Page 1


4

СОДЕРЖАНИЕ АФИША

BAR PRESEN ROCK

СОБЫТИЯ

8

TRB records: дешево и сердито

9

Опера

10

Проверка боем

11

Олимпийское караоке

12

MA

14

RECORDING STUDIO

DE IN K R ASNOD

AR

7

20

TS

THE

6

8 13

ЛЮДИ НА БЛЮДЕ

14

PLC: «слово – выстрел»

16

Алекс Карлин: о выносливости и рок-н-ролле

18

Данила Ганиев: человек-оркестр

21

Duck Sound System

14

16


5

23

ПОЛИФОНИЯ

24

Энергетический «MAT!Э»

26

Vanilla Jam: «Кубанский рок и всё тут»

28

Музыка vs шум

30

Иван Махров: музыка изменяет клипы

24

31

ДРУГАЯ ТОНАЛЬНОСТЬ

33

Музыка в объективе

36

Свой Brent

39

Внутри Льюина Дэвиса: музыка сдохла?

40

Роман Беликов и «Джаз Лаборатория»

26

40


СОБЫТИЯ 8

9

TRB RECORDS

ОПЕРА

Новый боец на ринге краснодарской звукозаписи

Музыка страсти против февральского Краснодара

10

11

ПРОВЕРКА БОЕМ

ОЛИМПИЙСКОЕ КАРАОКЕ

Новобранцы штурмуют баррикады популярности

О чем поют Игры Сочи-2014


8

Текст Оксаны Ауловой

Бочка #2(7) / События

TRB records:

дешево и сердито Презентация лейбла и студии звукозаписи «TRB Records» состоялась 19 января в «The Rock Bar». На праздничном открытии выступали заслуженные музыкальные знаменитости города: «Бадун Бэнд», «Белки на Акации», «Alter EGO». Эти музыканты – частые гости студии звукозаписи «D-WORKS». Дмитрий Ольховатский, создатель этой студии, теперь стал звукорежиссером и саунд-продюсером «TRB Records». Как объяснил нам

Дмитрий, саунд-продюсер – это человек, который может определить стилистическое звучание команды, посоветовать «фишки» при игре, исполнении и даже составлении текстов песен. Дмитрий смело утверждает, что его новый совместный с «The Rock Bar» проект не только составит конкуренцию знаменитой на юге России студии «Marinsound Records», но и обгонит ее, так как все условия «TRB», по словам Дмитрия, «на стороне музыкантов».

Что это значит? Европейский формат студии, дорогое оборудование, возможность записывать все инструменты одновременно, профессиональный штат сотрудников… и провинциальные цены! Надеемся, что новая студия звукозаписи будет выполнять свое обещание: «Цены не будут кусаться. Постоянным клиентам скидки и приятные бонусы», и, возможно, скоро записанная музыка Краснодара зазвучит качественнее! (Б)


15


Бочка #1(6) / Люди на блюде

о том, что иногда люди не спят, чтобы как следует оторваться и забыть о работе. Ее здорово играть вживую. Б: Какие твои дальнейшие творческие планы, когда думаешь делать новые записи? А.К.: Это самая большая проблема. Я постоянно в пути, даю выступления по всему миру. Записываться не успеваю, хотя должен. Так, в Омске я специально выкроил время, чтобы записать «Адский Бадун» в местной студии. Запись альбома – в планах, но пока получается записывать только по чуть-чуть, в виде mp3-файла. Этого хватает, чтобы показать друзьям, выложить в Интернет. Б: Вокруг много электроники, тебе нравятся все эти диджеи, техно и прочее? Это все не очень-то в духе рок-нролла. А.К.: Мне не очень-то хватает времени, чтобы следить за творчеством других музыкантов. Но да, я согласен  – сегодня рок-н-ролл идет на спад. Это потерянное искусство. Хотя в Америке, например, не так – можно дать гитару прохожему, и он сыграет какую-нибудь рок-песню. Такая же история в Англии, Ирландии, Шотландии, но в целом, в мире рок-нролла сейчас мало. Электронная музыка может быть прекрасной, но в большинстве случаев она дешева и глупа, и люди не знают, что есть что-то иное. Но стоит в клубе поставить AC/DC, у всех поднимется на ст р о ение. Рок-н-ролл не мертв, но он в упадке. П осл е интервью состоялся концерт Алекса Карлина в The Rock Bar, и это выступление вряд ли можно назвать взрывным. Пустой зал, каверы на ломаном русском, шоу в виде требования принести исполнителю пива – все это смотрится не очень правильно. Возможно, сказывается малая раскрученность артиста в СМИ, но возможно – это гастроли по следам былой славы; нам хотелось бы верить в первое. (Б)

17


18

Беседовал Эдвард Зигмунд

Бочка #2(7) / Люди на блюде

ДАНИЛА ГАНИЕВ: ч е л о в е к - о р к е с т р Время не стоит на месте: то, что раньше было немыслимым, сейчас воплощается в самых различных формах. На YouTube нередко попадаются музыканты, которые чередуют разные инструменты, показывая тем самым свое мастерство. Данила Ганиев чередует сотни манипуляций, творит чудеса в стиле live looping (процесс исполнения музыкального произведения, заключающийся в записи и воспроизведении закольцованных аудио семплов в реальном времени при помощи специальных устройств или программного обеспечения. — Прим. ред.) и охотно делится мыслями о жизни, творчестве и всеобъемлющем нестандартном подходе.

Б: Прежде чем перейти к частностям, я хочу узнать, как ты охарактеризуешь свои творчество, жанр, музыкальное настроение? Данила Ганиев: По поводу жанра: стандартам в творчестве подчиняются только от недостатка собственных идей. Я просто не забиваю себе голову этой информацией: названия стилей, направлений и ответвлений. Я не говорю, что делаю уникальную музыку – это просто нереально! Все на что-то похоже. А поскольку гитара у меня играет в технике лэп-стилл, то чувствуется сильный уклон в сторону блюза. Другим полюсом является мое явное увлечение электроникой в различных проявлениях – от минимала до псайтранса и даб-степа. Мой метод написания музыки можно условно поделить на две части. Первый этап – интуитивный, когда в свободном режиме делаешь наработки, записываешь отдельные приемы в блокнот или на диктофон. Потом интуиция начинает подсказывать, что совокупность нескольких имеющихся наработок уже может

стать композицией, тут начинается второй этап – оформление. Я прописываю сценарий и, если нужно, заучиваю новые комбинации движений на установке. Бывает, что вдохновение приносит сразу: готовую композицию – за ночь, все готово! А настроение... в каком настроении пишу, такая и композиция. Могу сказать, что за последние лет пять стал писать более позитивную музню. Б: Как давно ты занимаешься музыкой? Д.Г.: С детства. Но лишь недавно занялся ею всерьез. Я десять лет пишу электронную музыку. Многие треки занимали топовые позиции в чартах на весомых интернет-ресурсах, таких, как CJclub. Два года назад я столкнулся с информацией о направлении live looping и увидел в этом для себя перспективу. Живое выступление – это совсем новые ощущения. Во-первых, энергетически гораздо сильнее, во-вторых, это сиюминутно. Процесс лупинга – это своего рода обряд. Все движения во время живого выступления вводят тебя в особое состояние. Я сделал ставку на то, что это направление станет очень популярным


Бочка #2(7) / Люди на блюде

или хотя бы найдет целевую аудиторию в России, в Краснодаре. В Европе и в Штатах волна этого движения уже поднялась. Организовав сообщество в Сети, мы с группой людей создаем здоровую конкуренцию друг другу, делимся информацией с начинающими музыкантами. Вместе с компанией «Roland» я давал мастер-класс в магазине «Дирижер». Общими силами стараемся сделать жанр востребованным. Б: У нас в городе кто-нибудь еще этим занимается? Д.Г.: Есть люди с аппаратурой и стремлением, но готовая программа есть пока только у меня. Очень важна самодисциплина. Сделал наработки – объедини их в композиции. Сделал композиции – объедини их в программу. Этот этап работы требует постоянных репетиций. По два-три часа в день. Когда я оформлял полуторачасовую программу, играл две-три недели по шесть часов ежедневно. Я ее прослушал раз 150! При этом все композиции – наполовину импровизационные. Б: Насколько серьезное внимание ты уделяешь творчеству? Д.Г.: Раньше я, как и многие люди, думал: заводы стоят, одни гитаристы в стране. Пришел, отыграл и кучу бабла срубил. Ага! Это каждодневные репетиции. Тебе уже ничего не хочется, композиции уже поперек горла! Но тебе надо сыграть. Фраза «show must go

on» – очень емкая. Сломал ты ногу, голоса нет – никого не заботит! В семь часов концерт: с семи до восьми ты должен сделать все, чтобы шоу состоялось. И это дорогого стоит.

У меня сложная аппаратура, куча проводов – никто, кроме меня, не знает, что с чем соединяется Б: С какими трудностями сталкиваешься на выступлениях? Д.Г.: У меня сложная аппаратура, куча проводов – никто, кроме меня, не знает, что с чем соединяется. Получается, что ты не только сам себе музыкант, но и сам себе звукорежиссер. Еще не совсем привык к эффектам на сцене: стробоскоп, дым-машина – ничего не видно, работать приходится на ощупь. Б: Расскажи о своей лэп-стилл

гитаре. Насколько трудно было ее соорудить? Д.Г.: Это не первый мой инструмент: неудачные варианты сейчас лежат на шкафу. Я выбрал себе редкую манеру игры – гитара лежит на коленях, играешь на ней слайдом. Плюс она должна быть особым образом настроена. Кроме того, мне необходимо наличие бас-гитары. Я попытался представить инструмент, отвечающий моим требованиям, попробовал найти что-то подобное и купить в Интернете. Точь-в-точь подходящего нигде не оказалось, а максимально приближенное стоило существенных денег. Пока я искал гитару, нарыл много информации по конструкциям и понял, что могу собрать сам. Б: Когда ты собирал этот инструмент, ты мыслил как музыкант или как технарь? Д.Г.: Я работал как техник. За три месяца, что я ее делал, я научился рассчитывать длину ладов по формуле, устанавливать пьезокристаллы, рассчитывать силу натяжения струн, вволю повозился с паяльником, попилил, посверлил, вспомнил аэрографию. Многие на гитарных форумах говорили, что ничего толкового из этой задумки не выйдет! А у меня получился инструмент, который меня полностью устраивает и даже принес мне призовое место от питерского диджейского магазина «Basa». Б: А ты не думал делать инструменты на заказ? Д.Г.: Будут заказывать – буду делать. Проблема в том, что даже у лучших мастеров очень мало заказов. Чтобы инструмент получился качественным, его нужно делать в мастерской. Моя же гитара из фанеры, и называется она «Kulibin-4000», чтобы подчеркнуть то, что она сделана нарочито топорно. У нее нет задней деки – мне это не нужно! Сзади видны провода – антураж. А если люди будут платить деньги, то захотят, чтобы все было красиво и аккуратно. Б: Возможно, будущее за штучными инструментами с необычным звучанием. Как ты думаешь, какой будет музыка лет через десять? Д.Г.: За последние полгода я видел в YouТube кучу роликов, где люди не выходя из дома клепают на 3D-принтере невиданные инструменты, перепрограммируют старые, дополняют сенсорными панелями, врезают в гитары сенсорные синтезаторы и прочее… Я не берусь говорить, что будет через год! Технологии уже невозможно отследить! Конечно, многие направления будут жить вечно, но появление новых движений будет иметь лавинообразный характер, – назовем их кибермузыкой. Мне также интересно услышать ее сочетание с олдскулом. (Б)

19


20

Бочка #2(7) / Люди на блюде

реклама


24

Бочка #2(7) / Полифония

Беседовал Артем Косенко. Фото Анны Айрапетовой

ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ «MAT!Э» Мat!Эband – проект, образованный осенью 2011 года Максимом Кузнецовым aka Ма Тэ, ранее исполнявшим рэп и акустический хип-хоп, и Петром Шатиловым, участником диско-панк группы «Убик». За довольно короткий срок коллектив, родившийся в Ростове-на-Дону, стал известен далеко за пределами родного города. Парни частенько выступают не только в обеих столицах нашей необъятной Родины, но и на Украине: в Киеве, в Харькове. Вот и краснодарцам в очередной раз представилась возможность зарядиться оптимизмом, которым пронизаны их песни. К тому же Мat!Эband презентовал второй альбом «Новый день» на концерте 24 января в Sgt. Pepper’s Bar.

Б: Ваша группа появилась сравнительно недавно, однако вас уже приглашают выступать в ближнее зарубежье. Как вам удалось за столь недолгий срок раскрутиться? Насколько способствовало этому продвижение в Интернете? Петр Шатилов: Важно понять, что сейчас группы имеют возможность выступить в любом городе и клубе. Есть Вконтакте, Google. Можно написать: «Здравствуйте, мы хотим у вас играть». Приехать и выступить. Мы хотим играть и играем, воспринимаем это как путешествие, расширяем кругозор. Да, мы ездим, но о какой-то повсеместной популярности говорить пока не приходится. Б: Кто из вас занимается продвижением группы?

Максим Кузнецов: В основном – Петя. Он директор по связям с общественностью. Б: А у тебя какая должность? М.К.: Я – шут, скоморох. Я улыбаюсь, и я красивый. Б: Сегодня вы выступаете вдвоем, но с вами нередко выступают и другие музыканты, например, парни с контрабасом и саксофоном. Каков постоянный состав группы? М.К.: Состав нашего коллектива может быть разным, но чаще всего выступаем вдвоем. В Ростове можем менять состав, в зависимости от того, что нам нужно. У нас есть еще два постоянных музыканта, но, к сожалению, из-за материальных сложностей выездные концерты играем только вдвоем. Б: Являются ли остальные

музыканты сессионными или принимают постоянное участие в жизни группы? М.К.: В первых двух альбомах были только мы вдвоем. В третьем планируем всех остальных привлечь. Б: Идея использовать укулеле пришла сразу, или вначале использовали простую гитару? Петя, как вообще она у тебя появилась? П.Ш.: Почти с самого начала, через полгода после образования коллектива. Я был за границей, увидел «Укулелешоп», купил, освоил сетку аккордов. Буквально через две недели после моего возвращения мы записали песню «С нами Джа». Теперь половину песен играю на ней, половину – на обычной шестиструнной гитаре.


Бочка #2(7) / Полифония

Б: Как придумываются песни? Кто-то пишет музыку, кто-то – текст, или вы друг друга дополняете? П.Ш.: Тексты – это дела Максима, а над музыкой мы работаем вдвоем. Начальная идея задается под текст, а потом уже я довожу. Превращаю в готовую композицию. Мне кажется, что я отвечаю за то, как песня звучит, а Максим наполняет ее идеологией. Б: Однажды вас спрашивали про фестивали и отношение к ним. Вы признались, что, по крайней мере, до Kubana еще не доросли, уровень не тот. Но это было около года назад. А сейчас?

Петя играл в известной в Ростове группе, а у меня был хип-хоп проект о нелегальной жизни в российских гетто... М.К.: Сейчас тот! Только у Kubana уже не тот уровень. П.Ш.: У Kubana есть организаторы, как у любого другого фестиваля. Если им сейчас рассказать о нашем коллективе, они скажут, что впервые слышат о нашем существовании. И на этом разговор закончится. Сейчас Интернет объединяет людей в настолько маленькие группки по интересам, что есть коллективы, о которых, к примеру, все знают, а я ни разу не слышал. Вот я и думаю, что организаторы Kubana не знают о нашем существовании, хотя наш уровень с тех пор вырос. Просто мы живем в реальностях, которые еще не пересеклись. Б: Вы оба – люди творческие и не вчера начали заниматься музыкой, расскажите о своих музыкальных победах?

М.К.: Петя играл в известной в Ростове группе «Убик», а у меня был хип-хоп проект о нелегкой жизни в российских гетто, его название – «Дао Дэ». Б: Ваши песни есть в паблике «Другая музыка» почему ее зачислили в разряд «другой»? М.К.: Она другая возможно потому, что стилистически не укладывается в какие-то рамки. У нас есть элементы хип-хопа, есть элементы регги, есть соул, фанк. И все это замешено в одно. П.Ш.: Другая музыка – это просто не попадающая в формат. Сейчас популярную музыку крутят по телевидению и радио, вся остальная музыка – неформат. В наше время эти рамки настолько стерлись, что под определение «другая музыка» может попасть практически любая. Б: У музыкантов, катающихся в туры, есть такая фишка, как зеленый концерт. Прикалываетесь ли вы друг над другом во время последнего выступления? П.Ш.: Вообще у нас ни разу не было последнего концерта в туре, так как у нас никогда не было тура. Был концерт, когда мы с контрабасистом менялись инструментами. А каких-то приколов не было, но я, наверное, сегодня на сцене Максу пинка дам. Этой шуткой и завершилось интервью ростовского коллектива Мat!Эband, ребята ушли готовиться к выступлению, а я остался ждать начала. Немного портило картину то, что людей в зале было не очень много, но те, кто пришел, оказались настоящими поклонниками и пели вместе группой практически все время. Эмоционально яркое, солнечное настроение. Наслаждение от собственной отдачи публике. Легкая музыка регги. Такими предстали Мat!Эband во время концерта. Хотя то, что играют ребята, нельзя назвать регги в чистом виде, основной нитью все-таки является дух солнца, улыбок и тотального добра. (Б)

25


26

Текст Романа Грозыкина

Бочка #1(6) / Полифония

VANILLA JAM:

«Кубанский рок и всё тут» Джем из легкого рока с элементами диско и фанка и незамысловатых, но очень мелодичных и «ванильных» текстов – все это группа Vanilla Jam. Образованный в 2003 году коллектив приобрел популярность, играя качественные каверы на корпоративах и вечеринках. Первую пластинку музыканты записали в 2008 году, после чего активно выступали в Краснодаре и за его пределами, разогревали краснодарский концерт Deep Purple в 2012 году, а прошедшим летом выступили на Kubana. 10 января на сцене The Rock Bar музыканты Vanilla Jam без перерыва отыграли более чем двухчасовой концерт, представили новую песню и поженили басиста. Мы обсудили музыкальные достижения коллектива с гитаристом и вокалистом группы Антоном Кириченко.

Б: У вашего басиста была свадьба именно в день концерта? Антон Кириченко: Они планировали свадьбу, а то, что это дело выпало на концерт – ну вот такая счастливая случайность и приятная неожиданность для всех. Б: Я ошибаюсь, или вы не давали концертов в Краснодаре после «Парада чайников»? С чем это связано? А.К.: Действительно, у нас были концерты только на выезде или закрытые мероприятия. Отсутствие концертов в Краснодаре связано с непрофессиональным подходом организаторов. Такое ощущение, что люди, которые берутся за это дело, не до конца понимают, чем занимаются. Ведь организация выступления коллектива – это такая же работа, как и работа музыканта на сцене. Все должны делать свое дело. Недостаточно сделать афишу и написать там название группы. А уж тем более – возложить это на плечи самих музыкантов (было и такое). Я сам организовывал множество концертов Vanilla Jam, но все же хочется, чтобы этим занимались по большей части другие люди, и мы могли бы сконцентрироваться на творчестве.

Б: Вы выступали на фестивале Kubana в этом году, а после – на том самом «Параде чайников». Как вам ощущения от выступлений на открытых площадках? Чувствуете, что это ваше или душа все же рвется к сближению с публикой – в клубы и закрытые помещения? А.К.: Мы любим open air. Большой звук, свет, сцена – кто же это не любит? Но на открытой площадке и выступать сложнее – требуется больше энергии. В то же время и в клубных концертах есть своя прелесть: видишь глаза, эмоции, улыбки, и связь налаживается в разы быстрее. Б: Альбом «Enjoy» вы записывали в Италии с зарубежным специалистом, а последнюю пластинку «С тобой» продюсировали и писали уже сами. Почему? А.К.: Записывали первый альбом в Краснодаре, а вот сводили уже в Италии с известным рок-продюсером Ником Савио, который создал все звучание и концепт. Тогда мы были совсем неопытны и не имели ни малейшего представления о том, что нужно делать. Появился человек, который поверил в нас и захотел помочь, и мы благодарны ему за приобретенный опыт. Но


Бочка #2(7) / Полифония

результат нас не устроил. Все звучало неплохо, однако не так, как мы себе представляли. Что же касается альбома «С тобой» – это уже наша работа от первой до последней ноты. И я лично взял на себя ответственность за сведение и создание конечного звучания, потому что мы хотели все сделать именно так, как сами это видим и слышим. Теперь мы будем делать так всегда. Зачем ехать куда-то, когда можно все сделать самому? Так сейчас работают практически все известные музыканты: Moby, The Rolling Stones, Red Hot Chili Peppers, Metallica, Zемфира и многие другие. Мы, конечно, еще не так знамениты, но работаем над этим, стремимся создавать что-то новое. Б: На Kubana губернатор в беседе с вами говорил, что нужно организовать рок-фестиваль в Краснодаре, чтобы дать дорогу молодым. Прошло без малого полгода – вы еще видите перспективы в его словах? А.К.: Мы никогда не перестаем верить в чудеса! Я понимаю, что контролировать все лично он не имеет возможности, а люди, которым это поручено, либо ничего не делают, либо делают, но что-то не то. Состояние концертной деятельности краснодарских групп по-прежнему оставляет желать лучшего. Такое впечатление, что программа нацелена не на развитие и поддержку групп, а на борьбу за выживание силь-

нейших. А как же придание стимула молодым музыкантам, понимания того, чем они занимаются? Пока за это дело кто-нибудь серьезно не возьмется, у нас еще долго будет так. Кубанский рок и всё тут! Посмотрите на движения в Екатеринбурге, Питере, Москве — это центры рок и поп-музыки. У нас есть все для этого, и пора уже выходить из уровня периферии.

однозначное явление. Не хочу говорить плохого, но хорошего останется после нее мало. Это касается той природы, которую не вернуть. Б: Вы еще играете на корпоративах? А.К.: Да. Б: Не считаете это зазорным? Многие любят утверждать, что искусство не должно быть платным.

Почему всегда только Америка или Европа? Нужно развиваться, давать стимул, кому-то, может, и авансом Б: Раз уж заговорили о политике, то совершенно немузыкальный вопрос: как относитесь к Олимпиаде в Сочи? А.К.: Об этом я и говорю! У нас Олимпиада, Чемпионат мира по футболу грядет – мы живем в крутой стране, так давайте же соответствовать уровню! Почему всегда только Америка или Европа? Нужно развиваться, давать стимул, кому-то, может, и авансом. Но в целом, Олимпиада — это очень не-

А.К.: Те, кто так говорит, никогда не станут профессионалами. Вот вы – работаете, придумываете вопросы, общаетесь со мной, тратите на это время – это ваша работа, и вам за нее платят. У нас тоже работа. Нам нужны гитары, примочки, микрофоны и прочее  – все это очень недешево. Любая работа должна оплачиваться. Один известный музыкант сказал: «Когда за творчество перестают платить, оно становится самодеятельностью». (Б)

27


ДРУГАЯ ТОНАЛЬНОСТЬ 33

36

МУЗЫКА В ОБЪЕКТИВЕ

СВОЙ BRENT

Звуки на память

Читать Паланика, стрелять рэпчиком

39

40

ВНУТРИ ЛЬЮИНА ДЭВИСА: МУЗЫКА СДОХЛА? Скандинавский холод под краснодарским солнцем

РОМАН БЕЛИКОВ И « ДЖАЗ ЛАБОРАТОРИЯ » Главная институция краснодарского джаза


Цикл фото Веты Цукахиной

ÌÓÇÛÊÀ в объективе

33


34

Бочка #1(6) / Другая тональность


Бочка #1(6) / Другая тональность

35


Бочка #2(7) / Другая тональность

37

Я окончил музыкальную школу и подбирал «Сектор Газа» на баяне B.: Если человек работает только ради денег, тогда так и говорят. Это зависит и от артиста, и от лейбла. Но что такое попса? Это популярная музыка. То есть все мы когда-то опопсеем. Б: Как относишься к рэп-баттлам? Были победы? B.: Я участвовал в баттлах чаще всего в Иркутске. И первые места занимал, и проигрывал. Раньше соревноваться в баттлах очень любил. Б: Поддерживаешь ли связь с известными краснодарскими рэперами? B.: Общался лично с MaryJane, с Булатом в хороших отношениях, с Нигативом однажды удалось пообщаться. Но хотелось бы более плодотворного общения, которое проявилось бы в творчестве. Б: Как рэп-исполнителям живется на Кубани? B.: Хорошо живется, почему бы нам здесь плохо жилось. Б: Неоднократный финалист фестиваля «Свежий ветер». Занял 2-е место в баттле «Ритмы улиц 2», участник «A-ZOV Fest-2013». Что можешь рассказать про участие в этих фестивалях? B.: Первым баттлом в Краснодаре был «Свежий ветер», до финала до-

шел, не победил, но эмоции крутые. «Ритмы улиц» – тоже весело было. Но «A-ZOV», конечно, впечатлил больше всего: отличная площадка от канала A-ONE, качество звука, атмосфера, море, солнце… Б: Есть любимые писатели? B.: Я в детстве Пушкина любил. Но все любили Пушкина. Из последнего, что прочел: романы Чака Паланика «Рэнт: Биография Бастера Кейси» и «Бойцовский клуб».

Б: Говорят, рэперы учатся плохо. Как учился ты? Прогуливал? B.: Пары прогуливал, кто же их не прогуливал. Даже  отчислить  пытались… Б: Музыку, тексты сам пишешь? B.: Тексты сам пишу, считаю, что рэпер сам должен это делать. Музыку пишу тоже, но иногда покупаю в Интернете. Сейчас много талантливых ребят, у которых можно купить качественные минуса. А вообще стараюсь все сам, собственноручно! (Б)

реклама


реклама

реклама


Текст Александра Гончаренко

Бочка #1(6) / Другая тональность

ВНУТРИ

ЛЬЮИНА ДЭВИСА: музыка сдохла?

В последнюю прокатную неделю января до Краснодара добралась новая картина братьев Джоэла и Итэна Коэнов «Внутри Льюина Дэвиса». После сурового вестерна «Железная хватка» режиссеры сняли смиренную и тусклую ленту о меланхоличном фолк-певце, не находящем себе места в Америке начала 60-х.

Прототипом Льюина Дэвиса (Оскар Айзек) послужил один из лидеров американской фолк-сцены Дэйв Ван Ронк. Разумеется, герой Коэнов не копия реального артиста, однако схожего у них достаточно. Музыканты носят британские имена, выступают в одно время в одном и том же заведении («The Gaslight»), не понаслышке знакомы с морским делом и имеют виниловую запись с одинаковым названием и оформлением. Существенное различие можно заподозрить в настроении артистов. В первой половине 60-х Ван Ронк пылал энергией, записывал альбомы разных стилистических окрасок и даже выступил (пусть не очень ярко) на Ньюпортском фолк-фестивале. Дэвис, напротив, погружен в апатию и разочарован в себе и музыке, как в собственной, так и в создаваемой вокруг. Подобно рыжему коту Одиссею, то и дело перебегающему Дэвису дорогу, герой странствует по музыкальной Америке словно по чужой земле – ни лейбла, ни ночлега. Если странствия Одиссея начались и закончились на Итаке, блуждания Одиссея-кота – в квартире хозяев, то Дэвису приходит мысль обрести дом, достав из заброшенного хлама лицензию моряка и вернувшись на корабельную палубу. Однако у Фортуны другое мнение на этот счет. Америка начала 60-х годов XX века – место и время, в которых столь популярное в послевоенном англоязычном мире направление фолк-воз-

рождения начало угасать. Около двух десятилетий многочисленные фолкартисты слушали уличных музыкантов, учившихся пению и игре на инструментах у отцов и певших только потому, что иначе никак. Таким был и Дэйв Ван Ронк, собиравший и исполнявший еще и моряцкие баллады. Льюин Дэвис не предстает перед зрителем артистом-исследователем или артистомхранителем; лишь между номерами, со скромной иронией и будто бы между делом, Дэвис замечает: «Если песня старая и она не стареет, то это фолк». Это глубоко лирическое высказывание противоречит общей манере поведения певца, считающего музыку профессией и средством заработка. Возможно, это противоречие отражает и противоречивость Ван Ронка, преданно поющего традиционные кантри-блюзы, но скептически воспринимающего фолквозрождение как суррогатное воспроизведение не фиксируемого величия народной музыки. Льюин Дэвис, скептик и лирик, не уходит в море – лицензия моряка потеряна. Он вынужден вернуться в «The Gaslight», бренчать в дымный мрак и высмеивать неказистую певицу, сельскую тетеньку. Утром над Дэвисом возвышается рыжий кот – глядит усатым прищуром, чуть презрительно. Раздобыть бы денег на аборт подружке да найти, где переночевать. Тщетные переговоры об издании альбома с крупным лейблом издатель завершает обескураживающим рассуж-

дением о профессиональных качествах Дэвиса: мол, зрелый артист, но нет контакта с публикой. В одном из последних эпизодов фильма Дэвис и зритель краем глаза замечают кудрявого парня, угловатым голосом поющего под гитару мимо закрепленной на шее губной гармошки. Боб Дилан никогда не испытывал проблем в коммуникации с аудиторией. Увядающее фолк-возрождение вот-вот падет под ударом британского вторжения. Дилан, почитавший Ван Ронка чуть ли не наставником, без колебаний возьмет электрогитару и возглавит рок-группу. Здесь нет предательства: чуткий к современности Дилан выбрал действительно народную музыку своего дня. Вернее – музыку, чья народная честность без потерь выдерживала процесс звукозаписи. В отличие от Дилана Дэвис, как и его прототип, не чувствует настроение эпохи. Обреченный на неприкаянное скитание, Одиссей без Итаки, Дэвис погружается в день сурка, вязнет в палимпсесте смутных дежа вю. Кот, сцена, подружка, студия, кот. Преданность традиции несовместима с массовой популярностью и, тем более, с коммерциализацией творчества. Схожие заключения можно сделать и на материале первого триумфа братьев Коэнов – «Бартона Финка». Но что бы ни хотели сказать режиссеры новым фильмом, зритель не узнает, что таится внутри Льюина Дэвиса. Потому что не знает он сам. (Б)

39


Бочка #2(7) / Другая тональность

Дону. В процессе обучения втянулся в джазовую тусовку, хотелось экспериментировать, создавать что-то свое. Но не было такой возможности. В Краснодаре же она появилась. Около восьми месяцев назад я получил предложение от руководства «Набокова» создать арт-программу тематических вечеров. Я рискнул и переехал в Краснодар. Первое время мы выступали в трио с Владимиром Шубиным и Лейлой Мурадовой. Иногда к нам присоединялись и другие музыканты, но атмосфера оставалась несколько скучной, не творческой. Казалось, что большинство музыкантов относились к этому исключительно как к работе. Тогда у меня окончательно сформировалось видение проекта джем-сейшнов. Благо, в Краснодаре уже на тот момент была своя, довольно большая джазовая тусовка; была и публика, готовая воспринять новый формат». Полгода спустя (а это 25 проведенных джем-сейшнов) можно смело говорить о том, что эксперимент Романа Беликова удался. Каждый вторник, начиная с 25 июня по 24 декабря 2013, в зале кафе «Набоков» царила приятная творческая джазовая атмосфера. На сцене «Джаз Лаборатории» звучала музыка Майлза Дэвиса, Диззи Гиллеспи, Чарли Паркера, Чарльза Мингуса, Джанго Рейнхардта и многих других. Один раз в месяц проводились тематические вечера, например, «Посвящение саксофону» или «Посвящение контрабасу». Иногда зал заполнялся только наполовину, однако большинство вечеров проходили с аншлагом. «Мне кажется, публика не только готова, но жаждет чего-то нового, свежего. Малые составы – хорошая альтернатива большому джазу бигбэнда, – резюмирует Роман. – В Краснодаре сегодня нет сложившихся малых составов, играющих собственную музыку. Исключение составляет, разве что, Квартет Ильи Филиппова – наши частые и желанные гости. Проблема только в том, что это состав из Ростова, в Краснодаре же им пока нет достойных конкурентов». В рамках «Джаз Лаборатории» сложился собственный состав, хаузбэнд, который на постоянной основе играет в кафе, часто аккомпанируя гостям-солистам. Регулярность их выступлений – это, прежде всего, показатель того, что в Краснодаре джазовые музыканты без работы не останутся. Солировать приходят как уже известные в городе исполнители, так и студенты музыкальных учебных заведений. Для первых это возможность играть в разных составах, создавать проекты, находить новый звук; для вторых – со-

вершенствовать исполнительское мастерство, экспериментировать, получать опыт. По мнению Юрия Сабитова, проект «Джаз Лаборатория» имеет большое будущее: «Замечательно, что есть такие энтузиасты, как Рома Беликов, которые готовы заниматься этим, порой, неблагодарным делом. Я считаю, что это уникальная возможность и для профессиональных, и для начинающих музыкантов не только из Краснодара, но и из других городов попасть в настоящую джазовую тусовку. Сегодня к нам приезжают гости из Ростова, Новороссийска, Сочи, Москвы, Санкт-Петербурга. Мы делимся опытом, получаем новые ощущения, узнаем имена. Узнают и нас». В экспериментах «Джаз Лаборатории» за время ее существования

приняло участие около сотни человек, большинство из которых – профессиональные музыканты с высшим образованием. Приятно сознавать, что гости, имеющие среднее или начальное музыкальное образование, стремятся получить высшее музыкальное воспитание. В этом огромная заслуга всех, кто играет на сцене, создает творческую атмосферу, кто не равнодушен к проблеме культурного, духовного развития публики. С практической точки зрения, возможно, серия джем-сейшнов – это импульс к созданию новой формулы составления программы городского фестиваля: отбор идет естественным путем – из общей массы выделяются лучшие музыканты. Парируя слова своего коллеги по цеху, Роман говорит: «Сегодня джаз – это музыка, которую хотят слушать». (Б)

41


42

Места распространения БАРЫ/ПАБЫ The Rock Bar ул. Горького, 104 The Rock Bar Classic ул. Красная, 76а Mr. Drunke Bar ул. Красноармейская, 58 Big Apple Bar ул. Тургенева, 73/1 «Родная речь» ул. Красноармейская, 71 «Клавиши» ул. Красная, 76а

HARAT’S PUB ул. Московская, 69 ул. Красная, 67 ул. Тургенева, 149/151 Платановый Бульвар, 17/1 Паб «1928» ул. Уральская, 79/1 ТРК «SBS Megamall», 3 этаж Гнеzдо Перелетного Zайца ул. Северная, 399

К А Ф Е /А Н Т И К А Ф Е / Ч А Й Н А Я

Литературное кафе «Набоков» ул. Красноармейская, 33

«Чашка» ул. В. Головатого, 313 ТРЦ «Галерея Краснодар», 0 этаж ул. Уральская, 79\2 ТРК «SBS Megamall», 3 этаж ул. Дзержинского, 100 МЦ «Красная площадь», 2 этаж

Jonathan Livingston ул. Горького, 104

Антикафе «Маяк» ул. Ставропольская, 131/2 Чил АНГАРТ ул. Рашпилевская, 106

Sweet Beans Coffee & Tea ул. Красная, 158 Puffkin Profitrolnaya ул. Гимназическая, 65

sgt. PEPPER’S bar ул. Чапаева, 94

Loft Bar АНГАРТ ул. Рашпилевская, 106

Антикафе «Песочница» ул. Кирова, 59

Холостяк – Гараж ул. Промышленная, 46

Jolly Roger Pub ул. 2-я Линия, 202

Пуэр-Бар ул. Новокузнечная, 9

Ш О У Р У М / М А ГА З И Н «Третье Место». Общественное пространство.

Шоурум «ВОСЕМЬ»

Чайная Тарелка ул. Атарбекова, 54 кор. 1

Т Е АТ Р/ К И Н О Т Е АТ Р Кинотеатр «АВРОРА» ул. Красная, 169

Музыкальный театр ул. Красная, 44

ул. Пашковская, 34

Кубанькино ул. Ленина, 89

ул. В. Головатого, 313 ТРЦ «Галерея Краснодар», 3 этаж

ТАТ У СА ЛОНЫ

СТУДИИ ЗВУКОЗАПИСИ АПТЕКА № 1

Studio Records

Проспект Чекистов, 20

ул. Седина, 99

SHUTTLE TATTOO

«Хочу Tattoo»

ул. Красная, 68

ул. Дальняя, 39/3

«Синяя борода» ул. Горького, 90

«БОЧКИ» ХВАТИТ НА ВСЕХ! УКАЖИ СВОЕ МЕСТО, ПРОСТО ПОЗВОНИВ НАМ

+ 7 908 684 66 21


43

реклама


Бочка, Февраль 2014  

Первый краснодарский музыкальный журнал, выпуск 7

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you