен лингвистической ф у п п ы Ж е ; в них говорится о происхождении приготовления продуктов (М^-М,^). Д е й с т в и т е л ь н о , центральной т е ­ м о й всех э т и х м и ф о в я в л я е т с я и с т о р и я р а з о р и т е л я п т и ч ь и х г н е з д , з а ­ стрявшего на верхушке дерева или скалистом с к л о н е вследствие с с о ­ р ы с о с в о й с т в е н н и к о м ( с в о я к о м - м у ж е м с е с т р ы , и л и ее о т ц о м в о б ­ щ е с т в е с м а т е р и н с к и м п р а в о м ) . В о д н о м случае г е р о й н а к а з ы в а е т с в о ­ его п р е с л е д о в а т е л я , н а с ы л а я на н е г о д о ж д ь , г а с я щ и й д о м а ш н и е о ч а г и . В других случаях он п р и н о с и т родственникам принадлежавшее ягуа­ ру г о р я щ е е п о л е н о ; т а к и м образом, он дает л ю д я м огонь в очаге, а не отнимает его. О т м е ч а я , ч т о в м и ф а х Ж е и м и ф е с о с е д н е й г р у п п ы О ф а й е (М,^) ягуар - хозяин огня - занимает положение свойственника со сторо­ н ы ж е н ы , так к а к жену ему дали л ю д и , м ы установили существование преобразования, иллюстрируемого в обычном виде м и ф а м и , идущи­ м и от племен Тупи, соседствующих с Ж е : Тенетехара и Мундуруку (М|5, M,j). К а к и в предыдущем случае, эти м и ф ы выводят на сцену одного (или на этот раз многих) зятя (зятьев), «берущих» ж е н . Н о речь идет уже н е о з я т е - ж и в о т н о м , з а щ и т н и к е и к о р м и л ь ц е г е р о я - ч е л о в е к а , олицетворяющем группу свойственников; м и ф ы , о которых теперь идет речь, повествуют о к о н ф л и к т е между о д н и м или многими сверх­ ч е л о в е ч е с к и м и г е р о я м и ( д е м и у р г а м и и и х б л и ж н и м и ) и их ч е л о в е ч е с ­ кими свойственниками (мужьями сестер), отказывающими им в пище. Вследствие этого они превращаются в диких свиней, точнее, ранее не существовавших животных вида квуэйксада {Dicotyles labiatus), которых туземцы считают высшей дичью, воплощающей мясо в самом в ы с о к о м смысле слова.

18


< ' « Следовательно, переходя от одной группы м и ф о в к другой, м о ж ­ но заметить, что в них появляется то человеческий герой со свой­ с т в е н н и к о м : ягуар, животное — хозяин кухонного огня в очаге; то сверхчеловеческие герои со с в о й с т в е н н и к а м и : л ю д и - о х о т н и к и , хо­ з я е в а м я с а . Я г у а р , х о т я о н и животное, в е д е т с е б я учтиво; о н к о р ­ м и т с в о е г о з я т я - ч е л о в е к а , з а щ и щ а е т его от ж е н и н о й з л о б н о с т и , п о ­ з в о л я е т п о х и т и т ь о г о н ь в о ч а г е . А о х о т н и к и , б у д у ч и людьми, ведут с е б я по-дикарски: с о х р а н я я все м я с о для с о б с т в е н н о г о у п о т р е б л е ­ ния, они неумеренно пользуются полученными ж е н а м и , не предла­ гая р а в н о ц е н н о й з а м е н ы в в и д е п р о д у к т о в о г о д о в о л ь с т в и я : а) [Человеческий/животный герой] =* (Сверхчеловеческий/человеческий герой] Ь) [Животное, вежливый зять сыроед] =» [Люди, зятья-дикари едят приготовленное] Такое двойное преобразование отражается также в этиологическом плане, так как одна группа м и ф о в касается происхождения приготов­ ления продуктов, а другая - п р о и с х о ж д е н и я мяса; то есть, соответ­ с т в е н н о , способа и материи к у х н и : с) [огонь] => [мясо] Таким образом, представляя собой симметричные конструкции, обе группы находятся в то ж е время в диалектической связи: чтобы человек мог приготовить мясо, о н о д о л ж н о существовать; это мясо, упоминаемое в м и ф а х в особом виде мяса квуэйксада, впервые гото­ вится благодаря полученному ягуаром огню; в мифах он предстает о х о т н и к о м на с в и н е й . Дойдя до этого момента доказательства, мы решили проверить его о д н и м из его с л е д с т в и й . Е с л и м и ф Б о р о р о ( М , ) м о ж н о п р е о б ­ р а з о в а т ь в м и ф ы Ж е (от до М ^ ) на о д н о й оси и если м и ф ы Ж е , в с в о ю о ч е р е д ь , п р е о б р а з у е м ы в м и ф ы Т у п и ( М ^ |^) н а д р у г о й о с и , т о эта система м о ж е т являться, к а к м ы постулировали, з а м к н у т о й г р у п ­ пой только при условии существования других т р а н с ф о р м а ц и й , расположенных, возможно, на третьей оси, что позволяет возвра­ щ а т ь с я от м и ф о в Т у п и к м и ф а м Б о р о р о , я в л я в ш и м с я п р е о б р а з о в а ­ нием исходного м и ф а . Т а к и м образом, следуя систематически п р и ­ меняемому нами методологическому правилу, нужно было как бы профильтровать оба мифа Тупи, чтобы получить осадок мифологи­ ческой м а т е р и и , не н а х о д и в ш и й п р и м е н е н и я в ходе п р е д ы д у щ и х операций. Сразу выяснилось, что такой осадок существует и состоит в си­ стеме приемов, применяемых демиургом для превращения злых зя­ тьев в свиней. В М,5 он приказывает своему п л е м я н н и к у заточить виновных в тюрьму из перьев; перья поджигают, и их удушливый д ы м в ы з ы в а е т п р е в р а щ е н и е . В М,^ в с е н а ч и н а е т с я т а к ж е , к р о м е того, что демиургу здесь помогает его с ы н , а р е ш а ю щ у ю роль играет табачный д ы м , п у щ е н н ы й в ограду из перьев. М и ф К а й а п о - К у б е н -

19


к р а н - к е г и о п р о и с х о ж д е н и и д и к и х с в и н е й (М,^) — м ы п р е д в а р и т е л ь ­ н о п о к а з а л и , ч т о о н с н е о б х о д и м о с т ь ю в ы т е к а е т и з двух д р у г и х и л и о д н о г о из н и х — я в л я е т с я с л а б ы м в а р и а н т о м в о л ш е б н о г о п р е в р а щ е ­ н и я , что о б ъ я с н я е т с я на э т о т р а з в о л ш е б с т в о м , с п е р ь я м и и к о л ю ч ­ к а м и . Т о г д а м ы п р е д л о ж и л и ( С П , с. 100) р а с п о л о ж и т ь п р и е м ы в о л ­ шебства следующим образом: '(табачный дым, М,^), ^(дым от горящих перьев, М,,), '(волшебное средство из перьев, М,,) Такое расположение, являющееся единственным логически удовлетворительным, так как оно одновременно учитывает произ­ в о д н ы й х а р а к т е р M|g п о о т н о ш е н и ю к и М,^ и о д н о в р е м е н н о е п р и с у т с т в и е д ы м а в N1,5, М,^, п е р ь е в - в М ^ , М ^ , н а х о д и т п о д т в е р ­ ждение в знаменитом мифе индейцев Карири, зафиксированном в к о н ц е XVII века ф р а н ц у з с к и м м и с с и о н е р о м М а р т и н о м де Н а н т о м . Этот м и ф (Mjj) о б ъ я с н я е т также п р о и с х о ж д е н и е д и к и х с в и н е й , с в я ­ зывая его с п р о ж о р л и в о с т ь ю п е р в о б ы т н ы х л ю д е й , у м о л я ю щ и х д е ­ миурга дать им попробовать этой дотоле н е з н а к о м о й дичи. Демиург п е р е н о с и т д е т е й на н е б е с а , п р е в р а щ а я и х в м о л о д ы х к а б а н о в . О т н ы ­ не л ю д и смогут охотиться на д и к и х с в и н е й , н о л и ш а т с я о б щ е с т в а демиурга. П о с л е д н и й решает остаться на небесах, табак же з а м е н и т его на земле. Следовательно, в этом м и ф е табак также играет о п р е ­ д е л я ю щ у ю роль, но в еще более сильном виде, чем в версии М у н ­ дуруку ( M | j ) : табак превращается из о б ы к н о в е н н о й магической суб­ станции в ипостась божества (см. Mjj,). Итак, действительно с у щ е ­ с т в у е т р я д , где т а б а ч н ы й д ы м я в л я е т с я с л а б о й ф о р м о й о л и ц е т в о р е ­ н и я т а б а к а , д ы м от п е р ь е в — с л а б о й ф о р м о й о л и ц е т в о р е н и я т а б а ч ­ ного д ы м а , а волшебное средство из перьев — слабой ф о р м о й д ы м а от них. Учитывая это, что же рассказывают Б о р о р о о п р о и с х о ж д е н и и д и ­ ких с в и н е й ? В о д н о м и з их м и ф о в ( М ^ ) о б ъ я с н я е т с я , что ж и в о т н ы е — э т о б ы в ш и е л ю д и , к о т о р ы х их ж е н ы , мстя за о б и д у , н а п о и л и к о м ­ потом из колючих плодов. Ободрав глотку к о л ю ч к а м и , м у ж ч и н ы стонали: «у-у-у...»; и о н и п р е в р а т и л и с ь в к р и ч а щ и х так д и к и х с в и ­ ней. Этот м и ф вдвойне заслуживает внимания. Во-первых, магичес­ к а я р о л ь к о л ю ч е к о т с ы л а е т к в о л ш е б н о м у с р е д с т в у и з п е р ь е в и ко­ лючек, о к о т о р о м ш л а р е ч ь в M , j . Е с л и р а с с м о т р е т ь е г о с э т о й т о ч ­ к и з р е н и я , о н с л е д у е т за М ^ в р я д е в о л ш е б н ы х п р е в р а щ е н и й , о б о ­ г а щ а е м ы х н о в ы м в а р и а н т о м , не и з м е н я ю щ и м п о р я д к а р а с п о л о ж е ­ ния других м и ф о в . Н о м и ф Бороро осуществляет возвратное движе­ ние в другом отношении: вместо соотнесения события с ссорой с в о й с т в е н н и к о в , к а к в М,^, М|^, М ^ , о н о я в л я е т с я с л е д с т в и е м с у п ­ ружеской ссоры. Для обсуждения этого преобразования ограничим­ ся о т с ы л к о й ч и т а т е л я к п р е д ы д у щ е м у т о м у ( С П , с . 9 0 - 9 1 ) , где п о к а ­ з а н о , что о н о т и п и ч н о д л я м и ф о л о г и и Б о р о р о . И т а к , в з а н и м а ю щ е м

20


нас случае о н о проистекает из п р и м е н е н и я о п р е д е л я ю щ е г о его ка­ нонического закона:

а) Для неизменного

сообщения

(здесь - происхождение диких свиней):

М у н д у р у к у и т.д.

Бороро 0 = А

От^ А

Сделав еще щаг, следовало задаться вопросом, существовал ли у Бороро миф, воспроизводящий семейные отношения, проиллюстри­ р о в а н н ы е м и ф а м и М у н д у р у к у и т.д. о п р о и с х о ж д е н и и д и к и х с в и н е й , передающий если не то же самое, то по крайней мере видоизмененное с о о б щ е н и е . М ы о п р е д е л и л и э т о т м и ф (М^о)- Его п р о т а г о н и с т ы — п р е д ­ к и , ж и в ш и е н е к о г д а в х и ж и н а х и з п е р ь е в н е п о д а л е к у от с в о я к а ( м у ж а сестры), получая от него все, что п о ж е л а ю т , через одного и з м л а д ш и х с ы н о в е й , в ы п о л н я ю щ е г о р о л ь р а с с ы л ь н о г о (ср.: М,^, п л е м я н н и к - в о с питанник/М,^, сын-рассыльный). Однажды о н и захотели меда, но получили л и ш ь непригодную к у п о т р е б л е н и ю густую пенистую с у б с т а н ц и ю ; это было связано с тем, что во время сбора урожая свояк, нарушая запреты, с о в о к у п и л ­ ся с ж е н о й . К э т о м у п е р в о м у о с к о р б л е н и ю с а м а ж е н а д о б а в л я е т в т о р о е , п о д г л я д ы в а я за с в о и м и б р а т ь я м и , и з о б р е т а ю щ и м и и и з г о ­ т о в л я ю щ и м и серьги из извлеченного из раковин жемчуга. О б и ж е н ­ ные герои зажигают костер и бросаются в пламя, возрождаясь из н е г о в в и д е п т и ц с д е к о р а т и в н ы м о п е р е н и е м . П о з ж е их п е п е л п о р о ­ дит хлопок, бутылочные т ы к в ы и уруку ( С П , с.91-92). Этиологические ф у н к ц и и этого м и ф а одновременно более огра­ н и ч е н ы и ш и р о к и , чем ф у н к ц и и м и ф а Т у п и , чьим исходным п у н ­ ктом также является ссора между свойственниками. Более ограни­ чены, так как, как это часто наблюдается у Бороро, цель м и ф а объяснение происхождения не одного или нескольких видов расте­ ний или животных, но разновидностей или подразновидностей. В начале м и ф а п т и ц ы уже существуют, и н а ч е герой не мог бы ж и т ь в х и ж и н а х из п е р ь е в и пуха. У тех, кто р о д и т с я в результате их с а м о ­ п о ж е р т в о в а н и я , будут л и ш ь «более я р к и е и к р а с и в ы е » перья. В м и ф е у т о ч н я е т с я , что в ы р о с ш и е из пепла р а с т е н и я также о т н о с я т ­ ся к более к а ч е с т в е н н ы м р а з н о в и д н о с т я м : н а п р и м е р , уруку для о к ­ р а ш и в а н и я х л о п к о в ы х н и т е й будет н е с р а в н е н н о г о красного цвета. За этим первым о г р а н и ч е н и е м этиологического поля следует вто­ рое. М и ф Б о р о р о претендует на о б ъ я с н е н и е не того, к а к ж и в о т н ы й или р а с т и т е л ь н ы й вид стал доступен всему человечеству или хотя бы всему п л е м е н и , но того, почему те или и н ы е р а з н о в и д н о с т и или подвиды стали достоянием определенного клана или подклана. В

21


этом о т н о ш е н и и м и ф о к а з ы в а е т с я ч р е з в ы ч а й н о к р а с н о р е ч и в ы м не только по о т н о ш е н и ю к растениям, но и к изобретенным героями украшениям, которые они распределяют перед смертью между на­ следниками из своего клана. Являясь более узким в этом двойном отношении, м и ф Бороро допускает б о л ь ш у ю широту в третьем о т н о ш е н и и , так как его эти­ ологическая ф у н к ц и я некоторым образом удваивается. М и ф ы Тенетехара и Мундуруку, к о т о р ы е м ы хотим с р а в н и т ь с н и м и , касаются единого п р о и с х о ж д е н и я : п р о и с х о ж д е н и я с в и н е й , то есть х о р о ш е г о мяса; тогда как м и ф Б о р о р о касается, с одной с т о р о н ы , п р о и с х о ж ­ дения некоторых птиц с красивым оперением, с другой - многих овошных продуктов также исключительного качества. Это не все. Ж и в о т н ы й вид, чье п р о и с х о ж д е н и е о п и с ы в а е т с я в мифах Тупи, первоклассен с пишевой точки зрения. Напротив, жи­ вотные и растения, упомянутые в мифе Бороро, первоклассны с т е х н и ч е с к о й т о ч к и з р е н и я . Н о в ы е п т и ц ы о т л и ч а ю т с я от других д е ­ коративным богатством оперения; ни одно из новых растений не имеет п и щ е в о й ценности: они служат л и ш ь для изготовления пред­ м е т о в о б и х о д а и у к р а ш е н и й . Х о т я у всех т р е х м и ф о в М ^ , М,^, М,,,, н е с о м н е н н о , о д и н и с х о д н ы й п у н к т , их р а з в и т и е к о н т р а п у н к т н о ( т а б л и ц а н а с. 12) в с о о т в е т с т в и и с о в т о р ы м з а к о н о м , д о п о л н я ю щ и м з а к о н на с . 2 1 , к о т о р ы й м ы м о ж е м т е п е р ь с ф о р м у л и р о в а т ь т а к : -НЪ) При неизменной

основе (здесь: ( Д

Мундуруку и т.д.

О = Д )):

Бороро происхождение культурных благ

происхождение мяса

М о ж н о подытожить систему наших шагов. М и ф ы о происхожде­ нии диких свиней соотносятся с мясом, причисляемым туземным мышлением к дичи высшей категории, поставляющей, следователь­ но, исключительный исходный материал для кухни. Итак, с логи­ ческой точки зрения правомерно относиться к этим мифам как к п р о и з в о д н ы м м и ф о в о п р о и с х о ж д е н и и д о м а ш н е г о очага, так к а к последние упоминают средство, а первые - материю кулинарии. Но, подобно тому, как Бороро превращают м и ф о происхождении о г н я в очаге в м и ф о п р о и с х о ж д е н и и д о ж д я и бури — т о есть в о д ы , — м ы о б н а р у ж и в а е м , ч т о м и ф о п р о и с х о ж д е н и и мяса с т а н о в и т с я у н и х м и ф о м о п р о и с х о ж д е н и и культурных благ. Д а н а , в п е р в о м с л у ч а е , с ы р а я е с т е с т в е н н а я м а т е р и я , р а с п о л о ж е н н а я по сю сторону к у х н и ; во втором случае - т е х н и ч е с к а я и культурная деятельность, н а х о ­ д я щ а я с я по ту ее сторону.

22


M,j: племяннику дающего Дающий(ие) жену, расположившиеся Роль посрелника, неподалеку от зятя доверенная (зятьев)

к нему плохо относятся берущие...

берущие М|^: сыну дающего отказывают ему в мясе, Mj„: младщему бра­ он получает ту дающего плохой мед от берущего,

м„

тогда (мужчины) заключают их М, •

М,^: ...предварительно

в тюрьму из перьев

сексуально алоупотребляющие получен­ ными женами мужчины, жившие во дворце из перьев

М,„: ...впоследствии

М„

м„

М,„:

театр животного по­ неумеренное совокупление ведения: с супругами

М^У Виновные, пас­ сивно окуривае­ мые дымом от горящих перьев

превратились в

М||,; Виновные, пас­ сивно окуривае­ мые напущенным табачным дымом

съедобных

диких свиней

Жертвы, добровольно превратились в театр изобретения нескромное искусств, порож­ подглядывание предавшиеся пламени птиц с декоратив­ костра денных цивилиза­ сестры ным оперением цией

происхождение мяса,

пищи

ЖИВОТНОГО происхождения

происхождение: I. украшений ЖИВОТНОГО происхождения; 2. продуктов РАСТИТЕЛЬНОГО происхождения

23

непищевых


М,„: путем полу­ чения украше­ = КУЛЬТУРА ний по ту сто­

рону кухни

частично имея доступ к культуре...

т. д. - м„;

М|5 И

в той мере, в какой они соотносятся с расколом человечества

М„ и т.д.: путем получения мя­

= ПРИРОДА

са по сю сто­

рону кухни

частично регресси­ руя к природе,

= НЕБО преврашаясь в (см. М,: не­ птиц... бесная вода) м „ и т.д.: превра­ = ЗЕ.МЛЯ щаясь в чет­ (см. М, ,,: вероногих... земной огонь

Легко доказать, что посредством такого преобразования цепь за­ мыкается; рассматриваемая выше группа м и ф о в носит в этом отно­ шении циклический характер. Действительно, вначале мы преобра­ зовали: а)

ЖеГ

Бороро Г

происхождение (огня) в 04aie

происхождение анти(огня) в очаге = иода

Затем мы преобразовали:

б) Же

Тупи

[происхождение огня (= материала)

средства)

для готовки

происхождение мяса (=

для готовки

Н а к о н е ц , т о л ь к о ч т о п о л у ч е н н о е на,\(ц т р е т ь е п р е о б р а з о в а н и е м о ­ жет быть записано с л е д у ю щ и м образом:

в)

Тупи

Бороро

[происхождение мяса (материала для готовки) шеннй (aHmu.»amepuaia

происхождение укра-

яля готовки)

ведь МЫ видели, что у к р а ш е н и я п р о и с х о д я т от н е с ъ е д о б н ы х частей животных (раковины, перья) и растений (бутылочная тыква, хлопок.

24


уруку), н е и г р а ю щ и х в п и т а н и и н и к а к о й р о л и . П р о с т о п е р в о н а ч а л ь н а я о п п о з и ц и я между с р е д с т в о м ( г о т о в к и ) и его п р о т и в о п о л о ж н о с т ь ю п р е в р а т и л а с ь в о п п о з и ц и ю м е ж д у м а т е р и а л о м (для г о т о в к и ) и его п р о ­ т и в о п о л о ж н о с т ь ю . П о л о ж е н и е м и ф а Б о р о р о п о о т н о ш е н и ю к днум этим о п п о з и ц и я м остается н е и з м е н н ы м .

Все т о , о ч е м м ы д о с и х п о р н а п о м и н а л и , уже б ы л о т е м и и л и и н ы м и способами доказано в «Сыром и приготовленном». Обратим теперь в н и м а н и е на д р у г о й а с п е к т э т и х м и ф о в : р а с с м а т р и в а т ь е г о л и б о не было необходимости, либо он рассматривался попутно. Выше мы вы­ я с н и л и , что т а б а к я в л я е т с я с у щ е с т в е н н ы м ч л е н о м в р я д у м а г и ч е с к и х с р е д с т в , о б ъ я с н я ю щ и х п р е в р а щ е н и е л ю д е й в с в и н е й , что и л л ю с т р и р у ­ ется м и ф а м и К а р и р и , Мундуруку, Тенетехара и К у б е н - к р а н - к е г и . Полное отсутствие с с ы л к и на табак в м и ф е Бороро о происхождении культурных благ не д о л ж н о удивлять нас, так как, с х о д н ы й по струк­ туре с м и ф а м и Т у п и , о н п е р е д а е т п р о т и в о п о л о ж н о е с о о б щ е н и е , п р е д ­ полагающее другую лексику. Итак, м ы наблюдаем появление нового члена, отсутствующего в других местах: это мед, отказ в к о т о р о м или, точнее, предложение в виде низкокачественного меда, играет роль о п р е д е л я ю щ е г о фактора в п р е в р а щ е н и и героев в птиц, так же как и « к р о в о с м е с и т е л ь н а я » н е с к р о м н о с т ь сестры, ч е й с и м м е т р и ч н ы й о б р а з в в и д е н е у м е р е н н о г о к о и т у с а м у ж е й с ж е н а м и {сестрами г е р о я ) п р е д ­ лагает м и ф Мундуруку. Н а п о м н и м также, что в м и ф е Бороро о происхождении д и к и х сви­ н е й , с и м м е т р и ч н о м п р е д ы д у щ е м у ( т а к к а к на э т о т р а з п р и е г о с р а в ­ н е н и и с г р у п п о й Т у п и - Ж е н а ту ж е т е м у с о о б щ е н и е о к а з ы в а е т с я тождественным, а основа — обратной), плохой компот (полный ко­ л ю ч е к ) з а м е н я е т плохой мед ( з а п е к ш и й с я , а не р о в н ы й ) . Т а к и м о б ­ разом, прибегающие к мокрому магические средства м и ф о в Б о р о ­ ро п р о т и в о п о л о ж н ы магическим средствам ряда Ж е - Т у п и (табач­ ный или перьевой д ы м , в о л ш е б н о е средство из перьев и к о л ю ч е к ) , т я г о т е ю щ и м к сухому; эта о п п о з и ц и я конгруэнтна исходной о п п о ­ зиции между м и ф о м Бороро о происхождении птиц и м и ф о м Ж е Тупи о происхождении огня. Н а с а м о м д е л е все н е с к о л ь к о с л о ж н е е , т а к к а к л и ш ь о д и н и з двух м и ф о в Б о р о р о п о - н а с т о я щ е м у « в л а ж н ы й » : М^,, где к о н ф л и к т м е ж д у супругами возникает по поводу р ы б н о й ловли (рыба: водяная дичь, о б р а з у ю щ а я т р е у г о л ь н и к с п т и ц а м и : н е б е с н а я д и ч ь М,„ и с в и н ь и : з е м ­ н а я д и ч ь М,^ и т . д . ) , р а з р е ш а я с ь в п о л ь з у ж е н б л а г о д а р я ф р у к т о в о м у к о м п о т у ( к о м п о т = растительный и вода/рыба = ж и в о т н о е и в о д а ) . З а т о с у х о е и г р а е т о с н о в н у ю р о л ь в М^ц с к о с т р о м , н а к о т о р о м д о б ­ р о в о л ь н о сгорают герои; он представляется р а в н о з н а ч н ы м (но еще б о л е е м е ч е н ы м ) к о с т р у и з п е р ь е в М | 5 и к о с т р у и з т а б а к а М,^. Н о если тер.мины, действительно, подобны, они п р о т и в о п о л о ж н ы по соответствующей цели п р и м е н е н и я . С ж и г а н и е на костре — и м е н н о с а м и х г е р о е в , а не п р о д у к т о в п о т р е б л е н и я для героев — я в л я е т с я

25


вдвойне «ультракулинарным» приемом, устанавливающим, таким о б р а з о м , дополнительную связь со своим результатом — появлением также «ультракулинарных» украшений и уборов, находящихся на стороне культуры, тогда как кухня - это техническая деятельность, с л у ж а щ а я мостом между п р и р о д о й и культурой. Напротив, в и сжигание перьев и табака также «ультракулинарного» типа, хотя и б о л е е н и з к о г о у р о в н я , в о з н и к а е т в к а ч е с т в е п р и е м а , дополняющего ре­ зультат, з а к л ю ч а ю щ и й с я в п о я в л е н и и м я с а , в д в о й н е « и н ф р а к у л и н а р ного» объекта к а к естественного и о д н о в р е м е н н о предварительного условия существования кухни. Р а з р е ш и в эту т р у д н о с т ь , м ы м о ж е м б о л е е с в о б о д н о а к ц е н т и р о в а т ь о п п о з и ц и ю меда и табака, впервые в о з н и к а ю щ у ю здесь из м и ф о в ; она будет з а н и м а т ь н а с д о к о н ц а к н и г и . П р и н а д л е ж н о с т ь двух э т и х ч л е н о в е д и н о й п а р е о п п о з и ц и й уже п р о и с т е к а л а и з и с к л ю ч и т е л ь н о г о п р и с у т ­ с т в и я т о г о и л и д р у г о г о члена в м и ф а х (М^, и М,^), о б р а т н ы х в п л а н е с о ­ о б щ е н и я , к а к м ы э т о у с т а н о в и л и п о д р у г и м п р и ч и н а м . Т е п е р ь следует добавить, что ч л е н - к о р р е л я т плохого меда — плохой компот — п о я в л я е т с я в M j | , ч ь е с о о б щ е н и е т о ж д е с т в е н н о с о о б щ е н и ю М,^ ( п р о и с х о ж д е н и е диких свиней), но на п р о т и в о п о л о ж н о й о с н о в е \ 0 Ф Д / Д О = Д/; я в л я е т с я д в о й н о й и н в е р с и е й ( о с н о в ы и с т р у к т у р ы ) N4,^. М е д и компот классифицируются как растительные субстанции (это оче­ в и д н о д л я к о м п о т а ; н и ж е это будет у с т а н о в л е н о д л я меда). О б а от­ н о с я т с я к к а т е г о р и и м о к р о г о . П л о х о й мед о п р е д е л я е т с я по густоте и з а п е к ш е й с я фактуре в отличие от хорошего меда, к о т о р ы й , следо­ вательно, должен быть жидким и ровным*; плохой компот — по на­ л и ч и ю к о л ю ч е к , д е л а ю щ и х его о д н о в р е м е н н о густым и к о л ю ч и м . Итак, мед и компот аналогичны; кроме того, мы знаем, что в ряду м а г и ч е с к и х с р е д с т в п о л н ы й к о л ю ч е к к о м п о т с л е д у е т за в о л ш е б н ы м средством из перьев и колючек М ^ — о с л а б л е н н ы м п р е в р а щ е н и е м д ы м а от г о р я щ и х перьев M,j, н а х о д я щ и м с я в тождественной связи с т а б а ч н ы м д ы м о м М|^. Н а к о н е ц , к а к м ы т о л ь к о ч т о у б е д и л и с ь , р а с ­ ш и р е н и е ряда позволяет подтвердить к о р р е л я ц и ю и о п п о з и ц и ю меда и табака. Так другим способом подтверждается стержневая роль табака в системе. Только табак, достойный этого наименования, соединяет о б ы ч н о н е с о в м е с т и м ы е а т р и б у т ы . В м и ф е Б о р о р о (М^^), о т н о с я ­ щемся к происхождению табака, или, точнее, разных видов аромат­ ных листьев, к о т о р ы е курят и н д е й ц ы , говорится, что п о с л е д н и е , в п е р в ы е п о п р о б о в а в их, п о с ч и т а л и о д н и х о р о ш и м и , а другие — п л о х и м и в з а в и с и м о с т и от «едкости» д ы м а . И т а к , ч л е н ы р я д а м а г и ­ ческих средств превращения людей и животных взаимосвязаны. * Говоря о меде, Умутина, близкие родственники Бороро, подчеркивают теку­ честь как одно из его главных достоинств: «Чтобы дать много меда... мягкого, сладкого меда, жидкого.., как вода. Чтобы дать мед, льющийся, как речная вода, сладкий, как глинистая вода, не давать вязкого меда (с пыльцой)» (Schultz 2. Р. 174).

26


О б щ и м для табачного д ы м а и д ы м а от горящих перьев является ед­ кость, но одна — благовонная, а другая — зловонная; фруктовые к о м п о т ы в к у с н ы ( п о т о м у ч т о в л ю б о м с л у ч а е их е д я т ) , н о о н и л у ч ­ ше или хуже п р и г о т о в л е н ы ; х о р о ш о п ь ю т с я , когда п л о д ы о т д е л е н ы от к о л ю ч е к , и л и б ы в а ю т к о л ю ч и м и ; м е д т о ж е м о ж е т б ы т ь г л а д к и м или с п е к ш и м с я . И т а к , есть два д ы м а , два к о м п о т а , два меда. Н а к о ­ нец, в г о м о м о р ф н ы х м и ф а х (на о д и н а к о в о й основе) мед и табак с и м ­ метричны с противоположным знаком. Здесь мы сталкиваемся с интересной проблемой. Сначала тропи­ ческая Америка дала нам м и ф о л о г и ч е с к у ю систему, связанную с п р о и с х о ж д е н и е м кухни, в з а в и с и м о с т и от групп представшей перед нами в прямом (происхождение огня) или обратном виде (проис­ х о ж д е н и е воды). Будем н а з ы в а т ь S, п р я м о й вид первой с и с т е м ы , S , — ее п е р е в е р н у т у ю ф о р м у , к о т о р у ю м ы п о к а что о с т а в л я е м в с т о р о н е . П е р е в о р а ч и в а я S, и с х о д я и з о д н о г о и з е е э л е м е н т о в ( э п и з о д и ч е с к о е появление дикой свиньи), в «Сыром и приготовленном» мы восста­ новили вторую мифологическую систему, связанную с происхожде­ нием д и к и х с в и н е й , то есть мяса: материала и условия готовки, п о ­ добной огню в первой системе в качестве средства и орудия. П р о ­ и з в о л ь н о р а с п о л о ж и м в т о р у ю с и с т е м у ( н а з о в е м ее S^) с п р а в а о т первой (чтобы следовать схематическому расположению, принято­ м у р а н е е в « С ы р о м и п р и г о т о в л е н н о м » , р и с . 6, с . 9 7 ) . Т о г д а н у ж н о б у д е т п о м е с т и т ь с л е в а о т S, т р е т ь ю с и с т е м у , с в я з а н н у ю с п р о и с х о ж ­ дением культурных благ и с и м м е т р и ч н у ю п о о т н о ш е н и ю к S, ( т а к к а к м я с о и у к р а ш е н и я с о о т в е т с т в е н н о н а х о д я т с я п о с ю и п о ту с т о ­ р о н у к у х н и , ч ь е п р о и с х о ж д е н и е о б ъ я с н я е т с я в S,). Н а з о в е м с и с т е м у , обратную Sj, S j :

S,

культурные блага

огонь в очаге

О г р а н и ч и м с я пока что р а с с м о т р е н и е м того, что п р о и с х о д и т в м и ф о л о г и ч е с к о м п о л е « с п р а в а » о т S,. М ы в и д и м S^, д в о я к о о х а р а к ­ т е р и з о в а н н у ю р а н е е : э т о м и ф о л о г и ч е с к а я с и с т е м а , ч ь я цель — о б ъ я с н е н и е п р о и с х о ж д е н и я д и к и х с в и н е й ; в к а ч е с т в е средства о н а прибегает к р а з л и ч н ы м с у б с т а н ц и я м ; м ы показали, что о н и я в л я ю т ­ ся к о м б и н а т о р н ы м и в а р и а н т а м и т а б а ч н о г о д ы м а . И т а к , т а б а к п о я в ­ л я е т с я в Sj в в и д е и н с т р у м е н т а л ь н о г о ч л е н а . Н о , п о д о б н о т о м у , к а к S, ( р о ж д е н и е к у х н и ) с н е о б х о д и м о с т ь ю п р е д п о л а г а е т (существо­ вание мяса) — так как второе является материей первой, — употреб-

27


ление табака в качестве средства в с необходимостью предпола­ гает его п р е д в а р и т е л ь н о е с у щ е с т в о в а н и е . И н а ч е г о в о р я , с п р а в а о т S , д о л ж н а н а х о д и т ь с я м и ф о л о г и ч е с к а я с и с т е м а S^, где т а б а к и г р а е т р о л ь ц е л и , а не п р о с т о с р е д с т в а ; с о с т о я щ а я , с л е д о в а т е л ь н о , и з г р у п ­ п ы м и ф о в о п р о и с х о ж д е н и и табака; будучи п р е о б р а з о в а н и е м по­ д о б н о т о м у , к а к Sj б ы л а п р е о б р а з о в а н и е м S,, о н а в о с п р о и з в е д е т S, по крайней мере на одной оси, чтобы группа могла рассматривать­ ся с этой с т о р о н ы как закрытая. И н а ч е п о н а д о б и т с я реитерация о п е р а ц и и и п о и с к с и с т е м ы S^, п о п о в о д у к о т о р о й в о з н и к н у т т е ж е в о п р о с ы , и т а к далее, пока не будет получен п о л о ж и т е л ь н ы й ответ; и л и , п о т е р я в в с я к у ю надежду на результат, п р и д е т с я д о в о л ь с т в о ­ ваться р а с с м о т р е н и е м м и ф о л о г и и как н е м н о г о с л о в н о г о жанра. Л ю ­ бое усилие по п р и д а н и ю ему г р а м м а т и к и б ы л о бы тогда и л л ю з о р ­ ным. Д е й с т в и т е л ь н о , в н а щ е м п р е д ы д у щ е м т р у д е м ы уже в ы д е л и л и с и ­ с т е м у Sj и у с т а н о в и л и , ч т о о н а в о с п р о и з в о д и т S,. З д е с ь м ы л и ш ь н а ­ п о м н и м , ч т о р е ч ь и д е т о г р у п п е м и ф о в Ч а к о ( M ^ j , M j j , М^^), о т н о ­ с я щ и х с я к п р о и с х о ж д е н и ю я г у а р а ( п р о б л е м а , п о с т а в л е н н а я S,, где ягуар фигурирует в качестве хозяина огня в очаге) и табака (пробле­ м а , п о с т а в л е н н а я S^). П о к а з а т е л ь н о у ж е с а м о о б ъ е д и н е н и е д в у х э т и х членов в е д и н о м этиологическом поле. О с о б е н н о то, что действи­ т е л ь н о в о с п р о и з в о д и т S,, т а к к а к ф а б у л а в о б о и х с л у ч а я х т о ж д е ­ ственна: это и с т о р и я разорителя гнезд (ара или попугаев), с т а л к и ­ вающегося с ягуаром — самцом или самкой — (или сначала самцом, а потом самкой); дружественным либо враждебным; наконец, зятем или супругой, то есть свойственником (свойственницей). К р о м е т о г о , ц е л ь м и ф о в Sj — г о т о в к а п о с р е д с т в о м « с о з и д а ю щ е г о » о г н я , ч ь я функция — сделать мясо пригодным к употреблению человеком. П а р а л л е л ь н а я ц е л ь м и ф о в Sj — т а б а к п о с р е д с т в о м р а з р у ш а ю щ е г о огня (костер, на котором гибнет ягуар; из его пепла в о з н и к н е т ра­ стение). Но этот огонь созидателен только по о т н о ш е н и ю к табаку, который, в отличие от мяса, должен быть сожжен (=разрушен), что­ бы его м о ж н о б ы л о употреблять. Итак, мы видим, что справа соседствует с системой S„ преоб­ р а з у ю щ е й и о б ъ я с н я ю щ е й ее п р и в о с п р о и з в е д е н и и S,, и, с л е д о в а ­ тельно, с этой с т о р о н ы цепь замыкается. Что происходит слева от S|? М ы н а х о д и м т а м S j , ч ь я цель — в о б ъ я с н е н и и п р о и с х о ж д е н и я у к р а ш е н и й посредством меда; с и м м е т р и ч н о с т ь этого члена с таба­ ком была установлена самостоятельно. Если группа действительно з а м к н у т а , м ы м о ж е м п о с т у л и р о в а т ь н е т о л ь к о т о , ч т о с л е в а от S ^ с у ­ щ е с т в у е т с и с т е м а S.,, о б о с н о в ы в а ю щ а я с у щ е с т в о в а н и е м е д а ( к а к н а д р у г о м к о н ц е п о л я э т о у ж е о с у щ е с т в л я л а Sj в о т н о ш е н и и т а б а к а ) , н о и т о , ч т о в п л а н е в о с п р о и з в о д я щ е г о S, с о д е р ж а н и я - х о т я и п о д д р у г и м у г л о м з р е н и я — с и м м е т р и ч н о с п о с о б у в о с п р о и з в е д е н и я S, в Sj. Т а к и м о б р а з о м , в о с п р о и з в о д я д р у г д р у г а , S, и S 3 к а ж д а я п о - с в о ­ е м у в о с п р о и з в о д я т S,:

28


УКРАШЕНИЯ КУХНЯ

Отправимся же на поиски S 3 . Н а с к о л ь к о известно, мед з а н и м а л , п о - в и д и м о м у , н а и б о л ь ш е е м е ­ сто в ц е р е м о н и а л ь н о й ж и з н и и р е л и г и о з н о м м ы ш л е н и и н е к о т о р ы х северных Тупи. Подобно своим родственникам Темба, Тенетехара из М а р а н ь я н а " п о с в я ш а л и меду свой главный праздник. О н прохо­ д и л е ж е г о д н о в к о н ц е сухого с е з о н а , т о е с т ь в с е н т я б р е и л и о к т я б р е . Хотя о н уже долгие годы не праздновался, и н д е й ц ы , которых п о с е т и ­ л и В е й г л и и Г а л ь в а о {Wagley-Galvao. Р . 9 9 ) м е ж д у 1939 и 1941 гг., к а ­ тегорически отказывались спеть им песни праздника меда, потому что, говорили о н и , теперь время дождей, а пение не по сезону м о ­ жет навлечь кару свыше. Праздник как таковой длился л и ш ь несколько дней, но к нему н а ч и н а л и г о т о в и т ь с я з а 6-8 м е с я ц е в . Н а ч и н а я с м а р т а и л и а п р е л я н у ж н о б ы л о с о б и р а т ь д и к и й мед и х р а н и т ь его в сосудах из б у т ы ­ лочных тыкв, подвешенных к балкам церемониальной хижины, спе­ циально построенной по этому случаю. Свидетельства говорят о 120-180 б у т ы л о ч н ы х т ы к в а х , в к а ж д о й и з к о т о р ы х с о д е р ж и т с я б о л ь ­ ше л и т р а м е д а , п о д в е ш е н н ы х б о к о б о к и о б р а з у ю щ и х от ш е с т и д о восьми рядов. Во время сбора меда ж и т е л и деревни каждую н о ч ь постоянно собирались и пели: ж е н щ и н ы — в церемониальной хи­ ж и н е , «под медом»; м у ж ч и н ы - на воздухе, в т а н ц е в а л ь н о м круге. Песнопения относились, видимо, к различным типам дичи и спо­ собам охоты на них. Действительно, главной целью праздника охо­ ты б ы л о о б е с п е ч е н и е у с п е ш н о й охоты д о к о н ц а года. И н и ц и а т и в а сбора меда и п р а з д н о в а н и я принадлежала н е к о т о р ы м в а ж н ы м членам сообщества, п о л у ч а в ш и м титул «собственников п р а з ­ д н и к а » . У б е д и в ш и с ь , что с о б р а н н о г о к о л и ч е с т в а д о с т а т о ч н о , о н и п р и ­ глашали п о с л а н ц е в из соседних деревень. Чтобы к о р м и т ь гостей, го-

29


товили м н о г о д и ч и и супа из м а н и о к а . Встреча была ш у м н о й с о б е ­ их с т о р о н , н о к а к т о л ь к о п р и б ы в ш и е п р о н и к а л и в ц е р е м о н и а л ь н у ю хижину, к р и к и и звуки рога сменялись полной т и ш и н о й . М у ж ч и н ы т о г д а с о б и р а л и с ь в г р у п п ы по д е р е в н я м и п о о ч е р е д н о п е л и . З а в е р ­ шали цикл мужчины из п р и н и м а ю щ е й деревни. Тогда снимали б у т ы л о ч н ы е т ы к в ы ; прежде чем в ы п и т ь с о д е р ж и м о е , его р а з б а в л я ­ ли водой в б о л ь ш о м глиняном кувшине. П р а з д н и к продолжался до тех п о р , п о к а н е к о н ч а л с я м е д . У т р о м п о с л е д н е г о д н я п р о и с х о д и л а о б щ а я охота, за ней следовал п и р : ели ж а р е н о е м я с о (Wagley-Gatvao. P.I22-125). Один из м и ф о в объясняет п р о и с х о ж д е н и е меда следующим об­ разом: Migg Тенетехара: происхождение праздника меда Знаменитый охотник по имени Аруве заметил дерево, чьи семена кле­ вали ара. Он залез на него, построил убежище, спрятался. Убив много птиц, он решил слезть, но был вынужден спешно вернуться в укрытие, так как приближались ягуары. Эти ягуары приходили к дереву для сбора ди­ кого меда. Когда они закончили, Аруве вернулся в деревню с дичью. На­ завтра он пошел охотиться на то же место, тщательно прячась в своем ук­ рытии между приходом и уходом ягуаров. Однажды брат Аруве влез на дерево, так как ему нужно было красное шейное оперение ара для праздничного убора. Его предупредили о том, что нужно остерегаться ягуаров, но ему взбрело в голову убить одного из них. Стрела не достигла цели, выдав его присутствие. Хищник, в которо­ го целились, прыгнул и убил неловкого охотника. Аруве напрасно прождал своего брата до следующего дня. Уверенный, что его убили ягуары, он пошел на это место и увидел следы битвы. Идя по следам крови брата, он добрался до .муравейника и ухитрился проник­ нуть в него, — а был он шаманом, — превратившись в муравья. Он увидел внутри деревню ягуаров. Вновь обретя человеческий облик, он начал по­ иски брата. Но ему понравилась дочь ягуаров; он женился на ней и посе­ лился у ее отца - ягуара-убийцы, сумевшего убедить его в том, что его по­ ступок был оправдан. Во время своего пребывания у ягуаров герой присутствовал при при­ готовлениях к празднику меда; он узнал все детали ритуала, песни и танцы. Но он тосковал по дому, томился по своей человеческой жене и сыну. Разжалобившись, ягуры позволили ему вернуться к своим при ус­ ловии, что он возьмет с собой новую жену. Когда они были совсем близко от деревни, Аруве посоветовал ей подождать на улице, пока он введет свою семью в курс дела. Но ему устроили столь теплую встречу, что до его возвращения прошло много времени. Когда он наконец ре­ шился, его жена-ягуар уже исчезла в муравейнике, замуровав вход. Не­ смотря на все усилия, Аруве уже никогда больше не нашел дорогу, ве­ дущую в деревню ягуаров. Он научил Тенетехара ритуалам праздника меда; с тех пор его отмечают в том виде, в каком он увидел его {WagleyGalvao. р.143-144).

30


Прежде чем приступить к о б с у ж д е н и ю этого мифа, предложим версию Темба (Темба представляют собой п о д ф у п п у Тенетехара): Л/,уу Темба: происхождение праздника меда Жили-были два брата. Один спрятался на верхушке дерева /azywaywa/, куда ара слетались клевать цветы. Он убил уже много птиц, когда появи­ лись два ягуара; у них были бутылочные тыквы, которые они наполнили нектаром, выжатым из цветов с этого дерева. Много дней подряд охотник наблюдал за животными, не решаясь убить их, но, несмотря на советы, брат его был не столь осторожен. Он пустил в ягуаров стрелу, не подозре­ вая, что они неуязвимы. Хищники вызвали бурю, потрясшую дерево и стряхнувшую наземь укрытие с его обитателем, убитым на месте. Затем они унесли труп в подземный мир, вход в который был не больше мура­ вьиного хода, и повесили его на деревянном кресте, стоящем под палящим солнцем. Превратившись в муравья, герой добрался до хижины ягуаров, где ви­ сели сосуды, полные меда. Он выучил ритуальные песнопения, принимал каждую ночь человеческий облик, чтобы танцевать с ягуарами; днем он снова становился муравьем. Вернувшись в свою деревню, он научил сородичей всему, что увидел (Nim. 2. Р.294). Обе версии отличаются л и щ ь с в о и м богатством и трактовкой п р о ­ и с х о ж д е н и я м е д а , к о т о р ы й в М,^, в з я т н е у п ч е л , н о н е п о с р е д с т в е н н о в ы ж а т и з ж е л т ы х ц в е т о в , р а с т у щ и х н а д е р е в е (azywayawa), м о ж е т б ы т ь , / a i u u a - i w a / ? , в д а н н о м случае — л а в р о в о м . П р и л ю б о й в е р с и и этот у р о к тем более поучителен, что в отличие от нашего меда в т р о п и ч е с к о й А м е р и к е мед извлекается, судя по всему, не только из цветов. Н о ю ж ­ ноамериканские индейцы, в о с н о в н о м находящие мед в полых ство­ л а х , где с т р о я т с о т ы м н о г и е в и д ы п ч е л , о т н о с я т е г о п о э т о й п р и ч и н е к р а с т и т е л ь н о м у царству. М н о г и е м и ф ы Т а к а н а ( М ^ , ^ и т.д.) у п о м и н а ­ ю т о з л о к л ю ч е н и я х о б е з ь я н ы , б о л ь н о у ж а л е н н о й за т о , ч т о у к у с и л а о с и н о е г н е з д о , п р и н я в е г о за п л о д {Hissink-Hahn. Р.255-258). В м и ф е К а р а ж а говорится о том, что, возникнув из земных недр, первые люди собрали «множество плодов, пчел и меда». Согласно Умутина, первые л ю д и б ы л и с о т в о р е н ы и з д и к и х п л о д о в и м е д а (Schultz 2. Р. 172, 2 2 7 , 228). Т о ж е у п о д о б л е н и е м ы н а х о д и м в Е в р о п е , у д р е в н и х ; д о к а з а ­ тельство тому с л е д у ю щ и й отрывок из Гесиода: «Горные дубы желу­ д и с в е т о к д а ю т и п ч е л и н ы е с о т ы и з дупел»'^ и р а з л и ч н ы е л а т и н с к и е верования: в Золотом веке мед выделяли листья деревьев, и н ы н е пче­ л ы все е щ е р о д я т с я и з л и с т в ы и т р а в ы , в р е з у л ь т а т е с п о н т а н н о г о п о ­ рождения'I Быть может, этим объясняется то, что Тупи, согласно Айхерингу и Норденскиольду, именуют пчел выражением /iramanha/, приобретаю­ щ и м с м ы с л : « х р а н и т е л ь н и ц а м е д а » (а н е п р о и з в о д и т е л ь н и ц а ) . Н о , с о ­ гласно Ш е р м о н у де М и р а н д а , этот т е р м и н / i r a - m y a / означает скорее «мать м е д а » . Б а р б о с а Р о д р и г е с н е к о м м е н т и р у е т / i r a m a n a / , а Т а с т е в е н

31


и С т р а д е л л и т а к ж е с в о д я т его к / i r a - m a i a / , п р е в р а щ а я в т о р о е с л о в о в з а и м с т в о в а н и е и з п о р т у г а л ь с к о г о / т а е / — «мать»; в п р о ч е м , не без к о ­ л е б а н и й со с т о р о н ы С т р а д е л л и ( с м . с т а т ь ю «maia, m a n h a * ) , у к а з ы в а ю ­ щ е г о в « С л о в а р е » на к о р е н ь / m a n h a ( n a ) / в з н а ч е н и и , п р е д л о ж е н н о м Айхерингом.

Рис.1. — Охотник на ара. (Рисунок де Риу из книги: Crevaux J. Voyage dans I'Amerique du Sud. P., 1883. P.263.) Мы вернемся к этому вопросу. П о к а что следует особо подчер­ к н у т ь р о д с т в о м и ф о в Т е н е т е х а р а и Т е м б а с м и ф а м и г р у п п ы S,, п о д ­ т в е р ж д а ю щ е е н а ш у гипотезу, что м и ф ы с ц е н т р а л ь н о й т е м о й меда д о л ж н ы воспроизводить м и ф ы , касающиеся происхождения огня в очаге; последние же воспроизводятся в мифах о происхождении та­ б а к а ( S j ) . Во в с е х т р е х с л у ч а я х м ы и м е е м д е л о с р а з о р и т е л е м г н е з д (здесь — о х о т н и к о м ) ара или попугаев, о б н а р у ж и в а ю щ и м , что у п о д н о ж и я дерева или с к а л ы , на которую он забрался, оказался один или н е с к о л ь к о ягуаров. Ягуар везде является с в о й с т в е н н и к о м : муж ч е л о в е ч е с к о й ж е н ы в S,, п о н а ч а л у ч е л о в е ч е с к о й с у п р у г и в отец с у п р у г и - я г у а р а в з а н и м а ю щ е м н а с т е п е р ь с л у ч а е . В S, и я г у а р ест а р а ; в S , их е с т ч е л о в е к . Оба я г у а р а S,: п е р в ы й — с а м е ц - з а щ и т н и к , в т о р о й — в р а ж д е б н а я с а м к а — ведут с е б я п о - р а з н о м у п о о т н о ш е н и ю к одному и тому .же ч е л о в е к у . В S , единственный ягуар т а к ж е ведет


с е б я п о - р а з н о м у п о о т н о ш е н и ю к двум л ю д я м : с ъ е д а е т о д н о г о , д р у ­ г о м у ж е о т д а е т с в о ю д о ч ь . В S3, где п р и с у т с т в у е т т о л ь к о о д и н я г у а р и только один человек, двойственность восстанавливается в диахро­ ническом плане, так как ягуар был сначала человеческой супругой, п р е в р а щ а ю щ е й с я затем в х и щ н и к а - л ю д о е д а . Т а к и м о б р а з о м , все три системы имеют тождественную основу, состоящую из триады: ч е л о в е к ( л ю д и ) , ара, ягуар (ягуары); с о п о с т а в л е н и е их т и п о в п о в е ­ дения (+,-) объединяет члены попарно:

люди/ара:

(

ара:

(-)

(-) (человеческая супруга)/человек: (+)

ягуар 1/' человек 1: (-) человек 2:(+)

человек:(+) ягуар 2/человек:

^ [ ара: (-) ягуар// I человек: (-)

(-)

Каждая мифологическая система вдохновляется, можно сказать, д и е т и ч е с к о й о п п о з и ц и е й : с ы р о г о и п р и г о т о в л е н н о г о в S, ( н о в с е г д а с точки зрения мясной пищи); каннибализма и иной плотоядной дие­ т ы ( п о п у г а и , с о ж р а н н ы е ж е н щ и н а м и ) в S3; н а к о н е ц , в S 3 - п л о т о я д ­ н о й ( ч е л о в е к о п р е д е л я е т с я к а к у б и й ц а а р а ) и р а с т и т е л ь н о й д и е т ы (ведь мы видели, что мед классифицируется как растительная субстанция). С этой точки зрения три системы соотносятся следующим образом:

ДИЕТЫ I S3: вегетарианская плотоядная Г приготовленное

I

сырое I

мясо животных

мясо человеческое

Н е с м о т р я н а т а к у ю в н е ш н е « о т к р ы т у ю » структуру, г р у п п а з а к а н ч и ­ в а е т с я н а S3 и S 3 . Д е й с т в и т е л ь н о , с р е д и т р е х с и с т е м т о л ь к о S, п р и с у щ статический характер: вначале человек — «сыроед», ягуар ж е «питает­ ся п р и г о т о в л е н н ы м » ; в к о н ц е ж е о н и п р о с т о м е н я ю т с я р о л я м и . Н а п р о ­ т и в , в н а ч а л е S_3 ч е л о в е к п л о т о я д е н , я г у а р - в е г е т а р и а н е ц , и е м у у д а ­ ется п р и о б щ и т ь человека к своей диете при условии собственного предварительного превращения из вегетарианца в каннибала, подоб­ н о ж е н щ и н е , п р е в р а т и в ш е й с я в я г у а р а в S3. С и м м е т р и ч н о , в S3 « к а н ­ нибализм» ж е н щ и н ы (пожирательницы живых птиц) предвосхища­ ет и с у л и т ее п р е в р а щ е н и е в я г у а р а ; в к а ч е с т в е р а с п л а т ы за п р е в р а щ е -

33


ние человека в п и щ у (вместо потребителя п и щ и ) сам этот ягуар п р е ­ терпевает превращение в табак или растительную пищу (позиция, конгруэнтная положению потребителя растительной пищи, занимае­ м а я и м в S з), п о т р е б л я е м у ю в сожженном в и д е , т о е с т ь а н т и с и м м е т ­ р и ч н у ю меду, к о т о р ы й ягуар S 3 п о г л о щ а е т Л/ОА:/76М<. П р о и с х о д и т з а м ы ­ кание, н о о н о п о д ч и н е н о трем преобразованиям, р а с п о л о ж е н н ы м по т р е м о с я м . Д а н ы : т о ж д е с т в е н н о е п р е о б р а з о в а н и е (ягуар каннибал => ягуар каннибал); и два нетождественных преобразования, оба о т н о с я ­ щ и х с я к в е г е т а р и а н с к о й д и е т е : потребленная пища => потребитель пищи, горелое => мокрое. Д о к а з а в е д и н с т в о м е т а с и с т е м ы , о б р а з о в а н н о й с о в о к у п н о с т ь ю {S,, S3, S 3 } , м ы м о ж е м п о з в о л и т ь с е б е с п е ц и а л ь н о р а с с м о т р е т ь с в я з и м е ж ­ ду S, и S ji д е й с т в и т е л ь н о , н а щ а и з н а ч а л ь н а я ц е л ь с о с т о я л а в о б н а р у ­ ж е н и и S 3 , п о с к о л ь к у о н а в о с п р о и з в о д и т S,. С д е л а е м т р и з а м е ч а н и я с этой ограниченной точки зрения: 1) Ч е л о в е к у с в о й с т в е н н о б ы т ь о д н о в р е м е н н о в е г е т а р и а н ц е м и п л о т о я д н ы м . В вегетарианском аспекте он конгруэнтен ара (всегда определяемых в мифах как вегетарианские птицы, образующие в этом о т н о щ е н и и пару оппозиции с ловчими птицами: см. С П , с.302). В п л о т о я д н о м аспекте ч е л о в е к к о н г р у э н т е н ягуару. И з этой двойной конгруэнтной связи S3 выводит третью, непосредственно о б ъ е д и н я ю щ у ю ягуаров и ара, сходных в о т н о ш е н и и меда, так как о н и н а в е д ы в а ю т с я к одному и тому же дереву, будь то с р а з н ы м и (слабый вид с о р е в н о в а н и я в М^^) л и б о с о д н о й и той же ц е л ь ю в M | j , , где а р а к л ю ю т ц в е т ы , и з к о т о р ы х в ы ж и м а ю т с о к я г у а р ы . Т а к а я п р я м а я к о н г р у э н т н о с т ь между ара и ягуарами ( в ы т е к а ю щ а я из двух других - между людьми и ара, людьми и ягуарами вследствие рас­ суждения тина: наши друзья - друзья наших друзей)* теоретичес­ ки может быть установлена двумя с п о с о б а м и : л и б о п р е в р а щ а я м и ­ фологических ара в плотоядных, либо превращая мифологических ягуаров в вегетарианцев. Первое п р е в р а щ е н и е противоречило бы о д н о с т о р о н н е й п о з и ц и и , з а н и м а е м о й ара в других мифах. Второе противоречило бы позиции ягуаров, л и ш ь если бы в S 3 последние представали просто хозяевами и первопричиной растительной п и щ и — меда. Н о в м и ф а х этой группы как раз не утверждается н и ' Здесь видно, что мифологическое мышление одновременно прибегает к двум различным видам дедукции. Конгруэнтность человека и ара с точки зрения вегетарианства, человека и ягуара с точки зрения плотоядности вы­ водятся из данных наблюдения. Зато конгруэнтность ара и ягуара, заклю­ ченная в двух предыдущих, имеет синтетический характер: ведь она не опи­ рается на опыт и даже противоречит ему. Многие внешние аномалии в этнозоологии и этноботанике проясняются, если озаботиться сопоставлением выводов из этих систем знаний, основанных на том, что можно назвать, ис­ ходя из этих замечаний, эмпирической дедукцией и трансцендентальной де­ дукцией. (См. нашу статью «The Deduction of the Сгапе» / / American Anrliropologist, в печати.)

34


ч е г о п о д о б н о г о , в М,^, д а ж е с т а р а т е л ь н о р а з л и ч а ю т с я д в а п р о т и в о ­ п о л о ж н ы х с п о с о б а п о т р е б л е н и я м е д а — естественного у ара, так как о н и о г р а н и ч и в а ю т с я п о е д а н и е м ц в е т о в (в н е к о т о р о м р о д е с о в е р ­ ш е н н о « с ы р ы х » ) , т о г д а к а к я г у а р ы с о б и р а ю т м е д в культурных це­ лях: чтобы отметить п р а з д н и к меда. Т а к и м образом, о н и я в л я ю т с я не х о з я е в а м и м е д а , к о т о р ы е п о т р е б л я ю т т а к ж е и а р а ( е г о , н е с о м ­ н е н н о , потребляют и л ю д и , хотя в то время еще и не р и т у а л ь н ы м с п о с о б о м ) , н о , скорее, «хозяевами п р а з д н и к а меда» - и н и ц и а т о р а ­ м и к у л ь т у р н о г о м о д у с а (к т о м у ж е с в я з а н н о г о с о х о т о й ) ; ч т о н е п р о ­ тиворечит роли ягуара как хозяина другого модуса культуры — огня в очаге - в S | , н о п о д т в е р ж д а е т е е . 2) С т о ч к и з р е н и я р о д с т в е н н ы х с в я з е й п р е о б р а з о в а н и е п р о и с х о д и т п р и п е р е х о д е о т S, к S 3 :

А = ягуар

I

1

О

Д

люди

I

1

Д = О д человек ягуары

И н а ч е г о в о р я , л ю д и н а х о д я т с я в п о л о ж е н и и п о с т а в щ и к о в ж е н в S,, берущих - в S 3 . Такому преобразованию сопутствует еще одно, касающееся о т н о ­ ш е н и й . П р и м е ч а т е л ь н а я ч е р т а S^ с о с т о и т в т о м я в н о м б е з р а з л и ч и и , с которым ягуар воспринимает с о о б щ е н и е об убийстве или р а н е н и и ж е н ы м о л о д ы м героем — с в о и м п р и е м н ы м с ы н о м ( С П , с.81-83). Т а к о й « с и м в о л б е з р а з л и ч и я » и м е е т п а р а л л е л ь н ы й а с п е к т в S 3 , где г е р о й п о ­ з в о л я е т л е г к о у б е д и т ь с е б я , ч т о я г у а р — у б и й ц а его б р а т а — н а х о д и л с я в с о с т о я н и и необходимой о б о р о н ы (М^^); или же настолько увлекся пением и т а н ц а м и праздника меда, что забыл о первопричине своего низи1а к Я1уарам, з а к л ю ч а в ш е й с я в т о м , ч т о б ы н а й т и б р а т а и л и о т о ­ м с т и т ь за н е г о ( М ^ , ) : S,

безразличный ягуар

ягуарубийца Д

жертва

1

О д человекубийца

Д Д = жертва безразличный человек

О

3) Н а к о н е ц , м е ж д у S, и S 3 с у щ е с т в у е т п о с л е д н е е с х о д с т в о , и в этом случае усугубленное б е з р а з л и ч и е м . Ягуар везде играет р о л ь инициатора культуры: л и б о в виде кухни, требующей огня, л и б о в виде п р а з д н и к а меда, т р е б у ю щ е г о воды. П е р в о м у соответствует приготовленная пища, потребляемая обычным способом, второму — (-•ырая п и щ а , п о т р е б л я е м а я с а к р а л ь н ы м с п о с о б о м . М о ж н о т а к ж е сказать, что вместе с к у х н е й (ей сопутствуют в S лук и с т р е л ы , а

35


также хлопковые нити) ягуар дал л ю д я м материальную культуру. Вместе с праздником меда, я в л я ю щ и м с я у северных Тупи наиболее з н а ч и т е л ь н о й , с а к р а л ь н о й из р е л и г и о з н ы х ц е р е м о н и й , он п р и н о с и т им духовную культуру. Переход р е ш а ю щ и й в обоих случаях; н о сле­ дует отметить, что, будучи в о д н о м случае переходом от с ы р о г о к приготовленному (поступок, навсегда у ч р е ж д а ю щ и й культуру), в другом - от п р о с т о с ы р о г о к с в я щ е н н о м у (то есть п р е в о с х о д я о п п о ­ зицию естественного и сверхъестественного, но неокончательно, так как отправление ритуалов должно ежегодно возобновляться), он связан с преодолением довольно больших промежутков времени: кухня природа

культура

сверхъестественное

праздник меда

Н а м остается р а с с м о т р е т ь п о с л е д н и й а с п е к т м е т а с и с т е м ы ; о н будет более очевиден при предварительном кратком повторении. П о л у ч и в Sj п о с р е д с т в о м и н в е р с и и S,, м ы к о н с т а т и р о в а л и , ч т о в г р у п п а х Sj с о ц и о л о г и ч е с к а я с т р у к т у р а р а з р у ш а е т с я ; в и н в а р и а н т ­ н о м п о с л а н и и (происхождение д и к и х с в и н е й ) она приобретает вид

г-«-п Д

о = Д у Т е н е т е х а р а и М у н д у р у к у , О ?t Д у Б о р о р о . И с с л е д у я , к а -

кому посланию соответствует социологическая основа Д О = Д в этой последней группе, мы выяснили, что это происхождение украше­ н и й и у б о р о в , т о е с т ь к у л ь т у р н ы х б л а г (S j). В р е м е н н о о с т а в л я я э т о т результат в с т о р о н е , м ы п о д о ш л и к т р е т ь е ­ му э т а п у , з а м е т и в , ч т о я г у а р , в к а ч е с т в е ж и в о т н о г о и д о б р о ж е л а т е л ь ­ н о г о з я т я в S|, я в л я е т с я п р о т и в о п о л о ж н о с т ь ю с в и н е й - з я т ь е в , ( п р е ­ в р а щ е н н ы х ) в ж и в о т н ы х ( и з - з а ) н е д о б р о ж е л а т е л ь н о с т и - S^. Н о Sj о т ­ носилась к происхождению свиней; тогда существовала л и система S3, с в и д е т е л ь с т в у ю щ а я о п р о и с х о ж д е н и и я г у а р о в , п р о т а г о н и с т о в Sj? Э т о ­ му т р е б о в а н и ю с о о т в е т с т в у ю т м и ф ы Ч а к о ( 8 3 ) ' " , и в е с ь м а п о к а з а т е л ь ­ но, что происхождение ягуара и п р о и с х о ж д е н и е табака с о е д и н е н о в н и х в о д н о й и с т о р и и , б л а г о д а р я ч е м у к р у г з а м ы к а е т с я : в S, я г у а р средство д л я огня в очаге ( « с о з и д а ю щ и й огонь»); в S^ т а б а ч н ы й о г о н ь средство для с в и н е й (поскольку он определяет их п о я в л е н и е ) ; н а к о ­ н е ц , в S3 к р е м и р у ю щ и й к о с т е р ( р а з р у ш и т е л ь н ы й о г о н ь ) - с р е д с т в о д л я т а б а к а , п р о и с х о д я щ е г о от тела ягуара, « к о н ц о м » к о т о р о г о о н в п р я м о м смысле слова является. Итак, табачный огонь занимает и м е н н о про­ м е ж у т о ч н о е п о л о ж е н и е между о г н е м в очаге и к р е м и р у ю щ и м к о с т р о м : посредством сожжения он производит пригодную к употреблению субстанцию ( С П , с.84-105).

.36


Подтверждая преобразование в S „ м ы в то же время п р и х о д и м к т р е м к о н с т а т а ц и я м . Во п е р в ы х , в о с п р о и з в о д и т S, с т о ч к и з р е ­ ния кода (история разорителя птичьих гнезд; триада человека, ара и ягура); во-вторых, п р е о б р а з у е т S, с т о ч к и з р е н и я с т р у к т у р ы , ставшей О Д вместо Д О = Д; н а к о н е ц , э т о п р е о б р а з о в а н и е т о ж ­ дественно тому, которое мы наблюдали при переходе от м и ф о в Тупи к мифу Бороро, также посвященному происхождению диких свиней. Тогда возникает проблема. Если у Б о р о р о основа О Ф А уже зад е й с т в о в а н а в Sj, а о с н о в а Д О = Д - в S ^, к к а к о м у т и п у с е м е й ­ ных о т н о ш е н и й д о л ж н ы будут п р и б е г н у т ь и н д е й ц ы , чтобы з а с в и д е ­ тельствовать происхождение табака? На самом деле у них происхо­ д и т н о в ы й р а с к о л , т а к к а к и з в е с т н ы д в а их м и ф а , с в я з а н н ы х с п р о ­ исхождением в свою очередь весьма различных видов табака. Здесь м ы только н а п о м н и м об этих уже проанализированных м и ­ ф а х . В о д н о м и з н и х ( M j j ) в и д т а б а к а (Nicotiana tabacum) в о з н и к а е т и з пепла змеи, рожденной ж е н щ и н о й , случайно оплодотворенной кро­ вью боа, убитого ее м у ж е м на охоте; о н а п о м о г а л а р а з д е л ы в а т ь его мясо. Другой м и ф (Mj,) относится к а н о н о в ы м , чьи листья также курят Б о р о р о ; о н и н а з ы в а ю т их так же, к а к и н а с т о я щ и й табак. Эти листья были обнаружены рыболовом в рыбьем брюшке; сначала он курил их ночью, т а й к о м , но п р и я т е л и заставили его поделиться. Ре­ ш и в н а к а з а т ь и х за т о , ч т о о н и г л о т а л и , а н е в ь щ ы х а л и д ы м , т е м с а м ы м л и ш а я Духов положенного п р и н о ш е н и я . Духи превратили жадных до т а б а к а м у ж ч и н в в ы д р . Ч т о ж е к а с а е т с я м и ф а М^^, м ы д о к а з а л и ( С П , с. 102) е г о с т р о г у ю с и м м е т р и ч н о с т ь м и ф а м Ч а к о о п р о и с х о ж д е н и и т а ­ б а к а ( M j , , Mj^). Н е м е н е е п о к а з а т е л ь н ы с в я з и , о б ъ е д и н я ю щ и е э т о т миф с мифом, посвященным Бороро происхождению диких свиней (Mj|). И з в е с т н ы две его версии: уже п р и в е д е н н а я н а м и и другая, б о ­ л е е р а н н я я , т а к к а к о н а б ы л а п о л у ч е н а в 1917 г. Н е с м о т р я н а н е я с ­ ности и л а к у н ы , из этой версии следует, что ж е н щ и н ы , завидующие у с п е ш н о й рыбалке мужей, согласились стать проститутками, от­ д а т ь с я в ы д р а м в о б м е н н а о б е щ а н и е с н а б д и т ь их р ы б о й . Т а к и м о б ­ разом, ж е н щ и н ы могли утверждать, что ловят рыбу лучше мужчин (Rondon. Р . 1 6 6 - 1 7 0 ) . Э т а и н т р и г а т о ж д е с т в е н н а п е р в о й в е р с и и , за исключением того, что первая стыдливо вуалирует о т н о ш е н и я меж­ ду ж е н щ и н а м и и в ы д р а м и , д в и ж и м ы м и м е н е е р а з н у з д а н н ы м и м о ­ тивами. Хотя в ю ж н о а м е р и к а н с к о й м и ф о л о г и и часто встречается тема животного-соблазнителя, случаи отведения этой роли выдрам неиз­ вестны; она обычно принадлежит тапиру, ягуару, кайману или змею. Бороро прибегают к тапиру-соблазнителю, при этом очело­ вечивая его (мужчина, чьим к л а н о в ы м э п о н и м о м является тапир), М , ; м ы м о ж е м к о н с т а т и р о в а т ь , ч т о в М^^ о н и и с п о л ь з у ю т з м е я , крайне ослабляя вместе с тем его черты соблазнителя, так как речь

.17


идет о м е р т в о м , а не о ж и в о м з м е е , его куске, а не целом ж и в о т н о м , а оплодотворение ж е н щ и н ы происходит случайно, помимо воли, посредством к р о в и ( п а ч к а ю щ а я , а не о п л о д о т в о р я ю щ а я ж и д к о с т ь ) , пропитывающей несомый кусок мяса. Таким образом, животное, являющееся обычно соблазнителем, л и ш е н о здесь мужественности; о д н о в р е м е н н о вина его ж е р т в ы - ж е н щ и н а - оправдывается: в этом м и ф е вина скорее вменяется року. Напротив, в м и ф е о происхож­ дении диких свиней Бороро обращаются к исключительному со­ б л а з н и т е л ю - выдре - чья роль в о т н о ш е н и и ж е н щ и н ч р е з в ы ч а й н о активна; а сами ж е н щ и н ы являют двойную извращенность, вступая в н е м ы с л и м ы й т о р г с о з в е р я м и р а д и п о б е д ы н а д м у ж ч и н а м и на р ы ­ балке, тогда как в обществе, п р и о б щ е н н о м к культуре, рыбачат м у ж ч и н ы , ж е н щ и н ы же довольствуются разделкой р ы б ы . Почему именно выдры? Рассматриваемая нами группа мифов Б о р о р о д в а ж д ы з а д е й с т в у е т и х . С о г л а с н о М^,, м у ж с к а я ч а с т ь у л о в а п р и в о д и т к о т к р ы т и ю табака п о с р е д с т в о м р ы б ы , с п р я т а н н о й от дру­ гих м у ж ч и н ; а г л о т а н и е т а б а к а п р и в о д и т к п р е в р а щ е н и ю л ю д е й в в ы д р . С о г л а с н о М^,, п р е в р а щ е н и е в ы д р в м у ж ч и н ( = с о б л а з н и т е л е й человеческих жен; в версии Рондона они называются и м е н н о «муж­ чинами») отделяет ж е н с к у ю часть улова, о т н и м а я рыбу у мужей, что предопределяет превращение людей в диких свиней вследствие вы­ п и т о г о к о м п о т а с к о л ю ч к а м и . И т а к , с у щ е с т в у е т с в я з ь м е ж д у направ­ лением п р е в р а щ е н и я - л и б о л ю д е й в в ы д р , л и б о в ы д р в л ю д е й (в м е ­ т о н и м и ч е с к о м с л у ч а е — части л ю д е й ; в м е т а ф о р и ч е с к о м — в ы д р ы с о в о к у п л я ю т с я с ж е н щ и н а м и как. м у ж ч и н ы ) и содержанием второ­ го п р е в р а щ е н и я , к а с а ю щ е г о с я п р о г л о ч е н н о й с у б с т а н ц и и (табака и л и к о м п о т а ) , к о т о р у ю с л е д о в а л о в ы д о х н у т ь . И все э т о — л и б о с м е ­ т а ф о р и ч е с к о й ц е л ь ю ( ч т о б ы т а б а ч н ы й д ы м и г р а л роль п р и н о ш е н и я Духам), либо метонимически (пряча ш и п ы , являющиеся частью компота). Е с л и в с п о м н и т ь т е п е р ь , что в м и ф е М у н д у р у к у (М,^) о п р о и с ­ хождении диких свиней вдыхаемый табачный дым (превращающий л ю д е й в в ы д р у Б о р о р о ) с п о с о б с т в у е т их п р е в р а щ е н и ю в с в и н е й (тогда к а к у Б о р о р о эту вторую ф у н к ц и ю в ы п о л н я е т к о л ю ч и й к о м ­ пот), мы п о й м е м причину вмешательства выдр, владеющих рыбой подобно тому, как свиньи распоряжаются земной д и ч ь ю (это д о ­ к а з а н о н а с.105-106 С П ) . О б а вида с и м м е т р и ч н ы при у с л о в и и с о о т в е т ­ с т в у ю щ и х п р е в р а щ е н и й сухого в мокрое, табака — в компот, охоты — в рыбную ловлю и , н а к о н е ц , огня — в воду. И т а к , все п р е д ш е с т в у ю ­ щее может быть сведено к двум следующим формулам: a) '^is [людк => свиньи], b)

[люди => выдры] =/[вдыхаемый дым];

[люди => свиньи] = / [ д ы м => компот], [выдры => люди].

С в е д я , б л а г о д а р я М,^, к о д ы М , , и М,, к е д и н с т в у , и с п о л ь з у я их о б ­ щ и е с в о й с т в а , с о с т о я щ и е д л я М,^" и М^^ в т о м , что о н и я в л я ю т с я м и -

.38


ф а м и о п р о и с х о ж д е н и и одного ж и в о т н о г о вида — д и к и х с в и н е й , а для и Mj^ — в о б р а щ е н и и к о д н о м у м е х а н и з м у п р е в р а щ е н и я л ю д е й в различные виды животных: вдыхаемому табачному дыму, мы можем п р и с т у п и т ь к т о й ж е р е д у к ц и и , и с х о д я и з М^^, я в л я ю щ е г о с я , п о д о б н о Мз;, м и ф о м о п р о и с х о ж д е н и и т а б а к а . Р а з у м е е т с я , э т о т м и ф т р а н с ф о р ­ мирует и с точки зрения сухого и мокрого: табак здесь в о з н и ­ к а е т и з т р у п а ж и в о т н о г о , преданного огню, а не вытащенного из воды, как в М „ . В о з н и к а ю щ а я в результате субстанция — д ы м , п о д х о д я щ и й п р и у с л о в и и е г о едкости*, п о к о н т р а с т у с напитком и з М^,: р о к о в а я о ш и б к а л ю д е й с о с т о я л а в т о м , что его с о ч л и х о р о ш и м и м е н н о п о т о м у , что не п о д о з р е в а л и о е г о колючести. Э т о д в о й н о е п р е в р а щ е н и е : \из-воды\^{в-огонь\ и [напиток] => [дым] я в н о п е р е в о р а ч и в а е т в н у т р и м и ф о л о г и и Б о р о р о п р е в р а щ е н и е , обусловливающее переход мифов Же и Тупи о происхождении огня в соответствующий м и ф Бороро (М,), известный нам как м и ф о происхождении воды. Если придерживаться системы Б о р о ­ ро {M21, Mjj, Mj,}, я в л я ю щ е й с я объектом нашего обсуждения, о с о ­ бое в н и м а н и е д о л ж н ы привлечь соответствующие и з м е н е н и я с о ц и ­ ологической базы. В упоминается супружеский конфликт из-за рыбной ловли: жены отказываются сотрудничать с мужьями — но­ сить рыбу (эта роль обычно выполняется ими в соответствии с п р а в и л а м и полового разделения труда); о н и сами хотят ловить рыбу как м у ж ч и н ы и л у ч ш е м у ж ч и н , что п р и в о д и т к их п р е в р а щ е н и ю в л ю б в н и ц вьщр. В все п р о и с х о д и т н а о б о р о т : р е ч ь идет не о р ы б ­ н о й ловле, но об охоте, и ж е н щ и н ы стремятся сотрудничать с мужья­ ми — ведь о н и отвечают на п р и з ы в н ы й свист о х о т н и к о в , о с т а н о в и в ­ ш и х с я п о о д а л ь от д е р е в н и , и п р и б е г а ю т , ч т о б ы п о м о ч ь и м н е с т и к у с к и мяса. К а к м ы уже сказали, эти п о с л у ш н ы е ж е н ы с о в е р ш е н н о н е п о р о ч н ы . Л и ш ь с у д ь б а в и н о в а т а в т о м , ч т о о д н а и з н и х будет с к о ­ рее заражена, чем с о б л а з н е н а м я с о м в условиях, и с к л ю ч а ю щ и х ка­ кой бы то ни было эротизм**. И то, что это мясо змея, ф а л л и ч е с к о ­ го ж и в о т н о г о , а к т и в н о г о с о б л а з н и т е л я в б е с ч и с л е н н ы х м и ф а х т р о ­ п и ч е с к о й А м е р и к и , еще более нейтрализует черты, старательно п о д ­ черкнутые в Mjj. Итак, в наблюдается то же снятие конфликта между супругами, к о т о р о е л е ж и т в о с н о в е М , , , хотя п р о я в л я е т с я о н о п о - д р у г о м у . Е с л и в Mj^, с к а ж е м , с у п р у г и о с т а ю т с я , а к о н ф л и к т и с ч е з а е т , т о в М^,, н а о б о ­ рот, к о н ф л и к т остается, а супруги исчезают. Действительно, речь идет о к о н ф л и к т е , но между о д н о п о л ы м и т о в а р и щ а м и — м у ж ч и н а м и — чьи р о л и н а р ы б а л к е с х о ж и , а н е д о п о л н и т е л ь н ы . И т е м не м е н е е о д и н и з них пытается присвоить себе п о т р я с а ю щ и й результат общего пред* Примечательной ясностью отличается в этом отношении М^^, уточняющий, действительно, что, впервые увидев табак, «люди сорвали листья, высушили их, потом скрутили в сигары, зажгли и закурили. Когда табак был крепок, они говорили: "Этот крепкий, хороший!" А когда он не был крепок, они говори­ ли: "Он плохой! Он не едкий!"» (Colb. 3. Р:199). ** Об отвращении, которое вызывает у Бороро кровь, см.: СП, с. 147, сн.43.

39


п р и я т и я , р е ш а я с ь п о д е л и т ь с я , л и ш ь к о г д а все р а с к р ы в а е т с я и о н у ж е не м о ж е т п о с т у п и т ь и н а ч е :

>между мужьями и женами < 1м„:ч антагонизм < > на рыбалке М;;: ' ^ Mj,: между товарищами ' М„:ч

,mJ

Т е п е р ь мы м о ж е м ответить на з а д а н н ы й ранее в о п р о с . Д л я в ы ­ яснения происхождения табака Бороро, которым, если м о ж н о так в ы р а з и т ь с я , «не х в а т а е т » о с н о в ы , в н о в ь п р и м е н я ю т ту о с н о в у , ч т о уже п о с л у ж и л а им в о т н о ш е н и и п р о и с х о ж д е н и я д и к и х с в и н е й ; е ю т а к ­ же пользуются племена Ч а к о в связи с п р о и с х о ж д е н и е м табака; д а н о 0;*Д, ч т о м о ж н о о б о б щ и т ь в в и д е п р о т и в о п о с т а в л е н и я 0 / Д О и Д . Н о так к а к эта о с н о в а уже и с п о л н я е т у них другую роль, о н и варьиру­ ют ее, д о в о д я д о предела в двух в о з м о ж н ы х н а п р а в л е н и я х : л и б о с о ­ х р а н я ю т ч л е н ы , л и к в и д и р у я с в я з ь : (0/Д)=>(ОиД); л и б о о н и с о х р а н я ­ ю т с в я з ь , с н и м а я р а з л и ч и е м е ж д у ч л е н а м и : (0/Д)=*(Д/Д). И т а к , о н и мыслят или сотрудничество между супругами, нарушенное извне в силу рока, или сотрудничество между о д н о п о л ы м и индивидами, на­ р у ш е н н о е изнутри, из-за и с п о р ч е н н о с т и одного из них. Т а к как есть два р е ш е н и я , существуют два м и ф а о п р о и с х о ж д е н и и табака, и так к а к э т и р е ш е н и я п р о т и в о п о л о ж н ы , т а к о в ы же и м и ф ы в л е к с и ­ ч е с к о м п л а н е : ведь о д и н вид т а б а к а п р о и с х о д и т от в о д ы , д р у г о й — от о г н я . Следовательно, изменение социологической основы, характеризу­ ю щ е й с о в о к у п н о с т ь м и ф о л о г и ч е с к и х с и с т е м {S, ( п р о и с х о ж д е н и е огня), S I (происхождение воды), (происхождение мяса), S ^ (проис­ х о ж д е н и е к у л ь т у р н ы х благ), S, ( п р о и с х о ж д е н и е т а б а к а ) , S , ( п р о и с х о ж ­ дение праздника меда)}, не полностью исчерпывается своим к а н о н и О = Д J =ь [ О Д ] . К р о м е [О Ф А] о н о дает ческим выражением д и некоторый прирост. Как мы установили, супружеский разлад рас­ с м а т р и в а е т с я в м и ф а х в двух а с п е к т а х : т е х н и к о - э к о н о м и ч е с к о м , т а к как в обществах, не и м е ю щ и х п и с ь м е н н о с т и , разделение труда обычно происходит по половому принципу, что придает матримо­ н и а л ь н о м у статусу его п о л н ы й с м ы с л ; и в п о л о в о м аспекте. П о о ч е ­ редно избирая один из этих аспектов и доводя его до предела, п о ­ лучаем ряд социологических терминов, расположенных в опреде­ л е н н о м п о р я д к е м е ж д у п е р с о н а ж а м и плохого товарища и апатично­ го соблазнителя; п е р в ы й опровергает связь между и н д и в и д а м и , чье значение полностью принадлежит к технико-экономическому по­ рядку; а н а л о г и ч н о , второй — о т н о ш е н и е , чье з н а ч е н и е п о л н о с т ь ю относится к половой сфере, так как гипотетически персонаж со-

40


б л а з н и т е л я не обладает к а к о й - л и б о и н о й к в а л и ф и к а ц и е й . С л е д о в а ­ т е л ь н о , п е р в ы й — по ту сторону брачного союза, в т о р о й — по сю сто­ рону свойства. И т а к , эта д в а ж д ы о т р а ж е н н а я с о ц и о л о г и ч е с к а я о с н о в а , п о л у ч и в ш а ­ я с я н е с к о л ь к о с м у т н о й , все ж е р а з л и ч и м а в м и ф а х Б о р о р о о п р о и с ­ х о ж д е н и и т а б а к а ( н е п о д р ы в а я их т р а н с ф о р м а ц и о н н ы х о т н о ш е н и й с м и ф а м и Ч а к о н а ту ж е т е м у ) ; о н а п р и с у т с т в у е т т а к ж е в м и ф а х , р а с п о ­ л о ж е н н ы х на другом к р а ю семантического поля, то есть Темба и Т е ­ н е т е х а р а , с в я з а н н ы х с п р о и с х о ж д е н и е м ( п р а з д н и к а ) м е д а (М,^^, М,,,,). В о б е и х в е р с и я х у г е р о я е с т ь б р а т , к о т о р ы й о к а з ы в а е т с я плохим това­ рище.»: е г о в и н а в ы з ы в а е т р а з ъ е д и н е н и е . Т о г д а г е р о й о т п р а в л я е т с я на поиски брата, но почти сразу забывает о нем из-за увлечения ( = с о блазнения) п е с н я м и и т а н ц а м и на п р а з д н и к е меда. Соблазненный затем п р и е м о м с в о и х б л и з к и х , о н з а б ы в а е т о жене-ягуаре и, п у с т и в ш и с ь на п о и с к и , уже не находит ее. Дойдя в нашем исследовании до этого положения, м ы могли бы у д о в л е т в о р и т ь с я и м , с ч и т а я , что у д а л о с ь « н а с т р о и т ь » все н а ш и м и ф ы подобно музыкальным инструментам, вибрирующим теперь в унисон после первоначального оркестрового шума, если бы не существовало н е с о г л а с о в а н н о с т и м е т а с и с т е м ы , п р и н я т о й н а м и за о р к е с т р , п о своему и с п о л н я ю щ и й партитуру э т о й к н и г и . Д е й с т в и т е л ь н о , на о д ­ ном к р а ю с е м а н т и ч е с к о г о п о л я м ы о б н а р у ж и в а е м не одну, но две группы м и ф о в о происхождении табака: м и ф ы Чако на социологичес­ к о й о с н о в е : [О * А], с в и д е т е л ь с т в у ю щ и е о п р о и с х о ж д е н и и т а б а к а во­ обще, н а б л а г о всего человечества (с э т о й п о с л е д н е й т о ч к и з р е н и я п о ­ с ы л к а г о н ц о в в с о с е д н и е д е р е в н и , о ч е м идет р е ч ь в м и ф а х , с в и д е т е л ь ­ ствует об «открытости» видения внешнего мира); а кроме этих м и ф о в м и ф ы Б о р о р о , чья с о ц и о л о г и ч е с к а я о с н о в а п р е д с т а в л я е т д в а ж д ы о т р а ­ ж е н н ы й о б р а з п р е д ы д у щ е й : о н и о т н о с я т с я к п р о и с х о ж л е н и ю особых видов т а б а к а н а б л а г о определенных кланов п л е м е н н о г о о б щ е с т в а . С л е ­ довательно, между м и ф а м и Бороро и Ч а к о вдвойне, с точки зрения объекта и субъекта, существуют д в о й н ы е о т н о ш е н и я синекдохи: в них рассматриваются части целого вместо целого (часть табака, часть ку­ рящих). Н о е с л и на э т о м к р а ю п о л я м и ф ы и з б ы т о ч н ы , т о на д р у г о м к р а ю п р е о б л а д а е т о б р а т н а я с и т у а ц и я их н е х в а т к и . MM(f)bi (М,,^, М,^,), к о т о ­ р ы м и м ы в о с п о л ь з о в а л и с ь д л я з а п о л н е н и я этой о б л а с т и , н е я в л я ю т с я , с о б с т в е н н о г о в о р я , м и ф а м и о п р о и с х о ж д е н и и меда, чего м о ж н о б ы л о о ж и д а т ь . Э т о м и ф ы о п р о и с х о ж д е н и и праздника меда: о б щ е с т в е н н о г о и р е л и г и о з н о г о р и т у а л а , а не н а т у р а л ь н о г о п р о д у к т а , хотя э т о т е с т е ­ с т в е н н ы й продукт необходимо в к л ю ч е н в него. Т а к и м образом, здесь н а м н е д о с т а е т г р у п п ы м и ф о в о п р о и с х о ж д е н и и меда, чье м е с т о на с х е ­ ме (с.29) — к а к р а з п е р е д S ^ и л и р я д о м с н и м . Е с л и м ы п о с т у л и р у е м существование такой группы в качестве рабочей гипотезы, то из это­ го с л е д у е т , ч т о с и с т е м а S о т н о с я щ а я с я к меду, с и м м е т р и ч н о р а з д в а ­ ивается по о т н о ш е н и ю к системе касающейся табака. Н а к о н е ц , та­ кая с и м м е т р и я д о л ж н а п е р е к р ы в а т ь я в н о е н а р у ш е н и е с и м . м е т р и и в

41


другой плоскости: как мы сказали, обе группы м и ф о в о происхож­ дении табака состоят в отношении синекдохи, происходяшей в ш и ­ р о к о м т е р м и н о л о г и ч е с к о м с м ы с л е от м е т о н и м и и . Т о г д а к а к е с л и с у ­ щ е с т в у ю т м и ф ы о п р о и с х о ж д е н и и м е д а к а к т а к о в о г о , о н и будут с о о т ­ н о с и т ь с я с м и ф а м и о п р о и с х о ж д е н и и праздника меда как о з н а ч а е ­ мое с о з н а ч а ю щ и м ; р е а л ь н ы й мед приобретет недостающее ему зна­ чение натурального продукта, собранного и потребленного в о б щ е ­ ственных и р е л и г и о з н ы х целях. И т а к , в д а н н о м случае п о н я т а я т а к и м образом связь между двумя ф у п п а м и м и ф о в имеет метафорический характер. Э т и м и с о о б р а ж е н и я м и д и к т у е т с я та и с с л е д о в а т е л ь с к а я п р о ф а м м а , к которой мы теперь приступаем.

42


Часть первая

Сухое и влажное


ÂŤSi quando sedem augustam seruataque mella thensauris relines, prius haustu sparsus aquamm ora foue fumosque manu praetende sequacis.Âť Virgde. G e o r g i q u e s , IV, v . 2 2 8 - 2 3 0 ' \


I. Диалог меда и табака

П

челы, как и осы - перепончатокрылые насекомые; в тропи­ ч е с к о й А м е р и к е н а с ч и т ы в а е т с я о к о л о 700 их в и д о в , с г р у п п и ­ р о в а н н ы х в 13 п о б о л ь ш е й ч а с т и о т д е л ь н ы х с е м е й с т в и л и подсемейств. Н о только общественные пчелы производят м е д в п р е д с т а в л я ю щ и х п и щ е в о й и н т е р е с к о л и ч е с т в а х : pais de mel, « о т ц ы м е д а » , к а к э т о к р а с и в о г о в о р и т с я н а п о р т у г а л ь с к о м я з ы к е ; в с е о н и п р и н а д л е ж а т к с е м е й с т в у М е л и п о н и д о в , р о д ы Melipona и Trigona. В о т л и ч и е от н а ш и х п ч е л , м е н ь ш и е п о р а з м е р у м е л и п о н ы л и ­ ш е н ы жала и яда. Т е м не менее о н и могут доставлять м н о г о неудобств своим агрессивным поведением, д а ю щ и м местное наименование так н а з ы в а е м о м у в и д у torce cabeltos, « п у т а ю щ и х в о л о с ы » ; и л и , ч т о , б ы т ь может, е щ е хуже, с к о п л я я с ь д е с я т к а м и , если не с о т н я м и , на л и ц е и теле п у т е ш е с т в е н н и к а , о н и сосут пот и в ы д е л е н и я из у ш е й или глаз. О т с ю д а м е с т н о е н а з в а н и е Trigona duckei: lambe olhos, « г л а з о л и з ы » . Такое щекотание в наиболее чувствительных точках — внутренней с т о р о н е у ш е й и н о з д р е й , у г о л к а х г л а з и рта — б ы с т р о д о в о д и т в а с д о предела; прекратить это не позволяют и резкие д в и ж е н и я , о б ы ч н о с п у г и в а ю щ и е н а с е к о м ы х . К а ж е т с я , что о т я ж е л е в ш и е и будто о п ь я н е н ­ н ы е ч е л о в е ч е с к о й п и щ е й п ч е л ы п о т е р я л и в о л ю и, б ы т ь м о ж е т , с п о с о б ­ н о с т ь у л е т е т ь . О т ч а я в ш и с ь н а п р а с н о м о л о т и т ь воздух, их ж е р т в а в с к о ­ ре н а ч и н а е т х л о п а т ь с е б я п о л и ц у : э т о р о к о в о й ж е с т , т а к к а к к н а п и в ­ ш и м с я п о т о м р а з д а в л е н н ы м т р у п и к а м тут ж е п р и к л е и в а ю т с я ж и в ы е насекомые, побуждая и других, п р и в л е ч е н н ы х новой п и щ е й , п р и с о е ­ диниться к ним. Этого банального опыта достаточно, чтобы засвидетельствовать более р а з н о о б р а з н ы й режим п и т а н и я м е л и п о н по с р а в н е н и ю с пчела­ ми Старого Света, а также то, что о н и не брезгуют субстанциями ж и ­ в о т н о г о п р о и с х о ж д е н и я . Б о л е е в е к а н а з а д Б э й т з а м е т и л {Bates. Р . 2 9 ) , что пчелы из прилегающих к Амазонке областей извлекают п и щ у не столько из цветов, сколько из древесных соков и птичьих испражне­ н и й . С о г л а с н о Ш в а р ц у {Schwartz, 2. Р . 1 0 1 - 1 0 8 ) , м е л и п о н ы и н т е р е с у ­ ются с а м ы м и р а з н о о б р а з н ы м и в е щ е с т в а м и , н а ч и н а я с н е к т а р а и п ы л ь ­ цы и к о н ч а я п a д a J Ч Ь ю , м о ч е й и э к с к р е м е н т а м и . П о э т о м у н е у д и в и т е л ь ­ но, ч т о их м е д з н а ч и т е л ь н о о т л и ч а е т с я о т м е д а Apis mellifica ц в е т о м ,

47


к о н с и с т е н ц и е й , вкусом и химическим составом. Мед м е л и п о н часто о ч е н ь т е м н ы й , всегда ж и д к и й и п л о х о з а г у с т е в а е т и з - з а в ы с о к о г о с о ­ держания воды. При отсугсгвии к и п я ч е н и я , способного, быть может, о б е с п е ч и т ь его с о х р а н н о с т ь , он с к о р о н а ч и н а е т б р о д и т ь и п р о к и с а е т . А й х е р и н г , у к о т о р о г о м ы п о ч е р п н у л и э т и с в е д е н и я (art. «abelhas sociaes indigenas»), у т о ч н я е т , что с а х а р о з а , с о д е р ж а щ а я с я в м е д е Apis mellifica в с р е д н е м в д е с я т и п р о ц е н т н о й п р о п о р ц и и , п о л н о с т ь ю о т с у т ­ ствует в м е д е м е л и п о н , где ее в г о р а з д о б о л ь ш и х п р о п о р ц и я х з а м е н я ­ ют ф р у к т о з а и г л ю к о з а ( с о о т в е т с т в е н н о от 30 д о 7 0 % и от 20 д о 5 0 % ) . Так как сахаристость фруктозы значительно выше, чем у сахарозы, м е д ы м е л и п о н ( и х а р о м а т ы в е с ь м а м н о г о о б р а з н ы , н о всегда н е о п и с у ­ е м о б о г а т ы и с л о ж н ы д л я тех, к т о их не п р о б о в а л ) с т о л ь и з ы с к а н н ы н а вкус, что э т о п о ч т и н е п е р е н о с и м о . Н а с л а ж д е н и е , б о л е е и з у м и т е л ь н о е , чем к а к о е - л и б о и н о е из о б ы ч н о доставляемых вкусом и о б о н я н и е м , и з м е н я е т п о р о г и ч у в с т в е н н о с т и и путает ее р е г и с т р ы . У ж е н е з н а е ш ь , то л и дегустируешь, то л и сгораешь от любви. М и ф и ч е с к о е м ы ш л е н и е не п р о ш л о м и м о этого эротического оттенка. В более п р и з е м л е н н о м плане с и л ь н ы е сахаристость и запах меда м е л и п о н , п р и д а ю щ и е ему н е с р а в н е н н ы й статус с р е д и д р у г и х п р о д у к т о в , п о б у ж д а ю т н а п р а к т и ­ ке, при употреблении разбавлять мед водой. Впрочем, некоторые меды щелочного состава слабят, о н и о п а с н ы . Это относится к некоторым видам м е л и п о н , принадлежащих к п о д р о ду Trigona, и о с о б е н н о к о с и н о м у меду (Vespides), с ч и т а ю щ е м у с я « п ь я ­ н я щ и м » п о д о б н о п ч е л и н о м у меду Trigona, н а з в а н н о м у в с л е д с т в и е э т о ­ го в штате С а н - П а у л у feiticeira, «колдунья» и л и vamo-nos-embora - «ухо­ дим» {Schwartz 2. Р. 126). Другие м е д ы я в н о я д о в и т ы ; н а п р и м е р , о с и н ы й м е д , н а з ы в а е м ы й в А м а з о н и и sissuira (Lecheguana colorada, Nectarina lecheguana); с ним, по-видимому, связано отравление Сент-Илера {Saini-IIilaire. H I . P . 150). Т а к а я с л у ч а й н а я т о к с и ч н о с т ь , н е с о м н е н н о , объясняется посещениями ядовитых видов цветов; подобное предпо­ л о ж е н и е б ы л о в ы с к а з а н о в случае Lestrimelitta limao {Schwartz 2 P. 178). Как бы то н и было, притягательность дикого меда несравнима для индейцев ни с какой другой пищей; как отметил Айхеринг, она носит п о и с т и н е с т р а с т н ы й х а р а к т е р : «О Indio... (е) fanatico pelo mel de раи»^^. В Аргентине также «самое большое развлечение и самое острое удо­ вольствие с е л ь с к о г о п е о н а состоит в с б о р е меда. О н всегда готов ц е л ы й д е н ь трудиться на дереве, часто с р и с к о м для ж и з н и , чтобы н а б р а т ь л о ж ­ ку м е д а . Ведь д а ж е н е л ь з я п р е д с т а в и т ь с е б е о п а с н о с т и , к о т о р ы м о н п о д в е р г а е т с я в г о р а х и з - з а меда. Е с л и о н з а м е ч а е т на с т в о л е к у с о ч е к в о с к а и л и т р е щ и н у , т о б е ж и т за т о п о р о м , ч т о б ы с р у б и т ь и л и п о р а н и т ь в е л и к о л е п н о е д е р е в о ц е н н о й п о р о д ы » {Spegazzini, cit. p a r Schwartz 2. P. 158). П р е ж д е , чем о т п р а в и т ь с я н а с б о р меда, А ш л у с л а й из Ч а к о п у с к а ­ ют с е б е к р о в ь н а д г л а з а м и , ч т о б ы ш а н с ы у в е л и ч и л и с ь {Nordenskiold 4. Р.49). Д р е в н и е А б и п о н ы , ж и в ш и е н а о к р а и н а х П а р а г в а я и Б р а з и л и и Кадувео с юга М а т у - Г р о с у ' ' я в л я ю т с я их о т д а л е н н ы м и п о т о м к а м и , — в с в о е в р е м я о б ъ я с н я л и Д о б р и з о ф ф е р у {Dobhzhoffer //. РЛ5), что они т щ а т е л ь н о в ы щ и п ы в а л и р е с н и ц ы , ч т о б ы н и ч т о н е м е ш а л о их в з г л я д у

48


с л е д и т ь за п о л е т о м е д и н и ч н о й п ч е л ы д о с в о е г о гнезда: т е х н и к а « в и д и ­ мого» о б н а р у ж е н и я , к о т о р а я с к о р о в н о в ь в с т р е т и т с я н а м в м и ф е с о ­ седней п о п у л я ц и и (с.64). Замечание Айхеринга преимущественно отно­ с и т с я к mel de рай, «лесному меду», к о т о р ы й находят двумя путями: в ульях, л е п я щ и х с я к поверхности ствола и л и в и с я щ и х н а в е т к е , ж и в о п и с н о н а з ы в а е ­ м ы х в с о о т в е т с т в и и с их в и д о м «галета и з м а н и о к а » , « п а н ц и р ь б р о н е н о с ц а » , « ж е н с к а я вульва», « с о б а ч и й ч л е н » , « б у т ы л о ч н а я т ы к в а » и т.д. {Rodrigues I. Р.308. n.I); и л и ж е в н у т р и п о л ы х д е р е в ь е в , где н е к о т о р ы е в и д ы , о с о б е н н о п ч е л а м а н д а с с а я (Melipona quadrifasciata), л е п я т , с м е ш и в а я в ы д е л я е м ы й и м и в о с к и с о б р а н н у ю в э т и х целях глину, своего рода округлые « г о р ш к и » в м е с т и т е л ь н о с т ь ю от 3 д о 15 к у б и ч е с к и х с а н т и м е т р о в ; их количества д о с т а т о ч н о для того, чтобы о б е с п е ч и т ь с б о р , д о с т и г а ю щ и й п о р о й м н о г и х литров изумительно ароматного меда (рис,2). В некоторых местах этих пчел, а быть может и ряд других, начали одомашнивать. С а м ы й простой и распространенный метод состоит в том, чтобы оставить мед в дупле, побуждая тем с а м ы м рой вернуться. Пареси помещают рой в бутылочной т ы к в е , р а с п о л о ж е н н о й неподалеку от х и ж и н ы ; многие племена Гайаны, Колумбии и Венесуэлы поступают так же либо приносят предварительно Mandassaia вырезанное дупло и горизонтально подвешивают его к б а л к е , и л и ж е г о т о в я т д л я э т и х ц е л е й с т в о л Рис.2. - Пчела {Whiffen. Р . 5 1 ; Nordenskiold 5, б). мандассая (Melipona Так н а з ы в а е м ы й «земляной» или «жабий» мед anthidioides quadri{Trigona cupira), м е н е е о б и л ь н ы й , ч е м л е с н о й , н а ­ fasciata) и ее улей. ходится в подземных ульях с таким узким входом, (По: Ihering, I.e., art. что н а с е к о м ы е м о г у т ь п р о н и к а т ь в н е г о л и ш ь п о «mandassaia».) о д н о м у ; з а ч а с т у ю вход весьма о т д а л е н от улья. Т е р п е л и в о наблюдая часами и д н я м и ради о б н а р у ж е н и я этого входа, нужно еще несколько часов копать, чтобы получить скромный уро­ жай: примерно поллитра. П о д ы т о ж и в а я все эти н а б л ю д е н и я , констатируем, что в т р о п и ч е с ­ кой Америке мед встречается в небольших или значительных количе­ ствах ( в с е г д а в е с ь м а н е р а в н ы х ) в з а в и с и м о с т и от т о г о , п р о и с х о д и т л и он от з е м л я н ы х или древесных видов; древесные виды включают пчел и ос, чей мед о б ы ч н о токсичен; наконец, сам пчелиный мед может быть сладким или пьянящим*. * Быть может, следовало бы сказать «дурманяшим, парализующим и угнета­ ющим», по контрасту с осиным медом, вызывающим нервное возбуждение радостного характера {Schwartz 2. Р.113). Но проблемы, поставленные токсич­ ностью южноамериканских медов, далеки от окончательного разрещения.

49


Такое т р о й н о е различение, с л и ш к о м простое, разумеется, для т о ч н о й передачи зоологической реальности, обладает преимушеством отраже­ ния туземных категорий. Подобно другим южноамериканским племе­ нам, Кайнанг-Короадо противопоставляют сотворенных демиургом пчел осам, с о з д а н н ы м о б м а н щ и к о м о д н о в р е м е н н о с я д о в и т ы м и з м е ­ я м и , п у м о й и в с е м и в р а ж д е б н ы м и ч е л о в е к у ж и в о т н ы м и (Borba. Р . 2 2 ) . Д е й с т в и т е л ь н о , н е с т о и т з а б ы в а т ь , что е с л и м е л и п о н ы н е ж а л я т ( н о и н о г д а к у с а ю т ) , т о с р е д и ос в т р о п и ч е с к о й А м е р и к е в с т р е ч а ю т с я о ч е н ь ядовитые виды. Но внутри такого основного противопоставления между п ч е л и н ы м и о с и н ы м медом существует и другое, менее абсо­ лютное, так как оно включает промежуточный ряд безопасных и пья­ н я щ и х медов, идет л и речь о медах разных видов или об одном и том ж е меде в з а в и с и м о с т и о т т о г о , п о т р е б л я ю т л и е г о с в е ж и м и л и п е р е ­ б р о д и в ш и м : вкус меда зависит от вида и времени в ы т я ж к и - от слад­ ч а й ш е г о д о к и с л о г о и г о р ь к о г о {Schultz 2. Р. 175). Как мы увидим ниже, амазонские племена систематически приме­ н я ю т т о к с и ч н ы й м е д в р и т у а л ь н ы х ц е л я х , ч т о б ы в ы з в а т ь рвоту. В ю ж ­ ной Б р а з и л и и К а й н а н г и п р и д а ю т меду два с о в е р ш е н н о п р о т и в о п о ­ ложных значения. Мед и сырые о в о щ и для них — холодная пища*, к о ­ торая только и дозволена вдовцам и вдовам; поглощая мясо или л ю ­ бую другую приготовленную пищу, о н и рискуют внутренним перегре­ в о м , в е д у щ и м к с м е р т и (Henry I. Р . 1 8 1 - 1 8 2 ) . В м е с т е с т е м д р у г и е г р у п ­ п ы той же н а р о д н о с т и различают и противопоставляют два вида м а и ­ с о в о г о п и в а : п р о с т о е , т а к н а з ы в а е м о е /goifa/, и / q u i q u y / с д о б а в к о й меда (таково у н и х его е д и н с т в е н н о е п р и м е н е н и е ) . О н о «более п ь я н я щ е е » , чем первое, и его п ь ю т , н е з а к у с ы в а я ; о н о в ы з ы в а е т рвоту {Borba. Р. 15, 37). Т а к о е р а з д в о е н и е м е д а , п о ч т и везде д е л я щ е г о с я на с л а д к и й и к и с ­ л ы й , б е з о п а с н ы й и т о к с и ч н ы й , - д а ж е в г р у п п а х , не з н а ю щ и х б р а г и и л и н е п р и м е н я ю щ и х м е д д л я ее п р и г о т о в л е н и я , - в ы я в л е н о в у ж е о п и с а н н о м и о б с у ж д е н н о м м и ф е Мундуруку ( С П , с.252-253); н о тог­ да м ы у к а з ы в а л и , что р е з е р в и р у е м о д н у и з в е р с и й д л я ее р а с с м о т р е н и я в д р у г о м к о н т е к с т е . В о т эта в е р с и я : Л / „ ^ . Мундуруку: происхождение сельского хозяйства. Когда-то Мундуруку не знали дичи и культурных растений. Они пита­ лись дикими клубнями и древесными грибами. Тогда пришла Каруебак, мать маниока, научившая людей искусству его приготовления. Однажды она велела своему племяннику раскорчевать часть л е с а и з а я в и л а , что с к о р о там вырастут б а н а н ы , х л о п о к , ямс (Dioscorea), маис, три вида маниока, арбузы, табак и сахарный тростник. Она заставила вырыть яму в расчишенной земле и приказала похоронить себя в ней, но так, чтобы на нее не наступали. Несколько дней спустя племянник Каруебак констатировал, что пере­ численные его тетей растения росли там, где она лежала; но по недосмотру * В отличие от мексиканцев, относяших мед к «горячей» пище (Коу.ч 2. Р.93).

50


он ступил на освященную землю: растения тут же перестали расти. И с тех пор именно такой стала их высота. Колдун, недовольный тем, что е.му не рассказа1И о чуде, погубил ста­ руху в яме. Лишившись ее советов, индейцы съели сырую /manikuera/, не ведая, что в таком виде эта разновидность маниока рвотна, токсична. Все они умерли. Назавтра они вознеслись на небо и превратились в звезды. Другие индейцы, съевшие сначала сырую, а потом приготовленную /manikuera/, превратились в медовых мух. А те, кто вылизал остатки при­ готовленной /manikuera/, стали пчелами, чей кислый мед вызывает рвоту. Съевшие арбузы первые Мундуруку тоже умерли, так как эти плоды были принесены дьяволом. Вот почему их называют «дьявольскими рас­ тениями». Другие сохранили семечки и посадили их. Созревшие арбузы оказались безопасными. С тех пор их охотно потребляют {Kruse 2. Р.619-621. Почти идентичный вариант в: Kruse 3. Р.919-920). Примененная нами в предыдущем томе версия, полученная Мёрф и в 1 9 5 2 - 1 9 5 3 гг., а н а л о г и ч н а в е р с и и К р у з е , х о т я и з а м е т н о о т л и ч а ­ ется о т н е е . А н а л о г и я с о с т о и т в п р о т и в о п о с т а в л е н и и двух т и п о в е д ы : первый включает просто съедобные растения, второй — одно-два ра­ с т е н и я , с ъ е д о б н ы е т о л ь к о после о б р а б о т к и . В версии М ё р ф и эта вторая категория сводится к тимбо, то есть отраве для ловли р ы б ы , в ы р а щ и в а е м о м у Мундуруку на плантациях. Не я в л я я с ь непосред­ ственно съедобным, т и м б о п о - с в о е м у о п о с р е д о в а н н о съедобен в виде рыбы, которую позволяет наловить в огромных количествах. В версии Крузе т и м б о фигурирует в списке культурных растений, в о з н и к ш и х из тела с т а р у х и К а р у е б а к , н о в э т о й в е р с и и н е д о с т а е т о с о б о г о п р о д о л ж е ­ ния, связанного с тимбо в версии М ё р ф и . Зато возникает двойствен­ ное развитие: в связи с арбузами, которые станут с ъ е д о б н ы м и только во в т о р о м п о к о л е н и и , п о с л е т о г о , к а к и х с е м е ч к и п о с а д я т и в ы р а с т я т с а м и л ю д и ; и в с в я з и с м а н и к у э р о й , т а к ж е с ъ е д о б н о й л и ш ь во в т о р и ч ­ ном состоянии, — после устраняющего токсичность приготовления. Оставим временно в стороне арбузы — мы вернемся к н и м ниже, и будем с ч и т а т ь , что м а н и к у э р а M.j,^ з а м е щ а е т т и м б о М , , , . П е р в ы е л ю д и у п о т р е б л я л и м а н и к у э р у в трех видах: с ы р у ю , п р и г о т о в л е н н у ю и в в и д е к у х о н н ы х о б ъ е д к о в , т о есть, д а ж е е с л и н е о б р а щ а т ь с я к т е к с т у , п р о г о р ­ клой еды, относящейся к категории гнилого. Съевшие сырую м а н и о ­ ку п р е в р а т и л и с ь в з в е з д ы . Н е о б х о д и м о у ч и т ы в а т ь , что в ту э п о х у «не б ы л о ни неба, ни М л е ч н о г о пути, ни Плеяд», но л и ш ь туман и почти полное отсутствие воды. Вследствие отсутствия неба души умерших в л а ч и л и с у щ е с т в о в а н и е п о д к р ы ш а м и х и ж и н {Kruse 3. Р . 9 1 7 ) . Сделаем по этому поводу два замечания. Во-первых, потребление сырого ядовитого маниока о д н о в р е м е н н о вызывает появление неба и первое разъединение мертвых и живых. Подобное разделение в виде звезд п р о и с т е к а е т из акта о б ж о р с т в а : ведь ч т о б ы не у м е р е т ь , л ю д и д о л ­ ж н ы б ы л и б ы о т л о ж и т ь еду, а не н а б р а с ы в а т ь с я на н е е . М ы в о з в р а щ а ­ емся здесь к мифу Бороро ( М „ ) , о б ъ я с н я ю щ е м у происхождение звезд

51


преображением детей, проявивших обжорство. Н о — и таково второе з а м е ч а н и е — в д р у г о м м е с т е ( С П , с.228-229) м ы д а л и н е к о т о р ы е о с н о ­ вания полагать, что эти звезды — Плеяды. Явное упоминание Плеяд в начале м и ф а Мундуруку усиливает эту гипотезу; в э т о м п о з в о л и т о к о н ­ чательно убедиться продолжение н а ш е г о труда. Д е й с т в и т е л ь н о , мы у в и д и м , что е с л и П л е я д ы ф и г у р и р у ю т к а к п е р в ы й ч л е н р я д а , а д в а д р у ­ гих е г о ч л е н а п р е д с т а в л е н ы с л а д к и м и к и с л ы м м е д о м , т о н е к о т о р ы е амазонские мифы непосредственно соотносят с Плеядами токсичный мед, з а н и м а ю щ и й здесь промежуточное место (отравы) между пере­ воплощением потребителей сырого (ядовитого) маниока и потре­ бителями приготовленного м а н и о к и , не представляющего опасности н и д л я н и х с а м и х , н и д л я других, и з а н и м а ю щ е г о , т а к и м о б р а з о м , н е й ­ тральное положение между двумя о т м е ч е н н ы м и позициями*. Следовательно, в о б щ е й системе растительной п и щ и мед, подобно отраве для ловли р ы б ы , занимает неопределенное, двусмысленное п о ­ ложение. Т и м б о — одновременно отрава и продукт питания, негодный непосредственно в первом виде, н о о п о с р е д о в а н н о годный к употреб­ л е н и ю во втором. Такое различие, э к с п л и ц и т н о выявленное М,5,, за­ м е н я е т с я в M|j^^ д р у г и м , б о л е е с л о ж н ы м , где м е д о д н о в р е м е н н о а с с о ­ циируется с отравой и противопоставляется ей. У такой подмены от­ р а в ы д л я л о в л и р ы б ы в двух весьма б л и з к и х в а р и а н т а х о д н о г о и того ж е м и ф а , в о з м о ж н о , есть э м п и р и ч е с к а я о с н о в а , т а к к а к в о д н о й и з о б л а с т е й Бразилии — долине реки Сан-Франциску — разжеванное гнездо агрес­ с и в н о й м е л и п о н ы , д а ю щ е й р е д к и й м е д с н е п р и я т н ы м в к у с о м (Trigona ruficrus), служит весьма результативной отравой для ловли рыбы {Ihering, art. «irapoan»). Н о , п о м и м о т о г о , чта п о д о б н а я т е х н и к а н е з а с ­ видетельствована у Мундуруку, нет необходимости предполагать, что некогда она была более распространена, чтобы понять: ценность, п р и ­ даваемая м и ф а м и меду, п о с т о я н н о колеблется между двумя к р а й н о с ­ т я м и — л и б о п и щ е в о й ц е н н о с т ь ю , п р е в о с х о д я щ е й все о с т а л ь н ы е п о богатству и вкусовым качествам и с п о с о б н о й вызвать острое вожделе­ н и е , л и б о п р е д а т е л ь с к о й я д о в и т о с т ь ю , т е м б о л е е что н и к о г д а н е л ь з я предвидеть природу и опасность вызванных им несчастных случаев все з а в и с и т о т р а з н о в и д н о с т и , м е с т а и в р е м е н и с б о р а , о б с т о я т е л ь с т в употребления. Однако не только ю ж н о а м е р и к а н с к и й мед иллюстриру* Принятая в мифе последовательность: отравленные > нейтральные > отра­ ва, озадачивает, лишь если не потрудиться заметить соблюдаемую здесь двой­ ную оппозицию: сырое: смертельное / I свежее приготовленное: не смертельное < I прогорклое

, ^ (+) , ' (-)

Вместе с тем примечательно, что гнилое появляется в этой системе как terminus ad quem'^ приготовленного, вместо того, чтобы, как в большинстве мифов тропической Америки, его terminus а quo" было сырое. Об этом преврашении, несомненно коррелятивном некоторым техникам приготовления бра­ ги, см.: СП, с.154-155.

52


ет т а к о й п о ч т и н е з а м е т н ы й п е р е х о д о т к а т е г о р и и п р е в о с х о д н о г о к к а ­ тегории ядовитого: ведь табак и другие растения наркотического д е й ­ ствия также могут быть охарактеризованы подобным образом.

Отметим прежде всего, что ю ж н о а м е р и к а н с к и е индейцы п р и р а в н и в а ­ ют т а б а к , т а к ж е к а к м е д и о т р а в у д л я л о в л и р ы б ы , к р а з р я д у « п и щ и » . К о л б а ч и н и {Colbacchini 2. Р. 122, п.4) з а м е ч а е т , что Б о р о р о «не у п о т р е б ­ л я ю т о с о б о г о глагола д л я о б о з н а ч е н и я д е й с т в и я к у р е н и я с и г а р ы ; о н и г о ­ в о р я т / o k w a g e m e a - g i / " е с т ь с и г а р у " (доел, " п р о б о в а т ь с и г а р у г у б а м и " ) , тогда к а к с а м о е сигару н а з ы в а ю т / к ё / - " п и щ а " » . У Мундуруку есть м и ф , чей начальный эпизод побуждает к подобному сопоставлению: М,р^ Мундуруку: непокорный паж. У одного индейца было много жен; одна из них жила в другой дерев­ не, и он часто наведывался к ней. Однажды он пришел в эту деревню, ког­ да никого из мужчин не было. Путник вошел в мужской дом, где случай­ но оказался маленький мальчик; он попросил у него огня, чтобы зажечь сигарету. Мальчик дерзко отказал под предлогом того, что сигареты — не еда (которую он должен был бы дать гостю, если бы тот об этом попросил). Путник принялся объяснять ему, что сигареты для мужчин вполне служат пищей, но мальчик упорствовал в своем отказе. Мужчина пришел в ярость, поднял камень и бросил его в мальчика: он был убит наповал... {Murphy I. Р.108; см.: Kruse 2. Р.318). Несмотря на неравную распространенность, происхождение обоих в и д о в к у л ь т у р н о г о т а б а к а — Nicotiana rustica (от К а н а д ы д о Ч и л и ) и N. tabacum ( о г р а н и ч е н н ы й б а с с е й н о м А м а з о н к и и А н т и л ь с к и м и о с т р о в а ­ м и ) — п р е д с т а в л я е т с я с в я з а н н ы м с а н д и й с к о й А^мерикой, где о д о м а ш ­ н е н н ы й табак был, в и д и м о , получен в результате г и б р и д и з а ц и и д и к и х видов. Кажется парадоксальным, что до открытия табак в этом реги­ оне не курили; поначалу его жевали или нюхали, но о н очень быстро уступил место коке. Этот парадокс повторяется в т р о п и ч е с к о й А м е р и ­ ке, где д а ж е с е й ч а с п о с о с е д с т в у н а б л ю д а ю т с я п л е м е н а , п р и в е р ж е н н ы е табаку, и племена, не з н а ю щ и е табака или з а п р е щ а ю щ и е его употреб­ л е н и е . Н а м б и к в а р а — з а я д л ы е к у р и л ь щ и к и , их р е д к о м о ж н о у в и д е т ь б е з с и г а р е т ы в о рту, — е с л и т о л ь к о п о г а с ш а я с и г а р е т а н е з а с у н у т а п о д х л о п к о в ы й б р а с л е т и л и н е п р о д е т а в п р о к о л о т у ю м о ч к у уха. Н о т а б а к в н у ш а е т т а к о е с и л ь н о е о т в р а щ е н и е их с о с е д я м Т у п и - К а в а х и б , ч т о о н и недоброжелательно относятся к гостю, с м е ю щ е м у курить в их присут­ ствии, и порой даже насильственно набрасываются на него. П о д о б н ы е н а б л ю д е н и я н е р е д к и в Ю ж н о й А м е р и к е , где у п о т р е б л е н и е т а б а к а в прошлом было, несомненно, еще более спорадическим. Т а м ж е , где т а б а к и з в е с т е н , ф о р м ы е г о у п о т р е б л е н и я в е с ь м а р а з н о ­ о б р а з н ы . Его курят то в трубках, то в виде сигар или сигарет; в П а н а ­ ме к у р и л ь щ и к б е р е т в р о т их з а ж ж е н н ы й к о н ч и к и в ы д у в а е т д ы м в о в ­ не, ч т о б ы его т о в а р и щ и м о г л и вдыхать его, направляя с ж а т ы м и рука-

53


ми. К а к представляется, в доколумбову эру скорее употребляли сига­ ры и сигареты, чем трубки. Табак также толкли в порошок и нюхали в одиночку или вдвоем (при п о м о ш и небольшого приспособления с коленчатой трубочкой, п о з в о л я в ш е й в д у в а т ь т а б а к в ч и с т о м виде и л и с м е ш а н н ы м с д р у г и м и н а р к о т и ч е с к и м и р а с т е н и я м и , н а п р и м е р piptadenia, в н о з д р и к о м п а н ь ­ о н а ) ; и л и ж е ели т а б а ч н ы й п о р о ш о к , жевали, л и з а л и в виде л и п к о г о сиропа, сгустившегося п р и к и п е н и и и последующем и с п а р е н и и . Во многих районах Монтаньи и Гайаны пьют предварительно п р о к и п я ­ ченный или просто настоянный табак. Техники п р и м е н е н и я табака сушественно различаются, что также о т н о с и т с я и к п р е д п о л а г а е м о м у результату. Т а б а к п о т р е б л я е т с я и н д и ­ видуальным или коллективным способом: в одиночку, вдвоем, м н о г и ­ ми; порой — ради удовольствия, порой — в ритуальных целях, магичес­ к и х л и б о р е л и г и о з н ы х , и д е т л и р е ч ь о б уходе за б о л ь н ы м , к о т о р о м у предписано курение табака, или об о ч и щ е н и и кандидата перед посвя­ щ е н и е м в р о л ь с в я щ е н н и к а и л и ц е л и т е л я : его з а с т а в л я ю т в ы п и т ь б о ­ лее или менее значительное количество табачного сока, чтобы вызвать рвоту, порой с последующей потерей с о з н а н и я . Н а к о н е ц , табак п р и ­ меняется в качестве лиственных или дымовых даров, которыми надеются привлечь внимание Духов и общаться с ними. Следовательно, табак, как и мед, профанное употребление которо­ го п о з в о л я е т о т н е с т и е г о к п и щ е , п р и в ы п о л н е н и и д р у г и х ф у н к ц и й может обрести совершенно противоположное значение: рвотного и даже яда. М ы в ы я с н и л и , что в м и ф е Мундуруку о п р о и с х о ж д е н и и меда т щ а т е л ь н о различаются два этих аспекта. Это же относится к м и ф у о п р о и с х о ж д е н и и т а б а к а , и д у щ е г о от И р а н к с е и л и М у н к у , м а ­ л е н ь к о г о п л е м е н и , ч ь е м е с т о ж и т е л ь с т в о н а х о д и т с я к югу о т М у н ­ дуруку: Mj^i. Иранксе (Мунку): происхождение табака. Мужчина плохо повел себя с другим индейцем, решившим отомстить. Под предлогом сбора плодов последний заставил своего врага залезть на де­ рево и оставил его там, убрав шест, при помощи которого он карабкался. Голодный, мучимый жаждой, похудевший пленник заметил обезьяну и позвал ее на помощь; обезьяна согласилась принести ему воды, но ска­ залась слишком слабой, чтобы помочь спуститься. Южноамериканский ястреб (гриф, питающийся падалью), худой и вонючий, помог ему выпу­ таться из неприятностей и проводил домой. Это хозяин табака. У него было два вида табака, хороший и токсичный; он подарил своему подопеч­ ному табак, чтобы тот научился курить первый, а вторым воспользовался для мести. Вернувшись в деревню, герой подарил дурной табак своему преследо­ вателю; тот был одурманен и превратился в муравьеда. Герой стал охотить­ ся за ним, настиг его спящим среди бела дня и убил. Он пригласил свое­ го благодетеля грифа, чтобы тот насытился разложившимся трупом (Моига. Р,52-53).

54


Этот м и ф (мы располагаем л и ш ь его т е м н о й , э л л и п т и ч е с к о й вер­ с и е й ) во м н о г и х о т н о ш е н и я х п р е д с т а в л я е т з н а ч и т е л ь н ы й и н т е р е с . С о ­ г л а с н о н а ш е м у п о с т у л а т у ( и д о к а з а т е л ь с т в у в с л у ч а е м и ф о в Ч а к о на ту же т е м у ) , э т о т м и ф о п р о и с х о ж д е н и и т а б а к а о т р а ж а е т м и ф ы о п р о и с ­ хождении огня: герой - с б о р щ и к плодов (соответствующий разорите­ лю птичьих гнезд), п о к и н у т ы й на верхушке дерева, спасен с т р а ш н ы м животным (или свирепым: ягуаром; или отталкивающим: грифом), к о т о р о м у г е р о й т е м не м е н е е р е ш а е т д о в е р и т ь с я и к о т о р ы й д а р и т е м у к у л ь т у р н о е б л а г о , ч ь и м х о з я и н о м д о с и х п о р я в л я л с я , тогда к а к л ю д я м о н о было неизвестно: там — огонь в очаге, здесь — табак; м ы знаем, что эта п и щ а п о д о б н а п р и г о т о в л е н н о м у мясу, хотя с п о с о б у п о т р е б л е ­ ния и выводит табак за пределы кухни. При этом м и ф ы Чако, которыми мы воспользовались, чтобы пост­ р о и т ь с и с т е м у Sj ( п р о и с х о ж д е н и е т а б а к а ) , в о с н о в н о м в о с п р о и з в о д я т м и ф ы S, ( п р о и с х о ж д е н и е о г н я ) , т о г д а к а к М , , , о б о г а щ а е т н а ш е д о к а ­ зательство, е щ е более т о ч н о отражая S то есть м и ф Б о р о р о о п р о и с ­ хождении воды (М,). Начнем с о б о с н о в а н и я этого п о л о ж е н и я . М ы п о м н и м , что, в отли­ чие от м и ф о в Ж е о происхождении огня, м и ф Бороро о происхожде­ нии ветра и д о ж д я (М,) н а ч и н а е т с я с инцеста, с о в е р ш е н н о г о п о д р о с ­ т к о м , н а с и л у ю щ и м с в о ю м а т ь ; о т е ц х о ч е т о т о м с т и т ь за н е е . В м и ф е И р а н к с е об инцесте я с н о не говорится, н о , к а к представляется, упот­ р е б л е н н а я р а с с к а з ч и к о м н а его д е р е в е н с к о м п о р т у г а л ь с к о м ф о р м у л и ­ р о в к а : «Um homem fez desonestidade, о outro ficou /ипозо»^" о т н о с и т с я к вине сексуального порядка, так как в глубинной Бразилии такова о б ы ч н а я к о н н о т а ц и я с л о в а «desonestidade», которым квалифицируется в основном действие, противоречащее приличиям. У э п и з о д а с о б е з ь я н о й - с п а с и т е л ь н и ц е й М,,, н е т с о о т в е т с т в и я в мИфе Ж е о п р о и с х о ж д е н и и о г н я ; з а т о о п н а п о м и н а е т о ряде и з трех ж и ­ вотных-спасителях, помогающих герою М, избежать отправки в вод­ ное царство душ. Такое соответствие подтверждается, если обратить в н и м а н и е на то, что в М, речь шла о победе над водой (удается п е р е ­ правиться через нее); здесь же - о победе над отсутствием воды, так как обезьяна приносит мучимому жаждой герою лопнувший плод, на­ полненный освежающим соком. Сравнивая М, с мифом Шеренте (М|2^), ч ь и м г е р о е м к а к р а з и я в л я е т с я и с п ы т ы в а ю щ и й ж а ж д у и н д е е ц и где т а к ж е в м е ш и в а ю т с я ж и в о т н ы е - п о м о щ н и к и , м ы п о к а з а л и в д р у ­ гом м е с т е ( С П , с . 1 9 5 - 1 9 6 ) , ч т о с у щ е с т в у е т п р е в р а щ е н и е , п о з в о л я ю щ е е перейти от обезьяны к голубю, з а н и м а ю щ е м у центральное место сре­ ди трех п о м о г а ю щ и х ж и в о т н ы х в М,. Я г у а р , и ф а ю щ и й г л а в н у ю р о л ь в с и с т е м е S, (М^ - М,^), отсутствует в М| и М „ | . В обоих случаях его замещает ф и ф или ф и ф ы , приходя­ щие герою на помощь. Н о т е м н е м е н е е все з д е с ь у с л о ж н я е т с я . Г р и ф ы М , ведут с е б я д в у ­ с м ы с л е н н о : с н а ч а л а о н и б е с п о щ а д н ы (даже н а с ы щ а ю т с я м я с о м г е р о я ) , и л и ш ь з а т е м с ж а л и в а ю т с я ( в о з в р а щ а ю т его н а з е м л ю ) . Т а к о е ж е д в у ­ с м ы с л е н н о е поведение мы вновь находим в М,,,, но приписывается

55


о н о обезьяне: сначала с ж а л и в ш е й с я ( п о я ш е й героя водой), затем бес­ п о щ а д н о й ( о т к а з ы в а ю щ е й с я в е р н у т ь е г о на з е м л ю ) . С и м м е т р и ч н о , ф и ф М „ | т е м б о л е е н а п о м и н а е т г о л у б я М, ( п е р в ы й — п о о т н о ш е н и ю к воздуху, в т о р о й - п о о т н о ш е н и ю к в о д е ) н е д в у с м ы с л е н н о с т ь ю их соответствующего поведения, что ф и ф дает герою табак, голубь дарит ему кольцо, а табак и кольцо с в я з а н ы между с о б о й — м ы установим это в п р о д о л ж е н и и д а н н о г о труда. И т а к , д е й с т в и т е л ь н о с у щ е с т в у е т п е р е х о д от о д н о г о м и ф а к д р у г о ­ му; н о о н о с у щ е с т в л я е т с я б л а г о д а р я р я д у х и а з м о в ^ ' : I.

М,

-

М„

(колибри) водный эпизод

голубь

по.могающая обезьяна

(кузнечик)

беспощадная обезьяна

беспощадный гриф воздушный эпизод сжалившийся гриф

гриф

II.

вода

сжалившийся

В(ключенная) = (+)

беспощадны й

возвращение на землю (-)

Л

беспощадный М, cжaJ^ившииcя

л

мясо ВЫ(ключенное) = (-) .возвращение на землю (+)

О т м е т и м , н а к о н е ц , п о с л е д н е е с х о д с т в о м е ж д у М,^, и М , : в д в у х этих м и ф а х (в о т л и ч и е о т м и ф о в с и с т е м ы S,) г е р о й м с т и т с в о е м у п р е ­ следователю, либо превращаясь в животное (олень, М,), либо превра­ щ а я в ж и в о т н о е ( м у р а в ь е д , М , , , ) его: п р е т е р п е в а е м а я и л и н а в я з а н н а я м е т а м о р ф о з а , к о т о р а я т е м не м е н е е всегда п р и в о д и т к с м е р т и п р о т и в ­ н и к а и его п о е д а н и ю в свежем или протухшем виде / к а н н и б а л о м / в о д ­ н ы м / (М|) или /питающимся падалью/воздушным/ (М,,,). Можно многое сказать об о п п о з и ц и и олень/муравьед, так как мы независимо от э т о г о у с т а н о в и л и , ч т о два э т и х в и д а с о с т а в л я ю т п а р у с я г у а р о м ( з а ­ м е щ а ю щ и м т о г о и л и д р у г о г о в S ): л и б о в д и а х р о н и и ( т а к к а к м и -


ф и ч е с к и е о л е н и б ы л и я г у а р а м и - к а н н и б а л а м и ) , л и б о в с и н х р о н и и (так как муравьед - противоположность ягуара). Об этом двойном доказа­ тельстве см.: С П , с.136-137 и 181-183. В ы я в л е н и е с т о л ь б л и з к и х с т р у к т у р в е р с и и И р а н к с е Sj и в е р с и и Бороро S I ставит этнографические проблемы; мы ограничимся тем, ч т о н а м е т и м их. Д о с а м ы х п о с л е д н и х л е т о б ш и р н а я з о н а , п р о с т и р а ю шаяся на северо-западе бывшей территории Бороро, между притока­ ми Т а п а ж о с и К с и н г у , б ы л а в Б р а з и л и и о д н о й из н а и м е н е е и з у ч е н ­ н ы х . В 1 9 3 8 - 1 9 3 9 гг., к о г д а м ы н а х о д и л и с ь у п р и т о к о в Т а п а ж о с , т е р ­ р и т о р и я И р а н к с е , р а с п о л о ж е н н а я н е п о д а л е к у от Н а м б и к в а р а , была, несмотря на м и р н о е н а с т р о е н и е последних, недоступна из-за враж­ дебности другого племени, Бейсос де Пау, запрешавшего приближать­ ся к н е м у (L.-S. 3. Р.285). С тех п о р был у с т а н о в л е н к о н т а к т не т о л ь к о с Иранксе, но и с многочисленными племенами: Кайаби, Канёйро, С и н т а л а ф а * (Domstauder, Saake 2), ч ь е и з у ч е н и е , е с л и е г о у д а с т с я д о в е с т и до конца, пока о н и еще не исчезли, совершит, вероятно, переворот в существующих сегодня представлениях о связях между культурами Бо­ роро и Ж е , и особенно более северными Тупи. Стойкая привычка рас­ с м а т р и в а т ь Б о р о р о и с к л ю ч и т е л ь н о с т о ч к и з р е н и я их с р о д с т в а с з а п а д ­ н ы м и и ю ж н ы м и культурами сложилась как раз потому, что нам были незнакомы культуры, утвердившиеся к северу от них. С этой точки зрения д о к а з а н н о е в ы ш е сродство между их м и ф а м и и м и ф а м и И р а н * В хронике только о них и писалось, как об этом свидетельствует следующая статья, опубликованная в трех колонках «Франс-Суар» (номер от 14-15 мар­ та 1965 г.): «120 БРАЗИЛЬЦЕВ В ОСАДЕ У ИНДЕЙЦЕВ, ЖАЖДУЩИХ ЧЕЛОВЕЧИНЫ» '/(От нашего специального собственного корреспондента Жана-Жерара Флёри) Рио де Жанейро, 13 марта (каблограмма). Тревога в Бразилии: вооруженные стрелами, индейцы из опасного племени антропофагов "широкие пояса" взя­ ли в осаду 120 жителей деревни Вилх На (sic: Вилхена?) на краю дороги Белем-Бразилия [?]. Самолет военно-воздушных сил совершил облет территории, чтобы сбро­ сить на парашютах противоядия против кураре, которым индейцы смазыва­ ют наконечники своих стрел. "По традиции" жаждущие человеческого мяса, индейцы - "широкие по­ яса" — недавно испробовали новый кулинарный рецепт: взяв в плен гаучо, они обмазали его диким медом и поджарили». Независимо от того, имеет ли эта басня местное происхождение или нет, в ней замечательно подчеркнут характер меда как чрезвычайной пищи в мыш­ лении аборигенов (идет ли речь о крестьянах внутренней Бразилии или ин­ дейцах), так как его сочетание с другим чрезвычайным продуктом питания человеческим мясом - доводит до предела тот ужас, для возникновения кото­ рого банального каннибализма было бы, вероятно, недостаточно. Являющи­ еся антропофагами парагвайские Гуаяки называют два продукта, слишком резких для употребления в чистом виде: мед, который они разбавляют водой, н человеческое мясо, обязательно приготовленное в виде рагу с сердцевиной пальмы (Clastres, ms.).

57


к с е п о з в о л я е т п р е д п о л о ж и т ь , ч т о культура Б о р о р о т а к ж е и м е л а в ы х о д к бассейну Амазонки. Так как мы вынуждены, к сожалению, довольствоваться ф о р ­ м а л ь н ы м а н а л и з о м , о г р а н и ч и м с я д о п о л н и т е л ь н ы м в ы я в л е н и е м двух общих свойств, п р и с у щ и х структуре М, и М,,,: это позволит о б ъ я с ­ н и т ь их о д и н а к о в о е р а з в и т и е . В о б о и х м и ф а х я в н о з а с в и д е т е л ь с т в о ­ в а н их э т и о л о г и ч е с к и й х а р а к т е р . О н и к а с а ю т с я л и б о п р о и с х о ж д е ­ ния небесной воды, гасящей д о м а щ н и е очаги и вызывающей тем с а м ы м ч е л о в е ч и й р е г р е с с в докулинарное или, более того (так как м и ф н е п р е т е н д у е т н а с в и д е т е л ь с т в о о п р о и с х о ж д е н и и к у х н и ) , инфракулинарное состояние; либо происхождения табака, то есть п и щ и , к о т о р а я у п о т р е б л я е т с я с о ж ж е н н о й ; с л е д о в а т е л ь н о , ее в в е д е н и е п р е д ­ п о л а г а е т ультракулинарное п р и м е н е н и е о г н я в очаге. И т а к , е с л и М, в о з в р а щ а е т ч е л о в е ч е с т в о по сю сторону д о м а ш н е г о о ч а г а , т о М , , , у в о д и т е г о по ту сторону. Оба м и ф а , с м е щ е н н ы е по о т н о ш е н и ю к о с н о в а н и ю д о м а ш н е г о очага, с х о д н ы и в другом о т н о ш е н и и , о т л и ч а ю щ е м их от м и ф о в , с г р у п ­ п и р о в а н н ы х в S|. Д е й с т в и т е л ь н о , с о о т в е т с т в у ю щ и е и м э т и о л о г и ч е с ­ кие пути р а с п о л о ж е н ы на п а р а л л е л ь н ы х , д о п о л н я ю щ и х друг друга направлениях. М, одновременно объясняет, каким образом герой с т а н о в и т с я хозяином огня ( т о л ь к о е г о о ч а г н е б ы л п о г а ш е н б у р е й ) , а его враг ( к а к и все д р у г и е ж и т е л и д е р е в н и ) - жертвой воды. С о с в о е й с т о р о н ы , М,,,, о д н о в р е м е н н о о б ъ я с н я е т , к а к и м о б р а з о м г е р о й с т а н о ­ в и т с я хозяином табака, а е г о в р а г — жертвой плохого табака. Н о в обоих мифах комментируются и развиваются только появление и следствие о т р и ц а т е л ь н о г о члена (всякий раз влекущего смерть п р о ­ т и в н и к а ) ; ведь в М, б о л о т о с п и р а н ь я м и - следствие сезона д о ж д е й , подобно тому, как в М,,, п р е в р а щ е н и е виновного в муравьеда — следствие заколдованного табака; положительный же член практи­ чески не упоминается. Э т о е щ е н е все. Ведь е с л и о п п о з и ц и я вода{-)/огонь{+) М, соответ­ ствует, к а к м ы в и д е л и , о п п о з и ц и и табак{-)/табак{+) М , , , , т о м ы уже з н а е м : 1) ч т о эта п о с л е д н я я о п п о з и ц и я с у щ е с т в у е т т а к ж е у Б о р о р о , т а к как в м и ф а х различаются х о р о ш и й и плохой табак; вместе с тем раз­ личение о с н о в а н о не на сущности продукта, но на технике потребле­ ния*: табак, р а с п р о с т р а н я ю щ и й дым, устанавливает благотворную с в я з ь с Д у х а м и (а в М , „ о н я в л я е т с я р е з у л ь т а т о м т а к о й с в я з и ) ; вдыха­ ние т а б а ч н о г о д ы м а в л е ч е т за с о б о й п р е в р а щ е н и е л ю д е й в ж и в о т н ы х ( в ы д р с к р о ш е ч н ы м и г л а з к а м и в М^,); и м е н н о т а к а я судьба п о с т и г а е т в М|,| потребителя плохого табака (превращенного в муравьеда — ж и ­ вотное, н е и з м е н н о описываемое в бразильских мифах как юга, так и с е в е р а с т р а н ы к а к « з а к у п о р е н н о е » , л и ш е н н о е рта и л и а н у с а ) . А в м и ­ фах Б о р о р о х о р о ш и й табак связан с огнем (он возникает из пепла змеи), плохой — с водой (обнаруженной в рыбьем брюхе и влекущей * См. СП, где многократно подчеркивается (с. 139, 185-186, 257-258), что ми­ фология Бороро четко переходит на сторону культуры.

58


превращение своих жертв в выдр, водоплавающих животных). Т а к и м образом, соответствие между м и ф а м и полностью доказано:

^Р""'''^^ [табак(+):(-)]::

[(М„огонь(+) : вода(-) ::

(М,,-М„,табак(+): табак(-))] Если мы вспомним, наконец, о вводимом мифом Бороро М, до­ полнительном различии, конгруэнтном предыдущим, между хоро­ ш и м , е д к и м табаком и п л о х и м , не едким, то получим последнее под­ тверждение того, что табак, п о д о б н о меду, занимает д в о й с т в е н н о е , двусмысленное положение между п и щ е й и ядом; ТАБАК

М,,,, М

Mj,;

:

безопасный

слабый и плохой

ядовитый

крепкий и хороший

В начале этой книге мы подчеркивали вдвойне парадоксальную сущ­ ность противопоставления, тем не менее реального, табака и меда в наших западных обществах. Действительно, один термин у нас - ко­ ренной, другой — экзотический; один — очень древний, другой насчи­ тывает не более четырех веков. Н о если в Ю ж н о й Америке также су­ ществует о т н о ш е н и е корелляции и о п п о з и ц и и между медом и таба­ ком, о н о представляется с в я з а н н ы м с совершенно противоположны­ ми п р и ч и н а м и : мед и табак там — местные, происхождение того и дру­ гого в о с х о д и т к о т д а л е н н о м у п р о ш л о м у * . Т а к и м о б р а з о м , м е д и т а б а к сопоставляются не так, как у нас, в силу внешнего контраста, еще с и л ь н е е п о д ч е р к и в а ю щ е г о их в з а и м о д о п о л н и т е л ь н у ю ц е н н о с т ь , н о скорее в силу внутреннего контраста между п р о т и в о п о л о ж н ы м и цен­ н о с т я м и , к о т о р ы е с о п р я г а ю т с я м е д о м и т а б а к о м на с в о й л а д , н е з а в и * В настоящее время нащи соображения ограничиваются тропической Амери­ кой. Положение меда в мышлении и мифах индейцев Северной Америки ста­ вит проблемы, которые будут рассмотрены в другом контексте. Что же каса­ ется Центральной Америки и Мексики, где пчеловодство было весьма развито еще до их открытия, здесь сохраняются возможности наблюдения и исследо­ вания еще живых ритуалов; об их богатстве и сложности можно догадаться по некоторым редким указаниям, разбросанным в литературе прошлого и насто­ ящего.


с и м о друг от друга: ведь в р а з н ы х п л а н а х и на р а з н ы х у р о в н я х к а ж д ы й из них к а к бы п о с т о я н н о к о л е б л е т с я м е ж д у д в у м я с о с т о я н и я м и — в ы с ­ ш е г о п р о д у к т а п и т а н и я и в ы с ш е г о яда. К р о м е т о г о , между э т и м и с о ­ стояниями есть целый ряд промежуточных ф о р м ; предвидеть перехо­ ды тем т р у д н е е , ч т о о н и с в я з а н ы с м е л ь ч а й ш и м и , ч а с т о н е р а з л и ч и м ы ­ ми о т л и ч и я м и , в ы т е к а ю щ и м и из качества продукта, в р е м е н и сбора, поглощенного количества или времени, прошедшего до начала по­ требления. К этим внутренним колебаниям добавляются и другие. Ф и з и о л о ­ гическое воздействие табака — нечто среднее между действием стиму­ л я т о р а и н а р к о т и к а . М е д , со с в о е й с т о р о н ы , м о ж е т б ы т ь с т и м у л я т о р о м или наркотиком. В Ю ж н о й Америке мед и табак разделяют эти свой­ ства с другими натуральными продуктами или п р и г о т о в л е н н о й п и ­ щ е й . Р а с с м о т р и м с н а ч а л а мед. М ы у ж е о т м е ч а л и , ч т о ю ж н о а м е р и к а н ­ ский мед нестоек; его потребление в разбавленном виде, отложенное на н е с к о л ь к о д н е й , и н о г д а на н е с к о л ь к о ч а с о в , с п о с о б с т в у е т его с а м о ­ п р о и з в о л ь н о м у п р е в р а щ е н и ю в брагу. Д е й с т в и т е л ь н о , наблюдатель о т м е т и л э т о во в р е м я п р а з д н и к а меда у и н д е й ц е в Т е м б а : « М е д , с м е ­ ш а н н ы й с воском и разбавленный водой, бродит под лучами солнца... М н е дали п о п р о б о в а т ь (этот п ь я н я щ и й н а п и т о к ) : несмотря на мое первоначальное отвращение, я нашел его к и с л о - с л а д к и й вкус очень п р и я т н ы м » . {Rodrigues 4. Р.32). Таким образом, мед, потребляемый свежим или самопроизвольно перебродившим, сродни бесчисленным перебродившим напиткам, которые умеют готовить ю ж н о а м е р и к а н с к и е и н д е й ц ы из м а н и о к а , маиса, пальмового сока или разнообразных видов фруктов. Знаме­ нательно в этом о т н о ш е н и и , что целевое и методическое приготов­ ление браги на м е д о в о й основе, с к а ж е м для п р о с т о т ы медового на­ п и т к а , с у щ е с т в о в а л о , п о - в и д и м о м у , т о л ь к о на ю г е б а с с е й н а А м а ­ з о н к и , у Т у п и - Г у а р а н и , ю ж н ы х Ж е , Б о т о к у д о в , Ч а р р у а и п о ч т и всех племен Ч а к о . Д е й с т в и т е л ь н о , эта и м е ю щ а я ф о р м у полумесяца о б ­ ласть приблизительно совпадает с ю ж н ы м и границами приготовле­ ния пива из м а н и о к а и маиса, тогда как в Ч а к о о н а совпадает с а р е ­ а л о м п и в а и з а л г а р о б ы (Prosopis s p . ) , я в л я ю щ е г о с я м е с т н о й р а з н о ­ видностью (рис.3). Таким образом, медовый напиток возник, воз­ можно, в качестве заменителя пива из маниока, и в м е н ь ш е й степе­ н и — и з м а и с а . С д р у г о й с т о р о н ы , на к а р т е в ы р и с о в ы в а е т с я д р у г о е противопоставление: между ю ж н ы м ареалом медового напитка и р а з р о з н е н н ы м и , но исключительно с е в е р н ы м и ареалами того, что м о ж н о назвать т а б а ч н ы м «медом», то есть р а з ж е в а н н ы м или п р о к и ­ пяченным табаком, употребляемым в жидком или сиропообразном виде. Д е й с т в и т е л ь н о , подобно тому, к а к следует различать два с п о ­ соба потребления меда - в свежем и перебродившем виде, м о ж н о , н е с м о т р я на их о г р о м н о е р а з н о о б р а з и е , с в е с т и к д в у м о с н о в н ы м видам с п о с о б ы у п о т р е б л е н и я табака: н ю х а я или куря табак, его употребляют в сухом виде, и тогда он с р о д н и м н о г и м р а с т и т е л ь н ы м н а р к о т и к а м (с н е к о т о р ы м и из н и х его п о р о й с м е ш и в а ю т ) : Piptadenia,

60


Banisteriopsis, Datura и т . д . ; и л и ж е е г о у п о т р е б л я ю т в в и д е в а р е н ь я и л и н а с т о й к и — м о к р ы м . И з этого следует, что о п п о з и ц и и , к о т о р ы м и мы п о л ь з о в а л и с ь в н а ч а л е д л я о п р е д е л е н и я с о о т н о ш е н и я м е ж д у м е д о м и т а б а к о м {сырое/вареное, мокрое/горелое, инфракулинарное/суперкулинарное), о т р а ж а ю т л и ш ь ч а с т ь д е й с т в и т е л ь н о с т и . Н а с а м о м д е л е все гораздо с л о ж н е е , т а к как мед н а х о д и т с я в двух с о с т о я н и я х : с в е ж е м или перебродившем; а табак - в нескольких: жженом или мокром, в последнем же случае - с ы р о м или п р и г о т о в л е н н о м . Т а к и м обра­ зом, м о ж н о предположить, что на двух краях семантического поля, являющегося объектом нашего исследования, мифы о происхожде­ н и и меда и табака, р а з д в а и в а ю щ и е с я , к а к м ы уже п о с т у л и р о в а л и и ч а с т и ч н о д о к а з а л и , в з а в и с и м о с т и от о п п о з и ц и и «хорошего» и « п л о ­ хого» м е д а , «хорошего» и «плохого» т а б а к а , п р е т е р п е в а ю т в т о р о й водораздел, проходящий по другой оси, определенной на этот раз н е р а з л и ч и я м и , к а с а ю щ и м и с я естественных свойств, а р а з л и ч и я м и , в ы з в а н н ы м и культурным применением. Наконец, вследствие того, ч т о , с о д н о й с т о р о н ы , « х о р о ш и й » м е д сладок, т о г д а к а к « х о р о ш и й » т а б а к крепок, а с другой с т о р о н ы , «мед» ( м е д о в ы й ) п о т р е б л я е т с я сырым, т о г д а к а к в б о л ь ш и н с т в е с л у ч а е в « м е д » ( т а б а ч н ы й ) п о л у ч а ­ е т с я п о с л е п р е д в а р и т е л ь н о г о приготовления, нужно ожидать, что п р е о б р а з о в а н и я между р а з л и ч н ы м и т и п а м и «медовых» и «табачных» м и ф о в обретут вид хиазма.

61


Примерные ареалы ПИТЬЯ ТАБАКА Приблизительная южная граница ПИВА ИЗ 1ИАНИ0КА

Примерный ареал П И В А из АЛЬГАРОБЫ

Примерный ареал (прерывистый) М Е Д О В О Г О НАПИТКА Приблизительная южная граница МАИСОВОГО ПИВА

Рис. 3. Пиво, медовый и табачный напитки в Южной Америке. (Рисунок воспроизведен по: Handbook of South American Indians. Vol.5. P. 533. 540.)

62


II. Сухое животное «Venit enim tempus quo torridus aestuat aer incipit et sicco fervere terra Сапе» Properce. Elegies, II, XXVIII, v.3-4"

С и с т е м а S 3 в т о м в и д е , в к о т о р о м м ы ее в р е м е н н о у ч р е д и л и , в к л ю ч а е т л и ш ь м и ф ы о п р о и с х о ж д е н и и праздника меда. Ч т о ж е касается м и ф а , н е ­ п о с р е д с т в е н н о о т н о с я щ е г о с я к п р о и с х о ж д е н и ю меда к а к е с т е с т в е н н о г о продукта, необходимо обратиться к народности южного Мату-Гросу, О ф а й е - Ш а в а н т е . В н а ч а л е века о н а н а с ч и т ы в а л а о к о л о т ы с я ч и , а в 1948 г. - л и ш ь н е с к о л ь к о д е с я т к о в человек, п о ч т и п о л н о с т ь ю з а б ы в ш и х с в о и т р а д и ц и о н н ы е н р а в ы и в е р о в а н и я . В их м и ф а х , р а с с к а з а н н ы х на деревенском португальском, содержится множество неясностей. М,(,^ Офайе: происхождение меда. Когда-то меда не было. Хозяином меда был волк. Его дети бывали с утра перепачканы медом, но волк не давал его другим животным. Когда они просили у него меда, он давал им плоды аратикума, делая вид, что у него больше ничего нет. Однажды земляная черепашка заявила, что хочет завладеть медом. Зак­ репив панцирь на животе, она проникла в волчье логово и потребовала меда. Сначала волк отрицал, что у него есть мед, но, так как черепаха на­ стаивала, он позволил ей лечь на спину, открыть рот и пить сколько угод­ но меда, вытекающего из подвешенной сверху бутылочной тыквы. Но это было лишь хитростью. Воспользовавшись рассеяностью чере­ пахи, педиком поглощенной пиршеством, волк заставил своих детей со­ брать хворост и поджечь его вокруг черепахи в надежде полакомиться ею, когда она поджарится. Напрасно: черепаха продолжала объедаться медом. Костер доставлял неудобства лишь волку. Когда бутылочная тыква опус­ тела, черепаха спокойно встала, разбросала уголья и сказала волку, чте те­ перь он должен дать меда всем животным. Волк пустился наутек. Животные под предводительством черепахи ок­ ружили его, предводитель поджег кустарник, окружающий то место, где он спрятался. Огненное кольцо сжималось, животные задавались вопросом, действительно ли в нем находится волк: из огня вырвалась лишь куропат­ ка. Но черепаха, не отрывавшая глаз от того места, где укрылся волк, зна­ ла, что волк превратился в куропатку. Пока куропатка не скрылась из вида, черепаха не отводила от нее взгляда. По команде черепахи животные погнались за птицей. Погоня

63


длилась несколько дней. Всякий раз, когда куропатку насти[али, она вновь улетала. Вскарабкавшись на голову другого животного, чтобы лучше ви­ деть, черепаха заметила куропатку, превращающуюся в пчелу. Черепаха вбила колышек, указывающий направление, в котором она улетела. Пре­ следование началось, но оказалось безрезультатным. Животные совсем пали духом. «Нет же, - сказала черепаха, - мы идем только три месяца, а прошли уже почти половину пути. Обернитесь и посмотрите назад, на ко­ лышек: он указывает нам верное направление». Животные обернулись и увидели, что колышек превратился в пальму пиндо (Cocos sp.). Они двинулись дальше и продолжили путь. Наконец черепаха объяви­ ла, что назавтра они будут у цели. Действительно, на следующий день они увидели пчелиный «дом», чей вход охраняли ядовитые осы. Птицы пооче­ редно пытались приблизиться, но осы нападали на них, «опрыскивая сво­ ей водой»; оглушенные птицы падали замертво. Самой маленькой из них, дятлу (или колибри?), все-таки удалось уклониться от ос и завладеть ме­ дом. «Ну хорошо, сынок, — сказала черепаха, — теперь у нас есть мед. Но его очень мало: если мы его съедим, он сразу кончится». Она взяла мед, дала каждому животному по черенку {ита muda) для посадок и обзаведе­ ния домом. Когда меда будет достаточно, они вернутся. Много позже животные стали беспокоиться о медовых плантациях и попросили «маритака» пойти посмотреть, что происходит. Но там сто­ яла столь испепеляющая жара, что «маритака» не смог приблизиться. Животные, также согласившиеся попытаться, сочли уместным остано­ виться по дороге: попугай на фруктовом дереве (мангаба: Hancornia speciosa), ара на гиацинте в приятном лесу; объясняя свою неудачу, они ссылались на палящий зной. Наконец самка попугая взлетела так высо­ ко, почти до неба, что ей удалось достичь плантаций. Они изобилова­ ли медом. Узнав об этом, предводитель животных решил пойти тз'да, чтобы уви­ деть все собственными глазами. Он проверил дома: многие люди съели ,мед, полученный для посадки, и меда у них больше не было; у других было достаточно меда, спрятанного неглубоко под землей — его легко было до­ стать. «Долго это не продлится, - сказал предводитель. - Мы останемся без меда. Его очень мало, почти совсем нет. Подождите немного, и меда хватит на всех». Тем временем он выпустил пчел в лесу. Позже он собрал жителей, велел им взять топорики и отправиться за медом: «Лес теперь полон, в нем есть все; мед бора, мандагуари, яти, маидассая, кага-фого, — действительно, все. Вам нужно только отправиться о путь. Если вам не нужен один из сортов меда, перейдите к другому дере­ ву и найдете другой. Можете выкачивать сколько угодно, он никогда не кончится, если вы будете брать столько, сколько сможете унести в буты­ лочных тыквах и других сосудах, которыми следует обзавестись. Но то, что вы не сможете унести, нужно оставить на месте, тщательно закрыв отвер­ стие (проделанное в стволе ударами топора) до следующего раза». С тех пор благодаря этому у нас достаточно меда. Люди находят его при раскорчевке. В одном дереве - .мед бора, в другом - мандагари. в сле­ дующем — яти. Есть все (Ribeiro 2. Р. 124-126).

64


Это д л и н н ы й м и ф , н о мы перевели его почти д о с л о в н о не только и з - з а т е м н ы х м е с т , в с в я з и с к о т о р ы м и в с о к р а щ е н н о м виде о н стал б ы непонятен, но и в силу его значимости и богатства. О н учреждает ка­ нон местной д о к т р и н ы меда и определяет в этом о т н о ш е н и и интер­ п р е т а ц и ю всех тех м и ф о в , к о т о р ы е будут р а с с м о т р е н ы в с л е д за н и м . Т а к и м о б р а з о м , не следует удивляться трудности его анализа, побуж­ дающей нас временно пренебречь некоторыми аспектами, прибегнуть к п о с л е д о в а т е л ь н ы м п р и б л и ж е н и я м , к а к будто н у ж н о о б л е т е т ь м и ф на очень большой высоте, узнать его в целом, прежде чем изучать каждую деталь. П р и с т у п и м ж е сразу к г л а в н о м у . О чем идет р е ч ь в м и ф е ? О в р е м е ­ ни, когда ж и в о т н ы е , п р е д к и л ю д е й , не обладали м е д о м ; о виде его п е р в о н а ч а л ь н о г о п о л у ч е н и я ; о б их о т к а з е от э т о г о в и д а в п о л ь з у н ы н е известного людям. С о в с е м н е у д и в и т е л ь н о , ч т о п о л у ч е н и е меда о т н о с и т с я к м и ф о л о г и ­ ч е с к о м у п е р и о д у , когда ж и в о т н ы е и л ю д и не р а з л и ч а л и с ь : ведь м е д к а к д и к и й п р о д у к т о т н о с и т с я к п р и р о д е . В т а к о м в и д е о н д о л ж е н б ы л стать д о с т о я н и е м ч е л о в е ч е с т в а , е щ е ж и в ш е г о «в е с т е с т в е н н о м с о с т о я н и и » , д о введения различия между природой и культурой и о д н о в р е м е н н о между ч е л о в е к о м и ж и в о т н ы м . Столь же нормально описание в мифе исходного меда как посеян­ ного, растущего и созревающего растения. Действительно, местная с и с т е м а т и к а о т н о с и т м е д к р а с т и т е л ь н о м у ц а р с т в у ; М^^^ е щ е р а з п о д ­ тверждает это. В м е с т е с т е м р е ч ь з д е с ь не и д е т о л ю б о м р а с т е н и и - в е д ь п е р в ы й мед был в ы р а щ е н , а запечатленный м и ф о м прогресс состоит в том, чтобы сделать его д и к и м . М ы касаемся здесь главного, так как о р и г и ­ н а л ь н о с т ь М,,2 с о с т о и т в п р о с л е ж и в а н и и п у т и , с т р о г о п р о т и в о п о л о ж ­ ного м и ф а м , о т н о с я щ и м с я к в ы в е д е н и ю культурных растений, из к о ­ т о р ы х с о с т о и т и з у ч е н н а я н а м и г р у п п а в н у т р и С П п о д н о м е р а м и о т М^, д о M , j ( с м . т а к ж е М,^^, М ц ^ - М , , , ) . В этих м и ф а х г о в о р и т с я о тех в р е ­ менах, когда люди не знали сельского хозяйства и питались л и с т ь я м и , древесными грибами и гнилым деревом, пока небесная женщина, о б е р н у в ш а я с я д в у у т р о б к о й ^ \ не открыла им с у щ е с т в о в а н и е маиса. Этот маис походил на дерево, был л е с н ы м , д и к о р а с т у щ и м . Н о л ю д и с о в е р ш и л и о ш и б к у , п о в а л и в дерево; им п р и ш л о с ь делить зерна, р а с ­ п а х и в а т ь н о в ь , с е я т ь - в е д ь п о г и б ш е е д е р е в о не м о г л о у д о в л е т в о р и т ь их п о т р е б н о с т и . Т а к п о я в и л о с ь , с о д н о й с т о р о н ы , м н о г о о б р а з и е к у л ь ­ т у р н ы х в и д о в ( и з н а ч а л ь н о все о н и с у щ е с т в о в а л и на о д н о м д е р е в е ) , а с другой — м н о г о о б р а з и е народов, я з ы к о в и обычаев, в ы т е к а ю щ и х из рассеивания первочеловечества. В M | , j все п р о и с х о д и т т а к ж е , н о н а о б о р о т . Л ю д я м не н у ж н о у ч и т ь ­ ся с е л ь с к о м у х о з я й с т в у , т а к к а к о н и у ж е р а с п о л а г а ю т и м в ж и в о т н о м с о с т о я н и и , умеют п р и м е н я т ь его к производству меда, как т о л ь к о он оказывается в их руках. Н о у культурного меда есть два недостатка: л и б о л ю д и не с п о с о б н ы п р о т и в о с т о я т ь с о б л а з н у с ъ е с т ь « п о д н о ж н ы й мед», л и б о п о с л е д н и й х о р о ш о р а с т е т и т а к л е г к о с о б и р а е т с я — н а п о -

65


добие культурных полевых растений, — что неумеренное потребление истощает п р о и з в о д и т е л ь н у ю силу. Как это методично показано в мифе, превращение культурного меда в д и к и й у с т р а н я е т э т и н е у д о б с т в а , д а е т л ю д я м т р о й н у ю з а щ и т у . Во-первых, о д и ч а в щ и е пчелы обретут многообразие: в о з н и к н е т м н о ­ го в и д о в м е д а в м е с т о о д н о г о . З а т е м , м е д с т а н е т и з о б и л ь н е е . Н а к о н е ц , о б ж о р с т в о с б о р щ и к о в будет о г р а н и ч е н о тем к о л и ч е с т в о м , к о т о р о е м о ж н о у н е с т и с с о б о й ; и з б ы т о к меда о с т а н е т с я в д у п л е , где с о х р а н и т с я до следующего посещения. Таким образом, это тройной выигрыщ: качесто, количество, длительность. М ы видим, в чем состоит оригинальность мифа: он вписывается, если м о ж н о так выразиться, в «антинеолитическую» перспективу, с в и ­ д е т е л ь с т в у е т в п о л ь з у э к о н о м и к и с б о р а , с о б и р а н и я , п р и д а в а я е й те ж е достоинства многообразия, изобилия и долгого хранения, что и боль­ шинство иных мифов, вписывающихся в обратную перспективу, со­ стоящую в принятии человечеством искусств, порожденных циви­ лизацией. И м е н н о мед дает возможность столь примечательной пере­ м е н ы . В этом с м ы с л е м и ф о п р о и с х о ж д е н и и меда о т н о с и т с я и к его утрате*. П о л о в и н а о д и ч а в ш е г о меда утрачивается, но такая потеря н у ж н а д л я е г о с о х р а н е н и я . Его г а с т р о н о м и ч е с к а я п р и в л е к а т е л ь н о с т ь такова, что, если б ы мед был с л и ш к о м доступен, человек злоупотреб­ л я л бы и м , и с т о щ и л б ы е г о . «Ты н е н а ш е л б ы м е н я , — г о в о р и т м е д ч е ­ л о в е к у п о с р е д с т в о м м и ф а , — е с л и бы с н а ч а л а н е п о и с к а л » . Таким образом, м ы приходим к любопытной констатации, которая п о в т о р и т с я п р и м е н и т е л ь н о к д р у г и м м и ф а м . Б л а г о д а р я М^^^ и М^,, м ы располагаем подлинными мифами о происхождении, но они не удов­ летворили нас, так к а к относились к празднику меда, а не к самому меду. И вот п е р е д н а м и н о в ы й м и ф , о т н о с я щ и й с я с о б с т в е н н о к м е д у , н о . в о п р е к и в и д и м о с т и , о н я в л я е т с я м и ф о м не с т о л ь к о о п р о и с х о ж д е ­ нии, сколько об утрате, или, точнее, стремится превратить иллюзор­ ное п р о и с х о ж д е н и е (ведь п е р в о е о б л а д а н и е м е д о м с о о т в е т с т в о в а л о н е ­ хватке меда) в в ы г о д н у ю потерю (люди были обеспечены м е д о м , ког­ да с о г л а с и л и с ь л и ш и т ь с я его). П р о д о л ж е н и е к н и г и п р о я с н и т э т о т п а ­ радокс, в котором следует усматривать структурную о с о б е н н о с т ь м и ­ ф о в , п о с в я щ е н н ы х теме меда. В е р н е м с я к т е к с т у М , , , . П л а н т а ц и и , где п р о т о ж и в о т н ы е в ы р а щ и в а ­ ли м е д , о б л а д а л и п р и м е ч а т е л ь н ы м и с в о й с т в а м и : т а м б ы л о о ч е н ь ж а р ­ к о , что не п о з в о л я л о п о д с т у п и т ь с я к н и м ; л и ш ь п о с л е м н о г и х б е с п л о д ­ н ы х п о п ы т о к ж и в о т н ы м удалось туда п р о н и к н у т ь . П р и и н т е р п р е т а ц и и этого эпизода возникает аналогия с м и ф а м и о происхождении куль­ т у р н ы х р а с т е н и й , в к о т о р ы х г о в о р и т с я о т о м , что д о того, к а к л ю д и с т а * Ср. со следующим отрывком (М,,^,,) из мифа о происхождении Кадувео: «Когда каракара (сокол, воплощение обманщика) увидел мед, зреющий в больших бутылочных тыквах, за которым нужно было только протянуть руку, он сказа-1 демиургу Го-ноэно-ходи: "Нет, это нехорошо, не нужно так делать, нет1 Помести мед в сердцевину дерева, чтобы люди были вынуждены докапы­ ваться. Иначе эти лентяи не будут работать"» (Ribeiro I. Р. 143).

66


ли потреблять растительную пищу, приготовленную соответственно той или и н о й культуре, о н и питались г н и л ы м и растениями — с г н и в ­ ш и м и е с т е с т в е н н ы м пугем. Если к у л ь т у р н ы й мед г е р о и ч е с к о й э п о х и — п р о т и в о п о л о ж н о с т ь с о в р е м е н н о г о д и к о г о меда, и если, как м ы уже установили, с о в р е м е н н ы й мед соответствует категории мокрого в кор­ р е л я ц и и и о п п о з и ц и и с т а б а к о м — к о н н о т а ц и и г о р е л о г о , не с л е д у е т л и п е р е в е р н у т ь с о о т н о ш е н и е и п о м е с т и т ь м е д б ы л ы х в р е м е н р я д о м с су­ хим и горелым? Н и ч т о в м и ф а х не и с к л ю ч а е т т а к о й и н т е р п р е т а ц и и , н о м ы с ч и т а ­ е м ее н е с о в е р ш е н н о й и з - з а н е б р е ж е н и я т е м а с п е к т о м п р о б л е м ы , к к о ­ торому м и ф ы о меде, напротив, постоянно привлекают внимание. К а к м ы уже п о д ч е р к и в а л и , мед — во м н о г и х о т н о ш е н и я х п а р а д о к с а л ь ­ ное я в л е н и е . И о д и н из главных его п а р а д о к с о в з а к л ю ч а е т с я в т о м , что, обладая по о т н о ш е н и ю к табаку к о н н о т а ц и е й влажного, в м и ф а х он постоянно ассоциируется с сухим сезоном по той простой п р и ч и ­ не, что в местной э к о н о м и к е мед, как и большинство д и к и х продук­ тов, собирается и потребляется в свежем виде в о с н о в н о м во в р е м я этого сезона. Указаний на это достаточно. П о д о б н о северным Тупи, Карай отме­ чали праздник меда, п р о в о д и в ш и й с я во время сбора урожая, то есть в августе {Machado. Р.21). В п р о в и н ц и и Ч и к и т о с в Б о л и в и и с б о р л е с н о г о меда д л и л с я с и ю н я п о с е н т я б р ь (d'Orbigny, cit. par Schwartz 2. P. 158). У С и р и о н о в Н и ж н е й Б о л и в и и мед «изобилует в о с н о в н о м во в р е м я сухого сезона, после цветения деревьев и растений; а праздники пития ( м е д о ­ вый н а п и т о к , р а з б а в л е н н ы й м а и с о в ы м пивом) проводятся в августе, с е н т я б р е , о к т я б р е и н о я б р е » (Holmberg. Р . 3 7 - 3 8 ) . И н д е й ц ы Т а к а н а с о ­ б и р а ю т п ч е л и н ы й в о с к во в р е м я с у х о г о с е з о н а {Hissink-Hahn. Р.335336). Н а т е р р и т о р и и Г у а я к о в в в о с т о ч н о м П а р а г в а е н е т я р к о в ы р а ж е н ­ ного сухого сезона: речь идет скорее о холодном сезоне, в начале к о ­ т о р о г о в и ю н е - и ю л е о б и з о б и л и и меда с в и д е т е л ь с т в у е т о с о б а я о к р а с ­ ка л и а н ы ( т и м б о ) , к о т о р у ю н а з ы в а ю т тогда « б е р е м е н н о й м е д о м » (Clastres, m s . ) . Ч т о б ы о т м е т и т ь в н а ч а л е а п р е л я п р а з д н и к О х е о к о т и , Терена из ю ж н о г о Мату-Гросу на п р о т я ж е н и и месяца собирали боль­ ш о е к о л и ч е с т в о м е д а (Altenfelder Silva. Р . 3 5 6 , 364). Как мы видели, Темба и Тенетехара начинают делать запасы к празднику меда в марте или апреле, то есть в конце сезона дождей, а с б о р у р о ж а я з а н и м а е т весь п е р и о д сухого с е з о н а (см. в ы ш е , с. 29). Н а ­ с т о я щ и й м и ф менее э к с п л и ц и т е н , тем не менее в н е м содержится два у к а з а н и я т о г о ж е п л а н а . В е г о к о н ц е г о в о р и т с я о т о м , что л ю д и н а х о ­ дят мед п р и р а с к о р ч е в к е . А в г л у б и н н о й Б р а з и л и и р а с к о р ч е в к а ведется после с е з о н а д о ж д е й , ч т о б ы в а л е ж н и к за д в а - т р и м е с я ц а п о д с о х ; з а т е м его с ж и г а ю т . С р а з у п о с л е э т о г о с е ю т и с а ж а ю т , ч т о б ы в о с п о л ь з о в а т ь ­ ся п е р в ы м и д о ж д я м и . С д р у г о й с т о р о н ы , п а л я щ а я ж а р а в т о й м е с т н о ­ с т и , где р а с т е т к у л ь т у р н ы й м е д , о п и с а н а т е р м и н а м и сухого с е з о н а : la tern secca brava, « б ы л а с т р а ш н а я ж а р а » . Т а к и м о б р а з о м , с л е д у е т п о н и ­ м а т ь м е д в п р о ш л о м и н а с т о я щ е м не с т о л ь к о к а к п р о т и в о п о л о ж н ы е , с к о л ь к о как н е р а в н о с и л ь н ы е т е р м и н ы . Культурный мед был сверх-

67


медом — обильным, сосредоточенным в одном месте, легко собирае­ мым. Но эти преимущества чреваты соответствующими недостатками: его е д я т с л и щ к о м м н о г о , слищко.м б ы с т р о , о н и с с я к а е т . К р о м е т о г о , г и п е р б о л и ч е с к а я ф о р м а у п о м и н а н и я о меде в л е ч е т с т о л ь ж е г и п е р б о ­ л и ч е с к и е к л и м а т и ч е с к и е условия: мед — урожай сухого сезона, а с в е р х м е д в л е ч е т г и п е р с у х о й с е з о н , не п о з в о л я ю щ и й в о с п о л ь з о в а т ь с я на п р а к т и к е его г и п е р и з о б и л и е м и г и п е р д о с т у п н о с т ь ю . Вторую и н т е р п р е т а ц и ю м о ж н о п о д к р е п и т ь в ы в о д а м и из п о в е д е н и я п о п у г а я и а р а . П о с л а н н ы е с в о и м и т о в а р и щ а м и на п о и с к и м е д а , о н и предпочитают остановиться: первый - у подножья мангаба (плодовое дерево, п л о д о н о с я щ е е в саванне в сухой сезон), второй — в о с в е ж а ю ­ щей лесной тени. Т а к и м образом, оба задерживаются, чтобы восполь­ зоваться п о с л е д н и м и б л а г а м и с е з о н а д о ж д е й . П о в е д е н и е этих п т и ц н а ­ поминает также поведение ворона в ф е ч е с к о м мифе о происхождении созвездия того же названия: птица здесь также задерживается о к о л о з е р е н и л и ф р у к т о в ( к о т о р ы е с о з р е в а ю т т о л ь к о в к о н ц е сухого с е з о н а ) в м е с т о т о г о , ч т о б ы п р и н е с т и воду, о к о т о р о й п р о с и л А п о л л о н . И в о т р е з у л ь т а т : в о р о н а о б р е к у т на в е ч н у ю ж а ж д у ; р а н ь щ е у н е г о б ы л п р е ­ к р а с н ы й г о л о с , т е п е р ь и з его п е р е с о х ш е г о горла в ы л е т а е т л и ш ь р е з к о е карканье. Н о не будем забывать, что, согласно м и ф а м Тембе и Т е н е ­ техара о п р о и с х о ж д е н и и ( п р а з д н и к а ) м е д а , а р а к о г д а - т о п и т а л и с ь м е ­ д о м , а мед - « н а п и т о к » сухого с е з о н а , п о д о б н о к о л о д е з н о й ( х т о н и ч е с к о й ) воде г р е ч е с к о г о м и ф а , в п р о т и в о п о л о ж н о с т ь н е б е с н о й в о д е , с в и ­ д е т е л ь с т в у ю щ е й о д р у г о м в р е м е н и года. И т а к , м и ф О ф а й е , в о з м о ж н о , по умолчанию объяснял в этом эпизоде, почему плодоядные птицы п о п у г а й и ара н е е д я т ( и л и б о л ь ш е н е едят) меда, хотя п о с л е д н и й с ч и ­ тается плодом. М ы без колебаний сближаем индейский и греческий м и ф ы , так как у с т а н о в и л и в « С ы р о м и п р и г о т о в л е н н о м » , ч т о п о с л е д н и й — м и ф сухого с е з о н а . Н е п р и б е г а я к н и к а к не д о к а з а н н ы м д р е в н и м с в я з я м между С т а р ы м и Н о в ы м Светом, мы смогли доказать, что о б р а щ е н и е к астрономическому кодированию подчиняло мифологическое мыш­ ление столь ж е с т к и м условиям, что, как мы полагаем, в чисто ф о р ­ мальном плане м и ф ы Старого и Нового Света д о л ж н ы были, в зави­ с и м о с т и от обстоятельств, в о с п р о и з в о д и т ь друг друга в п р я м о м или обратном виде. В м и ф е О ф а й е неудаче п о п у г а я и ара п р е д ш е с т в у е т неудача « м а р и ­ така». С м ы с л этого слова проблематичен, так к а к он может быть с о ­ к р а щ е н н ы м « м а р и т а к а к а » ( m a r i t a c a c a ) , о б о з н а ч а ю щ и м вонючку^", и л и деревенской д е ф о р м а ц и е й «маитака» (maitaca) — попугайчика рода Pionus. Вынести окончательное суждение тем более трудно, что с у щ е с т в у ­ ет а м а з о н с к а я ф о р м а н а з в а н и я « в о н ю ч к а » : « м а и т а к а к а » ( m a i t a c a c a — Stradelli I) т о ж д е с т в е н н а н а з в а н и ю п т и ц ы , за и с к л ю ч е н и е м у д в о е н и я п о с л е д н е г о слога. В п о л ь з у в е р с и и о д е ф о р м а ц и и «маитака» с в и д е т е л ь ­ ствует п р и м е н е н и е О ф а й е для о б о з н а ч е н и я в о н ю ч к и б л и з к о г о , н о н е ­ м н о г о о т л и ч а ю щ е г о с я т е р м и н а « я р а т а т а к а » (jaratataca — М „ ) , з а с в и д е т е л ь с т в о в а н о г о в Б р а з и л и и ( с м . : Ihering, art. «jaritacaca, j a r i t a t a c a » ) , a

68


также то, что другие ж и в о т н ы е , ф и г у р и р у ю щ и е в д а н н о м эпизоде, — тоже попугаи. К а к мы увидим н и ж е , интерпретация, связанная с во­ нючкой, возможна, но переход маитака > маритака о б ъ я с н и м с ф о н е ­ тической точки з р е н и я л у ч ш е , чем пропуск удвоенного слога. Мы ус­ воим и м е н н о этот урок. И т а к , б у д е м с ч и т а т ь , что р е ч ь и д е т о ч е т ы р е х п о п у г а я х . Л е г к о з а м е ­ т и т ь , что их м о ж н о п о - р а з н о м у к л а с с и ф и ц и р о в а т ь . В м и ф е п о д ч е р к и ­ вается, что самка попугая, которая в ы п о л н и т задание, самая малень­ к а я с р е д и н и х : «Aifoi о periquitinho, este pequeno, voou bent alto para cima, quasi chegou no с ё м . . . » " Т а к и м о б р а з о м , б л а г о д а р я м а л е н ь к о м у р а з м е р у и легкости самка попугая взлетает в ы ш е своих сородичей, и ей удает­ ся и з б е ж а т ь п а л я щ е й ж а р ы п л а н т а ц и й . З а т о н е п о с р е д с т в е н н о п р е д ш е ­ с т в у ю щ и й ей ара — «агага azul», к а к у т о ч н я е т с я в т е к с т е {Anodorhynchus hyacinthinus): о н п р и н а д л е ж и т к б о л ь ш е м у роду с е м е й с т в а , в к л ю ч а ю ­ щ е м у с а м ы х к р у п н ы х п о п у г а е в ( с м . : Ihering, art. « a r a r a - u n a » ) . П о п у г а й , в свою очередь предшествующий ара, по размеру меньше его; а п о я в ­ л я ю щ и й с я п е р в ы м маитака м е н ь ш е попугая, хотя и больше з а м ы к а ю ­ щ е й ц и к л с а м к и п о п у г а я . И т а к , в с е т р и т е р п я щ и е неудачу п т и ц ы я в н о б о л ь ш е , у д а ч л и в а я - я в н о м е н ь ш е ; р а з м е р ы трех п е р в ы х п т и ц идут п о нарастающей. Т а к и м образом, возникает главная оппозиция между ара и п о п у г а е м : больше: маитака < попугай < ара / самка попугая ( < маитака)

Т е п е р ь з а м е т и м , что п о п у г а й и ара о б р а з у ю т ф у н к ц и о н а л ь н у ю п а р у в ряду н а и б о л е е к р у п н ы х п т и ц : о н и д а ж е не п ы т а ю т с я в ы п о л н и т ь з а ­ д а н и е , п р е д п о ч и т а ю т с п р я т а т ь с я , п е р в ы й — в саванне, в т о р о й — в лесу, вблизи свидетельств закончившегося сезона дождей: сочных фруктов и прохладной т е н и , тогда как т о л ь к о две другие птицы сталкиваются с засухой и с в и д е т е л ь с т в у ю т о н е в ы н о с и м о й ж а р е ( п е р в а я п т и ц а — п о ­ средством «сухого») и о б и л и и меда (вторая птица — п о с р е д с т в о м «влажного»). СУХОЕ

ВЛАЖНОЕ

маитака попугай (жара) I (саванна)

/

ара (лес)

(сезон дождей)

самка попугая / (мед) (сухой сезон)

Наконец, с третьей точки зрения — точки зрения птичьей миссии, можно обнаружить другой принцип классификации. Действительно, л и ш ь первая и п о с л е д н я я п т и ц ы несут реальную и н ф о р м а ц и ю , хотя первая и н ф о р м а ц и я негативна ( п а л я щ а я жара, з а к р ы в а ю щ а я доступ к

69


плантации), вторая носит позитивный характер (обилие меда, которое должно побудить животных преодолеть препятствие). Зато обе птицы, з а н и м а ю щ и е среднее положение (по размерам и порядку рассказа), с а м и не у д о с у ж и в а ю т с я п о с м о т р е т ь и о г р а н и ч и в а ю т с я п о в т о р е н и е м уже с к а з а н н о г о . Т а к и м о б р а з о м , о н и не несут и н ф о р м а ц и и : маитака (-)

/

попугай (0)

ара / (0)

нулевая информация

самка попугая (+) реальная информация

М ы о с т а н о в и л и с ь на э п и з о д е с ч е т ы р ь м я п т и ц а м и с о п р е д е л е н н о й ц е л ь ю . Д е й с т в и т е л ь н о , его а н а л и з п о з в о л я е т в ы я в и т ь м о м е н т м е т о д а . В ы я с н я е т с я , что т о т э п и з о д , в к о т о р о м д р е в н я я м и ф о г р а ф и я у с м о т р е л а бы л и щ ь с е м а н т и ч е с к у ю н а п ы щ е н н о с т ь и искусственную риторику, д о л ж е н б ы т ь п р и н я т с о в е р щ е н н о всерьез, к а к и м и ф в ц е л о м . Р е ч ь н е идет о п у с т о м п е р е ч и с л е н и и , б е з к о т о р о г о м о ж н о о б о й т и с ь , с о с л а в ­ шись вскользь на мистическое значение ц и ф р ы 4 в а м е р и к а н с к о м м ы ш л е н и и . К о н е ч н о , такое значение существует; но оно методично используется для построения многомерной системы, позволяющей включить синхронические и диахронические атрибуты, относящиеся к структурному (первые) или событийному (вторые) порядку — абсо­ лютным или относительным свойствам, сущностям или функциям. П р и в е д е н н о е н а м и д о к а з а т е л ь с т в о не т о л ь к о п р о я с н я е т с у щ н о с т ь м и ­ фологического м ы ш л е н и я и его о п е р а ц и о н н ы й механизм, выявляет пути в к л ю ч е н и я с п о с о б о в к л а с с и ф и к а ц и и , н е к о т о р ы е из к о т о р ы х вдохновляются идеей непрерывности прогресса (ранжирование жи­ вотных по р а з м е р а м , большая или м е н ь ш а я и н ф о р м а ц и я и т.д.), дру­ гие - п р е р ы в и с т о с т и и п р о т и в о п о с т а в л е н и я ( о п п о з и ц и я м е ж д у б о л ь ши*1 и м е н ь ш и м , с у х и м и в л а ж н ы м , с а в а н н о й и л е с о м и т.д.), н о и р а с ­ крывает и иллюстрирует интерпретацию. Действительно, д е ш и ф р о ­ в а н н ы й н а м и э п и з о д оказался богаче, чем показалось на первый взгляд; э т о б о г а т с т в о п о з в о л и л о п о н я т ь , ч т о п т и ц о д н о г о с е м е й с т в а н е следует р а з л и ч а т ь л и ш ь п о р а з м е р а м с е д и н с т в е н н о й ц е л ь ю с о з д а н и я довольно банального драматического эффекта (самый маленький и с л а б ы й д о б и в а е т с я у с п е х а т а м , где п о т е р п е л и неудачу б о л ь ш и е и с и л ь ­ н ы е ) . К а к м ы п о к а з а л и на д р у г о й п о ч в е , его р о л ь з а к л ю ч а е т с я в в ы р а ­ жении о п п о з и ц и й , составляющих самое основу мифа. С т р е м я с ь к и с ч е р п ы в а ю щ е м у а н а л и з у , р а с с м о т р и м т а к ж е р о л ь двух д р у г и х п р о т а г о н и с т о в — м о р с к о й с в и н к и и ч е р е п а х и . Н о , п р е ж д е чем разрешить поставленную ими проблему, уместно привлечь внимание к одному моменту. Э п и з о д с ч е т ы р ь м я п т и ц а м и , с в я з а н н ы й с о сбором культурного меда, в о с п р о и з в о д и т с ц е н а р и й п р е д ш е с т в у ю щ е г о э п и з о д а , с о п р я ж е н ­ н о г о с посадкой дикого м е д а : в о б о и х с л у ч а я х о д н а и л и н е с к о л ь к о п е р ­ воначально неудачных попыток в конце концов увенчиваются успе­ х о м . «Tudo que ё passahnho», следовательно, и птицы тоже попытались

70


о т в о е в а т ь д и к и й м е д , н о и м п о м е ш а л и з а щ и щ а ю щ и е его о с ы , б е с п о ­ щадно убивающие птиц. Удачливой оказалась л и ш ь последняя, самая м а л е н ь к а я п т и ц а : 'teste... bem pequeno, iste menoninho deles»; к с о ж а л е ­ н и ю , н е в о з м о ж н о с у д и т ь о ее п р и н а д л е ж н о с т и , т а к к а к е д и н с т в е н н а я версия, которой мы располагаем, колеблется между дятлом и колиб­ ри. К а к бы то ни было, оба эпизода я в н о параллельны. Во в т о р о м ж е э п и з о д е п р и б л и ж е н и е к к у л ь т у р н о м у м е д у п а с с и в н о запрещается ж а р о й подобно тому, как в первом эпизоде доступ к д и ­ кому меду а к т и в н о запрещается осами. Но воинственный настрой ос о б р е т а е т в м и ф е о с о б у ю ф о р м у : « О н и н а п а д а ю т , в ы п у с к а ю т с в о ю воду (largavam aquela agua deles), и о г л у ш е н н ы е ж и в о т н ы е п а д а ю т з а м е р т в о » . Э т о т э п и з о д м о ж е т п о к а з а т ь с я п а р а д о к с а л ь н ы м в двух о т н о ш е н и я х . Д е й с т в и т е л ь н о , м ы в ы я в и л и , в о - п е р в ы х ( С П , с.298), о п п о з и ц и ю м е ж ­ ду п а р а з и т а м и и я д о в и т ы м и н а с е к о м ы м и , к о н г р у э н т н у ю о п п о з и ц и и между г н и л ы м и горелым; с этой точки з р е н и я о с ы д о л ж н ы б ы л и б ы возникать не в в о д я н о м , а в о г н е н н о м модусе (см. м е с т н ы й т е р м и н «caga fogo», с о о т в е т с т в у ю щ и й т е р м и н у Т у п и «tataira» ( « о г н е н н ы й мед») — н а и м е н о в а н и ю а ф е с с и в н о й пчелы без жала, в ы д е л я ю щ е й едкую ж и д ­ к о с т ь : Oxytrigona, Schwartz 2. P . 7 3 - 7 4 ) . С д р у г о й с т о р о н ы , о с о б ы й с п о ­ соб о п и с а н и я осиного нападения прямо напоминает описание в м и ­ фах того же региона поведения совсем другого животного — в о н ю ч к и , выпускающей в противника ядовитую жидкость, которой в мифах п р и п и с ы в а е т с я с м е р т е л ь н а я о п а с н о с т ь ( С П , с. 150 с н . 4 6 и M^j, т а к ж е я в л я ю щ и й с я м и ф о м О ф а й е ; см. также: М., М^^). Н а п о м н и м же о некоторых относящихся к вонючке выводах, к к о ­ т о р ы м м ы п р и ш л и в « С ы р о м и п р и г о т о в л е н н о м » . 1) К а к в Ю ж н о й , т а к и в С е в е р н о й А м е р и к е это хорьковое образует с двуутробкой пару о п ­ п о з и ц и й . 2) С е в е р о а м е р и к а н с к и е м и ф ы я в н о а с с о ц и и р у ю т д в у у т р о б ­ ку с г н и л ы м , в о н ю ч к у - с г о р е л ы м . К р о м е т о г о , в о н ю ч к а п р я м о с о о т ­ носится в них с радугой, она наделена способностью воскрешения м е р т в ы х . 3) Н а п р о т и в , в Ю ж н о й А м е р и к е с р а д у г о й с о о т н о с и т с я д в у ­ у т р о б к а (до т а к о й с т е п е н и , что в Г а й а н е о н и н о с я т о д н о и т о ж е н а з в а ­ ние); п о д о б н о тому, как в Ю ж н о й А м е р и к е радуга обладает с м е р т о ­ носной с и л о й , одна из м и ф о л о г и ч е с к и х ф у н к ц и й , п р и п и с ы в а е м ы х двуутробке, — сокращение длительности человеческой жизни. Т а к и м о б р а з о м , п р е д с т а в л я е т с я , что п р и п е р е х о д е из о д н о г о п о л у ­ шария в другое соответствующие ф у н к ц и и двуутробки и вонючки ме­ няются м е с т а м и . В ю ж н о а м е р и к а н с к и х м и ф а х обе ф и г у р и р у ю т в качестве гнилых или г н и ю щ и х животных. Н о двуутробка соотносится с с у х и м с е з о н о м и р а д у г о й ( у ч р е ж д а ю щ е й сухой с е з о н в м и н и а т ю р е , т а к к а к радуга п р е д в е щ а е т к о н е ц д о ж д я ) . Е с л и с и с т е м а в ц е л о м в е р н а , из э т о г о д о л ж н о б ы л о б ы в ы т е к а т ь , что в ю ж н о а м е р и к а н с к о м с о о т н о ­ шении вонючка связана с сезоном дождей. В о з м о ж н о л и , ч т о б ы м и ф о л о г и я м е д а в о с п р и н я л а эту в е с ь м а о б ­ щ у ю о п п о з и ц и ю д в у у т р о б к и и в о н ю ч к и , п р е о б р а з у я ее п р и э т о м п о типу б о л е е о г р а н и ч е н н о й о п п о з и ц и и п ч е л ы и о с ы , п о о ч е в и д н ы м п р и ­ ч и н а м л у ч ш е в ы р а ж а ю щ е й ее н а п р а в л е н н о с т ь ?

71


Если эта гипотеза верна, мы получим ключ к в ы я в л е н н о й нами аномальной роли, приписываемой м и ф о м осам. Ключ состоит в том, что эта р о л ь з а к о д и р о в а н а в в о д я н ы х , а не о г н е н н ы х т е р м и н а х . Д е й ­ с т в и т е л ь н о , а н о м а л и я в ы т е к а л а бы и з и м п л и ц и т н о г о у р а в н е н и я : а) оса<-'> = вонючка. Т о г д а д л я с о х р а н е н и я о п п о з и ц и и двуутробка/вонючка требовалось б ы , ч т о б ы м и ф о л о г и я меда и м п л и ц и т н о с о д е р ж а л а д о п о л н и т е л ь н о е уравнение: Ь) пчела''" = двуутробка. На э т о т р а з о н о о з н а ч а л о б ы — т а к к а к п ч е л ы я в л я ю т с я производи­ тельницами и л и хранительницами м е д а ( с м . в ы ш е , с.33), — ч т о д в у у т ­ р о б к а д о л ж н а потреблять и л и воровать его*. К а к м ы у в и д и м н и ж е , эта г и п о т е з а , к к о т о р о й м ы п р и ш л и в р е з у л ь ­ тате д е д у к т и в н ы х р а с с у ж д е н и й а priori'^'', будет п о л н о с т ь ю в е р и ф и ц и ­ рована м и ф о л о г и е й . Уже сейчас о н а позволяет понять, почему в М „ , п ч е л ы с о о т н о с я т с я с сухим (их п р и б л и ж е н и е «жгуче»), а осы — с в л а ж ­ н ы м (их п р и б л и ж е н и е « м о ч и т » ) . Эти промежуточные результаты были особенно необходимы для у с п е ш н о г о п р о в е д е н и я и с с л е д о в а н и й с о д е р ж а н и я М^^,. С а м а д в у у т р о б ­ ка в н е м не п о я в л я е т с я , н о р о л ь в о р о в к и м е д а , к о т о р у ю м и ф д о л ж е н был б ы п р е д н а з н а ч и т ь ей по у м о л ч а н и ю , если н а ш а гипотеза верна, и г р а ю т д в а д р у г и х ж и в о т н ы х : а) п о д ж и г а ю щ а я к у с т а р н и к М о р с к а я с в и н к а [Cavia aperea), в о т н о ш е н и и к о т о р о й м ы на с о в е р ш е н н о и н о й о с н о в е п р е д п о л о ж и л и , что ее ф у н к ц и я м о г л а б ы с в е с т и с ь к к о м б и н а ­ т о р н о м у в а р и а н т у д в у у т р о б к и ( С П , с 165, 185, с н 65): о б е с о о т н о с я т ­ ся с о г н е м сухого с е з о н а , первая а к т и в н о , к а к поджигатель, в т о р а я п а с ­ с и в н о , к а к п о д о ж ж е н н ы й ( С П , с. 127, 208, сн.73.); Ь) второе ж и в о т н о е земляная черепаха (зобатая), срывает маску с волка - хозяина меда, п о с л е д о в а т е л ь н о р а с к р ы в а е т е г о о б л и ч и я и н а с т и г а е т его б л а г о д а р я у п о р с т в у , к о г д а , о б е р н у в ш и с ь п ч е л о й , о н с п р я т а л весь мед. Здесь уместно напомнить, что значительная группа м и ф о в , в о с ­ новном амазонского происхождения, соотносят и противопоставляют черепаху и двуутробку как неподверженную и подверженную гние­ нию: это соответственно господин и жертва гниения ( С П , с.169-171). * В СП, passim, мы прояснили семантическое положение двуутробки как гряз­ ного вонючего животного. Согласно некоторым свидетельствам, приводимым в Schwartz 2. Р.74-78, многие мелипоны должны обладать для нападения или защиты техникой липкого пачкания противника посредством более или ме­ нее зловонных секреций. О запахе мелипон, особенно подрода Trigona, см.: Ibid. Р.79-81. Заметим, наконец, что мелипоны в основном или от случая к случаю применяют то, что сами энтомологи назвали «разбоем». Trigona limao не собирает цветочный нектар и пыльцу, но ограничивается воровством меда у других видов (Salt. Р.461).

72


З а р ы в ш и с ь в л и п к у ю после первых дождей землю, черепаха может м н о г и е м е с я ц ы в ы ж и т ь без п и ш и в с ы р о м тепле, которое двуутробка не п е р е н о с и т , идет л и р е ч ь о ее н а х о ж д е н и и в земле и л и в р ы б ь е м б р ю ­ хе, откуда о н а о к о н ч а т е л ь н о в ы с в о б о ж д а е т с я , п р о п и т а н н а я в о н ь ю (ibid). С л е д о в а т е л ь н о , ч е р е п а х а , п о д о б н о м о р с к о й с в и н к е , н а х о д и т с я на а к ­ т и в н о м п о л ю с е о п п о з и ц и и , тогда к а к д в у у т р о б к а н а х о д и т с я на п а с с и в ­ ном полюсе: с т о ч к и зрения сухого м о р с к а я с в и н к а — поджигатель, а двуутробка - погорелец; с точки зрения влажного черепаха побежда­ ет г н и е н и е , к о т о р о м у п о д в е р ж е н а д в у у т р о б к а , п о м е н ь ш е й м е р е я в ­ л я ю щ а я с я е г о п е р е н о с ч и ц е й . О д н а д е т а л ь и з М,,^ е щ е р а з п о д т в е р ­ ждает эту т р о й н у ю связь: для к в а л и ф и к а ц и и ч е р е п а х и к а к с о о т н е ­ сенной с сухим применяется новое превращение: черепаху нельзя поджечь ( д а н т р е у г о л ь н и к : поджигатель/погорелец/несгораемый) — свойство, объективно подтверждаемое э т н о г р а ф и е й , так как такти­ ка волка, п ы т а ю щ е г о с я с в а р и т ь черепаху, п о к а она л е ж и т на с п и н е , заимствует т и п и ч н ы й для г л у б и н н о й Б р а з и л и и , н е с м о т р я на его в а р в а р с к и й х а р а к т е р , м е т о д : ч е р е п а ш ь я ж и з н ь т а к т р у д н а , ч т о ее п р е д п о ч и т а ю т п е р е в е р н у т ь н а с п и н у и ж и в ь е м с в а р и т ь на к о с т р е в собственном п а н ц и р е , как в естественной кастрюле; такая операция может быть м н о г о ч а с о в о й , в з а в и с и м о с т и от того, к а к быстро п о г и б ­ нет б е д н о е ж и в о т н о е . Мы постепенно исчерпали материал мифа. Остается л и ш ь прояс­ нить роль волка, хозяина меда и плодов аратикума. Это а н а н о в о е (Апопа montana и б л и з к и е в и д ы , е с л и т о л ь к о р е ч ь н е идет о б и з в е с т н о й п о д т е м ж е н а з в а н и е м Rollinia exalbida) д а е т к и с л о в а т ы е н а в к у с к р у п ­ ные плоды с мучнистой м я к о т ь ю , ф и г у р и р у ю щ и е , подобно меду, среди д и к и х п л о д о в сухого сезона; т а к и м о б р а з о м , п о н я т н о , что о н и м о г у т и г р а т ь в м и ф е р о л ь эрзаца м е д а . И д е т л и р е ч ь о т е х ж е и л и о других плодах, в мифологии меда этот второстепенный дубликат встречается часто; как мы у в и д и м , в этом о т н о ш е н и и его и н т е р п р е ­ тация не представляет затруднений. К сожалению, нельзя сказать того же о в о л к е .

Ж и в о т н о е , н а з ы в а е м о е « в о л к о м » (lobo do mato), п о ч т и всегда п о х о ж е на р а з н о в и д н о с т ь д л и н н о н о г о й , д л и н н о ш е р с т н о й л и с ы : Chrysocion brachiunisjubatus; Canisjubatu.s, чей ареал р а с п р о с т р а н е н и я в Б р а з и л и и — центральная и ю ж н а я части страны; таким образом, этот ареал в к л ю ­ чает т е р р и т о р и ю О ф а й е , п р и п и с ы в а ю щ и х в о л к у п е р в о с т е п е н н у ю р о л ь в мифах о происхождении меда. Если учесть замечание Гилмора (Gilmore. Р . 3 3 7 - 3 3 8 ) о т о м , что «в т р о п и ч е с к о й А м е р и к е с е м е й с т в о п с о ­ вых ц е л и к о м с о с т о и т и з л и с , за и с к л ю ч е н и е м д и к о й с о б а к и (Icticyon venaticus)», с л е д у е т у д е л и т ь е щ е б о л ь ш е е в н и м а н и е м и ф а м , п р е в р а щ а ­ ю щ и м л и с а в х о з я и н а м е д а , а т а к ж е м и ф а м , п о ч т и в тех ж е в ы р а ж е н и ­ ях д о в е р я ю щ и х э т у р о л ь д р у г и м ж и в о т н ы . м , п о ч т и в с е г д а с о х р а н я я вместе с т е м о б р а т н у ю с в я з ь м е ж д у ж и в о т н ы м - х о з я и н о м меда — и двуутробкой:

73


Л / р ^ Мундуруку: Двуутробка и его зятья (фрагмент) Двуутробке постоянно не везет с зятьями, которых он поочередно вы­ бирает. Однажды последний из зятьев, «лис - пожиратель меда», пред­ лагает своей жене взять бутылочную тыкву и идти за ним. Он влезает на дерево, где расположен улей, и кричит: «Мед, мед!» Мед вытекает из улья, наполняя тыквы. Двуутробка пытается сделать то же самое, но терпит не­ удачу; тогда он отсылает лиса прочь (Murphy I. Р. 119. В другой версии лиса заменяет голубь, потом колибри. Kruse 2. Р.628-629).

Рис.4. Lobo do mato или guard. (По: Ihering, I.e., art. «guard».) M,^g. Тенетехара: Двуутробка и его зятья (фрагмент) «Медовая обезьяна» гуляла по лесу и объедалась медом. Вернувшись в хижину, она попросила у тестя нож и вспорола себе глотку, откуда вытек мед, наполнив бутылочную тыкву. Двуутробка пытается подражать зятю и в одночасье умирает, так как, в отличие от «медовых обезьян», в глотке двуутробок нет мешка (Wagley-Galvao. Р. 153). Л / , , . Вапидиана: Двуутробка и его зятья (фрагмент). Комар насосался меда, затем приказал жене проткнуть его тело игол­ кой, и из его брюха вытек мел. Но из живота двуутробки вытекла лишь кровь... ( Wirth 2. Р.208).

•74


Ограничимся этими примерами чрезвычайно распространенного т и п а р а с с к а з а . Д е й с т в и т е л ь н о , их д о с т а т о ч н о д л я в ы я в л е н и я т р е х а с ­ пектов. Во-первых, л и ч н о с т ь ж и в о т н о г о - хозяина меда - весьма и з ­ м е н ч и в а : от л и с а д о к о м а р а , в к л ю ч а я о б е з ь я н у и п т и ц . В о - в т о р ы х , господство над медом часто носит тавтологический характер; ж и в о т ­ н ы е о п р е д е л я ю т с я в к а ч е с т в е ф у н к ц и й м е д а , а не н а о б о р о т , ч т о п о ­ рождает трудности при и д е н т и ф и к а ц и и : кто и м е н н о является «лисоммедоедом?» И к т о ж е т а к а я «медовая о б е з ь я н а » с м е ш к о м в глотке, е с л и не alter ego''' о б е з ь я н ы гуариба, чья полая п о д ъ я з ы ч н а я кость п о х о ж а н а стакан? И т а к , л ю б о е ж и в о т н о е , подходит, п о - в и д и м о м у , д л я и с п о л н е н и я р о л и х о з я и н а м е д а п р и о д н о м у с л о в и и : за н и м д о л ж н а б ы т ь п р и з н а н а способность обжираться; голубка или голубь в м и ф а х н а п и в а ю т с я в о ­ дой ( С П . Р.195). Н а б л ю д е н и я подтверждают, что колибри сосет цве­ точный нектар, комар - кровь ж и в о т н ы х , а в глотке ревуна имеется резервуар (на с а м о м деле, резонатор). Т а к и м образом, голубь, к о л и б ­ р и и к о м а р н а б и в а ю т б р ю х о , а о б е з ь я н а - з о б . В о всех с л у ч а я х р е а л ь ­ ный или предполагаемый орган порождает ф у н к ц и ю (хозяина меда). Проблема возникает только с лисом, с которого мы начали, так как н е я с н о , к а к о в а а н а т о м и ч е с к а я о с н о в а его ф у н к ц и и . Т е м не м е н е е м и ф у у д а е т с я о п р а в д а т ь е е , п р и б е г н у в к в н е ш н е м у , а не в н у т р е н н е м у , к к у л ь т у р н о м у , а не е с т е с т в е н н о м у с п о с о б у : п о д с т а в л е н н ы е п о д у л е й бутылочные тыквы наполнятся по волчьему приказу. Затруднение, возникающее в связи с ролью семейства псовых как хозяев меда, усугубляется из-за отсутствия в рассмотренных в ы ш е м и ­ ф а х т о г о ж и в о т н о г о , к о т о р о м у г о р а з д о б о л ь ш е п о д о ш л а бы эта р о л ь в п р я м о м , а не п е р е н о с н о м — как во всех р а с с м о т р е н н ы х н а м и случаях — с м ы с л е . М ы и м е е м в в и д у г и р а р у (Тауга barbara), ч ь и м е с т н ы е п о р т у ­ г а л ь с к и е ( p a p a - m e l - « п ь ю щ а я мед») и и с п а н с к и е ( m e l e r o - м е л е р о , « т о р г о в к а м е д о м » ) н а и м е н о в а н и я г о в о р я т с а м и за с е б я . Э т о н о ч н о е , лесное животное из семейства хорьковых. Несмотря на плотоядность, о н о о ч е н ь л ю б и т м е д , о ч е м с в и д е т е л ь с т в у е т е г о н а з в а н и е н а lingua geral, п р о и з в о д н о е о т Т у п и / и р а / м е д ( t u p i / i r a / m i e l ) ; о н о р а з о р я е т у л ь и в д у п л а х , в з б и р а я с ь по к о р н я м и к р о ш а к о г т я м и с т в о л . Р а с т е н и е , н а ­ зываемое Бороро «гирарным», используется ими в магических целях д л я о б е с п е ч е н и я у д а ч н о г о с б о р а меда (E.B.I. Р . 6 4 4 ) . Гирара занимает большое место в мифах боливийских Такана. О н и п р о т и в о п о с т а в л я ю т ее в о р у ю щ е м у м е д л и с у в р а с с к а з е ( М , , , ) , где л и с вырывает из тела гирары кусок мяса; так возникает желтое п я т н о , вы­ д е л я ю щ е е с я на ее ч е р н о й ш к у р е (Н.-Н. Р . 2 7 0 - 2 7 6 ) * . «Лису» с о т о р в а н ­ ным хвостом м о ж н о спутать с двуутробкой, которую часто называют л и с о й ; во м н о г и х с е в е р о - и ю ж н о а м е р и к а н с к и х м и ф а х г о в о р и т с я о т о м , п о ч е м у ее х в о с т стал о б л е з л ы м . Г р у п п а м и ф о в ( М | , ^ - М | „ ) к а с а е т * Древние мексиканцы говорили о светлоголовой разновидности гирары (Тауга barbara senex), что увиденная охотником желтая голова предвещает смерть, а белая — долгую несчастливую жизнь. Это животное несло плохое предзнаменование (Sahagun. L. XI, chap. 1, «Tzoniztac»).

75


ся п р и к л ю ч е н и й д и о с к у р и ч е с к о й п а р ы Э д у ц ы у ж и в о т н ы х - д е м о н о в , среди которых о н и в ы б и р а ю т ж е н . Гирара играет роль л и б о отца обе­ их ж е н щ и н , я в л я ю щ и х с я с е с т р а м и , л и б о в т о р о г о м у ж а о д н о й и з н и х , тогда к а к д р у г а я в э т о м с л у ч а е — в а м п и р . Ч т о б ы у б е р е ч ь с в о и х д о ч е ­ рей от м е с т и Э д у ц ы , м у ж ч и н а п р е в р а щ а е т их в а р а (H.-N. Р. 104-110). Эти м и ф ы повторятся в другом контексте. З а к о н ч и м с Т а к а н а , указав н а группу м и ф о в (М^^-М^^,), д е л я щ и х ж и в о т н ы х н а д в а л а г е р я : гусени­ ца/кузнечик, обезьяна/ягуар, кузнечик/ягуар, лис/ягуар, кузнечик/мелеро. Н е с м о т р я на т е р м и н о л о г и ч е с к у ю н е у с т о й ч и в о с т ь (ради в е р н о й и н т е р ­ п р е т а ц и и м и ф о в с л е д о в а л о бы п р е д в а р и т е л ь н о с и н т а г м а т и ч е с к и и п а ­ р а д и г м а т и ч е с к и о ф о р м и т ь о ф о м н ы й корпус, с о б р а н н ы й Х и с с и н к о м ) , представляется, что уместные о п п о з и ц и и возникают между соответ­ ственно большими и маленькими, земными и небесными (или хтоническими и небесными) ж и в о т н ы м и . О б ы ч н о в первом лагере господ­ ствует я г у а р , во в т о р о м - к у з н е ч и к . М е л е р о д в а ж д ы в о з н и к а е т в э т о й ф у п п е м и ф о в - л и б о как парламентарий между двумя лагерями, либо как главный п р о т и в н и к кузнечика (вместо ягуара). В этом случае он в о з г л а в л я е т х т о н и ч е с к и х ж и в о т н ы х . К у з н е ч и к всегда п о б е ж д а е т л и ш ь гусеницу при п о м о щ и ос, жестоко ж а л я щ и х его жадную до меда со­ перницу*. К р о м е кузнечика и обезьяны среди других с о п е р н и к о в ягу­ ара ф и г у р и р у ю т л и с и о ц е л о т ; у п о с л е д н и х е с т ь м а л е н ь к и й ш а м а н с к и й барабан, и ф а ю щ и й также в М|,^-М|,^ о п р е д е л е н н у ю роль в к о н ф л и к ­ те Диоскуров^» с м е л е р о . С а х а г у н (Sahagun, 1. с.) с б л и ж а е т м е к с и к а н с ­ кую разновидность мелеро с оцелотом. П р и с у т с т в и е г и р а р ы и л и м е л е р о во м н о г и х м и ф а х в о с т о ч н о й Б о л и ­ вии тем более заслуживает в н и м а н и я , что бразильские и гайанские м и ф ы д о с т а т о ч н о д е л и к а т н ы в о т н о ш е н и и этого ж и в о т н о г о . За и с к л ю ч е ­ н и е м м и ф а Т а у л и п а н г (М,^^) о п р о и с х о ж д е н и и П л е я д , в к о н ц е к о т о р о г о о т е ц и его д е т и р е ш а ю т п р е в р а т и т ь с я в ж и в о т н о е / a r a i u a g / , « п о х о ж е е на л и с у ч е т ы р е х п а л о е , н о с б л е с т я щ е й , м я г к о й ч е р н о й ш е р с т ь ю , т о н ­ к и м т е л о м , к р у г л о й г о л о в о й и в ы т я н у т о й м о р д о й » (K.-G. I. Р . 5 7 - 6 0 ) , в п о л н е в о з м о ж н о — в гирару, т а к к а к «она л ю б и т м е д , не б о и т с я пчел», д р у г и е с с ы л к и р е д к и . Д в и г а я с ь к югу, о с т а н о в и м с я с н а ч а л а в А м а з о ­ н и и . К о р о т к и й м и ф ( M j Q , ) п р о т и в о п о с т а в л я е т к о р у п а я , л е с н о г о духаканнибала, гираре-медоеду. Гирара вызволяет индейца из когтей к о ­ р у п а я после того, к а к л я г у ш к а кунауару (см. С П . с.250-251) спасла и н д е анку, у к р а в ш у ю еду у людоеда (так ж е поступил и ее с о п л е м е н н и к ) . С тех п о р л ю д о е д не ест н и р ы б ы , н и б р о н е н о с ц е в . О н питается ч е л о в е ч и н о й , тогда к а к гирара п о - п р е ж н е м у питается м е д о м {Rodrigues I. Р.68-69). Ботокуды риа Д о ч е в восточной Б р а з и л и и рассказывают два м и ф а о гираре: Ботокуды: происхождение воды. Вся вода на свете когда-то принадлежала колибри, и животным нече­ го было пить, кроме меда. Колибри купалась каждый день; з а в и с т л и в ы е Л/^д,.

• См. о врагах, побежденных осамп и шершнями в Пополь Вух.

76


животные велели дикому индюку (мутуму — Сгах sp.) выследить ее, но это )ie удалось. Однажды все жители собрались вокруг костра. Гирара опоздала, так как собирала мед. Она тихо попросила воды, «Воды нет», — ответили ей. Тогда гирара предложила колибри мед в обмен на воду, но та отказалась, заявив, что собирается принять ванну. Гирара выследила колибри и почти одновременно с ней оказалась у воды в горной пещере. Колибри прыгну­ ла в воду, гирара - тоже, и так плескалась, что вода разбрызгалась, поро­ див ручьи и реки (Nim. 9. Р. 111). А в т о р , к о т о р о м у м ы о б я з а н ы э т и м м и ф о . м , з а м е ч а е т , ч т о ту ж е и с ­ торию можно найти у Ямана с Огненной Земли, но роль колибри в н е й п р о т и в о п о л о ж н а : о н а о б н а р у ж и в а е т воду, р е в н о с т н о о х р а н я е м у ю лисой. М^д^. Ботокуды: происхождение животных. Когда-то животные были похожи на людей, и все дружили. У них было достаточно пищи. Гирара решила настроить их друг против друга. Она на­ учила змею кусать и убивать свои жертвы, велела комарам сосать кровь. С тех пор они стали зверями, в том числе и гирара, чтобы никто не мог уз­ нать ее. Не в силах восстановить прежний порядок вещей, колдун, постав­ лявший животным пищу, превратился в дятла, а его каменный топор стал клювом (Nim. 9. Р.112). Эти м и ф ы вызывают несколько замечаний. В первом гирара, хо­ зяйка меда, противопоставляется колибри, хозяйке воды. Н о , как мы отмечали, в Ю ж н о й А м е р и к е п е р в ы й не уптребляется без в т о р о й , так как мед перед у п о т р е б л е н и е м всегда разбавляют водой. Т а к и м о б р а ­ зом, у п о м и н а е м а я в м и ф е о с н о в н а я ситуация, когда у о б л а д а ю щ и х медом нет воды и наоборот, — ситуация «противоестественная», или, в е р н е е , « п р о т и в о к у л ь т у р н а я » . В м и ф е ю ж н о б р а з и л ь с к и х К а ю г а (М^^^) г о в о р и т с я о т о м , к а к ж и в о т н ы е с о р е в н о в а л и с ь в беге: Гираре тоже захотелось бежать. Говорят, что она носит мед на спине. Эму (Rhea americana) сказал ей: «Но ты же умрешь! Ты питаешься медом. Ты хочешь бежать. Здесь нет воды. Ты умрешь от жажды... Я не пью воды, пусть все мои товарищи бегут, но воды я им не дам». Едва не погибнув от жажды после бега, собака разбила несомый гирарой сосуд, и весь мед раз­ лился, что привело гирару в ярость. Тогда эму сказал ей: «Не нужно злить­ ся, это шутка. Здесь не дерутся. Ступай прочь», и забрал у нее весь мед (Schaden /. Р. 117). Т а к и м образом, и в этом случае гирара предстает раздражитель­ н ы м , н е у д о в л е т в о р е н н ы м ж и в о т н ы м : в е д ь у нее е с т ь м е д , н о н е т в о д ы . Т о есть она — н е п о л н о ц е н н а я хозяйка меда, то озабоченная отвоеван и е м н е д о с т а ю щ е й воды у с о п е р н и к а , о б л а д а ю щ е г о е ю (М,„з), т о р и с ­ кующая л и ш и т ь с я меда в пользу с о п е р н и к а , с п о с о б н о г о о б о й т и с ь без

77


столь н е д о с т а ю щ е й гираре воды (М^2)в с я к о м случае, н е и з м е н н о с т ь для нее н е п р и е м л е м а ; отсюда — ее р о л ь д е м и у р г а - о б м а н щ и к а в М^^^*. Второе н а ш е з а м е ч а н и е к а с а е т с я и м е н н о п о с л е д н е г о м и ф а , где г и ­ р а р а н а д е л я е т з м е й я д о м ; м и ф ы Ч а к о (М^^з, М.^^) п р и п и с ы в а ю т э т о т р е з у л ь т а т д е й с т в и ю о г н я и л и е д к о г о п е р е ч н о г о д ы м а {Metraux 3. Р Л 9 20; 5. Р.68). О б о д р е н н ы е з а м е ч а н и е м К а р д у {Cardus. Р.356) о т о м , ч т о табак у Гуарайю является противоядием против змеиных укусов, выд­ винем в качестве гипотезы уравнение: едкий перечный дым = табачный дым<-'>.

(По: BrehmAE.

Рис. 5. Гирара (Tayra barb a га). La Vie des animaux, les Mammiferes, vol.1. P., s.d.

P.601).

Тогда если п р и н я т ь , что мед без воды ( = с л и ш к о м к р е п к и й ) обла­ дает п о о т н о ш е н и ю к разбавленному меду тем же р а з ф а н и ч и т е л ь н ы м значением, что и едкий перечный д ы м по о т н о ш е н и ю к табаку, то п о ­ н я т н о , что гирара, хозяйка меда без воды, способна играть в м и ф а х Ботокудов роль, почти совпадающую с той, которую м и ф ы Чако при­ писывают дыму - жгучему либо в прямом (огонь), либо в переносном (перец) смысле в глобальной системе, которую можно представить следующим образом: * Она легко сопоставима с аналогичной ролью Юпитера как бога-обманщи­ ка, щедрого на яд и скупого на мед: «Ше malum uirus serpentibus addidit atris praedarique lupos iussit pontumque moueri mellaque decussit foliis ignemque remouit». (Virgile. Georgiques, I, ¥.129-131)^^.

78


перец {-)

табак {^)

• ^-."'^разбавленный

чистый мед (-)

Рис. 6, Табак,

перец,

мед.

Аналогичная модель* косвенно подтверждается амазонской о п п о ­ зицией между плохим медом, в ы з ы в а ю щ и м рвоту, ритуально п р и ­ меняющимся для этой цели, и хорошим табаком, считающимся у колумбийских Тукана результатом божественной рвоты. Таким об­ р а з о м , п е р в ы й п р е д с т а е т причиной рвоты, призванной установить с в я з ь м е ж д у л ю д ь м и и б о г а м и , т о г д а к а к в т о р о й — результатом рво­ ты, уже я в л я ю щ е й с я самой по себе к о м м у н и к а ц и е й между богами и л ю д ь м и . Н а п о м н и м , н а к о н е ц , ч т о в Ш^^^, с о с т о я щ е м и з с о п о с т а в ­ л е н и я двух э п и з о д о в , гирара п о я в л я е т с я как к о м б и н а т о р н ы й в а р и ­ ант л я г у ш к и кунауару, хозяйки охотничьего яда, то есть несъедоб­ н о г о в е щ е с т в а , « п р е в р а щ а ю щ е г о с я » , п о д о б н о т и м б о ( с м . в ы ш е с.ЬО51), в д и ч ь , с ъ е д о б н о е вещество, тогда как гирара владеет ч и с т ы м , н е с ъ е д о б н ы м м е д о м ; н о его м о ж н о п р е в р а т и т ь ( р а з б а в и в ) в с ъ е д о б н о е вещество. * Мы подчеркиваем это свойство потому, что Лич (Leach) упрекнул нас в иг­ норировании такого типа моделей и обращении к исключительно бинарным схемам. Как будто само понятие преобразования, к которому мы постоянно прибегаем, позаимствовав его у Арчи Вентворта Томпсона, целиком не свя­ зано с аналогией... В действительности мы постоянно прибегаем к обоим типам, как это мож­ но было заметить в связи с другим исследованием (с.66), где мы даже попы­ тались объединить их. Уже в «Сыром и приготовленном» встречались недвус­ мысленные примеры аналогичных моделей, например графики и диаграммы (рис. 5, с.89; рис. 6, с.97; рис. 7, с.105; рис. 8, с.186; рис, 20, с.318), формулы на с. 158, 189, 236, 237 и т.д.; все таблицы, где знаки + и - свидетельствуют не о присутствии или отсутствии некоторых членов, но о более или менее выра­ женном характере некоторых оппозиций, состоят в прямом или обратном со­ отношении внутри группы мифов.

79


в результате обсуждения м и ф о л о г и ч е с к о е п о л о ж е н и е гирары н е ­ сколько прояснилось. Гирара, хозяйка меда в прямом смысле, с чело­ в е ч е с к о й т о ч к и з р е н и я н е с п о с о б н а п о л н о с т ь ю в ы п о л н и т ь эту ф у н к ­ ц и ю , т а к как, в о т л и ч и е от л ю д е й , ест м е д б е з в о д ы , что о п р е д е л я е т ее н е с о с т о я т е л ь н о с т ь ; э т и м о б ъ я с н я е т с я т о , что на ту ж е р о л ь в м и ф а х ей п р е д п о ч и т а ю т д р у г и х ж и в о т н ы х , хотя о н и м о г у т п р е т е н д о в а т ь на нее л и ш ь в переносном смысле. В первых рядах таких животных — семей­ с т в о п с о в ы х . З д е с ь у м е с т н о в с п о м н и т ь м и ф Б о р о р о (М^^^), ч е й н а ч а л ь ­ н ы й э п и з о д с о п о с т а в л я е т и п р о т и в о п о с т а в л я е т гирару д р у г и м ч е т в е р о ­ н о г и м ; н е к о т о р ы е из н и х п с о в ы е . В э т о м м и ф е г о в о р и т с я о п р о и с х о ж ­ д е н и и героев Б а к о р о р о и А й т у б о р е , р о д и в ш и х с я от с в я з и ягуара с ж е н ­ щ и н о й . Н а п р а в л я я с ь к н о р е х и щ н и к а , эта ж е н щ и н а п о о ч е р е д н о в с т р е ­ чает н е с к о л ь к и х ж и в о т н ы х , п ы т а ю щ и х с я в ы д а т ь с е б я за мужа, к о т о р о ­ му о т е ц о б е щ а л о т д а т ь ее в о б м е н на с п о к о й н у ю ж и з н ь . Вот э т и ж и ­ вотные в порядке появления: гирара, д и к и й кот, маленький волк, б о л ь ш о й в о л к , я г у а т и р и к а и л и о ц е л о т , п у м а . Р а з о б л а ч и в их о д н о г о за другим, ж е н щ и н а н а к о н е ц добирается до ягуара. Этот э п и з о д п о - с в о е м у п р е п о д а е т у р о к э т н о з о о л о г и и , т а к к а к с е м ь видов расположены в нем одновременно по размеру и в зависимости от их б о л ь ш е г о и л и м е н ь ш е г о с х о д с т в а с я г у а р о м . С т о ч к и з р е н и я р а з ­ м е р о в я с н о , что: 1) д и к и й к о т < о ц е л о т < п у м а < я г у а р ; 2) м а л е н ь к и й в о л к < б о л ь ш о й в о л к . С точки з р е н и я сходства наиболее с и л ь н а о п п о з и ц и я гирары ягу­ ару; к р о м е т о г о , г и р а р а г о р а з д о м е н ь ш е я г у а р а . С т о ч к и з р е н и я с о в р е ­ менной таксиномии наиболее примечательна разношерстность этого р я д а , т а к к а к в н е м о б ъ е д и н я ю т с я о д н о х о р ь к о в о е , два п с о в ы х и ч е т ы ­ ре к о ш к и , п р и н а д л е ж а щ и е к с е м е й с т в а м , с и л ь н о р а з л и ч а ю щ и м с я с точки зрения анатомии и образа ж и з н и . Ограничимся наиболее повер­ х н о с т н ы м из э т и х р а з л и ч и й : у н е к о т о р ы х в и д о в п я т н и с т а я ш к у р а , у других — гладкая ш е р с т ь , в п о с л е д н е м ж е случае — светлая и л и т е м н а я . Н о с т р а н н а я с н а ш е й т о ч к и з р е н и я к л а с с и ф и к а ц и я не я в л я е т с я т а ­ к о в о й на т у з е м н ы й взгляд. О т к о р н я / i a w a / Т у п и п р и п о м о щ и с у ф ф и к ­ са о б р а з у ю т с у щ е с т в и т е л ь н ы е / i a w a r a / « с о б а к а » , / i a w a r a t e / « я г у а р » , / i a w a c a c a / «выдра», / i a w a r u / «волк», / i a w a p o p e / «лиса» {Montoya), г р у п ­ пируя, таким образом, в одну категорию к о ш е к , псовых и хорьковых. Гайанским карибам известна к л а с с и ф и к а ц и я ж и в о т н ы х видов, чей п р и н ц и п д а л е к о не я с е н , н о где н а з в а н и е я г у а р а / a r o w a / , к а ж е т с я , д о ­ полняется о п р е д е л е н и е м : ч е р е п а ш и й , ж а с м и н н о - п т и ч и й , агути, к р ы ­ с и н ы й , о л е н е в ы й и т.д., с л у ж а щ и м и д л я р а з л и ч е н и я в и д о в ч е т в е р о н о ­ гих (Schomburgk, П. Р . 6 5 - 6 7 ) . С л е д о в а т е л ь н о , к а к м ы п о к а з а л и в « С ы ­ ром и приготовленном» применительно к к о п ы т н ы м и грызунам, на­ деляемым в туземном мышлении тем же к в а л и ф и к а ц и о н н ы м п р и н ц и по.м, о с н о в а н н ы м на о т н о с и т е л ь н о м п р о т и в о п о с т а в л е н и и д л и н н о г о и к о р о т к о г о {«хвостатые» животные/«бесхвостые» животные; длинно­

го


мордые/тупомордые и т.д.), х о р ь к о в о е в р о д е г и р а р ы не д о л ж н о б ы л о б ы р а д и к а л ь н о о т л и ч а т ь с я от ж и в о т н ы х д р у г о г о з о о л о г и ч е с к о г о п о р я д к а . В этих условиях м и ф о л о г и ч е с к о е наделение хорьковых ролью хозяи­ на м е д а с в я з а н о н е с т о л ь к о с с о о т в е т с т в и е м о п р е д е л е н н о м у в и д у и его эмпирическому поведению, сколько с весьма емкой этнозоологической категорией, в к л ю ч а ю щ е й не только гирару, чей опыт показывает, что о н а д е й с т в и т е л ь н о я в л я е т с я х о з я й к о й м е д а , н о и п с о в ы х , в о т н о ­ шении которых нам остается доказать, что с семантической точки зре­ н и я о н и с п о с о б н ы с ы г р а т ь эту р о л ь е щ е л у ч ш е г и р а р ы , д а ж е е с л и э м ­ п и р и ч е с к и е п о д т в е р ж д е н и я — нельзя, к о н е ч н о , сказать, что их вовсе нет - не п о з в л я ю т дать и м столь ж е з а к о н ч е н н у ю к в а л и ф и к а ц и ю . С л е д у ­ ет т а к ж е у ч и т ы в а т ь , что мед п о я в л я е т с я в м и ф а х не просто к а к е с т е с т в е н ­ ный продукт: он наделен множеством значений, некоторым образом добавленных к нему. Для управления этим медом, превратившимся в метафору самого себя, больше подходит не реальный, но н е п о л н о ц е н ­ ный хозяин, а хозяин, способный авторитетно выполнять свою роль, тем более что м и ф ы п р и д а ю т э т о й р о л и п е р е н о с н о е з н а ч е н и е .

Д л я п р о я с н е н и я с е м а н т и ч е с к о й п о з и ц и и п с о в ы х следует, н е с о м н е н н о , обратиться к Чако. В мифах этого региона лис занимает первостепен­ ное место в качестве ж и в о т н о г о в о п л о щ е н и я б о г а - о б м а н щ и к а , п о р о й также п р и н и м а ю щ е г о человеческий вид. Так, в Ч а к о существует груп­ па м и ф о в , в к о т о р ы х Л и с п о д д е р ж и в а е т с м е д о м п о з и т и в н у ю и л и н е ­ г а т и в н у ю , н о всегда о т ч е т л и в о в ы р а ж е н н у ю с в я з ь . Р а с с м о т р и м ж е э т и м и ф ы , е щ е не исследованные под т а к и м углом зрения. Тоба: Лис женится. После множества приключений, в результате которых Лис умирает, но воскресает, как только начинается дождик, он добирается до деревни под видом красивого парня. Девушка влюбляется в него и становится его лю­ бовницей. Но в любовном экстазе она так сильно царапается, что Лис сто­ нет и кричит. Завывания выдают его животную природу, и девушка бро­ сает его. Тогда он соблазняет другую, более нежную девушку. Настает утро, Лис уходит на промысел. Он набивает мешок дикими плодами /sachasandia/ и пчелиным воском без меда и выдает их своей теше за содержащие мед. Она радостно сообщает, что разведет мед в воде и поставит бродить, чтобы снабдить семью медовым напитком. Зять сможет выпить остатки. Лис скрывается, до того как родители жены обнаруживают содержимое меш­ ка и личность соблазнителя (Metraux 5. Р. 122-123). Л/_,р-.

Л/^ду Тоба: Лис в поисках меда. Говорят, что однажды Лис отправился на поиски осиного меда /leche­ guana/. Он долго шел, ничего не находя, и встретил птицу /celmot/, также ищущую мед и взявшую его с собой. Птица находила много меда. Она взбиралась на деревья, следила взглядом за отдельными о с а м и , чтобы об-


н а р у ж и т ь и х гнездо; оставалось л и ш ь о п у с т о ш а т ь гнезда. Л и с п ы т а л с я д е ­ лать т оже самое, н о безрезультатно. Тогда п т и ц а решила заколдовать своего жалкого партнера. О н а про­ шептала магические слова: «Пусть появится щепка, пусть Л и с поранится и не сможет идти!» С т о и л о ей закончить, к а кЛ и с , с п р ы г н у в с дерева, н а которое о н залез, н а п о р о л с я на о с т р у ю палку. О н умер. П т и ц а / c e l m o t / ре­ ш и л а п о п и т ь воду из пруда и вернулась д о м о й , н и к о м у нерассказав о слу­ чившемся. П о ш е л д о ж д и к , и Л и с воскрес. О н в ы т а щ и л к о ли сумел найти мед; мед о н положил в м е ш о к . Т а к к а кему хотелось пить, о н подошел к пруду и п р ы г н у л в н е г о , н е п о с м о т р е в . П р у д в ы с о х , и о н с л о м а л себе ш е ю . П о б л и з о ­ сти копала колодец лягушка. Ее желудок б ы л н а п о л н е н водой. С п у с т я дол­ гое в р е м я п о я в и л с я ч е л о в е к , к о т о р о м у х о т е л о с ь п и т ь . О н з а м е т и л , ч т о п р у д высох, Л и с умер, а желудок лягушки

наполнен водой. О н проткнул его

к а к т у с о в о й к о л ю ч к о й , вода б р ы з н у л а и залила все вокруг, н а м о ч и в Л и с а , который снова воскрес. О д н а ж д ы , когда Л и с ждал гостей и готовил п и в о и залгаробы, о н заме­ т и л Я щ е р и ц у , с п я щ у ю н а в е р х у ш к е д е р е в а / y u c h a n / (Chorisia insignis). Л и с оставил свое п и в о и п о п р о с и л я щ е р и ц у подвинуться. О но б ъ я с н и л ,ч т о л ю б и т лазить п о деревьям и не живет н а их верхушках постоянно л и ш ь потому, ч т о предпочитает бывать н а н и хв чьем-либо обществе. Я щ е р и ц а загадала: « П у с т ь п р и с л е д у ю щ е м п р ы ж ­ ке Л и с в с п о р е т себе ж и в о т ! » Л и с п р ы г ­ нул,

чтобы присоединиться к ней, и

напоролся животом

на усеивающие

ствол / y u c h a n / колючки. О н упал, его к и ш к и вывалились и повисли на дере­ ве, у д е р ж и в а я е г о в п о д в е ш е н н о м с о ­ стоянии. « П у с т ь его к и ш к и вырастут, сказала Я щ е р и ц а , - ч т о б ы л ю д и п о д о ­ брали и х и съели». Таково Рис. 7. -

Южноамериканская

лиса

(77(9; Ihering, I.e., art. «сасИогго do mato»).

происхож-

дение л и а н ы , называемой «лисьи к и ш -

к и » ; и н д е й ц ы у п о т р е б л я ю т ее в п и щ у (Metraux 5 . Р . 1 2 6 - 1 2 7 ) .

В варианте того же мифа у Матако (М209а) о б м а н щ и к п о имени Т а к у а й ( Т а у к у а к с ) с а м в е ш а е т с в о и к и ш к и н а в е т в и д е р е в ь е в , где о н и превращаются в л и а н ы . О н неглубоко зарывает свой желудок, превра­ щ а ю щ и й с я в н е ч т о в р о д е н а п о л н е н н о й в о д о й д ы н и . Е г о геуипо* и с е р ­ дце порождают гладкую /tasi/ и колючую /tasi/; а в земле его толстая к и ш к а п р е в р а щ а е т с я в м а н и о к (Palavecino. Р.264). * П о д о б н о о т к а з а в ш е м у с я о т п е р е в о д а д а н н о г о т е р м и н а М е т р о (Metraux

5.

Р. 128), м ы н е с м о г л и в ы я с н и т ь с м ы с л э т о г о и с п а н с к о г о с л о в а в м е с т н о м г о ­ воре. Я с н о , ч т о о н о обозначает часть тела. Н о а н а т о м и я о б м а н щ и к а М а т а к о п р и п о д н о с и т с ю р п р и з ы , к а ко б этом свидетельствует другой вариант того же м и ф а (MjQ^^): « Т а у к у а к с р е ш и л з а л е з т ь н а в е р х у ш к у д е р е в а / y u c h a n / и у п а л вниз головой. В овремя падения о н разодрал свое тело о к о л ю ч к и н а стволе.

82


М е т р о делит эту группу м и ф о в на три р а з л и ч н ы х рассказа, но д о с т а т о ч н о сопоставить их, чтобы о б н а р у ж и л а с ь о б щ а я схема. Д е й ­ ствия пищевого плана: поиски меда ( н е с о м н е н н о , чтобы пригото­ в и т ь м е д о в ы й н а п и т о к , с м . М^^^) и л и п р и г о т о в л е н и е д р у г о г о п е р е ­ бродившего напитка терпят неудачу, потому что Л и с не умеет ла­ зить по деревьям; либо удаются после падения Лиса, но л и ш ь пото­ му, что он н а п и л с я и м и , а всегда д е й с т в у ю щ и й н е о с т о р о ж н о о б м а н ­ щ и к р а з б и л с я в п е р е с о х ш е м пруду: для его о ж и в л е н и я п о н а д о б и т ­ с я в о д а . Л и с у , напарывающемуся в первой сцене, вторит лягушка с проколотым ж и в о т о м во второй (но с о б р а т н ы м результатом: м о к р а я з е м л я в м е с т о п е р е с о х ш е й ) , а в т р е т ь е й - Л и с с о вспоротым брюхом, н а э т о т р а з н е у п а в ш и й сверху вниз, к а к в д в у х п е р в ы х с ц е н а х , н о п о ­ п ы т а в ш и й с я п р ы г н у т ь снизу вверх. К о г д а Л и с п а д а е т с в е р х у в н и з , о н о с т а е т с я без меда ( п е р в а я с ц е н а ) . П а д а я в с е н и ж е и н и ж е ( н а д н о в ы с о х ш е г о п р у д а ) , о н о с т а е т с я без воды ( в т о р а я с ц е н а ) . Н а к о н е ц , п р ы г а я с н и з у в в е р х ( т р е т ь я с ц е н а ) , о н в ы з ы в а е т п о я в л е н и е н а пол­ пути н е м е д а и л и в о д ы , н о ч е г о - т о с т р а н н о б л и з к о г о и м в т о м с м ы с ­ ле, что, с о в е р ш е н н о не будучи ни тем, ни другим, о н о п р и б л и з и ­ тельно выявляет с о п р я ж е н н о с т ь того, что прежде было разъедине­ но: меда наверху, на деревьях; воды внизу, в пруду или в б р ю ш к е лягушки, к о п а ю щ е й колодец. Такая сопряженность обретает форму диких овощей или фруктов, таких растений, как мед (по туземной к л а с с и ф и к а ц и и ) или, в о т л и ч и е от меда, р а с т е н и й , с о д е р ж а щ и х воду.

залезает на 1,3, а к т и в н о '

1,3, животного '

верхушку ящерицы

Лис

i

дерева

отказываясь от пива.

падает на

найдя

дно я м ы

мед.

) в сопровождении [ 2, п а с с и в н о

2, человека

не находя меда

Он вынул свой желудок и зарыл его; из него выросло растение /iletsax/ с тол­ стенным, наполненным водой корнем. Его кишки стали лианами. У Таукуакса два желудка, как у коровы; второй он превратил в растение под названием / iwokan6/» (Metraux 3. P. 19). Заметим, что в Северной Америке мифы, очень близкие мифам Чако, так­ же связывают с обманщиком (его воплощения - Норка и Койот) неумерен­ ное потребление либо частей тела, либо деревьев, растений или диких плодов, а также происхождение последних (Menonimi: Hoffman, P. 164; Pawnee: Dorsey. P.464-465; Kiowa: Parsons. P.42). У Ирокезов (Hewitt. P.710) разные вьющиеся растения со съедобными плодами возникают из кишок Тауискарона, бога зимы. Оджибве наделяют тем же свойством злого брата демиурга. Даже в Юж­ ной Америке персонаж Лиса как бессильного и жадного претендента встреча­ ется у Уитото (Preuss 1. Р.574-581); он встречается также у Уро-Чипайа с ан­ дийского плато (Metraux 2).

83


сверху вниз.

идет дождь 1.

напарынае1си

ннизу;

(небесная

еще ниже;

бьет ключ

на среднем

появляются освежаюшие плоды (срединная вода).

вода).

1,2, падает все ниже и ниже; 2, ломает себе шею

Лис 3, прыгает

снизу вверх

3. ОТ Лиса

ишки

уровне;

Лис / / (мед, вода).

1. НА Лисе 2. ОТ Лягушки

3, выворачивает

(земная вода).

проткнутые

(Лис, мед) / / вода. /Лис U («мед», «вода»)/.

Подобная редукция обоснована точным совпадением некоторых м о т и в о в , ф и г у р и р у ю щ и х во всех трех с ц е н а х . Э т о к а с а е т с я п р е ж д е в с е ­ го т о г о , ч т о х о т е л о с ь б ы н а з в а т ь м о т и в о м « п р о т ы к а н и я » : Л и с н а п а р ы ­ вается н а о с т р ы й к о л , ж е л у д о к л я г у щ к и п р о т к н у т к о л ю ч к о й к а к т у с а . Л и с вспарывает себе брюхо к о л ю ч к а м и , к о т о р ы м и утыкан ствол д е р е ­ ва / y u c h a n / . Н и ж е м ы у б е д и м с я , ч т о р е ч ь з д е с ь и д е т о б о с н о в н о й т е м е м и ф о в о м е д е , и н у ж н о будет, р а з у м е е т с я , о б о с н о в а т ь ее. О ф а н и ч и м с я пока что выделением трех моментов. В о - п е р в ы х , « п р о т ы к а н и е » всегда с в я з а н о с е с т е с т в е н н ы м с о с у д о м : телом лиса или лягушки, то есть - раз л и с является героем м и ф а собственным т.еяом и л и другим телом. В п е р в о м э п и з о д е с о б с т в е н ­ н о е т е л о — содержащее без содержимого: и з т е л а н а п о р о в ш е г о с я Л и с а н и ч е г о н е в ы в а л и в а е т с я , т а к к а к о н н а т о щ а к ( б е з меда) хочет п и т ь ( б е з воды). Воскрешенный дождем, с м а ч и в а ю щ и м снаружи его иссохшее т е л о , все е щ е п у с т о е и ж а ж д у щ е е . Л и с л о м а е т с е б е ш е ю , в в о д я , т а к и м о б р а з о м , п о с р е д с т в о м собственного тела, в т о р о й ч л е н о п п о з и ц и и : вспоротые внутренности/сломанные кости, где п е р в ы й ч л е н п р е д с т а в ­ л е н другим телом — л я г у ш а ч ь и м , — в п р о т и в о п о л о ж н о с т ь л и с ь е м у , п р е д с т а ю щ е м у в виде содержащего, наделенного содержимым: о н о п о л ­ но воды. Такая в н е ш н я я реализация содержащего, и с к л ю ч а ю щ а я его внутреннее осуществление, является еще одной иллюстрацией к уже п р и в л е к а в ш е й н а ш е в н и м а н и е схеме (с.75), с в я з а н н о й с м е д о в ы м э п и з о ­ д о м в ц и к л е «Двуутробка и его зятья»: п о к а о б е з ь я н а , к о л и б р и и к о м а р н а б и в а л и м е д о м б р ю х о и л и з о б ( с о б с т в е н н о е тело содержащее и содер­ жимое), л и с о г р а н и ч и в а е т с я п а с с и в н ы м п р и с у т с т в и е м п р и н а п о л н е ­ н и и т ы к в е н н ы х сосудов (собственное тело содержащее//содержимое). С л е д о в а т е л ь н о , в д в у х п е р в ы х э п и з о д а х М^^^ с о б с т в е н н о е т е л о (лиса) — сухое, т е л о д р у г о г о ( л я г у ш к и ) — в л а ж н о е . Ф у н к ц и я т р е т ь е г о эпизода заключается в разрешении этой двойной антиномии: превра-

84


щаясь из собственного тела в другие тела (овощи и ф р у к т ы ) . Л и с осу­ ществляет с о е д и н е н и е сухого и влажного, так как п е р е п о л н е н н ы е во­ дой ф р у к т ы и о в о щ и — сухие снаружи и влажные внутри. Второе з а м е ч а н и е к а с а е т с я в т о р о с т е п е н н о г о м о м е н т а , чье з н а ч е н и е н и ж е б у д е т в ы я в л е н о я с н е е . В о в т о р о м э п и з о д е М^^^ л я г у щ к а я в л я е т ­ ся х о з я й к о й в о д ы п о т о м у , ч т о в ы р ы л а к о л о д е ц . Т а к а я т е х н и к а з а с в и ­ д е т е л ь с т в о в а н а у и н д е й ц е в Ч а к о в р е г и о н е , где в о д ы н е х в а т а е т : « В о время сухого сезона проблема воды — одна из представляющих для индейцев ж и з н е н н о е значение. Д р е в н и е Луде и Видела, обосновавщиеся к югу от Бермехо, р ы л и глубокие колодцы или сооружали большие цистерны. Глубина колодцев у современных Ленгуа со­ с т а в л я е т п р и б л и з и т е л ь н о от 4 , 5 0 д о 6 м, д и а м е т р — п р и м е р н о 75 с м . Они устроены таким образом, что в них м о ж н о спуститься, ставя ноги в в ы е м к и , п р о д е л а н н ы е на п р о т и в о п о л о ж н ы х стенках колодца» (Metraux 14. Р . 8 ) . Н а к о н е ц , н е в о з м о ж н о говорить о мотиве « п р о т ы к а н и я » , не обра­ щаясь к его перевернутой форме, проиллюстрированной другими м и ­ фами Чако, происходящими от Тоба и Матако — также связанными с Лисом. В этих мифах (обсуждаемых в С П , с.290-295; М | „ ) рассказы­ вается, к а к оса и л и пчела заткнула о б м а н щ и к у Таукуаксу (или Лису — его а н а л о г у у Т о б а ) в с е т е л е с н ы е о т в е р с т и я ; к а к м ы э т о р а з н ы м и п у ­ тями доказывали, в осу и л и пчелу превратилась лягушка путем и н в е р ­ сии соответственно сухой и влажной к о н н о т а ц и й , присущих двум этим ж и в о т н ы м . Итак, в этом о т н о ш е н и и очевидно, что второй э п и ­ зод M j j j я в л я е т с я в т о р о й т р а н с ф о р м а ц и е й М|,5 путем т р о й н о й о п п о з и ­ ц и и : сухое/влажное, закрытое/открытое, активное/пассивное, своди­ мых к с л е д у ю щ е й ф о р м у л е : М '••175 V П Ч ЕЛ АУзаты к&Ующая/

'"2П8

'/ЛЯ ГУШКА7проткнУ>'тая/

соответствующей тому факту, что в М , , , у Лиса сколько угодно воды (экстериоризированной пчелой: в кувшинах), но он пренебрегает ею, тогда к а к в Mj„g о н л и ш е н в о ж д е л е н н о й в о д ы , т а к к а к э т а в о д а и н т е р и о р и з и р о в а н а л я г у ш к о й (в е е т е л е ) . В другом мифе Тоба предлагается следующий вариант последнего э п и з о д а M2„g-M,„,: Л/,^^- Тоба: Лис с медовой начинкой. Лис удит рыбу в лагуне, а в это время Каранчо ищет осиный мед /leche­ guana/. Он находит много меда, а у Лиса рыба не ловится. Все, что он при­ носит к обеду, — две дрянные птицы /chumuco/*. Уязвленный тем, что его товарищ не оценил эту дичь. Лис отказывается от меда под предлогом, что он невкусный. Каранчо заколдовывает его: «Пусть из лисьего желудка вы­ деляется мед!» Действительно, Лис замечает, что его экскременты все в * О птицах как низщем виде дичи см.: СП, с. 194.

85


меду, едва отхаркнутая слюна превращается в мед, мед выделяется из всех его пор вместо пота. Тогда Каранчо после удачной рыбалки предлагает Лису поесть рыбы. Сначала у Лиса разыгрывается аппетит, но когда Каранчо говорит ему, что то, что он принимает за рыбу, на самом деле — преображенный волшеб­ ством мед, Лис испытывает такое отвращение, что его рвет. Он не без гор­ дости замечает, что его рвота превращается в арбузы: «Можно подумать, что я колдун: там, где меня выворачивает, появляются растения!» {Metraux 5. Р.138-139). Этот вариант представляет д в о й н о й интерес. Во-первых, в нем иллюстрируется уже отмеченная у Мунудуруку связь между медом и арбузами (см. в ы ш е , с.50-51). К а к мы п о м н и м , арбузы у этих и н ­ дейцев - «дьявольское» отродье; поначалу они были ядовитыми, и людям ради безопасного потребления пришлось выращивать, о к у л ь т у р и в а т ь их. А Л и с , б о ж е с т в о - о б м а н щ и к , д е й с т в и т е л ь н о , и г р а ­ ет в м и ф о л о г и и Т о б а р о л ь « д ь я в о л а » . Ж и в у щ и е в В е н е с у э л е , на к р а й ­ нем севере тропической Америки индейцы Гоахиро тоже считают д ы н ю « д ь я в о л ь с к о й » п и щ е й {Wilbert 6. Р . 172). Т а к ж е о б с т о и т д е л о у Т е н е т е х а р а (Wagley-Galvao. Р. 145). Д ь я в о л ь с к а я с у щ н о с т ь а р б у з о в , многократно засвидетельствованная племенами, разделенными рас­ с т о я н и е м , я з ы к о м и культу­ рой, ставит проблему, т р е ­ бующую решения. С д р у г о й с т о р о н ы , М210 восстанавливает в более отчетливом и строгом виде уже существующую в М^^^_^^ о п п о з и ц и ю между неудач­ л и в ы м лисом и его более одаренным спутником сначала птицей (celmot), потом ящерицей. Действи­ тельно, тот спутник, о к о ­ тором идет речь, — не кто иной как Каранчо, то есть демиург (противостоящий Лису-обманщику), олицет­ воряемый у Тоба х и щ н ы м стервятником из семейства соколиных, любителем л и ­ ч и н о к и н а с е к о м ы х - Polyborus plancus: « О н п р е д п о ­ читает саванну, открытые пространства. Его походка Рис.8. Птица каранчо (Polyborusplancus). ч у т ь т о р ж е с т в е н н а , а к о г д а он топорщит свой хохолок. (По: Ihering, I, с, art. «carancho».)

86


то обретает в е л и ч е с т в е н н у ю о с а н к у , не в я ж у щ у ю с я с п л е б е й с к и м о б р а з о м ж и з н и » {Inhering, art. « c a r a n c h o » ) * . Д е м и у р г является в м и ф е х о з я и н о м р ы б н о й ловли и п о и с к о в меда; Лис бесится из-за невозможности сравниться с ним. Так же как и кор у п и р а и з а м а з о н с к о г о м и ф а М202, е г о т о ш н и т от м е д а , и о н д о л ж е н довольствоваться ролью хозяина арбузов. А р б у з ы я в л я ю т с я з д е с ь , о ч е в и д н о , эрзацем м е д а и р ы б ы . Ч т о ж е общего между тремя этими и с т о ч н и к а м и питания, и чем они различа­ ются? С д р у г о й с т о р о н ы , что о б ъ е д и н я е т в о з н и к ш и е из л и с ь е й р в о т ы а р б у з ы {Citrullus sp.) и р а с т е н и я , п о я в и в ш и е с я и з к и ш о к в М208.209 ~ с ъ е д о б н ы е л и а н ы / t a s i / , м а н и о к , - среди к о т о р ы х уже ф и г у р и р у е т а р ­ буз? Н а к о н е ц , к а к о в а с в я з ь с п л о д а м и с а ч а с а н д и я ( s a c h a s a n d i a ) , ч ь и м х о з я и н о м я в л я е т с я Л и с в М^д^?

Рис.9.

Птица каракара (Milvago chimachima). (По: Ihering, I. с, art. «сагасага».)

О с о б о е м е с т о в э т о й с и с т е м е с л е д у е т с о х р а н и т ь за м а н и о к о м , е д и н ­ с т в е н н ы м к у л ь т у р н ы м р а с т е н и е м . Н о и з всех к у л ь т у р н ы х р а с т е н и й о н т р е б у е т н а и м е н ь ш е г о ухода и н е о б л а д а е т в ы р а ж е н н ы м п е р и о д о м с о ­ зревания. В начале сезона дождей высаживают ростки маниока. Для * Каранчо больше каракара, другого представителя семейства соколиных {Milvago chimachima), играющего роль разорителя в мифологии Кадувео (см. выше, С.66, CH.32).

87


того, чтобы несколько месяцев спустя растения достигли зрелости, д о с т а т о ч н о п е р и о д и ч е с к и х п р о п о л о к - от 8 д о 18, в з а в и с и м о с т и о т обстоятельств. С момента созревания и до конца плодоношения м а н и ­ о к к р у г л ы й год д а е т с ъ е д о б н ы е к о р е н ь я * . Н е т р е б у ю щ и й б о л ь ш о г о ухода, с п о с о б н ы й п л о д о н о с и т ь на с а м ы х б е д н ы х з е м л я х , в с е г д а д о с ­ т у п н ы й н а р а в н е с д и к и м и р а с т е н и я м и в те п е р и о д ы , когда к у л ь т у р н ы е р а с т е н и я уже с о б р а н ы и д а ж е у п о т р е б л е н ы в п и щ у , м а н и о к п р е д с т а в ­ ляет собой несравненный источник питания, упоминаемый наравне с обладающими п и щ е в о й ценностью д и к и м и растениями в силу того, что в о з м о ж н о с т ь его п о т р е б л е н и я в с е з о н д и к и х п л о д о в и м е е т б о л ь ш е е практическое з н а ч е н и е в туземной диете, чем его теоретическое п р и ­ числение к культурным растениям. Ч т о ж е к а с а е т с я с а ч а с а н д и я (Capparissalicifolia), по к р а й н е й м е р е у Матако, о которых мы хорошо п р о и н ф о р м и р о в а н ы , эти плоды обла­ дают ужасной коннотацией, так как являются о б ы ч н ы м способом са­ моубийства у индейцев, особо склонных укоротить свою жизнь. От­ равление сачасандия вызывает конвульсии, рот наполняется пеной, сердце бьется неровно, с перебоями, горло сжимается, больной изда­ ет з а д у ш е н н ы е з в у к и , т е л о б ь е т с я в с у д о р о г а х , с п а з м ы у ч а щ а ю т с я , о т ­ крывается сильный понос. В конце к о н ц о в больной впадает в кому и довольно быстро умирает. Быстрое вмешательство - уколы м о р ф и я и принятие рвотного - позволило спасти многие жертвы, описавшие затем перенесенные симптомы: о н и д о л ж н ы были лежать из-за глубо­ кой депрессии, сопровождаемой т а к и м и г о л о в о к р у ж е н и я м и , «как буд­ т о м и р п е р е в о р а ч и в а е т с я » (Metraux 10). П о э т о м у п о н я т н о , что плоды с а ч а с а н д и я присутствуют в п и щ е Ч а к о л и ш ь в н е у р о ж а й н ы е п е р и о д ы . Н о их н у ж н о т р и раза п о д р я д к и п я т и т ь в н е с к о л ь к и х водах, ч т о б ы вывести т о к с и ч н о с т ь . Э т о ж е о т н о с и т с я , хотя и в м е н ь ш е й степени, к большинству перечисленных н а м и д и к и х р а с т е н и й . М н о г и е а в т о р ы (Metraux 14. Р . 3 - 2 8 ; 12. Р . 2 4 6 - 2 4 7 ; Henry 2; Susnik, Р . 2 0 - 2 1 , 4 8 - 4 9 , 87, 104) п о д р о б н о о п и с а л и ц и к л э к о н о м и ч е с к о й ж и з ­ н и в Ч а к о . С н о я б р я п о я н в а р ь или ф е в р а л ь и н д е й ц ы П и л к о м а й о п о т р е б ­ л я ю т в виде слегка з а б р о д и в ш е г о пива стручки а л г а р о б ы (Prosopis s p . ) , а * Наблюдения Вайфена (Whiffen. Р. 193) на северо-западе бассейна Амазонки носят, действительно, обобщающий характер: «Обычно маниок сажают непос­ редственно перед самыми сильными дождями, но не существует такого вре­ мени года, когда нельзя было бы собрать несколько кореньев». Для подкрепления вышеизложенных соображений процитируем также за­ мечания Лидса (Leeds. Р.23-24): «Таким образом, у маниока нет выраженной периодичности, его годовая продуктивность носит регулярный характер... Его можно хранить свежего или переработанного... он не требует особых усилий или значительной рабочей силы в определенный период, даже во время сбо­ ра урожая, производящегося время от времени, понемногу. Следовательно, свойства этой культуры и требования к рабочей силе не предполагают цент­ рализованной организации, не нужной ни для производства, ни для распре­ деления. То же самое можно, в общем, сказать и об охоте, рыбной ловле и сборе даров природы».


т а к ж е п и т а т е л ь н ы е п л о д ы ч а н а р а {Gourleia decorticans) и крушины (Zizyphus mistol). П о а н а л о г и и с « b i e n e s t a r » , к о г д а м н о г о ж и р н о г о м я с а пекари и носухи, Тоба называют этот период /kotap/: время празд­ неств и развлечений, м е ж п л е м е н н ы х х о ж д е н и й в гости, когда жених дарит будущей теще мешки, полные мяса. В феврале-марте вышеупомянутые плоды сменяются другими: гор­ н ы м и п о р о т о (Capparis retusa), т а з и (Morrenia odorata); д и к и е ф и г и (Opuntia) д о п о л н я ю т в с е л ь с к о х о з я й с т в е н н ы х п л е м е н а х м а и с , т ы к в ы и арбузы. Сразу после окончания дождей, в апреле, оставшиеся дикие плоды сушат на солнце в преддверии з и м ы , готовят посадки. С начала апреля до середины июня косяки рыбы поднимаются вверх п о р е к а м , п р е д в е щ а я п е р и о д и з о б и л и я . В и ю н е и и ю л е р е к и п о ­ степенно пересыхают, рыбная ловля затруднена и приходится снова п р и б е г а т ь к д и к и м п л о д а м : у ж е у п о м я н у т ы м / t a s i / и / t u s c a / (Acacia aroma), с о з р е в а ю щ и м с а п р е л я п о с е н т я б р ь . Август и с е н т я б р ь - с о в е р ш е н н о н е у р о ж а й н ы е м е с я ц ы , когда п и ­ таются запасами сухофруктов в сочетании с горными апельсинами (naranja del m o n t e ) , б р о м е л и е в ы м и , д и к и м и к л у б н я м и , с ъ е д о б н о й л и ­ а н о й (Phaseolusl), наконец, плодами сачасандия, о которых уже шла речь. И з - з а г о р е ч и м н о г и е д р у г и е в ы ш е н а з в а н н ы е п л о д ы — п о р о т о , г о р ­ н ы е а п е л ь с и н ы — т а к ж е т р е б у ю т к и п я ч е н и я во м н о г и х в о д а х ; з а т е м их толкут в ступке и в ы с у ш и в а ю т на с о л н ц е . Когда воды не хватает, с о ­ бирают воду, н а с т о я н н у ю на листьях бромелиевого /caraguata/, а также жуют сочный клубень молочая. В засушливые месяцы рассеянная кочевая жизнь сменяет большие народные собрания, характерные для праздников пива из альгаробы и рыбной ловли в реках. С е м ь и разделяются и бродят по лесам в п о и с ­ ках д и к и х р а с т е н и й и д и ч и . Д е й с т в и т е л ь н о , о х о т я т с я все п л е м е н а , о с о ­ бенно Матако, не имеющие выхода к рекам. Большие коллективные охоты, часто с поджогом джунглей, происходят в о с н о в н о м в сухой с е з о н , н о о х о т я т с я т а к ж е и в д р у г и е в р е м е н а года. Тоба, н а з ы в а ю щ и е этот период /kaktapiga/, подчеркивают в своих рассказах, что животные в это время т о щ и е , у них нет жира, столь не­ обходимого для питания охотников. Это время «голодной болезни»: в пересохшем рту нет с л ю н ы , с у щ е с т в о в а н и е с трудом п о д д е р ж и в а е т с я благодаря мясу эму / n a n d u / . Свирепствует грипп, умирают грудные дети и старики; едят б р о н е н о с ц е в и с п я т у костра, тепло укрывшись... И з в ы ш е и з л о ж е н н о г о я с н о , что, хотя в Ч а к о , где с и л ь н ы е л и в н и слу­ ч а ю т с я в л ю б о е в р е м я года, и н е с у щ е с т в у е т н а с т о я щ е г о с е з о н а д о ж д е й , д о ж д и в с е ж е в о с н о в н о м в ы п а д а ю т с о к т я б р я п о м а р т (Grubb. Р . 3 0 6 ) . А все л и с ь и р а с т е н и я о к а з ы в а ю т с я п и щ е й сухого с е з о н а ; э т о о т н о с и т с я также к р ы б е и меду, с о б и р а е м о м у в о с н о в н о м в кочевой период. О д ­ н а к о сухой с е з о н п о п е р е м е н н о я в л я е т д в е с т о р о н ы - и з о б и л ь н у ю и н е ­ у р о ж а й н у ю . Все н а ш и м и ф ы о т н о с я т с я к сухому сезону, р а с с м о т р е н н о ­ му т о в н а и б о л е е б л а г о п р и я т н о м а с п е к т е , х а р а к т е р и з у е м о м и з б ы т к о м р ы б ы и м е д а ( к а к п о д ч е р к и в а е т М е т р о / M e t r a u x , 1. с. Р . 7 / , д о н е г о о с о ­ бенно охочи индейцы Чако), то с наиболее бедной и тоскливой сторо-

89


н ы , т а к к а к в сухой с е з о н б о л ь ш и н с т в о д и к и х п л о д о в я д о в и т ы и л и г о р ь ­ к и , а для их б е з о п а с н о г о потребления требуется с л о ж н а я о б р а б о т к а . С в о ­ ей н е я д о в и т о с т ь ю арбузы как п л о д ы начала сухого с е з о н а о б я з а н ы о к у л ь т у р и в а н и ю . С к р ы в а я п о д ж е с т к о й к о р к о й о б и л ь н у ю воду и р а с ­ п р о с т р а н я я , т а к и м о б р а з о м , на сухой сезон п о с л е д н ю ю благодать п р е к р а ­ щающихся дождей, они в высшей степени и в наиболее парадоксальной ф о р м е и л л ю с т р и р у ю т р а з л и ч и е между с о д е р ж а щ и м и с о д е р ж и м ы м : п е р ­ вое - сухое, второе - влажное*; о н и могут также служить э м б л е м о й бога-обманщика, тоже парадоксально разного снаружи и внутри. Н е л ь з я л и к а к - т о с р а в н и т ь д е р е в о / y u c h a n / , на чьи ж е с т к и е к о л ю ч к и н а п а р ы в а е т с я Л и с , с а р б у з а м и и д р у г и м и с о ч н ы м и п л о д а м и сухого с е з о ­ на? В мифологии Матако и Ашлуслай (М,,,) / y u c h a n / - это дерево, ког­ д а - т о с о д е р ж а в ш е е в с в о е м вздутом стволе всю воду м и р а ; л ю д и круглый год з а п а с а л и с ь и з н е г о р ы б о й . И т а к , о н о и н т е р и о р и з и р у е т з е м н у ю воду и снимает о п п о з и ц и ю между сезоном рыболовства и сезоном безрыбья п о д о б н о тому, к а к д и к и е п л о д ы и н т е р и о р и з и р у ю т н е б е с н у ю воду, с н и ­ м а я , т а к и м о б р а з о м , хотя и о т н о с и т е л ь н о , н о э м п и р и ч е с к и д о с т о в е р н о , о п п о з и ц и ю сухого сезона и сезона д о ж д е й . В гайанских м и ф а х н а м встре­ т я т с я д е р е в ь я , п р и н а д л е ж а щ и е , п о д о б н о / y u c h a n / , к семейству шелкович­ ных; едва л и н у ж н о н а п о м и н а т ь , что их р о л ь древа ж и з н и п о д т в е р ж д а е т ­ с я д а ж е в м и ф о л о г и и д р е в н и х М а й я . Н а л и ч и е э т о й т е м ы в Ч а к о (в с п е ­ ц и ф и ч е с к о й ф о р м е п о л н о г о в о д ы и р ы б ы д е р е в а ) с в и д е т е л ь с т в у е т о ее и с х о д н о й с в я з и с т е х н и к о - э к о н о м и ч е с к о й и н ф р а с т р у к т у р о й этого р е г и ­ о н а : в а л л е г о р и ч е с к о й ф о р м е к о л ю ч а я сухость ствола т а и т в себе воду, а вода — рыбу, п о д о б н о тому к а к сухой сезон включает о с о б ы й п е р и о д , ког­ да реки изобилуют рыбой, а также период созревания диких плодов, зак­ л ю ч а ю щ и х воду в о ф а н и ч е н н о м п р о с т р а н с т в е с в о е й ж е с т к о й к о ж у р ы . Н а к о н е ц , мед, п о д о б н о р ы б е , о д н о в р е м е н н о предполагает воду (в к о ­ т о р о м его р а з в о д я т , ч т о б ы сделать м е д о в ы й н а п и т о к ) и c j ^ i o c T b . О н и м е д и а ц и я сухого и в л а ж н о г о и о д н о в р е м е н н о - в ы с о к о г о и н и з к о г о , т а к к а к во в р е м я сухого с е з о н а сухое — я в л е н и е а т м о с ф е р и ч е с к о г о , т о есть н е б е с н о г о , п о р я д к а ; в отсутствие ж е д о ж д я вода м о ж е т исходить т о л ь к о из земли — а и м е н н о из колодцев. Таким образом, иллюстрируемая ме­ д о м и р ы б о й м е д и ц и я н а и б о л е е з н а ч и м а в силу о т д а л е н н о с т и с б л и ж а е ­ мых членов; она имеет наиболее далеко идущие последствия в о т н о ш е ­ н и и к о л и ч е с т в а ( р ы б а - н а и б о л е е о б и л ь н а я п и щ а ) и качества (мед - с а ­ м ы й и з ы с к а н н ы й п р о д у к т ) . Л и с у удается о с у щ е с т в и т ь ту ж е м е д и а ц и ю , хотя и н а н и з к о м у р о в н е : д а ж е с о ч н ы е д и к и е п л о д ы не з а м е н я ю т воду; н у ж н о м н о г о у с и л и й , ч т о б ы собрать их и сделать п р и г о д н ы м и к у п о т р е б ­ л е н и ю . Н а к о н е ц , Л и с о с у щ е с т в л я е т эту с л у ч а й н у ю м е д и а ц и ю на р а в н о м р а с с т о я н и и о т верха и н и з а : п о с е р е д и н е дерева, ж е р т в у я с в о и м и с р е д и н ­ н ы м и о р г а н а м и : ведь к и ш к и в а н а т о м и ч е с к о м п л а н е т а к ж е н а х о д я т с я на полпути между верхом и низом. * Версия М|5, у Крузе (см. выше, с.50-51) в этом плане весьма красноречива: «Когда плоды затвердеют, — объявляет мать культурных растений, - их мож­ но буде'г есть».

90


III. История девушки, обожавшей мед, ее гнусного соблазнителя и стеснительного мужа а) В Чако П е р в ы й и з о б с у ж д е н н ы х н а м и « м е д о в ы х » м и ф о в Ч а к о ( М ^ ) , где г л а в ­ ная роль принадлежала Лису, позволяет предположить появление партнера-женщины: девущки, соблазняющей Лиса, принявшего об­ л и к к р а с и в о г о п а р н я , на к о т о р о й о н п о н а р о ш к у ж е н и т с я . Э т а д е т а л ь повторяется в м а л е н ь к о м м и ф е : в сжатом виде он предвосхищает з н а ­ чительную ф у п п у м и ф о в , выделяемых исходя из различных вариантов о с н о в н о й с х е м ы , о б р и с о в а н н о й в М^,,: М^ц.

Тоба: Больной Лис. Когда Лис возвращался после удачного сбора меда, в котором он уча­ ствовал вместе с другими деревенскими жителями, его укусил ядовитый паук. Для его лечения жена позвала четырех знаменитых целителей. В то время у Лиса был человечески облик. Так как он вожделел к сестре жены, более красивой, чем жена, он потребовал, чтобы та ухаживала за ним, и добился этого. Он рассчитывал соблазнить ее, когда они останутся наеди­ не. Но та и слущать не хотела и рассказала обо всем сестре, в гневе бро­ сившей мужа. Столь мало согласующееся с мнимой болезнью поведение вызвало подозрения, и Лис был разоблачен (Metraux 5. Р. 139-140). А вот варианты этого м и ф а , н о в гораздо более развернутом виде: М^,^ Тоба: девушка, обожавшая мед (1). Сакхе была дочерью повелителя духов воды и так любила мед, что без конца клянчила его. Выведенные из себя ее настырностью, мужчины и женщины отвечали: «Выйди замуж!» Даже ее мать, которую она донима­ ла просьбами о меде, советовала ей выйти замуж. Тогда девушка решила выйти замуж за Дятла, известного добытчика меда. Он как раз был в лесу с другими птицами, как и он, деловито дол­ бившими клювами стволы, чтобы добраться до пчелиных сот. Лис делал вид, что помогает им, а сам только колотил по деревьям палкой. Сакхе узнала, где Дятел. Она пошла в указанном направлении и встре­ тила Лиса, попытавшегося выдать себя за птицу. Но грудь его не была красной, а вместо меда в его мешке оказалась лишь земля. Не обманув­ шись, девушка пошла дальше, нашла наконец Дятла и предложила ему пожениться. Дятел не проявляет особого энтузиазма, спорит, выражает

91


уверенность в том, что родители девушки не примут его. Девушка же наста­ ивает, сердится: «Моя мать живет одна, и я ей надоела!» К счастью, у Дятла есть мед; Сакхе ест его и успокаивается. В конце концов Дятел говорит: «Если твоя мать действительно послала тебя за этим, я без сомнений женюсь на тебе. Но как же мне жениться на тебе, если ты лжешь? Я еще не спятил!» Ска­ зав это, он спускается с дерева, на котором сидел, с полным мешком меда. Что же до Лиса, то этот лентяй набил свой мешок плодами сачасандия и тази, на которые набрасываются, если нет ничего другого. Но в после­ дующие дни Лис не пошел за медом вместе с теми, кто не довольствовал­ ся первым сбором. Он предпочитал воровать мед и есть его. Однажды Дятел оставил жену на стойбище одну, и Лис решил восполь­ зоваться случаем. Он сделал вид, что занозил себе лапу и не может идти за товарищами; Лис вернулся к стойбищу один. Сразу по возвращении он попытался изнасиловать женщину. Но беременная женщина убежала в джунгли. Лис притворился спящим. Он был страшно унижен. Вернувшись, Дятел забеспокоился о жене; Лис обманул его, сказав, что та только что ушла со своей матерью. Как предводитель. Дятел велел ис­ кать ее. Но матери не было дома, а жена исчезла. Тогда Дятел выпустил в разных направлениях волшебные стрелы. Те, что ничего не увидели, вер­ нулись к нему. Когда третья стрела не вернулась. Дятел понял, что она упала там, где находится его жена, и пошел искать ее. Тем временем сын Дятла (который, нужно полагать, тем временем ро­ дился и вырос) узнал стрелу своего отца. Он пошел ему навстречу вместе с матерью: они целуются, плача от радости. Жена рассказывает мужу о том, что произошло. Женщина и ребенок первыми приходят в лагерь, дают всем поесть, и мать добивается признания ребенка. Но бабушка, не знавшая о замужестве и материнстве дочери, удивлена. «Ну да, - говорит ей дочь, — ты бранила меня, я ушла и вышла замуж». Старуха не говорит ни слова, дочь тоже сер­ дится на нее за то, что, когда она попросила меда, мать выругала ее и выг­ нала. Вмешивается ребенок: «Мой отец - Дятел, большой вождь, прекрас­ ный охотник, он умеет находить мед... Никогда не ругай меня, а то я уйду». Бабушка говорит в ответ на это, что и не думала ругаться, она очарована. Ребенок соглашается пойти на поиски отца. Дятел говорит теще, расточающей любезности, что ему ничего не нужно, он не хочет пива из алгаробы и способен позаботиться о себе. Пусть старуха будет добра к внуку. Он унаследует все от отца, у которого еще будут дети. А теперь Дятел хочет отомстить. Он обвиняет Лиса во лжи, относящей­ ся к его немощи. Из-за него жена могла погибнуть в джунглях от жажды! Лис возражает, говорит о чрезмерной стыдливости своей жертвы, испугав­ шейся, по его словам, беспричинно. Он предлагает подарки, но Дятел отказь[вается. С помощью сына он связывает Лиса, и ребенок берется пере­ резать ему горло дедушкиным ножом. Ведь сын был смелее отца (Metraux 5. Р.146-148). М е т р о у к а з ы в а е т на н е с к о л ь к о в а р и а н т о в э т о г о м и ф а , п о л у ч е н н ы х от его и н ф о р м а т о р о в ; н е к о т о р ы е и з них в о с п р о и з в о д я т М,^^, т о г д а к а к

92


другие б л и з к и к версии, о п у б л и к о в а н н о й Палавечино. В этой версии г е р о и н я у з н а е т Л и с а п о х а р а к т е р н о й в о н и ( с м . М , ^ ) . С л е д о в а т е л ь н о , от Л и с а в о н я е т , к а к от д в у у т р о б к и , н о , е с л и в е р и т ь м и ф а м Т о б а , м е н ь ш е , ч е м о т в о н ю ч к и , т а к к а к п о с л е д н я я о х о т и т с я за с в и н ь я м и и у б и в а е т их в о н ю ч и м п у к а н ь е м ; Л и с хочет п о д р а ж а т ь е й , н о не м о ж е т (M^jj,, Metraux 5. P . 1 2 8 ) . З а м у ж е м за Д я т л о м , г е р о и н я п о л у ч а е т м н о г о м е д а , н о о т к а ­ зывает в нем матери. Застигнутая Л и с о м при к у п а н и и , она не уступа­ ет е м у , п р е д п о ч т я п р е в р а т и т ь с я в капибару™. С э т о г о м о м е н т а в е р с и я Палавечино принимает совсем другой оборот: М 2 1 3 . Тоба: девушка, обожавшая мед (2). После провала своих любовных притязаний Лис не знает, как избежать мести оскорбленного мужа. Раз женщина исчезла, почему не выдать себя за нее? Итак, он принимает вид своей жертвы и по просьбе Дятла давит у него вшей - жена обычно оказывает мужу такую услугу. Но Лис неловок: пытаясь давить вшей, он ранит Дятла иголкой. Обуреваемый подозрени­ ями. Дятел просит муравья ужалить его так называемую жену в ногу. Лис воет совсем не по-женски и выдает себя. Дятел убивает его, потом при по­ мощи волшебных стрел пытается найти, где спряталась жена. Узнав бла­ годаря одной из стрел, что она превратилась в капибару, он прекращает поиски, полагая, что отныне она ни в чем не будет нуждаться. Высушен­ ный и мумифицированный солнцем. Лис воскресает и продолжает свой путь (Palavecino. Р.265-267).

Прежде чем перейти к обзору вариантов истории девушки, обожавшей мед, у М а т а к о , введем м и ф о п р о и с х о ж д е н и и не меда, а медового на­ питка, свидетельствующий о значении этой браги у туземцев Ч а к о . М^1^. Матако: происхождение медового напитка. В те времена, когда медового напитка еще не знали, одному старику пришло в голову разбавить мед водой и оставить жидкость на всю ночь, чтобы она перебродила. Настало утро, он чуть-чуть отпил и нашел напи­ ток необычайно вкусным; но никто не захотел пробовать, опасаясь, что это отрава. Старик сказал, что попробует, так как смерть в его возрасте не имеет особого значения. Он отпил и упал замертво. Но ночью он пришел в себя и объяснил всем, что это не отрава. Мужчины вьшолбили в древес­ ном стволе глубокое корыто и пили столько медового напитка, сколько могли приготовить. Птица изготовила первый барабан, она колотила в него всю ночь и превратилась в человека (Metraux 3. Р.54). Этот маленький м и ф интересен двойным соответствием: с одной стороны, перебродившего меда отраве, с другой — корыта для медово­ го н а п и т к а и д е р е в я н н о г о б а р а б а н а . П е р в о е п о д т в е р ж д а е т н а ш и п р е ­ жние замечания; значимость второго выявится много позже, мы вре­ м е н н о о с т а в и м его в с т о р о н е . З а м е т и м , н а к о н е ц , что и з о б р е т е н и е к о ­ р ы т а - б а р а б а н а влечет за с о б о й п р е в р а щ е н и е ж и в о т н о г о в ч е л о в е к а , и,

93


с л е д о в а т е л ь н о , и з о б р е т е н и е м е д о в о г о н а п и т к а ведет к переходу от природы к культуре, как это уже следовало из анализа м и ф о в о п р о ­ и с х о ж д е н и и ( п р а з д н и к а ) м е д а (М^^, М , , , ) ; з а т о у ж е о б с у ж д а в ш и й с я м и ф Б о т о к у д о в (М^д^) в м е н я е т г и р а р е , х о з я й к е м е д а б е з в о д ы (то е с т ь , с л е д о в а т е л ь н о , не м е д о в о г о н а п и т к а ) , о т в е т с т в е н н о с т ь за о б р а т н о е превращение людей в животных. Это подтверждается другим мифом М а т а к о ( М ^ ^ ) : т о т , к т о ест, не з а п и в а я , м н о г о м е д а , д а в и т с я и р и с к у ­ е т п о г и б н у т ь . М е д и вода п р е д п о л а г а ю т д р у г д р у г а , их о б м е н и в а ю т друг на друга (Metraux 3. Р . 7 4 - 7 5 ) . П о д ч е р к н у в в а ж н о с т ь т а к о й к о р р е ­ л я ц и и в м ы ш л е н и и Матако, мы можем перейти к о с н о в н ы м м и ф а м . М^,^- Матако: девушка, обожавшая мед (1). Дочь Солнца обожала мед и пчелиные личинки. Так как она была бе­ локожа и красива, то решила выйти замуж только за мужчину, слывуще­ го умелым сборщиком меда сорта /ales/, очень трудно извлекаемого из полых деревьев; отец сказал ей, что Дятел был бы идеальным мужем. Тогда она пустилась на поиски и пошла в лес, где слышались удары топора. Сначала она встретила птицу, не умевшую долбить достаточно глубо­ ко, чтобы найти мед, и продолжила путь. В момент встречи с Дятлом она случайно наступила на треснувшую под ногами сухую ветку. Испугавшись, Дятел укрылся на верхушке дерева, которое долбил. Он спросил сверху у девушки, чего она хочет. Она объяснила. Дятел испугался ее, хотя она и была красива. Когда она попросила у него пить (так как ей было извест­ но, что Дятел всегда носил с собой полную флягу воды), он начал спус­ каться, но, снова объятый страхом, вернулся в укрытие. Девушка сказала, что восхищается им и хочет взять его в мужья. В конце концов она убедила Дятла присоединиться к ней; она смогла утолить жажду и поесть сколько угодно меда. Свадьба состоялась. Таукуакс ревновал, так как вожделел к девушке; тя же презирала его. о чем и сказала ему. Каждый вечер, когда Дятел возвращался к семейному очагу, она осторожно давила у него вшей при помощи кактусовой колючки. Однажды у нее были месячные, и она осталась в деревне. Таукуакс за­ стал ее купающейся. Она убежала, бросив одежду. Т. надел ее и стал по­ ходить на женщину, которую Дятел принял за свою жену. Как обычно, он попросил ее давить вшей; но при каждом движении Т. царапал ему голо­ ву. Это разозлило Дятла и вызвало у него подозрения. Он позвал муравья и попросил его заползти Т. между ног: «Если ты увидишь вульву, это хо­ рошо, а если увидишь пенис - укуси». Внезапно почувствовав боль, Т. поднял юбку и заголился; он был крепко выпорот. После чего Дятел от­ правился на поиски жены. Но он все не возвращается, и Солнце беспокоится. Он^' идет по сле­ дам зятя до пруда, где следы исчезают. Солнце бросает в пруд копье, и он тут же высыхает. На дне было две рыбы /lagu/ - большая и маленькая. Солнцу удалось вызвать рвоту у маленькой, но ее желудок был пуст. Он проделал то же самое с большой, которая исторгла Дятла. Он воскрес и превратился в птицу. Что же до дочери Солнца, то ее уже больше никог­ да не видели (Мёггаих 3. Р.34-36).

94


в другом в а р и а н т е и з т о г о ж е с б о р н и к а (М^^) г о в о р и т с я , ч т о у С о л н ­ ца есть две д о ч е р и , что о н питается в о д о п л а в а ю щ и м и ж и в о т н ы м и / l e w o / , п о х о ж и м и на к а й м а н о в , х о з я е в в е т р а , б у р и и г р о з ы - в о п л о щ е н и й р а ­ дуги. П р о д о л ж е н и е рассказа почти т о ж д е с т в е н н о предыдущей версии, за и с к л ю ч е н и е м т о г о , ч т о С о л н ц е с о в е т у е т д о ч е р и в ы й т и з а м у ж , т а к как сам он не в с о с т о я н и и обеспечивать ее медом л ю б и м о г о сорта. Р а з о б ­ л а ч и в о б м а н щ и к а , Д я т е л у б и в а е т е г о , з а т е м н а х о д и т ж е н у у ее о т ц а ; т е м в р е м е н е м о н а р а з р е ш и л а с ь от б р е м е н и . Д в а д н я спустя С о л н ц е п р о ­ с и т з я т я п о л о в и т ь / l e w o / в о з е р н о й воде. Д я т е л в ы п о л н я е т п р о с ь б у , н о о д н о из в о д я н ы х ч у д о в и щ п о ж и р а е т е г о . М о л о д а я ж е н щ и н а у м о л я е т отца вернуть ей мужа. С о л н ц е находит в и н о в н о г о и п р и к а з ы в а е т ему в е р ­ нуть с в о ю жертву. Д я т е л вылетает и з пасти ч у д о в и щ а {Ibid. Р.36-37). Третья версия, также принадлежащая Матако, значительно отлича­ ется от п р е д ы д у щ и х . М^,^ Матако: девушка, обожавшая мед (3). В прежние времена животные были людьми и питались исключитель­ но пчелиным медом. Младшая дочь Солнца сердилась на своего отца - большого вождя, жившего на берегу озера, — потому что он давал ей мало личинок. По его совету она пустилась на поиски Дятла, лучше других животных умевшего находить мед. Деревня Дятла была очень далеко от отцовской деревни. Она пришла к Дятлу и вышла за него замуж. В начале третьей луны Такуай (=Таукуакс) появился в деревне Дятла под предлогом участия в сборе меда. Однажды, когда сборщики работали неподалеку от деревни, он поранил ногу колючкой и попросил дочь Сол­ нца отнести его на спине в деревню. Взгромоздившись на молодую жен­ щину, он пытается совокупиться с ней сзади. Она в ярости сбрасывает его !• идет к своему отцу - Соляцу. Такуай в замешательстве. Что скажет Дятел, не найдя жены? Не захо­ чет ли он отомстить, убив его? Тогда он решает прикинуться своей жерт­ вой [вар.: он делает себе глиняные груди и вульву]. Дятел возвращается, отдает весь собранный мед той, кого принимает за жену, но по непривыч­ ной манере Такуая есть пчелиные личинки (нанизывая их на иглу) [вар.: по тому способу, которым Т. давит у него вшей] обнаруживает подлог, подтвержденный муравьем, посланным проверить низ лжесупруги [вар.: Т., ужаленный муравьем, подпрыгивает, теряя свои накладные атрибуты]. Тогда он забивает Такуая ударами палки и прячет его труп в полом дере­ ве. Затем отправляется на поиски жены. Он находит ее у Солнца, посылающего зятя за / l e w o o / , своей един­ ственной пищей. Рыбака пожирает чудовище. Женщина требует, чтобы ей вернули мужа. Солнце идет к / l e w o o / , вызывает у него рвоту, вылетает душа Дятла; с тех пор Дятел стал птицей. Таково происхождение извест­ ных нам сегодня дятлов (Palavecino. Р.257-258). В друго.м м и ф е из т о г о ж е с б о р н и к а п р и с у т с т в у е т м о т и в о т р а в л е н и я о б м а н щ и к а в п о л о м д е р е в е , чье з н а ч е н и е будет в ы я в л е н о н и ж е :


kf,^.

Матако: заткнутый и замурованный обманщик. Во время своих странствий Такуай увидел крушину [Zizyphus mislof); земля была усеяна падалицами. Он начинает есть и обнаруживает, что еда в том же виде выходит из его ануса; он устраняет это неудобство при по­ мощи пробки из «pasto» (тесто? солома? — см.: М,). Слегка пополневший Т. встречает пчелу /пакио/ [= того того, см.: Palavecino. Р.252-253] и про­ сит у нее меда. Пчела делает вид, что соглашается, и заставляет его влезть в полое дерево, действительно, полное меда; выход же она быстро замазы­ вает глиной. В течение лунного месяца Т. остается в плену, пока резкий ветер не разносит дерево в шепки и не освобождает его (Palavecino. Р.247). Этот м и ф н а п о м и н а е т другой ( М , ^ ; см.: С П , с.311-317), в котором т о т ж е о б м а н щ и к ч е г о - т о не п о д е л и л с п ч е л о й и л и о с о й , з а т ы к а ю щ е й все е г о т е л е с н ы е о т в е р с т и я . Т а к и м о б р а з о м , б у д ь т о в ч е л о в е ч е с к о й (Матако) или животной (Тобо) личине. Лис в мифах Чако является п е р с о н а ж е м , чье тело обосновывает д и а л е к т и к у открытости и з а к р ы ­ тости, содержащего и содержимого, внешнего и внутреннего. Проты­ кание может быть в н е ш н и м ( п р и с о е д и н е н и е ж е н с к и х п р и з н а к о в ) , за­ тыкание - внутренним (затыкание отверстий, избыточных в М|„, не­ достающих в M j i , ) . Лиса протыкают до затыкания ( M j „ ) , или затыка­ ют д о п р о т ы к а н и я ( М , ^ ) ; т о э т о с о д е р ж а щ е е б е з с о б с т в е н н о г о с о д е р ­ ж и м о г о ( к о г д а п и щ а н е у д е р ж и в а е т с я в его т е л е ) , т о с о д е р ж и м о е д р у ­ гого с о д е р ж а щ е г о ( п о л о е д е р е в о , где его о т р а в л я ю т ) . М ы в о з в р а щ а е м ­ ся здесь к п р е д ы д у щ и м с о о б р а ж е н и я м по поводу мифа Мундуруку ( М „ ; с м . в ы ш е , с . 7 3 - 7 5 ) и д р у г и х м и ф о в Ч а к о (М,^^; с м . с . 8 2 - 8 4 ) . М и ф ы Мундуруку и Ч а к о , н е с о м н е н н о , п о я с н я ю т друг друга. В п е р в ы х т а к ж е и г р а ю т р о л ь п с о в ы е : Л и с , к а к и г е р о й М у н д у р у к у (М,^,,), п р и в я з ы в а е т своего врага Ягуара к древесному стволу под предлогом его защиты от р е з к о г о ветра ( с р а в н и т ь с М^,,: с а м Л и с — п л е н н и к в д р е в е с н о м с т в о л е — д е р е в о = внутренняя тюрьма/внешняя тюрьма, о т ­ куда е г о о с в о б о ж д а е т резкий ветер); о с е не удается освободить Я г у а р а ( M j i , : п ч е л е удается пленить Л и с а ) . В с л е д с т в и е ч е г о Я г у а р п р я ч е т с я д л я п о и м к и Л и с а в полом дереве; Л и с з а с т а в л я е т его в ы д а т ь с в о е м е с ­ т о н а х о ж д е н и е , у в е р я я е г о , что пустое д е р е в о г о в о р и т , а з а н я т о е — м о л ­ чит: т а к о п п о з и ц и я между собственно с о д е р ж а щ и м без с о д е р ж и м о г о (случай говорящего дерева) и другого содержимого в содержащем (случай молчащего дерева) преобразуется в акустический код. З н а м е ­ н а т е л ь н о , что п о д о б н а я с и м м е т р и я м и ф о в Ч а к о и М у н д у р у к у н а х о д и т продолжение в использовании последним хорошо известного мотива «ЫсИо enfolhado»^^: в к о н ц е к о н ц о в л и с п р о в о д и т я г у а р а , н а м а з а в ш и с ь м е д о м (внешнее употребление/внутреннее употребление), а затем выва­ л я в ш и с ь в облепляющей тело палой листве. После такой маскировки е м у у д а е т с я д о с т и ч ь р е к и , д о с т у п к к о т о р о й хотел з а к р ы т ь е м у я г у а р (Couto de Magalhdes. P . 2 6 0 - 2 6 4 ; Kruse 2. P . 6 3 1 - 6 3 2 ) . И т а к , б л а г о д а р я ,меду ( н е у п о т р е б л е н н о м у , о д н а к о , в п и щ у ) Л и с у М у н д у р у к у у д а е т с я н а п и т ь с я , т о г д а к а к в .мифах Ч а к о с ъ е в ш е м у с л и ш к о м .много меда и и с п ы т ы в а ю щ е м у с т р а ш н у ю ж а ж д у Л и с у э т о не у д а е т с я , п о т о м у что

9()


п р у д ы в ы с о х л и . Д р у г о й м и ф М у н д у р у к у ( M , j | ) , чьи п р о т а г о н и с т ы — л и с и г р и ф - с т е р в я т н и к (то есть с ы р о е д п р о т и в п и т а ю щ е г о с я п а д а л ь ю ) — в и д о и з м е н я е т м о т и в «Ыско enfolhado»: в к а ч е с т в е ж е р т в ы , а не п р е с л е ­ д о в а т е л я . Л и с н а м а з ы в а е т с я воском (медом), ч т о б ы о б л е п и т ь с я перья­ ми (/листьями). В т а к о м о д е я н и и о н к а к б ы летит по воздуху (/плава­ ет в воде), преследуя грифа (/спасаясь от ягуара). Н о в о с к п л а в и т с я н а с о л н ц е , и Л и с п о г и б а е т , у д а р и в ш и с ь о з е м л ю , т о г д а к а к в М^^,, в о д а р а с т в о р я е т мед и Л и с у удается в ы ж и т ь , с п а с а я с ь вплавь (см.: farabee 4. Р. 134). В с е э т и п р е в р а щ е н и я с в и д е т е л ь с т в у ю т о т о м , ч т о м ы и м е е м дело с к о г е р е н т н о й системой, чьи л о г и ч е с к и е границы перекрывают г е о г р а ф и ч е с к и е г р а н и ц ы б а с с е й н а А м а з о н к и и Ч а к о , н е с м о т р я на р а з ­ деляющее эти регионы расстояние. Но если это так, то мы, возможно, имеем право попытаться пояс­ нить фрагмент м и ф о в Чако соответствующим фрагментом мифа Мун­ дуруку. К а к м ы п о м н и м , у М а т а к о в о д н о м из вариантов и с т о р и и д е ­ в у ш к и , о б о ж а в ш е й м е д (М^,^), о н а о п и с ы в а е т с я к а к « б е л о к о ж а я и очень красивая». А в космогонии Мундуруку луна - метафора юной, о ч е н ь б е л о к о ж е й д е в с т в е н н и ц ы (farabee. Ibid. P. 138; с м . д р у г и е в е р с и и в: Kruse 3. Р . 1 0 0 0 - 1 0 0 3 , Murphy I. Р.86). Т а к о е с о п о с т а в л е н и е т е м б о л е е м н о г о з н а ч и т е л ь н о , ч т о , с о г л а с н о г а й а н с к и м в е р о в а н и я м , во в р е м я п о л ­ н о л у н и я м е д а н е т (Ahlbrinck, art. « n u n o » § 5 и «wano» §2). Т а к и м о б р а ­ зом, история девушки, обожавшей мед, допускает прочтение в терми­ н а х а с т р о н о м и ч е с к о г о к о д а , где г е р о и н я ( к а к м ы уже з н а е м , ее о т е ц — С о л н ц е ) в о п л о щ а е т п о л н о л у н и е ; о н а т е м б о л е е охоча д о м е д а , что в ее присутствии меда с о в е р ш е н н о нет. В п о д т в е р ж д е н и е т а к о г о п р е д в а р и т е л ь н о г о о т с у т с т в и я с о ш л е м с я на в е с ь м а о т д а л е н н ы й в а р и а н т М^,^, и д у щ и й о т П и м а и з А р и з о н ы (М^^^): К о й о т делает вид, что поранился, и требует, чтобы свояченица несла его на с п и н е ; он пользуется э т и м , чтобы совокупиться с ней сзади. Гакое п о с я г а т е л ь с т в о в л е ч е т за с о б о й п л е н е н и е всех ж и в о т н ы х : ю е с т ь утрату дичи в м е с т о утраты меда, к а к в Ю ж н о й А м е р и к е . Н о в с е в е ­ р о а м е р и к а н с к о й версии, кажется, так хорошо сохраняется сходство обеих тем, что первая служит для метафорического описания второй: Койот, освобождающий дичь, широко распахивает тюремные двери, и «оленевые, а также другие промысловые животные роем выкатились н а р у ж у (swarmed out), к а к в ы р ы в а ю т с я п ч е л ы и з п р и о т к р ы т о г о у л ь я » (Russell. Р . 2 1 7 - 2 1 8 ) . С о с с ы л к о й на .мед и л и б е з нее р а с с м о т р е н н ы е н а м и м и ф ы Ч а к о п о я в л я ю т с я и в С е в е р н о й А м е р и к е , от К а л и ф о р н и и до бассейнов рек Колумбия и Фрейзер. З д е с ь у м е с т н о сделать е щ е о д н о з а м е ч а н и е . В М,,, д е в у ш к а , о б о ж а ю ­ щ а я м е д , п р е в р а щ а е т с я в к а п и б а р у . Д р у г а я в е р с и я М а т а к о (M,,j) п о в е ­ ствует о п р е в р а щ е н и и д е в у ш к и , о б о ж а ю щ е й о с и н ы й мед / l e c h e g u a n a / , в н е и д е н т и ф и ц и р о в а н н о г о н о ч н о г о г р ы з у н а (Metraux 3. Р.57 и n . I ) . К а к и з в е с т н о , к а п и б а р а (Hydrochoerus capibara — Ihering, art. «capivara»), т а к ­ же н о ч н о е ж и в о т н о е , - один из самых крупных грызунов, чьим к о м ­ б и н а т о р н ы м в а р и а н т о м м о г бы б ы т ь д р у г о й г р ы з у н , п о м е н ь ш е , н о все же д о с т а т о ч н о к р у п н ы й , и о б л а д а ю щ и й т е м и ж е п р и в ы ч к а м и ( в и с к а -

97


ча^\ с о г л а с н о и н ф о р м а т о р у : Lagostomus maximusl), тем более что в я з ы ­ ке Б о р о р о , н а п р и м е р , н а з в а н и я д р у г и х г р ы з у н о в п р о и з в о д н ы о т м о д е ­ л и к а п и б а р ы ; / o k i w a / дает / o k i w a r e u / - « п о х о ж и й на капибару» = к р ы с а . В мифах тропической Америки капибары играют не с л и ш к о м за­ м е т н у ю р о л ь . В к о н ц е э т о й к н и г и м ы о б с у д и м м и ф Т а к а н а (М^^^), с в я ­ зывающий происхождение капибары с обжорством женщины, любя­ щ е й не мед, а мясо. Согласно венесуэльским Варрау ( М 2 2 3 ) , такое п р о ­ исхождение восходит к превращению невыносимых, непослушных ж е н щ и н {Wilbert. Р. 158-160), что т а к ж е п р и м е н и м о к д е в у ш к е , о б о ж а в ­ шей мед, постоянно досаждавшей родственникам, чтобы получить вожделенное лакомство. В самом Чако космологический м и ф завершается превращением ж е н щ и н ы в капибару: Л/^,^. Мокви: происхождение капибар. Некогда дерево под названием Наллиагдига росло от земли до неба. Души спускались с ветки на ветку и так добирались до озер и реки, где ловили много рыбы. Однажды душа старой женщины не смогла ничего поймать, а другие души отказали ей в милостыни. Тогда душа старухи рас­ сердилась. Обернувшись капибарой, она стала грызть подножье дерева, пока оно не рухнуло, к великому несчастью всех жителей {Guevara. Р.62. Cit. par Lehmann-Nitsche 6. P. 156-157). Следовательно, здесь тоже идет речь о неудовлетворенной ж е н щ и ­ не. Но при последнем превращении легко узнается героиня м и ф о в М а т а к о о п р о и с х о ж д е н и и Плеяд (М,з,^: старуха, в и н о в н а я в утрате р ы б ы и меда, н е к о г д а д о с т у п н о г о к р у г л ы й год; т е п е р ь их с е з о н в о з в е ­ щ а е т п о я в л е н и е П л е я д ( С П , с.229 s q . ) . И т а к , г е р о и н я н а ш и х м и ф о в , если м о ж н о т а к выразиться, печется о с е з о н н о м характере сбора меда и н е с е т за н е г о о т в е т с т в е н н о с т ь . П р и таких условиях нельзя не отметить, что Вапидиана, о б о с н о ­ вавшиеся на границе Гайаны и Бразилии, называют созвездие Овна, то есть Тельца, «Капибарой», а его п о я в л е н и е предвещает у них вре­ мя посадок, я в л я ю щ е е с я также временем саранчи и охоты на капибар {Farabee I. Р. 101, 103). К о н е ч н о , э т о т с е в е р н ы й р а й о н в е с ь м а у д а л е н от Чако, там другой климат и календарные занятия различны. М ы еще в е р н е м с я к э т о м у , когда п о п ы т а е м с я д о к а з а т ь , ч т о , н е с м о т р я на р а з л и ­ чия, циклы экономической жизни в чем-то сходны. П о я в л е н и е Т е л ь ц а на д в е - т р и н е д е л и о п е р е ж а е т п о я в л е н и е П л е я д , чье з н а ч е н и е д л я э к о н о м и ч е с к о й и р е л и г и о з н о й ж и з н и п л е м е н Ч а к о известно. У Випидиана тройная коннотация Тельца также предвеща­ ет с у х о й с е з о н — с е з о н п о д н я т и я н о в и , б о л ь ш и х п е р е л е т о в с а р а н ч и , а т а к ж е о х о т ы н а к а п и б а р : их л е г ч е з а м е т и т ь п р и н и з к о й в о д е , п о т о м у что э т и ж и в о т н ы е д н е м п р а к т и ч е с к и ж и в у т п о д в о д о й , а н о ч ь ю пасутся н а берегу. М ы не н а ш л и с с ы л к и н а с о з в е з д и е Т е л ь ц а в а с т р о н о м и и п л е м е н Чако, тщательно изученной Л и м а н о м - Н и ц ш е . Н о если принять, исхо-

98


дя из м н о г о к р а т н о п р о в е р е н н о г о сходства м и ф о в Ч а к о и Г а й а н ы , что п р е в р а щ е н и е в капибару и м п л и ц и т н о намекает на созвездие, предве­ щ а ю щ е е сухой сезон, м о ж н о объединить оба аспекта, присущих свя­ з а н н ы м со сбором меда м и ф а м Ч а к о — а с т р о н о м и ч е с к и й и метеороло­ г и ч е с к и й . П о д э т и м у г л о м з р е н и я о п п о з и ц и я дневной/ночной в Ы^^^ л и ш ь с м е щ а е т о с н о в н у ю о п п о з и ц и ю между двумя сезонами — сухим и в л а ж н ы м , в к о н е ч н о м счете, - в р а м к и еще более к о р о т к о й , чем в двух п р е д ы д у щ и х м и ф а х , п е р и о д и ч н о с т и (то есть е ж е д н е в н о й , а не месячной или сезонной): Сезонная периодичность:

влажный 1

I Месячная

Ежедневная

-

полнолуние

dL

сухой

'

новолуние

^о..

В п р о ч е м , в и с к а ч а у Т о б а ( м ы п р е д л о ж и л и с ч и т а т ь его к о м б и н а т о р ­ ным вариантом капибары) дает имя неопознанному созвездию {Lehmann-Nitsche 5. Р. 105-196), т а к что к а ж д ы й у р о в е н ь с о х р а н я е т , в о з ­ м о ж н о , ч е р т ы двух д р у г и х и о т л и ч а е т с я л и ш ь и е р а р х и ч е с к и м п о р я д ­ ком, придаваемым трем типам периодичности. Последние присутству­ ют н а к а ж д о м у р о в н е , н о л и ш ь о д и н - в я в н о й , д в а о с т а л ь н ы х - в скрытой форме. Теперь можно попытаться предложить синтетическую картину си­ стемы м и ф о в Ч а к о , чья героиня — девушка, обожавшая мед. Отец ге­ р о и н и — п о в е л и т е л ь в о д я н ы х Д у х о в ( М 2 , 2 ) и л и С о л н ц е (М^^^, п и т а ю ­ щийся водоплавающими животными, порождающими дождь и бурю (M^2\v ^218^ ^ с о в п а д а ю щ и м и с р а д у г о й {Ш^^,^). Э т а и з н а ч а л ь н а я о п п о ­ зиция напоминает знаменитый мифологический мотив Карибского региона (Центральная Америка, Антильские острова и Гайана): кон­ фликт между С о л н ц е м и ураганом, представленным днем — радугой, а н о ч ь ю — Б о л ь ш о й Медведицей. Здесь гоже речь идет о м и ф е с е з о н ­ ного характера; в этом районе мира ураганы бывают с середины июля по середину октября - в этот период Б о л ь ш а я Медведица почти пол­ н о с т ь ю и с ч е з а е т за г о р и з о н т о м {Lehmann-Nitsche 3, passim). Исходя из этого сопоставления, п р е д п о л о ж и м , что в начале н а ш и х м и ф о в сухое, п е р с о н и ф и ц и р о в а н н о е С о л н ц е м , преобладает над влаж­ ным, представленным водоплавающими животными, повелителями дождя, которыми питается Солнце. Таким образом, мы полностью оказываемся в модусе сухого; отсюда д в о й н а я неудовлетворенность героини: с д и а х р о н и ч е с к о й точки з р е н и я она — полная луна, то есть влажное в сухом, отсутствие меда в ее присутствии; н о , в п р о ч е м , с синхронической точки зрения, наличия меда, связанного с сухим се­ з о н о м , н е д о с т а т о ч н о ; н у ж н а и в о д а , т а к к а к мед п ь ю т р а з б а в л е н н ы м , и с э т о й т о ч к и з р е н и я мед хотя и присутствует, н о тоже отсутствует. Д е й с т в и т е л ь н о , м е д — э т о с м е с ь : д и а х р о н и ч е с к и о н п р о и с х о д и т от с у ­ хого и в т о ж е в р е м я т р е б у е т в о д ы . Э т о с п р а в е д л и в о с к у л и н а р н о й т о ч -

99


ки з р е н и я , н о т а к ж е и п о д к а л е н д а р н ы м у г л о м з р е н и я : к а к г о в о р я т Матако (М,,,^, в мифологические времена люди питались исключи­ тельно медом и р ы б о й . Это о б ъ е д и н е н и е объясняется тем, что п е р и ­ од у с п е ш н о г о р ы б о л о в с т в а в Ч а к о п р и х о д и т с я п р и м е р н о на н а ч а л о а п р е л я — 15 м а я , т о е с т ь р а з г а р сухого с е з о н а . Н о , к а к мы в и д е л и в ы ш е (с.89), б ы л о в р е м я , когда всей в о д ы и р ы б ы м и р а всегда б ы л о в д о в о л ь в полом стволе древа жизни. Т а к и м образом, одновременно с н и м а л и с ь о п п о з и ц и я с е з о н о в и п а р а д о к с а л ь н о е с о е д и н е н и е в сухой с е з о н « в л а ж ­ ной» п и ш и ( м е д и д и к и е п л о д ы ) с о т с у т с т в и е м в о д ы . Во всех в е р с и я х у г е р о и н и е с т ь в ы б о р м е ж д у д в у м я п о т е н ц и а л ь н ы ­ ми супругами: д я т л о м , с т е с н и т е л ь н ы м ж е н и х о м , з н а ю ш и м п р и этом секрет с о е д и н е н и я сухого и в л а ж н о г о : даже в сухой сезон, с о б и р а я мед, он остается хозяином н е и с с я к а ю ш е й воды, н а п о л н я ю щ е й флягу, с к о т о р о й о н н и к о г д а не р а с с т а е т с я ; о н , д е й с т в и т е л ь н о , с н а ч а л а п р е д ­ лагает воду, а п о т о м — мед*. Во всех этих о т н о ш е н и я х л и с п р о т и в о с т о ­ ит д я т л у : з а п и с н о й с о б л а з н и т е л ь , л и ш е н н ы й меда ( к о т о р ы й о н п ы т а ­ ется з а м е н и т ь землей или д и к и м и п л о д а м и сухого сезона) и воды. Д а ж е е с л и е м у у д а е т с я р а з д о б ы т ь м е д , т о н е т в о д ы , чье о т с у т с т в и е гу­ бит волка. И т а к , в у п р о ш е н н о м виде о п п о з и ц и я лиса и дятла выгля­ д и т с л е д у ю щ и м о б р а з о м : (сухое — в о д а ) / ( с у х о е + в о д а ) . Девушка, о б о ж а в ш а я мед, занимает между н и м и двусмысленное положение. С одной стороны, она лиса, так как клянчит, а может быть и ворует, м е д , к о т о р о г о л и ш е н а ; н о , с д р у г о й с т о р о н ы , если б ы ей уда­ л о с ь у к р е п и т ь с в о й б р а к с п т и ц е й , о н а м о г л а б ы стать д я т л о м , в д о в о л ь н а д е л е н н ы м в о д о й и м е д о м . Т о , ч т о е й э т о г о не у д а е т с я , с т а в и т з а д а ­ чу, к о т о р а я будет р е ш е н а в п р о д о л ж е н и и э т о г о труда. П о к а ч т о о г р а ­ н и ч и м с я т е м , что о т м е т и м б л и з о с т ь м е ж д у н а ш е й г е р о и н е й и г е р о и н е й маленького амазонского мифа неясного происхождения, проясняю­ щ е г о о д и н и з р а с с м о т р е н н ы х н а м и а с п е к т о в . В э т о м м и ф е (М,„,) м о ­ лодая красивая девушка отправляется на поиски мужа, побуждаемая голодом. Сначала она приходит в дом двуутробки, которого выпрова­ ж и в а е т и з - з а в о н и ; п о т о й же п р и ч и н е о н а о т т а л к и в а е т и в о р о н а ( г р и ­ фа-стервятника), питающегося червями. Она добирается наконец до ж и л и щ а м а л е н ь к о й к о ш к и и н а й е ; и н а й е к о р м и т ее п т и ц а м и , и о н а в ы х о д и т за н е г о з а м у ж . К о г д а г р и ф - с т е р в я т н и к и л и ю ж н о а м е р и к а н с * Положение дятла как хозяина меда эмпирически обосновано: «Даже когда древесная кора совершенно здорова, то есть в ней нет личинок, дятлы долбят ее неподалеку от отверстия, из которого вылетают пчелы. Нескольких ударов клювом достаточно, чтобы вызвать массовый исход насекомых, которыми птица удовлетворяет тогда свой аппетит. Существует даже вид пчел, иденти­ фицированный благодаря многочисленным экземплярам, найденным в же­ лудке дятла Ceophloeus Uneatus, и этот новый вид получил название по имени пти­ цы.' Trigona (Hypotrigona) ceophloei. Говорят, что пчела йатп (Trigona /Tetragona/ jati) затыкает смолой вход в свои улей, чтобы до него не могли добраться дят­ лы и другие птицы (Scliwartz 2. Р.96). Дятел фигурирует в качестве хозяина меда в мифологии Апинайе (Oliveira. Р.83), Бороро (Colb. 3. Р.251), Каинанг {Henry 1. Р.144) и, несомненно, многих других племен.

i 00


к и й я с т р е б п р и х о д и т за д е в у ш к о й , и н а й е п р о л а м ы в а е т ему ч е р е п , а его м а т ь п р о м ы в а е т р а н у с л и ш к о м г о р я ч е й в о д о й , о ш п а р и в а я е г о . С тех п о р у я с т р е б о в л ы с а я г о л о в а (Couto de Magalhaes. P.253-257). Как и в мифах Чако, в этом м и ф е голод незамужней девушки иг­ рает в н е к о т о р о м с м ы с л е р о л ь г л а в н о г о п о б у д и т е л ь н о г о м о т и в а . Э т о и с х о д н о е о т с у т с т в и е , о к о т о р о м г о в о р и т П р о п п ; из н е г о в ы т е к а е т п р о ­ д о л ж е н и е р а с с к а з а . Р а з в я з к а та ж е : р а н е н и е , ч л е н о в р е д и т е л ь с т в о и л и с м е р т ь н а г л о г о в о н ю ч е г о с о б л а з н и т е л я ( с м . М ^ ^ ) . П р а в д а , в М^^ н е д в а , а т р и п о т е н ц и а л ь н ы х с у п р у г а ; т а к ж е о б с т о и т д е л о в М ^ ^ , где бессильная птица, именуемая на Матако /citani/, поначалу претен­ д у е т н а р у к у г е р о и н и ; в М^,^ т у ж е р о л ь и с п о л н я е т п т и ц а , з о в у щ а я ­ ся н а Т о б а / c i n i n i / , п о и с п а н с к и gallineta (Palavecino. P.266) — воз­ м о ж н о , д и к а я курица*. П о п р о б у е м п р о д о л ж и т ь сравнение на этой шаткой основе: Двуутробка

I

СЫРОЕ/ГНИЛОЕ

ВОЗДУХ/ЗЕМЛЯ:

Ястреб

-

-

Лис

Инайе

-

-1-

+

+

Галлинета Дятел

МЕД ( = С Ы Р О Е ) / Д И К И Е ПЛОДЫ (=ГНИЛОЕ):

-

_

ВОЗДУХ/ЗЕМЛЯ:

-

+

+

Знаки + н — в приведенных выше таблицах относятся соответ­ ственно к первому и второму члену каждой оппозиции. Для обосно­ вания к о н ф у э н т н о с т и : дикие плоды = гнилое, достаточно заметить, что л и с н е л а з а е т п о д е р е в ь я м ( к р о м е М^^^, н о э т о ведет его в г и б е л и ) , и в м и ф а х о п и с ы в а е т с я , что о н п и т а е т с я п а д а л и ц а м и , т о есть уже п о д г н и в ­ ш и м и д и к и м и п л о д а м и ( с м . М^,,); д о л ж н о б ы т ь , о н и я в л я ю т с я т а к ж е п и щ е й п т и ц ы gallineta, т а к к а к к у р и н ы е ( е с л и о н а п р и н а д л е ж и т к н и м ) живут п р е и м у щ е с т в е н н о на з е м л е , а эта п т и ц а , в ч а с т н о с т и , н е с п о с о б н а с о б и р а т ь мед, что с б л и ж а е т ее с в о л к о м в п л а н е п о и с к о в п и щ и ( о т л и ч и е же с о с т о и т в т о м , что п т и ц а м о ж е т л е т а т ь , тогда к а к ч е т в е р о н о г о е п р и ­ ковано к земле). С р а в н е н и е М^^з и М^,, п о д т в е р ж д а е т т а к ж е , что на двух н о в ы х о с я х сырое и гнилое, высокое и низкое - лис и дятел также диаметрально противоположны. Итак, что происходит в мифах? История замужества * Мы предлагаем во всех отношениях подходящую интерпретацию, так как в словаре Тоба у Теббота (Tebboth) /chiiiini/ переводится как «саф1п1е1го (ave)». Таким образом, эту птицу следует считать дятлом другого вида, противостоя­ щего по неизвестным причинам своему соплеменнику.


героини проходит три этапа. Оказавшись, как м ы видели, в промежу­ точном положении между двумя претендентами, она пытается заполу­ ч и т ь п е р в о г о , п о т о м я в л я е т с я о б ъ е к т о м и д е н т и ч н о й п о п ы т к и со с т о ­ р о н ы в т о р о г о . Н а к о н е ц , п о с л е ее и с ч е з н о в е н и я и л и п р е в р а щ е н и я Л и с , узурпирующий роль героини, пытается заполучить Дятла: это неле­ пый, не о п о с р е д о в а н н ы й , обреченный на неудачу союз. Тогда ам­ плитуда колебаний между п р о т и в о п о л о ж н ы м и членами увеличива­ ется. Убежав от Л и с а , п р е д с т а в л я ю щ е г о сухое в ч и с т о м виде, г е р о ­ и н я — п о к р а й н е й м е р е , в о д н о й из в е р с и й — п р е в р а щ а е т с я в к а п и ­ бару, то есть с т а н о в и т с я причастной воде. Посредством в о з в р а т н о ­ г о д в и ж е н и я Д я т е л с т а н о в и т с я п р и ч а с т н ы м С о л н ц у (высокое + су­ хое), п о с ы л а ю щ е м у е г о л о в и т ь п о д в о д н ы х ч у д о в и щ (низкое + сырое), от которых о н в ы р в е т с я ц е н о й утраты ч е л о в е ч е с к о г о о б л и к а и о к о н ­ чательного п р и н я т и я птичьей сущности; но это сущность такой п т и ц ы , к а к дятел: то есть, как уже б ы л о д о к а з а н о в С П (с. 193-195) и как п р я м о следует из его повадок, и щ у щ е й п и щ у под д р е в е с н о й к о р о й , то есть ж и в у щ е й на полпути между верхом и низом. Эта п т и ­ ца не я в л я е т с я з е м н о й , п о д о б н о к у р и н ы м ; не п р и о б щ е н а о н а и к небесным э м п и р е я м , как хищные птицы; дятел связан с атмосфери­ ч е с к и м н е б о м и с р е д и н н ы м м и р о м , где в о з н и к а е т с о ю з н е б а и в о д ы (высокое + влажное). Результат этого превращения, также я в л я ю щ е ­ гося м е д и а ц и е й , т а к о в : ч е л о в е ч е с к о г о х о з я и н а меда б о л ь ш е не бу­ д е т . П р о ш л и те в р е м е н а , к о г д а « ж и в о т н ы е б ы л и л ю д ь м и и п и т а л и с ь и с к л ю ч и т е л ь н о п ч е л и н ы м м е д о м » (М^,^). В н о в ь п о д т в е р ж д а е т с я о т ­ носящееся к другим м и ф а м прежнее замечание о том, что м и ф о л о ­ гия меда о т с ы л а е т с к о р е е к его утрате, чем п р о и с х о ж д е н и ю .

Ь) в степях Центральной Бразилии Если бы посредством примеров чакского происхождения м ы еще не составили группу м и ф о в , чья героиня — девушка, о б о ж а в ш а я мед, то, н а в е р н о е , н е с м о г л и б ы о б н а р у ж и т ь ее в д р у г о м м е с т е . Т е м н е м е н е е , э т а ф у п п а с у щ е с т в у е т т а к ж е во в н у т р е н н е й Б р а з и л и и , в ч а с т н о с т и у центральных и восточных Же; но в любопытно видоизмененной и о б е д н е н н о й ф о р м е , т а к что н е к о т о р ы е в е р с и и с т р у д о м п о з в о л я ю т уга­ дать мотив д е в у щ к и , обожавшей мед, — на него л и ш ь вскользь н а м е кается. И л и же он п о м е ш е н в столь о т л и ч а ю щ и й с я контекст, что п о ­ ч т и н е у з н а в а е м д о тех п о р , п о к а п о с р е д с т в о м б о л е е г л у б о к о г о а н а л и ­ з а за в н е ш н е и н ы м и и н т р и г а м и н е о б н а р у ж и в а е т с я та ж е о с н о в н а я с х е м а , п о з в о л я ю щ а я в о с с о е д и н и т ь их. В «Сыром и приготовленном» мы упоминали первую часть мифа, известного Апинайе и Тимбира. Достаточно вкратце напом­ нить о н е м , т а к к а к т е п е р ь нас будет з а н и м а т ь его п р о д о л ж е н и е . В мифе упоминаются два гигантских орла-людоеда, преследующих и н д е й ц е в ; два брата-героя берутся у н и ч т о ж и т ь их. Версия А п и н а й е ,

102


где ф и г у р и р у е т т о л ь к о о д и н о р е л , з а в е р ш а е т с я с ч а с т л и в о Р.74-75)*. Н о другая версия этим не ограничивается.

(Oliveira.

М^^^. Апинайе: птица-убийца (продолжение; см.: С П , с.245-246). Убив первого орла, два брата, Кенкутан и Акрети, принялись за второ­ го. Они применили ту же тактику, попеременно подставляясь, чтобы уто­ мить птицу, каждый раз напрасно пикирующую на ускользающую добы­ чу и вынужденную затем вновь набирать высоту для следующего нападе­ ния. Но неуклюжий и усталый Кенкутан не может быстро уклониться; птица отсекает ему голову ударом крыла и возвращается в гнездо, чтобы больще не покидать его. Вынужденный прекратить бой, Акрети подбирает голову брата, кладет ее на ветку дерева и отправляется на поиски соплеменников, спасшихся бегством от орлов-каннибалов. Он бродит по саванне, где встречает сначала племя Сарьэму (Cariama cristata), поджегшее джунгли, чтобы из­ гнать ящериц и крыс. Представившись, он продолжает путь и встречает черных ара**, щелкающих и едящих орехи с пальмы тукум (Astrocaryum tucuman) в подожженной саванне. Отзываясь на их приглашение, он делит с ними трапезу и покидает их. Тогда он входит в лес, где обезьяны соби­ рают орехи сапукая (Lecythis otlaria), они дают ему немного орехов. Под­ крепившись вместе с обезьянами и узнав у них дорогу к своей деревне, Ак­ рети добирается наконец до источника, из которого жители деревни берут воду. Спрятавшись за копаловым деревом (Нутепеа courbaril), он застает красавицу Капакуэ выходящей из воды после купания. Он представля­ ется, рассказывает свою историю, и молодые люди решают пожениться. Когда наступает вечер, Капакуэ отгибает солому в хижине около своей постели, чтобы тайно принять своего возлюбленного. Но он так высок и силен, что почти полностью разрушает перегородку. Застигну­ тый сородичами Капакуэ, Акрети при всех называет себя. Когда он за­ являет, что идет охотиться на птичек для своей тещи, то д е й с т в и ­ тельно убивает четырех «страусов»; он несет их за шею, как простых ку­ ропаток. Однажды он пошел с женой выкачать мед из гнезда диких пчел. Ак­ рети выдолбил ствол и велел Капакуэ вынуть соты. Но она так глубоко засунула руку, что рука застряла. Под предлогом, что он хочет топором расширить отверстие, Акрети убил жену, разрезал ее на куски и поджа­ рил. По возвращении в деревню он угостил этим мясом своих свой­ ственников. Вдруг один из братьев жены обнаружил, что ест свою сес­ тру. Будучи уверенным, что Акрети - преступник, он пошел по его сле­ дам, дошел д о места убийства и нашел останки сестры; он собрал их и похоронил в соответствии с ритуальными требованиями. * Так же обстоит дело в версии Мехинаху (Ротреи Sobrinho. Р. 192-195; см.: СП, С.245). ** Нимуендау, несомненно, вслед за своими информаторами, называет таким образом гиацинтового ара (Anodorynchus hyacinthinus). См.: Nim 7. P. 187.

103


Назавтра, воспользовавшись тем, что Акрети хотел испечь Cissus (ла­ данник, выращиваемый восточными Же) на углях большого общего оча­ га*, женщины толкнули его, и он упал в огонь. Из его пепла вылезла самка термита (iV/m. 5. Р. 173-175). Н а п е р в ы й в з г л я д эта и с т о р и я к а ж е т с я н е п о н я т н о й — в е д ь н е и з в е ­ стно, почему молодожен столь зверски поступает с красивой супругой, в к о т о р у ю н е з а д о л г о д о э т о г о в л ю б и л с я с п е р в о г о взгляда. К р о м е т о г о , п о з о р н ы й к о н е ц , на к о т о р ы й о б р е к л и е г о с о р о д и ч и , с в и д е т е л ь с т в у е т о к р а й н е й н е б л а г о д а р н о с т и , е с л и в с п о м н и т ь , что и м е н н о о н о с в о б о ­ д и л их о т ч у д о в и щ . Н а к о н е ц , у ч и т ы в а я , что п о ходу р а с с к а з а о п р е д е ­ л е н н а я р о л ь п р и н а д л е ж и т меду, п р о с л е ж и в а е т с я п р о ч н а я с в я з ь с м и ­ ф а м и , чья героиня — девушка, о б о ж а в ш а я мед. Учтем, однако, что история ж е н щ и н ы , ставшей п л е н н и ц е й из-за с в о е й р у к и , к о т о р у ю о н а не м о ж е т в ы т а щ и т ь и з д е р е в а , п о л н о г о м е д а , и у м и р а ю щ е й в этом неудобном п о л о ж е н и и , встречается также неда­ л е к о о т Ч а к о , в р а й о н е р е к и Б е н и (Nordenskiold 5. Р. 171) и у К е ч у а на с е в е р о - з а п а д е А р г е н т и н ы (Lehmann-Nitsche 8. Р . 2 6 2 - 2 6 6 ) , где ж е н щ и ­ на, о с т а в л е н н а я на верхушке дерева, п о л н о г о меда, п р е в р а щ а е т с я в козодоя — п т и ц у , п о р о й з а м е н я ю щ у ю орла в вариантах м и ф а Ж е (М^^,). Но такое сопоставление становится еще более очевидным при с с ы л к е н а д р у г у ю в е р с и ю э т о г о м и ф а , и д у щ у ю от К р а х о — п о д г р у п п ы восточных Тимбира, близких соседей Апинайе. Действительно, у Кра­ хо два э п и з о д а ( у н и ч т о ж е н и е о р л о в и ж е н и т ь б а г е р о я ) , с л и в ш и х с я в е д и н ы й м и ф у А п и н а й е , происходят из разных м и ф о в . М о ж е м л и м ы о б ъ я с н и т ь с л у ч а й н ы м с м е ш е н и е м двух м и ф о в п р о т и в о р е ч и е м е ж д у выдающейся услугой, оказанной героем своим сородичам, и их безжа­ л о с т н о с т ь ю ? Это о з н а ч а л о бы и з м е н и т ь не з н а ю щ е м у и с к л ю ч е н и й п р а в и л у с т р у к т у р н о г о а н а л и з а : м и ф н е п о д л е ж и т о б с у ж д е н и ю , его в с е ­ гда н у ж н о в о с п р и н и м а т ь таким, какой он есть (tel quel). Е с л и и н ф о р ­ матор Нимуендауиз племени Апинайе объединяет в единый м и ф э п и ­ зоды, о т н о с я щ и е с я в других местах к разным м и ф а м , значит, между этими эпизодами существует важная для интерпретации каждого из них связь, которую нам надлежит обнаружить. И т а к , вот м и ф К р а х о , я в н о с о о т в е т с т в у ю щ и й в т о р о й ч а с т и М,^^ и о п и с ы в а ю щ и й г е р о и н ю к а к д е в у ш к у , о б о ж а в ш у ю мед: М^,у Крахо: девушка, обожавшая мед. Индеец идет за медом вместе со своей женой. Не успевает он сватить дерево с сотами, как жена жадно набрасывается на мед, не прислушиваясь к предостережениям мужа, настаивающего на том, чтобы сначала покон­ чить с делом. Рассверипев, он убивает обжору и расчленяет ее труп, а за­ тем поджаривает куски мяса на горячих камнях. Затем он сплетает соло­ менную корзину, кладет в нее куски мяса и возвращается в деревню. Он * «В отличие от Шеренте и Канелла. мужчины племени Апинайе участвуют в выпечке пирогов с мясом». См.: Nim.5. Р. 16.

104


приходит ночью, предлагает теще и сестрам жены поесть то, что выдает за мясо муравьеда. Появляется брат жертвы; он пробует мясо и тотчас опре­ деляет его происхождение. На следующее утро он хоронит поджаренные куски молодой женщины. Затем убийцу ведут в саванну, разжигают под деревом больщой костер и предлагают ему полезть на дерево за сотами пчелы арапуа (Trigona ruficrus). Брат сестры ранит его стрелой из лука. Мужчина падает, его приканчивают ударами дубины, а труп сжигают на костре (Schulrz J. P. 155-156). М ы н а ч и н а е м п о н и м а т ь , п о ч е м у г е р о й М|^2 убил с в о ю о т п р а в и в ш у ­ юся с о б и р а т ь мед жену. Она, н е с о м н е н н о , тоже оказалась с л и ш к о м жадной и своим обжорством вывела мужа из терпения. Н о внимания заслуживает другой момент. В обоих случаях родители ж е н ы едят, с а м и т о г о н е в е д а я , м я с о д о ч е р и и л и с е с т р ы , что п о л н о с т ь ю с о в п а д а ­ ет с т о й к а р о й , к о т о р а я п р е д н а з н а ч а е т с я в д р у г и х м и ф а х ( М ^ ^ , М,^^, М|5,) жене и другим ж е н ш и н а м , соблазненным тапиром; они вынуж­ дены есть м я с о л ю б о в н и к а . Что же это может означать, как не то, что в группе девушки, обожавшей мед. роль соблазнителя играет мед растительная, а не ж и в о т н а я сушность? Развитие рассказа, разумеется, не может полностью совпадать в обоих случаях. Группа тапира-соблазнителя обыгрывает д в о й н о й смысл потребления п и щ и : в п е р е н о с н о м смысле имеется в виду сово­ купление, то есть преступление, а к о н н о т а ц и я прямого смысла — на­ к а з а н и е . В ф у п п е д е в у ш к и , о б о ж а в ш е й м е д , эти о т н о ш е н и я п е р е в о р а ч и ­ ваются: оба раза р е ч ь идет о п о т р е б л е н и и п и щ и , н о в п е р в о м случае — с медом - как м ы и предполагали (с.37-38), и как это и н ы м способом подтверждает приведенное н а м и с р а в н е н и е , присутствует эротическая коннотация. Виновную нельзя приговорить к поеданию метафоричес­ кого «соблазнителя»: это з н а ч и л о бы удовлетворить ее, ведь и м е н н о э т о г о о н а и ж а ж д е т ; и о н а не м о ж е т , р а з у м е е т с я , с о в о к у п и т ь с я с п р о ­ д у к т о м п и т а н и я (хотя в М,^^ л о г и к а п р и в о д и т и м е н н о к э т о м у ) . Т а к и м о б р а з о м , п р е в р а щ е н и е непосредственный соб.пазнитель =^ метафоричес­ кий соблазнитель с н е о б х о д и м о с т ь ю в л е ч е т за с о б о й д в а с л е д у ю щ и х : женщина =* родственники и едящая женщина => съеденная женщина. О д н а к о н а к а з а н и е р о д и т е л е й ч е р е з л и ч н о с т ь их д о ч е р и н е в ы т е к а е т п р о с т о и з ф о р м а л ь н о й о п е р а ц и и . Н и ж е м ы у в и д и м , что н а к а з а н и е н е ­ посредственно мотивировано, и в этом отношении форма и содержа­ н и е р а с с к а з а п е р е п л е т а ю т с я . О т м е т и м п о к а что с л е д у ю щ е е : э т и п о с л е ­ д о в а т е л ь н ы е и н в е р с и и в л е к у т за с о б о й д р у г у ю — с у п р у г и , с о б л а з н е н ­ н ы е т а п и р о м и п о д в е р г ш и е с я г л у м л е н и ю м у ж е й ( з а с т а в л я ю щ и х их е с т ь м я с о л ю б о в н и к а ) , м с т я т , д о б р о в о л ь н о п р е в р а щ а я с ь в р ы б (М,;,,); подвергшиеся глумлению со с т о р о н ы зятя (заставляющего их есть тело д о ч е р и ) р о д и т е л и ж е н ы , с о б л а з н е н н о й м е д о м , м с т я т , п р е в р а щ а я его вопреки его воле в муравьеда или пепел, то есть отторгая его в с т о р о ­ ну с у х о г о и з е м л и , а не в л а ж н о г о и в о д ы . Как мы убедимся впоследствии, о с н о в н ы м д о с т и ж е н и е м является данное посредством мифов доказательство семантической позиции

105


меда к а к с о б л а з н и т е л я . Н о , п р е ж д е чем д в и н у т ь с я д а л ь ш е , с л е д у е т д о ­ полнить версию второго эпизода мифа А п и н а й е у Крахо другой вер­ сией Крахо, непосредственно о т с ы л а ю щ е й к первому эпизоду, и рас­ с м о т р е т ь все т р и в е р с и и с т о ч к и з р е н и я в з а и м о с в я з и п р е в р а щ е н и й . Крахо: птица-убийца. Когда-то индейцы, спасаясь от птиц-каннибалов, решили укрыться на небе, которое в ту пору не было так далеко от земли. Внизу остались толь­ ко старик со старухой и их внуки: они опоздали. Опасаясь птиц, они ре­ шили спрятаться в джунглях. Мальчиков звали Кенгунан и Акрей. Первый скоро проявляет магичес­ кие способности, позволяющие ему превращаться в различных животных. Однажды братья решили сидеть в реке, пока не станут такими сильными и ловкими, что уничтожат чудовищ. Дедушка делает для них плавучую плат­ форму, где они могут лечь поспать; он каждый день приносит им батат, ко­ торым герои питаются [в версии Кайяпо, очень близкой версии Крахо, но обедненной, затворничество также происходит под водой (Banner 1. Р.52)]. После длительного уединения они возвращаются высокими и сильны­ ми, и дедушка исполняет ритуалы, отмечающие конец затворничества мо­ лодых людей. Он вручает каждому по острой рогатине. Вооруженные та­ ким образом, братья оказываются прекрасными охотниками. Животные в то время были гораздо толще и тяжелее, чем теперь, но Кенгунан и Акрей убивают их и без труда приносят домой. Они вырывают у убитых ими пер­ натых перья, превращая их в птиц [id. версия Кайяпо. Banner 1. Р.52]. Здесь возникает эпизод войны с птицами-каннибалами, совершенно не отличающийся от уже приведенного резюме M|^j, за исключением того, что Акрей, а не его брат, убит обезглавившей его птицей, а его голова, так­ же положенная на разветвление ствола, превращается в пчелиный улей арапуа (см.: М^^Л. Кенгунан мстит за брата, убивая смертоносную птицу. Он решает не воз­ вращаться к бабушке с дедушкой, а побродить по свету, пока не найдет смерть от руки незнакомого народа... По пути он последовательно встречает­ ся с племенем Эму (Rhea americana: маленький трехпалый страус), поджига­ ющим джунгли для удобства сбора упавших на землю плодов пальмы пати (Orcus sp.; Astrocaryum, согласно Nim.8. P.73), затем с племенем Сарьэму (Cariama cristata: птица, меньше предьшущей), делающим то же самое, охотясь на саранчу. Тогда герой уходит из саванны в лес*, где племя Носухи (Nasua socialis) зажигает костры, чтобы выгнать из земли червей, которыми питает­ ся. Следующие костры принадлежат обезьянам, расчищающим землю для сбора плодов пальмы пати и копалового дерева (Нутепеа courbaril), и тапи­ рам, ищущим плоды копалового дерева и съедобные листья. М226-

Наконец герой замечает тропинку, ведущую его к воде, которой пользуется неизвестное население (так называемый народ Носухи - ин* Подчеркнутая информатором оппозиция между cfiapada и таю является, точнее, противопоставлением открытого участка и густой кустистой расти­ тельности.

!()6


дейцы Мехинаку, подобно тому, как название Крахо означает: народ Паки. Спрятавшись, он наблюдает за «бегом с поленом». Чуть позже зас­ тает пришедшую по воду девушку и затевает с ней разговор, напоминаю­ щий, как ни странно, встречу Голо и Мелисанды: «Вы — великан? — Я та­ кой же, как все люди...»^''. Кенкунан рассказывает свою историю: теперь, когда он отомстил за брата, остается только надеяться на смерть от руки вражеского народа. Девушка убеждает его в расположении своих родствен­ ников, и Кенкунан просит ее выйти за него замуж. После эпизода ночного посещения, выявляющего, как и в М,^^, высо­ кий рост и силу героя, последнего обнаруживают жители деревни, оказы­ вающие ему теплый прием. В благодарность Кенкунан, вооруженный только рогатиной, показывает свои охотничьи способности. Позже мы вернемся к этой части рассказа. Кенкунан также сам изгоняет вражеский народ, захвативший охотни­ чьи угодья принявшей его деревни. Окруженный всеобщим почтением, он прожил так долго, что даже неизвестно, умер ли он в конце концов от болез­ ни или от старости... (Schuhz 1. Р.93-114). В э т о й версии детство Акрея и К е н к у н а н а м н о г о к р а т н о с р а в н и в а ­ ется с ритуалами и н и ц и а ц и и ю н о ш е й . И н ф о р м а т о р даже берет на себя труд объяснить, что подростки проводят теперь период затворничества в х и ж и н а х , а н е п о д в о д о й ; за н и м и ухаживают сестра и мать: в жару о м ы в а ю т их р е ч н о й в о д о й , о б и л ь н о кормят сладким бататом, с а х а р ­ ным т р о с т н и к о м и и н ь я м о м , чтобы о н и поправились (I.e. Р.98-99). И з комментария Н и м у е н д а у следует, что у А п и н а й е и Т и м б и р а существу­ ет т е с н а я с в я з ь м е ж д у м и ф о м и р и т у а л о м ; о н д а ж е з а м е ч а е т , что у Т и м б и р а ритуал / р е р у ё / , т о есть и н и ц и а ц и и ю н о ш е й , — е д и н с т в е н ­ ный, о б ъ я с н я ю щ и й с я м и ф о м о п р о и с х о ж д е н и и . В э т о м м и ф е почти текстуально o6Kap>9KHBaraTCH о с н о в н ы е очертания версии Крахо; мы О ф а н и ч и м с я у п о м и н а н и е м различий. iW^^^ Тимбира: птица-убийца. Прежде всего, отношения родства в этом мифе яснее. Старик и старуха — соответственно отец и мать женщины, сожранной птицей-каннибалом вместе с мужем. После этого бабушка с дедушкой забрали сирот, тогда как другие индейцы куда-то убежали. Акрей и Кенкунан уединяются не под водой, но на естественном мо­ стике из двух толстых стволов, перекрывших при падении ручей. Дедуш­ ка сооружает на стволах настил моста и плотно закрытую хижину, где ук­ роются мальчики (таким образом, версия Тимбира повторяет в этом отно­ шении версию Апинайе). Когда они вновь появляются после того, как ста­ рик сам совершил все церемонии, включая ритуальный «бег с поленом», их волосы так длинны, что доходят до колен. Вооружившись большими дубинами, братья убивают первую птицу, но вторая (это козодой — Caprimulgus sp.) обезглавливает Акрея, чью голову брат кладет на разветв­ ление ствола около пчелиного улья бора (Trigona clavipes), устраивающих ульи в полых деревьях, на небольшой высоте (liiering, art. «vora, bora»).

107


Кенкунан возвращается к бабушке с дедушкой и рассказывает им о драматической гибели брата, потом пускается в путь, чтобы попытаться найти сородичей. Встреченные им животные точно указывают ему доро­ гу. Это, по порядку, поджигающие джунгли Эму, охотящиеся на саранчу, ящериц и змей; Сарьэму, предлагающие ему блюдо из истолченных яще­ риц с маниоком (герой отказывается); наконец, другие Сарьэму, ловящие рыбу, с которыми он соглашается разделить трапезу. Спрятавшись у источника, куда жители деревни ходят по воду, Кенку­ нан узнает девушку, с которой был обручен с детства. Он предлагает ей оленье мясо, она дарит в ответ бататы. После случая с ночным посещением, во время которого герой прола­ мывает перегородку хижины - так он высок и силен, - он избегает враждеб­ ности деревенских мужчин благодаря своей новой теще - она его узнала. Тем временем оставшиеся одни бабушка с дедушкой бесцельно бродят по саванне. Наткнувшись на гору, они решают обойти ее: мужчина - спра­ ва, его жена — слева, чтобы встретиться с другой стороны. Едва расстав­ шись, они превращаются в муравьедов. Охотники убивают старика, не уз­ нав его в новом обличьи. Жена напрасно ждет его, рьшая. В конце концов она продолжает путь и исчезает (Nim. 8. Р. 179-181). И з с о п о с т а в л е н и я всех версий о д н о г о м и ф а следует, что в целом о н и д о в о л ь н о богаты, о д н а к о в о п р е д е л е н н ы х пунктах противоречат друг дру­ гу. Э т о дает н а м п о в о д р а з р е ш и т ь одну из п р о б л е м метода, по поводу к о ­ т о р о й читатель уже, б ы т ь может, задавался в о п р о с о м . Д е й с т в и т е л ь н о , м ы н а п о м н и л и в ы щ е о п р а в и л е с т р у к т у р н о г о а н а л и з а , у т в е р ж д а я , что м и ф д о л ж е н всегда в о с п р и н и м а т ь с я как таковой (с. 104). Н о не нарушаем л и м ы э т о правило уже на т о й же странице, где предлагаем з а п о л н и т ь т о , что с ч и ­ таем л а к у н о й в в е р с и и А п и н а й е (M|^j) с п о м о щ ь ю более э к с п л и ц и т н о г о текста версии К р а х о (М^^)? Стре.мясь к последовательности, не следовало л и с о г л а с и т ь с я с в е р с и е й А п и н а й е «как т а к о в о й » и с о х р а н и т ь ф у б о с т ь эпизода убийства молодой ж е н щ и н ы мужем, необъяснимого из контек­ ста? Д л я с н я т и я э т о г о в о з р а ж е н и я следует р а з л и ч а т ь две в о з о ж н о с т и . Бывает, что м и ф ы р а з н ы х н а р о д н о с т е й несут о д и н а к о в о е с о о б щ е н и е , хотя их п о д р о б н о с т и р а з л и ч а ю т с я , я с н о с т ь н е о д и н а к о в а . П о п а д а е ш ь в ситуацию, сходную с положением телефонного абонента, которому зво­ н я т н е с к о л ь к о р а з п о д р я д , говоря и п о в т о р я я о д н о и т о ж е из о п а с е н и я , что ф о з а и л и д р у г и е р а з г о в о р ы п р о т и в о д е й с т в у ю т п е р в ы м с о о б щ е н и я м . Н е к о т о р ы е и з этих с о о б щ е н и й о т н о с и т е л ь н о более, другие — о т н о с и т е л ь ­ н о менее я с н ы . К р о м е т о г о , п р и отсутствии в с я к о г о шума о д н о с о о б щ е ­ н и е р а з в е р н у т о , тогда к а к другое с о к р а щ е н о д о т е л е ф а ф н о г о с т и л я . О б ­ щ и й с м ы с л с о о б щ е н и й во всех случаях останется о д и н а к о в ы м , хотя к а ж ­ дое содержит больше или меньше информации. Получивший много со­ общений слушатель сможет законно уточнить или дополнить неточные при помощи верных. С о в е р ш е н н о и н а ч е будет о б с т о я т ь д е л о , е с л и р е ч ь п о й д е т н е о т о ж ­ дественных сообщениях, передающих большую или меньшую и н ф о р ­ м а ц и ю , но о сущностно различных сообщениях. Тогда качество и к о -

108


л и ч е с т в о и н ф о р м а ц и и будут з н а ч и т ь г о р а з д о м е н ь ш е , ч е м ее с у т ь , и к а ж д о е с о о б ш е н и е д о л ж н о будет в о п р и н и м а т ь с я как таковое. Х у д ш и е н е д о р а з у м е н и я о ж и д а ю т т о г о , к т о , с с ы л а я с ь на к о л и ч е с т в е н н у ю и л и качественную недостаточность каждого из с о о б ш е н и й , стремился бы поправить дело путем к о н с о л и д а ц и и различных с о о б щ е н и й в ф о р м е единого сообщения, лишенного всякого смысла, кроме того, который захотел бы придать ему в о с п р и н и м а ю щ и й . В е р н е м с я т е п е р ь к м и ф а м . Когда и к а к м о ж н о о п р е д е л и т ь , п р е д с т а в ­ ляют ли они тождественные сообщения, различающиеся только с точки з р е н и я к о л и ч е с т в а и л и качества п е р е д а в а е м о й и н ф о р м а ц и и , и л и н е в з а ­ и м о з а м е н я е м ы е с о о б щ е н и я , н е с у щ и е и н ф о р м а ц и ю , не п о д л е ж а щ у ю р е ­ д у к ц и и ? Т р у д н о д а т ь ответ. Н е с к р о е м , что п р и с о в р е м е н н о м с о с т о я н и и т е о р и и и метода ч а с т о п р и х о д и т с я п р и н и м а т ь э м п и р и ч е с к и е р е ш е н и я . Н о , к счастью, в з а н и м а ю щ е м нас ч а с т н о м случае м ы располагаем внешним критерием, снимающим неопределенность. Действительно, мы з н а е м , что А п и н а й е , с о д н о й с т о р о н ы , группа Т и м б и р а - К р а х о , с д р у г о й , ч ь и я з ы к и культура к т о м у ж е о ч е н ь б л и з к и , н е я в л я ю т с я д е й ­ с т в и т е л ь н о р а з л и ч н ы м и н а р о д а м и , т а к к а к их р а з д е л е н и е п р о и з о ш л о достаточно недавно — воспоминание о нем хранят легенды Апинайе ( M m . 5. р . 1 ; 8. Р.6). С л е д о в а т е л ь н о , м и ф ы ц е н т р а л ь н ы х и в о с т о ч н ы х Ж е т р е б у ю т не т о л ь к о ф о р м а л ь н о г о р а с с м о т р е н и я , п о з в о л я ю щ е г о в ы я в и т ь их о б щ и е с ю й с т в а . И х с ф у к т у р н ы е особенности опираются на объективный э т н о ф а ф и ч е с к и й и исторический фундамент. М и ф ы Ж е л о г и ч е с к и с о с т а в ­ л я ю т ф у п п у прежде всего потому, что принадлежат к о д н о м у с е м е й ­ ству, и м ы м о ж е м о б ъ е д и н и т ь их с е т ь ю р е а л ь н ы х о т н о ш е н и й . Т а к и м образом, можно на законных основаниях взаимодополнять м и ф ы , еще несколько веков назад бывшие едиными. И напротив, вы­ являющиеся между ними расхождения обретают еще большую цен­ ность, и м е ю т е щ е большее з н а ч е н и е . Ведь если речь идет об и с т о р и ­ чески недавних тождественных мифах, потери и л а к у н ы могут о б ъ я с ­ няться забвением некоторых деталей, путаницей; но если м и ф ы п р о ­ т и в о р е ч а т д р у г другу, с л е д о в а т е л ь н о , н а т о с у щ е с т в у ю т с в о и п р и ч и н ы . В з а и м о д о п о л н и в м и ф ы п о с р е д с т в о м их с х о д с т в а , з а й м е м с я т е п е р ь в ы я в л е н и е м тех пунктов, по к о т о р ы м о н и различаются. Все с х о д я т с я н а п р и з н а н и и п р е в о с х о д с т в а о д н о г о б р а т а н а д д р у г и м : этот брат более с и л ь н ы й , л о в к и й , б ы с т р ы й ; в Mj,j он даже наделен м а г и ч е с к и м и с п о с о б н о с т я м и , п о з в о л я ю щ и м и ему п р е в р а щ а т ь с я в р а з ­ л и ч н ы х ж и в о т н ы х . В версиях Крахо и Т и м б и р а более сильного брата зовут К е н г у н а н или К е н к у н а н . Брат, из-за усталости или неловкости оказавшийся жертвой второй птицы, носит имя Акрей. Роли меняют­ ся т о л ь к о в м и ф е А п и н а й е : в н а ч а л е м и ф а А к р е т и п о к а з ы в а е т с е б я прекрасным охотником и хорошим бегуном; именно он выживает в борьбе с ч у д о в и щ а м и , тогда как Кенкутан обезглавлен. Эта инверсия - результат предыдущей, в свою очередь в ы т е к а ю ­ щ е й и з т о г о ф а к т а , что т о л ь к о А п и н а й е о т о ж д е с т в л я ю т г е р о я м и ф а с мужем ж е н щ и н ы , обожавшей мед; у Т и м б и р а она не появляется, а К р а х о е й п о с в я щ а ю т с о в е р ш е н н о д р у г о й м и ф (М^^;)- Т а к и м о б р а з о м .

109


у А п и н а й е братья меняются ролями потому, что, в отличие от Крахо и Т и м б и р а , победитель п т и ц - к а н н и б а л о в о б р е ч е н у них на ж а л к и й к о н е ц : о н с т а н е т у б и й ц е й с о б с т в е н н о й ж е н ы , его п р и к о н ч а т и с о ж г у т р о д с т в е н н и к и , он превратится в муравьеда. Это полная п р о т и в о п о ­ л о ж н о с т ь т о м у , что п р о и с х о д и т у К р а х о , где героя ж д е т д о л г а я с л а в н а я с т а р о с т ь . « Н а к о н е ц о н стал с а м и м с о б о й . . . » — к а к с г о т о в н о с т ь ю с к а ­ ж у т , с п е ц и а л ь н о п о д ч е р к и в а я , что эта с т а р о с т ь , к о н е ц к о т о р о й н е в о з ­ м о ж н о к о н к р е т н о о п и с а т ь даже в м и ф а х , я в л я е т с я ( с а м о ) т о ж д е с т в е н н ы м превращением. Это и полная противоположность (но по другой о с и ) т о м у , что п р о и с х о д и т у Т и м б и р а , где д е й с т в и т е л ь н о и м е е т м е с т о иное п р е в р а щ е н и е (как у Апинайе), затрагивающее не самого героя, н о его п р е д к о в , п р е в р а щ е н н ы х в м у р а в ь е д о в , е д я щ и х т е р м и т о в , — а не в термитов (съеденных муравьедами). Между двумя этими превраще­ ниями, тождественным и отличным, пассивным и активным, распо­ л о ж е н о псевдопревращение убитой ж е н щ и н ы ( M ^ j j ) , предложенной м а т е р и и с е с т р а м якобы как м я с о м у р а в ь е д а . Всякий раз, когда в мифах уточняется генеалогическая п о з и ц и я б а б у щ к и и д е д у ш к и , их о т н о с я т к м а т е р и н с к о й л и н и и . Н о во в с е м о с ­ тальном версии систематически следуют п р о т и в о п о л о ж н ы м ходам. В в е р с и и А п и н а й е ( M i ^ ^ ) после с м е р т и брата г е р о й п о к и д а е т б а б у ш ­ ку и д е д у ш к у , ч т о б ы не в о з в р а щ а т ь с я к н и м . О н п у с к а е т с я н а п о и с к и с о р о д и ч е й , н а х о д и т их и ж е н и т с я н а с о п л е м е н н и ц е , о к а з ы в а ю щ е й с я ж е н щ и н о й , п р и н о с я щ е й несчастья. В в е р с и и К р а х о (М^^^) г е р о й т о ж е п о к и д а е т б а б у ш к у и д е д у ш к у , чтобы не возвращаться к ним; но он делает это в поисках вражеского н а р о д а , среди к о т о р о г о надеется найти смерть. И хотя о н в к о н ц е к о н ц о в ж е н и т с я на о д н о й и з их д е в у ш е к , та о к а з ы в а е т с я п р е к р а с н о й п о д р у г о й . Н а к о н е ц , в в е р с и и Т и м б и р а (М^^^) г е р о й п о з а б о т и л с я о т о м , ч т о б ы вернуться к бабушке и дедушке и попрощаться с ними, прежде чем он о т п р а в и т с я на п о и с к и с о р о д и ч е й , с р е д и к о т о р ы х н а й д е т ту, с к о т о р о й б ы л о б р у ч е н с д е т с т в а , и ж е н и т с я на н е й . С л е д о в а т е л ь н о , с о всех т о ­ ч е к з р е н и я э т а в е р с и я - н а и б о л е е « с е м е й н а я » и з трех:

бабушка, дедушка: посещаемые (+)/покинутые ( - ) брак с: соплеменницей (+)/чужестранкой (—) супруга: хорошая (+)/плохая (—)

М„2

1^226

_ + _

_ _ +

+ + +

С о п у т с т в у ю щ е е о б с т о я т е л ь с т в о : р а з л и ч н а я судьба у г о т о в а н а о с т а н ­ к а м б р а т а г е р о я , т о е с т ь его г о л о в е : ее к л а д у т н а р а з в е т в л е н и е с т в о л а в М | 4 2 ; п о л о ж е н н а я на р а з в е т в л е н и е с т в о л а , о н а п р е в р а щ а е т с я в п ч е ­ л и н ы й у л е й а р а п у а в M ^ j ^ ; ее к л а д у т н а р а з в е т в л е н и е с т в о л а р я д о м с п ч е л и н ы м ульем бора в M j „ . В этом о т н о ш е н и и трудно интерпретиро­ в а т ь М,^2' "^^^ н е в о з м о ж н о с у д и т ь , идет л и з д е с ь р е ч ь о р а с х о ж д е ­ н и и и л и л а к у н е : л и б о г о л о в а не п р е т е р п е л а п р е в р а щ е н и я , л и б о и н ­ ф о р м а т о р п р о и з в о л ь н о опустил эту подробность, пренебрег ею. О ф а ­ н и ч и м с я ж е с р а в н е н и е м в а р и а н т о в М,^^ и М^^^. М о ж н о д в о я к о о х а р а к -

110


теризовать их с о о т н о ш е н и е . В о - п е р в ы х , п р е в р а ш е н и е в п ч е л и н ы й улей — б о л е е я р к о в ы р а ж е н н а я т е м а , ч е м п р о с т о е у к а з а н и е н а т о , ч т о голова и улей р а с п о л о ж е н ы рядом. Д а л е е , улей арапуа отличается от улья бора: п е р в ы й - в и с я ч и й , то есть находится вне дерева, второй внутри, в полом стволе; кроме того, улей арапуа устраивают выше, чем улей б о р а , н а з ы в а е м ы х т а к ж е « п ч е л ы у п о д н о ж ь я д е р е в а » , т а к к а к и х ульи р а с п о л о ж е н ы н е д а л е к о о т з е м л и . Н а к о н е ц , а р а п у а — а г р е с с и в н ы й вид, и х м е д с к у д е н , н и з к о г о к а ч е с т в а , н е п р и я т е н н а вкус (Ihering, art. «irapoa», «vora»). С л е д о в а т е л ь н о , в е р с и я М ^ ^ ^ п р е д с т а в л я е т с я во всех о т н о ш е н и я х б о л е е д р а м а т и ч н о й , ч е м М ^ ^ ^ . В п р о ч е м , н е в э т о й л и в е р с и и , где в с е о п п о з и ц и и к а ж у т с я у с и л е н н ы м и , и н д е й ц ы с п а с а ю т с я на н е б е , б р а т ь я уединяются под водой, а герой проявляет выдающиеся магические с п о с о б н о с т и ? О т м е т и м т а к ж е , ч т о в М^^^ у л е й а р а п у а в ы п о л н я е т п р о ­ межуточную ф у н к ц и ю : это сяосо^ смерти самого героя, а не результат с м е р т и е г о б р а т а . В п о д г р у п п е , с о с т о я щ е й и з двух м и ф о в «о д е в у ш к е , о б о ж а в ш е й мед», э т о т ф а т а л ь н ы й с п о с о б я в л я е т с я п а р н ы м п о о т н о ш е ­ н и ю к средству, п р и м е н е н н о м у в Mi^^:

, /культурный, 1 Способ смерти героя: ладанник{ „> 1 приготовленный j

yjpanya

дикий, сырой

Завершим перечень расхождений кратким изучением эпизодов встреч героя. Их м о ж н о рассматривать под р а з л и ч н ы м и углами зре­ н и я : в с т р е ч е н н ы е ж и в о т н ы е , и х п и щ а , п р и н я т и е их п и щ и г е р о е м и л и отказ от н е е , н а к о н е ц , с о о т н о ш е н и е (часто у т о ч н я ю щ е е с я в м и ф а х ) ж и в о т н ы х видов с естественной средой — в зависимости от обстоя­ тельств, саванной или лесом:

tpm/ZM/ze'/rae

1)М„,....

2)М„,,...

»

сарьэму черный ара

ящерицы, крысы; орехи тукум;

+

лес

обезьяна

орехи сапукая

+

саванна

эму сарьэму

орехи пати; саранча;

0 0

носуха обезьяна тапир

земляные черви; пати, копаловое дерево; копаловое дерево, листья;

0 0 0

эму сарьэму (1) сарюму (2)

ящерицы, змеи,саранча; ящерицы с маниоком; рыба.

-+

саванна

» лес » 3)

....

11

0


О п п о з и ц и я с а в а н н ы и леса, а также ж и в о т н о й и растительной п и щ и п р е д с т а в л я е т с я п о с т о я н н о й , за и с к л ю ч е н и е м M^j,, где в о з н и к а е т оппозиция между земной и водной пищей: саванна

М,„: земля

вода

(саванна)

Э т о р а с х о ж д е н и е возвращает нас к о с н о в е , т о есть п р о и с х о д я щ е м у в M j „ (и т о л ь к о в Mj,j) п р е в р а щ е н и ю б а б у щ к и и д е д у ш к и в м у р а в ь е д о в , н е с м о т р я на т о , что герой и с к л ю ч и т е л ь н о в н и м а т е л е н к н и м . С л е д о в а ­ т е л ь н о , д а ж е е с л и п р о ш е д ш и й и н и ц и а ц и ю ю н о ш а не хочет п о р ы в а т ь с предками, они сами расстаются с ним. Т о , что в обличьи муравьеда выживает только бабушка, н е с о м н е н н о , объясняется верой (засвиде­ т е л ь с т в о в а н н о й от Ч а к о — Nino. Р.37 — д о с е в е р о - з а п а д а б а с с е й н а А м а ­ з о н к и — Wallace. Р.314) в то, что все б о л ь ш и е муравьеды ( M y r m e c o p h a g a jubatu) - ж е н с к о г о пола. Н о что означает п о я в л е н и е в н а ш е й ф у п п е ц и к ­ ла, с т о л ь з а н я т н о з а м к н у т о г о на муравьеда? Д е й с т в и т е л ь н о , м у р а в ь е д ы п и т а ю т с я т е р м и т а м и ; в т е р м и т а п р е в р а щ а е т с я г е р о й М,^^. В M j j , т о т ж е г е р о й у г о щ а е т р о д и т е л е й ж е н ы м я с о м п о с л е д н е й , в ы д а в а я е г о за м я с о м у р а в ь е д а ; т а к и м о б р а з о м , о н п р е в р а щ а е т их в п о т р е б и т е л е й э т о г о животного; в Mjj, его предки сами превращаются в муравьедов. Д л я р а з р е ш е н и я этой загадки следует ввести м а л е н ь к и й м и ф : Крахо: старуха, превратившаяся в муравьеда. Однажды старая женщина повела своих внуков собирать плоды /рида/ (не идентифицировано; см. Nim. 8. Р.73)*. Она взяла корзину и велела им залезть на дерево. Когда дети съели все зрелые плоды, они начали срывать зеленые и кидать их бабушке, несмотря на ее предостережения. Она ста­ ла ругать их, и дети превратились в попугаев. Старая женщина, у которой уже не было зубов, осталась внизу одна и спросила себя: «Что же со мной станется? Что мне теперь делать?» Она превратилась в муравьеда, разры­ ла жилище термита (cupim) и была такова. Потом она исчезла в лесу (Schultz. Р.160. См.: Metraux 3. Р.60; Abreu. Р.181-183). Э т о т м и ф я в н о п р е о б р а з у е т м и ф Ш е р е н т е (М^^,) о п р о и с х о ж д е н и и муравьедов и праздника / p a d i / (дикие плоды, которые щедро дают му­ р а в ь е д ы , а не о т к а з ы в а ю т в них м у р а в ь е д а м ; с м . Nim. 6. Р . 6 7 - 6 8 ) . Н и ж е м ы в е р н е м с я к п р а з д н и к у / p a d i / и р а с с м о т р и м и н ы е его а с п е к т ы . К а к и в М , „ , п р е в р а щ е н н а я в м у р а в ь е д а старуха — п о к и н у т а я в н у ­ ками бабушка. С другой стороны, дети-обжоры, злоупотребляющие плодами и с р ы в а ю щ и е их еще з е л е н ы м и , представляют с о б о й броса­ ю щ у ю с я в глаза а н а л о г и ю с с у п р у г о й , о б о ж а в ш е й м е д , - о н а « з а р а н е е проживает свои доходы», так как пожирает мед до того, как муж за­ кончил сбор. Д е т и - о б ж о р ы н а п о м и н а ю т также детей из м и ф а Б о р о р о • Согласно Корреа (Соггёа, bahiensis - кутровое.

т.II), в штате Пиохи pussa означает Rauwolfia

112


(Mj^), н а к а з а н н ы х за т о т ж е ф е х . В э т о м м и ф е д е т и у б е г а ю т н а н е б о и п р е в р а щ а ю т с я не в попугаев, а в з в е з д ы . О д н а к о звезды э т и , п о всей в и ­ димости, — Плеяды, иногда называемые ю ж н о а м е р и к а н с к и м и индейца­ ми « П о п у г а я м и » . В п р о ч е м , детей М а т а к о п о с т и г а е т та ж е участь, на к о ­ торую м и ф Б о р о р о ( М 3 5 ) о б р е к а е т другого м а л е н ь к о г о о б ж о р у , п р е в р а ­ щ е н н о г о в попугая за т о , что о н п р о г л о т и л о б ж и г а ю щ и е п л о д ы : т о есть « с л и ш к о м п р о п е ч е н н ы е » в м е с т о з е л е н ы х = « с л и ш к о м сырых». Н а к о н е ц , в Mjjg у т о ч н я е т с я , что б а б у ш к а - б е з з у б а я ; э т о о т н о с и т с я , в и д и м о , и к старикам и з М^,,, п о к а о н и не п р е в р а щ а ю т с я в муравьедов. Д е й с т в и т е л ь ­ н о , о н и о т д а ю т все с о б р а н н ы е о р е х и д о ч е р и , о б ъ я с н я я , ч т о не м о г у т р а з ж е в а т ь их - о н и с л и ш к о м к р е п к и е . У б а б у ш к и и з М^^, с о с в о е й с т о ­ р о н ы , отрезан язык, поэтому она - немая, наподобие муравьеда*. Э т о н е все. М о ж н о п р о в е с т и п а р а л л е л ь м е ж д у с т а р о й ж е н щ и н о й , ставшей жертвой обжорства своего потомства и превратившейся в му­ равьеда, и героиней м и ф о в Ч а к о , изученных нами в первой части этой главы: молодой, а не старой ж е н щ и н о й , превратившейся в капибару, а не в муравьеда, жертвы собственной жадности до меда в п р я м о м с м ы с л е слова и м е т а ф о р и ч е с к о й ж а д н о с т и (так как она п е р е н е с е н а в половую плоскость) до выдворенного претендента. Если м и ф Крахо (M^jj) я в л я е т с я , к а к м ы п р е д п о л а г а е м , с л а б о й ф о р м о й м и ф а о п р о и с ­ хождении звезд, чья сильная ф о р м а иллюстрируется М 3 5 , м о ж н о с ч и ­ т а т ь д о к а з а т е л ь н ы м т о т ф а к т , ч т о M^jg с у щ е с т в у е т в Ч а к о , н о н а э т о т раз как с и л ь н а я ф о р м а м и ф а о происхождении звезд, в частности П л е ­ я д , к а к э т о следует и з М^,^ и о с о б е н н о и з М^^^, где с т а р а я г е р о и н я , т а к ­ же являющаяся жертвой обжорства своих родственников, превращает­ ся в капибару. Ц и к л п р е в р а щ е н и й замыкается другим м и ф о м Ч а к о , и д у щ и м о т Т о б а (М^з^,). В н е м р а с с к а з ы в а е т с я о т о м , к а к м у ж ч и н ы п о ­ пытались укрыться на небе, чтобы избежать мирового пожара. Н е к о ­ торым это удалось, и они превратились в звезды; другие упали и на­ ш л и п р и ю т в п е щ е р а х . К о г д а о г о н ь п о г а с , о н и в ы ш л и на в о л ь н ы й в о з ­ дух, п р е в р а т и в ш и с ь в р а з л и ч н ы х ж и в о т н ы х : с т а р и к стал к а й м а н о м , с т а р у х а — м у р а в ь е д о м и т.д. {Lehmann-Nitsche 5. Р . 1 9 5 - 1 9 6 ) . Д е й с т в и т е л ь н о , и з в ы ш е и з л о ж е н н о г о с л е д у е т , что п р е в р а щ е н и е в муравьеда и превращение в капибару ф у н к ц и о н и р у ю т как пара проти­ воположностей. Н е является ли первое животное беззубым, тогда как в т о р о е , н а и б о л е е к р у п н о е и з всех ф ы з у н о в , с н а б ж е н о д л и н н ы м и зу­ б а м и ? Во в с е й ф о н и ч е с к о й А м е р и к е о с т р ы е р е з ц ы к а п и б а р ы с л у ж а т д л я и з г о т о в л е н и я р у б а н к о в и р е з ц о в , т о г д а к а к за н е и м е н и е м з у б о в я з ы к с л у ж и т б о л ь ш о м у м у р а в ь е д у т е р к о й {Susnik. Р.41). Н е у д и в и т е л ь ­ н о , ч т о м о ж н о м е т о д и ч е с к и и с п о л ь з о в а т ь о п п о з и ц и ю , о с н о в а н н у ю на анатомии и технологии. П р е в р а щ е н и е в то или иное животное зави­ сит от собственного или чужого обжорства; в нем виноваты родствен­ н и к и и л и с в о й с т в е н н и к и . О н о т а к ж е в л е ч е т за с о б о й ф о й н о е р а з д е л е ­ н и е п о о с я м верха и н и з а , с у х о г о и в л а ж н о г о , м о л о д о с т и и п о ч т е н н о * Кайнганг-Короадо считают больших и маленьких муравьедов немыми стар­ цами {Borba. Р.22, 25).

ИЗ


го в о з р а с т а . В э т о м п о с л е д н е м о т н о ш е н и и в е р с и я Т и м б и р а п р е к р а с н о п о к а з ы в а е т , ч т о п р о и с х о д и т во в р е м я к а ж д о й и н и ц и а ц и и : н о в а я в о з ­ растная категория занимает место непосредственно предшествующей, с л е д у ю щ и е — т о ж е , т а к что с а м а я с т а р а я к а т е г о р и я п о л н о с т ь ю в ы в о ­ д и т с я и з и г р ы , в ы н у ж д е н н о п о м е щ а е т с я в ц е н т р д е р е в н и , где у т р а ч и ­ вает а к т и в н у ю р о л ь , с о х р а н я я л и ш ь р о л ь с о в е т н и к а {Nim. 8. Р . 9 0 - 9 2 ) . О п п о з и ц и я к а п и б а р ы и муравьеда подтверждается тем, что с точ­ к и з р е н и я М о к в и М л е ч н ы й п у т ь п р е д с т а в л я е т с о б о й золу о т м и р о в о ­ го д р е в а , с о ж ж е н н о г о п о с л е т о г о , к а к п р е в р а т и в ш а я с я в к а п и б а р у ста­ руха п о в а л и л а е г о ( Б о р о р о н а з ы в а ю т М л е ч н ы й п у т ь « З в е з д н ы м п е п ­ лом»). У Тукуна, действительно, есть м и ф ( M j 3 | ) , в к о т о р о м мура­ вьед п о я в л я е т с я на М л е ч н о м пути в виде «мешка с углем»; это н е г а т и в М л е ч н о г о пути: т е м н о е на светлом ф о н е вместо светлого на т е м н о м ф о н е . К о н е ч н о , т е р ­ ритория Тукуна расположена о ч е н ь д а л е к о от т е р р и т о р и и Ж е , е щ е д а л ь ш е — от Ч а к о . Н о север­ ным Кайяпо, являющимся цен­ тральными Ж е , а также Бороро, с одной стороны ф а н и ч и в ш и м с К а й я п о , а с другой — с п л е м е н а ­ м и Ч а к о , известен тот ж е м и ф о б и т в е м у р а в ь е д а и ягуара, с с о ­ в е р ш е н н о теми ж е п о д р о б н о с т я Рис. 10. Битва ягуара с муравьедом. м и (Mj3j^^; Banner 1. Р.45; Colb. 3. (Рисунок воспроизведен по: Nim. 12. Р.252-253); нет только астроно­ Р. 142, fig. 13.) м и ч е с к о г о кода. Н о е с л и п р е д ­ п о л о ж и т ь , что за и с т о р и е й б и т ­ вы м у р а в ь е д а и я г у а р а в с е г д а д е й с т в у е т л а т е н т н ы й а с т р о н о м и ч е с к и й код, так что две беззвездные з о н ы соответствуют двум противобор­ с т в у ю щ и м ж и в о т н ы м , и ягуар одерживает верх в с к о р е после захода с о л ­ н ц а , а п е р е д р а с с в е т о м — за н о ч ь п о л о ж е н и е п о л н о с т ь ю и з м е н и л о с ь — оказывается п о д м я т ы м муравьедом, то нельзя исключить возможность выявления аналогичной интерпретации мифа Иранксе о происхождении табака ( М , , , ) , где ф и ф - с т е р в я т н и к з а м е н я е т ягуара к а к п р о т и в н и к а м у ­ равьеда. Э т о ж е о т н о с и т с я к м и ф у Т и м б и р а ( М ^ ^ ) , о п и с ы в а ю щ е м у с т а р и ­ ка и старуху, п р е в р а т и в ш и х с я в муравьедов, п о к а о н и с р а з н ы х сторон о б ­ ходили гору; о д и н б ы л убит о х о т н и к а м и , тогда к а к другая продолжила к о ­ ч е в у ю ж и з н ь . Д е й с т в и т е л ь н о , в э т о м случае т а к ж е м о ж н о п р е д с т а в и т ь себе н о ч н о е д в и ж е н и е , и з м е н я ю щ е е в и д и м о с т ь и в з а и м н о е р а с п о л о ж е ­ ние небесных объектов. Н а к о н е ц , если обобщение отождествления со­ з в е з д и я Т е л ь ц а с к а п и б а р о й у В а п и д и а н а п р а в о м е р н о , о б р е л о бы е щ е б о л ь ш у ю з н а ч и м о с т ь т о , что н е б е с н ы й муравьед - б л и з к о е к С к о р п и о н у «не-созвездие», чья ф а з а п р и м е р н о на т р и часа расходится с Т е л ь ц о м .

114


Это обсуждение показывает, что если связанные с птицей-убийцей м и ф ы Ж е и принадлежат исторически к одному и тому же семейству, то логически о н и относятся к той ф у п п е , чьи различные превращения иллюстрируют. Сама эта группа образует подсистему более щ и р о к о й с и с т е м ы , где н а х о д и т с я т а к ж е м е с т о м и ф а м Ч а к о , с в я з а н н ы м с д е в у ш ­ кой, о б о ж а в ш е й мед. Действительно, мы доказали, что в мифах Ж е девушка, о б о ж а в ш а я мед, в ы п о л н я е т л о г и ч е с к у ю ф у н к ц и ю ; ее п о я в л е н и е п е р с о н и ф и ц и р у е т неудачный брак героя, хотя о н и в ы б р а л супругу среди своих, и л и ж е о с о б о е с о ч е т а н и е в ходе п е р е с т а н о в к и , чьи д р у г и е ф а к т о ­ ры — удачный брак, з а к л ю ч е н н ы й между своими, и е щ е более удачный б р а к , х о т я и з а к л ю ч е н н ы й с чужаками и даже заведомыми врагами. Итак, подобная комбинаторность основана на местных представлени­ ях о б э н д о г а м и и и э к з о г а м и и ; о н а в с е г д а п р е д п о л а г а е т р а з д е л е н и е . Г е р о й , н е у д а ч н о ж е н и в ш и й с я на о д н о й и з своих (М,^^, Mj^j), р а с ч л е ­ н е н у б и й ц а м и , м с т я щ и м и за с м е р т ь ж е н щ и н ы , о б о ж а в ш е й мед; о н и п р о ­ в о ц и р у ю т п р е в р а щ е н и е в и н о в н о г о в п е п е л и т е р м и т а — п и щ у муравьеда: то есть в /земной/объект/. И е с л и в M^^j г е р о й пускается на п о и с к и в р а ­ гов, о т к о т о р ы х н е ж д е т н и ч е г о , к р о м е с м е р т и , т о э т о п р о и с х о д и т п о ­ тому, ч т о его с о р о д и ч и с н а ч а л а о т д е л и л и с ь от него, у к р ы в ш и с ь на небе; сами п р е в р а щ а я с ь , следовательно, в /небесные/субъекты/. Н а к о н е ц , в М^^, герой делает все в о з м о ж н о е , чтобы не отделяться от своих: п р о я в л я е т себя внимательным внуком, верным своим сородичам и девушке, с которой он о б р у ч е н с детства. Н о н и ч е г о н е п о м о г а е т , п о т о м у что п р и э т о м его бабушка и дедушка, привязанность к которым он доказал своим почти­ т е л ь н ы м п о в е д е н и е м , отделяются от н е г о , п р е в р а щ а я с ь в м у р а в ь е д о в , т о е с т ь в /земные/субъекты/. Определением оси разъединения соответ­ с т в у ю щ и м и п о л ю с а м и «небо» и «земля» о б ъ я с н я е т с я то, что в н а и б о ­ лее с и л ь н ы х версиях и н и ц и а ц и я происходит под водой, а в наиболее слабых (в э т о м о т н о ш е н и и ) - на у р о в н е в о д ы . Д е й с т в и т е л ь н о , и н и ц и а ­ ц и я д о л ж н а п р и д а т ь ю н о ш а м силу, н е о б х о д и м у ю , к о н е ч н о , н е д л я т о г о , чтобы с о п р о т и в л я т ь с я р а з ъ е д и н е н и ю , н е и з б е ж н о м у в тех о б щ е с т в а х , где и н и ц и а ц и я предшествует браку и поселению в семье ж е н ы , а для того, ч т о б ы п р и с п о с о б и т ь с я к э т о м у , н о т о л ь к о п р и у с л о в и и у д а ч н о г о брака: ведь, к а к м ы у в и д и м н и ж е , м и ф ы п р е п о д н о с я т и м е н н о т а к о й у р о к . Наметим для начала контуры м е т а ф у п п ы , к которой принадлежат мифы Же, посвященные птице-убийце, и мифы Чако, связанные с де­ в у ш к о й , о б о ж а в ш е й мед. В этих п о с л е д н и х м ы и м е е м д е л о с г е р о и н е й , ж а д н о й д о меда, д о ч е р ь ю С о л н ц а — п о в е л и т е л я Духов воды. Т а к и м о б р а ­ з о м , п о л ю с а м и р а з ъ е д и н е н и я я в л я ю т с я н е б о и вода, в ч а с т н о с т и ( к а к м ы п о к а з а л и , р е ч ь идет о м и ф о л о г и и сухого с е з о н а ) сухое и в л а ж н о е . Г е р о ­ иня оказывается между двумя претендентами: Лисом и Дятлом. Первый с л и ш к о м н а с т о й ч и в , в т о р о й — чересчур н е р е ш и т е л е н ; о н и станут, с о о т ­ в е т с т в е н н о , г н у с н ы м с о б л а з н и т е л е м и з а к о н н ы м супругом. О д н а к о с т о ч ­ ки з р е н и я п о и с к о в п и щ и о н и з а о д н о : о б а с о б и р а ю т д а р ы п р и р о д ы , н о Д я т е л в ы я в л я е т их щ е д р у ю с т о р о н у — м е д и в о д у ; Л и с — п л а ч е в н у ю ( т о к с и ч н ы е п л о д ы и нехватка воды). М и ф заканчивается о б е з в р е ж и в а н и ­ ем ( в р е м е н н ы м ) Л и с а , о т ъ е д и н е н и е м Дятла ради неба (где о н о к о н ч а т е л ь -

115


н о обретает с в о ю п т и ч ь ю с у щ н о с т ь ) , а т а к ж е г е р о и н и , в расцвете м о л о ­ дости исчезающей в неизвестном направлении или превращающейся в к а п и б а р у , п р и ч а с т н у ю воде. В м и ф а х А п и н а й е (М^^^) и Крахо (М^,,) эта система предстает в обрат­ н о м виде. В м е с т о р о л и г е р о и н и д е в у щ к а , о б о ж а в ш а я мед, и ф а е т в т о р о ­ с т е п е н н у ю р о л ь п р и герое. П о с л е д н и й сочетает а н т и т е з н ы е р о л и Л и с а и Д я т л а , т а к к а к о б а п е р с о н а ж а (наглый соблазнитель и скромный супруг) с л и в а ю т с я в о д н о м - смелом муже. Н о д в о й с т в е н н о с т ь восстанавливает­ ся в двух планах: э к о н о м и ч е с к и х ф у н к ц и й , т а к к а к в м и ф а х Ж е о д н о в р е ­ м е н н о вводятся охота и п о и с к и меда; а т а к ж е р о д с т в е н н ы х о т н о ш е н и й , т а к к а к двум с в о й с т в е н н и к а м М^,,, с к р о м н о м у и н а г л о м у , с о о т в е т с т в у ­ ют теперь два р о д с т в е н н и к а - н е р е ш и т е л ь н ы й брат и храбрый брат. П р е в р а т и в ш е й с я в к а п и б а р у г е р о и н е ( в о д н ы й субъект с д л и н н ы м и зубами) соответствует п р е в р а т и в ш и й с я в термита герой (беззубый з е м н о й объект). Его р о д с т в е н н и к — брат (соответствующий мужу г е р о и н и : с в о й ­ с т в е н н и к ) , с о ж р а н н ы й н е б е с н ы м ч у д о в и щ е м (а муж - в о д я н ы м ч у д о в и ­ щ е м ) , существует в виде с ф е р и ч е с к о г о тела (головы), п о л о ж е н н о й на вет­ ку, н а п о м и н а я п ч е л и н ы й улей ( р а с п о л о ж е н н ы й на с р е д н е й высоте п т и ­ чий корм дятла из м и ф о в Чако, принадлежащего к срединному миру). М и ф К р а х о (Mjjj) определяет точку р а в н о в е с и я двух этих с и м м е т р и ч ­ н ы х и о д и н а к о в о к а т а с т р о ф и ч н ы х версий. Его герой - п р е к р а с н ы й охот­ н и к , б р а к его у д а ч е н , о н д о ж и в а е т д о п р е к л о н н о г о возраста. О его «не­ превращении» свидетельствуют долгая старость и неопределенность м и ф а в о т н о ш е н и и его и с т и н н о г о к о н ц а : «И К е н г у н а н провел в э т о й д е ­ р е в н е в с ю ж и з н ь , п о к а н е утратил п р е д с т а в л е н и е о б о всем, в с е м , в с е м . Тогда о н угас. И тогда т а м ж е , в э т о й с а м о й д е р е в н е уже н и ч е г о не з н а л и о К е н г у н а н е - у м е р л и о н от б о л е з н и и л и от старости. О н исчез, а д е р е в ­ н я осталась на месте» (Schultz I. Р.112). Т а к и м о б р а з о м , н е о п р е д е л е н н о е постоянство противостоит необратимым превращениям, касающимся г е р о и н и (М,|з) и л и героя (М,^^), и л и ж е п р е ж д е в р е м е н н о м у и с ч е з н о в е ­ н и ю героини, не достигающей, т а к и м образом, почтенного возраста. В с в о ю о ч е р е д ь , в е р с и я Т и м б и р а (М^^,) н а х о д и т с я на с т ы к е м и ф а К р а х о (Mjjj) и м и ф о в А п и н а й е - К р а х о (М,^^, M^^j):

ЧАКО

ЦЕНТРАЛЬНАЯ БРАЗИЛИЯ

M j i j , и т. д.

м.

116


в М,,з и т . д . р а з д е л и т е л ь н а я о с ь в е р т и к а л ь н а (небо/вода). В М,^^ о н а г о р и з о н т а л ь н а ( п о и с к и с к р ы в ш и х с я и н д е й ц е в ) , в N1,^5 - в е р т и к а л ь н а , хотя о ч е н ь с л а б о в ы р а ж е н а ( у л е й а р а п у а н а д е р е в е , " к о с т е р п о д д е р е ­ в о м ) и о б р а т н а М^^ ( с о л н ц е в в е р х у , п о д в о д н ы е ч у д о в и ш а в н и з у ) . И , хотя Mj,^ п р и б е г а е т к д в у м о с я м — в е р т и к а л ь н о й ( о т ъ е д и н е н и е и н д е й ­ цев н а н е б е , к о г д а п р о т а г о н и с т ы о с т а ю т с я н а з е м л е ) и г о р и з о н т а л ь н о й (горизонтальное отделение героя, ищушего далекий вражеский на­ р о д ) , в Mjj, м ы р а с п о л а г а е м л и ш ь г о р и з о н т а л ь н о й р а з д е л и т е л ь н о й осью, вертикальная же переходит в латентное состояние (если, к а к м ы полагаем, превращение дедушки и бабушки в муравьедов обнаружи­ вает а с т р о н о м и ч е с к и й к о д ) , к о н е ч н у ю п о з и ц и ю , т о г д а к а к в М^^^ о н а была в начальной позиции. Т а к и м образом, подтверждается, что вер­ сия Т и м б и р а занимает в подсистеме Ж е промежуточное положение по о т н о ш е н и ю к д р у г и м в е р с и я м , ч т о о б ъ я с н я е т о с о б ы й удел, н а к о т о р ы й обрекается здесь голова обезглавленного брата. К а к м ы п о м н и м , его голову п о л о ж и л и на н и ж н ю ю ветку о к о л о п ч е л и н о г о улья бора, в о т ­ л и ч и е о т д р у г и х в е р с и й , где в и с я щ и й м н о г о в ы ш е п ч е л и н ы й у л е й а р а ­ пуа с о о т н о с и т с я с с а м и м г е р о е м (М,^,) и л и е г о б р а т о м (М^^^) к а к с п о ­ соб смерти первого или результат смерти второго - м ы показали э т о .

Таким образом, м и ф ы Чако, относящиеся к девушке, обожавшей мед, и м и ф ы Ц е н т р а л ь н о й Б р а з и л и и , где этот п е р с о н а ж з а н и м а е т более с к р о м н о е м е с т о , п р и н а д л е ж а т к о д н о й и т о й ж е ф у п п е . Если п е р в ы е , к а к мы уже знаем, носят сезонный характер в плане у п о м и н а н и я некото­ р ы х т и п о в э к о н о м и ч е с к о й д е я т е л ь н о с т и и в р е м е н и года, т а к и м ж е о б р а ­ зом д о л ж н о о б с т о я т ь дело и с о в т о р ы м и . Следует т е п е р ь п о к а з а т ь э т о . В Центральной Бразилии территория, занимаемая центральными и в о с т о ч н ы м и Ж е , образует п о ч т и н е п р е р ы в н ы й ареал, п р о с т и р а ю щ и й ­ ся п р и м е р н о м е ж д у 3-10° ю ж н о й ш и р о т ы и 40-55° з а п а д н о й д о л г о т ы . К л и м а т и ч е с к и е условия в э т о м о б ш и р н о м регионе н е в п о л н е о д н о р о д н ы : с е в е р о - з а п а д н а я часть г р а н и ч и т с б а с с е й н о м А м а з о н к и , а с е в е р о - в о с т о ч ­ н а я — с о з н а м е н и т ы м « т р е у г о л ь н и к о м » з а с у х и , где п о ч т и н е б ы в а е т д о ж д е й . Н о в ц е л о м повсюду господствует к л и м а т ц е н т р а л ь н о г о п л о с к о ­ горья с х а р а к т е р н ы м контрастом между с е з о н о м дождей и сухим с е з о н о м . Н о а д а п т а ц и я к н е м у р а з л и ч н ы х п л е м е н Ж е не всегда о д и н а к о в а . Мы располагаем некоторой информацией о сезонных занятиях се­ верных К а й я п о . Сухой сезон длится у н и х с мая по октябрь. В его н а ­ чале т у з е м ц ы р а с к о р ч е в ы в а ю т , а в к о н ц е жгут с у ш н я к — образуется г а р ь . Так как К а й я п о только травят рыбу, то пользуются периодом низкой в о д ы - с к о н ц а и ю л я д о п е р в ы х д о ж д е й . И «так к а к в ходе э т о й о п е ­ рации е д и н о в р е м е н н о уничтожается почти вся рыба, в одной и той же реке (ее) м о ж н о проводить л и ш ь р а з в год. Т а к и м образом, рыба с о ­ ставляет н е б о л ь ш у ю часть рациона, является редкостью, что побуж­ д а е т е щ е б о л ь ш е ц е н и т ь ее» {Dreyfus. Р.ЗО). Д и ч ь - т о ж е р е д к о с т ь : «Иногда н у ж н о о ч е н ь д а л е к о идти за м я с о м : К а й я п о л ю б я т м я с о , н о в т о ж е в р е м я е г о н е хватает» {Ibid.).

117


Д и ч и с т а н о в и т с я еще м е н ь щ е в к о н ц е сухого сезона; иногда не хватает с е л ь с к о х о з я й с т в е н н ы х продуктов. П о в с е д н е в н о й п и щ е й я в л я ю т ­ ся с о б р а н н ы е п л о д ы . В н о я б р е и декабре н а с е л е н и е д е р е в н и разбредает­ ся для с б о р а с о з р е в а ю щ и х к этому в р е м е н и п л о д о в п и к в ы . Т а к и м о б р а ­ з о м , в сухие м е с я ц ы (с и ю л я по сентябрь) ведется кочевая ж и з н ь , з а н и ­ м а ю щ а я и з н а ч и т е л ь н у ю часть сезона д о ж д е й , когда с о б и р а ю т пикву. Н о к о ч е в о й образ ж и з н и не обязательно связан с н е у р о ж а е м : ц е л ь е ж е г о д н о ­ го августовско-сентябрьского похода - «запастись п р о д о в о л ь с т в и е м , н е ­ обходимым для больших праздников завершения ритуалов накануне первых дождей и возобновления сельскохозяйственных работ». Когда в деревне возникает эпидемия, индейцы считают лучшим лекарством в о з в р а щ е н и е к к о ч е в ь ю , п о л а г а я , что п р е б ы в а н и е в л е с у и з г о н и т б о ­ лезнь: « П и ш а была более обильной., о н и восстанавливают силы и воз­ в р а щ а ю т с я в л у ч ш е м ф и з и ч е с к о м с о с т о я н и и » {Ibid. Р.ЗЗ). ...ДОЖДЕЙ

СУХОЙ СЕЗОН

СЕЗОН...

янв. фев. март апр. май июнь июль авт. сент. окт. I I I I I сбор раскорчевка гарь урожая I I рыбная ловля

ноябрь декабрь

I

I

I сбор пиквы

кочевье, охота Нимуендау замечает по поводу климата в местах обитания Т и м б и ­ ра: « О н з н а ч и т е л ь н о с у ш е , ч е м в п р и л е г а ю щ и х р а й о н а х А м а з о н к и . В отличие от территорий, расположенных к востоку или юго-востоку, э т о й м е с т н о с т и н е у ф о ж а е т засуха, н о и з д е с ь с у щ е с т в у е т н а с т о я щ и й с у х о й с е з о н , д л я щ и й с я с и ю л я п о д е к а б р ь » {Nim. 8. Р.2). Э т и с в е д е н и я не в п о л н е т о ч н о с о в п а д а ю т с к а л е н д а р е м ц е р е м о н и й , д е л я щ и м год п о п о л а м : п е р в о е п о л у г о д и е т е о р е т и ч е с к и с о о т в е т с т в у е т сухому с е з о н у , начиная со сбора маиса в апреле до сентября; второе начинается пред­ шествующими дождям сельскохозяйственными работами, занимаю­ щ и м и о с т а т о к года ( с м . : Nim 8. Р . 6 2 , 84, 86, 163). Все з н а ч и т е л ь н ы е п р а з д н и к и проходят в ритуальный период, так н а з ы в а е м ы й сухой се­ зон, являющийся одновременно сезоном оседлой жизни. Поэтому, х о т я и м е ю щ а я с я и н ф о р м а ц и я н е всегда я с н а , о б щ и е в ы х о д ы н а о х о т у п р о и с х о д я т , в и д и м о , во в р е м я д о ж д е й {Nim.8. Р . 8 5 - 8 6 ) . В м е с т е с т е м у п о м и н а е т с я т а к ж е охота на в о д я щ и х с я в с а в а н н е п т и ц ( э м у , с а р ь э м у , с о к о л и н ы е ) в сухой сезон и о б щ и е охоты после каждой значительной ц е р е м о н и и {Ibid. Р . 6 9 - 7 0 ) . О с т а р и н н ы х у с л о в и я х ж и з н и п о ч т и н и ч е ­ го н е и з в е с т н о , н о в о з м о ж н о , ч т о п р о с т р а н с т в е н н а я о п п о з и ц и я м е ж д у сухой с а в а н н о й и л е с о м - г а л е р е е й , о к а й м л я ю щ е й в о д н ы е а р т е р и и (где ловят рыбу, а также делают посадки), занимала в туземном м ы ш л е н и и м е с т о , р а в н о е в р е м е н н о й с е з о н н о й о п п о з и ц и и . Во в с я к о м с л у ч а е , п е р -

118


вая и з н и х о с о б е н н о п о р а з и л а н а б л ю д а т е л е й {Nim. 8. Р.1). Б ы т ь м о ж е т , этим о б ъ я с н я е т с я то, что о п п о з и ц и я между л е с н ы м и и с а в а н н ы м и животными, л и ш ь отмеченная в мифах Апинайе и Крахо, заслоняет­ ся в в е р с и и Т и м б и р а д р у г о й , б о л е е с л о ж н о й о п п о з и ц и е й , и с х о д я и з которой пищей встреченных животных соответственно становятся: Эму ящерицы,

змеи,

Сарьэму (I) саранча;

ящерицы + маниок;

охота в саванне

Сарьэму (2) рыба;

выращивание, рыбалка в лесу-галерее

Обратимся теперь к Апинайе. «Когда-то, как только заканчивались п о с а д к и , А п и н а й е у х о д и л и в с а в а н н у , где ж и л и о х о т о й и с о б и р а т е л ь ­ ством д о с о з р е в а н и я урожая. Н е к о т о р ы е семьи возвращались в д е р е в ­ н ю л и ш ь н а в р е м я » {Nim 5. Р . 8 9 ) . В э т о т п е р и о д а о с о б ы е ж р е ц ы б д и ­ т е л ь н о с л е д и л и за р о с т о м р а с т е н и й , н а з ы в а я их « с в о и м и д е т ь м и » . Ж е н ­ щ и н а , п о с м е в ш а я сорвать что-либо на своем поле до снятия запрета, подвергалась суровому наказанию. Когда урожай созревал, жрецы со­ зывали кочующих сельчан. После последней общей охоты семьи воз­ вращались в деревню, обретая наконец свободу пользования посадка­ м и . Э т о в р е м я о з н а ч а л о н а ч а л о ц е р е м о н и а л ь н о г о п е р и о д а {Ibid. Р . 9 0 ) . Если подобное воспроизведение старинных обычаев верно, мы имеем дело с кочевьем в сезон дождей, так как посадки в Центральной Б р а з и л и и производятся в к о н ц е сухого сезона, а урожай созревает н е ­ сколькими неделями или месяцами позже. Так, Шеренте корчуют в и ю н е - и ю л е , жгут и с а ж а ю т в а в г у с т е - с е н т я б р е , ч т о б ы п е р и о д с о з р е в а ­ н и я п р и ш е л с я н а н е з а с т а в л я ю щ и е с е б я ж д а т ь п е р в ы е д о ж д и {Oliveira. Р.394). К о ч е в ь е в с е з о н д о ж д е й , ч ь и п р и з н а к и м ы т а к ж е о б н а р у ж и л и у Т и м б и р а , не исключает кочевья в сухой сезон, когда охота тоже за­ н и м а е т б о л ь ш о е м е с т о , о б р а щ е н и е ж е к р ы б н о й л о в л е не с т о л ь в а ж н о , к а к в Ч а к о . Все э т о н а в о д и т н а м ы с л ь , что с т о л ь я р к о в ы р а ж е н н а я в п л е ­ м е н а х Ч а к о о п п о з и ц и я м е ж д у п е р и о д а м и и з о б и л и я и голода (в г о р а з д о большей степени, чем между двумя т и п а м и сезонов) у племен Ю ж н о й Б р а з и л и и ф о р м у л и р у е т с я в с о ц и о э к о н о м и ч е с к и х терминах: л и б о к а к с а к ­ ральный (церемониальный) и профанный (нецеремониальный) перио­ д ы , л и б о к а к к о ч е в о й ( п о с в я щ е н н ы й охоте и собирательству) и о с е д л ы й ( п р о х о д я щ и й п о д з н а к о м п о л е в ы х работ) п е р и о д ы . У А п и н а й е , ч ь я с е л ь ­ с к о х о з я й с т в е н н а я и к о ч е в а я д е я т е л ь н о с т ь п р о х о д я т , в и д и м о , в о д н и и те ж е м е с я ц ы , о н и т е м не м е н е е п р о т и в о п о с т а в л я ю т с я : п е р в а я , с а к р а л ь н а я , п о р у ч а е т с я к о л л е г и и ж р е ц о в , тогда к а к в т о р о й , п р о ф а н н о й , з а н я т о все население. Урожай выращивался и созревал в период собирательства и о х о т ы , н о д в а э т и в и д а д е я т е л ь н о с т и , т е м не м е н е е , р а з д е л я л и с ь . О д н а к о не приходится сомневаться в том, что м и ф ы Ж е , п о д о б н о с о о т в е т с т в у ю щ и м м и ф а м Ч а к о , о т н о с я т с я к сухому с е з о н у . Н а э т о у к а -

119


зывает, прежде всего, перечень продуктов, с о б и р а е м ы х в с т р е ч е н н ы ­ м и героем ж и в о т н ы м и . Идет ли речь о змеях, ящерицах и саранче, я в ­ ляющихся обитателями саванны, или рыбе, пойманной в период н и з ­ к о й в о д ы , и л и п а л ь м о в ы х орехах, с а п у к а я , г о л о в к а х йатоба^' — все э т и ж и в о т н ы е и л и р а с т и т е л ь н ы е п р о д у к т ы т и п и ч н ы д л я сухого с е з о н а . И з ­ вестно, н а п р и м е р , что у Ботокудов в Восточной Б р а з и л и и в сухой с е ­ зон важное место среди продуктов питания занимал урожай орехов са­ пукая. В м ы ш л е н и и как Тимбира, так и Апинайе сбор даров природы ас­ социировался с периодом кочевой ж и з н и в саванне. Н о при переходе от м и ф о в Ч а к о к м и ф а м Ж е происходят и з м е н е н и я . В первом случае м е д и д и к и е п л о д ы - п и щ а к о ч е в о й ж и з н и ; во в т о р о м ту ж е р о л ь и г ­ рают дичь и мед. О д н а к о п р и ч и н ы такой замены очевидны: у Ж е сбор диких плодов был, в основном, женским занятием; исключение со­ с т а в л я л м е д , с о б и р а в ш и й с я м у ж ч и н а м и {Nim. 5. Р.94; Р . 7 2 - 7 5 ) . С л е д о ­ вательно, относительно иерархии мужских занятий в Чако можно ска­ зать, что сбор меда был важнее сбора д и к и х плодов, п о д о б н о тому как в Ц е н т р а л ь н о й Б р а з и л и и охота п р е о б л а д а л а н а д с б о р о м меда: ЧАКО Mj|3

ЦЕНТРАЛЬНАЯ БРАЗИЛИЯ

ИТ.Д.:

мед > дикие плоды

Миг дичь

дичь > мед

М ы р а с с м о т р е л и структуру ф у п п ы с ф о р м а л ь н о й точки з р е н и я , а также связали некоторые выявившиеся преобразования с экологичес­ ким характером каждого региона и многими аспектами материальной культуры н а с е л е н и я . Т а к , м ы смогли р а з р е ш и т ь в двух этих п л о с к о с т я х две уже о т м е ч а в ш и е с я Н и м у е н д а у т р у д н о с т и , с в я з а н н ы е с т о л к о в а н и е м А п и н а й е (М,^^): « / P e b k u m r e ' d y / (вторая ф а з а и н и ц и а ц и и ) п р е д с т а в л я е т с о б о й п о д л и н н у ю и н и ц и а ц и ю в о и н о в . . . А п и н а й е с в я з ы в а ю т ее п р о и с ­ х о ж д е н и е с тем ж е т р а д и ц и о н н ы м м о т и в о м , к о т о р ы й Канелла ( = Т и м б и ­ ра) с о п р я г а ю т с с о б с т в е н н ы м р и т у а л о м и н и ц и а ц и и / р е р у ё / : б о е м двух братьев с гигантским соколом. Н о братья, кажется, поменялись роля­ м и . Я п о л а г а ю , что з а к л ю ч и т е л ь н ы й э п и з о д д о ш е л д о А п и н а й е с с е в е ­ ра и б ы л д о б а в л е н п о з ж е : я и м е ю в в и д у и с т о р и ю м у ж ч и н ы , з а ж а р и в ­ ш е г о с в о ю ж е н у » {Nim. 5. Р.56). О д н а к о н а м и з в е с т н о , что эта и с т о р и я является достоянием Ж е , так как у Крахо она существует в качестве о т д е л ь н о г о м и ф а . М ы д о к а з а л и , ч т о т а м , где Н и м у е н д а у у с м а т р и в а л д в е р а з н ы е п р о б л е м ы , н а с а м о м д е л е с у щ е с т в у е т л и ш ь о д н а ; д в е ее с т о ­ р о н ы п р о я с н я ю т д р у г д р у г а . В с и л у т о г о , что г е р о ю А п и н а й е (в о т л и ­ чие от героя Крахо или героя Т и м б и р а ) уготован п о з о р н ы й к о н е ц , его р о л ь д о л ж е н в ы п о л н я т ь т о т и з двух б р а т ь е в , к о т о р ы й п р и д р у г и х т о л ­ кованиях погибает вместо него. Остается понять, почему этот ва­ риант требует вмешательства девушки, обожавшей мед, ставшей суп­ ругой обреченного брата. Проведя ф о р м а л ь н ы й анализ этих м и ф о в , а

120


з а т е м и х э т н о г р а ф и ч е с к у ю к р и т и к у , м ы р а с с м о т р и м их т е п е р ь с т р е ­ тьей т о ч к и з р е н и я - в ракурсе их с е м а н т и ч е с к о й ф у н к ц и и . К а к м ы м н о г о к р а т н о г о в о р и л и и т о л ь к о что н а п о м н и л и , ц е н т р а л ь ­ н ы е и в о с т о ч н ы е Ж е у с м а т р и в а ю т в б и т в е двух б р а т ь е в с п т и ц а м и убийцами происхождение и н и ц и а ц и и юношей. Характер этой и н и ц и ­ ации - двойственный. С одной стороны, ею отмечалось обретение п о д р о с т к а м и мужского пола статуса о х о т н и к о в и в о и н о в . Так, у А п и ­ найе после окончания периода затворничества инициируемые получа­ л и о т п о р у ч а т е л е й ц е р е м о н и а л ь н ы е д у б и н ы в о б м е н н а д и ч ь {Nim. 5. Р.68-70). Н о , с другой с т о р о н ы , и н и ц и а ц и я служила прелюдией к бра­ ку. П о к р а й н е й м е р е , в п р и н ц и п е , и н и ц и и р у е м ы е е ш е б ы л и х о л о с т ы . Девушка, уступившая одному из них до и н и ц и а ц и и , безжалостно на­ к а з ы в а л а с ь : в т о т д е н ь , к о г д а н а ч и н а л о с ь з а т в о р н и ч е с т в о ее л ю б о в н и ­ к а , в з р о с л ы е м у ж ч и н ы п о д в е р г а л и ее г р у п п о в о м у и з н а с и л о в а н и ю , после чего она была обречена стать проституткой. П р о й д я и н и ц и а ­ ц и ю , сразу п о с л е о к о н ч а н и я ц е р е м о н и и , все ю н о ш и в тот же д е н ь в с т у п а л и в б р а к ( M m . 5. Р . 7 9 ) . Э т о с о б ы т и е б ы л о для м у ж ч и н ы тем более з н а м е н а т е л ь н ы м , что А п и н а й е , к а к и б о л ь ш и н с т в о Ж е , п о с е л я л и с ь в семье ж е н ы . В д е н ь свадь­ бы братья н е в е с т ы в ы т а с к и в а л и ж е н и х а и з р о д н о й х и ж и н ы и вели его в с в о ю х и ж и н у , где его ж д а л а с у ж е н а я . Б р а к всегда б ы л м о н о г а м н ы м и считался нерасторжимым, если молодая жена оказывалась девствен­ ницей. Обязанностью каждой семьи было приводить в чувство того из супругов, который выказывал н а м е р е н и е вновь обрести свободу. Так, на п р о д о л ж е н и и в с е г о п е р и о д а и н и ц и а ц и и е ж е в е ч е р н е е о б у ч е н и е н о ­ вичков н о с и л о я в н о п р е д б р а ч н ы й характер: «Речь шла в о с н о в н о м о браке — н а с т а в н и к и о б ъ я с н я л и , к а к в ы б р а т ь себе ж е н у , ч т о б ы не с в я ­ з а т ь с я с л е н т я й к о й и л и и з м е н н и ц е й . . . » {Nim. 5. Р . 6 0 ) . Т о ж е самое и у Т и м б и р а : «Некогда ю н о ш а не мог ж е н и т ь с я , не п р о й ­ д я ц и к л р и т у а л о в и н и ц и а ц и и и н е п о л у ч и в , т е м с а м ы м , статуса / р е п р / "воина". В конце последней ц е р е м о н и и будушие теши прохажива­ лись, держа на веревочной п р и в я з и предназначенных и м в зятья м о ­ л о д ы х в о и н о в » ( M m . 8. Р.200 и р1. 40а). П о с л е и н и ц и а ц и и и ф а л и с ь к о л ­ л е к т и в н ы е с в а д ь б ы {Ibid. Р . 122). В п р и з ы в а х к н о в и ч к а м п о с т о я н н о подчеркивалась двойственность цели ритуала. Откормленные в период затворничества ю н о ш и набирались сил для спортивных состязаний, охоты и в о й н ы ; на п р о т я ж е н и и всего этого в р е м е н и о н и п о с т о я н н о т р е н и р о в а л и с ь в б е г е , в м е с т е х о д и л и н а охоту; и м т а к ж е в п е р в ы е д а ­ вали / к о р б / - нечто среднее между рогатиной и дубиной, я в л я ю ш е е ся во всей Ц е н т р а л ь н о й Б р а з и л и и п р е и м у ш е с т в е н н о в о е н н ы м о р у ж и е м . Другая сторона обучения была связана с браком: как избегать ссор и свар, д а ю ш и х плохой пример детям, а также уметь различать такие женские недостатки, как легкомыслие, лень, склонность к вранью. Н а к о н е ц , п е р е ч и с л я л и с ь о б я з а н н о с т и м у ж ч и н ы перед р о д и т е л я м и ж е н ы ( M m . 8 Р. 1 8 5 - 1 8 6 ) . М и ф ы представляют, если можно так выразиться, действенный к о м м е н т а р и й этих а с п е к т о в ритуала. Н о , в з а в и с и м о с т и от т о л к о в а -

121


НИИ, п р е д п о ч т е н и е о т д а е т с я т е м и л и и н ы м а с п е к т а м , р а с с м а т р и в а е ­ м ы м исходя из в о з м о ж н ы х случаев. Р а с с м о т р и м сначала м и ф Крахо о б и т в е с о с м е р т о н о с н о й п т и ц е й (М^,^). О н ц е л и к о м с о с р е д о т о ч е н н а охоте и в о й н е . Е г о г е р о й К е н г у н а н с ч и т а е т с я м а с т е р о м э т и х и с к у с с т в , п р а к т и ч е с к и с л и в а ю щ и х с я в о е д и н о : ведь о н н и к о г д а н е п р и м е н я е т д л я охоты лук и стрелы, пользуется только р о г а т и н о й - д у б и н о й / к о р б / — э т о в о е н н о е о р у ж и е , хотя Т и м б и р а и с п о л ь з у ю т его и с к л ю ч и т е л ь н о д л я о х о т ы н а м у р а в ь е д а (Nim. 8. Р.69). Т а к о е п р и м е н е н и е , д е й с т в и т е л ь н о , с о о т н о с и т с я с о р и г и н а л ь н о й к о н ц о в к о й их м и ф а (М^^,). Действительно, версия Крахо по большей части заключается в гор­ деливом перечислении достоинств хорошего охотника. Без лука и со­ б а к и н а х о д и т о н д и ч ь т а м , где о н а н и к о м у не в с т р е ч а е т с я ; б ь е т ее в невероятных количествах и с легкостью несет, несмотря на тяжелое о х о т н и ч ь е с н а р я ж е н и е . Н о о н с к р о м н и ч а е т , д е л а я в и д , что д о б ы л м а л о дичи или совсем ничего. Честь открытия предоставляется свойствен­ н и к а м : пусть о н и удивятся. Речь идет только о с в о й с т в е н н и к а х , так к а к о н ж е н а т и ж и в е т в ч у ж о й д е р е в н е , где у н е г о н е т р о д с т в е н н и к о в . Г л а в н о е , н а с в о е м п р и м е р е К е н г у н а н у ч и т с о б л ю д а т ь з а п р е т ы , от к о ­ т о р ы х з а в и с и т у д а ч н а я охота. С а м о х о т н и к н е д о л ж е н е с т ь у б и т у ю и м д и ч ь . Е с л и ж е о н ест е е , т о п о к р а й н е й м е р е о т к л а д ы в а е т а к т п о т р е б ­ л е н и я д в у м я в з а и м о д о п о л н и т е л ь н ы м и с п о с о б а м и : во в р е м е н и , д а в а я м я с у о с т ы т ь ; и в п р о с т р а н с т в е , с т а р а я с ь н е х в а т а т ь его р у к а м и , н о н а ­ к а л ы в а т ь на к о н е ц з а о с т р е н н о й п а л к и : « К р а х о , — к о м м е н т и р у е т и н ­ ф о р м а т о р , — не едят первое убитое ими ж и в о т н о е ; о н и едят, только е с л и у б и л и .много ж и в о т н ы х о д и н а к о в о г о к а ч е с т в а ( = в и д а ) ; и д а ж е тогда н е берут м я с о р у к о й , н о н а к а л ы в а ю т на п а л к у и д а ю т о с т ы т ь ; и л и ш ь п о т о м едят» (Schultz 1- Р . 1 0 8 ) . С л е д о в а т е л ь н о , о х о т н и ч ь и р и т у а л ы , к о т о р ы м Ж е учат н о в и ч к о в во время и н и ц и а ц и и , в основном заключаются в скромном поведении. Ж е н а т ы й о х о т н и к п р е ж д е всего д у м а е т о с н а б ж е н и и с в о и х с в о й с т в е н ­ ников, чьей гостеприимностью он пользуется, проживая в семье ж е н ы . Он делает это щедро и с к р о м н о , стараясь принизить свою дичь. О н в о з д е р ж и в а е т с я , не ест эту д и ч ь и л и ест в м е р у , у д е р ж и в а я м я с о на р а с с т о я н и и , о п о с р е д у я его д л и т е л ь н о с т ь ю и п р о с т р а н с т в о м . Но подобная, если можно так выразиться, задержка потребления уже п о к а з а л а с ь н а м х а р а к т е р н о й д л я р и т у а л о в п р а з д н и к а м е д а у с е в е р ­ ных Тупи: Темба и Тенетехара, соседей Же. Вместо немедленного по­ т р е б л е н и я м е д а е г о н а к а п л и в а ю т ; п е р е б р о д и в ш и й за в р е м я о ж и д а н и я м е д у ж е в с и л у э т о г о с т а н о в и т с я священным, разделенным напитком. Разделенным с гостями из соседних деревень, п о з в о л я ю щ и м укрепить межгрупповой союз. Но и с в я щ е н н ы м , потому что праздник меда — р е л и г и о з н а я ц е р е м о н и я , чья цель — о б е с п е ч и т ь у с п е ш н у ю охоту на п р о т я ж е н и и в с е г о года; с л е д о в а т е л ь н о , у н е г о т о ж е п р е д н а з н а ч е н и е , что и у охотничьих ритуалов Же. В о з м о ж н о , в Ч а к о существовало такое же различие между с о б р а н ­ н ы м во в р е м я с у х о г о с е з о н а и н е п о с р е д с т в е н н о п о т р е б л е н н ы м м е д о м и тем, что предназначался для приготовления медового напитка. Н е -

122


которые сведения позволяют предполагать, что медовый напиток, ве­ р о я т н о , х р а н и л и п р о з а п а с : п о с в и д е т е л ь с т в у П а у к е {Раиске, 1942. Р.95-96), у М о к в и «медовый напиток готовили в основном начиная с н о я б р я , во в р е м я с и л ь н о й ж а р ы . Н а п и т о к н а меду и ф р у к т а х п и л и и днем, и ночью; туземцы в это время постоянно находились в состоя­ н и и о п ь я н е н и я . Э т и п р а з д н и к и с о б и р а л и б о л е е ста у ч а с т н и к о в ; и н о г д а они заканчивались драками». «Для п р и г о т о в л е н и я м е д о в о г о н а п и т к а д о с т а т о ч н о б ы л о п о д в е с и т ь за к р а я в ы с у ш е н н у ю ш к у р у я г у а р а и л и о л е н я и з а л и т ь в э т о т м е ш о к мед в п е р е м е ш к у с в о с к о м , д о б а в и в в о д ы . Н а ж а р е за т р и - ч е т ы р е д н я смесь с а м о п р о и з в о л ь н о п р е в р а ш а л а с ь в брагу. М о л о д ы м м у ж ч и н а м и х о л о с т я к а м , е с л и т о л ь к о о н и не о т л и ч а л и с ь з н а т н о с т ь ю , п и т ь з а п р е ­ щалось; они должны были довольствоваться ролью виночерпиев» {Ibid., 1943. Р . 1 9 7 - 1 9 8 ) . С и ю л я по с е н т я б р ь в Ч а к о холодно. И т а к , из текстов следует, что к о л л е к т и в н о е ц е р е м о н и а л ь н о е п о т р е б л е н и е меда, в о з м о ж н о , т а к ж е было о т с р о ч е н н ы м . Во в с я к о м случае, некоторые категории м у ж ч и н отстраняются от ритуалов; п о д о б н о о х о т н и к а м Ж е , но иначе, о н и м о ­ гут п р е т е н д о в а т ь н а у ч а с т и е в н и х л и ш ь в о п р е д е л е н н ы й срок: в с л у ч а е п е р е м е н ы статуса. Кайнганги из Ю ж н о й Бразилии более непосредственно иллюстри­ руют столь д и ф ф е р е н ц и р о в а н н о е поведение. И н ф о р м а т о р весьма от­ к р о в е н н о о п и с а л поход в лес за м е д о м вместе с двумя с п у т н и к а м и . О н и н а ш л и дерево, развели вокруг него огонь, чтобы выкурить пчел, потом повалили дерево, выдолбили ствол топором. К а к только п о к а ­ з а л с я у л е й , « м ы в ы н и м а е м с о т ы и, с т р а ш н о г о л о д н ы е , е д и м их с о д е р ­ жимое с ы р ы м : они сладкие, вкусные, сочные. Затем мы разводим не­ большие костры, чтобы поджарить полные личинок и куколок соты. Я п о л у ч а ю л и ш ь с т о л ь к о , с к о л ь к о могу тут ж е съесть». О б а т о в а р и щ а д е ­ л я т улей между с о б о й ; тому, кто н а ш е л его, достается б о л ь ш а я часть. К а к к о м м е н т и р у е т о б с л е д о в а т е л ь , «мед я в л я е т с я с в о е г о р о д а б е с п л а т ­ н ы м б л ю д о м {"free food"). К о г д а н а х о д я т у л е й , все п р и с у т с т в у ю щ и е п о л у ч а ю т с в о ю д о л ю . . . П и т а т ь с я т о л ь к о м е д о м не п р и ш л о б ы в г о л о ­ ву, н о и м л а к о м я т с я , когда заблагорассудится» {Henry I. Р. 161-162). Говорят, что Суя из Р и о К с и н г у также потребляют мед на месте: «Все и н д е й ц ы з а п у с к а л и р у к и в м е д и л и з а л и е г о ; о н и е л и с о т ы с л и ­ чинками и к о м к а м и пыльцы. Немного меда и л и ч и н о к оставили и п р и н е с л и в л а г е р ь » {Schultz 3. Р . 3 1 9 ) . Тем не менее, такому непосредственному потреблению свежего меда, поделенного на месте и запросто съеденного, противостоит у К а й н г а н г о в отложенное потребление в виде медового напитка, пред­ назначенного, прежде всего, для свойственников: «Мужчина вместе со своими братьями и двоюродными братьями решает приготовить пиво для родителей ж е н ы . О н и валят кедры, выдалбливают в стволах ж е л о ­ ба и п у с к а ю т с я н а п о и с к и м е д а . Н е с к о л ь к о д н е й с п у с т я у н и х у ж е д о ­ с т а т о ч н о м е д а . Т о г д а о н и п о с ы л а ю т ж е н за в о д о й и н а п о л н я ю т ж е л о ­ ба. О н и б р о с а ю т в воду р а с к а л е н н ы е к а м н и , д о в о д я т ее д о к и п е н и я и

123


в ы л и в а ю т м е д в воду... З а т е м р а з м е л ь ч а ю т в воде д е р е в я н и с т ы е с т е б ­ ли папоротника под названием /nggign/ и наливают в желоба получен­ ную таким путем красную настойку, "чтобы пиво п о к р а с н е л о " , т а к как К а й н г а н г и считают, что без /nggign/ п и в о не забродит. П р о ц е д у ­ ра длится н е с к о л ь к о д н е й , после чего желоба н а к р ы в а ю т к у с к а м и коры, и пиво настаивается еще несколько дней. Когда о н о запенива­ ется, индейцы объявляют его / t h o / — готовым к употреблению, п ь я н я ­ щ и м и г о р ь к и м . . . » (Henry 1. Р.162). С т о л ь д о л г о е п р и г о т о в л е н и е , ч ь и подробности мы опустили, оказывается е щ е более сложным, если учесть, что д л я изготовления желобов нужны о ф о м н ы е деревья; хотя б ы п р о с т о с в а л и т ь их - д л и т е л ь н а я и т р у д н а я р а б о т а . Т е м н е м е н е е иногда приходилось срубать несколько деревьев, пока не находился не р а с т р е с к а в ш и й с я , н е п р о п у с к а ю щ и й воду с т в о л . Ч т о б ы д о т а щ и т ь э т о т б е з у п р е ч н ы й ствол д о д е р е в н и , требовался т я ж к и й труд н е с к о л ь к и х человек. Э т о к а с а л о с ь и в ь щ а л б л и в а н и я желоба п р и м и т и в н ы м и и н с т р у ­ м е н т а м и - р и с к о в а н н а я о п е р а ц и я , т а к к а к в л ю б о й м о м е н т могла п р о ­ и з о й т и утечка в о д ы и л и , хуже того, б р о д я щ е г о пива (Ibid. Р.169-170). И т а к , у К а й н г а н г о в б ы л о д в а с п о с о б а п о т р е б л е н и я меда: н е п о с р е д .ственный, без предпочтительного предназначения, в свежем виде; и о т с р о ч е н н ы й н а д о л г о , ради д о с т а т о ч н о г о з а п а с а , а т а к ж е п р и н е о б х о ­ димых условиях приготовления, если речь шла о перебродившем меде. Но мы помним, что, согласно информатору, медовый напиток пред­ назначался свойственникам. Подобное приоритетное предназначение выходит на первый план в охотничьих ритуалах из м и ф о в Ж е ; кроме того, к тому же заключению подводят некоторые подробности м и ф о в Ч а к о о девушке, обожавшей мед. У Тоба л и с - о б м а н щ и к на следующий день после свадьбы п р и н о с и т я д о в и т ы е плоды и пустые соты. Н о его теща, думая, что м е ш о к п о л о н м е д а , тут ж е б е р е т е г о и к а к о с а м о с о б о й р а з у м е ю щ е м с я г о в о р и т , ч т о приготовит из с о б р а н н о г о зятем урожая медовый н а п и т о к для своих б л и з к и х (Mjg,). С т о л ь ж е н е п о с р е д с т в е н н о реагирует С о л н ц е на п р о с ь б у д о ч е р и о т о м с о р т е м е д а , к о т о р ы й е м у н е удается с о б р а т ь : «Выходи з а ­ муж!» (Mjij)*. В о всех м и ф а х этой ф у п п ы повторяется л е й т м о т и в — т е м а замужества ради обладания медом. Следовательно, и в них различают­ с я д в а с п о с о б а п о т р е б л е н и я меда: с о д н о й с т о р о н ы , с в е ж и й м е д , к о т о ­ рым ж е н щ и н а свободно насыщается на месте; с другой стороны, мед, сохраненный и п р и н е с е н н ы й домой: он принадлежит свойствен­ никам. Теперь м ы п о н и м а е м , почему м и ф ы Ч а к о обрекают девушку, о б о ­ жавшую мед, на жалкий конец — превращение в животное или исчез­ н о в е н и е . Ее о б ж о р с т в о и н е с к р о м н о с т ь н е б ы л и д о с т а т о ч н ы м и п р и ­ ч и н а м и , т а к как эти недостатки не помешали ей удачно выйти замуж. * И у Умутина «собранный мед всегда делили в соответствии с системой, основанной на свойстве. Большая часть доставалась теще охотника, мень­ шая - его сыновьям; немного меда откладывали для отсутствующих» (Schultz 2. Р.175).

124


Настоящее преступление она совершает после брака, отказав матери в м е д е , с о б р а н н о м м у ж е м . М^,^ и м п л и ц и т н о с о д е р ж и т э т у п о д р о б ­ н о с т ь , а в Mjij о н а в е с ь м а м н о г о з н а ч и т е л ь н о п о д ч е р к и в а е т с я , т а к к а к в этой версии скупая героиня превращается в капибару, тогда как в М 2 2 4 с т а р а я , а не м о л о д а я г е р о и н я п р и н и м а е т тот ж е о б л и к , ч т о б ы о т о ­ м с т и т ь б л и з к и м за их с к у п о с т ь . С л е д о в а т е л ь н о , в и н а д е в у ш к и , о б о ж а в ­ ш е й мед, с о с т о и т в т о м , что ее э г о и з м , о б ж о р с т в о и л и злоба п р и в о д я т к нарушению цикла обмена продовольствием между свойственниками. Она придерживает мед для с о б с т в е н н о г о потребления, а не дает ему, если м о ж н о т а к в ы р а з и т ь с я , т е ч ь о т с о б и р а ю щ е г о мед м у ж а к с в о и м р о д и ­ т е л я м , к о т о р ы е д о л ж н ы п о т р е б л я т ь его. К а к н а м уже и з в е с т н о , с ф о р м а л ь н о й т о ч к и з р е н и я все р а с с м о т р е н ­ ные до сих пор м и ф ы (происходят ли о н и от северных Тупи, племен Ч а к о или центральных и восточных Ж е ) образуют одну ф у п п у . Теперь м ы п о н и м а е м , п о ч е м у . Д е й с т в и т е л ь н о , все э т и м и ф ы п е р е д а ю т о д н о и т о ж е с о о б щ е н и е , хотя их с л о в а р ь и г р а м м а т и ч е с к и е о б о р о т ы не с о в п а ­ д а ю т . О д н и ведут р е ч ь в а к т и в н о м , д р у г и е в п а с с и в н о м з а л о г е . Н е к о ­ торые объясняют происходящее, исходя из должного поведения, дру­ гие и с х о д я т и з п р о т и в о п о л о ж н о й г и п о т е з ы , р а с с м а т р и в а я п о с л е д с т в и я н е п о д о б а ю щ и х д е й с т в и й . Н а к о н е ц , всегда и везде г о в о р и т с я о в о с п и ­ тании молодых людей. Герой истории может быть м у ж ч и н о й или ж е н ­ щ и н о й — п о р о ч н о й ж е н щ и н о й , которой даже хороший муж не впрок; добродетельным м у ж ч и н о й , которому удается счастливое супружество д а ж е в о в р а ж е с к о й с т р а н е ( в п р о ч е м , н е т а к л и всегда о б с т о и т д е л о у мужчины в матрилокальном обществе?), или же хорошо воспитанным мужчиной, о к а з ы в а ю щ и м с я трижды виновным: он выбрал в ж е н ы п о ­ рочную ж е н щ и н у , взбунтовался против нее и обидел свойственников, предложив им «антипродовольствие» — мясо дочери. М и ф ы Ж е отличаются в этой системе свойственным им диалекти­ ч е с к и м р а з в и т и е м , так как в к а ж д о й версии под н о в ы м углом з р е н и я р а с с м а т р и в а е т с я у р о к , д а ю щ и й с я и н и ц и и р у е м ы м . И с к у с н ы й в охоте и в о й н е г е р о й в е р с и и К р а х о уже б л а г о д а р я э т о м у и, м о ж н о с к а з а т ь , в д о ­ б а в о к к э т о м у , у д а ч н о ж е н и т с я . Ведь о н н а ш е л х о р о ш у ю ж е н у п о т о м у , ч т о н е п о б о я л с я п о г и б н у т ь о т р у к ч у ж а к о в . Ему у д а л о с ь у д е р ж а т ь ж е н у и д о ж и т ь д о п р е к л о н н о г о в о з р а с т а , т а к к а к его п р и з н а л и с в о й с т в е н н и ­ к и : о н о б и л ь н о к о р м и л их и у н и ч т о ж а л их в р а г о в . В в е р с и и Т и м б и р а в о с п р о и з в о д и т с я п р и м е р н о та ж е с х е м а , н о о н а з н а ч и т е л ь н о о с л а б л е ­ на перемещением акцента: вместо надлежащей темы состоявшейся п о м о л в к и речь скорее идет о родстве (превратившиеся в муравьедов б а б у ш к а и д е д у ш к а ) , о с п о р е н н о м в с и л у т о г о , что д а ж е з а к л ю ч е н н а я в детстве помолвка с сородичем представляет собой тип связи, несовме­ с т и м ы й с о т н о ш е н и е м родства. Что же до версии Апинайе, она отли­ ч а е т с я о т двух п р е д ы д у щ и х у ч е т в е р е н н ы м м а л о д у ш и е м : р о л ь о с н о в н о ­ го п р о т а г о н и с т а д о с т а е т с я т о м у и з двух б р а т ь е в , к о т о р ы й в д р у г и х в е р ­ сиях занимает более скромное место; драма завязывается в связи со сбором меда, более с к р о м н ы м (по с р а в н е н и ю с охотой) видом п о и с ­ ков п и щ и в сухой сезон; извлеченные уроки связаны с выбором ж е н ы ,

125


а не охотничьим или боевым поведением; н а к о н е ц , в отличие от дру­ гих в е р с и й , г е р о й н е с у м е л в о с п о л ь з о в а т ь с я э т и м и у р о к а м и , т а к к а к женился на плохо воспитанной ж е н щ и н е . У п о м и н а е т с я м е д и л и нет, о н везде и г р а е т р о л ь н а д л е ж а щ е г о п р и ­ з н а к а . В м и ф а х Ч а к о т е о р и я меда с о с т о и т в его п р о т и в о п о с т а в л е н и и д р у г о й д и к о й р а с т и т е л ь н о й п и щ е сухого с е з о н а . Э к с п л и ц и т н о и л и п о у м о л ч а н и ю , м и ф ы Ж е р а з в и в а ю т ту ж е т е о р и ю , и с х о д я из п р о т и в о п о ­ ставления меда дичи. Действительно, у Ж е только потребление дичи п о д ч и н я л о с ь р и т у а л ь н ы м о г р а н и ч е н и я м , о т с р о ч и в а ю щ и м его во в р е ­ мени и пространстве, тогда как потребление меда, видимо, регламен­ тировалось. У А п и н а й е был, разумеется, ритуал культурных растений, н о п о с л е д н и м , з а и с к л ю ч е н и е м м а н и о к а с его с л а б ы м и л и о т с у т с т в у ­ ю щ и м с е з о н н ы м х а р а к т е р о м , не б ы л о м е с т а в м и ф о л о г и ч е с к о м ц и к ­ ле, о п р е д е л я в ш е м с я по о т н о ш е н и ю к сухому сезону. Наконец, у Темба и Тенетехара теория отсроченного потребления п о ч т и ц е л и к о м о с н о в а н а н а меде в т о й м е р е , в к а к о й о т л о ж е н н о е п о ­ требление меда предстает средством неотсроченного потребления дичи: п е р е н е с е н н ы й на о п р е д е л е н н о е время года праздник меда га­ р а н т и р у е т у д а ч н у ю о х о т у в т е ч е н и е всего года. Следовательно, в мифах Центральной Бразилии неотсроченное п о т р е б л е н и е м е д а (в к о т о р о м в и н о в а т а ж е н щ и н а ) п р о т и в о п о с т а в л я е т ­ ся о т с р о ч е н н о м у п о т р е б л е н и ю д и ч и ( я в л я ю щ е м у с я з а с л у г о й м у ж ч и ­ ны). В Ч а к о неотсроченное потребление меда ( ж е н щ и н о й ) одновре­ м е н н о п о х о д и т н а н е о т с р о ч е н н о е п о т р е б л е н и е д и к и х (то есть е щ е т о к ­ сичных) плодов мужчинами и ж е н щ и н а м и и противопоставляется от­ с р о ч е н н о м у п о т р е б л е н и ю меда м у ж ч и н о й , в о з д е р ж и в а ю щ и м с я от н е г о в пользу свойственников.


Часть вторая

Лягушачий пир


ÂŤEt veterem in litno ranae cecinere

querellamÂť

Virgile, G e o r g i q u e s , I, v.378^'.


L Вариации 1,2,3

В

с в я з и с м и ф о м О ф а й е о п р о и с х о ж д е н и и меда ( M i , ^ ) м ы в ы я ­ вили прогрессивно-регрессивное развитие действия, прису­ щ е е , к а к м ы т е п е р ь в и д и м , всем р а с с м о т р е н н ы м в ы щ е м и ф а м . Только в некотором отнощении миф Офайе может опреде­ ляться как м и ф о п р о и с х о ж д е н и и . Ведь мед, о добыче к о т о р о ­ го о н п о в е с т в у е т , н е с л и щ к о м п о х о ж н а и з в е с т н ы й н а м с е г о д н я м е д . Этот первомед обладал п о с т о я н н ы м , н е и з м е н н ы м вкусом; о н рос на плантациях, наподобие культурных растений. Так как он был под ру­ к о й , его с ъ е д а л и , к а к т о л ь к о о н с о з р е в а л . И т а к , д л я т о г о ч т о б ы л ю д я м б ы л о д о с т у п н о д л и т е л ь н о е о б л а д а н и е м е д о м и н а с л а ж д е н и е в с е м и его с о р т а м и , к у л ь т у р н о м у меду н а д л е ж а л о и с ч е з н у т ь , у с т у п и в м е с т о д и к о ­ му м е д у , д о с т у п н о м у в г о р а з д о м е н ь щ и х к о л и ч е с т в а х , н о з а т о н е и с ч е р ­ паемому. М и ф ы Ч а к о и л л ю с т р и р у ю т ту ж е т е м у с к р о м н е е , не с т о л ь я в н о . В н е з а п а м я т н ы е в р е м е н а м е д б ы л е д и н с т в е н н о й п и щ е й . О н у т р а т и л эту р о л ь , к о г д а д я т е л , х о з я и н .меда, п р е в р а т и л с я в п т и ц у и н а в с е г д а п о к и ­ нул ч е л о в е ч е с к о е с о о б щ е с т в о . Ч т о к а с а е т с я м и ф о в Ж е , о н и п е р е д а ю т историческую часть в терминах современного противопоставления о х о т ы , п р о и с х о д я щ е й по м н о г о ч и с л е н н ы м п р а в и л а м и я в л я ю щ е й с я , таким образом, культурным п о и с к о м п и щ и , и свободного сбора меда, с о п р я ж е н н о г о тем самым с естественным способом питания. И не с т о и т у д и в л я т ь с я , е с л и т е п е р ь , п е р е х о д я к Г а й а н е , м ы в с т р е ­ т и м с я здесь, как и в других местах, с м и ф а м и о п р о и с х о ж д е н и и меда, с о п р я ж е н н ы м и также и с его утратой: M^j^ Лраваки: почему мед теперь так редок. Некогда в джунглях было сколько угодно ульев и меда; один индеец славился умением находить их. Однажды, когда он долбил топором ствол, чтобы выкачать мед, то услышал голос: «Осторожно, ты ранишь меня!» Он осторожно продолжил работу и обнаружил внутри дерева прекрасную жен­ щину, назвавшуюся Маба, «мед» — она была матерью или Духом меда. Так как она была совсем голая, индеец собрал немного хлопка, из которого она сделала себе одежду, и попросил ее стать его женой. Она согласилась при условии, чтобы ее никогда не называли по имени. Многие 1оды они были очень счастливы. Все считали его лучшим добытчиком меда, она же

131


обрела широкую известность благодаря замечательному способу приготов­ ления /cassiri/ и /paiwarri/. Независимо от числа приглашенных, достаточ­ но было приготовить один кувшин, чтобы этот единственный кувшин дал им желанное опьянение. Это была, действительно, идеальная супруга. Но однажды, когда все было выпито, захмелевший супруг счел нуж­ ным извиниться перед многочисленными гостями. «В следующий раз, — сказал он, - Маба приготовит больше». Ошибка произошла, имя было произнесено. Женщина тут же превратилась в пчелу и улетела, несмотря на усилия мужа. Удача тотчас покинула его. С тех пор мед стал редок и труднонаходим (Rolh I. Р.204-205). /Cassiri/ - пиво из маниока и предварительно сваренного «красно­ г о батата» с д о б а в л е н и е м м а н и о к а , п е р е ж е в а н н о г о ж е н щ и н а м и и д е т ь ­ ми, перемещанного со слюной и тростниковым сахаром для ускоре­ ния брожения, длящегося примерно три дня. Приготовление /paiwarri/ п о х о ж е н а п р и г о т о в л е н и е / c a s s i r i / , за и с к л ю ч е н и е м т о г о , что п и в о э т о д е л а е т с я на о с н о в е п р е д в а р и т е л ь н о п о д ж а р е н н ы х м а н и о к о в ы х л е п е ­ шек. Н о потреблять его нужно быстрее, так как приготовление з а н и ­ мает л и ш ь сутки, и через два-три дня о н о прокисает, если только не добавить свежеподжаренного маниока, повторив и другие операции (Roth 2. Р . 2 2 7 - 2 3 8 ) . З а н е с е н и е в а к т и в м а т е р и м е д а п р и г о т о в л е н и я п е ­ р е б р о д и в ш и х н а п и т к о в т е м б о л е е п о к а з а т е л ь н о , что г а й а н с к и е и н д е й ­ цы не делают медового напитка: «Разведенный водой д и к и й мед м о ­ жет служить напитком, и нет никаких свидельств того, что ему дают п е р е б р о д и т ь » (Ibid. Р.227). Вместе с тем гайанские индейцы чрезвычайно о п ы т н ы в том, что касается п е р е б р о д и в ш и х напитков на основе маниока, маиса и р а з ­ л и ч н ы х п л о д о в . Р о т о п и с ы в а е т н е м е н е е п я т н а д ц а т и н а п и т к о в (Roth 2. Р. 27-232). Н е и с к л ю ч е н о , что д л я п о д с л а щ е н и я н а п и т к а и н о г д а д о б а в ­ л я л с я с в е ж и й м е д . Н о в с в я з и с т е м , что о т а к о м п р и м е н е н и и в о с н о в ­ н о м с в и д е т е л ь с т в у ю т м и ф ы , — у н а с будет с л у ч а й п о к а з а т ь э т о — а с с о ­ циация между свежим медом и перебродившими напитками объясня­ ется, пожалуй, о п ь я н я ю щ и м и свойствами некоторых сортов меда, н е ­ посредственно сопоставимых с брагой. Итак, обращение к культурам Ч а к о и Г а й а н ы п о з в о л я е т к о н с т а т и р о в а т ь с о х р а н е н и е все т о й ж е к о р ­ реляции и о п п о з и ц и и между свежим медом и перебродившими н а п и т ­ к а м и , хотя т о л ь к о мед играет роль п о с т о я н н о г о члена, тогда как м е с ­ то другого члена занимает пиво многообразных составов. Сохраняет­ ся л и ш ь ф о р м а о п п о з и ц и и , но в каждой культуре она выражается р а з ­ л и ч н ы м и лексическими средствами. В н е д а в н е м т р у д е В и л б е р т а (Wilbert 9. Р . 9 0 - 9 3 ) с о д е р ж а т с я в а р и а н ­ т ы Варрау (Mj^jj,^) к р а т к о о п и с а н н о г о н а м и м и ф а . С в е р х ъ е с т е с т в е н н а я с у п р у г а д о с т а е т д л я с в о е г о мужа и з у м и т е л ь н у ю воду, я в л я ю щ у ю с я н а с а м о м д е л е м е д о м , п р и у с л о в и и , ч т о ее н е в ы п ь е т н и к т о д р у г о й . Н о о н совершает ошибку, протянув флягу страдающему от жажды и прося­ щ е м у е г о о б э т о м с п у т н и к у ; когда ж е п о с л е д н и й и з у м л е н н о в о с к л и ц а ­ ет «но э т о ж е мед!», з а п р е т н о е и м я ж е н ы о к а з ы в а е т с я п р о и з н е с е н н ы м .

132


Под предлогом естественной нужды о н а удалятся и исчезает, превра­ щ а я с ь в п ч е л и н ы й м е д / m o h o r o h i / . В с л е д за н е й м у ж ч и н а п р е в р а щ а ­ ется в р о й . В е с ь м а о т л и ч а е т с я з а п и с а н н а я Р о т о м в е р с и я Варрау: M^j^. Варрау: Пчела и сладкие напитки. Жили-были две сестры, которые вели хозяйство брата и подавали ему /cassiri/. Но, несмотря на их усилия, напиток был плохим - бесцветным и безвкусным. Мужчина же все время жаловался: почему ему не встреча­ ется женщина, способная приготовить сладкий, как мед, напиток! Однажды он был в джунглях один и жаловался; вдруг сзади послыша­ лись шаги. Он обернулся и увидел женщину. Она сказала: «Куда ты идешь? Ты звал Короха (пчела). Это мое имя, вот я!» Индеец рассказал о своих не­ взгодах и поведал, как он сам и его сестры хотят его женитьбы. Незнаком­ ка поинтересовалась, будет ли они принята новой семьей, и наконец ус­ тупила настойчивости и заверениям претендента. Люди в деревне задава­ ли ей вопросы, но она постаралась объяснить родителям мужа, что пришла лишь потому, что об этом просил их сын. Когда настал момент приготовления напитка, она совершила чудо. Ей было достаточно опустить в воду мизинец, помешать - и все было готово! И напиток был сладким, сладким, сладким! Такого вкусного еще никогда не пили. С тех пор молодая женщина снабжала сиропом всех свойствен­ ников. Когда мужу хотелось пить, она всегда опускала в воду мизинец, чтобы подсластить ее. Но мужчину скоро замутило от этой сладости, он начал ругать жену, а та возмутилась: «Ты привел меня именно ради сладких напитков, а теперь недоволен? Выкручивайся сам!» Сказав так, она улетела. С тех пор индей­ цам приходится прилагать немало усилий, забираясь на деревья, выдалб­ ливая стволы, выкачивая и осветляя мед, чтобы подсластить им свои на­ питки (Roih I. Р.305). П о н я т н о , что в этом м и ф е предыдущий изменен в д в о й н о м о т н о ­ шении — с точки зрения родственных связей и упомянутых напитков, хотя речь к а ж д ы й раз идет о пиве и медовой воде. Действительно, в к а ж д о м и з м и ф о в эти н а п и т к и о б о з н а ч а ю т с я п о - р а з н о м у . В M^j, м е д — изумительный, пиво - превосходное, то есть очень крепкое, так как его н е з н а ч и т е л ь н о е к о л и ч е с т в о о п ь я н я е т . В М^^^ все н а о б о р о т : м е д о ­ вая в о д а с л и ш к о м с л а д к а я , т о е с т ь п о - с в о е м у с л и ш к о м к р е п к а я , т а к как вызывает тошноту; пиво же - слабое и безвкусное. Т а к и м обра­ з о м , х о р о ш и й м е д и д о б р о е п и в о M^j, — и с к л ю ч и т е л ь н ы й р е з у л ь т а т брачного союза; о н и происходят соответственно от мужа и ж е н ы , к о ­ т о р ы м п р о т и в о п о с т а в л е н ы т о л ь к о «гости», то есть а н о н и м н а я , не о п ­ ределенная с точки зрения родства общность. В о т л и ч и е о т г е р о я М^^^, к р у п н о г о п р о и з в о д и т е л я м е д а , о б щ е и з в е ­ с т н о г о с в о и м и т а л а н т а м и , г е р о й M^j^ о п р е д е л я е т с я о т р и ц а т е л ь н ы м и чертами. Потребитель, а не производитель, к тому же вечно недоволь­ н ы й , о н в некотором роде заключается в скобки, а надлежащая семей­ ная связь сближает и противопоставляет золовок-производительниц -

133


сестер мужа, делающих с л и ш к о м слабое пиво, и жену брата, готовя­ щую слишком крепкий сироп: М, о = Д пиво (+) мед (+)

0 = (Д) мед ( - )

(О)

О п и в о (—)

К р о м е т о г о , о б и л и е м е д а и к р е п к о е п и в о п р е д с т а ю т в М^^ п о д о б ­ н ы м и п о л о ж и т е л ь н ы м и ч л е н а м и : их с о с у щ е с т в о в а н и е — р е з у л ь т а т брачного единения, выглядящего как логический союз, тогда как ( с л и ш к о м ) и з о б и л ь н ы й м е д и б е с ц в е т н о е п и в о М^з^ с о с т о я т в л о г и ч е с ­ ком отношении разъединения: М, пиво (+) U мед (+)

пиво ( - ) / / мед ( - )

К а к м ы п о м н и м , у Кайнгангов медовый н а п и т о к заменяет пиво из м а н и о к а в к а т е г о р и и п е р е б р о д и в ш и х н а п и т к о в ; к о м б и н а ц и я тех ж е членов проще. Как и в М^,, техника Кайнгангов иллюстрирует логи­ ч е с к о е о б ъ е д и н е н и е , устанавливаемое на этот раз между с в е ж и м с л а д к и м м е д о м , с о д н о й с т о р о н ы , и п е р е б р о д и в ш и м н а п и т к о м на м е д о в о й о с н о ­ ве - с другой; К а й н г а н г и с ч и т а ю т , что н а п и т о к тем л у ч ш е , чем он более « г о р ь к и й » , п р е д н а з н а ч а я его с в о й с т в е н н и к а м . В м е с т о ч е т ы р е х ч л е н о в г а й а н с к о й с и с т е м ы , о б р а з у ю щ и х д в е п а р ы п р о т и в о п о л о ж н о с т е й — слад­ кое/тошнотворное для неперебродивших сладких напитков, крепкое/ слабое д л я п е р е б р о д и в ш и х н а п и т к о в , - К а й н г а н г и д о в о л ь с т в у ю т с я двумя членами, о б р а з у ю щ и м и одну-единственную пару о п п о з и ц и й м е ж д у д в у м я н а п и т к а м и — на о с н о в е с в е ж е г о и л и п е р е б р о д и в ш е г о меда: сладкое/горькое. С к о р е е в а н г л и й с к о м , ч е м во ф р а н ц у з с к о м я з ы к е и м е ­ ется приблизительный эквивалент этой о с н о в н о й о п п о з и ц и и — про­ т и в о п о с т а в л е н и е soft drink и hard drink?''. Н о н е н а х о д и м л и м ы ее и у н а с , п е р е в е д е н н у ю с я з ы к а п р о д у к т о в п и т а н и я на я з ы к о б щ е с т в е н н ы х связей (ограничивающийся, впрочем, повторным употреблением тер­ м и н о в с п е р в и ч н о й п и щ е в о й к о н н о т а ц и е й - их п е р е н о с н ы м с м ы с ­ л о м ) , когда находим к о р р е л я ц и ю и о п п о з и ц и ю «медового месяца» и «желчного месяца» или «месяца абсента», вводя тем с а м ы м т р о й н о е противопоставление сладкого и горького, свежего и перебродившего, и с к л ю ч и т е л ь н о ц е л ь н о г о б р а ч н о г о с о ю з а и его в в е д е н и я в р у с л о о б щ е ­ с т в е н н ы х о т н о ш е н и й ? Н и ж е в э т о й к н и г е м ы п о к а ж е м , что э т и з н а к о ­ м ы е образные в ы р а ж е н и я гораздо больше п р и б л и ж а ю т нас к глубин­ н о м у смыслу м и ф о в , чем ф о р м а л ь н ы й а н а л и з , без которого тем не м е н е е н е л ь з я о б о й т и с ь хотя б ы в ц е л я х т щ а т е л ь н о й л е г и т и м а ц и и д р у ­ гого м е т о д а , ч ь е й н а и в н о с т и б ы л о б ы д о с т а т о ч н о д л я его д и с к р е д и т а ­ ции при непосредственном применении. Действительно, формальный

134


анализ необходим, так как только он позволяет выявить логическую структуру, с к р ы в а ю щ у ю с я под в н е ш н е с т р а н н ы м и и н е п о н я т н ы м и р а с с к а з а м и . Т о л ь к о п о с л е ее р а с к р ы т и я м ы м о ж е м п о з в о л и т ь с е б е р о с ­ кошь возвращения к «первоистинам», применительно к которым при этом условии о б н а р у ж и в а е т с я , что оба п р и п и с ы в а е м ы х им з н а ч е н и я могут о д н о в р е м е н н о являться о б о с н о в а н н ы м и . Горький

КРЕПКИЙ

ГАЙАНА

КАЙНГАНГ

Сладкий

СЛАБЫЙ

Рис. 11. Система

оппозиций перебродивших напитков.

и

неперебродивших

О п п о з и ц и я сладкий/тошнотворный, характеризующая мед в гвиан­ ских м и ф а х , существует и в других местах: она ведь встечалась н а м в а м а з о н с к о м м и ф е (Mji,^) к а к с о п у т с т в у ю щ а я т е м е л ю д о е д а , к о т о р о м у о п р о т и в е л мед, и в м и ф е Ч а к о (М^,,), чей герой - н а ч и н е н н ы й медом л и с ; в к о н ц е M^,^ т а к а я ж е у ч а с т ь п о с т и г а е т н е с ч а с т н о г о и н д е й ц а . Т а ­ кое сопоставление персонажей, неспособных к недвусмысленному с а м о о п р е д е л е н и ю п о о т н о ш е н и ю к меду, д о л ж н о п р и в л е ч ь н а ш е в н и ­ мание еще к одному подобию между м и ф а м и Гайаны и Чако. В пер­ вых сверхъестественное создание, хозяйка меда, предстает в о б л и к е з а с т е н ч и в о й д е в у ш к и . С о в е р ш е н н о голая в Mjjj, она прежде всего стыдлива: ей н у ж е н х л о п о к , чтобы одеться. А в М^^ она о б е с п о к о е н а б р а ч н ы м п р е д л о ж е н и е м : к а к в с т р е т и т ее с е м ь я п р е т е н д е н т а ? Б у д е т л и этот план действительно одобрен? Н о ведь т о ч н о так же и почти теми ж е с л о в а м и о т в е ч а е т д я т е л в м и ф а х Ч а к о на п р е д л о ж е н и е д е в у ш к и , о б о ж а в ш е й мед. И з этого я в н о следует, что подобная застенчивость, в которой прежняя мифография усмотрела бы, несомненно, л и ш ь ро­ мантическое приукрашивание, является сущностным признаком сис­ темы. Э т о стержень, вокруг которого при переходе из Ч а к о в Гайану в р а щ а ю т с я все д р у г и е о т н о ш е н и я , н о и м е н н о б л а г о д а р я е м у с и с т е м а остается с и м м е т р и ч н о й . Действительно, мы констатируем, что т о ч н ы м эквивалентом м и ф о в Чако, о т н о с я щ и х с я к девушке, о б о ж а в ш е й мед.

135


является г а й а н с к и й М^^, чей герой — ю н о ш а , о б о ж а в ш и й мед. Геро­ и н я и з Ч а к о с р а в н и в а е т с о о т в е т с т в у ю щ и е д о с т о и н с т в а двух м у ж ч и н : мужа и отвергнутого претендента. Г а й а н с к и й герой находится в той ж е с и т у а ц и и п о о т н о ш е н и ю к супруге и сестрам. П р е т е н д е н т — Л и с — о т в е р ­ гнут, т а к к а к о к а з ы в а е т с я н е с п о с о б н ы м д о с т а в а т ь х о р о ш и й мед, в м е с т о к о т о р о г о предлагает л и ш ь т о к с и ч н ы е п л о д ы ( с л и ш к о м «крепкие»). С е с ­ тры побуждают брата жениться из-за собственного неумения готовить х о р о ш е е п и в о ; о н и могут п р е д л о ж и т ь ему л и ш ь безвкусное п и в о ( с л и ш ­ к о м слабое). Б р а к в о б о и х случаях з а к л ю ч а е т с я л и б о с о с к р о м н ы м супру­ г о м , х о з я и н о м меда, л и б о со с к р о м н о й с у п р у г о й , х о з я й к о й меда. Н о в э т о м о т н ы н е и з о б и л ь н о м меде о т к а з а н о р о д и т е л я м второго супруга: л и б о потому, ч т о супруге мед не о п р о т и в е л и о н а хочет с о х р а н и т ь его т о л ь к о д л я себя; л и б о п о т о м у , что о н о п р о т и в е л мужу и о н не хочет, чтобы ж е н а п р о д о л ж а л а п р о и з в о д и т ь его. В к о н ц е к о н ц о в с у п р у г а - п о т р е б и т е л ь н и ц а и супруга-производительница превращаются в животных - капибару или пчелу. Н а п р и м е р , в M ^ j и М^^ н а б л ю д а ю т с я с л е д у ю щ и е п р е в р а щ е н и я : М,„: Лис Дятел Девушка, обожавшая мед

М 234=> =>

Сестры Пчела Юноша, обожавший мед

Т о г д а с л е д у е т п р и з н а т ь , что в с в я з и с н а ш и м н е д а в н и м з а м е ч а н и ­ е м в о з н и к а е т о д н а п р о б л е м а . Е с л и п е р с о н а ж героя М^^^ я в л я е т с я в и д о ­ и з м е н е н н ы м п е р с о н а ж е м героини М^^, к а к может он о д н о в р е м е н н о в о с п р о и з в о д и т ь н е к о т о р ы е черты п е р с о н а ж а Лиса? М ы р а з р е ш и м эту т р у д н о с т ь , п о к а з а в , ч т о у ж е в М^,, и д р у г и х м и ф а х э т о й г р у п п ы с у щ е ­ ствует сходство между Л и с о м и д е в у ш к о й , о б о ж а в ш е й мед; э т и м объясняется то, что у Лиса возникает план предстать перед мужем ге­ р о и н и в ее о б л и к е ( с . 1 4 2 - 1 4 3 , 259). Ч т о б ы п р и й т и к этому, нужно сначала ввести н о в ы й гайанский ва­ р и а н т . Ведь г а й а н с к а я ф у п п а м и ф о в о п р о и с х о ж д е н и и меда д а л е к о н е и с ч е р п ы в а е т с я M^jj и M^j^. П р и п о м о щ и е д и н о г о а л г о р и т м а , о п р е д е ­ л я е м о г о двумя с л е д у ю щ и м и о п е р а ц и я м и , из нее м о ж н о вывести все п р е в р а щ е н и я , то есть э м п и р и ч е с к о е содержание: Исходя из того, что основным действующим лицом мифов этой группы является животное, группа может быть упорядочена, только если ( о ) : 1) в двух последовательных мифах идентичность животного сохраня­ ется, а пол меняется на противоположный; 2) в двух последовательных мифах пол животного сохраняется, а спе-' цифическая сущность «переворачивается». Р а з у м е е т с я , п о д о б и е двух о п е р а ц и й п р е д п о л а г а е т п р е д в а р и т е л ь н о е п р и н я т и е з а а к с и о м у т о г о , ч т о п р е в р а щ е н и е (=>) о д н о г о ж и в о т н о г о в

136


другое всегда п р о и с х о д и т внутри п а р ы п р о т и в о п о л о ж н о с т е й . В « С ы ­ ром и приготовленном» мы привели тому достаточно примеров, что­ бы с нами согласились в том, что эта а к с и о м а обладает, по к р а й н е й мере, эвристической ценностью. Начнем ряд операций с пчелы, так как в последней рассмотренной н а м и в е р с и и (М^з^) г л а в н ы м д е й с т в у ю щ и м л и ц о м я в л я е т с я п ч е л а . а) Вариация

первая:

[пчела =* пчела] «-» [О => Д] Вот, прежде всего, м и ф : Варрау: Пчела становится зятем. Жил-был индеец, который повел на охоту двух сыновей и одну из до­ черей. Две другие дочери остались с матерью в деревне. Зайдя далеко в джунгли, охотник и его дети построили укрытие и расположились лагерем. На следующий день у девушки начались месячные, и она предупредила отца, что не сможет устраивать вместе с ним коптильню и готовить, так как ей запрещено дотрагиваться до утвари. Трое мужчин пошли на охоту одни, но вернулись ни с чем. Так же случилось и назавтра, как будто со­ стояние девушки приносило им несчастье. На следующий день охотники снова ушли, а девушка, отдыхавшая в лагере, в гамаке, с удивлением увидела приблизившегося мужчину. Он разделил с ней ложе, хотя она предупредила его о своем состоянии и о том, что будет сопротивляться. Но последнее слово осталось за парнем, и он устроился рядом с ней, заверяя ее в чистоте своих намерений. Конеч­ но, он уже давно любил ее, но пока что хотел только отдохнуть. Он ждал возвращения отца девушки, чтобы должным образом попросить ее в жены. Итак, они лежали рядом, строя общие планы на будущее. Юноша по­ яснил, что он - /simoahawara/, то есть член пчелиного племени. Как он предвидел и предполагал, возвратившийся в лагерь отец совершенно не выказал удивления, увидев лежащего с его дочерью в гамаке мужчину; он даже сделал вид, что ничего не заметил. На следующее утро состоялась свадьба. Симо сказал троим мужчинам, что они могут не вставать: продовольствие обеспечит он. Он тут же добыл невероятное количество дичи; троим индейцам не удалось притащить ее, он же все принес без труда. Семья могла питаться этим несколько меся­ цев. Высушив все мясо, тронулись в обратный путь. Каждый нес столько, сколько мог, а Симо - в пять раз больше, чем все трое вместе взятые, так он был силен! Это не мешало ему идти гораздо быстрее. Итак, отряд вернулся в деревню, и Симо по обычаю обосновался в хи­ жине тестя. Когда он кончил раскорчевку и посадки, жена произвела на свет замечательного мальчика. И в это же время предметом озабоченнос­ ти Симо стали сестры жены. Они влюбились в него и постоянно пытались забраться в его гамак, откуда он их тут же прогонял. Он не вожделел к ним, даже не испытывал симпатии и пожаловался на поведение сестер

137


жене. Однако (комментирует информатор), их не за что было осуждать, так как Варрау охотно вступают в полигамный брак с несколькими сестрами. Каждый раз, когда три женщины купались, а Симо на берегу занимал­ ся ребенком, свояченицы пытались обрызгать его. Жест этот был тем бо­ лее извращенным, что Симо предупредил: любая попавшая на его тело вода жжет, как огонь; она ослабит его, потом сожжет. Действительно, никто ни­ когда не видел его купающимся. Он мылся медом наподобие пчел, но при­ чину этого знала только жена: ведь никому другому он не говорил, кто он. Однажды он сидел на берегу с младенцем на руках, пока три женщи­ ны купались; сестрам жены удалось намочить его. Он тут же вскрикнул: «Горю! Горю!» — и взлетел подобно пчеле на полое дерево, где расплавил­ ся, превратившись в мед, тогда как младенец превратился в Вау-ута — ля­ гушку-древесницу (Roth 1. Р. 199-201). Оставим п о к а что в стороне л я г у ш к у - д р е в е с н и ц у — чуть позже м ы еще вернемся к ней. К а к подчеркивает Рот, тема жгучей воды, рас­ плавляющей тело человека-пчелы, я в н о объясняется тем, что подоб­ н ы й п е р с о н а ж д о л ж е н с о с т о я т ь и з м е д а и в о с к а — двух в е щ е с т в , о д н о и з к о т о р ы х р а с т в о р и м о в воде, д р у г о е ж е п л а в и т с я н а о г н е . В п о д т в е р ­ ж д е н и е э т о г о п р и в е д е м м а л е н ь к и й а м а з о н с к и й м и ф (M^j^), с т р о я щ и й ­ с я в о к р у г т о й ж е т е м ы . П о с л е т о г о к а к п т и ц ы р а з о р в а л и о х о т н и к а на куски. Дух леса склеил части тела воском, предупредив своего п о д о ­ печного, что о т н ы н е ему нельзя пить горячее. Н о тот забыл о з а п р е ­ т е . Ж а р р а с п л а в и л в о с к , и т е л о его р а с п а л о с ь (Rodrigues 1. Р . 3 5 - 3 8 ) . Ц е н т р а л ь н а я г р у п п а в к л ю ч а е т г е р о и н ю , ее м у ж а , к о т о р ы й п р е в р а ­ тится в мед, и маленького сына — он тоже превратится, н о в лягушку. Левая п о л н о с т ь ю мужская ф у п п а состоит из п е р с о н а ж е й , о п и с а н ­ ных в целом в качестве неудачливых охотников.

1

1

д

д

1 0 = Д 1 Д

1 1

1 0

1 о

п р а в а я п о л н о с т ь ю ж е н с к а я ф у п п а с о с т о и т и з двух с в о я ч е н и ц . Т а ­ кое распределение напоминает наблюдавшееся в мифах Чако, которые м ы использовали при построении цикла девушки, обожавшей мед. Здесь также было три группы:

о = д 1

1

д

1

! 1

0 = Д

138

1 1

1

0


в центре находились Л и с и девушка, на которой ему удалось ж е н и т ь ­ ся п о д п р е д л о г о м о б е с п е ч е н и я н е д о с т а ю щ и м м е д о м ее р о д и т е л е й . Л е ­ вую ж е г р у п п у з а н и м а ю т н е у д а ч л и в ы е д о б ы т ч и к и м е д а , к о т о р ы х т е с т ь не с н а б ж а е т и м ( т о г д а к а к в М^з^ в н е й с о б и р а ю т с я н е у д а ч л и в ы е о х о т ­ н и к и , н о их, н а п р о т и в , щ е д р о с н а б ж а е т п р о д о в о л ь с т в и е м з я т ь ) . В о б о ­ их с л у ч а я х п р а в а я г р у п п а в к л ю ч а е т о д н у и л и н е с к о л ь к и х с в о я ч е н и ц , о д н а к о ц е н о й другой инверсии: то муж оставляет ж е н у и хочет соблаз­ нить не р а с п о л о ж е н н у ю к нему свояченицу, то с в о я ч е н и ц ы пытают­ ся с о б л а з н и т ь н е п о к о л е б и м о в е р н о г о м у ж а . Итак, введенная м и ф о м инверсия эротической связи между свой­ с т в е н н и к а м и з а в и с и т о т д в о й н о й и н в е р с и и их п р о д о в о л ь с т в е н н о й с в я ­ зи: в первом случае - о т р и ц а т е л ь н о й , во втором - п о л о ж и т е л ь н о й ; о б ъ е к т о м ее я в л я ю т с я л и б о м е д , л и б о м я с о . Д е й с т в и т е л ь н о , п р и м е ч а т е л ь н о , что п р и н и м а ю щ а я м у ж с к о й пол Пчела в М ^ , становится поставщиком мяса (сушеного, как уточняет­ ся в м и ф е , т о е с т ь н а п о л п у т и м е ж д у с ы р ы м и п р и г о т о в л е н н ы м ) , т о г ­ д а к а к в М^зз и M j 3 ^ , где П ч е л а б ы л а ж е н с к о г о р о д а , о н а и г р а л а р о л ь поставщицы меда (связанного с сырым) или пива (связанного с при­ г о т о в л е н н ы м ) . Н о д е л о в т о м , что п р и п е р е х о д е о т М^зз-М^з^ к М^^^ (все эти м и ф ы - гайанские), пищевое значение меда становится половым. Т о есть м е д , всегда с ч и т а ю щ и й с я « с о б л а з н и т е л ь н ы м » , я в л я е т с я здесь та­ ковым в прямом, а в предыдущих м и ф а х — в переносном смысле. Внут­ реннее п р е в р а щ е н и е гайанской группы столь же заметно п р и с р а в н е ­ н и и M j 3 5 с м и ф а м и Ч а к о - в е д ь я с н о , ч т о п р и п е р е х о д е от н и х к г а й анскому мифу соответствующие роли ж е н щ и н — своячениц — меняют­ ся о д н о в р е м е н н о с п е р е х о д о м от п р я м о г о к п е р е н о с н о м у с м ы с л у в с в я ­ з и с « с о б л а з н и т е л ь н о й » к о н н о т а ц и е й м е д а . В м и ф а х Ч а к о супруга о б о ­ жает мед в п р я м о м , то есть п и щ е в о м , смысле, а с во я че н и ц а невольно о к а з ы в а е т с я д л я с в о я к а Л и с а с е к с у а л ь н ы м с о б л а з н о м . В Mjjj, н а о б о р о т , с в о я ч е н и ц ы о б о ж а ю т мед в п е р е н о с н о м с м ы с л е — ведь с в о я к а зовут «Мед», и он невольно оказывается для них сексуальным соблазном. Н о в этой роли они сродни Лису, прибегающему, как и они, к л ю ­ б о в н ы м у х и щ р е н и я м и в ы з ы в а ю щ е м у п р е в р а щ е н и е других протагони­ стов в животных. С этой точки зрения группа оказывается сверхдет е р м и н и р о в а н н о й , что м о ж е т п р и в е с т и к п у т а н и ц е в т а б л и ц е к о м м у т а ­ ц и й : с о е д и н е н и е н е к о т о р ы х ее ч л е н о в п р е д с т а в л я е т с я п р о и з в о л ь н ы м . В ы ш е м ы г о в о р и л и об э т о м з а т р у д н е н и и ; н а с т а л о в р е м я р а з р е ш и т ь е г о . З а м е т и м , п р е ж д е в с е г о , ч т о в М^зз д е й с т в у ю т д в е с в о я ч е н и ц ы , т о г ­ да к а к в и н т е р е с а х п о в е с т в о в а н и я х в а т и л о б ы и о д н о й . И м е н н о т а к , впрочем, обстоит дело в мифах Тоба, которые мы считаем инверсией гайанского м и ф а . Нельзя л и п р и н я т ь в качестве гипотезы, что подоб­ ное раздвоение свидетельствует о внутренней двусмысленности пове­ дения, вызывающего двусторонние упоминания: либо в прямом смыс­ ле, как пищевое действие, либо в переносном смысле, как половое д е й ­ с т в и е - в е д ь р е ч ь и д е т о л ю б о в н о м о б л а д а н и и м е д о м (то е с т ь , в д а н ­ н о м с л у ч а е , п е р с о н а ж е м п о и м е н и М е д ) ? Д в е с в о я ч е н и ц ы Mjjj о з н а ­ чают тогда два аспекта в ы п о л н я е м о й и м и роли. Все происходит так.

139


к а к будто задача о д н о й и з с в о я ч е н и ц — в к о с в е н н о м с м ы с л е и ф а т ь роль героини Ч а к о , обожавшей мед в п и щ е в о м плане; тогда вторая свояченица в буквальном смысле сохранит функцию соблазнения, принадлежащую Лису в половом плане. Но роли при этом меняются, так как в Чако Лис пытается соблазнить свояченицу, а в Гайане своя­ ченицы пытаются соблазнить свояка Пчелу. Эта интерпретация открывает интересные с с о ц и о л о г и ч е с к о й точ­ ки зрения перспективы. Действительно, в ней содержится равноцен­ н а я с в я з ь между р и т о р и ч е с к и м и с о ц и о л о г и ч е с к и м п р е о б р а з о в а н и я м и : Риторический план прямой смысл =* косвенный смысл Социологический план соблазнение женщины мужчиной

соблазнение мужчины женщиной

Е с л и б ы эта с в я з ь б ы л а в е р и ф и ц и р о в а н а д р у г и м и п р и м е р а м и , м ы могли бы прийти к выводу о том, что в туземном м ы ш л е н и и соблаз­ н е н и е ж е н щ и н ы м у ж ч и н о й о т н о с и т с я к р е а л ь н о м у п о р я д к у , тогда к а к обратное действие - к символическому или воображаемому порядку. О г р а н и ч и м с я пока что этим п р е д п о л о ж е н и е м , прежде чем новые м и ф ы не п о б у д я т н а с п о с т а в и т ь п р о б л е м ы с у щ е с т в о в а н и я и ф у н к ц и и р и т о р и ч е с к о г о к о д и р о в а н и я ( с м . н и ж е : с. 145, 153 sq., 259 sq.) П р и о б ъ я с н е н и и д у а л ь н о с т и с в о я ч е н и ц их ф у н к ц и о н а л ь н о й д в у ­ смысленностью нам удается, по крайней мере, избежать путаницы, которая могла произойти в составленной исходя из гайанского м и ф а т а б л и ц е к о м м у т а ц и й . Н о м ы не р а з р е ш и л и о б щ у ю п р о б л е м у , т а к к а к двум с в о я ч е н и ц а м M ^ j д о л ж н о с н е о б х о д и м о с т ь ю с о о т в е т с т в о в а т ь р а з ­ двоение роли в мифах Чако. При таком, и только при таком условии группа п р е в р а щ е н и й приобретет законченность. З д е с ь у м е с т н о н а п о м н и т ь , ч т о в м и ф а х Ч а к о Л и с и г р а е т р о л и двух п е р с о н а ж е й : во п е р в ы х , с а м о г о с е б я , когда п ы т а е т с я в з я т ь в ж е н ы и л и соблазнить девушку, обожавшую мед; во-вторых, роль самой девушки, о б о ж а в ш е й м е д , к о г д а п о с л е ее и с ч е з н о в е н и я о н п ы т а е т с я з а н я т ь ее место при муже. Т а к и м образом. Л и с поочередно оказывается мужчи­ н о й , ( с е к с у а л ь н о ) о б о ж а ю щ и м д е в у ш к у , и д е в у ш к о й (в п и щ е в о м смысле), о б о ж а ю щ е й мед. В диахроническом плане это достоверное аналитическое описание синтетической позиции, приписанной М ^ , д в у м ж е н щ и н а м (в с и н х р о н и ч е с к о м п л а н е а н а л и т и ч е с к и р а з л и ч н ы м ) , о д н о в р е м е н н о о б о ж а ю щ и м и мужчину, и «Мед». Итак, диахроническому раздвоению Лиса, действительно, соответ­ ствует с и н х р о н и ч е с к о е р а з д в о е н и е с в о я ч е н и ц . Произведем последнее сопоставление. В Mjj, живая Пчела умира­ ет от б р ы з г р е ч н о й в о д ы ( з е м н а я в о д а ) , в о з д е й с т в у ю щ е й на н е е , п о д о б -

140


но огню. Н о мы п о м н и м , что в м и ф а х Ч а к о мертвый, в ы с у ш е н н ы й зноем Лис воскресает, с м о ч е н н ы й ( = о б р ы з г а н н ы й ) дождем, то есть небесной водой. Итак, если в мифах Ч а к о Л и с противоположен Дятлу, а Д я т е л , х о з я и н меда в м и ф а х Ч а к о , к о н г р у э н т е н П ч е л е , и с к у с н о м у о х о т ­ нику гайанского мифа, то, как и следовало ожидать, Лис из Чако про­ тивоположен гайанской Пчеле. Действительно, по о т н о ш е н и ю к о д и ­ н о к о й м е н с т р у и р у ю щ е й д е в у ш к е о н и ведут себя по-разному: п е р в ы й п ы т а е т с я в о с п о л ь з о в а т ь с я ее п о л о ж е н и е м , в т о р о й в о з д е р ж и в а е т с я . Л и с — неудачливый добытчик меда. Пчела — чудесный охотник. Следова­ тельно, его место (благодаря не только этому таланту, но и н е о б ы ч а й ­ ной силе) — между героями м и ф о в Ч а к о и Ж е . П р о б л е м здесь не воз­ н и к а е т , т а к к а к уже у с т а н о в л е н о , что м и ф ы Ж е ~ т р а н с ф о р м а ц и я « м е ­ довых» м и ф о в Ч а к о . И вместе с тем очевидна множественность осей п р е в р а щ е н и й , п о з в о л я ю щ и х переходить от м и ф о в Ч а к о к г а й а н с к и м м и ф а м : мед/дичь, мужской пол/женский пол, сырое/приготовленное, суп­ руг/свойственник, прямой смысл/переносный смысл, диахрония/синхро­ ния, сухое/влажное, верх/низ, жизнь/смерть. Подобная множествен­ ность лишает всякой надежды на возможность интуитивного постиже­ н и я с т р у к т у р ы ф у п п ы п у т е м ее и з о б р а ж е н и я н а д и а г р а м м е , т р е б у ю ­ щего в д а н н о м случае такого множества графических условностей, что ее п р о ч т е н и е с к о р е е у с л о ж н и л о б ы , а н е у п р о с т и л о о б ъ я с н е н и е . Ь) Вариация

вторая:

[Д => Д] <-> [пчела => лягушка] П р и н и м а я м у ж с к о й п о л , П ч е л а п р е в р а щ а е т с я из х о з я й к и меда в хозяина охоты. Эта новая ф у н к ц и я сохраняется в процессе превраще­ ния в лягушку, при котором соблюдается, если м о ж н о так выразить­ ся, половой паритет. К а к мы п о м н и м , в последнем мифе это превра­ щ е н и е уже затрагивалось: ведь о д н о в р е м е н н о с потерей охотничьих достоинств и возвращением к своей медовой сущности Пчела покида­ ет с ы н а — т о е с т ь с у щ е с т в о м у ж с к о г о п о л а , т а к ж е п р е в р а щ а ю щ е е с я в лягушку. Следовательно, Пчела раздваивается на два персонажа, п е р ­ в ы й и з к о т о р ы х р е г р е с с и р у е т к и с х о д н о й т о ч к е (М^зз, М^з^: х о з я й к а меда), тогда как второй прогрессирует вплоть до следующего превра­ щ е н и я , чьим героем, действительно, яляется лягушка мужского пола: Л/^^^- Араваки: история Адаба. Три брата повели сестру на охоту. Она была в лагере, пока они рыскали по джунглям в поисках дичи; но они возвращались ни с чем, лишь иног­ да удавалось добыть /powis/ (дикий индюк, по-португальски — «тиШш» — см. Сгах). Дни идут, а братья все так же неудачливы. Рядом с лагерем в дупле, где было немного воды, жила лягушка-дре­ весница /adaba/. Однажды, когда лягушка пела «Ква! Ква! Ква!», девушка спросила ее: «Что ты кричишь? Лучше прекрати этот шум и принеси мне мяса!» Адаба тут же замолчала и превратилась в мужчину; он ушел в джун-

141


гли. Два часа спустя он вернулся с мясом и велел девушке приготовить его, так как ее братьям, конечно, не удастся ничего принести. Каково же, дей­ ствительно, было их удивление, когда, вернувшись ни с чем, они увидели старательно коптяшую большое количество мяса сестру, тогда как в одном из их гамаков отдыхал незнакомец! Мужчина же был весьма странным: его тело по самые ноги было покрыто полосами, единственной его одеждой была маленькая матерчатая набедренная повязка. Обменявшись привет­ ствиями, Адаба поинтересовался у трех братьев результатами охоты и за­ хотел посмотреть их стрелы. Он со смехом снял с них плесень, объяснив, что именно она изменяла направление полета. Тогда он попросил девуш­ ку спрясть леску и натянуть ее между чвумя деревьями. По его команде братья поочередно целились в леску, и стрелы вонзались в самую середи­ ну. Сам Адаба охотился любопытным способом: вместо того, чтобы це­ литься в животное, он выпускал стрелу в небо; падая вниз, она втыкалась в спину дичи. Братья усвоили эту технику, и очень быстро настал день, когда они уже не промахивались. Гордясь своей доблестью и гордясь Ада­ ба, они решили привести его в деревню и сделать своим шурином. Адаба и его супруга жили счастливо и очень долго. Однажды жена захотела, чтобы муж пошел с ней купаться в пруду. «Нет, - сказал Адаба, - я никогда не купаюсь в таких местах, я моюсь только в наполненных водой полых деревьях». Тогда жена трижды обрыз­ гала Адаба, выскочила из пруда и побежала за ним. Но когда она попыта­ лась схватить его, он снова принял облик лягушки и поскакал к дуплу, где его и можно теперь увидеть. Когда женщина вернулась, братья поинтере­ совались, где Адаба; она сказала только, что он ушел. Но они знали, как и почему, и жестоко поколотили сестру. Впрочем, безрезультатно: Адаба не покинул своего дупла, чтобы вернуть им удачу. И у братьев уже никогда не было столько дичи (Roth I. Р.215). Слово / a d a b a / на языке Араваков соответствует /сипаиаги/ у Т у п и и Карибскому / к о Ь о п о - а г и / , о б о з н а ч а ю щ е м у л я г у щ к у - д р е в е с н и ц у (Нуla venulosa), с п о с о б н у ю в ы б р а с ы в а т ь е д к у ю ж и д к о с т ь . В п р о ч е м , в с л а б о м в а р и а н т е к а р и б с к о г о п р о и с х о ж д е н и я (Mjj,^) э т о ж и в о т н о е о б о ­ значается диалектальной ф о р м о й /konowaru/. В этом варианте, суще­ ствовавшем на реке Барама в английской Гайане, ж е н щ и н а не заму­ жем. Однажды о н а выражает сожаление, что п о ю щ а я в джунглях л я ­ г у ш к а — н е м у ж ч и н а ; ведь о н п р и н е с б ы е й м я с а . С к а з а н о — с д е л а н о . Неудачливый охотник, о котором пойдет речь позже, — случайный чу­ жак, которого Коноуару исцеляет, обмыв мочой. Обрызганный женой, несмотря на предостережения, он снова превращается в лягушку Р.195-196). З а м е т и м п о п о в о д у э т о г о в а р и а н т а , ч т о во в с е м г а й а н с к о м а р е а л е эпидермические секреции лягушек-древесниц используются охотни­ к а м и в к а ч е с т в е в о л ш е б н о й м а з и , а и з их тел д е л а ю т р а з л и ч н ы е т а л и с ­ м а н ы (Gillin. Р . 1 8 1 ; Roth 1. Р . 2 7 8 - 2 7 9 , 370; Ahlbrinck, art. « k u n a w a r u » : Goeje. P.48). А л б р и н к , п р е д л а г а ю щ и й в а р и а н т К а л и н ь я , к о т о р ы й м ы р а с ­ с м о т р и м н и ж е , у т о ч н я е т , что л я г у ш к а кунауару ( k u n a w a r u ) о б ы ч н о ж и -

142


вет в д у п л е , и « е с л и в д у п л е е с т ь в о д а , о н а к р и ч и т , к а к м а л е н ь к и й р е ­ бенок: "Уа... уа..."» (Ibid.). Это тот с а м ы й к р и к , чья ф о н е т и ч е с к а я т р а н с к р и п ц и я д а е т с я в M^j, и М^з,^. Этнозоология л я г у ш к и - д р е в е с н и ц ы кунауару (cunauaru) обсужда­ л а с ь в « С ы р о м и п р и г о т о в л е н н о м » ( с . 1 5 0 - 1 5 1 , 294). М ы о г р а н и ч и м с я з д е с ь в ы д е л е н и е м двух м о м е н т о в . В о - п е р в ы х , л я г у ш к а - д р е в е с н и ц а у с ­ траивает в дупле гнездо, содержащее цилиндрические ячейки, в кото­ рые она откладывает я й ц а . Ж и в о т н о е делает я ч е й к и из с м о л ы «брёб р а н к о » (Protium heptaphyllum). С о б и р а ю щ а я с я в д у п л е вода п о п а д а е т в открытые снизу воронкоподобные ячейки, покрывая яйца. Согласно н а р о д н ы м верованиям, смола выделяется из лягушачьего тела и слу­ ж и т р ы б а ч ь и м и о х о т н и ч ь и м т а л и с м а н о м (Tastevin 2, art. « c u n a w a r u » ; Stradelli 1, art. « c u n u a r u - i c y c a » ) . Таким образом, зоология и этнография помогают понять, почему пчела и лягушка-древесница д о л ж н ы составить пару п р о т и в о п о л о ж н о ­ стей, и п о ч е м у д л я нас я в л я е т с я а к с и о м а т и ч н о й о б р а т н а я ф о р м а их в з а и м о п р е в р а щ е н и й . Действительно, к а к пчела, так и лягушка-древес­ н и ц а устраивают гнезда в дуплистых деревьях. Их гнезда содержат ячейки, в которые животное откладывает яйца; ячейки делаются из ароматического вещества, воска или смолы, выделяемого или предпо­ ложительно выделяемого животным. Конечно, лягушка-древесница сама не производит смолу, а только собирает и месит ее, но то же са­ мое м о ж н о сказать и о многих пчелах, делающих соты из смеси воска и глины; глину они собирают. П ч е л а и л я г у ш к а , с о п о с т а в и м ы е в о всех э т и х о т н о ш е н и я х , р а з л и ­ чаются в г л а в н о м в о п р о с е , я в л я ю щ е м с я с у щ н о с т н ы м п р и з н а к о м их п р о т и в о п о л о ж н о с т и . П ч е л а п р и ч а с т н а с у х о м у ( с м . : С П , с.245 и М^^ — вода д л я н е е п о д о б н а о г н ю ) , т о г д а к а к л я г у ш к а п р и ч а с т н а в л а ж н о м у : ч т о б ы о б е с п е ч и т ь с о х р а н н о с т ь я и ц , в ее г н е з д е о б я з а т е л ь н о д о л ж н а б ы т ь вода; о н а к в а к а е т , н а й д я е е , и в о в с е й т р о п и ч е с к о й А м е р и к е ( к а к и во в с е м м и р е ) к в а к а н ь е л я г у ш к и п р е д в е щ а е т д о ж д ь . И т а к , м о ж н о составить уравнение: (пчела : лягушка) :: (сухое : влажное) К р о м е того, необходимо подчеркнуть, что в мифах и ритуалах ус­ танавливается взаимозависимость между лягушкой-древесницей и ус­ пешной охотой: «Непонятная взаимозависимость, вытекающая, быть может, из засвидетельствованной в других районах Гайаны древней в е р ы в б о ж е с т в е н н о с т ь э т и х з е м н о в о д н ы х » {Roth 1. Р . 2 7 8 - 2 7 9 ) . К а к м ы надеемся, в « С ы р о м и приготовленном» удалось доказать, что такая взаимозависимость объясняется с п о с о б н о с т ь ю л я г у ш к и кунауару в ы б ­ расывать токсичную жидкость, отождествляемую в туземном мышле­ н и и с охотничьей отравой, в состав которой иногда входит яд з е м н о в о д н ы х - д р е в е с н и к о в {Vellard. Р . 3 7 , 146). К а к п р о я в л е н и е п р и р о д ы в лоне самой культуры, охотничья или рыболовецкая отрава свидетель­ ствует т е м с а м ы м о ч р е з в ы ч а й н о б л и з к о м с х о д с т в е с с о ц и о л о г и ч е с к о й

143


р о л ь ю с о б л а з н и т е л я . Э т и м о б ъ я с н я е т с я т о , что в н е к о т о р ы х м и ф а х яд — сын животного, которому приписывается роль соблазнителя. Итак, в этой книге нами многократно установлено, что мед также следует о т н е с т и к к а т е г о р и и с о б л а з н и т е л е й — л и б о в п е р е н о с н о м с м ы с ­ ле, как продукт, в ы з ы в а ю щ и й квазиэротическую похоть; л и б о в пря­ м о м с м ы с л е , в с я к и й р а з , когда мед к в а л и ф и ц и р у е т п о л н о с т ь ю о п р е д е ­ л я е м ы й и м п е р с о н а ж (у к о т о р о г о нет м е д а и л и его очень много, к а к у девушки, обожавшей мед, из м и ф о в Ж е и Ч а к о или Пчелы из гайанских мифов). И, как мы убедились, таким же образом объясняется п р е в р а щ е н и е П ч е л ы , х о з я й к и меда, в Л я г у ш к у , м а с т е р с к и о х о т я щ у ю с я при помощи отравы. В M j 3 7 Адаба, ч у д е с н ы й о х о т н и к , п р и м е н я е т о с о б у ю т е х н и к у с т р е л ь ­ б ы и з л у к а : о н ц е л и т с я в воздух, и с т р е л а п о п а д а е т в д и ч ь , п е р е б и в а я хребет. Р е ч ь з д е с ь не и д е т о ч и с т о в о о б р а ж а е м о м п р и е м е , т а к к а к его применение засвидетельствовано наиболее опытными в обращении с л у к о м п л е м е н а м и . С п о с о б н о с т и л у ч н и к о в т р о п и ч е с к о й А м е р и к и вовсе не о д и н а к о в ы . Часто приходилось замечать неумелость Намбиквара, тогда к а к и з в е с т н ы е н а м Б о р о р о п р о я в л я л и в и р т у о з н о с т ь , и д о н а с п о ­ р а ж а в ш у ю наблюдателей: «Индеец очерчивает на земле круг п р и м е р ­ н о метрового диаметра и встает в шаге от о к р у ж н о с т и . О н вертикаль­ н о в ы п у с к а е т о т 8 д о 10 с т р е л , и все о н и п а д а ю т в к р у г . В с я к и й р а з , когда нам приходилось присутствовать при этом у п р а ж н е н и и , созда­ в а л о с ь в п е ч а т л е н и е , ч т о с т р е л ы не м о г л и не у п а с т ь н а голову с т р е л к а . Но последний, уверенный в собственной ловкости, неподвижно сто­ я л на м е с т е » {Colb. 3. Р . 7 5 ) . П р и м е р н о в 1937-1938 гг. м ы в с т р е т и л и в долине П а р а н а группу весьма окультуренных индейцев Гуарани. Судя п о их п о к а з у , о н и , в е р о я т н о , о х о т и л и с ь т е м ж е с п о с о б о м , н о в д а н н о м случае это о б ъ я с н я л о с ь весом стрел, с н а б ж е н н ы х ж е л е з н ы м н а к о н е ч ­ н и к о м и л и грубо з а о с т р е н н ы м к у с к о м м е т а л л а . Э т и м и н е р а в н о в е с н ы ­ ми устройствами выстреливали на короткое расстояние, задавая им значительно искривленную траекторию. Т а к и м о б р а з о м , не и с к л ю ч е н о , ч т о к а н в а , на к о т о р о й в ы ш и в а ю т м и ф , д а е т с я о п ы т о м . Н о эта к а н в а м о ж е т с л у ж и т ь л и ш ь п р е д л о г о м , т а к как лучник из мифа не столько ловок, сколько наделен волшебной с и л о й : о н н е в ы ч и с л я е т т р а е к т о р и ю с т р е л и в ы п у с к а е т их н а у г а д , к а к э т о у т о ч н я е т с я в т о м в а р и а н т е , о д и н и з а с п е к т о в к о т о р о г о м ы уже у п о ­ м и н а л и . В э т о м в а р и а н т е (Mjj^) Д у х л е с а н а д е л я е т о х о т н и к а с п о с о б н о ­ с т ь ю т о ч н о п о п а д а т ь в п т и ц , не ц е л я с ь , п р и у с л о в и и н и к о г д а н е с т р е ­ л я т ь в с т а ю , и н а ч е с п у т н и к и у б и т о й п т и ц ы о т о м с т я т ему. Т а к и с л у ч а ­ е т с я , к о г д а г е р о й н а р у ш а е т запрет. Р а з о р в а н н ы й п т и ц а м и на к у с к и , о н воскресает благодаря своему сверхъестественному покровителю, скле­ и в а ю щ е м у р а с ч л е н е н н о е т е л о в о с к о м (с. 1 3 8 - 1 3 9 ) . Э т о т в а р и а н т и н т е р е с е н о ч е н ь ч е т к и м р а з л и ч е н и е м двух в о з м о ж ­ н ы х с п о с о б о в п о н и м а н и я п о н я т и я « с т р е л ь б ы наугад» — а б с о л ю т н о г о ( с т р е л я т ь туда, где н и ч е г о нет) и о т н о с и т е л ь н о г о ( с т р е л я т ь в н а п р а в ­ л е н и и с т а и в о о б щ е ; т о г д а н е о п р е д е л е н н о с т ь к а с а е т с я уже н е вида ж и ­ в о т н о г о , к о т о р о е будет у б и т о , н о индивида, к о т о р ы й будет у б и т к а к и

144


м н о г и е д р у г и е , ч е й в и д у ж е и з в е с т е н и д л я всех о д и н а к о в ) . Н о м ы у ж е в ы я в и л и в о з м о ж н о с т ь с в е д е н и я М^з^ к М^з,, и с х о д я и з п о д о б и я д в у х о п п о з и ц и й : вода/огонь, мед/воск. С р а в н е н и е с М^з^, я в л я ю щ и м с я п р е ­ о б р а з о в а н и е м M j 3 3 , т р е б у е т т е п е р ь д р у г о г о с о п о с т а в л е н и я м е ж д у M^jj и M j 3 j — на э т о т р а з в р и т о р и ч е с к о м п л а н е . Д е й с т в и т е л ь н о , о п п о з и ц и я прямого и переносного смыслов, которую позволил выявить анализ Mj35, дает а д е к в а т н у ю модель п р о т и в о п о л о ж н о с т и двух т е х н и к стрель­ бы н а у г а д в М ^ ^ — п р е д п и с а н н о й и з а п р е щ е н н о й . Л и ш ь п е р в а я с о о т ­ ветствует о п р е д е л е н и ю с т р е л ь б ы н а у г а д в п р я м о м с м ы с л е , т а к к а к п р и полном отсутствии м и ш е н и речь здесь идет о настоящей случайности. Н о вторая, — когда м и ш е н ь присутствует, н о в т о ж е в р е м я я в л я е т с я н е о ­ пределенной, — не свидетельствует о той ж е степени случайности; н а ­ звать ее т а к ж е , к а к и п р е д ь щ у щ у ю , м о ж н о т о л ь к о в п е р е н о с н о м с м ы с л е . Д р у г и е а с п е к т ы м и ф а о б Адаба у м е с т н е е будет обсудить п о с л е в в е д е ­ н и я м и ф о в , и л л ю с т р и р у ю щ и х с л е д у ю щ и й э т а п ряда п р е о б р а з о в а н и й . с) Вариация

третья:

[лягушка => лягушка] <-> [Д => О] На третьей вариации, проиллюстрированной чрезвычайно в а ж н ы м и ы т о г о ч и с л е н н ы м и м и ф а м и , м ы з а д е р ж и м с я д о л ь ш е , чем н а п р е д ы д у щ и х . М^^^ Варрау: сломанная стрела. У незадачливого охотника было два шурина, ежедневно приносивших много дичи. Им надоело кормить его и его жену, и они решили завести его на тропу, ведущую в логово Черного Ягуара, и бросить. При виде чудови­ ща индеец пустился наутек, но ягуар погнался за ним; на бегу они оба ста­ ли кружить вокруг огромного дерева. Человеку, двигавшемуся быстрее, удалось приблизиться к людоеду сзади и перебить ему скакательные сус­ тавы. Черный Ягуар не мог идти; он сел. Индеец сначала попал ему стре­ лой в шею, затем добил ножом. Недооценивавшие его шурины были уверены в его смерти и радова­ лись ей. Они, конечно, очень удивились его возвращению и извинились за то, что оставили его, ссылаясь на недоразумение. Сначала они не смог­ ли поверить, что он убил Черного Ягуара, но мужчина так настаивал, что они согласились пойти с ним к месту сражения вместе с их старым отцом. Когда трое мужчин увидели людоеда, то так испугались, что победителю пришлось топтать скелет, чтобы тесть согласился приблизиться к нему. В награду за подвиг старик выдал за зятя еще одну из своих дочерей, шури­ ны построили ему более просторную хижину, и он был провозглашен вож­ дем деревни. Но человек захотел, чтобы его провозгласили также великим охотни­ ком на все прочие виды животных. И он решил попросить помощи у Вауута, лягушки-древесницы. Он пустился на поиски дерева, на котором она жила, и, остановившись у подножья, стал звать и умолять ее. День клонил­ ся к вечеру, а лягушка не отзывалась. Он продолжил мольбы, и когда со-

145


всем стемнело, сопроводил их слезами и стонами, «так как прекрасно знал, что, если проплачет достаточно долго, она спустится, подобно жен­ щине, поначалу отказывающей мужчине, но при виде слез сжаливающейся над ним». Он стонал под деревом, когда появилась стая птиц, расположенных по величине, от самой маленькой до самой большой. Они стали по очереди клевать его ноги, чтобы наделить его охотничьими способностями. Да, Вау-ута заинтересовалась им без его ведома. После птиц пришли выстро­ ившиеся по росту крысы, за ними — акури, пака, олень, дикая свинья, по­ том — тапир. Проходя перед индейцем, каждое животное высовывало язык и лизало ему ноги, чтобы принести удачу на охоте на каждый из видов, к которым принадлежали звери. Затем то же повторили кошки, от мала до велика, и наконец — змеи, дефилировавшие ползком. Так продолжалось всю ночь; когда же настало утро, человек перестал стонать. К нему подошло незнакомое существо. Это была Вау-ута со стре­ лой странного вида: «Так это ты всю ночь так шумел, не давая мне спать? Лучше осмотри свою руку от плеча до кисти». Рука была покрыта плесе­ нью, вторая — тоже. Мужчина снял плесень — причину своего невезения. Тут Вау-ута предложила ему поменяться стрелами; ее стрела бьша во мно­ гих местах сломана, а потом починена. Опробовав ее, мужчина сумел-таки попасть в висящую в отдалении тонкую лиану. Вау-ута разъяснила, что от­ ныне ему достаточно с любого места выстрелить в воздух. Индеец обнару­ жил, что его падающие стрелы всегда попадают в какую-нибудь дичь: сна­ чала в птиц, от меньших к большим, потом в крысу, акури и т.д., вплоть до тапира; в кошек, змей - по росту, в точном соответствии с ночным па­ радом зверей. Когда он исчерпал весь ряд, Вау-ута добавила, что он может оставить стрелу у себя при условии, что никогда не скажет, кто сделал его хорошим стрелком. После чего они расстались. Итак, наш герой вернулся в хижину к двум своим женам. И как по­ ставщик копченого мяса он прославился не меньше, чем прежде - за про­ явленную смелость: ведь он убил Черного Ягуара. Все пытались выведать его тайну, но он не хотел ничего говорить. Тогда друзья пригласили его на большой праздник пива. Человек напился и заговорил. Придя в себя на следующее утро, он стал искать подаренную Вау-ута стрелу, но вместо нее нашел только свою. Удача же совсем оставила его (Roth 1. Р.213-214). Существует д л и н н ы й вариант этого м и ф а у К а л и н ь я ( к а р и б с к а я ф у п ­ п а в Г а й а н е ) . О н к а к р а з находится на с т ы к е M^j^ и М ^ , . Д е й с т в и т е л ь н о , в э т о м в а р и а н т е (М^^ л я г у щ к а - п о к р о в и т е л ь н и ц а - с а м е ц кунауару, т о е с т ь т о г о ж е вида и п о л а , что и Адаба - п р о т а г о н и с т М ^ , . Н о , к а к в M^j,, кунауару И ф а е т роль покровителя неудачливого охотника, убежавшего о т Я г у а р а - к а н н и б а л а (а н е у б и в ш е г о е г о ) . О н с н и м а е т с о с т р е л о х о т ­ н и к а в р е д о н о с н у ю п л е с е н ь ( п о д о б н о Адаба и в о т л и ч и е от Вау-ута, н а ­ ходящей плесень непосредственно на теле охотника) и делает из него и с к л ю ч и т е л ь н о г о с т р е л к а (здесь нет р е ч и о в о л ш е б н о й стреле). П р о д о л ж е н и е р а с с к а з а в о з в р а щ а е т н а с к М^з,: г е р о й в о з в р а щ а е т с я к с в о и м , н о с у щ н о с т ь е г о — л я г у ш а ч ь я , в о с п р и н я т а я от з е м н о в о д н ы х .

146


Т а к , к у п а е т с я о н т о л ь к о в « л я г у ш а ч ь е й воде» в д у п л а х д е р е в ь е в . П о вине ж е н ы о н касается воды, в которой моются люди, вследствие чего п р е в р а щ а е т с я в л я г у ш к у — и его с ы н т о ж е (Ahlbrinck, art. « a w a r u p e p e » , «kunawaru»). Тема ж и в о т н ы х , в ы с т р о е н н ы х п о росту п о восходящей, в этом ва­ рианте сохранена, но с м е щ е н а . Д е й с т в и т е л ь н о , она развивается во время пребывания героя у Ягуара-каннибала. Последний спрашивает его о п р е д н а з н а ч е н и и стрел, а он отвечает, что убивает ж и в о т н ы х , п р и в о д и т и х с п и с о к - с е м е й с т в о за с е м е й с т в о м - и п о о ч е р е д н о п о к а ­ з ы в а е т с т р е л ы ; п р и э т о м о н все в р е м я п е р е х о д и т о т м е н ь ш е г о к б о л ь ­ шему. П о мере того как размеры упоминаемых животных увеличива­ ю т с я , Я г у а р с м е е т с я все г р о м ч е ( с м . с м е х А д и д а б а , о б н а р у ж и в ш е г о н а стрелах плесень), так как надеется, что собеседник назовет н а к о н е ц ягуара, дав ему повод съесть его. Д о й д я д о п о с л е д н е й стрелы, герой называет тапира*, и Ягуар хохочет целых два часа, давая герою время скрыться. Рассмотрим м и ф с этой стороны. В группе, к которой он принад­ лежит, упоминаются два альтернативных или конкурирующих типа п о в е д е н и я : с л о в е с н о е п о в е д е н и е , к а с а ю щ е е с я и м е н и , к о т о р о е не с л е ­ дует п р о и з н о с и т ь , и л и т а й н ы , к о т о р а я н е д о л ж н а б ы т ь в ы д а н а ; и ф и ­ зическое поведение по о т н о ш е н и ю к телам, к которым нельзя при­ б л и ж а т ь с я . М^зз, M j 3 ^ , M j 3 8 , M j 3 , ( п е р в а я ч а с т ь ) и л л ю с т р и р у ю т п е р в ы й с л у ч а й : н е л ь з я п р о и з н о с и т ь и м я П ч е л ы и л и у п р е к а т ь ее з а ее с у щ ­ н о с т ь , в ы д а в а т ь т а й н у В а у - у т а , п р о и з н о с и т ь и м я Я г у а р а . М ^ ; , М^з^, M j 3 , , M j 3 , (вторая часть) иллюстрируют второй случай: нельзя мочить т е л о п ч е л ы и л и л я г у ш к и в о д о й , в к о т о р о й м о ю т с я л ю д и . Всегда и в с ю ­ ду р е ч ь и д е т о п а г у б н о м с б л и ж е н и и двух т е р м и н о в . П е р в ы й т е р м и н ж и в о е с у щ е с т в о ; в т о р о й — в е щ ь и л и с л о в о , в з а в и с и м о с т и от с л о в е с ­ ного или ф и з и ч е с к о г о характера упомянутого поведения. Т о есть м о ж ­ н о с к а з а т ь , ч т о п о н я т и е с б л и ж е н и я в п е р в о м случае п о н и м а е т с я в п р я ­ мом смысле, во втором - в переносном смысле. Т е р м и н , активно сопоставляемый с другим термином, обладает двумя чертами. В качестве слова (имени собственного) или предложе­ ния (тайна) он сопоставим с отдельным существом, к которому отно­ с и т с я . « П ч е л а » — д е й с т в и т е л ь н о , и м я п ч е л ы , «Ягуар» — я г у а р а , М а б а и В а у - у т а т а к ж е о т в е ч а ю т за с в о и б л а г о д е я н и я . Н о е с л и р е ч ь и д е т о в е щ и (в д а н н о м с л у ч а е , в о д е ) , т о о н а н е с о в м е с т и м а с с о п о с т а в л я е м ы м с н е ю существом: и пчела, и лягушка с антипатией относятся к воде, используемой людьми. В - т р е т ь и х , с б л и ж е н и е двух т е р м и н о в ( ф и з и ч е с к и х и л и с л о в е с н ы х ) в различных случаях носит случайный л и б о упорядоченный характер. В Mjjj и M^g г е р о й н е в о л ь н о , п о н е о с т о р о ж н о с т и п р о и з н о с и т з а п р е т ­ н о е и м я . В M j 3 j и М^з, с в о я ч е н и ц ы и л и ж е н а н е з н а ю т , п о ч е м у и м з а п * В голландском тексте говорится buffet - «буйвол», но этим термином Алб­ ринк обозначает тапира, как замечает переводчик данного текста на француз­ ский в примечании к статье «maipuri».

147


р е ш е н о о б р ы з г и в а т ь г е р о я . З а т о в М^^, г е р о й п о с т е п е н н о , п о п о р я д к у п е р е ч и с л я е т все б о л е е к р у п н ы х ж и в о т н ы х , и л и ш ь в э т о м с л у ч а е уда­ ется избежать пагубного сближения. К о м б и н а т о р и к а предполагает подобную возможность, учитывая также пагубные последствия сбли­ ж е н и я , в ы р а ж а ю щ и е с я в о б ъ е д и н е н и и (ягуар съел ч е л о в е к а ) , а не разъединении (превращение сверхъестественных мужчины или жен­ щины в животное):

реааьныи/словесный совместимый/несовместимый упорядоченный/случайный сближение: осуществившееся/ неосуществившееся объединение/разьединение

М„з _ + _

_ + _

+ _ _

М„, + _ _

_ + _

М,з, + _ +

+ _

+ _

+ _

+ _

+ _

+ _

М„5

Э т а т а б л и ц а д л я п о в т о р е н и я (где з н а к и + и - о т н о с я т с я , с о о т в е т ­ ственно, к первому и второму члену каждой о п п о з и ц и и ) представля­ ет и н т е р е с т о л ь к о к а к в р е м е н н а я ш п а р г а л к а . О н а н е п о л н а , т а к к а к м ы частично включили в нее некоторые м и ф ы . Подойдя к этому пункту исследования, н е о б х о д и м о ввести и другие аспекты. Действительно, в ы ш е и з л о ж е н н ы е з а м е ч а н и я не и с ч е р п ы в а ю т в о з м о ж н о с т е й п р о т и в о ­ поставления упорядоченных и неупорядоченных систем. Изучив ряд м и ф о в , м о ж н о к о н с т а т и р о в а т ь , ч т о о б л а с т ь ее п р и м е н е н и я ш и р е , ч е м и с с л е д о в а н н а я н а м и д о с и х п о р ; в ее а к т и в е д о л ж н а б ы т ь е щ е о д н а о п ­ позиция. Вначале мы имеем дело с двучленными системами: персо­ н а ж и и м я , к о т о р о е о н н о с и т , и н д и в и д и в е щ ь , к о т о р у ю о н не п е р е н о ­ с и т ; з а т е м , н а ч и н а я с M^j^,, два и н д и в и д а , не в ы н о с я щ и е друг друга (ге­ рой и ягуар). Итак, до сих пор отрицательное отношение полярно, как п о л я р н о (а т а к ж е с у б ъ е к т и в н о с л у ч а й н о ) и п о л о ж и т е л ь н о е о т н о ш е н и е , у с т а н а в л и в а ю щ е е с я , н а ч и н а я с М^^, м е ж д у о х о т н и к о м и д и ч ь ю при ус­ ловии, что он стреляет в воздух, т о е с т ь н е п о к а з ы в а е т , что п р е д в и д и т с в я з ь м е ж д у т а к и м п о в е д е н и е м и его р е з у л ь т а т о м : ж и в о т н о е , к о н е ч н о , будет у б и т о , н о д о д о с т и ж е н и я р е з у л ь т а т а не и з в е с т е н в и д , к к о т о р о ­ му о н о п р и н а д л е ж и т . М ы уже о б р а щ а л и в н и м а н и е на полуслучайный х а р а к т е р к р а й н е г о п о в е д е н и я , з а п р е щ е н н о г о М^з^: е с л и с т р е л я ю т в стаю, неопределенность коснется идентичности индивида, который б у д е т у б и т , а н е в и д а , и г и п о т е т и ч е с к и е у с л о в и я не будут с о б л ю д е н ы . Т а к , д р у г и е п т и ц ы н а б р а с ы в а ю т с я н а в и н о в н о г о и рвут его н а ч а с т и . С д р у г р й с т о р о н ы , о х о т н и к , с т р е л я ю щ и й м е т к о , н о н е п о н я т н о во ч т о , не м о ж е т б ы т ь п р е к р а с н ы м о х о т н и к о м . Т о г о , ч т о о н в с е г д а у б и ­ вает, н е д о с т а т о ч н о : е г о м а с т е р с т в о д о л ж н о у т в е р д и т ь с я в м и р е д и ч и к а к таковом. Э т о требование п р е к р а с н о передается поведением героя Му^: д а ж е у б и в я г у а р а - к а н н и б а л а , в ы с ш у ю д и ч ь , не с т а н о в и ш ь с я п р и ­ з н а н н ы м о х о т н и к о м . «Кроме славы, которую п р и н е с л о ему о с в о б о ж ­ д е н и е тех м е с т о т Ч е р н о г о Я г у а р а , е м у о ч е н ь х о т е л о с ь п р о с л а в и т ь с я к а к у м е л о м у о х о т н и к у н а всех д р у г и х ж и в о т н ы х » (Roth 1. Р . 2 1 3 ) . Т а к

148


к а к Mjjj п о к а з ы в а е т н е в о з м о ж н о с т ь с у б ъ е к т и в н о , к о л и ч е с т в е н н ы м и путями избежать н е п о л н о т ы п о л я р н о й системы, выход должен быть о д н о в р е м е н н о о б ъ е к т и в н ы м и к а ч е с т в е н н ы м ; то есть субъективно слу­ ч а й н ы й х а р а к т е р с и с т е м ы (М^,^ д о к а з ы в а е т н е в о з м о ж н о с т ь и з б е ж а т ь его) д о л ж е н к о м п е н с и р о в а т ь с я о б ъ е к т и в н ы м п р е о б р а з о в а н и е м п о л я р ­ ной системы в упорядоченную. Такое преобразование полярной системы намечается в первом э п и з о д е M j 3 j . З д е с ь е щ е всего д в а п р о т и в о п о л о ж н ы х члена: с о д н о й с т о ­ р о н ы , я г у а р - л ю д о е д , с д р у г о й — о б р е ч е н н ы й стать его д о б ы ч е й н е з а д а ч ­ л и в ы й о х о т н и к . Ч т о ж е п р о и с х о д и т ? П е р в ы й гонится за в т о р ы м , к р у ж а с ь вокруг дерева; их п о з и ц и и п о о т н о ш е н и ю друг к другу п р е в р а щ а ю т с я и з а б с о л ю т н о о п р е д е л е н н ы х в о т н о с и т е л ь н ы е , т а к к а к уже н е и з в е с т н о , кто за к е м б е ж и т , к т о за к е м о х о т и т с я . Убегая от п р е с л е д о в а т е л я , беглец н а ­ г о н я е т его сзади и с л у ч а й н о р а н и т ; остается т о л ь к о п р и к о н ч и т ь его. Хотя с и с т е м а п о - п р е ж н е м у с в о д и т с я к д в у м ч л е н а м , о н а уже н е п о л я р н а , н о ц и к л и ч н а , обратима: ягуар сильнее человека, человек сильнее ягуара. Остается проследить следующую стадию преобразования двучлен­ ной, циклической, непереходной системы в переходную, многочлен­ н у ю . Т а к о е п р е о б р а з о в а н и е п р о и с х о д и т о т M^j, ( п е р в а я ч а с т ь ) к M^j, ( п е р в а я ч а с т ь ) , з а т е м к M^j^ ( в т о р а я ч а с т ь ) . П о д о б н о е ч е ш у й ч а т о е н а ­ с л о е н и е н е у д и в и т е л ь н о : в е д ь , к а к м ы в и д е л и , М^,, о с е д л а л Mjjg и М ^ , , предшествующий им о б о и м в цикле преобразований. П е р в ы й п е р е х о д н ы й у п о р я д о ч е н н ы й ц и к л п о я в л я е т с я в M^j, ( п е р ­ вая ч а с т ь ) в в д в о й н е а м о р т и з и р о в а н н о й ф о р м е с л о в е с н о г о п о в е д е н и я с н е г а т и в н о в ы р а ж е н н ы м р е з у л ь т а т о м : г е р о й не съеден я г у а р о м , х о т я п о с л е д н и й и з а с т а в л я е т е г о п е р е ч и с л и т ь все в и д ы д и ч и , с е м е й с т в о за семейством, начиная с наименее крупных, переходя от самого мелкого к с а м о м у крупному ж и в о т н о м у внутри каждого семейства. Т а к как ге­ р о й н е н а з ы в а е т я г у а р а ( н а р о ч н о и л и с л у ч а й н о , н е и з в е с т н о ) , я г у а р не убьет ч е л о в е к а , н е с м о т р я н а т о т н е п р и з н а н н ы й з д е с ь ф а к т , что л ю д и охотно убивают ягуаров. За этим словесным поведением героя и вооб­ ражаемой охотой, которую он изображает перед ягуаром, последова­ т е л ь н о п о к а з ы в а я е м у в с е с в о и с т р е л ы , с л е д у е т в M^jg ( в т о р а я ч а с т ь ) реальное поведение ж и в о т н ы х и охота в прямом смысле, вводящие одновременно целостную и упорядоченную зоологическую систему, так к а к в о б о и х случаях ж и в о т н ы е р а з д е л е н ы на к л а с с ы , а к л а с с ы и е р а р х и ч е с к и в ы с т р о е н ы - от с а м ы х б е з о б и д н ы х до наиболее о п а с ­ ных, и с а м и ж и в о т н ы е р а с п о л о ж е н ы внутри каждого класса от н а и б о ­ лее м е л к о г о к самому крупному. Т а к и м образом, п р и с у щ а я судьбе и с ­ ходная а н т и н о м и я (либо негативная: случайное сближение членов, которого не д о л ж н о б ы л о быть; л и б о п о з и т и в н а я : в о л ш е б н а я охота, когда стрелок всегда, хотя и случайно, поражает д и ч ь , убить которую специально не намеревался) преодолевается благодаря появлению в ответ на субъективно случайное намерение объективно упорядоченной сущности. А н а л и з м и ф о в п о д т в е р ж д а е т , ч т о , к а к м ы и п р е д п о л а г а л и в д р у г о й р а б о т е (9. С . 1 8 - 1 9 , 2 9 1 - 2 9 3 ) , в е р а в д е й с т в е н н о с т ь м а г и и п р е д ­ полагает волевое упорядочивание мира.

149


Возвращаясь теперь к формальной организации нашей группы м и ф о в , м ы п о н и м а е м , ч т о уже и м е ю щ и е с я у к а з а н и я т р е б у ю т д о п о л н е ­ н и я . От M j 3 3 д о М,з5 м ы и м е е м д е л о с с и с т е м о й и з двух ч л е н о в , чье с о ­ е д и н е н и е (в п е р е н о с н о м с м ы с л е , е с л и о д и н и з ч л е н о в — и м я с у щ е ­ ствительное или предикативное суждение) или реальное (если это вещь) вызывает необратимое отъединение второго члена, сопровожда­ ющееся негативными последствиями. Для преодоления антиномии п о л я р н о с т и М,з^ в к а к о й - т о м о м е н т о б р а щ а е т с я к р е ш е н и ю , о к а з ы в а ­ ющемуся неправильным из-за негативного соединения охотника с птицами, ведущего к смерти героя. Т а к и м образом, в этом м и ф е п о ­ казан тупик, в который одновременно упираются прямой и перенос­ ный смыслы, попеременно использовавшиеся в предшествующих ми­ ф а х . Д е й с т в и т е л ь н о , в М^^^ ф и з и ч е с к и о с у щ е с т в л я е т с я с о е д и н е н и е ч е ­ ловека с п т и ц а м и , что следует п о н и м а т ь в п р я м о м смысле; н о , как м ы п о к а з а л и (с. 145), э т о с о е д и н е н и е в ы т е к а е т и з т о г о , что г е р о й в о с ­ принял свою защиту в переносном смысле. В п е р в о й ч а с т и М^з^ п о л я р н а я с и с т е м а п р е о б р а з у е т с я в ц и к л и ч е с ­ к у ю без в в е д е н и я н о в ы х ч л е н о в . П р е о б р а з о в а н и е п р о и с х о д и т в п р я ­ м о м с м ы с л е , т а к к а к п р о т и в н и к и м а т е р и а л ь н о о х о т я т с я друг за д р у г о м , бегая вокруг д е р е в а — в е щ и . И т о г о м э т о г о п р е с л е д о в а н и я я в л я е т с я п о ­ з и т и в н о е с о е д и н е н и е , чье з н а ч е н и е все ж е о г р а н и ч е н о : ч е л о в е к п о б е ж ­ д а е т ягуара. Ц и к л и ч е с к а я у п о р я д о ч е н н а я с и с т е м а с н а ч а л а в о з н и к а е т в в е р б а л ь н о м в и д е , п е р е н о с н о м с м ы с л е в M j 3 , ( п е р в а я ч а с т ь ) , где с а н к ­ ционируется п о з и т и в н ы м разъединением (человек спасается от ягуа­ р а ) , а з а т е м - в п р я м о м с м ы с л е , в р е а л ь н о м виде в М^з^ ( в т о р а я ч а с т ь ) , где с а н к ц и е й в ы с т у п а е т п о з и т и в н о е с о е д и н е н и е , о б р е т а ю щ е е о т н ы н е в с е о б щ е е з н а ч е н и е : ч е л о в е к стал х о з я и н о м всех в и д о в д и ч и . Остается р а с с м о т р е т ь п о с л е д н е е и з м е р е н и е , с в я з а н н о е с т е м о й п л е ­ с е н и , п о к р ы в а ю щ е й с т р е л ы (М,„, М^з,) и л и р у к и (М^з^) н е з а д а ч л и в о ­ го о х о т н и к а . Т а к к а к м ы з н а е м , ч т о М^з, ф а к т и ч е с к и и л л ю с т р и р у е т п р о м е ж у т о ч н о е п р е о б р а з о в а н и е M^j, в М^з,,, следует п р и з н а т ь , ч т о п л е ­ с е н ь на с т р е л а х ( о х о т н и ч ь е м о р у ж и и ) - п е р в о е п р и б л и ж е н и е к п л е с е ­ н и н е п о с р е д с т в е н н о на е г о т е л е ; п е р е х о д ж е о т п е р в о й к о в т о р о й к о р р е л я т и в е н п е р е х о д у от е щ е с л у ч а й н о й с и с т е м ы М^з, к п о л н о с т ь ю у п о ­ р я д о ч е н н о й с и с т е м е M^jg. Как мы указывали выше, гайанские охотники охотно покрывают руки секрециями некоторых видов лягушек-древесниц. Аналогично действуют Тукуна рио Солимос при шаманских исцелениях. Они п о л ь з у ю т с я в э т и х ц е л я х ж и р н ы м и , р а с т в о р и м ы м и в воде в ы д е л е н и я ­ ми лягушки-древесницы с ярко-зеленой спинкой и белым брюшком {Phyllomedusa). П р и втирании в руку эти секреции вызывают очисти­ тельную рвоту. А как мы увидим н и ж е , для д о с т и ж е н и я того же р е ­ зультата р а з л и ч н ы е а м а з о н с к и е п л е м е н а п о л ь з у ю т с я т о к с и ч н ы м и с о р ­ т а м и меда. У ж е и з э т о г о с л е д у е т , ч т о п л е с е н ь , о к о т о р о й г о в о р и т с я в мифах, является, возможно, обратным изображением секреций ля­ гушки-древесницы: первая препятствует, а вторые способствуют охот­ н и ч ь е м у успеху; л я г у ш к а о т н и м а е т о д н о , д а в а я д р у г о е . К р о м е т о г о , м ы

150


обнаруживаем также опосредованную рядом преобразований связь между медом, фигурирующим в начале группы, и плесенью, о которой говорится в конце. От мифов Чако к м и ф а м Ж е , с одной стороны, в ряде гайанских м и ф о в — с другой, м ы уже видели, что мед может пре­ вращаться в дичь. Теперь мы п о н и м а е м , что исходя из дичи, добытой при п о м о щ и лягушечей мази, последняя может превращаться в пле­ сень, мещающую преследованию дичи. Здесь следует сделать о д н о з а м е ч а н и е . В ритуалах л я г у ш к а - д р е в е с ­ н и ц а — с п о с о б д о б ы в а н и я д и ч и в п р я м о м с м ы с л е ; о н а и ф а е т эту р о л ь в силу эффекта физического, телесного сближения с телом охотника. В мифах роль лягушки-древесницы сохраняется, но о ней говорится в п е р е н о с н о м с м ы с л е , т а к к а к л я г у ш к а о б л а д а е т м о р а л ь н ы м и , а не ф и ­ зическими достоинствами. В этих условиях прямой смысл сохраняет­ ся, но относится он к плесени, ф и з и ч е с к и затрагивающей тело охот­ ника в качестве своего рода и н в е р с и и лягушки. Это преобразование важно, так как оно позволяет опосредованно причислить к нашей группе м и ф Тукуна. Только тема телесной плесени, кажется, и объе­ д и н я е т их: Тукуна: безумный охотник. Охотник на птиц расставил силки, но всякий раз, когда ходил прове­ рять их, в них попадалась лишь птица сабиа (разновидность певчего дроз­ да: Turdide). Между тем его спутники ловили много таких крупных птиц, как мутумы (Сгахsp.) и жаку (Penelope sp.). Все смеялись над незадачливым охотником, впадавшим из-за этих насмешек в глубокую меланхолию. На следующий день ему снова попался только певчий дрозд, и он впал в бешенство. Он насильно открыл птице клюв, пукнул в него и отпустил пернатую. Мужчина почти сразу обезумел и стал бредить. Его болтовня была совершенно бессмысленна: «Он без конца говорил о змеях, дожде, шее муравьеда* и т.д». Он также говорил своей матери, что хочет есть, а когда она приносила пищу, отказывался, утверждая, что только что поел. Он умер пять дней спустя, не переставая говорить. Положенный в гамак труп покрылся плесенью и грибами, а он все молол чепуху. Когда пришли его закапывать, он сказал: «Если вы меня похороните, на вас. набросятся ядовитые муравьи!» Но ждать уже было нельзя, и его похоронили несмотря на то, что он все еще продолжал говорить (Nim. 13. Р. 154). М ы почти дословно записали этот м и ф из-за интереса, представ­ ляемого обрисованной в нем клинической картиной безумия. В пла­ не словесного поведения оно проявляется в неумеренной болтовне и бессвязных речах, в переносном с м ы с л е предвосхищающих плесень и грибы, которыми в прямом смысле покроется труп сумасшедшего. Последний, как и герои обсуждаемых н а м и гайанских м и ф о в - неза­ д а ч л и в ы й охотник. Н о тогда как герои м и ф о в чувствуют себя жертва* Последний признак, несомненно, объясняется тем, что крупные муравьеды кажутся лишенными шеи: их голова растет прямо из тела.

151


м и и о б р а щ а ю т с я к ж и в о т н ы м с в е р б а л ь н ы м и ж а л о б а м и , о н ведет с е б я п о о т н о щ е н и ю к ж и в о т н ы м ф и з и ч е с к и а ф е с с и в н о , что с а н к ц и о н и р у е т п л е с е н ь в п е р е н о с н о м с м ы с л е : б е з у м и е к а к следствие б е с с м ы с л е н н о ­ го ж е с т а , т о г д а к а к е г о г а й а н с к и е с о р о д и ч и и з б а в л я ю т с я от р е а л ь н о й п л е с е н и к а к причины их в ы н у ж д е н н о г о б е з д е й с т в и я . В «Сыром и приготовленном» мы неоднократно уточняли значение плесени и грибов в туземной систематике. Это растительные веще­ ства, о т н о с я щ и е с я к категории гнилого. Л ю д и питались ими до вве­ дения искусств, порожденных цивилизацией - сельского хозяйства и кухни. Т а к и м о б р а з о м , плесень, будучи растительной, п р о т и в о ­ стоит д и ч и - ж и в о т н о й п и щ е . К р о м е того, первая - гниль, тогда как вторая предназначена для готовки. Н а к о н е ц , растительная гниль от­ н о с и т с я к п р и р о д е , п р и г о т о в л е н н о е м я с о - к к у л ь т у р е . Во в с е х э т и х плоскостях углубляется о п п о з и ц и я между членами, поначалу сбли­ ж е н н ы м и в г а й а н с к и х м и ф а х . Д е й с т в и т е л ь н о , в М^^^ у п о м и н а л с я союз (но л и щ ь в плане растительной пищи) сырого, естественного продукта — меда, и приготовленного культурного продукта — пива. Н о в о т н о щ е н и и меда м о ж н о сказать, что природа опережает культуру, д а в а я эту п и щ у в п о л н е г о т о в о й . В о т н о щ е н и и п и в а культура, п о ж а л у й , п р е в о с х о д и т с е б я , т а к к а к п и в о не т о л ь к о п р и г о т о в л е н о , н о и п е р е б р о ­ дило. И т а к , п е р е х о д я от и с х о д н о й о п п о з и ц и и сырое/перебродившее к пос­ л е д у ю щ е й — гнилое/вареное, м и ф ы действуют регрессивно: гнилое — п о ту с т о р о н у п р и г о т о в л е н н о г о , п о д о б н о т о м у к а к п р и г о т о в л е н н о е п о ту с т о р о н у п е р е б р о д и в щ е г о . В т о ж е в р е м я р а з р ы в м е ж д у ч л е н а м и возрастает, т а к к а к п е р в о н а ч а л ь н а я о п п о з и ц и я включала два р а с т и ­ тельных члена, а рассматриваемая нами ныне - растительный и ж и в о т н ы й члены. Следовательно, в о п п о з и ц и и регрессирует и меди­ ация.

Приступим теперь к изучению важного гайанского мифа; известны м н о г и е е г о в е р с и и . Н е с м о ф я на с о в е р щ е н н о и н у ю и н т р и г у , в и з б р а н ­ ном нами ракурсе он сопоставим с предыдущими, так как лягушка в н е м еще более отчетливо предстает в виде ж е н с к о г о персонажа. Л/^^,. Варрау: история Хабури. Жили-были две сестры, без мужской помощи справлявшиеся со свои­ ми делами. Как же удивились они, обнаружив однажды совершенно гото­ вую сердцевину пальмы /ite/ (Mauritia), срубленной ими накануне. Так как в следующие дни это повторилось, они решили сторожить. Посреди ночи они увидели, что пальма /manicole/ (Euterpe) так сильно наклонилась, что ее листва коснулась другого дерева, на котором они только сделали заруб­ ку. Тогда они вскочили, схватили пальмовую ветвь и стали умолять ее пре­ вратиться в мужчину. Поначалу пальмовая ветвь не могла решиться, но в конце концов согласилась. Старшая из сестер обрела мужа и вскоре про­ извела на свет чудного мальчика. Она назвала его Хабури.

152


Охотничьи угодья этих женщин располагались около двух прудов, один из которых принадлежал им: они ловили в нем рыбу. Второй пруд принадлежал Ягуару, и они рекомендовали мужчине не приближаться к нему. Он все-таки пошел туда, так как в пруду дикого зверя водилось боль­ ше рыбы, чем в их пруду. Но Ягуару это не понравилось. В отместку он убил вора, принял его облик и пошел к стойбищу двух женщин. Было по­ чти темно. Ягуар нес корзину своей жертвы — в ней была украденная рыба. Голосом, удивившим их силой и грубостью, лже-муж сказал женщинам, что они могут сварить и съесть рыбу, он же слишком устал, чтобы разде­ лить с ними трапезу; он хочет только спать в обнимку с Хабури. Ему дали ребенка, и пока женщины ужинали, он так громко храпел, что слышно было на другом берегу. Во сне он много раз произносил имя убитого им мужчины, за которого выдавал себя. Этого мужчину звали Маяра-кото. Женщины, заподозрив недоброе, забеспокоились. «Наш муж никогда так громко не храпел, — сказали они, — и он никогда не называл себя по име­ ни». Они тихонько взяли Хабури из рук спящего, подложив вместо него стопку коры, и убежали вместе с младенцем, захватив восковый факел и охапку хвороста. По дороге они услышали Вау-ута, бывшую в те времена колдуньей. Она пела под аккомпанемент ритуальной погремушки. Ускорив шаг, женшины пошли на звук, так как знали, что Вау-ута зищитит их. Тем време­ нем ягуар проснулся. Он пришел в ярость от того, что оказался один со стопкой коры в руках вместо сына. Он вернул себе животный облик и бро­ сился догонять беглянок. Они издали заслышали его и побежали быстрее. Наконец они постучались в дверь Вау-ута. «Кто там? — Это мы, сестры». Но Вау-ута отказалась открывать. Тогда мать ущипнула Хабури за уши, чтобы он заплакал. Заинтересовавшись, Вау-ута спросила: «Что это за ре­ бенок? Девочка или мальчик? — Это мальчик, мой Хабури», — ответила мать. Вау-ута быстро открыла дверь и предложила им войти. Вау-ута сказала прибежавшему ягуару, что никого не видела, но хищ­ ник почувствовал по запаху, что она лжет. Вау-ута предложила ему убе­ диться в этом, просунув голову в приоткрытую дверь. Дверь была усеяна колючками: чтобы убить ягуара, Вау-ута было достаточно придавить ему шею. Сестры же принялись оплакивать своего мертвого мужа. Они никак не могли успокоиться, и Вау-ута велела им лучше пойти на плантацию за маниоком и приготовить пиво, чтобы утопить в нем свое горе. Они хоте­ ли взять с собой Хабури, но Вау-ута возразила, что это не принесет пользы; она же позаботится о ребенке. Пока сестры были в поле, Вау-ута вызвала волшебный рост ребенка, и он превратился в подростка. Она дала ему флейту и стрелы. Возвращаясь с плантации, женщины удивились, услышав музыку, так как не замети­ ли в доме мужчины. Они робко вошли и увидели молодого человека, игравшего на флейте. Но куда же делся Хабури? Вау-ута сказала, что ребенок побежал за ними, как только они отошли от хижины; она яко­ бы думала, что он с ними. Она лгала, так как вызвала взросление Хабури, чтобы превратить его в своего любовника. Она даже сделала вид, что по­ могает сестрам искать маленького мальчика, приказав при этом Хабури

153


называть ее матерью и объяснив, как он должен вести себя по отношению к ней. Хабури был выдающимся стрелком: он не упускал ни одной птицы. Ваууга потребовала, чтобы он приносил ей всех убитых им крупных птиц, отда­ вая обеим женщинам лишь самых мелких, предварительно испорченных и запачканных. Она надеялась, что обиженные и униженные мать и тетя Ха­ бури в конце концов уйдут. Но они не только не уходили, но и упорство­ вали в поисках исчезнувшего ребенка. Так продолжалось долго. Хабури ежедневно приносил Вау-ута крупных птиц, а двум женщинам — запач­ канную мелочь. Однажды Хабури в первый раз упустил-таки добычу, и стрела вонзи­ лась в ветку, нависшую над бухточкой, где ловили рыбу и купались выд­ ры, дядья охотника. Место было красивым, совершенно открытым, и Хабури облегчился, старательно прикрыв экскременты листьями. По­ том он полез на дерево за стрелой. Именно в этот момент появились выдры и, почувствовав неприятный запах, сразу заподозрили своего пострела-племянника. Увидев его на дереве, они приказали ему слезть. Усадив его, они все ему выложили: он ведет порочную жизнь, его мать — не старая, а молодая женщина, чья сестра, таким образом, приходится ему тетей. Он никогда больше не должен делить птиц, как раньше. На­ оборот, крупные птицы должны доставаться матери — старшей из сес­ тер, чье прощение он должен испросить, извинившись за невольно при­ чиненное зло. Итак, Хабури во всем признался матери и стал давать Вау-ута грязных маленьких птичек. Та пришла в ярость, сказала Хабури, что он сошел с ума и дунула ему в лицо [чтобы изгнать злых духов — см. Roth 1. Р. 164]. Она не могла ничего есть от злости, и всю ночь донимала Хабури упрека­ ми. Но назавтра он так же распределил добычу между тремя женщинами; Вау-ута же не оставляла его в покое. Тогда он решил убежать вместе с ма­ терью и тетей. Хабури сделал пирогу из пчелиного воска; ночью черная утка украла ее. Он сделал глиняную пирогу, украденную уткой другого вида. Одновре­ менно он с невероятной быстротой раскорчевал плантацию, чтобы жен­ щины вырастили необходимый в путешествии маниок. Время от времени Хабури прятался и строил пироги разной формы из различных пород де­ ревьев, но их всякий раз воровали разных видов утки. Последняя пирога была из шелковичного дерева; она сохранилась. Итак, Хабури построил пер­ вую пирогу и научил уток плавать, так как поначалу они не .могли держать­ ся на поверхности без помощи пирог: «На самом деле, - комментирует ин­ форматор, — мы, Варрау, говорим, что у каждого вида уток есть особая модель пироги». И что еще удивительнее: назавтра последняя пирога увеличилась. Ха­ бури попросил женщин загрузить в нее продовольствие, пока он будет попрежнему сажать черенки маниока вместе с Вау-ута. При первой возмож­ ности он тайно вернулся в хижину, взял топор и стрелы и пошел на берег реки, приказав при этом столбам стоять тихо, так как в то время столбы были говорящими и могли осведомлять гостя в отсутствие хозяина хижи-

154


ны. к несчастью, Хабури не удосужился посоветовать то же самое нахоцившемуся там попугаю. Когда Вау-ута вернулась, птица показала, в каком направлении он ушел. Вау-ута бросилась к берегу и прибежала как раз в тот момент, когда Хабури ставил ногу в пирогу, где уже были его мать и тетя. Старуха задер­ жала посадку криками: «Дитя мое! Дитя мое! Не покидай меня! Я твоя мать!» Она вцепилась в пирогу и не отпускала ее, несмотря на то, что ее били веслом по пальцам с такой силой, что плоскодонка могла разле­ теться на куски. Итак, Хабури пришлось смириться и пойти за Вау-ута. Оба они направились к большому дереву, где жили пчелы. Хабури про­ рубил топором вход в ствол и велел старухе влезть и выпить меда. Дей­ ствительно, она обожала мед и, не переставая рыдать при мысли, что едва не потеряла Хабури, пролезла в углубление, которое он поспешил закрыть. Там она и теперь, Вау-ута-лягушка, квакающая лишь в дуплах. Посмотрите-ка на нее: вы увидите кончики ее пальцев, расплющенные ударами, когда она цеплялась за плоскодонку. Послушайте ее: вы ус­ лышите, как она оплакивает утраченного любовника — Уанг! Уанг! Уанг! {Roth J. Р.122-125). С у щ е с т в у ю т д р у г и е в а р и а н т ы э т о г о м и ф а ; н и ж е м ы р а с с м о т р и м их. Вначале м ы использовали и почти д о с л о в н о перевели вариант Рота потому, что только в нем с такой силой проявляется п о т р я с а ю щ а я т в о р ч е с к а я р о м а н т и ч н о с т ь м и ф а , его о р и г и н а л ь н о с т ь , м о щ н а я д р а м а ­ тическая выдумка, психологическое богатство. Н а самом деле придет­ ся д о ж и д а т ь с я «Исповеди»^*, ч т о б ы н а ш а л и т е р а т у р а р е ш и л а с ь , н а м е ­ кая на д в у с м ы с л е н н о с т ь чувств, взяться за историю мальчика, п р и ф е того п о к р о в и т е л ь н и ц е й с задней м ы с л ь ю изобразить из себя мать, а п о т о м у т в е р д и т ь с я в р о л и с т а р о й л ю б о в н и ц ы . Н о г о с п о ж а де В а р е н н — совсем молодая ж е н щ и н а по с р а в н е н и ю с гайанской лягушкой, с чьим возрастом и животной природой связан тот удручающе отталкиваю­ щ и й вид, в котором она предстает перед рассказчиком — об этом с в и ­ детельствует т е к с т м и ф а . П о д о б н о к р а т к о й с в е р к а ю щ е й в с п ы ш к е , р а с ­ сказы такого рода (ведь это не е д и н с т в е н н ы й п р и м е р в устной а м е р и ­ к а н с к о й т р а д и ц и и , х о т я , б ы т ь м о ж е т , н и о д и н д р у г о й не п р е д с т а в л я ­ ет с т о л ь б л е с т я щ е г о с в и д е т е л ь с т в а ) п о з в о л я ю т н а м с н е о т р а з и м о й о ч е ­ видностью почувствовать, что первобытные люди, бесцеремонное об­ ращение с изобретениями и верованиями которых возможно только в грубых работах, наделены эстетическим чутьем, интеллектуальной у т о н ч е н н о с т ь ю и м о р а л ь н ы м ч у в с т в о м , т р е б у ю щ и м и от нас п о ч т и ­ тельной точности. Как бы то ни было, оставим историку идей и кри­ тику дальнейшие рассуждения о собственно литературном аспекте на­ шего м и ф а . Обратимся теперь к его э т н о г р а ф и ч е с к о м у изучению. 1. Р а с с к а з н а ч и н а е т с я с у п о м и н а н и я о д и н о к о й ж и з н и двух с е с т е р , которые станут супругами («наш муж», говорят они) п о ж а л е в ш е г о их с в е р х ъ е с т е с т в е н н о г о м у ж ч и н ы . К а к м ы п о м н и м , все н е с ч а с т ь я г е р о я Mjjg н а ч и н а ю т с я п о с л е т о г о , к а к о н о б з а в о д и т с я в т о р о й ж е н о й ; и с т о ч ­ н и к о м неприятностей героя М являются свояченицы; н а к о н е ц , ге-

155


р о и н ю м и ф о в Ч а к о осаждают два претендента, чье соперничество вле­ чет г у б и т е л ь н ы е п о с л е д с т в и я . М ы уже о б р а щ а л и в н и м а н и е на в а ж н о с т ь т а к о г о р а з д в о е н и я , о т р а ­ жающего в формальном плане двойственность, внутренне присущую, п о н а ш е м у м н е н и ю , с и м в о л и ч е с к о й ф у н к ц и и (L.-S. 2. Р.216). Э т а д в у ­ с м ы с л е н н о с т ь в ы р а ж а е т с я в м и ф а х п р и п о м о щ и р и т о р и ч е с к о г о кода, постоянно обыгрывающего о п п о з и ц и ю вещи и слова, индивида и обо­ з н а ч а ю щ е г о его и м е н и , прямого и переносного с м ы с л о в . В версии, к о т о р у ю н а м , к с о ж а л е н и ю , не у д а л о с ь п р о в е р и т ь в П а р и ж е ( м ы ц и ­ т и р у е м ее и з в т о р ы х р у к ) , в ы я в л я е т с я д у а л ь н о с т ь с у п р у г о в : э т о т м и ф (сведенный, впрочем, к начальному эпизоду) претендует на объясне­ ние брака мужчины с двумя ж е н щ и н а м и : M^^j. Араваки: происхождение двоеженства. Две сестры жили на свете одни-одинешеньки. Первый увиденный ими не только во сне мужчина спустился с неба и научил их сельскому хозяй­ ству, кухне, прядению и всем искусствам, порожденным цивилизацией. Поэтому у каждого индейца теперь по две жены (Dance. Р. 102). Однако почти повсюду в Гайане двоеженство предполагает д и ф ф е ­ р е н ц и а ц и ю ролей. Первая жена, о б ы ч н о старшая, обладает о с о б ы м и о б я з а н н о с т я м и и п р и в и л е г и я м и . Д а ж е е с л и ее т о в а р к а б о л е е м о л о д а и ж е л а н н а , о н а о с т а е т с я п о д л и н н о й х о з я й к о й д о м а ш н е г о очага (Roth 2. Р . 6 8 7 - 6 8 8 ) . Т е к с т М^^, в о з д е р ж и в а е т с я от о п р е д е л е н и я в т о р о й ж е н ы : о н а всего л и ш ь с у п р у г а . Т о г д а к а к п е р в а я п р е д с т а е т в с о в е р ш е н н о о п ­ ределенных ролях земледельца, кухарки и матери. Т а к и м образом, при двоеженстве дуальность ж е н щ и н - не просто дуэль, но п о л я р н о о р и ­ е н т и р о в а н н а я с и с т е м а . В т о р а я ж е н а не в о с п р о и з в о д и т п е р в у ю . К о г д а она появляется, наделенная в основном физическими атрибутами, из­ меняется и м е н н о первая жена, с т а н о в я щ а я с я своего рода м е т а ф о р о й супружеской функции - эмблемой домашних достоинств. 2. С в е р х ъ е с т е с т в е н н ы й с у п р у г з а я в л я е т о с е б е в с в я з и с п о р у б к о й п а л ь м в ц е л я х и з в л е ч е н и я к р а х м а л а . К т о м у в р е м е н и , к о г д а Mauritia flexuosa н а ч и н а е т п л о д о н о с и т ь , В а р р а у с р е з а ю т д е р е в о и д е л а ю т н а с т в о л е п р о д о л ь н ы е з а р у б к и , ч т о б ы в ы н у т ь его в о л о к н и с т у ю с е р д ц е в и ­ ну. В ы д о л б л е н н ы й т а к и м путем ствол служит к о р ы т о м . В него н а ­ л и в а ю т воду и р а с т и р а ю т м я к о т ь , в ы д е л я ю щ у ю значительное к о л и ­ чество крахмала. Потом волокна извлекают, а когда крахмал оседа­ е т , о с а д о к м е л я т ; п о л у ч е н н ы й т а к и м путем хлеб с у ш а т на о г н е (Roth 2. Р.216). У п о м я н у т ы й в начале м и ф а второй вид п а л ь м ы , чья листва п р е в р а щ а е т с я в м у ж ч и н у , — Euterpe edulis; и н д е й ц ы с р у б а ю т ее д л я у д о б с т в а с б о р а с п е л ы х п л о д о в . Р а з м я г ч и в их в н а п о л н е н н о м т е п л о й в о д о й к о р ы т е (в к и п я т к е о н и б ы с т а л и ж е с т к и м и ) , п л о д ы р а с т и р а ю т ступкой. Пьют свежий компот, подслащенный медом и разбавленный в о д о й (Ibid. Р . 2 3 3 - 2 3 4 ) . Что касается мифа, в конце которого мед сыграет определяющую роль, столь привычная ассоциация между пальмовыми плодами и м е -

156


дом тем более н а п о м и н а е т о «медовых» м и ф а х Ч а к о , что в обоих слу­ ч а я х р е ч ь и д е т о д и к о й р а с т и т е л ь н о й п и щ е . Х о т я б о л ь ш у ю ч а с т ь года сердцевину не используют, выбор для порубки того момента, когда д е р е в о н а ч и н а е т п л о д о н о с и т ь * , г о в о р и т о к о н ц е сухого с е з о н а . П о с л е ­ д н и й о т ч е т л и в о в ы р а ж е н в д е л ь т е О р и н о к о , где о с а д к о в м е н ь ш е в с е ­ го с с е н т я б р я п о н о я б р ь ; о н и д о с т и г а ю т м а к с и м у м а в и ю л е {Knock. Р . 7 0 - 7 5 ) . В п р о ч е м , в Г а й а н е , н е с м о т р я н а засуху, к о н н о т а ц и е й п а л ь м является присутствие воды; это относится и к д и к и м плодам в Чако, н о н е с к о л ь к о и н а ч е : и н д е й ц ы в и д я т в Mauritia и Euterpe в е р н ы й п р и ­ з н а к н а л и ч и я в о д ы на н е б о л ь ш о й г л у б и н е ; когда в о д ы нет, к о п а ю т п о д н о г а м и {Roth 2. Р . 2 2 7 ) . Н а к о н е ц , к а к и в м и ф а х Ч а к о , на п е р в о м п л а ­ н е о к а з ы в а е т с я и д е я к о р ы т а . С т в о л Mauritia п р е в р а щ а е т с я в е с т е с т в е н ­ ное корыто; в нем готовят мягкую влажную субстанцию, заключенную в древесной о б о л о ч к е - т а к о й твердой, что Варрау делают из стволов Mauritia flexuosa с в а й н ы е о с н о в а н и я х и ж и н {Gumilla. Vol.1. P. 145). П л о ­ д ы Euterpe также г о т о в я т с я в к о р ы т е , н о р е ч ь т о г д а и д е т о другом, н е собственном к о р ы т е , т о е с т ь их б р о с а ю т в у ж е и з г о т о в л е н н о е , а н е в ы я в л я ю щ е е свое с о д е р ж и м о е в ходе п р и г о т о в л е н и я , корыто. Т а к и м образом, мы снова встречаемся здесь с диалектикой содержащего и содержимого, что было впервые п р о и л л ю с т р и р о в а н о в «медовых» м и ф а х Ч а к о . Ее н о в о е п р о я в л е н и е в д р у г о м к о н т е к с т е тем более з н а ч и м о , что если героиня Чако с самого начала играет роль девуш­ ки, о б о ж а в ш е й мед, то г е р о и н я м и ф а Хабури — старуха, п о м е ш а в ш а ­ яся на меде в к о н ц е : она застрянет в полом дереве, то есть в естествен­ ном корыте. Н е д а в н о о п у б л и к о в а н н ы е В и л б е р т о м {Wilbert 9. Р . 2 8 - 4 4 ) в е р с и и у д и в и т е л ь н о б л и з к и к в е р с и я м Рота в тех частях, к о т о р ы е я в л я ю т с я для них о б щ и м и . Отметим, тем не менее, что в обеих версиях Вилберта м а т е р ь ю Х а б у р и я в л я е т с я м л а д ш а я и з с е с т е р , т о г д а к а к с т а р ш а я с е ­ стра н а п о м и н а е т м у ж с к о й персонаж: в тексте подчеркивается ф и з и ­ ческая сила и способность к работам, обычно выполняемым мужчина­ ми, н а п р и м е р рубка пальм (см. в ы ш е , с.152). * О сезонном плодоношении Mauritia flexuosa: «Племена... амазонского реги­ она радостно приветствуют появление зрелых плодов. Они напряженно ждут это время года, чтобы отметить самые большие праздники и, пользуясь слу­ чаем, сыграть заранее условленные свадьбы» {Соггёа, art. «burity do brejo»). Заведующий отделом ботаники Museu Paraense «ЕтШо Goeldi» г-н Паоло Безерра Кавальканте, с которым мы консультировались относительно времени созревания многих сортов диких пальм, любезно сообщил нам (и мы весьма признательны ему за это), что, «согласно многолетним наблюдениям, созре­ вание плодов происходит в основном в конце сухого сезона и в начале сезо­ на дождей». Согласно Ле Коэнту {Le Cointe. P.317-332), в бразильской Амазо­ нии большинство диких пальм начинает плодоносить в феврале. Вместе с тем г-н Паоло Безерра Кавальканте говорит о декабре для родов Astrocaryum и Mauritia, о ноябре - для Attalea (Ле Коэнт указывает даже июль - Le Cointe. Р.332) и о сентябре - для Oenocarpus. В любом случае эти сведения как тако­ вые неприменимы к дельте Ориноко, где господствует совсем иной климат.

157


н и в п е р в о й , н и в о в т о р о й в е р с и и в и л о е р т а м у ж у двух с е с т е р и з ­ начально не приписывается сверхъестественное происхождение. Не уточняются н и личность людоеда, ни причина, по которой в этих вер­ сиях он убивает индейца, поджаривает его и предлагает мясо ж е н щ и ­ н а м , у з н а ю щ и м т е л о р а с ч л е н е н н о г о мужа п о л е ж а щ е м у н а с в е р т к е п е ­ н и с у . Н е с м о т р я на э т и р а с х о ж д е н и я , в о д и н а к о в о й м е р е п о д ч е р к и в а ­ ется отцовское призвание людоеда: в обеих версиях Вилберта, к а к и в версии Рота, о н сразу требует, чтобы ему д о в е р и л и младенца. Сестры обеспечивают свое бегство благодаря препятствиям, волшебно в о з н и ­ к а ю щ и м и з б р о с а е м ы х и м и н а бегу л о б к о в ы х в о л о с . Л я г у ш к а у б и в а е т л ю д о е д а у д а р о м п а л а ш а (M^^j) л и б о п р о т ы к а я е г о п и к о й о т а н у с а д о м а к у ш к и (Mj^^). Э п и з о д с э к с к р е м е н т а м и п р о и с х о д и т в д е р е в н е С и а в а н а , в ч е й к о т е л о к Х а б у р и с п р а в л я е т н у ж д у {М243), и л и у «тети» Х а б у ­ р и , ч ь ю п и щ у о н т о ж е з а м а р а л (Mj^^). З а т е м в е р с и и В и л б е р т а р е з к о р а с х о д я т с я . П р е в р а щ е н и е Вау-ута в л я г у ш к у в с е г д а с л е д у е т за п о е д а н и е м м е д а , н о п о с л е д н и й п р и н е с е н з я т е м с т а р у х и , м у ж е м ее д о ч е р и ; в п е р в ы е з а х о д и т р е ч ь о двух э т и х п е р ­ с о н а ж а х . З а т е м М243 повествует о других п р и к л ю ч е н и я х Х а б у р и , в с к о р е обретающих космологический характер. Герой встречается с пресле­ д у ю щ и м его черепом (этот э п и з о д встречается в м и ф е из с б о р н и к а Рота, к которому м ы обратимся в следующем томе; там м ы п о к а ж е м , что эпизод этот сводится к редупликации лягушачей истории); затем он выпускает стрелу, п р о н з а ю щ у ю землю и о т к р ы в а ю щ у ю ему с у щ е ­ ствование н и ж н е г о мира с ц а р я щ и м в н е м и з о б и л и е м в виде густых п а л ь м о в ы х р о щ и стад д и к и х с в и н е й . Х а б у р и и е г о с п у т н и к и п ы т а ю т ­ с я с п у с т и т ь с я туда, н о в п р о х о д е з а с т р е в а е т б е р е м е н н а я ж е н щ и н а . Б е ­ р е м е н н у ю т о л к а ю т , и а н у с ее р а с с л а б л я е т с я , п р е в р а щ а я с ь в у т р е н н ю ю звезду. С л е д о в а в ш и е за б е р е м е н н о й ж е н щ и н о й н е с м о г л и п о п а с т ь в н и ж н и й м и р , а так как это были лучшие шаманы, человечество л и ш е ­ н о с е г о д н я их п о м о щ и , к о т о р а я во м н о г о м у л у ч ш и л а б ы е г о судьбу. С тех п о р г о т о в я т п а л ь м о в у ю с е р д ц е в и н у , а ж и в о т н ы е о б р е л и с в о и с п е ­ ц и ф и ч е с к и е п р и з н а к и . Д р у г а я , б о л е е к о р о т к а я в е р с и я (М^^^) з а в е р ш а ­ ется п р е в р а щ е н и е м Вау-ута в л я г у ш к у . ( С м . т а к ж е : Osborn I. Р . 1 6 4 - 1 6 6 ; 2. Р . 1 5 8 - 1 5 9 . Brett I. Р.389-390.) Т а к и м образом, в версии Рота, так же как и в версиях Вилберта, п е р в о с т е п е н н у ю роль играет извлечение с е р д ц е в и н ы пальмы. В д е й ­ с т в и т е л ь н о с т и Mj43 предстает м и ф о м о п р о и с х о ж д е н и и т а к о г о к у л и н а р ­ н о г о п р и г о т о в л е н и я , с о в п а д а ю щ е г о с н и с х о ж д е н и е м п р е д к о в Варрау на з е м л ю и о к о н ч а т е л ь н ы м ф о р м и р о в а н и е м ж и в о т н о г о царства. Этот аспект б ы л б ы у с и л е н , если б ы С и а в а н а , о которых идет р е ч ь в этой в е р с и и , с о ­ впадали б ы с т е м и С и а в а н а , к к о т о р ы м о т н о с и т с я другой м и ф (М^^^^): н а ­ родом каннибалов, последовательно превращающимся в деревья или э л е к т р и ч е с к и х с к а т о в ; его у н и ч т о ж е н и е п о з в о л я е т и н д е й ц а м о в л а д е т ь и с к у с с т в а м и , п о р о ж д е н н ы м и ц и в и л и з а ц и е й , где н а п е р в о м м е с т е — техника и приспособления, позволяющие готовить сердцевину паль­ м ы {Wilbert 9. Р . 141-145). П р и з н а н н о е п р е о б л а д а н и е э т о г о п р о д у к т а о б ъ я с н и м о , е с л и учесть, ч т о « д е й с т в и т е л ь н о , п а л ь м а moriche з а с л у ж е н -

158


н о н а з ы в а е т с я " д е р е в о м ж и з н и " д о - с е л ь с к о х о з я й с т в е н н ы х Варрау. О н и и с п о л ь з у ю т д е с я т ь р а з л и ч н ы х ч а с т е й , р а з в и л и весьма э ф ф е к т и в н о е д р е в о в о д с т в о и, г л а в н о е , с ч и т а ю т с е р д ц е в и н у е д и н с т в е н н о й д е й с т в и т е л ь н о пригодной для человеческого потребления пищей, достойной даже ж е р т в о п р и н о щ е н и я б о г а м . С е р д ц е в и н а moriche и р ы б а с б л и ж а ю т с я н а и м е н о в а н и е м /nahoro witu/ - н а с т о я щ а я п и щ а » (Wilbert 9. Р . 16). 3. С е р д ц е в и н о й р а с т е н и й п и т а ю т с я т о л ь к о ж е н щ и н ы . В ы й д я з а ­ муж, о н и п о л у ч а ю т т а к ж е р ы б у , т о е с т ь - м ы в и д е л и э т о в п р е д ь щ у щ е м параграфе — отныне они получают полноценное питание. Система Варрау: {крахмал - рыба - мед} в о с п р о и з в о д и т в и н о м э к о л о г и ч е с к о м к о н т е к с т е с и с т е м у {дикие п л о д ы - р ы б а - м е д } , к о т о р о й , к а к м ы в и д е ­ ли, вдохновлялись мифы Чако. Н о р ы б а эта в о д и т с я в двух прудах. С л е д о в а т е л ь н о , к а к и в р а с с м о т ­ ренных ранее мифах той же группы, мы имеем здесь дело с двумя сходными с гидрологической точки зрения стоячими водами; но при этом они различаются с пищевой точки зрения, так как в одном пру­ ду много р ы б ы , в другом — мало. Т а к и м образом, мы можем образо­ в а т ь « г р у п п у двух вод», з а п и с а в : М,

(

пчелиная \ / женская вода \ «вода» (= мед) ) ' I (проточная) J

I—

м.

(

лягушачья вода \ / женская вода (стоячая, высокая)J' {(стоячая, низкая)

м.

(

лягушачья вода (стоячая, высокая)

X

женская вода (низкая)

М,

(

женская вода (стоячая, рыба -

вода ягуара ' (стоячая, рыба +)

Мед - не вода (кроме к а к д л я п ч е л ы ) , н о о н застаивается. В м и ф е косвенно подчеркивается эта отличительная черта, уточняется, что д р у г а я в о д а - п р о т о ч н а я , в о т л и ч и е о т в с е х и н ы х в а р и а н т о в , где о б е воды определяются как стоячие, противопоставленные с точки зрения высокого и низкого или содержания в них рыбы. Т а к и м образом, уп­ рощая, можно записать: [стоячий : проточный] :: [высокий : низкий] :: [рыба (—): рыба ( + ) ] ,

159


то есть д а н ы г о р и з о н т а л ь н а я о п п о з и ц и я , вертикальная о п п о з и ц и я и естественная, м о ж н о сказать, экономическая оппозиция. О п п о з и ц и я стоячая вода/проточная вода я в н о присутствует н а всем А м е р и к а н с к о м к о н т и н е н т е , и п р е ж д е всего у Варрау. К а к р а с с к а з ы в а ­ ют эти и н д е й ц ы , в п р е ж н и е в р е м е н а м у ж ч и н ы п о л у ч а л и с у п р у г о т Д у ­ хов в о д ы , о т д а в а я и м в з а м е н с е с т е р . Н о о н и т р е б о в а л и и з о л я ц и и ж е н ­ щ и н во в р е м я м е с я ч н ы х , что п р о т и в о р е ч и л о м н е н и ю их с в е р х ъ е с т е ­ с т в е н н ы х п а р т н е р о в ; с тех п о р п о с л е д н и е п о с т о я н н о п р е с л е д о в а л и их {Roth 1. Р . 2 4 1 ) . О т с ю д а м н о ж е с т в о з а п р е т о в , н а п р и м е р , з а п р е щ а е т с я м ы т ь с у п о в ы е л о ж к и в п р о т о ч н о й воде: д а ж е в п у т е щ е с т в и и ч и с т и т ь их н у ж н о в п и р о г е , и н а ч е р а з р а з и т с я буря {Ibid. Р . 2 5 2 , 267, 270). З а м е т и м по этому поводу, что в мифах Ч е р н ы й Ягуар вызывает гром с в о и м р ы ­ ком. Ю ж н е е Мундуруку проводили ритуальное различие между п р о ­ точной и стоячей водой. Первая была запретной для жены индейца — обладателя т р о ф е й н о й головы и членов братства тапиров. Следова­ т е л ь н о , о н и н е м о г л и к у п а т ь с я в р е к е ; воду д л я м ы т ь я и м н о с и л и д о ­ м о й {Murphy 1. Р.56, 6 1 ) . Г а й а н с к и й з а п р е т на м ы т ь е п о с у д ы , и л и на ее м ы т ь е в п р о т о ч н о й воде и м е е т м е с т о и на с е в е р о - з а п а д е С е в е р н о й А м е р и к и , у Ю р о к , п р е д п и с ы в а ю щ и х н и к о г д а н е м ы т ь д е р е в я н н у ю посуду и ж и р н ы е р у к и в п р о т о ч н о й в о д е - т о л ь к о в с т о я ч е й {КгоеЬег//Elmendorf. Р. 138, п.78). И з п р о д о л ж е н и я т е к с т а следует, ч т о з а п р е т м о ж е т б ы т ь ч а с т н ы м п р и ­ менением общего отнощения несовместимости между п и щ е й и сверхъестественными существами. В этом случае еще отчетливее па­ раллелизм с гайанскими верованиями, и обращение к американским примерам различного происхождения для прояснения сущности про­ т и в о п о с т а в л е н и я двух в о д к а ж е т с я н е с т о л ь р и с к о в а н н ы м . У Твана из Паджет Саунда достигшие половой зрелости девушки были о б я з а н ы мыться в проточной воде, чтобы избежать о п а с н о с т и з а р а ж е н и я п р и м е с я ч н ы х {Ibid. Р . 4 4 1 ) . З а т о в д о в ц ы и в д о в ы « д о л ж н ы были ежедневно купаться в бассейне, образованном запрудой ручья или речушки... Это должно было происходить по крайней мере в те­ ч е н и е л у н н о г о м е с я ц а с о д н я п о х о р о н у с о п ш е г о супруга. Г л а в н о й ц е ­ л ь ю т а к о й п р а к т и к и б ы л о не с м ы т ь з а р а з н о е з а г р я з н е н и е , н о н е п о з в о ­ л и т ь у м е р ш е м у у т а щ и т ь ж и в о г о в с т р а н у м е р т в ы х » {Ibid. Р . 4 5 7 ) . Т о б а из Чако запрещали роженицам купаться в реке: им дозволялась л и ш ь л а г у н а {Susnik. Р. 158). П о д о б н о т о м у , к а к М а н д а н п р о т и в о п о с т а в л я л и п р о т о ч н у ю воду с т о я ч е й к а к « ч и с т у ю » - « н е ч и с т о й » , л и ш е н н о й с т о к а {Beckwith. Р . 2 ) , п а р а г в а й с к и е Г у а р а н и п р и м е н я л и э п и т е т « н а с т о я щ а я » т о л ь к о к п р о т о ч н о й в о д е {Cadogan 6). И т а к , в отличие от стоячей, о б е з в р е ж е н н о й воды п р о т о ч н о й воде соответствует меченый термин. Она мощнее и эффективнее, но и опаснее как населенная Духами или непосредственно с ними связан­ ная. М е т а ф о р и ч е с к и м ы говорим п р и м е р н о то же самое, п р о т и в о п о ­ с т а в л я я « ж и в у ю воду» « м е р т в о й воде». Б ы т ь м о ж е т , к а л и ф о р н и й с к и е Ю р о к заставляют достигших половой зрелости девушек есть около в о д о п а д о в , где р о к о т р е к и з а г л у ш а е т все д р у г и е з в у к и {Kroeber. Р . 4 5 ) ,

160


потому, что они разделяют с Чероки с юго-востока С о е д и н е н н ы х Ш т а т о в верование в то, что р о к о ч у щ а я вода — это «говорящая» вода, п е р е д а ю щ а я с в е р х ъ е с т е с т в е н н ы й з а в е т (Моопеу. Р . 4 2 6 ) . Если эта проблематика п р и м е н и м а также к ю ж н о а м е р и к а н с к и м м и ф а м , что предполагается параллелизмом верований обоих полущар и й , т о и з э т о г о следует, ч т о п р о т о ч н а я вода з а п р е щ а е т с я к а к ч р е в а т а я разрывом тесной связи, в о з н и к ш е й между сверхъестественным персо­ н а ж е м и ч е л о в е к о м . Н о , к а к м ы в и д е л и , н а ч и н а я с М^,, о п п о з и ц и я стоячей и п р о т о ч н о й воды превращается в другую о п п о з и ц и ю — о т н о ­ с и т е л ь н о в ы с о к о й в о д ы ( в е д ь л я г у ш к а и щ е т ее в с е р д ц е в и н е д е р е в ь е в ) и о т н о с и т е л ь н о н и з к о й в о д ы : п р у д ы , где к у п а ю т с я л ю д и . Н а к о н е ц , в Mj4| т а к о е п р е в р а щ е н и е н а х о д и т п р о д о л ж е н и е . В м е с т о двух р а з н о в ы ­ с о к и х вод м ы и м е е м д е л о с д в у м я т о ж д е с т в е н н ы м и в в е р т и к а л ь н о м плане водами; но первая безопасна, в ней мало рыбы, вторая — опас­ на и б о г а т а во в т о р о м о т н о ш е н и и . О д н о в р е м е н н о с э т и м п р е о б р а з о в а ­ н и е м ч л е н ы п е р в о й о п п о з и ц и и м е н я ю т с я м е с т а м и . Д е й с т в и т е л ь н о , от [4^,5 к Mj3, п о н а ч а л у с т о я ч а я , б о л е е в ы с о к а я вода к о н г р у э н т н а с в е р х ъ е ­ стественному, благотворному персонажу; поначалу проточная, более н и з к а я в о д а — ч е л о в е ч е с к о м у з л о в р е д н о м у п е р с о н а ж у . В М^^, все н а ­ оборот из-за инверсии знака, относящегося к сверхъестественному партнеру, здесь — Черному Ягуару, чудовищу-каннибалу. Человечес­ кий персонаж симметрично наделяется благотворной ролью. Таким образом, вода, бедная р ы б о й , слабо в ы р а ж е н н а я с точки зрения п о и с ­ к о в п и щ и , с о о т в е т с т в у е т о т н о с и т е л ь н о в ы с о к о й в о д е , где п ч е л а , л я ­ г у ш к а д о л ж н ы б ы л и бы п о - п р е ж н е м у к у п а т ь с я , а ч е л о в е к - р ы б а ч и т ь . Ведь в э т о м с л у ч а е все о с т а л о с ь б ы п о - п р е ж н е м у . К а ж е т с я , ч т о эта д и с к у с с и я н и к у д а н е ведет. Т е м не м е н е е , б е з н е е м ы н и к о г д а н е п р и ш л и б ы к п р е д ы д у щ е й г и п о т е з е , к о т о р а я , е с л и вду­ маться, только и позволяет выявить общую основу выдающегося тол­ кования м и ф а о Хабури у Вилберта и его версии у Рота — наиболее б о г а т ы х и з и м е ю щ и х с я в н а ш е м р а с п о р я ж е н и и . В ч е м с о с т о и т их в и ­ д и м о е р а з л и ч и е ? Версия Р о т а не с о д е р ж и т к о с м о л о г и ч е с к о й части. З а т о в е р с и я В и л б е р т а н е с о д е р ж и т э п и з о д а с дву.мя п р у д а м и . Н о м ы т о л ь к о что п о к а з а л и , что этот э п и з о д преобразует другие г а й а н с к и е м и ф ы , п р и н а д л е ж а щ и е к той же группе, что и обсуждаемый нами м и ф . Н а с а м о м же деле этот э п и з о д и с и с т е м а его п р е о б р а з о в а н и й — л и ш ь лжеанекдотическая маскировка, плохо скрывающая космологи­ ческий мотив, п р и о б р е т а ю щ и й п о д л и н н ы й размах в выдающейся вер­ с и и В и л б е р т а . В э т о м э п и з о д е м у ж двух с е с т е р о т к а з ы в а е т с я с к р о м н о , не р и с к у я , л о в и т ь р ы б у в п р у д у , с о о т в е т с т в у ю щ е м у , к а к м ы у б е д и л и с ь в ы ш е , стоячей, о т н о с и т е л ь н о в ы с о к о й воде ранее р а с с м о т р е н н ы х м и ­ ф о в , потому что предпочитает обильную, но опасную рыбалку в дру­ г о м п р у д у , с о о т в е т с т в у ю щ е м у в тех ж е м и ф а х п р о т о ч н о й , о т н о с и т е л ь ­ но н и з к о й воде. А в конце версии Вилберта Хабури и его т о в а р и щ и , предки современных индейцев, делают тот же, но более м а с ш т а б н ы й выбор: о н и о т к а з ы в а ю т с я от с к р о м н о й с п о к о й н о й ж и з н и в в ы с ш е м мире под духовным водительством жрецов, так как замеченные в ниж-

161


н е м м и р е и з о б и л ь н ы е п а л ь м о в ы е р о щ и и стада д и к и х с в и н е й о б е щ а ю т и м более о б и л ь н у ю п и щ у . О н и е щ е не з н а ю т , что и м придется з а в о е в ы ­ вать п о с л е д н и е ц е н о й б о л ь ш и х о п а с н о с т е й , н а с л а н н ы х Д у х а м и вод и л е ­ сов, самая страшная из которых — как раз Ч е р н ы й Ягуар. Т а к и м о б р а з о м , сверхъестественный п е р с о н а ж из версии Рота л и ш ь воспроизводит это прародительское поведение, в надежде на более о б и л ь н у ю рыбалку тяготея к воде - к о н н о т а ц и и низа в той с и ­ с т е м е п р е о б р а з о в а н и й , к к о т о р о й о т н о с и т с я , хотя М^^, в с и л у тех ж е д о в о д о в р а с п о л а г а е т ее н а о д н о м у р о в н е с д р у г о й в о д о й — к о н н о т а ц и е й верха. С о в е р ш е н н о я с н о й о к а з ы в а е т с я в э т о м о т н о ш е н и и с т а р и н н а я версия: в н и ж н е м мире много дичи, но зато там мало воды; создатель Канонату должен вызвать дождь, чтобы поднять уровень воды в реках (Brett 2. Р . 6 1 - 6 2 ) . С л е д о в а т е л ь н о , во всех в е р с и я х на п р о т а г о н и с т е и л и протагонистах лежит моральная вина, оборачивающаяся падением. П а д е н и е протагониста М^^, о к а з а в ш е г о с я в лапах Черного Ягуара, метафорически транспонирует физическое и космическое падение, ведущее к п о я в л е н и ю первых людей. П е р в о е означает второе подобно тому, как сверхъестественный персонаж первых мифов этой группы о з н а ч а е т с я с в о и м и м е н е м (о к о т о р о м с л е д о в а л о б ы у м о л ч а т ь ) , и п о ­ д о б н о т о м у , к а к о б р ы з г и в а ю щ а я е г о вода ( п р и з н а н и е в л ю б в и в б о л ь ­ ш и н с т в е ю ж н о а м е р и к а н с к и х п л е м е н , в ч а с т н о с т и у Варрау) о з н а ч а е т физическое желание своячениц, обладая в то же время для главного з а и н т е р е с о в а н н о г о л и ц а м е т а ф о р и ч е с к и м з н а ч е н и е м : вода обжигает е г о , как если бы э т о б ы л о г о н ь . 4. Н е л ь з я не з а м е т и т ь , что сестры и з М^^, о к а з ы в а ю т с я в т о м ж е п о л о ­ ж е н и и , что и г е р о и н я м и ф о в Ч а к о (у к о т о р о й т о ж е есть сестра), т о е с т ь м е ж д у м у ж е м и его с о п е р н и к о м . В Ч а к о р о л ь мужа выпадает Д я т л у — ге­ р о ю - к о р м и л ь ц у . Муж Варрау т о ж е к о р м и т , н о не м е д о м , а р ы б о й . П о ­ д о б н о меду в Ч а к о , р ы б а в Гайане я в л я е т с я п и щ е й сухого с е з о н а (Roth 2. Р . 190): п р и н и з к о й воде р ы б а л о в и т с я л у ч ш е . К р о м е т о г о , в к о н ц е р а с ­ сказа появляется мед. У Т о б а с о п е р н и к о м м у ж а я в л я е т с я Л и с , у Варрау — Ч е р н ы й Я г у а р , т о е с т ь в п е р в о м с л у ч а е — о б м а н щ и к , во в т о р о м — с т р а ш н ы й л ю д о е д . Этому естественному различию соответствует различие психологичес­ кого плана. Как мы видели. Л и с «помешан на женщинах»; его движу­ щ и й мотив - похотливость. М и ф не утверждает ничего подобного о Черном Ягуаре. Действительно, поначалу поведение Черного Ягуара п р о т и в о п о л о ж н о п о в е д е н и ю Лиса: ведь он п р и н о с и т ж е н щ и н а м о б и л ь н у ю еду — р ы б у в в е р с и и Р о т а , ж а р е н ы е к у с к и т е л а и х м у ж а в версии Вилберта. Последняя подробность скорее сближает Черного Я г у а р а с г е р о е м Ж е , п о д ж а р и в а ю щ и м т р у п ж е н ы и п р е д л а г а ю щ и м его в к а ч е с т в е м я с а ее р о д и т е л я м , п о т о м у ч т о н е с ч а с т н а я б ы л а с л и ш к о м о х о ч а д о м е д а , п о д о б н о т о м у к а к о б р е ч е н н ы й на ту ж е у ч а с т ь м у ж ч и ­ на был жаден до р ы б ы . М ы еще вернемся к этому моменту. Н о главное заключается в том, что Ч е р н ы й Ягуар отличается от Л и с а п о л н ы м о т с у т с т в и е м л ю б о в н о й м о т и в а ц и и . Едва п р и д я к ж е н щ и ­ н а м , о н с к а з ы в а е т с я у с т а л ы м и п о с л е т о г о , к а к ему д а л и м л а д е н ц а н а

162


руки, думает только о сне: таково обычное поведение хорошего тузем­ н о г о о т ц а , п о с л е о х о т ы с п е ш а ш е г о п р е ж д е всего п о и г р а т ь с м а л ы ш о м , л е ж а в г а м а к е . Э т о г л а в н ы й п р и з н а к , в е д ь о н п о в т о р я е т с я во всех в е р ­ сиях. Н е потому л и , что эта деталь в ы я в л я е т д в и ж у щ и й м о т и в ягуара, диаметрально противоположный лисьему? Подобно тому как после­ д н и й «обожал ж е н щ и н » , ягуар оказывается « п о м е ш а н н ы м на р е б е н ­ ке»; и м д в и ж е т в о в с е н е п о х о т л и в о с т ь , н о ж а ж д а о т ц о в с т в а . П р о д е м о н ­ стрировав ж е н щ и н а м свои способности кормильца, он входит в роль сухой к о р м и л и ц ы младенца. Разумеется, такое парадоксальное для людоеда поведение требует о б ъ я с н е н и я . О н о будет д а н о в д р у г о й г л а в е , где м ы о к о н ч а т е л ь н о у с ­ т а н о в и м т о , что уже п о д с к а з ы в а л и н а м м и ф ы Ж е , у ч и т ы в а я , ч т о о б ­ л а с т ь э т о й г р у п п ы в к л ю ч а е т д в о й н у ю с и с т е м у п р е о б р а з о в а н и й : ту, чье развитие м ы прослеживаем с начала к н и г и , и другую, н е к о т о р ы м об­ разом поперечную первой, пересекающуюся с ней как раз в той точ­ к е , к к о т о р о й м ы п р и ш л и . Т о г д а п о н я т н о , что я г у а р в е д е т с е б я з д е с ь к а к о т е ц - к о р м и л е ц : ведь о н играет п р о т и в о п о л о ж н у ю роль в группе, перпендикулярной нашей — роль соблазнителя, крадущего матерей у детей. В другом гайанском мифе, к которому мы прибегнем ниже (Mjg,), с о д е р ж и т с я п р е к р а с н ы й п р и м е р т а к о й и н в е р с и и , т а к к а к в н е м обманутые мужья убивают Черного Ягуара. Таким образом, если в М24, я г у а р у б и в а е т м у ж а , а н е н а о б о р о т , э т о о з н а ч а е т , ч т о о н — н е с о ­ блазнитель, а его п р о т и в о п о л о ж н о с т ь (см. ниже, с.251-261). Т а к как мы еще не готовы доказать это и построить метасистему, в к л ю ч а ю щ у ю оба аспекта, в р е м е н н о о г р а н и ч и м с я другим доказатель­ ством, о с н о в а н н ы м на параллелизме, который мы начали устанавли­ в а т ь м е ж д у л и с о м Ч а к о и г а й а н с к и м я г у а р о м — э т о будет д о к а з а т е л ь ­ ство а contrario^'. Л и с - о б м а н щ и к . В « С ы р о м и п р и г о т о в л е н н о м » (с.293-294) м ы о т м е ­ ч а л и , ч т о м и ф ы с п е р с о н а ж е м т а к о г о т и п а в качестве героя ч а с т о с о с т а в ­ л е н ы н а п о д о б и е м о з а и к и , путем в з а и м о п е р е п л е т е н и я ф р а г м е н т о в с и н ­ т а г м а т и ч е с к и х ц е п о ч е к и з р а з л и ч н ы х , если не п р о т и в о п о л о ж н ы х , м и ф о в . В результате в о з н и к а е т г и б р и д н а я с и н т а г м а т и ч е с к а я ц е п о ч к а , ч ь е н е я с ­ ное строение свидетельствует о парадоксальной сущности о б м а н щ и ­ ка. Е с л и т а к обстоит дело в и н т е р е с у ю щ е м нас случае, м ы м о ж е м и н ­ т е р п р е т и р о в а т ь х а р а к т е р Л и с а к а к неудачливого соблазнителя в к а ч е с т в е р е з у л ь т а т а п р о т и в о п о с т а в л е н и я двух а н т и т е з н ы х х а р а к т е р о в , а т р и б у т и ­ руемых персонажам, являющимся, каждый по-своему, инверсией Л и с а : л и б о удачливому соблазнителю, либо противоположности соблаз­ н и т е л я , т о е с т ь отцу, о к а з ы в а ю щ е м у с я ( г и п о т е т и ч е с к и ) неудачливым:

соблазнитель, \

неудачливый но f соблазнитель' ' = отец \ ЛЮДОЕД

ОБМАНЩИК . / \ ^ с о б л а з н и т е л ь , но неудачливый' „ , удачливый (= неудачливый' ^^).

163


Б л а г о д а р я м и ф у В а р р а у м ы в ы я в и л и о д н о и з двух с о ч е т а н и й , о п р е ­ д е л я ю щ и х людоеда как противоположность о б м а н щ и к а . А как уже го­ в о р и л о с ь , впоследствии мы встретимся со в т о р ы м и у б е д и м с я , что первое — л и щ ь его преобразование. О т н ы н е я с н о , что Лис в Ч а к о и Ч е р н ы й Я г у а р в Г а й а н е с и м м е т р и ч н о п р о т и в о п о л о ж н ы друг другу к а к п е р с о н а ж и , с т р е м я щ и е с я в о п л о т и т ь с я в с в о ю ж е р т в у в глазах ее с у п ­ руга. Л и с п е р е о д е в а е т с я и з г н а н н о й и м ж е н щ и н о й . Я г у а р п р и н и м а е т о б л и к у б и т о г о и м м у ж ч и н ы . У ж а л е н н ы й м у р а в ь е м , de visu''" у б е д и в щ и м с я в его п о д л и н н о м п о л е . Л и с ф и з и ч е с к и в ы д а е т , кто он, когда н е может и з м е н и т ь свой вой или задирает юбку. Хотя Ягуар показывает с е б я х о р о ш и м о т ц о м и м у ж е м (в п р о т и в о п о л о ж н о с т ь Л и с у , с т о л ь н е ­ л о в к о м у в с у п р у ж е с к о й р о л и ) , о н м о р а л ь н о в ы д а е т т о , кем не явля­ ется, п р о и з н о с я и м я с в о е й ж е р т в ы . Т а к и м о б р а з о м , и н ц и д е н т с и м е ­ н е м транспонирует э п и з о д из м и ф о в Ч а к о , придавая ему п е р е н о с н ы й с м ы с л . О н т а к ж е в о б р а т н о м виде о т р а ж а е т с л у ч а й , у ж е р а с с к а з а н н ы й в д р у г и х г а й а н с к и х м и ф а х т о й ж е г р у п п ы (M^j,, М^^^). С в е р х ъ е с т е ­ с т в е н н ы й п е р с о н а ж о т д е л я л с я в них от с п у т н и к а - ч е л о в е к а п р и п р о и з ­ н е с е н и и его и м е н и . Здесь же люди отделяются от м н и м о г о сверхъес­ т е с т в е н н о г о с п у т н и к а , когда п о с л е д н и й п р о и з н о с и т то, что не может быть его и м е н е м (так к а к о н с а м н а з ы в а е т е г о ) . 5. Л я г у ш к у зовут Вау-ута. Т а к уже звали л я г у ш к у - з а щ и т н и ц у о х о т ­ н и к а в M j 3 j и л я г у ш к у - д р е в е с н и ц у , в к о т о р у ю п р е в р а т и л с я р е б е н о к ге­ р о я в М,зз. И т а к , о т п р е в р а щ е н н о г о в ж и в о т н о е ( л я г у ш к у ) м л а д е н ц а мы переходим, посредством лягушки-охотницы мужского пола, к во­ инственной лягушке женского пола (она убивает ягуара), п р е в р а щ а ю ­ щ е й младенца во взрослого. В предыдущих случаях это была лягушка кунауару, и Рот предлагает то же название для л и б и д о з н о й п о к р о в и ­ тельницы Хабури, чей крик, впрочем, фонетически совпадает с к р и ­ к о м , п р и п и с ы в а е м ы м в других м и ф а х кунауару. Побег ж е н щ и н ы с ребенком, преследуемых чудовищами-канниба­ лами и находящих приют и защиту у лягушки, является темой м и ф а М у н д у р у к у ( М | 4 з ) , где б е г с т в о э т о м о т и в и р о в а н о т а к ж е у з н а в а н и е м и з ­ жаренного м у ж н и н а трупа. В следующем томе мы рассмотрим северо­ американские параллели. М и ф Варрау и м и ф Мундуруку сходны также в том смысле, что л я ­ гушка играет в них роль шамана. М и ф Тукуна приписывает кунауару источник ш а м а н с к о й власти. Т а к и м образом, он заслуживает ц и т и р о ­ в а н и я хотя бы ради о п р а в д а н и я з а д н и м ч и с л о м п р и м е н е н и я н а м и в целях п р о я с н е н и я некоторых гайанских обычаев наблюдений, связан­ ных с этим племенем: М^^у Тукуна: происхождение шаманской власти. Двухлетняя девочка непрерывно плакала по ночам. Измученная мать выставила ее на улицу, и ребенок продолжал плакать в одиночестве. В конце концов явилась лягушка кунауару и унесла ее. Девчушка жила у ля­ гушки, пока не превратилась в подростка; она научилась у своей покрови­ тельницы всем магическим искусствам - исцеляющим и убивающим.

164


Затем она вернулась к людям, еще не знавшим колдовства. Когда она совсем состарилась и не смогла себя обслуживать, то попросила девушек приготовить поесть. Но последние не любили ее и отказались. Ночью ста­ руха завладела их ножными костями. Неспособные встать девушки увиде­ ли, как она ест костный мозг - единственную свою пищу. Когда о преступлении стало известно, колдунье перерезали горло. Она собрала горстями льющуюся ручьями кровь и подула на нее; брызги взле­ тели к солнцу. Старуха сказала: «Пусть и душа войдет в тебя!» С тех пор душа жертвы проникает в тело убийцы (Nim. 13. Р. 100). М о т и в о м п л а к с и в о г о м л а д е н ц а ( с м . н и ж е , с.321) э т о т м и ф Т у к у н а отсылает к той группе, в которой двуутробка или л и с и ц а и ф а ю т роль о т в о д я щ е г о ж и в о т н о г о ( С П , с.257, сн.100). Не п о д д а ю щ и й с я «социа­ лизации» плаксивый ребенок упорно сохраняет причастность приро­ де, пробуждая похотливость ж и в о т н ы х той же ориентации: о б о ж а ю ­ щих естественный продукт — мед, л и б о о б о ж а ю щ и х ж е н щ и н или муж­ чин — сексуальные «продукты». Т а к и м путем, начиная с лягушки, по­ м е ш а н н о й на ю н о ш е , но еще сильнее о б о ж а ю щ е й мед, мы могли бы дойти до девушки из Чако, обожавшей мед, — она своего рода лиса ( и н а ч е л и с не м о г б ы п ы т а т ь с я п е р е в о п л о т и т ь с я в н е е ) ; н о э т о и д е ­ вушка, обожаемая лисом. К подобной взаимности мы еще вернемся. 6. В в е р с и и Р о т а (Mj^,) л я г у ш к а у б и в а е т я г у а р а , п р и х л о п н у в е г о утыканной колючками дверью, ведущей в обжитое ею дупло. Это дей­ ствие н а п о м и н а е т то, что делали с п р я т а в ш и е с я в полом дереве герои н е к о т о р ы х м и ф о в Ч а к о ради и з б а в л е н и я от я г у а р а - к а н н и б а л а : о н и просовывали п и к и через т р е щ и н ы в стволе, смертельно раня людоеда (Mj^^; Сатрапа. Р . 3 2 0 ) ; и л и ж е , е с л и п е р е в е р н у т ь с ю ж е т , я г у а р в о н з а л когти в с т в о л , н е м о г в ы т а щ и т ь их и о к а з ы в а л с я б е з з а щ и т н ы м п о д уда­ р а м и с в о и х ж е р т в {Тоба: Ы.^^). В о б о и х с л у ч а я х р е ч ь и д е т о с а м к е я г у ­ ара, в к о т о р у ю превратилась ж е н щ и н а - м у ж е у б и й ц а , тогда к а к с а м е ц ягуара из гайанского м и ф а представал перед ж е н щ и н а м и в обличьи убитого им мужа. Упомянутые выше мифы Чако касаются происхождения табака, возникшего из сожженного трупа женщины-ягуара. Исходя из о п п о ­ з и ц и и м е д а и т а б а к а , ш а г за ш а г о м п р о с л е д и в ц и к л п р е в р а щ е н и й , и л ­ люстрируемых м и ф а м и о происхождении меда, мы обнаруживаем, что земля круглая: ведь уже о к а з а в ш и с ь на з н а ч и т е л ь н о м р а с с т о я н и и от исходной точки, мы начинаем различать очертания, характерные, как мы знаем, для м и ф о в о происхождении табака. Э т о не в с е . П о л о е д е р е в о , п о з в о л я ю щ е е в м и ф а х Ч а к о п р я т а т ь с я о т ягуара, - / y u c h a n / {Chorisia insignis), д е р е в о и з семейства ш е л к о в и ч н ы х . В других м и ф а х Ч а к о (Mjo^.^) л и с т а к ж е н а п а р ь ш а е т с я б р ю х о м на к о л ю ч ­ к и , у с е и в а ю щ и е ствол / y u c h a n / . Х о т я в с о о т в е т с т в и и с и с т о ч н и к а м и , к о ­ т о р ы м и м ы р а с п о л а г а е м , кунауару, к а ж е т с я , всегда в ы б и р а е т в к а ч е с т в е ж и л и щ а д е р е в о д р у г о г о вида {Bodebchwingia macrophylla Klotzsch) — л и ­ п о в о е с а р о м а т н ы м и ц в е т а м и , ч е й ствол с т а н о в и т с я п о л ы м по д о с т и ж е ­ н и и д е р е в о м о п р е д е л е н н ы х р а з м е р о в (Schomburgk. Vol.M. Р.334), все п р о -

165


исходит т а к , к а к будто м и ф Варрау о д н о в р е м е н н о в о с п р о и з в о д и т ф и з и ­ ческий а с п е к т и с е м а н т и ч е с к у ю ф у н к ц и ю ш е л к о в и ч н о г о дерева из Ч а к о . П р е д в о с х и щ а я ход п о в е с т в о в а н и я , считаем с в о е в р е м е н н ы м под­ черкнуть, что ш е л к о в и ч н ы е с ы г р а ю т в н а ш е м м и ф е о п р е д е л е н н у ю роль. П о с л е п о п ы т о к соорудить п и р о г у из в о с к а , п о т о м и з г л и н ы , п е р е ­ п р о б о в а в м н о ж е с т в о д р е в е с н ы х э с с е н ц и й , герой достигает ц е л и , и с п о л ь ­ зуя «silk-cotton tree» - ш е л к о в и ч н о е д е р е в о (Bonibax ceiba, В. globosum). Варрау, д е й с т в и т е л ь н о , и с п о л ь з о в а л и эту д р е в е с и н у - н е д о л г о в е ч н у ю , но пригодную для сооружения огромных пирог, способных вместить 70-80 п а с с а ж и р о в (Roth 2. Р.613). З а р и с о в к а и ф ы в в е р е в о ч к у н а п о м и ­ нает своим видом м о щ н о е , приземистое дерево с узловатым стволом.

Рис. 12. Шелковичное. Варрау.

Зарисовка игры в веревочку (По: Roth 2. Р.533, fig.300).

у

индейцев

О с о б е н н о примечательно, что м и ф о л о г и я Ч а к о отражает в плане воображаемого реальный аспект культуры некоторых гайанских и н ­ д е й ц е в . В м и ф е М а т а к о (М^^^), н а к о т о р ы й м ы у ж е с с ы л а л и с ь , г о в о ­ рится о том, что народ, преследуемый ягуаром-каннибалом, укрылся в выдолбленном из ствола / y u c h a n / ковчеге величиной с дом. Н о если в д а н н о м случае в м и ф е М а т а к о реальность Варрау воображается, эта р е а л ь н о с т ь (и ее п р е д л а г а е м о е в М^^, м и ф о л о г и ч е с к о е п р о и с х о ж д е н и е ) в свою очередь осуществляет инверсию описанной в мифах Чако из­ н а ч а л ь н о й ф у н к ц и и шелковицы. К а к м ы н а п о м н и л и в ы ш е , н а ч и н а я эту д и с к у с с и ю , к о т о р а я будет п р о д о л ж е н а в д р у г о й г л а в е , в н а ч а л е в р е м е н в п о л о м с т в о л е б о л ь ш о г о д е р е в а / y u c h a n / у м е щ а л а с ь вся вода и р ы б а н а с в е т е . Т о е с т ь в о д а н а х о д и л а с ь в д е р е в е , тогда к а к т е х н и ч е с к а я о п е ­ рация п р е в р а щ е н и я ствола в пирогу порождает обратную ситуацию: ведь тогда д е р е в о о к а з ы в а е т с я в в о д е . В э т о м с л у ч а е м ы в н о в ь в с т р е ­ чаемся с диалектикой содержащего и содержимого, внутреннего и

166


в н е ш н е г о , чья с л о ж н о с т ь о с о б е н н о отчетливо проявляется в ряде п р о ­ тивоположностей (мифологическое и мифологическое, мифологичес­ кое и реальное, реальное и мифологическое), проиллюстрированных р о л ь ю ш е л к о в и ч н ы х . Д е й с т в и т е л ь н о , л и б о вода и р ы б а н а х о д я т с я в д е р е в е , а л ю д и — в н е дерева; л и б о л ю д и — внутри д е р е в а , вода — в о в н е , а р ы б а — в воде. О б р а з ж и з н и л я г у ш к и кунауару з а н и м а е т п р о м е ж у т о ч н о е п о л о ж е н и е между э т и м и к р а й н и м и случаями: для нее, и т о л ь к о для н е е «вся в о д а м и р а » ( т а к к а к н и к а к о й д р у г о й о н а н е п о л ь з у е т с я ) все е щ е н а х о д и т с я в д е р е в е . И е с л и в Mj^, п и р о г и и з п ч е л и н о г о в о с к а и ш е л к о в и ч н о г о дерева д и а м е т р а л ь н о п р о т и в о п о л о ж н ы , не означает ли э т о , что д л я п ч е л ы , г о м о л о г и ч н о й л я г у ш к е - д р е в е с н и ц е на о с и сухого и в л а ж н о г о (см. в ы ш е , с. 143), в о с к и мед з а м е н я ю т воду в н у т р и д е р е в а и, т а к и м о б р а з о м , н е могут з а м е щ а т ь д е р е в о в его с о о т н о ш е н и и с водой*? 7. О ф л е й т е и с т р е л а х , в р у ч е н н ы х В а у - у т а с т а в ш е м у п о д р о с т к о м мальчику, нельзя сказать ничего особенного, кроме того, что это н о р ­ мальные атрибуты его пола и возраста: стрелы — чтобы охотиться, ф л е й т а — для л ю б в и , так к а к этот инструмент предназначен для уха­ ж и в а н и я з а д е в у ш к а м и . Т о г д а п о н я т н о , ч т о з а с л ы ш а в ш и е ее и з д а л и ж е н щ и н ы заключают, что в доме находится незнакомый мужчина. Эпизод с выдрами ставит еще более с л о ж н ы е задачи. Т о о т в р а щ е н и е , которое внушает выдрам запах экскрементов Хабу­ р и , в ы з ы в а е т в п а м я т и в е р о в а н и е Т л и н к и т о в на А л я с к е , м е ж д у т е м вовсе не я в л я ю щ и х с я соседями Варрау: «Сухопутная выдра, - говорят они, — не переносит запаха человеческих испражнений» (Laguna. Р. 188). Н о в е д ь з д е с ь н е м о ж е т и д т и р е ч и о т о м же виде ввиду о т д а л е н ­ н о с т и о б о и х р е г и о н о в и к л и м а т и ч е с к и х р а з л и ч и й . В ы д р ы и з М^^^, к о л ­ л е к т и в н о п о я в л я ю щ и е с я в м и ф е , могут быть в связи с этим скорее Lutra brasiliensis, ж и в у щ и е с т а д а м и о т 10 д о 20 о с о б е й , ч е м Lutra felina {Ahlbrinck, art. « a w a r e - p u y a » ) — б о л е е м е л к и й , ж и в у щ и й о б о с о б л е н н о вид, которому древние мексиканцы приписывают пагубные намере­ н и я и с и л у к а к в о п л о щ е н и е Т л а л о к а : о н всегда п о д ж и д а е т к у п а л ь щ и ­ к о в и т о п и т их {Sahagun. Part X l l . P . 6 8 - 7 0 , art. «auitzotl»). Т е м не менее нельзя не сопоставить м е к с и к а н с к и е и гайанские ве­ рования. К этом нас побуждает отрывок из Сэхэгуна: «Когда выдра * См.: Нож из пчелиного воска, подобие «жгучей, как огонь, воды» (М^^) в: Goeje. Р. 127. Главная оппозиция в М^, — между дающей течь костяной пирогой и пиро­ гой из породы дерева /сасШсато/. В М^^ — между протекающей пирогой из древесины «медового пирога» («sweet mouth wood») и пирогой из древесины /cachicamo/. /Cachicamo/ (Catophyllum callabd) - каучуковое с мощным стволом (как у шел­ ковичных), чья древесина считается не подверженной гниению. В версиях Вилберта Хабури опробует также древесину /peramancilla/, Варрау — /ohori/, /ohoru/, то есть (Roth 2. Р.82) Symphonia sp., Moronobea sp., — также каучуко­ вого, чья собираемая в огромных количествах и часто смешиваемая с пчели­ ным медом смола служила, кроме прочих целей, и для проконопачивания пирог, заделывания пробоин.

167


была недовольна тем, что никого не поймала, не утопила никого из нас — л ю д и ш е к , с л ы ш а л о с ь нечто вроде детского плача. С л ы ш а щ и й его г о в о р и л с е б е , что э т о , б ы т ь м о ж е т , п л а ч у щ и й р е б е н о к , б р о ш е н н ы й м л а д е н е ц - к т о з н а е т ? Р а з ж а л о б и в ш и с ь , о н ш е л на п о и с к и и п о п а д а л в л а п ы т о п я щ е г о е г о / a u i t z o t l / » (Ibid. P.69). Этот плаксивый ребенок, ведущий себя как коварный соблазни­ т е л ь , к о н е ч н о , с и м м е т р и ч е н н е в ы н о с и м о м у к р и к у н у , в ы в е д е н н о м у на с ц е н у в М^^. и д р у г и х м и ф а х . К р о м е т о г о , м е к с и к а н с к о е в е р о в а н и е н а ­ х о д и т л ю б о п ы т н ы й о т к л и к в а м е р и к а н с к и х р е г и о н а х , где н а м и у ж е была отмечена поразительная о б щ н о с т ь м н е н и й по поводу выдр. И н ­ дейцы Тагиш в британской Колумбии, близкие к Т л и н к и т а м по я з ы ­ ку и о б л а с т и п р о ж и в а н и я , с о е д и н я ю т в в о с п о м и н а н и я х з о л о т у ю л и х о ­ р а д к у К л о н д а й к а 1898 г. и м и ф , с в я з а н н ы й с « Г о с п о ж о й Б о г а т с т в о м » , я в л я ю щ е й с я также ж е н щ и н о й - л я г у ш к о й . Ночью м о ж н о иногда услы­ ш а т ь , к а к у н е е на р у к а х п л а ч е т р е б е н о к . Н у ж н о о т н я т ь его и не о т д а ­ вать матери, обрызгивая п о с л е д н ю ю мочой, пока она не извергнет з о ­ л о т о (McClellan. Р. 123). Т л и н к и т ы и Ц и м ш и а н ы г о в о р я т в с в о и х м и ф а х о « Г о с п о ж е о з е р а » , в ы ш е д ш е й з а м у ж за и н д е й ц а , ч ь я с е с т р а п о л у ч а е т « б о г а т ы й н а р я д » , о б о г а щ а ю щ и й т о г о , к т о у с л ы ш и т п л а ч ее м л а д е н ц а (Boas 2. Р.746; с м . Swanton 2. Р . 1 7 3 - 1 7 5 , 3 6 6 - 3 6 7 ) . Э т и м а т е р и н с к и е с и ­ рены — выдры или л я г у ш к и , чьим голосом плачет ребенок, топят свои жертвы, подобно мексиканским выдрам, разделяя со своими гайанс­ кими товарками отвращение к испражнениям. Вплоть до ассоциации с металлическими богатствами, и м е ю щ и м и свой эквивалент в Гайане: о к а з а в ш и с ь з а с т и г н у т о й , « Г о с п о ж а воды» А р а в а к о в о с т а в л я е т на б е р е ­ гу с е р е б р я н ы й г р е б е н ь , к о т о р ы м о н а п р и ч е с ы в а л а с ь (Roth 1. Р . 2 4 2 ) ; в южнобразильских верованиях огненный змей Мбойтата обожает же­ л е з н ы е п р е д м е т ы (Orico I. Р. 109). В Гайане и амазонском регионе в целом водяные соблазнители мужского и женского пола охотно принимают облик китообразного, о б ы ч н о б о т о , и л и а м а з о н с к о г о б е л о г о д е л ь ф и н а (Inia geoffrensis). С о ­ г л а с н о Б э й т у (Bates. Р . 3 0 9 ) , с б о т о б ы л о с в я з а н о с т о л ь к о с у е в е р и й , что з а п р е щ е н о б ы л о у б и в а т ь его ( с м . Silva. Р . 2 1 7 , п.47). В е р и л и в т о , ч т о это животное порой превращается в столь прекрасную ж е н щ и н у , что о н а з а т я г и в а е т м о л о д ы х л ю д е й в воду. Е с л и у д а е т с я с о б л а з н и т ь о д н о ­ го и з н и х , о н а х в а т а е т его за т а л и ю и у т я г и в а е т н а д н о . С о г л а с н о Ч и п а й я (М^^,^), д е л ь ф и н ы п р о и с х о д я т от и з м е н н и ц ы - ж е н ы и ее л ю б о в ­ н и к а ; их п р е в р а т и л в д е л ь ф и н о в муж - к о г д а - т о в детстве с н и м п л о х о о б р а щ а л и с ь , - у в и д е в ш и й их с л и я н и е в п р о д о л ж и т е л ь н о м п о л о в о м акте (Nim. 3. Р.387-388). Б о л е е б л и з к и е к Варрау П и а п о к о с н и ж н е г о Гуавиара, рукава О р и н о к о , в е р и л и в алых Духов, д н е м ж и в ш и х под в о д о й , а н о ­ ч ь ю б р о д и в ш и х п о с у ш е « к р и ч а , к а к м а л е н ь к и е д е т и » (Roth 1. Р.242). Т а к а я р а з н о в и д н о с т ь зоологического о з н а ч а ю щ е г о тем более и н т е р е с ­ на, что сам д е л ь ф и н колеблется между ф у н к ц и е й с о б л а з н и т е л я и д и а м е т ­ рально п р о т и в о п о л о ж н о й ф у н к ц и е й , в ы п о л н я е м о й на пару с выдрой. В одном из эпизодов знаменитого мифа'Бари (Араваки с Риу-Негру) о д е я н и я х г е р о я П о р о н о м и н а р е (М^,,) г о в о р и т с я о т о м , к а к д е л ь ф и н

168


придал более с к р о м н ы е п р о п о р ц и и пенису героя, невероятно распух­ шему из-за укусов насекомого, поселившегося в вагине соблазнитель­ н о й с т а р о й ж е н щ и н ы {Amorim. Р. 135-138). А с о г л а с н о м и ф у М у н д у р у ­ ку (Mj4g), в ы д р ы о к а з ы в а ю т ту ж е услугу и н д е й ц у , ч е й п е н и с в о в р е м я с о и т и я у д л и н и л а л я г у ш к а {Murphy 1. Р . 127). С у д я п о к р и к у , ф о н е т и ­ чески т р а н с к р и б и р у е м о м у в м и ф е , это могла быть л я г у ш к а кунауару. В другом м и ф е Мундуруку ( М ^ , ) , который мы проанализируем ниже (с. 182-183), г о в о р и т с я о т о м , что с о л н ц е и л у н а в р о л и х о з я е в р ы б ы д о в е ­ л и мужчину, ч е й п е н и с оставался в я л ы м н е с м о т р я на все с т и м у л я ц и и , д о и н ф а н т и л ь н о й с т а д и и {Murphy 1. Р . 8 3 - 8 5 ; Kruse 3. Р . 1 0 0 0 - 1 0 0 2 ) . Все п р о и с х о д и т т а к , к а к б у д т о М^^, о г р а н и ч и в а е т с я о б ъ е д и н е н и е м двух э т и х р а с с к а з о в , п р и д а в а я и м м е т а ф о р и ч е с к о е в ы р а ж е н и е : ч т о б ы скорее превратить его в своего л ю б о в н и к а , лягушка в о л ш е б н о убыст­ р я е т р о с т м л а д е н ц а Х а б у р и , т о е с т ь у д л и н я е т его п е н и с . З а т е м в ы д р а м п р и д е т с я « и н ф а н т и л и з и р о в а т ь » героя, в о з в р а щ а я ему з а б ы т о е детство и возвращая его к более с ы н о в н и м чувствам. Н о выдры — тоже хозяева р ы б ы : с о г л а с н о Ш о м б у р г к у , п р о ц и т и р о в а н н о м у Р о т о м {Roth 2. Р. 190), э т и ж и в о т н ы е « о б ы ч н о з а л е з а ю т в в о д у и т а с к а ю т р ы б у за р ы б о й к т о м у м е с т у , где о б ы ч н о е д я т . О н и п р и н и м а ю т с я за еду т о л ь к о т о г д а , когда считают количество достаточным. И н д е й ц ы пользуются ситуа­ цией: о н и сторожат места лова, терпеливо ждут и захватывают д о б ы ­ чу, к о г д а в ы д р а в о з в р а щ а е т с я в р е к у » . С л е д о в а т е л ь н о , и с п р а ж н я т ь с я в таком месте, как это делает Хабури, значит не только показать себя плохим рыбаком. Это также значит символически облегчиться в «ко­ телок» животных: действие, реально осуществляемое героем у Сиава­ на и л и у с в о е й «тети» (M^^j, Mj^^). Г л а в н о е з а к л ю ч а е т с я в т о м , ч т о , в о з м о ж н о , существует с в я з ь между о п и с а н н о й Ш о м б у р г к о м и п р о к о м м е н т и р о в а н н о й В и л б е р т о м (Wilbert 2. Р. 124) р ы б н о й л о в л е й и с п о с о б о м о б ъ я с н е н и я о д о м а ш н е н н о г о н а з в а ­ н и я в ы д р ы : « В ы д р а - д о м а ш н е е ж и в о т н о е Духа в о д ы ; в ы д р а я в л я е т с я для Духа тем ж е , что собака — для человека». Ведь если бы благодаря с о г л а с о в а н и ю всех э т и х у к а з а н и й м о ж н о б ы л о с о г л а с и т ь с я с т е м , ч т о г а й а н с к и е и н д е й ц ы в и д я т в в ы д р е н е ч т о вроде «собаки р ы б о л о в а » , о к а ­ залось бы ч р е з в ы ч а й н о п о к а з а т е л ь н ы м , что в с е в е р о а м е р и к а н с к о м мифе Оджибве, почти слово в слово п о в т о р я ю щ е м и с т о р и ю Хабури ( м ы о б с у д и м его в с л е д у ю щ е м т о м е ) , та ж е и н ф а н т и л и з и р у ю щ а я р о л ь приписывается собаке. В ы в о д о м и з в с е г о в ы ш е и з л о ж е н н о г о я в л я е т с я т о , ч т о , н е с м о т р я на разнообразие рассмотренных видов, некоторые связанные с выдрами верования сохраняются в наиболее отдаленных регионах Нового Све­ та, от Аляски и Б р и т а н с к о й К о л у м б и и д о атлантического побережья не севере А м е р и к и , а на юге — через М е к с и к у вплоть до гайанского региона. Э т и в е р о в а н и я , всегда п р и с п о с о б л е н н ы е к м е с т н ы м видам, если даже не родам, вероятно, являются очень д р е в н и м и . Н о э м п и р и ­ ческие н а б л ю д е н и я , в о з м о ж н о , кое-где придали им ж и з н е н н о с т ь . И д е т л и р е ч ь о м о р с к и х и л и с у х о п у т н ы х в ы д р а х , п о р а з и т е л ь н о , ч т о не т о л ь к о м и ф ы , н о и н а т у р а л и с т ы п р и з н а ю т за э т и м и ж и в о т н ы м и н е о -

169


б ы ч а й н у ю д е л и к а т н о с т ь н р а в о в . А й х е р и н г з а м е ч а е т (art. «ariranha») п о п о в о д у к р у п н о й ю ж н о а м е р и к а н с к о й в ы д р ы (Pteroneura brasiliensis), ч т о п р и еде о н а брезгует г о л о в о й и к о с т я м и н а и б о л е е к р у п н ы х р ы б . С у щ е ­ ствует и г а й а н с к и й м и ф (Mj^^), о б ъ я с н я ю щ и й , п о ч е м у в ы д р а о т б р а с ы ­ вает к р а б ь и к л е ш н и . Ч т о ж е к а с а е т с я в ы д р ы а р к т и ч е с к и х м о р е й , о н а х а р а к т е р и з у е т с я п о в ы ш е н н о й ч у т к о с т ь ю слуха и н е п р и я т и е м л ю б о г о , даже небольшого, загрязнения, нарушающего теплоизолирующие с в о й с т в а ее м е х а (Kenyan). Быть может, в э т о м следует и с к а т ь и с т о ч н и к чувствительности к з а ­ пахам, п р и п и с ы в а е м о й в ы д р а м и н д е й ц а м и обеих А м е р и к . Н о даже е с л и э т а и н т е р п р е т а ц и я будет п о д к р е п л е н а п р о г р е с с о м э т н о л о г и и ж и в о т ­ ных, в плоскости мифов сохранит свою истинность эмпирически зас­ видетельствованная отрицательная связь между выдрами и нечистота­ ми, включенная в самостоятельно функционирующий комплекс, пе­ р е и н а ч и в а ю щ и й связи между членами системы противоположностей, чье изучение свидетельствует о том е д и н с т в е н н о м с о с т о я н и и , п р и в и ­ л е г и ю создания которого позволяет себе м и ф о л о г и ч е с к о е м ы ш л е н и е . В м и ф е Т а к а н а (М^^,) г о в о р и т с я о в ы д р е , х о з я й к е р ы б ы , п о м о г а ю ­ щ е й н е у д а ч л и в ы м р ы б о л о в а м у к а з а н и е м на с у щ е с т в о в а н и е в о л ш е б н о ­ го к а м н я , с п р я т а н н о г о в з л о в о н н ы х э к с к р е м е н т а х . Р а д и у д а ч н о й р ы ­ б а л к и и н д е й ц а м с л е д у е т л и з а т ь э т о т к а м е н ь и р а с т и р а т ь и м все тело (Hassink-Hahn. Р . 2 1 0 - 2 1 1 ) . Л ю д я м , к а к будто не и с п ы т ы в а ю щ и м о т в р а ­ щения к вонючим экскрементам выдры, противостоит в мифологии Т а к а н а п о д з е м н ы й к а р л и к о в ы й н а р о д ; у к а р л и к о в нет а н у с а , о н и н и ­ когда не и с п р а ж н я ю т с я (питаются они и с к л ю ч и т е л ь н о ж и д к о с т я м и , особенно водой); они испытывают сильнейшее отвращение к перво­ м у п о с е т и в ш е м у и х ч е л о в е к у , в и д я , к а к о н с п р а в л я е т н у ж д у (М,^^; Hissink-Hahn. Р.353-354). Эти к а р л и к и без ануса — народ броненосцев, ж и в у щ и х под землей п о д о б н о тому, как выдры живут под водой. В других местах в ы д р ы я в л я ю т с я объектом сходных верований. Когдат о , р а с с к а з ы в а ю т Т р у м а и (M^j,), в ы д р ы б ы л и ж и в о т н ы м и б е з а н у с а , и с п р а ж н я в ш и м и с я ч е р е з р о т (Murphy-Quain. P.74). Этот м и ф Ксингу о т с ы л а е т к о д н о м у и з м и ф о в Б о р о р о о п р о и с х о ж д е н и и т а б а к а (в ходе а н а л и з а о д н о г о и т о г о ж е м и ф а н а н а ш е м г о р и з о н т е во в т о р о й р а з в о з ­ никает проблема происхождения табака): м у ж ч и н ы , не выдыхавшие т а б а ч н ы й д ы м ( п е р с о н а ж и , закупоренные сверху, а не снизу), б ы л и п р е в р а щ е н ы в в ы д р ( M j , , С П , с. 103-104), ж и в о т н ы х с о ч е н ь м а л е н ь к и ­ ми глазками, как уточняется в мифе, следовательно, также закупорен­ ных и л и ш е н н ы х открытости внешнему миру. С в о д я т е п е р ь все э т и с в е д е н и я в о е д и н о , м ы м о ж е м р а з л и ч и т ь к о н ­ т у р ы с и с т е м а т и к и , где в ы д р ы з а н и м а ю т о с о б о е м е с т о в м и ф о л о г и ч е с ­ к о м ряду снизу или сверху, спереди или сзади п р о т к н у т ы х или заку­ п о р е н н ы х п е р с о н а ж е й , чья позитивная или негативная н е м о щ ь связа­ на то с анусом или вагиной, то с глазами, ртом, н о з д р я м и или у ш а м и . Быть может потому, что некогда о н и были з а к у п о р е н н ы м и и не зна­ л и ф у н к ц и и и с п р а ж н е н и я , в ы д р ы М^^, я в н о не п е р е н о с я т ч е л о в е ч е с ­ ких экскрементов. Н о из закупоренной выдра превращается в п р о -

170


т к н у т у ю в м и ф е В а й - в а й ( M j j j ) . где п е р в ы е н а с в е т е б л и з н е ц ы р е ш а ­ ю т с о в о к у п и т ь с я с в ы д р о й per oculo^'. В о з м у щ е н н о е ж и в о т н о е п р о т е ­ стует, ч т о о н о н е ж е н щ и н а , и п р и к а з ы в а е т б р а т ь я м в ы л о в и т ь ж е н щ и н (тем с а м ы м к о н г р у э н т н ы х р ы б а м ) с з у б а с т ы м и в а г и н а м и ; ч т о б ы п р о ­ н и к н у т ь в н и х , т о е с т ь ч т о б ы их п р о т к н у т ь , п р и д е т с я и з б а в и т ь с я о т з у ­ б о в (Fock. Р . 4 2 ; с м . Derbyshire. Р . 7 3 - 7 4 ) . З а к у п о р е н н а я с н и з у у Т р у м а и , сверху - у Б о р о р о , п р о т к н у т а я сверху у В а й - в а й , выдра с т а н о в и т с я благодаря четвертому п р е о б р а з о в а н и ю п р о т ы к а ю щ е й , к т о м у ж е с н и з у , у Я б а р а н а : « Н а ш и и н ф о р м а т о р ы в с п о м и н а л и , что вьщра о т в е т с т в е н н а за м е н с т р у а ц и ю , н о не м о г л и о б ъ я с н и т ь , п о ч е м у » ( M j , , ; Wilbert 8. p . 145):

закупоренный/проткнутый агент/ испытуемый верх/низ спереди/сзади

Трумаи + _ _ _

Бороро + _ + +

Вай-вай _ _ + +

Ябарана _ + _ +

Нет никаких сомнений в том, что методическое исследование ю ж ­ ноамериканской м и ф о л о г и и может выявить другие сочетания, а в т о ж д е с т в е н н ы х с о ч е т а н и я х п о з в о л и т ь п е р е о п р е д е л и т ь «верх» и « н и з » , «перед» и «зад» ( с м . С П , с. 134). Н а п р и м е р , м и ф Ю п а (М^^^) о т н о с и т ­ ся к п р и р у ч е н н о й рыболовом выдре, снабжающей его крупной рыбой. Н о о н а о т к а з ы в а е т с я л о в и т ь р ы б у д л я ж е н щ и н . Раненная в голову п р и ­ е м н ы м отцом, она теряет много крови. Чтобы отомстить, она покидает л ю д е й и у в о д и т за с о б о й в с ю р ы б у {Wilbert 7. Р . 8 8 0 - 8 8 1 ) . С о г л а с н о м и ф у К а т о (Mj54^), б о б е р (?) протыкает м у ж ч и н у и о п л о д о т в о р я е т его {Rochereau. Р.100-101). П о к а что достаточно того, что мы поставили проблему. Перейдем теперь к другой проблеме; мы также л и ш ь наме­ т и м ее о ч е р т а н и я . Если и н ф о р м а т о р ы Я б а р а н а смутно п р и п о м и н а ю т , что в их м и ф а х устанавливалась причинно-следственная связь между выдрой и ж е н ­ скими месячными, то у них сохранилось отчетливое воспоминание о рассказе, в котором брат-кровосмеситель, превратившийся вследствие э т о г о в л у н у , н е с е т о т в е т с т в е н н о с т ь за п о я в л е н и е э т о й ф и з и о л о г и ч е с ­ к о й ф у н к ц и и (Mjj^; Wilbert 8. P . 156). М о ж н о б ы л о б ы у с м о т р е т ь з д е с ь л и ш ь противоречие между двумя традициями — местной и весьма рас­ п р о с т р а н е н н о й в о б е и х А м е р и к а х — е с л и б ы не с у щ е с т в о в а л о м н о г о ­ численных доказательств того, что туземное мышление охотно сочета­ ет в о д и н а к о в о м п о л о ж е н и и в ы д р у и л у н у . М ы у ж е с р а в н и л и (с. 169) эпизод с выдрами из м и ф а о Хабури и многие м и ф ы Мундуруку, на к о т о р ы х с л е д у е т т е п е р ь о с т а н о в и т ь с я . В М^^^ о х о т н и к а с о б л а з н я е т л я ­ гушка кунауару, превратившаяся в красивую молодую ж е н щ и н у ; в м о м е н т о р г а з м а о н а с н о в а п р и н и м а е т вид з е м н о в о д н о г о и у д л и н я е т з а ж а т ы й в ее в а г и н е п е н и с л ю б о в н и к а . К о г д а о н а н а к о н е ц о с в о б о ж д а ­ ет н е с ч а с т н о г о , п о с л е д н и й о б р а щ а е т с я с м о л ь б о й к в ы д р а м , к о т о р ы е под предлогом л е ч е н и я н а в я з ы в а ю т ему п р о т и в о п о л о ж н у ю несообраз­ ность: о н и у м е н ь ш а ю т его п е н и с д о смехотворных размеров. М ы д о -

171


к а з а л и , ч т о э т а и с т о р и я в п р я м о м с м ы с л е в ы р а ж а е т т о , что в М^^, п е ­ редается в п е р е н о с н о м смысле: с о д н о й с т о р о н ы , старая лягушка на­ деляет Хабури членом и аппетитами, н е с о и з м е р и м ы м и с его п о д л и н ­ ным возрастом; с другой стороны, выдры исправляют положение и з а х о д я т е ш е д а л ь ш е , к о г д а в ы з ы в а ю т в с о з н а н и и г е р о я его р а н н е е д е т ­ с т в о в ходе т о г о , что м о ж е т б ы т ь н а з в а н о п е р в ы м в и с т о р и и п с и х о а н а ­ литическим курсом лечения...* Итак, коротко упомянутый нами м и ф Мундуруку весьма э к с п л и ­ ц и т е н во всех э т и х о т н о ш е н и я х : М^^У Мундуруку: происхождение летнего и зимнего солнца. Индеец по имени Каруэтаруйбен был так уродлив, что жена отклоня­ ла его притязания и изменяла ему. Однажды после коллективной рыбал­ ки он остался на берегу один и с грустью задумался о своей судьбе. Появи­ лись Солнце и его супруга. Луна. Они были очень волосатые, голосом по­ ходили на тапира. Одинокий индеец увидел, что они бросают в реку ры­ бьи головы и кости; рыбы тут же оживали. Оба божества попросили Каруэтаруйбена рассказать им свою историю. Чтобы убедиться в его правдивости, Солнце приказал жене соблазнить его; К. был не только уродливым, но и бессильным, его пенис оставался без­ надежно мягким... Тогда Солнце волшебно превратил К. в эмбрион, поме­ стив его в матку жены. Три дня спустя она родила мальчика; Солнце вы­ растил его, сделав очень красивым. После окончания операции он пода­ рил ему корзину, полную рыбы, и велел возвращаться в деревню, женить­ ся на другой женщине, бросив ту, которая обманывала его. У жены героя был красивый брат по имени Уакурампе. Он был пора­ жен преображением свояка и не мог успокоиться, пока не узнал его тай­ ну, чтобы подражать ему. Но когда Луна попыталась соблазнить его, у У. была с ней нормальная связь. В наказание Солнце сделал его во втором рождении уродливым и горбатым [или, подругой версии, изуродовал его, удлинив нос, уши «и другие части тела»]. Потом послал его назад к жене, не дав рыбы. В разных версиях жене пришлось приспособиться к этому гадкому мужу, либо она не приняла его. «Ты сам виноват, сыграл Каруэ­ таруйбен на флейте, ты слишком интересовался вагиной своей матери...» Оба героя стали, соответственно, сияющим солнцем сухого сезона и тусклым, угрюмым солнцем сезона дождей (Kruse 3. Р.1000-1002; Murphy 1. Р.83-86). Этот м и ф (мы остановились л и ш ь на аспектах, непосредственно связанных с н а ш и м исследованием, к другим еше вернемся позже) вызывает ряд замечаний. Во-первых, солнце и луна предстают воло­ сатыми хозяевами рыбной ловли, конгруэнтными в этом отношении выдрам, п о ч и т а ю щ и м и , как и о н и , рыбьи головы и кости — выдры не * Не будем забывать о дидактической роли бурдюка при инициации шамана на другом конце Нового Света, проиллюстрированной общностью языков че­ ловека и животного, изображенной на многих погремушках Хайда.

172


едят их, с о л н ц е и л у н а о ж и в л я ю т . В о - в т о р ы х , о н и у з н а ю т г е р о я н е п о запаху э к с к р е м е н т о в , к а к в случае с Х а б у р и , но благодаря другому ф и з и ­ о л о г и ч е с к о м у неудобству: б е с с и л и ю , з а с в и д е т е л ь с т в о в а н н о м у п о - п р е ­ ж н е м у м а л е н ь к и м и м я г к и м , н е с м о т р я н а все п о п ы т к и , п е н и с о м . Т а к и м о б р а з о м , по с р а в н е н и ю с М^^, м ы в и д и м здесь д в о й н у ю м о д и ф и к а ц и ю о р г а н и ч е с к о г о кода: в а н а т о м и ч е с к о й к а т е г о р и и н и з а п р е д ш е с т в у ю щ е е замещает последующее, репродуктивные функции вытесняют э л и м и н и ­ р у ю щ и е ; с другой с т о р о н ы , п р и с р а в н е н и и на этот р а з M^jj с Mj^^ о т м е ­ чается п р и м е ч а т е л ь н а я д в о й н а я и н в е р с и я . В М^^^ чересчур у д л и н е н н ы й л я г у ш к о й п е н и с п р е в р а щ а е т с я в ы д р а м и в с л и ш к о м к о р о т к и й , тогда к а к в Mjj5 п е н и с , о с т а ю щ и й с я к о р о т к и м в присутствии т а к н а з ы в а е м о й л ю ­ б о в н и ц ы , вскоре п р е в р а щ а ю щ е й с я в мать (в п р о т и в о п о л о ж н о с т ь л я г у ш к е M j 4 | — так называемой матери, вскоре превращающейся в любовницу), з а к о н о м е р н о у д л и н и т с я с о л н ц е м в о т л и ч и е от т о г о , что п р о и з о й д е т с о вторым героем того ж е м и ф а , чей сначала достаточно д л и н н ы й п е н и с ста­ нет с л и ш к о м д л и н н ы м в к о н ц е ( п о к р а й н е й мере, э т о п р е д п о л а г а е т с я в п р о ц и т и р о в а н н о м в ы ш е тексте и з в е р с и и Крузе)*. В ы ш е и з л о ж е н н ы е с о ­ о б р а ж е н и я более ч е т к о в ы я в л е н ы в п р е д с т а в л е н н о й н и ж е т а б л и ц е . О д н о р о д н о с т ь ф у п п ы п о д т в е р ж д а е т с я и и м е н а м и г е р о я М^^^ К а р у ­ э т а р у й б е н о з н а ч а е т « с а м е ц к р а с н о г о ара с н а л и т ы м и к р о в ь ю г л а з а м и » , н о г е р о я зовут т а к ж е Б е к и т - т а р е - б е , « б ы с т р о р а с т у щ и й р е б е н о к м у ж ­ с к о г о п о л а » {Kruse 3. Р. 1001) и з - з а в о л ш е б н о г о р о с т а , ч т о с о з д а е т д о ­ полнительную связь с Хабури. (лягушка) ПЕРЕНОСНЫЙ СМЫСЛ: М„

длинный пенис

^

короткий пенис

(выдры)

м.

(выдры) слишком короткий пенис

(лягушка) слишком длинный пенис ( Солнце) длинный пенис

ПРЯМОЙ СМЫСЛ

м.

<

(Луна) короткий пенис

( Солнце) слишком (Луна) длинный длинный пенис < - пенис

* Интересно было бы выяснить, не позволяет ли миф Мундуруку выявить в воображаемом пантеоне древних Майя явную противоположность между мо­ лодым, прекрасным солнечным богом и старым, уродливым, длинноносым старым богом.

173


Известный во многих вариантах восточно-боливийский м и ф я в н о относится к той же группе: М^^^ Такана: любовник луны. Каждую ночь обворовывали хлопковую плантацию одной женщины. Ее муж застиг воровок: это были две небесные сестры, луна и утренняя звезда. Мужчина влюбился в первую, очень красивую; но она отвергла его, посоветовав лучще заняться сестрой. Наконец она уступила, но посовето­ вала мужчине, прежде чем переспать с ней, сплести большую корзину. Во время соития пенис мужчины невероятчо удлинился. Он стал таким боль­ шим, что его обладателю пришлось положить его в корзину, где член свер­ нулся наподобие змеи и даже вылез наружу. С такой поклажей мужчина вернулся в деревню и рассказал, что с ним произошло. Ночью его пенис вылез из корзины и стал скакать в поисках женщины, с которой совокуплялся. Все очень испугались, а один индеец, чья дочь была атакована, стал на страже. Когда он увидел проникающий в хижину пенис, он отрезал конец, превратившийся в змею. Мужчина с длинным пенисом умер, а змея стала матерью термитов, которые свистят и по сей день. В других версиях пенис отрезается своим владельцем, луной или атакованными женщинами (Hissink-Hahn. Р.81-83). И т а к , м е ж д у п а р о й выдра/лягушка и другими гомологическими па­ р а м и — солнце/луна, летнее солнце/зимнее солнце (в N1,55, где л у н а , в п р о ­ ч е м , я в л я е т с я ж е н о й п о с л е д н е г о ) , утренняя звезда/луна (в Mjj^) и т.д. существует соотношение корелляции и о п п о з и ц и и .

Рассмотрим теперь этот вопрос под другим углом зрения. К а к м ы п о м н и м , в Mj^i г е р о й г о т о в и т с я к п о б е г у , и з о б р е т а я п и р о г у . П е р в ы е п о с т р о е н н ы е и м с у д а у к р а д е н ы у т к а м и , в т о в р е м я е щ е не у м е в ш и ­ ми плавать, и обретающие это искусство как раз используя — мож­ но сказать, совпадая с ними — сделанные Хабури пироги. Н о в Ч а к о и з в е с т н ы м и ф ы , чьи д е й с т в у ю щ и е л и ц а — с о д н о й с т о р о н ы , у т к и , с д р у ­ гой - с о л н ц е и л у н а ; в н и х т а к ж е п р и с у т с т в у е т м о т и в п е р с о н а ж а , о б ­ н а р у ж е н н о г о по запаху э к с к р е м е н т о в . Эти м и ф ы в трех разных о т н о ­ шениях воспроизводят рассмотренный нами выше гайано-амазонский миф: М^^у. Матако: происхождение пятен на луне. Солнце охотился на уток. Превратившись в снабженную сетью утку, он нырял в лагуне и выуживал птиц. Каждый раз, поймав утку. Солнце неза­ метно для других уток убивал ее. Когда он закончил, то раздал уток жите­ лям деревни, а своему другу луне дал старую птицу. Недовольная этим. Луна решила охотиться сама, применяя ту же технику, что и Солнце. Но утки тем временем стали недоверчивыми. Они справили нужду и вынуди­ ли прикинувшуюся уткой Луну последовать их примеру. В отличие от ути-

174


ных, лунные экскременты были очень вонючими. Птицы узнали Луну и скопом накинулись на нее. Они поцарапали, ободрали ей тело, так что их жертва была почти выпотрошена. Пятна на Луне - это оставшиеся у нее на животе синие шрамы от утиных когтей (Metraux 3. Р. 14-15). М е т р о (Metraux 5. Р. 141-143) ц и т и р у е т д в а в а р и а н т а э т о г о м и ф а , в о д н о м и з к о т о р ы х , м и ф е Ч а м а к о к о , у т о к з а м е н я ю т « с т р а у с ы » (Rhea); во в т о р о м , п р о и с х о д я щ е м о т Т о б а , л у н а з а м е н я е т с я л и с о м - о б м а н щ и ­ к о м . Н е с м о т р я н а р а з л и ч и я , все э т и м и ф ы о б р а з у ю т г р у п п у , ч ь ю о с ­ нову м о ж н о о п р е д е л и т ь не в у щ е р б с л о ж н о с т и . Н е к о т о р ы е м и ф ы с в и ­ детельствуют о происхождении пятен на луне и с а м о й луны - небес­ н о г о т е л а , к о т о р о е , о с о б е н н о в м у ж с к о й и п о с т а с и , о т в е т с т в е н н о за менструацию в натурфилософии американских индейцев. Другие м и ф ы также касаются физиологического процесса, состоящего в удли­ нении или укорачивании пениса, воспринимаемого в прямом или пе­ реносном смысле и тоже ассоциируемого с луной, рассмотренной на этот раз в ж е н с к о м аспекте. И т а к , речь всегда идет о с о б ы т и и , о п р е д е л я е м о м по о т н о щ е н и ю к физиологической зрелости, касающейся то женского, то мужского п о л а . В п о с л е д н е м с л у ч а е в м и ф а х о п и с ы в а е т с я ее л и ц е в а я с т о р о н а или изнанка. Б е с с и л ь н ы й или наделенный с л и ш к о м коротким п е н и ­ сом мужчина символически находится в детстве или возвращается к нему. А когда он с л и ш к о м я в н о или быстро уходит из детства, зло­ употребление уходом выражается л и б о в слишком д л и н н о м пенисе, л и б о в ( с л и ш к о м ) в о н ю ч и х э к с к р е м е н т а х . Ч т о тут е щ е с к а ж е ш ь , к р о ­ ме того, что в о н ю ч и е э к с к р е м е н т ы * у мужчин соответствуют ф е н о м е ­ ну т о г о ж е т и п а , о б ы ч н о и л л ю с т р и р у е м о м у у ж е н щ и н м е с я ч н ы м и ? Е с л и э т а г и п о т е з а в е р н а , и з н е е с л е д у е т , ч т о Х а б у р и , г е р о й М^^,, проходит от р о ж д е н и я до созревания ц и к л , п р о т и в о п о л о ж н ы й девичь­ ему. П а т о л о г и ч е с к и в з р о с л ы й , он будет в о з в р а щ е н в ы д р а м и в н о р ­ мальное детство, тогда как девочка обязана достижением нормальной * Многое можно сказать о семантике экскрементов. Вильямсон ( Williamson. Р.280-281) выявил в памятных страницах присутствующую в сознании Мафулу из Новой Гвинеи оппозицию между кухонными отбросами и экскрементами. Инверсия полюсов этой оппозиции происходит в зависимости от того, явля­ ется ли лицо, о котором идет речь, взрослым или совсем маленьким ребенком. Взрослые не обращают внимания на свои экскременты, но непригодные в пищу кухонные отходы должны тщательно храниться, чтобы ими не завладел колдун; потом их бросают в воду, чтобы обезвредить. Если речь идет о малень­ ких детях, все происходит наоборот: не обращают внимания на несъедобные отходы от предназначенной для них еды, но их экскременты старательно со­ бираются и прячутся в надежном месте. Недавние наблюдения выявили спе­ циальные здания, где индейцы с гор Новой Гвинеи хранят детские экскремен­ ты (Aufenanger). Следовательно, дело обстоит так, как будто по ту и по сю сто­ рону усваиваемой пищи отходы являются составной частью потребителя, но в зависимости от возраста - ante или post factum''^. Таким образом, мы возвра­ щаемся к нашей интерпретации некоторых обычаев Пенан из Борнео, види-

175


зрелости вмешательству луны; но зрелость означает приход месячных с присущим им патологическим характером, так как туземное м ы ш ­ ление считает менструальную кровь отбросами и ядом. Такое рег­ рессивное развитие м и ф а подтверждает тот п р и з н а к , который мы и з н а ч а л ь н о н а ш л и во всех м и ф а х о д н о й г р у п п ы и п р о в е р и м т е п е р ь другим способом. Д е й с т в и т е л ь н о , м ы е щ е не з а н и м а л и с ь у т к а м и . Э т и п т и ц ы з а н и м а ­ ют о с о б о в а ж н о е м е с т о в м и ф а х С е в е р н о й А м е р и к и , и д л я д о с т и ж е н и я ц е л и следует с т р о и т ь их с и с т е м у с о п о р о й на м и ф о л о г и ю о б о и х п о л у ­ ш а р и й . Н а д а н н о м э т а п е н а ш е г о и с с л е д о в а н и я э т о б ы л о бы п р е ж д е в ­ р е м е н н ы м , и м ы о г р а н и ч и м с я п р е д с т а в л е н и е м с о о б р а ж е н и й двух п о ­ рядков исключительно в южноамериканском контексте. В п е р в у ю о ч е р е д ь М,^^ п р е в р а щ а е т г е р о я , п о л ь з у ю щ е г о с я п о к р о в и ­ тельством л я г у ш к и , в распорядителя поневоле одного из секторов ж и ­ вотного царства. К а ж д ы й тип изобретенной им пироги крадут утки о п р е д е л е н н о г о в и д а , о б р е т а ю щ и е п р и ее п р и с в о е н и и п л а в у ч е с т ь и собственные отличительные признаки. Тогда понятна прямая род­ с т в е н н а я с в я з ь м е ж д у М ^ , и М,з^, где д р у г о й о х о т н и к , т а к ж е п о д о п е ч ­ ный лягушки, становится невольным организатором животного цар­ с т в а - на э т о т р а з в е г о ц е л о с т н о с т и . О т с и с т е м ы ж и в о т н ы х М^^^, иерархически выстроенной в соответствии с размерами и семейством, в M j 4 | о с у щ е с т в л я е т с я переход к о с о б о м у с е м е й с т в у ж и в о т н ы х , п о д р а з ­ д е л я ю щ е м у с я на в и д ы . С л е д о в а т е л ь н о , от м и ф а к м и ф у т а к с о н о м и ч е с ­ кие амбиции обедняются и мельчают. Остается понять, почему и как. Та з о о л о г и ч е с к а я е с т е с т в е н н а я о р г а н и з а ц и я , к к о т о р о й п р и в о д и т М^,,, в ы т е к а е т и з к у л ь т у р н о й н е с о с т о я т е л ь н о с т и : о н а б ы н и к о г д а не в о з н и к л а , е с л и б ы г е р о й н е б ы л н е з а д а ч л и в ы м о х о т н и к о м . В Mj^,, н а ­ п р о т и в , о н а я в л я е т с я результатом к у л ь т у р н о г о з а в о е в а н и я — н а в и г а ц и мо, полагавших, что пища маленького ребенка - составная часть его лично­ сти {L.-S. 9. Р.262-264. примечание): ВЗРОСЛЫЙ несъедобные части

съедобные части

несъедобные части

РЕБЕНОК Некоторые сведения наводят на мысль о том, что южноамериканские индейцы мыслят оппозицию того же типа, смещая ее от ребенка к умирающему, симметричному «рождающемуся» по отношению к взрослому в расцвете лет. Боливийские Сирионо собирают в корзину рвоту и экскременты тяжелых больных на протяжении всей агонии. После похорон покойника корзина опу­ стошается рядом с могилой (Holmberg. Р.88). Возможно, Ямамади, живущие между реками Пурус и Юруа, следовали противоположной практике, строя нечто вроде перил от хижины до леса: быть может, дорогу душ, но возможно, и как помощь больному, чтобы он мог выползти нарутку или справить нужду (Ehrenreich. Р. 109).

176


о н н о г о искусства, чье и з о б р е т е н и е п р и в е л о к тому, что утки с м о г л и слиться с техническими объектами — пирогами, которым они обяза­ н ы с в о и м с о в р е м е н н ы м в и д о м . Э т а к о н ц е п ц и я п р е д п о л а г а е т , что п о своему п р о и с х о ж д е н и ю утки не я в л я ю т с я частью ж и в о т н о г о царства. Производные культурных творений, они свидетельствуют в лоне п р и ­ роды о л о к а л ь н о м р е г р е с с е к у л ь т у р ы . Нас заподозрят в том, что мы обращаемся к одному-единственному м и ф у . Н о та ж е т е о р и я в с т р е ч а е т с я в м и ф е Т у п и с н и ж н е й А м а з о н ­ ки (Mjjj^), к о т о р ы й м ы к р а т к о п е р е с к а ж е м и о б с у д и м н и ж е . П о к а ч т о в нем достаточно выделить причину: вследствие нарушения запрета вещи превратились в животных — корзина породила ягуара, рыболов в пироге п р е в р а т и л с я в утку, «из головы р ы б а к а в о з н и к л и голова и к л ю в , и з п и р о г и — т е л о , а и з в е с е л — л а п к и » ( C o u t o de Magalhaes. P . 2 3 3 ) . К а к р а с с к а з ы в а ю т К а р а ж а (Mjj^^,), Д е м и у р г К а н а ч и в у э д а л утке г л и ­ н я н у ю п и р о г у в о б м е н на т о т м е т а л л и ч е с к и й к о р а б л ь с м о т о р о м , к о ­ т о р ы й у с т у п и л а е м у п т и ц а {Baldus 5. Р.ЗЗ). В м и ф е В а п и д и а н а о п о т о п е (Мцз) п р е в р а т и в ш и й с я в п и р о г у у т и н ы й к л ю в п о з в о л я е т с е м ь е у д е р ­ ж а т ь с я на в о д е (Ogilvie. Р.66). К р о м е т о г о , м и ф Т а у л и п а н г (Mj^^^) п р е в р а щ а е т м у ж ч и н у в у т к у после потери им в о л ш е б н ы х орудий, которые сами обрабатывали з е м ­ л ю {self-working agricultural implements). Е с л и б ы д в о ю р о д н ы е б р а т ь я н е б ы л и п о в и н н ы в п о т е р е в о л ш е б н ы х о р у д и й , л ю д я м не п р и ш л о с ь б ы т я ж е л о р а б о т а т ь в п о л е {K.-G. 1. Р. 1 2 4 - 1 2 8 ) . О ч е в и д е н п а р а л л е л и з м с Mj^,: в п е р в о м с л у ч а е г е р о й п р о и з в о д и т у т о к , з а т е м и с ч е з а е т в м е с т е с и с к у с с т в а м и , п о р о ж д е н н ы м и ц и в и л и з а ц и е й ; во в т о р о м г е р о й с т а н о ­ вится уткой, когда исчезают искусства, п о р о ж д е н н ы е « с у п е р ц и в и л и ­ зацией» — как мы увидим, этот т е р м и н прекрасно характеризует ис­ кусства, в к о т о р ы х Хабури о т к а з ы в а е т и н д е й ц а м , т а к к а к э т о и с к у с с т в а В Америке к проблеме семантики экскрементов следует подходить, учиты­ вая противоположность между северными мифами о чудесном младенце, спо­ собном есть собственные экскременты, и южными версиями, где не менее чу­ десный младенец питается менструальной кровью (catio, in: Rochereau. P. 100). С другой стороны, если экскременты трудноотделимы от тела ребенка, то же от­ носится и к шуму: в терминах акустического кода тему резюмированных выше мифов (с. 173) задает невыносимый детский плач, соответствуюший в плане обо­ нятельного кода дурно пахнущим экскрементам. Таким образом, они взаимозаменимы в силу уже доказанной в «Сыром и приготовленном» фундаментальной конфуэнтности шума и вони; нам еще представятся случаи обратиться к ней. Такое сопоставление дает дополнительные сведения о семантической по­ зиции выдры: за то, что лже-взрослый уничтожает вонючие экскременты, выдра отсылает его к матери; за то, что «лже»-ребенок (он беспричинно пла­ чет) пронзительно кричит, лягушка, двуутробка или лиса отнимают его у ма­ тери. Мы уже знаем из М^^,, что выдра и лягушка диаметрально противополож­ ны друг другу, и предыдущее замечание позволяет обобщить это соотношение. Для продолжения анализа следует сравнить выдру с другими животными (чаще всего птицами), как в Южной, так и в Северной Америке открывающи­ ми истинное происхождение ребенка, оказавшегося вдали от родных, воспи­ танного сверхъестественными существами, выдающими себя за его родителей.

177


Белых*. И т а к , с о п о с т а в л е н и е э т и х м и ф о в д о к а з ы в а е т , ч т о в двух п е р ­ вых м и ф а х у т к и я в л я ю т с я о б р а з о м п е р е р о д и в ш и х с я в ж и в о т н ы х * * п и ­ р о г не с л у ч а й н о , н е в с л е д с т в и е к а п р и з а р а с с к а з ч и к а . О д н о в р е м е н н о м ы п о й м е м , ч т о в м и ф е о р е г р е с с и в н о м р а з в и т и и , на к о т о р о м м ы ча­ сто н а с т а и в а л и , р о л ь героя к а к р а с п о р я д и т е л я т в о р е н и я с в о д и т с я к о г ­ раниченной области — той, в которой, согласно туземным идеям, тво­ р е н и е и м е е т и м е н н о р е ф е с с и в н ы й х а р а к т е р . Т о , что р е г р е с с п р о и с х о ­ д и т от к у л ь т у р ы к п р и р о д е , с т а в и т д р у г у ю п р о б л е м у , р е ш е н и е к о т о р о й мы дадим, как только покончим с утками. Д е й с т в и т е л ь н о , если с точки зрения культуры утки к о н г р у э н т н ы пирогам, в природном порядке они кореллируют с рыбами и про­ тивопоставляются им. Последние плавают под водой, тогда как в обсуждаемых м и ф а х объясняется, почему утки в качестве экс-пирог п л а в а ю т на п о в е р х н о с т и воды. П р е д с т а ю ш и е в м и ф а х М у н д у р у к у р ы б о л о в а м и , с о л н ц е и луна в мифах Ч а к о - л о в ц ы уток. Это л о в ц ы , а не о х о т н и к и , так как в мифах о п и с ы в а е т с я техника: уток ловит с е т я м и п е р с о н а ж , п р и н я в ш и й их о б л и к и п л а в а ю ш и й с р е д и н и х . Более того, эта л о в л я происходит сверху вниз: п о й м а н н ы х п т и ц т я ­ нет ко дну, тогда как рыбная ловля, о с о б е н н о п р и м е н я е м а я выдра­ м и , п р о и с х о д и т с н и з у в в е р х : в ы т а с к и в а я р ы б у и з в о д ы , ее с к л а д ы ­ вают на берегу. В M241 Х а б у р и о п и с ы в а е т с я и с к л ю ч и т е л ь н о к а к о х о т н и к н а п т и ц . Когда о н в первый раз промахивается, то садится на корточки и остав­ л я е т э к с к р е м е н т ы т а м , где е д я т в ы д р ы . Т а к и м о б р а з о м , р ы б н а я « а н т и ­ ловля», производяшая экскременты вместо продуктов, происходит сверху в н и з , п о д о б н о ловле уток, а не с н и з у вверх. О н а о б и д н а д л я выдр, поскольку последние — рыболовы. Итак, важно узнать, сушествует ли термин, поддерживающий с рыбами связь, коррелятивную связи между утками и пирогами. Его д а е т н а м у ж е у п о м я н у т ы й м и ф (Mjj^) - к а к р а з б л а г о д а р я в ы д р е . Когда не з н а ю щ и е ж е н щ и н бл и з н е ц ы р е ш и л и удовлетворить свой с е к с у а л ь н ы й а п п е т и т , в о с п о л ь з о в а в ш и с ь г л а з а м и в ы д р ы , та о б ъ я с ­ нила им, что она - не ж е н щ и н а ; ж е н щ и н ы же находятся в воде, от­ к у д а их д о л ж н ы в ы у д и т ь к у л ь т у р н ы е г е р о и . Т о , ч т о п е р в ы е ж е н щ и ­ ны были рыбами, либо, поссорившись с мужьями, решили превра­ титься в рыб, - темы, проиллюстрированные столь многочисленны­ м и м и ф а м и , ч т о п е р е ч и с л я т ь их не о б я з а т е л ь н о . П о д о б н о т о м у , к а к утки являются экс-пирогами, ж е н щ и н ы — э к с - р ы б ы . Если первые з н а м е н у ю т регресс от культуры к п р и р о д е , то вторые - прогресс от п р и р о д ы к культуре; вместе с тем зазор между двумя царствами в о б о ­ их случаях о ч е н ь мал. * О новом преобразовании мотива самостоятельно работающих за своего хо­ зяина сельскохозяйственных орудий в мотив бунта вещей — отрицательно­ го предела упорядочивающей роли луны, см.: СП, с.284, сн.116. ** Отождествление уток с пирогами встречается в Северной Америке у Иро­ кезов и индейцев группы Вабанаки.

178


Этим объясняется то, что питающиеся рыбой выдры поддержива­ ют с ж е н щ и н а м и связи, отмеченные печатью двусмысленности, неяс­ ности. В мифе Бороро (Mj|) выдры становятся сообщниками ж е н щ и н в противоборстве с мужьями: они поставляют им рыбу при условии, что ж е н щ и н ы у с т у п я т их ж е л а н и я м . В у ж е к р а т к о п е р е с к а з а н н о м м и ф е Ю п а (M^^^J у т о ч н я е т с я , ч т о в ы д р а л о в и л а р ы б у у с ы н о в и в ш е м у ее и н д е й ц у , н о н е х о т е л а о к а з ы в а т ь э т у услугу ж е н щ и н а м . И т а к , в ы д ­ р ы везде я в л я ю т с я м у ж ч и н а м и и л и н а х о д я т с я н а с т о р о н е м у ж ч и н ; о т ­ с ю д а в о з м у щ е н и е в ы д р ы и з м и ф а В а й - в а й , когда д в а п р о с т а к а р е ш и ­ л и в о с п о л ь з о в а т ь с я е ю к а к ж е н щ и н о й . К т о м у ж е о н и б е р у т с я за д е л о не с т о й с т о р о н ы . Как м ы видели, изобретающий пирогу Хабури д и ф ф е р е н ц и р у е т виды уток. Т а к и м образом, посредством обратного действия о н отча­ сти упорядочивает природу. Н о о н о д н о в р е м е н н о вносит р е ш а ю щ и й вклад в культуру; может показаться, что тем самым опровергается регрессивный характер м и ф а . Старые версии Бретта позволяли вый­ ти из этого затруднения. В т р а н с к р и п ц и и этого автора Хабури з о ­ вут А б о р е , е г о п р е д с т а в л я ю т к а к « о т ц а и з о б р е т е н и й » . Е с л и б ы е м у не п р и ш л о с ь сбежать от старой ж е н ы , и н д е й ц ы в о с п о л ь з о в а л и с ь бы м н о г и м и другими плодами его изобретательности, н а п р и м е р тка­ ной одеждой. В указанном Ротом варианте дело доходит д о того, что б е г с т в о г е р о я з а в е р ш а е т с я в с т р а н е Б е л ы х ( к а к г о в о р и т с я в М244, н а о с т р о в е Т р и н и д а д ) , т а к ж е о б я з а н н ы х е м у с в о и м и и с к у с с т в а м и (Roth 1. Р. 125). Е с л и б ы п р и ш л о с ь о т о ж д е с т в и т ь Х а б у р и и л и А б о р е В а р р а у с богом, н а з ы в а е м ы м д р е в н и м и Араваками Алубури и л и Хубуири, сле­ довало бы придать значение того же плана замечанию Шомбургка о т о м , что «этот п е р с о н а ж не п р о я в л я л особого интереса к л ю д я м » {Ibid. Р . 1 2 0 ) . Д е й с т в и т е л ь н о , з а и с к л ю ч е н и е м н а в и г а ц и и - е д и н ­ ственно усвоенного туземцами искусства, порожденного цивилиза­ ц и е й , - р е ч ь и д е т о б утрате к у л ь т у р ы л и б о о с р а в н и т е л ь н о б о л е е в ы ­ сокой культуре. И т а к , в е р с и и Б р е т т а (M^j^), в о всех о т н о ш е н и я х б о л е е б е д н ы е , ч е м версии Рота и Вилберта, представляют большой интерес в том плане, что о н и о п р е д е л е н н ы м образом п е р е с е к а ю т с я с группой г а й а н с к и х м и ф о в и м и ф о в Ж е , чья героиня, как и в Чако, - девушка, обожавшая мед. Аборе б ы л ж е н а т на старой л я г у ш к е Вовта, п р и н я в ш е й ж е н с к и й облик, чтобы обладать им, когда о н был еще совсем ребенком. Она п о с т о я н н о посылала его за медом, к о т о р ы й страстно л ю б и л а . П о т е р я в т е р п е н и е , о н в к о н ц е к о н ц о в и з б а в и л с я о т Вовта, з а т о ч и в е е в д у п л е . П о с л е ч е г о с к р ы л с я на т а й к о м п о с т р о е н н о й в о с к о в о й п и р о г е . Е г о уход л и ш и л и н д е й ц е в и м н о г и х д р у г и х и з о б р е т е н и й {Brett 1. Р . 3 9 4 - 3 9 5 ; 2. Р.76-83). Подходя к концу этой чересчур д л и н н о й вариации, следует о т м е ­ т и т ь , ч т о д в е ее в з а и м о с в я з а н н ы е ч а с т и ( п р о и л л ю с т р и р о в а н н ы е с о о т ­ в е т с т в е н н о М 2 з , - М 2 з , и Mj4|-M25g) я в л я ю т с я з а с л у ж и в а ю щ и м с п е ц и а л ь ­ н о г о и з у ч е н и я п р е о б р а з о в а н и е м в а ж н о г о м и ф а К а р а ж а ( М | „ ) , где н е ­ задачливые охотники становятся добычей обезьян гуариба; и с к л ю ч е -

179


н и е с о с т а в л я е т м л а д ш и й б р а т с и з ъ я з в л е н н ы м т е л о м , от к о т о р о г о о т ­ к а з ы в а е т с я м а т ь ( с м . Mj^j) - д е д у ш к а к о р м и т его о т б р о с а м и . В ы л е ч е н ­ ный змеей, он добивается покровительства лягушки в обмен на м н и ­ мые ласки и становится чудесным охотником благодаря подарен­ н ы м л я г у ш к о й д р о т и к а м — п о о д н о м у д л я к а ж д о г о т и п а п и щ и ; их сила увеличивается благодаря мази, я в л я ю щ е й с я инверсией охотни­ чьей о т р а в ы . Хотя герой запретил д о т р а г и в а т ь с я до его в о л ш е б н о ­ го о р у ж и я , о д и н и з з я т ь е в завладел м е д о в ы м д р о т и к о м (сбор меда относится здесь к охоте, в отличие от м и ф а О ф а й е M|,j, о т н о с я щ е ­ го его к с е л ь с к о м у хозяйству); его неловкость с п р о в о ц и р о в а л а п о я в ­ л е н и е у н и ч т о ж и в ш е г о в с ю д е р е в н ю ч у д о в и щ а {Ehrenreich. Р.84-86). М ы обсудим этот м и ф в другом контексте, в связи с другими версия­ ми (см. н и ж е , с.336).

180


Вариации 4 , 5 , 6

d) Четвертая

вариация:

[О => О] ^4 [лягушка => ягуар] Нам известны теперь личность и нравы лягушки-древесницы куна­ уару. Н а м п р е д с т о и т все ж е у з н а т ь , ч т о , с о г л а с н о Т у п и и з д о л и н ы А м а ­ зонки, эта л я г у ш к а может превратиться в ягуара /yawarete c u n a w a n i / {Tastevin 2, a r t . « c u n a w a r u » ) . Т е ж е в е р о в а н и я р а з д е л я ю т и д р у г и е п л е ­ м е н а (Surara in: Becher 1. P. 114-115). Г а й а н с к и е У а я н а н а з ы в а ю т м и ф о л о ­ г и ч е с к о г о ягуара — у Т у п и о н с и н и й , в Г а й а н е — ч е р н ы й ( с м . M^jg) — / K u n a w a r u - i m o / « Б о л ь ш и м К у н а у а р у » {Goeje. Р . 4 8 ) . М и ф ы позволяют провести поэтапный анализ этого превращения. Mj^jr Варрау: деревянная невеста. У Нахакобони, чье имя означает «тот, кто много ест», не было дочери. Состарившись, он стал беспокоиться. Без дочери нет и зятя; кто же поза­ ботится о нем? Тогда он вырезал фигуру дочери из ствола сливового дере­ ва; благодаря его мастерству молодая женшина получилась необыкновенно красивой, и все животные стали за ней ухаживать. Старик поочередно выпроваживал их, но когда появился Яр — Солнце — Нахакобони подумал, что такого зятя стоит испытать. Итак, он давал ему разные задания; мы не будем останавливаться на их подробностях, кроме одной, где происходит инверсия волшебной техни­ ки охоты, которой учила лягушка в М^^: ведь герой здесь попадет в цель несмотря на приказ целиться выше цели (см. выше, с. 145-146). Как бы то ни было. Солнце достойно выходит из положения и получает в жены пре­ красную Узи-диу — дословно: английское «seed-tree»). Но когда он захотел доказать ей свою любовь, выяснилось, что это невозможно, так как, вы­ резая девушку, ее создатель забыл о сушественной детали, которую теперь не в силах добавить. Яр советуется с птицей буниа; та обешает помочь, да­ ется девушке в руки, позволяет ласкать себя и пользуется благоприятным случаем, чтобы проткнуть недостаюшее отверстие, из которого придется затем извлечь находившуюся там змею. Счастью молодых людей теперь ничто не препятствует.

181


Тестя очень раздражало то, что зять позволил себе критиковать его произведение, и обратился к птице буниа, чтобы поправить дело. Он тер­ пеливо дожидался часа отмщения. Когда наступило время посадок, он неоднократно уничтожал при помощи колдовства труд своего зятя; но пос­ леднему удалось вырастить урожай с помощью Духа. Закочив, несмотря на злодеяния старика, строительство хижины для тестя, он смог наконец по­ святить себя собственному очагу, и они с женой долго жили совершенно счастливо. Однажды Яр решил отправиться путешествовать на запад. Так как Узидиу была беременна, он посоветовал ей совершать небольшие переходы. Ей нужно будет просто идти по его следам, все время держась правее; впрочем, во избежание путаницы он разбрасывал перья по тропинкам, ве­ дущим влево. Поначалу все шло хорошо, но дойдя до того места, где пе­ рья сдуло ветром, женщина засомневалась. Тогда ребенок, которого она носила в животе, заговорил, указав ей путь; он также попросил ее нарвать цветов. Когда женщина наклонилась, ее ниже талии ужалила оса. Она хо­ тела убить ее, промахнулась и ударила себя. Ребенок, которого она носи­ ла в животе, решил, что удар предназначался ему. Обидевшись, он пере­ стал указывать матери путь, и она окончательно заблудилась. Наконец она дошла до большой хижины, чьей единственной обитательницей была Наниобо (так звали большую лягушку), представшую перед ней в облике очень старой и очень толстой женщины. Дав путешественнице подкре­ питься, лягушка попросила избавить ее от вшей, не давя при этом пара­ зитов зубами — они были ядовитыми. Падая от усталости, молодая женщи­ на забыла о совете и поступила как обычно. Она тут же упала замертво. Лягушка вскрыла труп и извлекла не одного, но двух прекрасных маль­ чиков, Макунайма и Пйа; она нежно воспитывала их. Дети выросли, ста­ ли охотиться на птиц, потом - на рыб (гарпуня их) и крупную дичь. «Но не забывайте, — говорила им лягушка, — сушить рыбу на солнце, а не на огне». Однако она посылала их за хворостом; когда они возвращались, рыба уже всегда была приготовлена. На самом деле лягушка изрыгала пла­ мя и снова глотала его до возвращения братьев, так что последние никог­ да не видели огня. Снедаемый любопытством, один из братьев превратил­ ся в ящерицу и выследил старуху. Он увидел, как она изрыгает огонь и из­ влекает из горла белое вещество, похожее на крахмал Mimusops batata. Из отвращения к таким поступкам братья решили убить свою приемную мать. Раскорчевав поле, они привязали ее к стоявшему посреди поля дереву, раз­ ложили вокруг него костер и подожгли его. Пока старуха горела, огонь пере­ бросился с ее тела на охапки хвороста из древесины /hima-heru/ (Gualtheria uregonl Ср. Roth 2. P.70); теперь можно добывать из нее огонь посредством трения {Roth 1. Р.130-133). Вилберт предлагает краткую версию этого м и ф а (М^^), сведенную к эпизоду с вырезанной из дерева ж е н щ и н о й , дочерью Нахакобони, чью девственную плеву поочередно пытаются сломать м н о г о ч и с л е н ­ н ы е п т и ц ы . Н е к о т о р ы м э т о не у д а е т с я и з - з а т в е р д о с т и д р е в е с и н ы ; н а память об этой попытке у них остается крючковатый или с л о м а н н ы й

182


клюв. Другой птице это удается, и кровь молодой ж е н щ и н ы наполняет котелок, в котором многие виды птиц обмазываются сначала красной, потом белой, затем — черной кровью. Так они обретают разнообраз­ ное о п е р е н и е . П о с л е д н е й я в л я е т с я «птица-урод», вот п о ч е м у у нее ч е р н ы е п е р ь я ( mibert 9. Р. 130-131 )• Несколько замечаний по поводу этого варианта. Мотив вырезан­ ной из древесного ствола невесты повторяется в весьма отдаленных р е г и о н а х к о н т и н е н т а : о т А л я с к и у Т л и н к и т о в (М^^,, где ж е н щ и н а — н е м а я , т о е с т ь з а т к н у т а с в е р х у , а не с н и з у ; с м . Swanton 2. Р. 181-182)* д о Б о л и в и и , где я в л я е т с я о б ъ е к т о м м и ф а Т а к а н а (Mj^j), з а к а н ч и в а ю ­ щегося драматически: одержимая дьяволом кукла утаскивает своего ч е л о в е ч е с к о г о м у ж а в п о т у с т о р о н н и й м и р (Hissink-Hahn. Р.515). О н вновь п о я в л я е т с я у самих Варрау (Mj^j^J в виде истории молодого хо­ л о с т я к а , в ы р е з а ю щ е г о ж е н щ и н у и з с т в о л а п а л ь м ы Mauritia. О н а п о ­ ставляет ему п и щ у , которую он считает отбросами, н о его т о в а р и щ и н а х о д я т с т а т у ю и у н и ч т о ж а ю т ее у д а р а м и т о п о р а (Wilbert 9. Р. 127-129). У п о м я н у т ы й в э т и х п о с л е д н и х м и ф а х д р е в е с н ы й с о к отсылает, р а з у м е е т ­ ся, к « д е р е в я н н о м у мужу», о к о т о р о м идет р е ч ь в начале М^^,, у с т а н а в л и ­ вая, т а к и м о б р а з о м , и з н а ч а л ь н у ю с в я з ь с д р у г и м и м и ф а м и э т о й ф у п п ы . При этом возникает, по крайней мере в семантическом плане, ана­ л о г и я м е ж д у « п т и ц е й - у р о д о м » М^^^ и / b u n i a / М^^,, о б ы ч н о и з в е с т н о й п о д н а з в а н и е м « в о н ю ч е й п т и ц ы » (Opistho comus, Ostinops sp., Roth 1. P. 131, 371). П о л о ж е н и е э т о й п т и ц ы в м и ф а х о б с у ж д а л о с ь в д р у г о м м е ­ сте ( С П , с . 1 7 7 - 1 7 8 , 195, 2 5 5 , с н . 9 8 ) , м ы н е б у д е м к э т о м у в о з в р а щ а т ь ­ с я . З а т о о т м е т и м , к а к и м о б р а з о м в в е д е н н а я в M^j, т е м а п т и ц ы р а з в и ­ в а е т с я в M^ji, т а к и м о б р а з о м , ч т о в е р с и я В и л б е р т а п р е д с т а е т в к а ч е с т в е мифа о д и ф ф е р е н ц и а ц и и птиц по видам, расширяя, таким образом, э п и з о д Mj^i, п о с в я щ е н н ы й д и ф ф е р е н ц и а ц и и у т о к . Н а к о н е ц , в е р с и я Вилберта п р и м ы к а е т к группе м и ф о в о происхождении цвета птиц ( о с о б е н н о М | 7 2 , где п т и ц а , п р и л е т е в ш а я п о с л е д н е й - б а к л а н , - т а к ж е становится ч е р н о й ) ; в «Сыром и приготовленном» мы доказали, что она могла возникнуть путем преобразования м и ф о в о п р о и с х о ж д е н и и о х о т н и ч ь е й и л и р ы б о л о в е ц к о й о т р а в ы . М ы н а х о д и м з д е с ь ту ж е о с н о ­ ву, п о р о ж д е н н у ю , о д н а к о , р я д о м п р е о б р а з о в а н и й , ч ь е й и с х о д н о й т о ч ­ кой я в л я ю т с я м и ф ы о п р о и с х о ж д е н и и меда. И з этого следует, что, как показывает опыт, в туземном м ы ш л е н и и должна существовать гомо­ логия между медом и отравой, так как ю ж н о а м е р и к а н с к и е виды меда порой ядовиты. В собственно мифологическом плане природа соотно­ ш е н и я будет р а с к р ы т а н и ж е . * Мы ссылаемся на Тлинкитов лишь в качестве примера. Ради тех целей, ко­ торые окончательно прояснятся в четвертом томе этой серии (если он когданибудь будет написан), мы уже сейчас хотим привлечь внимание к особому сходству мифов тропической Америки с мифами тихоокеанского побережья Северной Америки. Но в действительности мотив оживающей статуи или кар­ тины спорадически распространен в Северной Америке - от Эскимосов с Бе­ рингова пролива до Микмаков и Ирокезов, через равнины на юг, вплоть до Пуэбло.

183


Следует также сравнить версию Вилберта с уже р а с с м о т р е н н ы м м и ф о м Ч а к о ( M | , j ; С П , с.290-293), с л е д у ю щ и м на удивление парал­ л е л ь н ы м путем: ведь в этом м и ф е п т и ц ы обретают р а з л и ч н о е о п е ­ р е н и е в результате в с к р ы т и я тела о б м а н щ и к а , из которого л ь ю т с я сначала кровь, потом — нечистоты. К а к и в версии Вилберта, эти нечистоты пачкают черным перья уродливой птицы, в д а н н о м слу­ чае ворона. Т а к о й п а р а л л е л и з м б ы л бы н е п о н я т е н , е с л и б ы не о т р а ж а л г о м о л о ­ гию между разорителем Тоба или лисом Матако и деревянной невес­ той гайанского мифа. Введение этой гомологии возможно л и щ ь п о ­ средством девущки, обожавшей мед, по поводу которой м ы неоднок­ р а т н о у к а з ы в а л и (и о к о н ч а т е л ь н о д о к а ж е м ) , что о н а с а м а — г о м о л о г и я лиса или обманщика. Следовательно, деревянная невеста является преобразованием д е в у ш к и , обожавшей мед. Остается объяснить, как и почему. П о к а что стоит ввести другие в а р и а н т ы г а й а н с к о г о м и ф а , б е з к о т о р ы х р а с с м а т р и в а т ь п р о б л е м ы по с у щ е с т в у п р е д с т а в л я е т с я з а т ­ руднительным. М^^^: Карибы: лягушка, мать ягуара. Жила-была женщина, беременная близнецами Пйа и Макунайма. Еще до рождения они захотели пойти к своему отцу Солнцу и попросили мать идти по дороге, ведущей на запад. Они взялись направлять ее, но нужно было, чтобы она рвала для них красивые цветы. Женщина то и дело срывала их. Она споткнулась о препятствие, упала и ущиблась; она обвинила в этом своих детей. Обидевшись, последние перестали указывать ей путь. Женщина заблудилась, выбилась из сил; она добралась до хижины Коно(бо)ару, предвещающей дождь лягушки; ее сына ягуара боялись из-за его же­ стокости. Лягушка сжалилась над женщиной и спрятала ее в кувшин из-под пива. Но ягуар учуял человечину, обнаружил женщину и убил ее. При раз­ делке трупа он нашел близнецов и отдал их матери. Сначала их укутали хлопком; они быстро выросли, за месяц став взрослыми. Тогда лягушка дала им луки и стрелы; она велела им убить птицу /powis/ (Сгах sp.), ви­ новную, по ее словам, в убийстве их матери. Итак, мальчики убили /powis/; в обмен на жизнь последняя из птиц открыла им правду. Объятые гневом братья оснастились более действенным оружием и убили ягуара и его мать лягушку. Они двинулись в путь и добрались до рощи «cotton-irees» (несомнен­ но, шелковичных деревьев). Посреди рощи стояла хижина; в ней жила старуха - на самом деле она была лягушкой. Они стали жить у нее. Каждый день они ходили на охоту, а по возвращении их ждал приготов­ ленный маниок. Но ведь поблизости не было видно посадок. Тогда бра­ тья выследили старуху и обнаружили, что она извлекает крахмал из бе­ лой бляшки между плечами. Полностью отказавшись от еды, братья уложили лягушку на хлопковую подстилку и подожгли ее. Лягушка по­ лучила сильный ожог; вот почему ее кожа выглядит сегодня сморщен­ ной и грубой.

184


Пйа и Макунайма двинулись дальше в поисках отца. Три дня они про­ вели с самкой тапира; она отлучилась, а потом вернулась потолстевшей, лосняшейся. Пойдя за ней, они добрались до сливового дерева. Братья ста­ ли трясти дерево; зрелые и зеленые сливы посыпались вниз. Рассердив­ шись, что они испортили пищу, зверь избил их и удалился. Целый день братья преследовали его. Наконец они настигли его и условились о такти­ ке: Макунайма перекроет тапиру дорогу, а когда тот повернет обратно, выпустит в него стрелу-гарпун. Но Макунайма запутался в отрезавшей ему ногу веревке. В светлую ночь их можно увидеть: тапир образует Гиады, Макунайма - Плеяды, а ниже Пояс Ориона изображает отрезанную ногу {Roth 1. Р. 133-135). Ниже мы обсудим значение астрономического кодирования. Что­ бы непосредственно связать этот м и ф с группой девушки, обожавшей мед, процитируем вариант Випидиана о происхождении Ориона и Плеяд: Випидиана: девушка, обожавшая мед. Однажды жена Беукурау отрезала ему ногу. Он поднялся на небо, где стал поясом Ориона. Чтобы отомстить за него, его брат замуровал пре­ ступную супругу в дупле, а затем также поднялся на небо, где стал Плея­ дами. Что же до женщины, то она превратилась в едящую-мед-змею {Wirth 1. Р.260). Несмотря на краткость этой версии, м о ж н о заметить, что она на­ ходится на п е р е с е ч е н и и многих м и ф о в : во-первых, м и ф а о Хабури, так как можно предположить, что героиня, подобно старой лягушке, полна похотливых п о м ы с л о в (побуждающих избавиться от мужа). Она также обожает мед, иначе не согласилась бы залезть в дупло и не пре­ вратилась бы в животное, о б о ж а ю щ е е мед. Впрочем, оба м и ф а закан­ ч и в а ю т с я р а з ъ е д и н е н и е м г е р о е в : г о р и з о н т а л ь н ы м в М^^,, в е р т и к а л ь ­ н ы м в М , 4 з ( н о с в е р х у в н и з ) и т а к ж е в е р т и к а л ь н ы м в M^^^j ( н а э т о т р а з снизу вверх). М о т и в ж е н и щ н ы , о б о ж а в ш е й мед, еще более непосред­ ственно отсылает к версии м и ф а об Аборе, отце изобретений, у Брет­ та ( M j 5 g ) ; э т о о с о б ы й р а к у р с , в о з в р а щ а ю щ и й н а с к м и ф а м Ж е . Н а к о ­ н е ц , о б щ а я д л я Mjg^ и Mjjj и с т о р и я м у ж ч и н ы с о т р е з а н н о й н о г о й — в связи с происхождением Ориона и Плеяд — относится к обширной системе, л и ш ь слегка затронутой в «Сыром и приготовленном». С о ­ в е р ш е н н о о ч е в и д н о , что э т а с и с т е м а п е р е к р ы в а е т ту, ч ь и м я д р о м п р е д ­ ставляются нам м и ф ы о д е в у ш к е , о б о ж а в ш е й мед: ведь похотливая ж е н щ и н а , готовая уступить с л и ш к о м приближенному (зятю) или с л и ш к о м о т д а л е н н о м у л ю б о в н и к у ( т а п и р у , н а д е л е н н о м у в М^^^ д р у г о й ф у н к ц и е й ) , р а в н о ц е н н а ж е н щ и н е , о б о ж а в ш е й мед, - она не соблюда­ ет п р и л и ч и й п о о т н о ш е н и ю к т а к ж е с о б л а з н и т е л ь н о м у п р о д у к т у п и ­ т а н и я . М ы более подробно проанализируем это сложное с о о т н о ш е ­ н и е , н о ч т о б ы в р е м е н н о п р и н я т ь его в к а ч е с т в е р а б о ч е й г и п о т е з ы , с л е ­ дует п о м е н ь ш е й мере п р е д п о л о ж и т ь , что четыре этапа р а з ъ е д и н е н и я

185


культурных г е р о е в , п о к и н у в ш и х с а м к у т а п и р а , а д о этого - одну за д р у ­ гой двух л я г у ш е к , а т а к ж е о т н я т ы х у м а т е р и , в к о н е ч н о м итоге о б ъ я с н я ­ ются тем, что трех этих животных и саму ж е н щ и н у можно свести к со­ ответствующему числу комбинаторных вариантов персонажа девушки, обожавшей мед. М ы уже п р и ш л и к этой гипотезе в связи с д е р е в я н н о й н е в е с т о й ; не з а б у д е м и т о г о , что в M^j, м а т ь б л и з н е ц о в п о н а ч а л у б ы л а деревянной невестой. М^^. Макуши: деревянная невеста. Рассерженный браконьерством в своих рыбных прудах. Солнце пору­ чил присматривать за ними водяной ящерице, затем кайману. Последний и был вором, он продолжал браконьерствовать вовсю. Наконец Солнце взял его с поличным и искромсал ему спину ножом: так возникла че­ шуя. В обмен на жизнь кайман пообещал Солнцу дочь. Но у него не было дочери; прищлось вырезать ее из ствола дикого сливового дерева. Предоставив Солнцу возможность, если фигурка ему понравится, ожи­ вить ее, ящер спрятался в воде и стал ждать развития событий. Этим он за­ нят и поныне. Женщина была недоделана, но ищущий пищу дятел пробил ей вагину. Покинутая своим мужем Солнцем, женщина отправилась на его поиски. Продолжение истории сходно с М,^, за исключением того, что после убий­ ства ягуара Пйа извлекает из его утробы остатки материнского тела и воскрешает мать. Женщина с двумя сыновьями находят приют у лягуш­ ки, исторгающей из своего тела огонь; увидев, что Макунайма пожирает любимые им уголья, она бранит его. Тогда Макунайма решает уйти. Он прорывает канал, наполняющийся водой, изобретает первую пирогу и садится в нее вместе со своими близкими. Братья учатся у журавля ис­ кусству получать огонь трением, совершают и другие чудеса. В частно­ сти, именно они вызвали появление водопадов, нагромождая в реке скалы, чтобы удержать рыбу. Итак, они стали более искусными рыбо­ ловами, чем журавль, что явилось причиной многочисленных ссор меж­ ду Пйа, с одной стороны, журавлем и Макунайма — с другой. В конце кон­ цов они расстались, и журавль забрал Макунайму с собой в испанскую Гайану. Тогда Пйа с матерью стали жить одни, путешествуя, собирая дикие плоды и рыбача, пока не настал день, когда усталая мать уединилась на вершине Рорайма. Тогда Пйа отказался от охоты и стал учить индейцев искусствам, порожденным цивилизацией. Появление волшебников-цели­ телей — его заслуга. Наконец, Пйа присоединился к своей матери на Ро­ райма, где пробыл некоторое время. Перед расставанием он сказал, что все ее желания исполнятся, если она будет высказывать их, опустив голову и закрыв лицо руками. Это она и делает до сих пор. Когда ей грустно и она плачет, над горой разыгрывается буря, и ее слезы потоками льются по склонам (Roth 1. Р. 135). Эта в е р с и я п о з в о л я е т д в а ж д ы з а м к н у т ь г р у п п у . П р е ж д е в с е г о , о н а отсылает к М,,,:

186


Mj,,: Черный Ягуар

«МУЖЕМ из пальмового дерева» хозяин рыбы, украденной

Mj(,(;: Солнце

кайманом...

на себя самого съедающим его Ягуаром обменян на «ЖЕНЩИНУ из сливового дерева» оплодотворяющим ее Солнцем.

Mj^,: Ягуар преследует

спасенную благодаря крикам

женщину Mj^^: Солнце покидает

М, Приходит к лягущке

ребенка

погубленную немотой

превращающей продукты в экскременты (испачканные птицы), превращающей экскременты в продукт1%

выделяет вонючий стул

М,„: герой

выдр (Д), вызывая упреки лягушки (О),

поглощает горячие угли

М,„:

предопределяя тем самым изобре­ тение первой пироги и искусств, порожденных цивилизацией, ко­ торые

187

у людей, тогда как вменены


Mj^,: лягушка заточена в дереве (внутренняя вода) : Mj^: женщина изолирована на вершине горы (внешняя вода) :

происхождение сезона дождей.

Б р е т т п р е д л а г а е т в е р с и ю А р а в а к о в ( М , ^ , ) , где я в н о ф и г у р и р у ю т в ы д р ы ; м ы не з а б ы л и о б их р о л и в М^^^ Э т и в ы д р ы р а з р у ш а ю т р ы б о ­ ловецкие запруды Солнца; кайман решил подражать им, но попался. Чтобы сохранить ж и з н ь , ему п р и ш л о с ь отдать победителю ж е н ш и н у {Brett 2. Р. 2 7 - 2 8 ) . К а й м а н , в ы д р а и д е р е в я н н а я н е в е с т а с о с е д с т в у ю т также у Кубео: M^^g. Кубео: деревянная невеста. Кувай, культурный герой, вырезал из древесного ствола (wahokakii) женщину; птица Конеко [другая версия: бабушка героя] пробуравила ей вагину. Девушка была очень красива, и Кувай жил с ней счастливо, пока ее не похитил Дух /mamiiwii/. Кувай сел на ветку и заплакал. Волк увидел его, расспросил и увел под воду, где герой смог вновь обрести жену. Разгневан­ ный Дух преследовал его, но он убежал и больше никогда не возвращался. [В другой версии женщина берет в любовники змея боа. Кувай засти­ гает их и убивает животное; он заставляет жену съесть его пенис, разрезан­ ный на четыре куска: жена принимает их за рыбок. Узнав об убийстве лю­ бовника, женщина вновь превращается в дерево] {Goldman. Р. 148). П о - в и д и м о м у , в т о м р а с с к а з е , где п о я в л я е т с я к а й м а н (М^^,), р е ч ь идет о д р у г о й с у п р у г е К у в а я — в е д ь , у т о ч н я е т о н , э т о д о ч ь с т а р е й ш и ­ н ы п л е м е н и . О д н а ж д ы , когда она спала в гамаке, Кувай послал К а й ­ м а н а за г о р я ш е й г о л о в н е й , ч т о б ы з а ж е ч ь с и г а р е т у . К а й м а н у в и д е л ж е н щ и н у и захотел с о в о к у п и т ь с я с н е й . О н а в о с п р о т и в и л а с ь . Е м у все ж е у д а л о с ь в з г р о м о з д и т ь с я н а н е е , н о та с о ж р а л а в с ю н и ж н ю ю ч а с т ь его брюха, включая пенис. Вернувшийся Кувай сказал К а й м а н у , что предупреждал его. Воспользовавшись маленькой квадратной ц и н о в ­ к о й , о н п о ч и н и л б р ю х о ж и в о т н о г о и б р о с и л его в воду, з а м е т и в : « Т е б я всегда будут есть» {Goldman. Р. 182). Обе ж е н щ и н ы — д е р е в я н н а я и другая — я в л я ю т с я двумя к о м б и н а ­ т о р н ы м и в а р и а н т а м и о д н о г о и того ж е м и ф а , что следует из у р а в н е н и й : a) F' (похищенная Духом вод) = (подвергшаяся нападению каймана); b) F' (соблазненная змеем боа, которому уступает) = F^ (соблазненная кай­ маном, которому сопротивляется) c) F' (съедает змеиный пенис) = F^ (съедает пенис каймана). С другой с т о р о н ы , система M^^j-Mj^, п о з в о л я е т н е п о с р е д с т в е н н о с в я ­ з а т ь М,^^-М,^, с ' 2 6 6 " ' 2 6 7 ^' ' " 2 4 1 -

188


мать герой - цивилизатор

I из плоти

i изгнан

I

I

I

I

Духом вод:

жена I из дерева , пленен

Mj^,: Лягушка, хозяйка дождя (небесная вода)

экскременты; Герой садится на ветку,

роняет

М,„: Дух вод (земная вода)

м.

появляется выдра, возвращаюшая его

слезы;

матери. 1 „ ^ I Чтобы спастись i г е р о й - ц и в и л и от Духа вод I затор исчезает. жене.

Свяжем теперь М,„ с М,„.

пишу (ПИТАНИЕ)

Щи-

Кайман крадет

]

у героя-циви-

женшину (СЕКСУАЛЬНОСТЬ) | лизатора.

М^^: спасает жизнь

\ юсредством деревянной невесты, жены героя,

M^^f едва не погибает I

I заткнутая вагина. (СЕКСУАЛЬНОСТЬ)

Mjj^: пассивно непроницаемы: Mjj,: активно

пожирающий рот. (ПРОДУКТЫ)

189

Обвиненный я краже...


М^,: ...продуктовый

спина, Калечение..

искалечены M,j,; ...сексуальный

брюхо.

/ скрывается

М,, • ...причинено

(активный)

героем. М

под водой.

Кайман брошен

: ...исправлено

(пассивный)

О б ъ е д и н я ю щ и й М^^, и М^^^ цикл относительно краток, так как речь идет о с о с е д н и х м и ф а х — с т о ч к и з р е н и я к а к г е о г р а ф и и , т а к и ряда п р е о б р а з о в а н и й . Б о л е е п р и м е ч а т е л е н другой ц и к л , н е с м о т р я на г е о г р а ­ ф и ч е с к о е и, е с л и м о ж н о т а к в ы р а з и т ь с я , л о г и ч е с к о е р а с с т о я н и е , н а ­ к л а д ы в а ю щ и й м и ф М а к у ч и на м и ф ы Ч а к о , чья г е р о и н я - д е в у щ к а , о б о ­ ж а в ш а я м е д , хотя в п е р в о м м и ф е п е р с о н а ж э т о т , в и д и м о , отсутствует: Mji^ji,; Солнце ест свою пищу • рыбу, кайманов. Mjjj

Дочь Солнца... признана несостоятельной.

: Кайман ест рыбу — пищу Солнца.

Дочь каймана..

M^ij.^,,: ...в продуктовом плане. Удовлетворена...

посредством владения медом и т. д. Дятлом

М,-,

: ...в половом плане. Проткнута...

при поисках пищи и т. д.

Связь между гайанскими мифами и мифами Чако покажется еще б о л е е т е с н о й , е с л и у ч е с т ь , что в п е р в ы х о т н о ш е н и я м е ж д у д в у м я б р а ­ тьями П й а и Макунайма такие же, как в последних - между Дятлом и Лисом. Действительно, Макунайма - гнусный соблазнитель жены с т а р ш е г о б р а т а (K.-G. 1. Р . 4 2 - 4 6 ) . Итак, мы возвращаемся к неоднократно упоминавшейся равноцен­ н о с т и д е р е в я н н о й н е в е с т ы и д е в у ш к и , о б о ж а в ш е й мед. Н о н а с к о л ь к о э т а р а в н о ц е н н о с т ь п о н я т н а , к о г д а ее с у б с т и т у т о м я в л я е т с я т е л е с н о о б о ж а ю щ а я ж е н щ и н а , настолько она кажется и с к л ю ч е н н о й в случае с д е р е в я н н о й невестой — л и ш е н н а я сущностного атрибута ж е н с т в е н н о -

190


сти, она должна обладать п р о т и в о п о л о ж н ы м темпераментом. Чтобы разрешить это затруднение и тем с а м ы м продвинуться в интерпрета­ ции м и ф о в , упорядочить которые призвана четвертая вариация, сле­ дует н а ч а т ь с н а ч а л а . Д е в у ш к а , о б о ж а в ш а я м е д , - о б ж о р а . Н о м ы в и д е л и , ч т о в M^jg.^so отец — создатель деревянной невесты — носит имя Нахакобони, что значит «обжора». Чем он обжирается? Во-первых, несомненно, п и шей, так как некоторые испытания претендента состоят в том, что­ бы снабдить его невероятным количеством мяса и напитков. Н о этого признака недостаточно для исчерпываюшего объяснения пси­ хологии персонажа, а также того, почему он затаил злобу на своего з я т я за т о , ч т о п о с л е д н и й д о в е р и л п т и ц е / b u n i a / з а б о т у о б у с о в е р ш е н ­ с т в о в а н и и д е в у ш к и — с а м о н не б ы л с п о с о б е н п р и д а т ь ей з а к о н ч е н ­ ность. В м и ф е это прекрасно освешено — если следовать принятому нами условию скрупулезного чтения, когда значима каждая деталь. Нахакобони стареет, ему нужен зять. Действительно, у матрилокальных Варрау зять ж и в е т с родителями ж е н ы ; он в ы п о л н я е т трудовую п о в и н н о с т ь , п о с т а в л я е т им п и щ у в о б м е н на о б р е т е н н у ю жену. Н о Нахакобони считает, что его зять д о л ж е н быть налогоплательщиком, а н е с у п р у г о м . С т а р и к х о ч е т , ч т о б ы о н целиком принадлежал ему, б ы л главной п р у ж и н о й семьи с в о й с т в е н н и к о в , а не создателем супружес­ к о й с е м ь и - ведь т о , что м у ж д а с т п о с л е д н е й , з я т ь н е и з б е ж н о о т н и м е т у первой. Иначе говоря, Нахакобони жаден до п и щ и , н о еще более — д о услуг: э т о т е с т ь , п о м е ш а н н ы й н а з я т е . С л е д о в а т е л ь н о , н е о б х о д и м о , во-первых, чтобы зять не мог и с п о л н я т ь свой долг; во-вторых, и это главное, чтобы в ы д а н н а я замуж д е в у ш к а страдала нехваткой, пре­ п я т с т в у ю щ е й не ф у н к ц и и п о с р е д н и ч е с т в а в этом с о ю з е , н о т о м у , ч т о б ы з я т ь о т ц а с т а л ее м у ж е м . П о р а з и т е л ь н о , н а с к о л ь к о э т а п о н а ­ чалу н е г а т и в н а я супруга аналогична супругу девушки, обожавшей м е д , — с т о й р а з н и ц е й , что его н е г а т и в н о с т ь п р о я в л я е т с я в п с и х о л о г и ­ ч е с к о м п л а н е (то е с т ь в п е р е н о с н о м с м ы с л е ) , а ее — в ф и з и ч е с к о м , т о есть в п р я м о м с м ы с л е . С а н а т о м и ч е с к о й точки зрения д е р е в я н н а я н е ­ веста — н е ж е н щ и н а , н о с р е д с т в о о б р е т е н и я о т ц о м з я т я . С м о р а л ь н о й точки зрения дятел из м и ф о в Ч а к о — не мужчина. М ы с л ь о браке п р и ­ в о д и т е г о в у ж а с , о н б е с п о к о и т с я т о л ь к о о т о м , к а к его п р и м у т р о д и ­ т е л и ж е н ы : т о е с т ь о н хочет б ы т ь т о л ь к о з я т е м , н о к а к м у ж - в о с п о л ь ­ зуемся на сей раз м е т а ф о р и ч е с к и м с м ы с л о м этого в ы р а ж е н и я — о н «деревянный». И т а к , п е р с о н а ж С о л н ц а о п и с ы в а е т с я в м и ф а х Ч а к о в двух а с п е к т а х . Во-первых, это отец, неспособный снабдить дочь л ю б и м ы м ею медом. Т о е с т ь о н н е с п о с о б е н « у д о в л е т в о р и т ь » ее в п и щ е в о м п л а н е , п о д о б н о тому, как отец деревянной невесты неспособен сексуально пробура­ вить ее. Во-вторых, С о л н ц е из м и ф о в Ч а к о — обжора, д о такой степе­ ни п о м е ш а н н ы й на исключительной п и щ е (рыбе / l e w o / , похожей на к а й м а н о в ) , ч т о о н п о с ы л а е т з я т я на с м е р т ь , л и ш ь б ы п о й м а т ь ее. Э т у двойную радикальную инверсию гайанских мифов, в которых жадный тесть испытывает зятя, м о ж н о представить следующим образом:

191


ЧАКО ^216-217

Солнце, жадное до кайманов Д

I

Девушка, О = Д Дятел, обожавшая «деревянный» мед муж М25,

Нахакобони, «обжора» Д

Кайман, жадный до Солнца Д

Деревянная О = Д Солнце невеста

Деревянная О = Д Солнце невеста

ГАЙАНА Итак, сквозь гайанские м и ф ы просвечивает образ исходных для нас м и ф о в Ч а к о , но п р о и з о ш л а инверсия: С о л н ц е - о т е ц становится С о л н ц е м - з я т е м , т о есть с у ш н о с т н ы е о т н о ш е н и я родства — не с ы н о в н и е , а брачные. Изучающее Солнце становится изучаемым. Моральная инертность мужа превращается в физическую инертность ж е н щ и ­ ны. Девушка, о б о ж а в ш а я мед, превращается в д е р е в я н н у ю невесту. Наконец, и это главное, мифы Ч а к о заканчиваются пересыханием озер и исходом из воды р ы б - к а й м а н о в , тогда как в гайанских мифах к а й м а н о к а з ы в а е т с я в к о н ц е - к о н ц о в б р о ш е н н ы м в воду и л и и щ е т там пристанища. М н о г о к р а т н о д о к а з а н о , что к а й м а н п р о т и в о п о л о ж е н в ы д р е . Т а к а я о п п о з и ц и я е щ е о ч е в и д н е е , е с л и о б р а т и т ь в н и м а н и е на т о , ч т о в ы д р ы Ифают роль словоохотливых животных: о н и осведомляют или поуча­ ют. З а т о и н д е й ц ы в т р о п и ч е с к о й А м е р и к е п о л а г а ю т , ч т о к а й м а н ы безъязыкие. Это верование засвидетельствовано у гайанских Араваков (Brett 1. Р . 3 8 3 ) ; к а к г о в о р и т с я в с т и х о т в о р н о м т е к с т е : «Alligators — wanting tongues Show (and share) their father's wrongs»*^''^^ (Brett 2. P . 133). * Точка зрения, противоположная древнеегипетской: древние египтяне пола­ гали, что отсутствие языка - достоинство ящера. «Только он один из всех дру­ гих животных лишен языка, так как божественное слово вовсе не нуждается в голосе либо языке» (Plutarque. De Isis et d'Osiris / / Les CEuvres morales de Plutarque. 2 vol. §XXXIX. P., 1584).

192


у М у н д у р у к у е с т ь р а с с к а з т о г о ж е т и п а (M^^^). К а й м а н б ы л о б ж о ­ р о й , п о ж и р а в ш и м своих з я т ь е в — о д н о г о за д р у г и м . Ради с п а с е н и я последнего зятя индейцы забросили в пасть людоеда раскаленный д о к р а с н а к а м е н ь , чтобы о б ж е ч ь е м у я з ы к . С тех п о р к а й м а н л и ш е н э т о г о о р г а н а , а в б р ю х е у н е г о — к а м е н ь (Kruse 2. Р.627). С д р у г о й с т о р о н ы , в ы д р ы — с о п е р н и ц ы С о л н ц а в м и ф а х , где п о с ­ ледний предстает хозяином рыболовства или рыболовецких запруд. В Гайане, к а к и в Ч а к о , р ы б н а я л о в л я - занятие сухого сезона, о чем среди м н о г о ч и с л е н н ы х у к а з а н и й того ж е рода свидетельствует начало м и ф а А р а у к а н о в : «В э т о в р е м я п е р е с о х л и все р е к и , и р ы б а б ы л а в и з о ­ б и л и и . . . » {K.-G. 1. Р.40). Н а о б о р о т , н у ж д а ю ш и й с я в воде к а й м а н и ф а ­ ет в м и ф а х Ч а к о р о л ь х о з я и н а д о ж д я . А с с о ц и и р у я с ь с в о д о й , о б а в и д а п р о т и в о п о л о ж н ы по о т н о ш е н и ю к н е й ; одному виду нужно м н о г о воды, другому — мало. В мифах Вай-вай, посвяшенных происхождению праздника Шодев и к а (Mjj,, Mjgg), р е ч ь идет о ж е н щ и н е , ч ь е д о м а ш н е е ж и в о т н о е - з м е й боа. Н о о н а к о р м и т его т о л ь к о м е л к и м и ф ы з у н а м и , о с т а в л я я себе к р у п ­ н у ю д и ч ь ( с м . M j 4 , ) . Н е г о д у ю щ и й з м е й п р о г л а т ы в а е т ее и с к р ы в а е т с я под водой. Мужу помогают выдры, пленяющие змея, - о н и перереза­ ют р е к у с т р е м н и н а м и и в о д о п а д а м и ( с м . М^^^). О н и и з в л е к а ю т ж е н с ­ кие останки из желудка змея и убивают его. Река краснеет от его к р о ­ ви. К у п а я с ь в н е й , п т и ц ы о б р е т а ю т я р к и е к р а с к и ; их ч а с т и ч н о с м ы в а е т н а ч а в ш и й с я д о ж д ь , от к о т о р о г о более и л и м е н е е у д а ч н о прячутся р а з н ы е виды п т и ц . Т а к п т и ц ы п р и о б р е л и р а з л и ч н о е о п е р е н и е (Fock. Р.63-65; с м . Derbyshire. Р . 9 2 - 9 3 ) . И т а к , к р о в ь ( = п е н и с , с м . M^^g) з м е я - п о ж и р а т е л я ж е н щ и н ы Ифает з д е с ь ту ж е р о л ь , ч т о и к р о в ь ж е н щ и н ы , « с о ж р а н н о й » и щ у щ е й п и щ у п т и ц е й (М^^,,), с л у ч а й н о п р о т ы к а ю щ е й е й в а г и н у . Т а ­ к и м о б р а з о м , е с л и в Mj,,, к а к и в М^^^-М^^,, в ы д р ы п р о т и в о п о с т а в л я ­ ются з м е ю б о а - п о ж и р а т е л ю , а не с о б л а з н и т е л ю ж е н щ и н ы , следует отметить, что Такана, легко переиначивающие основные мифологи­ ческие темы тропической А м е р и к и , скорее соотносят, чем противопо­ ставляют выдр и кайманов: о н и не враги, а союзники (Hissink-Hahn. Р.344-348, 429-430)*. Предшествующее обсуждение обладает ценностью л и ш ь в качестве наброска. Н е стоит скрывать, что исчерпывающему анализу этой груп­ пы мешают значительные препятствия, связанные с множественнос­ т ь ю и м н о г о о б р а з и е м тех о с е й , п о к о т о р ы м м ы п ы т а е м с я р а с п о л о ж и т ь м и ф ы . К а к и все другие м и ф ы той же группы, рассматриваемые нами

* Пара крокодил-вьщра появляется также в юго-восточной Азии; такая встре­ ча тем более любопытна, что в этом регионе, наряду со многими другими об­ щими с Америкой темами, можно найти историю женитьбы человека на жен­ щине-пчеле, погибщей из-за того, что муж нарушил запрет на упоминание о ее присутствии (Evans, texte №48). По поводу пары крокодил-выдра см. так­ же следующий текст: «Это злые, склонные к инцесту мужчины. Они поступа­ ют так же, как конь — со змеей, крокодил — с выдрой, заяц — с лисой...» (Lafonl, texte №45).

193


мифы связаны с риторическими оппозициями. Потребление подразу­ мевается то в п р я м о м ( п и щ е в о м ) , то в п е р е н о с н о м (половом) с м ы с л е , а п о р о й в о б о и х о д н о в р е м е н н о , к а к э т о п р о и с х о д и т в М^^,, где ж е н щ и ­ на д е й с т в и т е л ь н о с ъ е д а е т с в о е г о с о б л а з н и т е л я , п о к а п о с л е д н и й «ест» ее в т о м з н а ч е н и и , к о т о р о е э т о т т е р м и н и м е е т в ю ж н о а м е р и к а н с к и х языках — совокупляясь. Более того, парная связь между членами о п ­ п о з и ц и и с в и д е т е л ь с т в у е т о с и н е к д о х е ( к а й м а н ест р ы б у , входящую в рацион Солнца) или метафоре (единственная п и щ а Солнца - рыба, похожая на к а й м а н о в ) . Н а к о н е ц , э т и с л о ж н ы е с в я з и м о г у т б ы т ь н е р е ф л е к с и в н ы м и , н о п о л н о с т ь ю в о с п р и н и м а е м ы м и в прямо.м л и б о п е ­ р е н о с н о м с м ы с л е ; или же о н и могут быть р е ф л е к с и в н ы м и , н о тогда о д н о й и з н и х п р и д а е т с я п р я м о й , а д р у г о й - п е р е н о с н ы й с м ы с л : эту ситуацию иллюстрирует странная эротико-пищевая связь каймана с д е р е в я н н о й н е в е с т о й в М^^,. Е с л и п о п ы т а т ь с я в качестве э к с п е р и . м е н т а упростить уравнения, пренебрегая оппозициями металингвистическо­ го х а р а к т е р а , т о м о ж н о о б ъ е д и н и т ь н а и б о л е е х а р а к т е р н ы е п е р с о н а ж и мифов Чако и Гайаны при помощи диаграммы: Кайман: Д ГАЙАНА

i

Деревянная невеста: О = Д

; Солнце

I

ЧАКО

Девушка, обожавшая мед: О = Д .' Дятел В Ч а к о С о л н ц е п и т а е т с я за с ч е т « к а й м а н о в » , а п о с л е д н и е - за с ч е т Д я т л а , з я т я С о л н ц а . В Г а й а н е к а й м а н п и т а е т с я за с ч е т С о л н ц а , а Д я ­ т е л - за с ч е т ( н о в д е й с т в и т е л ь н о с т и к в ы г о д е ) ж е н ы п о с л е д н е г о : д е ­ ревянной невесты. Наконец, у Кубео кайман и деревянная невеста питаются (он — метафорически, она — посредством синекдохи) друг другом. Следовательно, с точки зрения пространственной и времен­ ной отдаленности терминов, в мифах Чако расхождение максимально, в мифах Кубео - м и н и м а л ь н о , а гайанские м и ф ы расположены посре­ дине. Кроме того, в обратном виде наиболее точно повторяют друг д р у г а ф и н а л ы м и ф о в Ч а к о и К у б е о . В к о н ц е М^.^ С о л н ц е п о с ы л а е т зятя в воду на л о в л ю р ы б ы - к а й м а н о в , но последние съедают птицу. Тогда Солнце высушивает озеро при п о м о щ и огня, раскрывает пасть чудовища и освобождает своего зятя: он в некотором роде «избавлен о т с ъ е д е н и я » ( d e - m a n g e ) . В М^^, С о л н ц е п о с ы л а е т к а й м а н а в о г о н ь (за горящей головней), а жена съедает его. Тогда Солнце затыкает з и я ю ­ щ у ю б р ю ш н у ю п о л о с т ь ж е р т в ы и б р о с а е т к а й м а н а в воду, куда о т н ы ­ не о н и з г н а н на с ъ е д е н и е . У н а с н е т с в е д е н и й о б охоте н а к а й м а н о в у К у б е о , о д н а к о м ы л у ч ­ ше осведомлены о том, что касается Гайаны, чьи метеорологические у с л о в и я ( п о к р а й н е й м е р е в в о с т о ч н о й ее ч а с т и ) м а л о о т л и ч а ю т с я о т бассейна Ваупес. В Гайане кайман является важным источником п и щ и , т а к к а к е д я т его я й ц а и м я с о , о с о б е н н о хвостовое ( к а к м ы м о г л и неоднократно констатировать, о н о белое, обладает тонким вкусом).

194


С о г л а с н о Г у м и й а ( о н ц и т и т у е т с я в Roth 2. Р . 2 0 6 ) , н а к а й м а н а о х о т я т ­ ся з и м о й , к о г д а р ы б ы м а л о и з - з а п о д ъ е м а в о д ы . М е н е е я с н а и н ф о р м а ­ ция по поводу Яруро из внутренней Венесуэлы: на маленького к а й м а ­ на Crocodilus babu о х о т я т с я к р у г л ы й год, к р о м е п е р и о д а с м а я п о с е н ­ т я б р ь , к о г д а идут н а и б о л е е с и л ь н ы е д о ж д и (Leeds). Т е м н е м е н е е , т а ­ к о е ж е п р о т и в о п о с т а в л е н и е м е ж д у р ы б н о й л о в л е й и о х о т о й на к а й м а ­ на, п о д ч е р к н у т о е Гумийа, следует из з а м е ч а н и я П е т р у л л о (Petrullo. Р.200) о т о м , ч т о Я р у р о р ы б а ч а т , «когда не н а х о д я т н и к р о к о д и л о в , н и черепах»). Если попытаться обобщить это противопоставление*, оно, быть может, даст нам ключ к и н в е р с и и , происходящей при переходе от м и ­ ф о в Чако к г а й а н с к и м м и ф а м . П е р в ы е с в я з а н ы с медом, урожаем су­ хого с е з о н а , п о д о б н о р ы б о л о в с т в у в Ч а к о , Г а й а н е и б а с с е й н е В а у п е с . Гайанские м и ф ы преобразуют м и ф ы Чако по двум осям. О н и в пе­ р е н о с н о м с м ы с л е г о в о р я т т о , о чем д р у г и е м и ф ы п о в е с т в у ю т в п р я м о м смысле. Передаваемые ими сообщения (по крайней мере в закончен­ н о м в и д е ) к а с а ю т с я н е с т о л ь к о м е д а — н а т у р а л ь н о г о п р о д у к т а , чье с у ­ щ е с т в о в а н и е с в и д е т е л ь с т в у е т о к о н т и н у а л ь н о с т и п е р е х о д а от п р и р о д ы к культуре, — с к о л ь к о искусств, п о р о ж д е н н ы х ц и в и л и з а ц и е й , свиде­ тельствующих в пользу дисконтинуальности обоих порядков, или же организации животного царства в соответствии с видовой иерархией, устанавливающей дисконтинуальность в самой природе. Итак, гайан­ с к и е м и ф ы з а к а н ч и в а ю т с я охотой н а к а й м а н а , з а н я т и е м с е з о н а дож­ дей, н е с о в м е с т и м о г о с р ы б о л о в с т в о м , ч ь и м и х о з я е в а м и я в л я ю т с я С о л ­ н ц е ( с в я з а н н ы й с сухим с е з о н о м ) и в ы д р ы ( п о о т н о щ е н и ю к в о д е г о ­ м о л о г и ч н ы е С о л н ц у ) , к о т о р ы е могут б ы т ь , т а к и м о б р а з о м , п р о т и в о п о ­ с т а в л е н ы к а й м а н у в двух о т н о щ е н и я х .

Между тем первые рассмотренные н а м и гайанские м и ф ы явно о т н о ­ с и л и с ь к м е д у . И т а к , м ы д о л ж н ы н а й т и в с а м и х г а й а н с к и х м и ф а х те преобразования, которые открылись нам при сравнении мифов Чако л и ш ь с н е к о т о р ы м и из г а й а н с к и х м и ф о в — но е щ е более отчетливо в ы р а ж е н н ы е . С этой точки з р е н и я следует уделить особое в н и м а н и е д р е в е с н ы м п о р о д а м , и з к о т о р о г о с д е л а н а н е в е с т а в М^^, и н е в е с т ы и з всех д р у г и х м и ф о в . П р и п е р в о м п о я в л е н и и э т о г о м о т и в а в М^^, (а з а ­ т е м в Mjg3^ ^) ж е н и х и л и н е в е с т а в о з н и к а л и и з с т в о л а п а л ь м ы : Euterpe и л и Mauritia. З а т о в M j , , , М^^^ р е ч ь идет о с т в о л е д и к о й с л и в ы (Spondias lutea). М е ж д у э т и м и д в у м я с е м е й с т в а м и с у щ е с т в у е т м н о ж е с т в о о п п о ­ зиций. В первое семейство входят п а л ь м ы , во второе - анакардиевые. П а л ь м о в ы й свол м я г к и й внутри, тогда как с л и в о в ы й ствол — твердый. М и ф ы упорно настаивают на этой о п п о з и ц и и , особенно в версиях * Не пытаясь, тем не менее, распространить его за пределами гайанского ареа­ ла. Сирионо, умелые охотники на кайманов, но неважные рыболовы, предают­ ся двум этим занятиям, в основном, во время сухого сезона (Holmberg. Р.26-27).

195


Вилберта, где п т и ц ы и с к р и в л я ю т и л и л о м а ю т к л ю в о д е р е в о ( M j ^ ) , т о г ­ да к а к п р и я т е л и м у ж а б е з труда р а з р у б а ю т т о п о р о м п а л ь м о в ы й с т в о л ( ' ^ 2 б з а ь ) - В - т р е т ь и х , х о т я п л о д ы п а л ь м ы Mauritia т а к ж е идут в п и щ у , и м е н н о извлеченная из ствола сердцевина является о с н о в н о й п и щ е й Варрау, тогда к а к у с л и в ы с ъ е д о б н ы т о л ь к о п л о д ы . В - ч е т в е р т ы х , п р и ­ г о т о в л е н и е с е р д ц е в и н ы - с л о ж н о е д е й с т в и е , о п и с а н н о е в м и ф е (IVI243) во всех д е т а л я х , т а к к а к п р и о б щ е н и е к э т о й т е х н и к е я в л я е т с я с и м в о ­ л о м п р и о б щ е н и я к к у л ь т у р е . К о н е ч н о , п а л ь м а Mauritia flexuosa - д и ­ корастущая, но Варрау столь м е т о д и ч н о эксплуатируют пальмовые р о щ и , что на этот счет м о ж н о говорить о п о д л и н н о м «древоводстве». Как мы п о м н и м , пальмовая мякоть - единственно общая для богов и л ю д е й п и щ а . Б л а г о д а р я всем э т и м с в о й с т в а м Mauritia я в л я е т с я п р о т и ­ в о п о л о ж н о с т ь ю Spondias, т а к к а к с л и в а - в п о л н о й м е р е д и к о р а с т у ­ щ а я , ее п л о д ы с л у ж а т п и щ е й и л ю д я м , и ж и в о т н ы м , к а к о б э т о м н а ­ поминает M j j 4 в эпизоде с тапиром*. Наконец, и это главное, легко­ доступная съедобная сердцевина пальмового ствола состоит в о п п о ­ з и ц и и с е з о н н о г о п р о и с х о ж д е н и я к п л о д а м с л и в ы - п р о т к н у т ь ее ствол нелегко. Эта о п п о з и ц и я п р о я в л я е т с я д в о я к о . В о - п е р в ы х , с л и в о в ы й ствол н е просто твердый: о н считается также н е г н и ю щ и м . Говорят, это е д и н ­ ственное дерево, оказаться придавленным которым опасается черепа­ ха. Если б ы р е ч ь ш л а о других д р е в е с н ы х п о р о д а х , о н а т е р п е л и в о д о ж ­ далась бы, когда древесина сгниет, чтобы высвободиться. Н о сливовое д е р е в о не г н и е т : д а ж е в ы р в а н н о е с к о р н е м , о н о з а ц в е т а е т , пускает н о ­ вые в е т в и , о п у т ы в а ю щ и е ч е р е п а х у (Ihering, art. «jaboti»; Stradelli 1, art. « t a p e r e y u a - y u a » ) . С п р у ч е {Spruce. Vol. 1. P. 162-163), д а ю щ и й н а у ч н о е н а и м е н о в а н и е а н а к а р д и е в ы х - Mauria juglandifolia Bth., - п о д ч е р к и в а ­ ет, что « о н о о ч е н ь ж и в у ч е е , а к о л ы ш е к и з э т о г о д е р е в а п о ч т и всегда у к о р е н я е т с я и п р е в р а щ а е т с я в д е р е в о » . А ведь и з в е с т н о , что с р у б л е н ­ ная, или п р о с т о л и ш е н н а я верхней п о ч к и пальма уже не с м о ж е т р а с т и . В о - в т о р ы х , в с л у ч а е с Mauritia flexuosa ( н а и б о л е е о т ч е т л и в о « м е ч е ­ ной» у Варрау) Р о т у к а з ы в а е т , ч т о и з в л е ч е н и е с е р д ц е в и н ы п р о и с х о д и т тогда, к о г д а д е р е в ь я н а ч и н а ю т п л о д о н о с и т ь (Roth 2. Р . 2 1 5 ) . М ы уже г о в о р и л и п о п о в о д у э т о г о з а м е ч а н и я (с. 157, с н . 3 4 ) , ч т о ю ж н о а м е р и ­ к а н с к и е п а л ь м ы п л о д о н о с я т в н а ч а л е с е з о н а д о ж д е й , а п о р о й и в су­ хой с е з о н . С о с в о е й с т о р о н ы , В и л б е р т у т о ч н я е т , что в качестве с в е ж е г о п р о д у к т а с е р д ц е в и н ы хватает « п о ч т и на в е с ь год» ( Wilbert 9. Р. 16), н о э т о р а с х о ж д е н и е н е о б я з а т е л ь н о в л и я е т на с е м а н т и ч е с к у ю п о з и ц и ю сердцевины пальмы в мифах. П о м н и т с я , что в связи с м и ф а м и Ч а к о нам встретилась трудность того же типа, вытекающая из предпочти­ т е л ь н о й а с с о ц и а ц и и м е ж д у м а н и о к о м , и м е ю щ и м с я к р у г л ы й год, и п и ­ щей сухого сезона. Д е л о в том, что, к а к м ы говорили, м а н и о к , кото­ рого д о с т а т о ч н о даже в сухой с е з о н , о т ч е т л и в е е о б о з н а ч е н п о о т н о ш е * В более узком смысле оппозиция Spondias и Euterpe вытекает из отсутствия соревновательности между людьми и животными по поводу пальмы, чьи же­ сткие плоды, как мы пояснили, собирают и размягчают в теплой воде.

196


н и ю к э т о м у с е з о н у , чем п о о т н о ш е н и ю к с е з о н у д о ж д е й , когда о т ч е т ­ л и в е е о б о з н а ч е н а п и ш а , к о т о р о й д о с т а т о ч н о т о л ь к о в э т о в р е м я года. З а м е т и м п о э т о м у п о в о д у , что В а р р а у о б о з н а ч а ю т о д н и м и т е м ж е с л о ­ в о м / а г и / м я к о т ь м а н и о к а и п а л ь м ы , а М^^,, М,^^ т е с н о с в я з ы в а ю т их. Ч т о к а с а е т с я с о з р е в а н и я п л о д о в Spondias lutea, м ы р а с п о л а г а е м т о ч ­ ными указаниями относительно амазонского региона благодаря пре­ красному к о м м е н т а р и ю де Тестевена ко многим м и ф а м Тупи — мы еше вернемся к ним. Предложенная этим автором, а также Спруче (Spruce, I. с ) , э т и м о л о г и я м е с т н о г о н а з в а н и я д и к о й с л и в ы : / t a p i r i b a / / t a p e r e b a / - от / t a p i h i r a - h i w a / , «дерева тапира» у Т у п и , представляет­ ся н а м б о л е е п р а в д о п о д о б н о й , чем э т и м о л о г и я , с в я з а н н а я с / t a p e r a / « п у с т ы р е м , з а б р о ш е н н о й м е с т н о с т ь ю » . П л о д ы Spondias с о з р е в а ю т в к о н ц е я н в а р я , т о е с т ь в р а з г а р с е з о н а а м а з о н с к и х д о ж д е й (Tastevin 1. Р.247), а в Гайане - в к о н ц е того из двух с е з о н о в д о ж д е й , к о т о р ы й длится с середины ноября по середину февраля. Т а к и м о б р а з о м , о д н о в р е м е н н о с п е р е х о д о м от д е р е в а , с о д е р ж а щ е ­ го в стволе внутреннюю п и щ у , к д е р е в у с внешней пищей на в е т в я х т о , что м о ж н о назвать применительно к м и ф а м метеорологическим «цен­ тром гравитации», смешается от сухого сезона к сезону дождей; п р и ­ р о д а э т о г о с м е щ е н и я та ж е , ч т о и у с м е щ е н и я , к о т о р о е м ы р а с с м а т р и ­ вали, дабы п о н я т ь переход от сбора меда и рыболовства — э к о н о м и ­ ческой д е я т е л ь н о с т и сухого сезона в г а й а н с к и х м и ф а х — к охоте на к а й м а н а , з а н я т и ю с е з о н а д о ж д е й ; та ж е , что и у с м е щ е н и я , н а б л ю д а в ­ шегося при сравнении мифов Чако с гайанскими мифами. В мифах Ч а к о в о д а , отнятая у кайманов (сухой с е з о н ) , п р е о б р а з у е т навязанную воду ( с е з о н д о ж д е й ) г а й а н с к и х м и ф о в . В п р о ч е м , о н а ч а л е с е з о н а д о ж ­ д е й э к с п л и ц и т н о г о в о р и т с я в к о н ц е в е р с и и М а к у ш и (Mj^^) и и м п л и ­ ц и т н о — в к о н ц е в е р с и и К а р и б о в (М,^^), т а к к а к в г а й а н с к о м а р е а л е в ц е л о м п о я в л е н и е м П л е я д о т м е ч е н о н а ч а л о года и н а ч а л о д о ж д е й . Н а ш е в н и м а н и е д о л ж е н п р и в л е ч ь д р у г о й а с п е к т о п п о з и ц и и паль­ ма/слива. В о з н и к ш и е из п а л ь м о в о г о с т в о л а д е р е в я н н ы е невеста и л и ж е ­ них — к о р м и л ь ц ы . Они снабжают супругов сердцевиной пальмы (же­ н и х и з Mjf,,^^) и л и р ы б о й ( н е в е с т а и з М,^,). К а к м ы з н а е м , с и с т е м а с е р ­ д ц е в и н а - р ы б а я в л я е т с я в глазах В а р р а у « н а с т о я щ е й п и щ е й » (Wilbert 9. Р.16). К о г д а ж е д е р е в я н н а я н е в е с т а в о з н и к а е т и з с т в о л а с л и в ы , о н а и г ­ рает р о л ь в о з л ю б л е н н о й , а н е к о р м и л и ц ы . К р о м е т о г о , э т о н е г а т и в н а я в о з л ю б л е н н а я ( н е п р о н и ц а е м а я ) , а не п о з и т и в н а я к о р м и л и ц а . К о р м и ­ лицу уничтожат, а возлюбленную прикончат топором. Симметрично, е с л и с л и в а п р е д с т а е т и с т о ч н и к о м п и ш и (в Mj^^), т о п и щ а э т а с у щ е ­ ствует т о л ь к о д л я т о г о , ч т о б ы о т к а з а т ь в н е й ( т а п и р о т к а з ы в а е т в п и щ е двум братьям). П р и р а с с м о т р е н и и ряда «деревянных невест» с этой точки з р е н и я сразу з а м е т н о , что он н е п о л о н и его следует п о м е с т и т ь в более ш и р о ­ кую с и с т е м у , чье и з у ч е н и е б ы л о н а ч а т о в « С ы р о м и п р и г о т о в л е н н о м » . Звездная супруга смертного в мифах Ж е (Mj„-M,,) сочетает в себе обе р о л и — н е п р о н и ц а е м о й л ю б о в н и ц ы (в с и л у н е п о р о ч н о с т и ) и к о р м и л и ­ цы ( в в о д я щ е й к у л ь т у р н ы е р а с т е н и я — к о р р е л я т Mauritia к а к э к в и в а -

197


л е н т а к у л ь т у р н ы х р а с т е н и й среди д и к о р а с т у щ и х ) * . Н о , к а к м ы д о к а з а л и в п р е д ы д у щ е м т о м е (с. 173-174), эта ф у п п а м и ф о в Ж е поддается п р е о б ­ р а з о в а н и ю в ф у п п у м и ф о в Т у п и - Т у к у н а , где сверхъестественная супру­ га п р о и с х о д и т и з с н я т о г о с дерева свежего или г н и л о г о плода. И т а к , су­ ществует ц е л ы й р я д , если м о ж н о т а к в ы р а з и т ь с я , «растительных» ж е н : ГАЙАНА

ЖЕ

ТУПИ-ТУКУНА

ЗВЕЗДА каннибал

гнилой

вегетарианец

свежий

СТВОЛ мягкий (пальма)

твердый (слива)

Главные действующие лица - морально или физически негатив­ н ы е в о з л ю б л е н н ы е . О н и будут л и б о п р о т к н у т ы д л я и х ж е б л а г а , л и б о и м во з л о и з н а с и л о в а н ы . В о б о и х с л у ч а я х о т в е т с т в е н н о с т ь л е ж и т н а боге-двуутробке, в о н ю ч е м ж и в о т н о м , или на птице, н а з ы в а ю щ е й с я и м е н н о «вонючкой». Т е м более примечательно, что девущка, н а ч и н а ­ ющая свое человеческое существование подобным образом, вплоть до гайанских м и ф о в включительно, становится матерью близнецов, спо­ с о б н ы х г о в о р и т ь в ее у т р о б е . Т а к о в о й я в л я е т с я г е р о и н я з н а м е н и т о г о мифа Тупи (M,j): заблудившись и оказавшись у человека, позже пре­ вратившегося в двуутробку, она забеременеет вторично благодаря ста­ р а н и я м с в о е г о с о б л а з н и т е л я ( и з - з а т о г о , что п е р в ы й р е б е н о к , к о т о р ы м она беременна, не захотел указать ей дорогу). Т а к и м образом, в о н ю ­ чие звери л и ш а ю т невинности или насилуют обычных героинь. Геро­ ини же, находящиеся на полюсах, сами являются двуутробками. М ы доказали это в «Сыром и приготовленном» в связи со Звездой, супру­ гой с м е р т н о г о , а н ы н е к о н с т а т и р у е м , что с и т у а ц и я п о в т о р я е т с я на дру­ гом к о н ц е о с и . П о д о б н о Звезде, невеста и з п а л ь м о в о й д р е в е с и н ы — к о р ­ м и л и ц а . О б е будут у н и ч т о ж е н ы п р и с п е ш н и к а м и м у ж е й : с е к с у а л ь н о в случае с о З в е з д о й , и з н а с и л о в а н н о й д е в е р ь я м и ; в п и щ е в о м о т н о ш е н и и в с л у ч а е с д е р е в я н н о й н е в е с т о й , р а з ъ я т о й на ч а с т и п р и я т е л я м и ее л ю ­ бовника, хотевшими завладеть содержащейся в ней п и щ е й . Изучение этой крайне'упрощенной нами парадигматической сис­ т е м ы ( д а л ь н е й ш е е и с с л е д о в а н и е п о з в о л и л о б ы о б н а р у ж и т ь д р у г и е ее * Как уже подчеркивал Бретт, лесоразработка Mauritia flexuosa заменяла Вар­ рау настоящее сельское хозяйство (Brett J. P.166, 175).

198


уровни) имеет самостоятельное значение*. О г р а н и ч и м с я тем, что об­ р а т и м в н и м а н и е на о д и н м о м е н т . Т о л ь к о что п р о а н а л и з и р о в а н н ы е н а м и г а й а н с к и е м и ф ы (М^,,, М,^^^, М^^^), с о о т н е с е н н ы е с ю ж н о а м е р и к а н с к о й м и ф о л о г и е й в ц е л о м , о б л а д а ю т о с о б о й к о н с т р у к ц и е й в т о м с м ы с л е , что вторая их часть — путешествие м а т е р и б л и з н е ц о в — п о ч т и б у к в а л ь н о в о с ­ п р о и з в о д и т п е р в у ю часть б о л ь ш о г о м и ф а Т у п и , у п о м я н у т о г о в предьщуш е м п а р а г р а ф е . Т а к а я и н в е р с и я дает н а м д о п о л н и т е л ь н о е доказательство того, что маршрут, которому мы следуем в этой книге, обходит, если м о ж н о т а к в ы р а з и т ь с я , ю ж н о а м е р и к а н с к у ю м и ф о л о г и ю с тыла. Д е й с т в и ­ т е л ь н о , э т о и з в е с т н о н а м с тех п о р , к а к в р е з у л ь т а т е и з у ч е н и я м и ф о в о происхождении меда снова возникли м и ф ы о происхождении табака, к к о т о р ы м м ы б ы л и весьма б л и з к и в начале. Н о если круг з а м ы к а е т ­ ся м и ф о м о б л и з н е ц а х , д в а ж д ы в с т р е т и в ш и м с я на н а ш е м пути, это о з н а ­ чает, что земля м и ф о л о г и и — круглая; и н а ч е говоря, о н а представляет с о ­ бой з а м к н у т у ю систему. Н о с т о г о н а б л ю д а т е л ь н о г о пункта, на к о т о р о м м ы т е п е р ь н а х о д и м с я , м ы в и д и м все з н а ч и т е л ь н ы е м и ф о л о г и ч е с к и е т е м ы с и з н а н к и , что делает их и н т е р п р е т а ц и ю более т р у д о е м к о й и с л о ж н о й - н а п о д о б и е р а з г а д ы в а н и я сюжета на гобелене по спутан­ ным и з н а н о ч н ы м нитям, з а т е м н я ю щ и м более читабельную картину, чья л и ц е в а я с т о р о н а р а с с м о т р е н а н а м и в « С ы р о м и п р и г о т о в л е н н о м » . Н о что о з н а ч а ю т и з н а н к а и л и ц о ? Разве не п о м е н я л и с ь бы с т о р о н ы м е с т а м и , е с л и б ы м ы р е ш и л и н а ч а т ь с другого к о н ц а ? М ы н а д е е м с я п о ­ казать, что это не т а к и что и з н а н к а и л и ц о о б ъ е к т и в н о о п р е д е л я ю т с я ту­ з е м н о й п р о б л е м а т и к о й , с т о ч к и з р е н и я к о т о р о й м и ф о л о г и я кухни р а з в и ­ вается в в е р н о м н а п р а в л е н и и , я в л я ю щ е м с я переходом от п р и р о д ы к культуре, тогда к а к м и ф о л о г и я меда д в и ж е т с я в о б р а т н о м н а п р а в л е н и и , р е ф е с с и р у я от культуры к природе. Э т о два пути, на к о т о р о м встречаются о д н и и те ж е п у н к т ы , н о их с е м а н т и ч е с к а я н а ф у з к а з н а ч и т е л ь н о р а з л и ­ чается, и, с л е д о в а т е л ь н о , п а р и т е т а м е ж д у н и м и н е существует. С в е д е м ж е в о е д и н о о с н о в н ы е п р и з н а к и м и ф о л о г и и меда. О н а с в я ­ з а н а с т е м , ч т о м о ж н о н а з в а т ь свойственным присвоением, хотя н е в е з ­ де р е ч ь и д е т о б о д н и х и тех ж е с в о й с т в е н н и к а х , а в и н о в н ы й н е в с е г д а з а н и м а е т о д н о и то же место в о т н о ш е н и я х свойства. Героиня Ч а к о присваивает довольствие (мед), которое муж должен был сначала пе­ р е д а т ь ее р о д и т е л я м . Т е с т ь - о б ж о р а и з г а й а н с к о г о м и ф а ( М , 5 , ) , н а о б о ­ рот, п р и с в а и в а е т довольствие, которое о с в о б о д и в ш и й с я от него зять отныне д о л ж е н давать его дочери. Между н и м и , превращая п и щ е в у ю систему довольствия для свойственников в половую, находятся своя­ ч е н и ц ы и з М^з^, с т р е м я щ и е с я п р и с в о и т ь л ю б о в ь м у ж а к ж е н е , и с т а ­ рая лягушка из M j 4 , , поступающая так же в пищевом и половом пла­ нах с п р о д у к т о в ы м д о в о л ь с т в и е м , к о т о р о е герой д о л ж е н д о с т а в л я т ь матери, и с п о л о в ы м довольствием, которое он д о л ж е н был бы предо­ с т а в л я т ь з а к о н н о й ж е н е , н е я в л я ю щ е й с я л ю б о в н и ц е й и не в ы д а ю щ е й * В частности, исходя из законченного текста мифа Калапачо (М^, in: Baldus 4. Р.45), отмеченного интересным превращением; женщина без вагины => жен­ щина с зубами пираньи, позволяющими ей есть сырую рыбу.

199


себя за мать. С л е д о в а т е л ь н о , п о л ь з у я с ь с в о й с т в о м , в и н о в н ы й пытается «обойти» с в о и х р о д и т е л е й , р е б е н к а и л и с в о й с т в е н н и к а . Э т о о б щ и й с о ­ циологический знаменатель группы. Н о о д н о в р е м е н н о существует и общий космологический знаменатель, чей состав сложнее. В зависи­ мости от того, является л и главное д е й с т в у ю щ е е л и ц о ж е н щ и н о й ( н а п о л ­ няющей котелок собственной дефлорационной кровью) или мужчиной (делающим то же самое со своими зловонными экскрементами) — оба о н и свидетельствуют о т о м , ч т о д о с т и ж е н и е п о л н о й ж е н с т в е н н о с т и и л и полной мужественности требует возврата к нечистотам: порядковая структура в о з н и к а е т л и б о в п л о с к о с т и п р и р о д ы (угасая), л и б о в п л о с к о ­ сти культуры (отдаляясь). Естественная о р г а н и з а ц и я угасает, д е м о н с т р и ­ руемая е ю д и с к о н т и н у а л ь н о с т ь - л и ш ь след более богатой п р е д ш е с т в о ­ вавшей к о н т и н у а л ь н о с т и , т а к как все п т и ц ы б ы л и б ы к р а с н ы м и , если б ы н е осадок от д е ф л о р а ц и о н н о й к р о в и ( ж е л ч ь и н е ч и с т о т ы ) и л и е с л и б ы д о ж д ь м е с т а м и н е с м ы л краску. И т а к , культура с т р е м и т с я в в ы с ь (M^^j) и л и уходит вдаль (Mj^,, M^^g): ведь л ю д и и м е л и б ы б о л ь ш у ю д у х о в н у ю поддержку и л у ч ш е владели бы и с к у с с т в а м и , п о р о ж д е н н ы м и ц и в и л и з а ­ ц и е й , е с л и б ы их н и с х о ж д е н и е и з верхнего м и р а н е б ы л о некстати п р е ­ рвано беременной ж е н щ и н о й или если бы герою-цивилизатору не при­ ш л о с ь п о к и н у т ь их и з - з а л я г у ш к и , п о л н о й меда. И т а к , д в е с а м к и в п о л о ­ вой и л и п и щ е в о й тягости п р е р ы в а ю т о п о с р е д о в а н и е , у с и л е н н о е , н а п р о ­ тив, половым выведением крови или пищевым — экскрементов.

Но, несмотря на общую основу, внутри ф у п п ы возникают противоре­ чия, требующие разъяснения. С р а в н и м , д л я начала, к а к построены три м и ф а из с б о р н и к а Рота, на которых в о с н о в н о м зиждется н а ш е четвертое т о л к о в а н и е , т о есть м и ф Варрау о д е р е в я н н о й невесте (М^,,), к а р и б с к и й м и ф о л я г у ш к е — м а т е р и ягуара (Mjj^) и , н а к о н е ц , м и ф М а к у ч и о д е р е в я н н о й н е в е с т е (М^^^). В мифе Варрау превращения героини происходят строго регуляр­ но: птица / b u n i a / завершила (проткнула) ее, солнце — обрюхатило (на­ полнило). Затем она по неосторожности проглатывает паразитов (так­ ж е н а п о л н я ю щ и х е е ) , и л я г у ш к а и з в л е к а е т и з м е р т в о г о тела н а п о л н я в ­ ших ее близнецов. Итак, второй и третий эпизоды соответствуют н а п о л н е н и ю - снизу и л и с в е р х у ; п а с с и в н о м у и л и а к т и в н о м у ; п о с л е д с т в и я могут б ы т ь л и б о отрицательными (приводящими к смерти героини), либо положитель­ н ы м и ( п о з в о л я ю щ и м и ей дать ж и з н ь детям). М о ж н о л и т е п е р ь с к а з а т ь , что э п и з о д ы 1) и 4) п р о т и в о п о л о ж н ы п р е ­ дыдущим в том смысле, что соотносятся с опустошением, противопо­ л о ж н ы м н а п о л н е н и ю ? Э т о не вызывает с о м н е н и й в четвертом э п и з о ­ д е , где и з т е л а г е р о и н и , д е й с т в и т е л ь н о , и з в л е к а ю т с о д е р ж а в ш и х с я в нем детей. Н о первый эпизод, в котором протыкается отсутствующая в а г и н а , к а к п р е д с т а в л я е т с я , stricto sensu*^ н е с о п о с т а в и м с ч е т в е р т ы м . Все п р о и с х о д и т т а к , к а к будто м и ф о л о г и ч е с к о е м ы ш л е н и е у л о в и ­ л о эту т р у д н о с т ь и п о п ы т а л о с ь т у т ж е р а з р е ш и т ь е е . Д е й с т в и т е л ь н о , в

200


версии Варрау вводится и н ц и д е н т , к о т о р ы й на первый взгляд может п о к а з а т ы ; я и з л и ш н и м . Д л я того ч т о б ы г е р о и н я стала н а с т о я щ е й ж е н щ и ­ н о й , н е д о с т а т о ч н о , ч т о б ы п т и ц а / b u n i a / р а с к р ы л а ее; н у ж н о е щ е , ч т о б ы о т е ц с н о в а в з я л с я за д е л о (хотя к а к р а з п е р е д э т и м о н з а я в и л о с в о е й н е ­ к о м п е т е н т н о с т и ) и и з в л е к из с в е ж е в ы д о л б л е н н о й в а г и н ы з м е ю , с л у ж и в ­ ш у ю д о п о л н и т е л ь н ы м п р е п я т с т в и е м д л я п р о н и к н о в е н и я . Т о есть г е р о и н я б ы л а не т о л ь к о з а т к н у т о й , н о и з а п о л н е н н о й ; и н ц и д е н т с о з м е е й не и м е е т иной видимой ф у н к ц и и , кроме превращения протыкания в опорожне­ ние. П р и н я в это, м о ж н о свести строение м и ф а к следующей схеме: • 1) героиня проткнута птицей, что позволяет освободиться от змеи

пассивный

2) героиня обрюхачена солнцем

пассивный

низ, 1 наполненная предшествующий 1 героиня

(+)

3) героиня глотает смер­ тоносного паразита

активный

верх, 1 предшествующий |

(-)

4) героиня со вспоротым лягушкой животом

пассивный

низ,

1

предшествующий 1

низ, предшествуший

опорожненная (+) героиня

наполненная героиня

опорожненная (-) героиня

Е с л и у ч е с т ь , к а к э т о п о к а з а н о на с х е м е , ч т о э п и з о д ы 2) и 4) я в л я ­ ю т с я п а р н ы м и ( т а к к а к л я г у ш к а извлекает и з т е л а г е р о и н и тех с а м ы х детей, к о т о р ы м и С о л н ц е н а п о л н и л его), то из этого следует, что э п и ­ з о д ы 1) и 3) т а к ж е д о л ж н ы б ы т ь п а р н ы м и , т о е с т ь : змея выводится сни­ зу, пассивно, с благотворным результатом/паразиты заглатываются сверху, активно, с пагубным результатом. С этой точки зрения м и ф с о с т о и т и з д в у х н а л о ж е н н ы х д р у г на д р у г а ч а с т е й , к а ж д а я и з к о т о р ы х включает по два п р о т и в о п о л о ж н ы х э п и з о д а (опорожненная/наполнен­ ная героиня; наполненная/опорожненная героиня); к а ж д ы й из н и х п р о т и ­ воположен соответствующему эпизоду из другой части. Почему происходит такое удвоение? П о крайней мере одна п р и ч и ­ на н а м у ж е и з в е с т н а , т а к к а к м ы м н о г о к р а т н о у б е ж д а л и с ь в т о м , ч т о постоянной для группы является оппозиция прямого и переносного с м ы с л о в . Здесь же два первых э п и з о д а повествуют в п е р е н о с н о м с м ы с л е о т о м , ч т о в двух п о с л е д н и х в ы р а ж а е т с я в п р я м о м с м ы с л е : ч т о ­ б ы «съесть» г е р о и н ю , ее с н а ч а л а д е л а ю т « с ъ е д о б н о й » ( = п р и г о д н о й к соитию). Вследствие чего она становится съедобной (убитой), а в дру­ гих в е р с и я х — д е й с т в и т е л ь н о с ъ е д е н н о й . Н о из в н и м а т е л ь н о г о п р о ч т е н и я м и ф о в следует, что удвоение э п и ­ зодов выполняет, возможно, другую ф у н к ц и ю . Представляется, д е й ­ с т в и т е л ь н о , ч т о п е р в а я ч а с т ь м и ф а — не забудем, что ее героем я в л я е т с я Солнце - разворачивается в соответствии с с е з о н н ы м циклом, чьи эта­ пы о т м е ч е н ы и с п ы т а н и я м и С о л н ц а - з я т я : охота, р ы б н а я л о в л я , п о ж е г и , п о с а д к и , п о с р о й к а х и ж и н ы . Тогда к а к вторая часть, н а ч и н а ю щ а я с я д в и -

201


ж е н и е м С о л н ц а на запад, н а п о м и н а е т , с к о р е е , о с у т о ч н о м цикле. С ф о р м у л и р о в а н н а я т а к и м о б р а з о м гипотеза м о ж е т п о к а з а т ь с я ш а т к о й , н о с р а в н е н и е с д р у г и м и в е р с и я м и уже способствует ее п о д т в е р ж д е н и ю . В следующем т о м е посредством других м и ф о в м ы д о к а ж е м з н а ч е н и е п р о ­ т и в о п о л о ж н о с т и м е ж д у с е з о н н о й и суточной п е р и о д и ч н о с т ь ю , а т а к ж е т е с н у ю связь э т о й о п п о з и ц и и с «видами» п о с т р о е н и я п о в е с т в о в а н и я * . С н о в а о б р а щ а я с ь к М.^,, о т м е т и м , ч т о в э т и о л о г и ч е с к о м п л а н е у этого м и ф а , кажется, есть о д н а - е д и н с т в е н н а я ф у н к ц и я : о б ъ я с н и т ь происхождение техники добывания огня при п о м о щ и трения. Р а с с м о т р и м т е п е р ь , к а к р а с с к а з ы в а ю т ту ж е и с т о р и ю К а р и б ы (М^^), н а ч и н а я ее, как м ы п о м н и м (с. 184), сразу со второй части. Т а к и м о б р а з о м , вначале идет с у т о ч н а я часть (путешествие к с о л н ц у ) . Н о э т о е щ е не все: о п у щ е н н о й п е р в о й части соответствует новая часть, д о п о л н я ю щ а я в т о ­ рую. О н а п о с в я щ е н а п р и к л ю ч е н и я м братьев с д р у г о й л я г у ш к о й , п о т о м с с а м к о й т а п и р а . И т а к , и с т о р и я всегда с о с т о и т и з двух ч а с т е й , и м ы у в е р е н ы в т о м , что п о с л е д н я я из р а с с м о т р е н н ы х н а м и , с о с т о я щ а я и з чередующихся э п и з о д о в часть, восстанавливает с е з о н н ы й цикл: охо­ та, п о ж о г и , с б о р д и к и х п л о д о в , н а ч и н а ю щ и х с о з р е в а т ь в я н в а р е . Е с л и т а к а я и н т е р п р е т а ц и я в е р н а , т о п р и переходе о т в е р с и и Варрау к Кариб­ ской версии две эти части, сезонная и суточная, меняются местами. Подобное изменение порядка следования частей сопровождается подрывом системы о п п о з и ц и й , чьи взаимосвязи позволяли нам о п р е ­ делить четыре превращения героини. Второе превращение стоит те­ п е р ь на п е р в о м м е с т е — ведь р а с с к а з н а ч и н а е т с я , к о г д а г е р о и н я у ж е з а б е р е м е н е л а о т С о л н ц а , тогда к а к четвертое (из тела г е р о и н и и з в л е ч е н ы с о д е р ж а в ш и е с я в н е м д е т и ) остается н е и з м е н н ы м . Н о между д в у м я э т и ­ м и к р а й н и м и э п и з о д а м и в с т а в л я ю т с я два н о в ы х : н а з о в е м их № 2 — г е ­ р о и н я п р я ч е т с я в к у в ш и н е ( з а п о л н я я е г о ) ; и № 3 — ее « и з в л е к а ю т » и з этого сосуда. Ч т о это означает? В версии Варрау героиня п о с т о я н н о п р е д с т а е т в к а ч е с т в е п о о ч е р е д н о о п о р о ж н я е м о г о ( э п и з о д ы 1 и 4) и н а ­ п о л н я е м о г о ( э п и з о д ы 2 и 3) « с о д е р ж а щ е г о » . В к а р и б с к о й в е р с и и о н а , н а п р о т и в , о п р е д е л я е т с я п о с р е д с т в о м с в я з и п р о т и в о п о л о ж н о с т е й : со­ держащее/содержимое, по о т н о ш е н и ю к которым героиня играет роль агента или испытуемого, являясь попеременно содержащим либо с о ­ д е р ж и м ы м с благотворными или пагубными результатами: — 1) героиня, обрюхаченная солнцем

} содержащее

(+)

— 2) героиня, помещенная в кувщин

} содержимое

(+)

— 3) героиня, извлеченная из кувщина } содержимое

(—)

— 4) героиня, вспоротая ягуаром

} содержащее

(—)

* См. наш учебный отчет: "Annuaire du College de France", 64 аппёе. P., 1964. P.227-230. О связи сухого сезона с уготованными зятю испытаниями см.: Preuss 1. Р.476-499.

202


Т а к и м о б р а з о м , п а р н ы м и я в л я ю т с я т е п е р ь э п и з о д ы 1) и 4 ) , с о д н о й с т о р о н ы , 2) и 3) - с д р у г о й . П р и п о в т о р е н и и э п и з о д о в п р о и с х о д и т и н ­ в е р с и я с о д е р ж а щ е г о и с о д е р ж и м о г о в н у т р и о б е и х п а р , тогда к а к с о о т ­ ветствующие эпизоды разных пар образуют хиазм. Т а к и м о б р а з о м , оба в ы я в л е н н ы х н а м и на различных уровнях п р е ­ образования мифологической структуры - формальное и семантичес­ кое - соответствуют третьему преобразованию, происходящему в эти­ о л о г и ч е с к о й плоскости. К а р и б с к а я в е р с и я н а п р а в л е н а н а т о , ч т о б ы просто о б ъ я с н и т ь происхождение некоторых созвездий: Гиад, П л е я д и Ориона*; как известно, в этом регионе они предвещают смену сезо­ нов. Д о б а в и м ко многим п о д т в е р ж д а ю щ и м это сведениям ( С П , с.224225) с в и д е т е л ь с т в о А л б р и н к а (Ahlbrinck, a r t . «sirito»), о т н о с я щ е е с я к г а й а н с к и м п л е м е н а м с Карибским я з ы к о м и к у л ь т у р о й : « К о г д а sirito П л е я д а - в и д н а в е ч е р о м (в а п р е л е ) , г р е м и т г р о м . Sirito с е р д и т с я , п о ­ т о м у ч т о л ю д и о т р е з а л и ногу Ipetiman [ О р и о н у ] . А й п е т и м а н п р и б л и ж а ­ ется. А й п е т и м а н появляется в мае». И т а к , д о п у с т и м , ч т о М^^^ я в н о о т н о с и т с я к н а ч а л у « б о л ь ш о г о » с е ­ зона дождей (в Гайане четыре сезона - два дождливых и два сухих), п р о д о л ж а ю щ е м у с я с с е р е д и н ы м а я п о середину августа. Эта гипотеза обладает двумя преимуществами. Во-первых, о н а соотносит к а р и б с к у ю в е р с и ю (Mjg^) и в е р с и ю М а к у ч и ( M j ^ J , о п р е д е л е н н о с в я з а н н у ю с происхождением дождей и бурь: о н и вызваны грустью р а с п о л о ж и в щейся на вершине Рорайма героини, чьи слезы льются потоками п о горному склону. Во-вторых, благодаря астрономическим и метеороло­ гическим отсылкам мы можем объективно проверить предыдущую г и п о т е з у о то.м, ч т о р а с с м а т р и в а е м ы е м и ф ы идут в с п я т ь п о п у т и , п р о й ­ денному нами при рассмотрении мифов Же и Бороро в «Сыром и п р и г о т о в л е н н о м » . Д е й с т в и т е л ь н о , п о п ы т к а о б ъ е д и н е н и я .мифов Ж е и Бороро, носящих сезонный характер, привела к уравнению: a) Плеяды-Орион : Ворон :: сухой сезон : сезон дождей Но м ы уже доказали, что в гайанских мифах система Плеяды-Ореон предвещает сезон дождей. К а к ж е тогда обстоит дело с созвездием Ворона? Его восхождение июльским вечером ассоциируется с боже­ ством, о т в е т с т в е н н ы м за с и л ь н ы е грозы, к о т о р ы м и отмечен к о н е ц с е ­ з о н а д о ж д е й ( с м . : С П , с.219; о м и ф о л о г и и г р о з в и ю л е - о к т я б р е в К а ­ рибском море и о Большой Медведице, восходящей вертикально по с о с е д с т в у с с о з в е з д и е м В о р о н а , с м . : Lehmann-Nitsche 3. Р . 1 2 6 - 1 2 8 ) ; и в той же Гайане восход Волос В е р о н и к и (такой же вертикальный, к а к у Б о л ь ш о й М е д в е д и ц ы и Ворона) соотносится с засухой. И з чего следу­ ет у р а в н е н и е , п р о т и в о п о л о ж н о е п р е д ы д у щ е м у : b) Плеяды-Орион : Ворон :: сезон дождей : сухой сезон * То же самое происходит, но исключительно в отношении Плеяд, в варианте Тупи ( M j j 3 ^ ) , записанном Барбоза Родригесом (Barbosa Rodrigues 1. Р.257-262).

203


Т а к и м о б р а з о м , м ы в о з в р а щ а е м с я к в е р с и и М а к у щ и (Mj^^), к о т о ­ р а я , к а к м ы т о л ь к о что у б е д и л и с ь , я в н о о т н о с и т с я к п р о и с х о ж д е н и ю с е з о н а д о ж д е й . Н о э т о не все. В о т л и ч и е от двух о б с у ж д е н н ы х р а н е е м и ф о в , M^^i- о б л а д а е т д в о й н о й э т и о л о г и ч е с к о й ф у н к ц и е й . В к а ч е с т в е м и ф а о п р о и с х о ж д е н и и с е з о н а д о ж д е й о н с о в п а д а е т с М^^^; в к а ч е с т в е м и ф а о п р о и с х о ж д е н и и техники д о б ы в а н и я огня (герой учится ей у ж у р а в л я ) о н с о в п а д а е т с М^^,. Н о все ж е с у щ е с т в у ю т д в а о т л и ч и я . В с т р е ч а ю щ и й с я в М^^^ н а м е к н а д о ж д и — дневной ( в и д н о , к а к с л е з ы п р е в р а щ а ю т с я в п о т о к и ) , т о г ­ д а к а к в Mj^^ о н ночной ( в и д н ы н е к о т о р ы е с о з в е з д и я ) . И е с л и в М , , , г о в о р и т с я о п о л у ч е н и и о г н я п о с р е д с т в о м трения (двух к у с к о в д е р е ­ ва), то Mjjj свидетельствует об интересе к д о б ы в а н и ю огня п о с р е д ­ с т в о м удара (двух к а м н е й ) — г а й а н с к и е т у з е м ц ы з н а к о м ы и с т а к о й техникой. Следовательно, как и ожидалось, эпизоды, принадлежавшие ис­ к л ю ч и т е л ь н о к а ж д о й и з п р е д ы д у щ и х в е р с и й , о б ъ е д и н я ю т с я в М^^^ в одном-единственном мифе. Он начинается с истории о деревянной невесте, недостающей в карибской версии, и заканчивается при­ к л ю ч е н и я м и б л и з н е ц о в п о с л е их п р е б ы в а н и я у л я г у ш к и , н е д о с т а ю ­ щ и м и в в е р с и и В а р р а у . Н о п р и э т о м все д е т а л и п р е т е р п е в а ю т и н ­ версию: и с п ы т а н и е тестя, а не зятя; протыкание героини дятлом, а не / b u n i a / . О к а з а в ш и с ь ж е р т в о й я г у а р а - л ю д о е д а , она не у м и р а е т , а воскресает. Герой пожирает горящие угли, обездоливая лягушку. Заметим также, что /bunia/ у Варрау движим похотью, а дятел Ма­ к у ш и - п о и с к а м и п и щ и : т о е с т ь о н в п р я м о м с м ы с л е ест г е р о и н ю . С и м м е т р и ч н о э т о м у во в т о р о й ч а с т и в е р с и и М а к у ш и ягуар е с т л и ш ь в п е р е н о с н о м с м ы с л е , т а к к а к о н п о г и б а е т , не п е р е в а р и в д о б ы ч у ; п о с ­ л е д н я я ж е в о с к р е с а е т , к а к т о л ь к о ее и з в л е к а ю т и з б р ю х а х и щ н и к а ( с м . в ы ш е , с. 186). П р о и с х о д я щ и й в результате множества инверсий синтез версий Варрау и К а р и б о в в версии М а к у ш и свидетельствует о том, что на об­ р а т н о м пути в с т р е ч а ю т с я м и ф ы , п р о и с т е к а ю щ и е о д н о в р е м е н н о из двух и с т о ч н и к о в — о г н я и в о д ы , р а с п о л о ж е н н ы х , т а к и м о б р а з о м , на т о й ж е м и ф о л о г и ч е с к о й « ш и р о т е » , что и м и ф ы Б о р о р о ( М , ) и Ш е р е н те ( M | j ) , в с т р е т и в ш и е с я на в ы х о д е ; уже б ы л а д о к а з а н а их э т и о л о г и ч е с ­ кая двойственность. Т а к и м образом, версия М а к у ш и дает весьма удач­ ный повод для подведения итогов. Т р и м и ф а : Mj^,, M j ^ , М,^^ - о т н о с я т с я л и б о к п р о и с х о ж д е н и ю о г н я на у р о в н е к у л ь т у р ы ( т р е н и е и л и у д а р ) , л и б о к п р о и с х о ж д е н и ю в о д ы на уровне природы (сезон дождей), либо к обоим одновременно. Н о до в о з н и к н о в е н и я огня посредством культурных техник он уже с у щ е с т в о в а л е с т е с т в е н н ы м п у т е м : его и з р ы г а л о ж и в о т н о е — л я г у ш к а , ч ь е п р о и с х о ж д е н и е с в я з а н о с в о д о й . С и м м е т р и ч н о э т о м у (в э т о м о т ­ н о ш е н и и о с н о в н о й в к л а д п р и н а д л е ж и т М,^^^) д о д о б ы в а н и я в о д ы е с т е ­ с т в е н н ы м путем (дождь) о н а уже существовала в виде культурного произведения, так как Макунайма, настоящий инженер в плане обще­ с т в е н н о г о б л а г о у с т р о й с т в а , с н а ч а л а и з в л е к а е т ее и з п р о л о ж е н н о г о и м

204


канала, на к о т о р ы й он спускает первую пирогу*. Н о М а к у н а й м а , п о ­ ж и р а т е л ь г о р я щ и х углей, п р о и с х о д и т от о г н я п о д о б н о тому, к а к л я г у щ ка происходит от воды. Обе э т и о л о г и ч е с к и е системы с и м м е т р и ч н ы . Следовательно, сезон дождей возникает в м и ф а х в виде перехода от природы к культуре. Между тем всякий раз огонь (поначалу с о д е р ж а в щ и й с я в л я г у щ а ч ь е м т е л е ) и л и вода ( с о о т в е т с т в е н н о с о д е р ж а щ а я с я в м а т е р и н с к о м т е л е ) распространяются: первый - на деревья, д а ю щ и е палки для получения огня, второй — на земную поверхность, есте­ ственную г и д р о ф а ф и ч е с к у ю сеть (противоположную искусственной сети, с о з д а н н о й ранее д е м и у р г о м ) . И т а к , речь всегда идет о д и с п е р ­ с и и . С н о в а д о к а з а н р е ф е с с и в н ы й в с в о е й о с н о в е х а р а к т е р всех м и ф о в данной группы. Чем же тогда объясняется двусмысленность м и ф о в , проистекаю­ щ а я , к а к м ы в и д и м , из их д в о й н о й э т и о л о г и ч е с к о й ф у н к ц и и ? Ч т о б ы о т ­ ветить на этот вопрос, необходимо изучить персонаж журавля, п о к а ­ з ы в а ю щ е г о г е р о ю в Mj^j т е х н и к у д о б ы в а н и я о г н я п о с р е д с т в о м ф е н и я . П т и ц а , о б о з н а ч е н н а я Р о т о м а н г л и й с к и м с л о в о м «сгапе»*^, и г р а е т в а ж н у ю р о л ь в г а й а н с к и х м и ф а х . К а к м ы у в и д и м н и ж е (Mj^^.j^g), о н а дает л ю д я м (или позволяет сделать это колибри) табак, р о с ш и й на считавшемся недоступным острове. А другой к а р и б с к и й м и ф из сбор­ н и к а Р о т а {Roth 1. Р . 192) н а ч и н а е т с я с л е д у ю щ и м о б р а з о м : « Ж и л - б ы л индеец, очень л ю б и в ш и й курить: утром, днем и вечером он доставал клочок хлопка, ударял друг о друга к а м н и , добывал огонь и зажигал табак». Т а к и м образом, техника д о б ы в а н и я огня посредством удара и табак оказываются тесно взаимосвязанными. Ж у р а в л ь , п е р е н о с я щ и й к о л и б р и н а т а б а ч н ы й о с т р о в , з а ж и м а е т ее м е ж д у я г о д и ц и п а ч к а е т п о м е т о м {Roth 1. Р . 3 3 5 ) ; т о е с т ь э т о п т и ц а , с к л о н н а я к д е ф е к а ц и и . Б ы т ь может, следует сблизить п о д о б н у ю ф я з ную коннотацию с пищевыми нравами крупных голенастых, питаю­ щ и х с я д о х л о й р ы б о й , о с т а ю щ е й с я на п о в е р х н о с т и в о д ы п р и н а с т у п л е ­ н и и с у х о г о с е з о н а (см. Mjj, и Ihering, art. «jabiru»). В п о ф е б а л ь н ы х р и ­ туалах г а й а н с к и х А р а в а к о в во в р е м я с ж и г а н и я к о с т о ч е к у с о п ш е г о т о р ­ ж е с т в е н н о п р о н о с и л и э м б л е м у , и з о б р а ж а ю щ у ю б е л о г о ж у р а в л я {white crane — Roth 2. P . 6 4 3 - 6 5 0 ) . У м у т и н а н а з ы в а ю т о д и н и з э п и з о д о в с в о е й п о г р е б а л ь н о й ц е р е м о н и и и м е н е м з и м о р о д к а {Schultz 2. Р . 2 6 2 ) . Н а к о ­ н е ц , п о с к о л ь к у п о к р а й н е й м е р е о д и н и з н а ш и х м и ф о в (М^^^) п р и б е ­ гает к а с т р о н о м и ч е с к о м у к о д и р о в а н и ю , п о с т а р а е м с я не з а б ы т ь , ч т о южнее, среди прочих у Бороро и Матако, часть созвездия О р и о н а н о ­ сит имя голенастого, тогда как а н т и л ь с к и е К а р и б ы называют « К р а б о едом» ( р а з н о в и д н о с т ь м а л е н ь к о й ц а п л и ) звезду, д е й с т в и т е л ь н о о т н о ­ сящуюся к Б о л ь ш о й Медведице, — считается, что она управляет гро­ м о м и ф о з а м и {Lehmann-Nitsche, 1. с. Р . 129). Е с л и т а к а я в с т р е ч а н е с л у ­ чайна, она служит дополнительной иллюстрацией инверсии системы с о з в е з д и й , н а к о т о р у ю м ы у ж е о б р а щ а л и в н и м а н и е (с.223). * В мифах о происхождении Яруро также прокладывают реки — предваритель­ ное условие появления воды {Petrullo. Р.239).

205


К а к б ы т о н и б ы л о , п о я в л е н и е в М^^^ ж у р а в л я , д о б ы в а ю щ е г о о г о н ь (а в д р у г и х м е с т а х — т а б а к ) п о с р е д с т в о м у д а р а , п о д к р е п л я е т г и п о т е з у , согласно которой м и ф ы о происхождении меда в некотором роде «опережают» м и ф ы о происхождении табака; характерные для них т е м ы в о з н и к а ю т друг за другом в ряду п р е о б р а з о в а н и й : я г у а р - к а н н и ­ бал убит с у ч к о в а т ы м с т в о л о м , в ы д р ы ф и г у р и р у ю т в к а ч е с т в е « з а т к н у ­ тых» п е р с о н а ж е й (М^^,). Т е м с а м ы м п р о я с н я е т с я н е я с н о с т ь м и ф о в , о д ­ новременно в ы п о л н я ю щ и х ф у н к ц и ю мифов о происхождении огня ( п о с р е д с т в о м т р е н и я и л и удара) и м и ф о в о п р о и с х о ж д е н и и в о д ы ( с е ­ з о н д о ж д е й и г и д р о ф а ф и ч е с к а я с е т ь ) . Ведь е с л и в с о о т в е т с т в и и с н а ­ шими доводами курительный табак, действительно, сродни огню и разбавленному водой меду, становится п о н я т н ы м , почему м и ф ы , з а ­ н я т ы е о д н о в р е м е н н о э т и о л о г и е й меда и т а б а к а ( ф а к т и ч е с к и о н и п р е ­ о б р а з у ю т с я друг в д р у г а ) , с о х р а н я ю т д в у с м ы с л е н н о с т ь , п о з в о л я я о б н а ­ ружить происхождение огня - стихии, конгруэнтной табаку, - п о ­ средством, если м о ж н о так выразиться, происхождения воды - сти­ х и и , к о н г р у э н т н о й меду. В м и ф а х ж е о п р о и с х о ж д е н и и о г н я (M^-Mi^) ягуар фигурировал в качестве хозяина огня и приготовленного мяса в те в р е м е н а , к о г д а л ю д и д о л ж н ы б ы л и д о в о л ь с т в о в а т ь с я с ы р ы м м я с о м ; предрасположенность к каннибализму проявляла человеческая жена ягуара. В г а й а н с к и х м и ф а х п р о и с х о д и т и н в е р с и я всех этих п р е д п о л о ­ ж е н и й , т а к к а к т е х н и к а п о л у ч е н и я о г н я (а н е с а м о г о н ь ) з а в о е в а н а и л и и з о б р е т е н а г е р о я м и - л ю д ь м и в с л е д с т в и е с ъ е д е н и я их м а т е р и я г у а р о м каннибалом. В м и ф а х г о в о р и т с я о двух т е х н и к а х : т р е н и и и л и в р а щ е н и и и у д а р е . С о г л а с н о Mj,,, о г о н ь , д о б ы в а е м ы й н ы н е п о с р е д с т в о м т р е н и я , п е р в о ­ н а ч а л ь н о изрыгался л я г у ш к о й . В с в о ю о ч е р е д ь , в М^^ г о в о р и т с я о т о м , что т е х н и к а т р е н и я п р и н а д л е ж и т ж у р а в л ю , п т и ц е , в д р у г о м г а й а н с к о м м и ф е ч р е з в ы ч а й н о с к л о н н о й к дефекации. О п о с р е д у ю щ у ю р о л ь м е ж ­ ду д в у м я э т и м и м и ф а м и и ф а е т т р е т и й : M^j^ Таулипанг: происхождение огня. Некогда, когда люди еще не знали огня, жила-была старуха по имени Пеленосамо. Она клала в очаг дрова и присаживалась на корточки. Тогда из ее ануса вырывались языки пламени и дрова загорались. Она ела при­ готовленный маниок, тогда как другие разогревали его солнечным теплом. Секрет старухи выдала девочка. Поскольку старуха не хотела отдавать огонь, ее связали по рукам и ногам, положили на дрова и силой раскрыли анус. Тог­ да она извергла огонь, превратившийся в камни /wato/ (=огонь); ударяя их друг о друга, добывают огонь (K.-G. 1. Р.76 и vol.III. Р.48-49). Е с л и п р и д е р ж и в а т ь с я двух м и ф о л о г и ч е с к и х п р е д п о л о ж е н и й , с о ­ гласно которым огонь, получаемый посредством трения, был первона­ ч а л ь н о и с т о р г н у т , а о г о н ь , п о л у ч а е м ы й п о с р е д с т в о м удара, — и з в е р г ­ нут, т о с л е д у е т у р а в н е н и е : трение : удар :; рот, анус

206


Но из находящихся в н а щ е м р а с п о р я ж е н и и материалов на самом деле м о ж н о извлечь больщее. Произведем дедукцию, и м е ю щ у ю для нащего метода значение теста. Известно, что техника получения огня посредством вращения (или т р е н и я ) п о в с ю д у в м и р е и, к о н е ч н о , в Ю ж н о й А м е р и к е , и м е е т п о л о ­ вую к о н н о т а ц и ю : п а с с и в н о е д е р е в о с ч и т а ю т ж е н с к о г о р о д а , а п о д в е р ­ гнутое р о т а ц и и или д в и ж е н и ю взад-вперед — мужского. Р и т о р и к а м и ф а т р а н с п о н и р у е т эту н е п о с р е д с т в е н н о в о с п р и н и м а е м у ю всеми половую символику посредством воображаемого выражения: половой акт (соитие) заменяется работой пищеварительного тракта (рвота). Н о это не все: с а м к а , п а с с и в н а я н а с и м в о л и ч е с к о м у р о в н е , п р и о б р е т а е т а к ­ тивность на воображаемом уровне; соответствующие этому органы в а г и н а и р о т , о п р е д е л я е м ы е в з а в и с и м о с т