Issuu on Google+


Слово

редактора Доброго дня, дорогой друг. Хочется

поведать тебе о наполеоновских планах, безумных амбициях, вечном круговороте фантазии, но вместо всего этого... Насладись. Насладись теплой осенью, ласковыми дождями, ароматом горящих листьев. Насладись каждой клеточкой тела прозрачным воздухом, вдохни все эфемерное очарование осени. Горячий чай и плед. Я слежу за тобой. В руках или перед глазами наш маленький блокнот. Мы не разболтаем тебе тайн взрослых дядь, ведущих разговоры разве что о политике да экономике. Не покажем сцены безумного насилия и жестокости. Просто чуть-чуть, на пару мгновений, приоткроем завесу невесомого очарования Франции. Воздушные замки, лаванда, легендарные женщины и мужчины, старинные книги, безумство жителей. Наверное, было бы правильным спросить, почему Франция, а не Россия или Япония, или еще что. Но, боюсь, что ответ на этот вопрос кроется где-то в глубинах моего подсознания без возможности обрести материальную форму. Итак. Смотри. Чувствуй. Дыши. Мечтай. Каждый раз, каждый месяц я, мы, все постараемся удивлять тебя чем-то, что волнует наши неокрепшие сердца и безумные руки. С бесконечной любовью, Диана Вецак


Редакцио н

ные колл еги

Главный редактор: Диана Вецак

Корректор:

Технический редактор: Евгения Чернова

Дарья Кефир

Журналисты: Полина Петренко

Юлия Беликова

Дарья Картман

Дарья Ефимова

Художники: Анастасия Лилуш

Андрей Вецак

Пишите письма по адресу: journal.sled@gmail.com


и Гид по Франци


Франция и с чем ее едят


Особенности французского менталитета Ох уж эти иностранцы! Иногда нам, простым русским людям, бывает невдомек, почему, скажем, у англичан «файв о клок», а французы носят береты. Все, кто когда-либо бывал за границей, сталкивались с непонятными широкой русской душе привычками иностранцев. Да и поведение многих из них, согласитесь, порой вызывало немало вопросов.

Французы. Вот уж о ком, а об этих товарищах было сказано немало. Об их любви к хорошему вину, об их умении всегда выглядеть стильно. Но, тем не менее, образ жизни французов не столь стереотипен. Думаю, несколько более детальный экскурс в самое французское сердце будет весьма кстати. Самоидентификация и отношение к другим нациям. Сказать, что французы настоящие патриоты – значит, ничего не сказать! Им дорого все, что имеет отношение к их стране. И, само собой, если французское, то самое лучшее. Граждане Франции скептически относятся к представителям других национальностей. Американцы для них — лицемеры и жадины, англичане скучны и заносчивы, ну а пресловутые граждане de la Russie и вовсе не умеют себя вести. Во Франции не говорите по-английски! Так уж вышло, что французы сильно недолюбливают этот язык и стараются не говорить на нем даже на международных мероприятиях. И если вы спросите у француза дорогу на l’anglais, то он, скорее всего, сделает вид, что не понимает вас. Французы считают свою страну самой лучшей в мире. Плюс ко всему, они уверены в том, что французскому искусству, музыке, театру и архитектуре также нет равных. Особенности поведения. Французов отличает необыкновенная вежливость. Например, в общественном транспорте не принято спрашивать у впереди стоящего человека, выходит ли он. Достаточно сказать «пардон» и продвинуться к выходу. Тот же «пардон» слышится повсеместно. Задели ли вы прохожего или же вы не виноваты — в любой


непонятной ситуации говорите «пардон». Это правило этикета, неукоснительно соблюдаемое всеми французами. Как известно, французы просто обожают все красивое и утонченное. То же самое касается речи. Граждане Франции красиво изъясняются и очень любят поговорить. Молчание здесь отнюдь не считается хорошей манерой. Говорят французы обо всем. Но самая горячо любимая тема — это политика. Но только внутренняя и только с переходом на личности. Ваше знание ситуации в Сирии и позиций Америки здесь волновать никого не будут. Зато француз готов вечно рассуждать о том, что налоги плохо, льготы хорошо, а Саркози — идиот. Также за столом принято говорить о еде и хорошем вине. Порой застольные беседы могут продолжаться часами, поскольку французы, в отличие от русских, привыкли не просто утолять голод, а делать это красиво. Француз будет долго смаковать блюдо, пробовать каждый кусочек и получать от приема пищи удовольствие. Стоит сказать, что горячие багеты и круассаны — неотъемлемая часть завтрака каждой семьи. Настоящий представитель этой славной нации вряд ли снизойдет до несвежей выпечки. Он уважает себя. Недоеденные багеты они прячут в морозилку, чтобы потом сделать из них тосты или приберечь для не слишком дорогих гостей. К слову сказать, чай во Франции отнюдь не в почете. Это удел скучных англичан. Здесь же — только кофе и только свежесваренный. Следует добавить, что французы довольно расчетливы, даже жадны, однако если француз приглашает вас в ресторан, то оплачивать счет будет он. Почему? Логика проста: я отнимаю ваше время, следовательно, я должен заплатить за это. Для французов чрезвычайно важны образование и начитанность. В почете знание истории, философии и искусства. Родители очень многое позволяют своим отпрыскам, однако строго контролируют успеваемость своего чада. На работе. В деловой жизни французов огромную роль играют личные связи


и знакомства. Без них невозможно иметь хорошую репутацию и стабильный заработок. В офисе обязательным формальным жестом является рукопожатие. Здесь принято обращаться друг другу не иначе, как «мадам» и «месье», даже если коллеги являются близкими друзьями. Однако, несмотря на все правила, для французов нет ничего страшного в том, чтобы слегка опоздать на работу. Пятнадцать минут — это классика. Они стараются выполнять свою работу качественно, хотя по своей натуре — редкостные лентяи. О деловой встрече принято договариваться заранее. И тут уж ни в коем случае нельзя припоздниться. Если встреча проходит в ресторане, разговор по делу принято начинать только после того, как подали кофе и десерт. До этого момента деловые партнеры беседуют на отвлеченные темы. Разговор, как правило, быстрый и непринужденный. Несоблюдение всех вышеозначенных правил — это всегда признак дурного тона. Не без слова о моде. Что такое французский стиль жизни? Это неизбывная любовь изменяться. К новинкам здесь относятся без лишних опасений. Именно поэтому законодателями моды были и остаются французы. Эта нация просто обожает эксперименты. Причем им важен не столько результат, сколько сам процесс. Они любят все новое и модное. Если это фильм, то из новинок кинопроката, если туфли, то из последней коллекции, если книги, то исключительно модного автора. Во Франции даже слова и выражения могут быть «в тренде». Французы хотят видеть красоту во всем. В этой стране красота, сила и молодость никогда не останутся незамеченными. Тем не менее, французы далеко не всегда следуют новомодным тенденциям. Они могут позволить себе прийти в джинсах и футболке даже в театр, однако при этом будут выглядеть просто восхитительно. Для многих иностранцев до сих пор остается загадкой, как они умудряются шикарно выглядеть даже в самой простой и повседневной одежде. На сегодняшний день француза можно выделить из толпы не по красному берету, а по наличию шарфа в сочетании с классическим костюмом. Женщины же просто без ума от сапог разных фасонов. Причем сапоги носят с летними шортами и вне зависимости от времени года. И, кстати, надеюсь, для читателей не будет новостью


то, что француженки уже давно не являются образцом утонченности и женственности. В Европе комфорт давно уже стоит на первом месте. Амур, бонжур, тужур... Французские мужчины — тема неоднозначная. Про них, особенно нам, девочкам, можно говорить часами. Эти месье просто обожают заводить новые знакомства и любят красивых женщин. Очаровать понравившуюся девушку для них не составляет особого труда. Если вы стали объектом пристального внимания, то будьте готовы выслушивать комплименты. Французы умеют производить впечатление, однако бывают весьма скупы на цветы и подарки. Плюс ко всему, француз не будет делать дальнейших шагов, если женщина сама не даст знак, что хочет продолжить общение в дальнейшем. Чтобы удержать внимание этих мужчин, нужно быть настойчивой и всегда прекрасно выглядеть. Стоит помнить, что французские мужчины ревнивы и могут быстро охладеть к женщине, у которой есть кто-то на стороне. Мужья из французов получаются хозяйственные. Они могут и ужин приготовить, и с детьми посидеть. Кстати сказать, деток они любят и умеют с ними играть. Единственное, что настораживает — количество разводов, во Франции оно сильно увеличилось, скорее всего потому, что среди француженок успешно процветает движение феминизма. Поэтому в последнее время эти галантные мужчины предпочитают жениться на представительницах из Восточной Европы. Данным представительницам, то есть нам, следует очень ответственно подходить к подобным бракам, так как в случае развода дети остаются на территории их отца. Но если все сложится благополучно, то из француза получится любящий и ответственный папа. Вот какие они, эти французы! Противоречивые и немного странные, эти люди ��се равно кажутся нам прекрасными во всех смыслах этого слова. Однако, у каждого человека, побывавшего во Франции, сложится свое, неповторимое впечатление об этой стране и ее людях. Дарья Картман


Vite, vite!

Мы говорим вам - «французы». И какая же у вас первая ассоциация? Любовь, красное вино, художники, Эйфелева башня, Людовик XIV? Что ж, будем вынуждены опровергнуть все ваши догадки, ведь на самом деле первая ассоциация с французами – это спорт. Удивлены? Но это именно так. Французы – нация вечного движения и поразительной активности. Они буквально помешаны на всем, что связано со спортом. Регби, гимнастика, бег, бадминтон, баскетбол, бокс, футбол… Но главным увлечением всех является велоспорт. Каждый житель этой очаровательной страны от мала до велика хоть раз в неделю, но выделяют время для небольшого велопробега – пятьдесят километров за день. Более того, никого не удивляет, если такие цифры наматывают почтенные французские бабушки и дедушки. Представьте – пятьдесят километров по нашим дорогам на велосипеде! Впрочем, дело даже не в дорогах. Поэтому самая престижная велосипедная гонка в мире носит название «Тур де Франц», а не какое-либо еще. К слову сказать, не только для спортсменов, но и для обычных жителей эта велогонка является невероятно значимым событием. Во время проведения «Большой петли» (неофициальное название «Тур де Франц») меняется даже ритм жизни. Впрочем, эта велогонка не единственная. Старейший регулярный марафон Париж-БрестПариж стартовал в далеком 1891 году, только представьте себе. И нужно ли уточнять, что в большинстве своем призы на всех международных соревнованиях по велоспорту завоевывают именно французы? Но не велоспортом едины. Каждый житель Франции старается найти занятие себе по душе, поэтому французами охвачены все мыслимые и немыслимые виды спорта. К примеру, французский бокс (изобретенный, несложно догадаться где). Да-да, именно, бокс. Причем, достаточно жестокий.


Но давайте же обратимся к истокам. Французский бокс под названием сават родился в XVIIIXIX веках из старинной забавы «ударь противника ногой по голени», смешанной со стилем борьбы моряков, включающим в себя высокие удары ногой и пощечины. Слово «сават» означает «старый ботинок», а этот вид бокса – единственный, где бойцы выступают в этих самых ботинках, хотя можно и в новых. Сават включает в себя удары не только руками, но и ногами, иначе зачем надевать ботинки, верно? Первоначально он был типом уличного боя в Париже и на севере Франции. Как самостоятельная дисциплина стал известен гораздо позже, и в нем отчетливо появилось влияние фехтования. Удары руками наносились как выпады шпагой, ибо удары кулаком, за которые мы все так любим (или не любим) бокс, были официально запрещены. Вместо них применяются пощечины. Итак, представьте себе – решили два просоленных моряка подраться на деньги. Залезли они в ринг, толпа гудит… Сошлись… И тут – хлоп! Толпа ревет, первый удар! А потом еще хлоп-хлоп-хлоп! Видимо, вместо капы (пластина для зубов в современном боксе, чтобы не потерять их все) они использовали какие-то подщечники, иначе благоверные бравых боксеров и дома устраивали им очередной раунд. Но где-то в 1825 году, после того, как некий Шарль ЛеКур проиграл английскому боксу (что не удивительно) было решено все же добавить удары кулаком. Также мсье ЛеКур добавил технику боя на палках, так как шпаги были в то время под замком. С тех пор в классическом савате всегда присутствует трость, но на соревнованиях она, к счастью, не применяется. В наши дни французский бокс имеет своих поклонников. Бои проводятся в жестком контакте, используется облегченная обувь и перчатки со строго фиксированным весом – ровно 454 грамма. Этот спорт известен и в России – у нас есть объединение с весьма очевидным названием «Федерация французского бокса в России». Но помимо савата, у французов есть сугубо национальная игра – пентанк. Вам ничего не говорит это слово? Что ж, а, к примеру,


боулинг? В принципе, пентанк – французский аналог боулинга, только очень специфический. Иногда его называют просто «игра в шары». Цель игры состоит в том, чтобы бросить шар. Металлический шар. Но бросить его не куда попало – а как можно ближе к маленькому деревянному шару, кошонету. С чем-то игра больше похожа на керлинг, а не на боулинг, но родственная им обоим. Выигрывает та команда, у которой рядом с кошонетом будет больше всего шаров на конец гейма. Играть могут от двух человек до бесконечности, главное, чтобы количество игроков в командах было равное. Площадка также может быть любой – грунтовой, гравийной, бетонной, песчаной. Нужно сказать, эта игра не так весела и безопасна, как кажется на первый взгляд. Однажды во время нее погибло целых 38 человек. Правда, дело было в 1792 году, а для игры вместо шаров использовались пушечные ядра, и вообще все дело было на пороховом складе. По легенде, ядро во время игры высекло из каменного пола искру, ну и… опустим завесу над тем, что произошло дальше. В настоящее время, эта игра известна по всему миру, все участники объединены в международную федерацию, национальная федерация пентанка есть и в России. Проводятся соревнования, разыгрывается кубок мира. Но для французов эта игра остается в первую очередь любимой забавой для всех возрастов, так что почти каждый день в теплое время года можно встретить играющих в скверах. Французы вовлекают в свою спортивную жизнь и приезжих, так что будьте морально готовы к тому, что вас постараются отправить на велосипедную прогулку по сельской местности. И мы согласимся с французами – любоваться видами лучше, оседлав железного вело-коня. Впрочем, для того, чтобы заниматься спортом, можно и не ехать во Францию, тем более, что у нас тоже есть клуб с традиционными французскими видами спорта.

Евгения Чернова


ак: р т в а з й и к с Француз Гренки с бананом Нам потребуется: ока 1/2 стакана мол

Белый хлеб или багет

Один бан ан Щепотка корицы 1. Нарезаем багет и бананы


2. Соединяем корицу, бананы и молоко в блендере и измельчаем.

3. С обеих сторон макаем кусочки хлеба в полученную смесь и запекаем в духовом шкафу 15-20 минут при температуре 150 градусов.

Bon Appétit! Дарья Кефир


Записки о Великой Парижской Опере Стук копыт и выкрики кучера. А потом – карета останавливается перед огромным зданием, богато украшенным лепниной и колоннами. Месье во фраках в сопровождении прекрасных дам заходят в вестибюль, выложенный мрамором разных цветов. Парадная лестница – театр для избранной публики, вверх поднимается бесконечный цветник благородных дам в роскошных нарядах… … и сейчас вы можете увидеть это, если хорошо присмотритесь, ведь прошлое может ожить, если место, к которому оно привязано, не изменилось. А французская Гранд-Опера не изменилась с момента постройки и до сегодняшнего дня. Вообще, если говорить об опере во Франции, то сразу вспоминается это место. Почему? Возможно потому, что здание Гранд-Опера (которая теперь называется Оперой Гарнье) известно всему миру, причем не только ценителям театральных искусств, но и ценителям архитектуры и кинематографа. Это тринадцатая по счету парижская опера после официального признания данного вида искусств. История создания и жизни здания примечательна. После покушения в здании оперы на жизнь Наполеона III, он отказывается его посещать и требует возвести новое архитектурное сооружение. Объявляется конкурс на лучший проект, и победителем становится никому неизвестный Шарль Гарнье. В шестидесятых годах XIX века начинается работа, растянувшаяся на целых пятнадцать лет из-за войны с Пруссией, падения императорского режима и небольшой революции. Впервые Гранд-опера открывается 15 января 1875 года, причем в здании остаются недоделанные места – курительная галерея и Зеркальная


ротонда. Большое фойе задумано по образцу парадных галерей старых замков, на потолке – великолепные сюжеты музыкальных историй, а главным декоративным элементом служит лира. Игра зеркал и окон открывает в галерее новые пространства, наполненные светом. У «Гранд-опера» есть свои легенды и тайны. «Призрак оперы» - одна из них. К слову сказать, в романе Гастона Леру говорится о подземном озере. Оно существует – в подвальных помещениях есть резервуар с водой, предназначенный для большей устойчивости фундамента. Вообще подвалы Парижской оперы прославлены едва ли не больше, чем сам театральный зал. По слухам, в этом самом подземном озере водятся сомы. Также известны легенды про то, как во время войны в подвалах держали пленников. Ну и, конечно, легенда о Призраке оперы, которая сама по себе обросла любопытными мифами и приметами. Например, история о том, что в контракте директора Оперы есть пункт, запрещающий продавать билеты и занимать ложу № 5 второго яруса, потому как это ложа призрака. Считается, что у занявшего ее будут большие неприятности. Впрочем, вы можете попробовать повстречаться с призраком, так как в опере продолжают идти представления. И когда зажигаются огни Оперы, вся ее история воскресает прямо на глазах изумленного зрителя.

Евгения Чернова


Маленький флакончик, да удаленький Мы крайне редко задумываемся о предмета��, которые пришли в наш обиход в процессе неуемного стремления людей жить красиво. В настоящее время у нас в арсенале есть множество способов украсить себя. Но, согласитесь, даже самый продуманный образ будет не совершенен без качественного парфюма. Правильно подобранный аромат делает тебя узнаваемым, при этом оставаясь невидимым. Как говорят французы «Tout le monde vende les produits, les francais vendent les nuances».

Сегодня подобрать свой аромат может каждый, всевозможные баночки и флакончики так и манят своим затейливым дизайном и неповторимыми, едва уловимыми запахами летних полей, морских вод, сладких фруктов. Но для того, чтоб наш взгляд встретился с желанными духами, им нужно пройти немалый путь. Изготовление каждого флакончика душистой воды — это не только творческий, но и довольно затратный, трудоемкий технологический процесс со своей богатой историей.

История

Все началось более пяти тысяч лет назад в Древнем Египте. Как известно у этого великого народа существовал культ захоронения. При смерти фараона его тело кремировали, и, дабы отогнать злых духов от умершего, разжигали костры, а на угли бросали ароматную траву и древесину, тело фараона проносили над благовониями, тем самым пропитывая его чистыми запахами, отгонявшими нечесть. Этот процесс стал называться «Per Fumum», что значит, через дым. Духи в современном виде попали в Европу в средние века. Тогда гигиена собственного тела считалась большим грехом. Добропорядочные проповедники запрещали принимать ванны, дабы не смыть с тела «святую воду». Безумный смрад и грязь царили повсюду. Даже французский король-солнце купался всего-то пару раз за жизнь. На помощь беспросветному запаху гнили и разложений приходит туалетная вода. В XVI веке, благодаря личному парфюмеру флорентийки Екатерины Медичи, итальянские разработки были привезены во Францию. Вскоре именно эта страна становится ведущим европейским


производителем духов, а сбор цветов — главной отраслью юга страны. Столицей французской парфюмерии становится городок Грасс. Именно сюда пришел за славой герой фильма «Парфюмер» Жан-Батист Гренуй. На сегодняшний день в Грассе около тридцати фабрик по производству духов. Здесь рождаются ароматы таких гигантов парфюмерии как Шанель и Ив Сен Лоран. Местечко обрело статус Мекки всех парфюмеров страны, так как здесь проживали перчаточники, ароматизировавшие свои изделия согласно итальянской моде, что и поспособствовало объединению людей разных профессий во имя великой цели. На протяжении эпохи Ренессанса привилегию пользоваться духами имели только очень состоятельные люди, так как процесс изготовления был трудоемкий, а результат — минимальный.

Компоненты

На сегодняшний день производство духов, бесспорно, стало конвейерным, в ходу около шести тысяч ароматов и большинство из них не так-то просто добыть. Например, розовое масло — один из самых дорогих компонентов. Его стоимость оценивается примерно в пять тысяч долларов за килограмм. Такая заоблачная цена объясняется тем, что для производства одного килограмма эфирного масла необходимо пять тысяч килограммов лепестков. Урожай «на убой» собирается вручную лишь тридцать дней в году строго в предрассветные часы. Один человек способен собрать около четырех килограммов. Еще более «неприступный» компонент — масло ириса. Чтобы его выжать, необходимо дубить корни ириса в течение двух лет. Что ж, природа так просто не отдаст свои сокровища в лапы цивилизации! Однако добыть запах — это лишь одна сторона медали,


другая – его сохранность. В качестве фиксаторов используются: кедровое масло, гвоздика, мята и дубовый мох, главным экспортером которого является Россия. Самым лучшим фиксатором признана сперма канадского бобра. Так же в состав духов входят компоненты, запах которых, по меньшей мере, противен. Это мускус, амбра, кастореум и альдегиды. Но в сочетании с цветочными и растительными компонентами их запах не только нейтрализуется, но и помогает «полезным» веществам полностью раскрыться.

Парфюм, как музыка

Любые духи, как уже было сказано выше — это произведение искусства, хранящее в себе множество загадок и тайн. Одна из них — почему запах слышен только на вдохе, а на выдохе он исчезает. Парфюмерная композиция может включать в себя до 300 различных компонентов. Чем их больше, тем более высокой будет цена. Из-за такого большого количества ингредиентов аромат приобретает свойство меняться в течение определенного времени. «Земной путь» аромата складывается в три стадии. «Начальная нота» слышна сразу после его нанесения и держится всего лишь 10 минут. В это время испаряются самые нестойкие компоненты, такие, как цитрусовые и травяные запахи. Следующий этап — «нота сердца», которая не покидает владельца несколько часов. Это и есть тот самый запах, который мы любим и покупаем. Через полдня остается лишь «базовая нота», ее иногда называют «шлейфом».

Цена вопроса

Стоимость желанного флакончика прямо пропорциональна его внешнему виду. По самым скромным оценкам, дизайн формы для флакона может обойтись производителю в сто тысяч долларов. Сумма немаленькая, поэтому здесь на помощь приходят поставщики уже готовых колбочек. Премудрые дизайнеры


лишь детально прорабатывают облик , скажем, затуманивают стекло флакона. Вуаля — вот и новый готовый проект! Плюс изрядные траты приходятся на рекламу, на создание аромата, на транспортировку и множество других нюансов. Вот и получается, что духи, наконец-то прибыв на полки магазина, оказываются не самым дешевым удовольствием, однако весьма востребованным. Развивающиеся технологии еще не скоро смогут вмешаться в процесс их производства. Только цветы, только любовь. И не забывайте, что такая простая вещь как любимый аромат живет своей жизнью и может меняться в зависимости от условий хранения, срока годности и индивидуальных особенностей кожи его владельца! Дарья Картман


Калейдоскоп праздничных дней Рождество

Noël

Самый красивый и волшебный, самый главный праздник в году для любой французской семьи. Подготовку к чудесам начинают за месяц. Торговые площади освещают огромными сверкающими снежинками из лампочек. Праздничные елки украшают квартиры, улицы, подъезды домов. Повсюду люди лихорадочно суетятся, покупают подарки, красивые безделушки, вкусную выпечку. В воздухе царит очарование сказки. По ночам местный дед Мороз (Per Noel), складывает подарки в детские башмачки, выставленные к очагу. Нельзя обойтись без рождественского ужина под сверкающей елкой. Обряд этот сакральный, сугубо личный, домашний. Меню для него особенное, традиционное – на столе обязательно должно быть семь блюд: суп с шалфеем и чесноком, шпинат или треска, зеленые и черные маслины, жареная рыба, цветная капуста, сельдерей в анчоусном масле, улитки и традиционный деликатес – гусиная или утиная жирная печенка, фуа-гра. Особенной традицией французов является приготовление рождественского полена. Давным-давно это делалось для того, чтобы повысить и улучшить качество урожая на предстоящий год. Считалось, что спиливаемый ствол дерева обладает магическими свойствами и может воздействовать на появление в будущем желаемых плодов. К примеру, дуб и бук пророчили в средних веках крестьянскую пищу, а потом – пищу для скота. В некоторых провинциях тот самый Per Noel прячет подарки в полено. Рождество во Франции католическое и отмечается 25 декабря, но, независимо от вероисповедания, оно никого не оставит равнодушным. Вся страна овеяна магическим ореолом чудес, по самым темным переулкам, по главным площадям бродит самое сокровенное, самое важное, самое настоящее в жизни французов. Тепло. Уют. Дом.


Новый год

Jour de l’An

Рядышком с Рождеством приютился еще один очаровательный праздник – день святого Сильвестра, или же просто Новый год. Отмечается он так же, как и везде 31 декабря, однако с меньшим энтузиазмом и размахом, нежели это делается в России. Новый год, как известно, праздник семейный, однако, его обычно отмечают не дома, а гденибудь в ресторане или клубе, в кругу друзей и знакомых. Глубоко интимные вещи, как семейный очаг, тихая, благословенная радость, сменяются безудержными танцами, громкой музыкой, смешными историями, традиционным розыгрышем курицы, индейки или даже поросенка. И вновь без еды никуда. Традиционная пища почти такая же, как на рождественском столе – кровяные колбасы, жареный гусь или индейка, горох, фасоль, чечевица, каштаны, орехи, сладости, а так же омела, хоть ее есть нельзя, зато французы твердо верят, что она приносит удачу. Подарки так же являются неотъемлемой частью празднества. Предпочтение отдается чему-то практичному. Например, когда в 2002 году во Франции ввели в обращение евро, все дарили друг другу упаковки со свежими общеевропейскими монетами.


Католическое Богоявление Fête des Rois

Отмечается 6 января. У истоков лежит предание из Евангелия. Три восточных царя-волхва в этот день принесли подарки новорожденному Христу. С тех пор в этот день принято заниматься благотворительностью, делать пожертвования, а так же собираться за семейной трапезой. На стол подается особый миндальный торт – Галет де Руа, украшенны�� золотой бумажной короной. Внутри него спрятана маленькая игрушечная корона или другая фарфоровая фигурка. Тот, кому она попадется становиться Королем или Королевой дня. Пирог разрезают на части — обычно количество людей за столом плюс еще один. Этот дополнительный кусок называется «божьим» или «куском бедняка». Раньше их отдавали нуждающимся. Когда кому-то попадается фигурка, он торжественно выпивает стакан вина, а все присутствующие хлопают в ладоши и хором приговаривают: «Король пьет!».

Национальный день бабушек Fête des grands-mères Празднуется в первое воскресение марта. Французские бабушки в большинстве своем на бабушек-то и не похожи, невероятно красивые, ухоженные, с присущим только им очарованием времени и шармом, они всем своим сердцем привязаны к семье, внукам. Домашний покой и надежность истинный смысл их жизни. В этот день благо почтенным женщинам принято дарить подарки и освобождать от дел по дому, чтобы они, принарядившись, могли пригубить ликер и есть миндальное мороженое в окружении подружек. Этакое 8 марта для лиц старше 55 лет.


День франкофонии

Journée Internationale de la francophonie

Полное название праздника — Международный день франкофонии во Франции. Относится он ко всем франкоговорящим людям мира. Впервые термин был использован ученымгеографом Элизе Реклю, а в 60-х годах прошлого века им стали обозначать распространение французского языка по всей планете. Сегодня Международная Организация Франкофонии объединяет 56 государств и правительств и 14 наблюдателей, что составляет более 803 миллионов человек, примерно 200 миллионов из них говорят пофранцузски. Начинают отмечать день франкофонии 20 марта на протяжении нескольких дней. Обычно в это время проводятся научные конференции и филологические семинары, демонстрируются кинофильмы, проходят разнообразные диспуы, концерты, презентации.

День взятия Бастилии La Fête Nationale / Bastille Day

Самый настоящий французский, национальный, патриотический праздник. День, обозначенный началом Великой французской революции. 14 июля в далеком 1789 году восставшие парижане штурмом взяли крепостьтюрьму Бастилию. Сейчас этот летний день символизирует нечто светлое, великое и радостное в жизни любого гражданина сей страны. Размах праздника сравним разве что с Рождеством. Официальная программа предполагает бал пожарных и Большой бал, на Елисейских полях проходит военный парад. По всему городу непрекращающиеся вечеринки: в клубах, барах и просто на улицах.


Кинематографический фестиваль имени братьев Льюмьер Grand Lyon Film Festival Нельзя назвать этот праздник национальным, но и не упомянуть о нем — кощунство. Свои корни он берет с момента изобретения братьями Люмьер кинопроектора. С 14 октября и в течение недели на разных площадках города Лион проходят кинопоказы не новейших картин или богом забытого артхауса, а старой доброй классики. Фильмы транслируются в гигантском многотысячном зале. Демонстрируются режиссерские версии, которые, возможно, могли бы вообще не увидеть свет. Едва ли не самым известным событием фестиваля становится ежегодное вручение приза «Люмьер» - для режиссера, внесшего заметный вклад в историю мирового кино.

Евгения Чернова


Франция в лицах


Камера! Мотор! Поехали!

Мир празднует Рождество. Время шатания по улицам, поиска развлечения и выходов в свет. Париж не дремлет – город мечты бурлит, искрится, живет. Все в ожидании чего-то особенного: совсем скоро девятнадцатый век сменится двадцатым. От него ждут искренности, доброты, восторгов – светлого будущего, о котором только и можно, что говорить. Но на дворе тысяча восемьсот девяносто пятый. Хрустящее на вкус двадцать восьмое декабря, отдающееся стуком каблуков по мостовым. На бешеной по тем временам скорости – подумать только, 25 километров в час! – одна за другой подъезжают машины. Площадь Капуцинок. Кафе , маленькое, но не желающее это признавать, – «Гранд-кафе». Из автомобилей выходят господа в цилиндрах и их утянутые по моде дамы с расширенными беладонной зрачками. Всего в маленьком «Гранд-кафе» собирается двадцать пять гостей – не считая гарсонов и братьев Люмьер. Гаснет свет. Публика затаила дыхание. И вдруг – стена исчезает… Вместо нее – самый настоящий перрон. Рельсы. И поезд. Движется. Прямо на зрителей! Люди в панике, сметая все на своем пути, бегут к выходу! От страха они теряют детали туалета и, заодно, остатки разума! Зрители уверены, что их сейчас раздавит, расплющит, переедет огромный паровоз! «Синематограф!» - с умным видом щеголяют новым словом братья Люмьеры. Объяснение больше похоже на заклинание, но самые отважные зрители осмеливаются подойти к натянутому полотну, исполнявшему роль экрана, и удостовериться: за ним ничего нет. Но все равно до конца не верится в то, что движущиеся картинки не происки темных сил, а ожившие фотографии. Публика приводит себя в порядок и готовится смотреть на чудеса в решете дальше. Но они даже не подозревают, что их ждет. А именно – комедия, самая настоящая. «Политый поливальщик» заставляет


надрывать животы от хохота и все едва ли не падают со стульев. Непривередливость девятнадцатого века тем и хороша, что поливальщик, заглядывающий в шланг с водой и через секунду оказывающийся облитым с ног до головы, вызывает реакцию не менее бурную, чем движущийся на почтенных людей поезд. Легенда гласит, что все началось со сна Луи Люмьера, которому для разнообразия привиделось устройство, оживляющее изображения. Братья Люмьеры, которые жили-были-поживали и горя не знали, владея фабрикой по производству фотоаппаратуры, решили двинуться дальше. А именно – фотографии эти оживлять. Точнее , создавать такие, которые бы не стояли на месте – совсем как сами неукротимые Люмьеры. Надо ли говорить, что первый фильм, показанный еще в марте того самого тысяча восемьсот девяносто пятого года, был и о создателях «синематографа». Емкое название вмещало в себя весь сюжет – «Выход рабочих с фабрики братьев Люмьер». Естественно, хотя рабочие и выходили, сами братья выезжали – на своем автомобиле. Статус позволял все-таки. Члены общества поощрения национальной индустрии, для которых проводился самый первый кинопоказ, были поражены и обескуражены, что стало толчком к дальнейшему развитию. Так что уже меньше, чем через три месяца на конгрессе фотографов Люмьеры снимают делегатов и показывают им самих себя. Это ломает не готовых к такому повороту событий участников, но что поделать. Приходится им смириться с тем, что на подходе новый век – век синематографа. Несмотря на то, что понимают это все, – остаются два человека, не придающие изобретению никакого значения. Братья Люмьер уверены, что аппарат – всего лишь игрушка, век которой красочен, но недолог. «Патент? – восклицают они. – Ахаха! Какой патент? Зачем?» За синематограф предлагают столько денег, что хватило бы купить небольшую область в заснеженной России, но братья отнекиваются. Под предлогом


нежелания разрушать чужие жизни бедностью, они не принимают ни франка, ни золотого. Пока желающие освоить «движущиеся картинки» кусают локти, кинолихорадка охватывает мир. Россия, Англия – везде отыскиваются умельцы, дошедшие своим умом до той же самой идеи оживить статичные изображения, выхватить кусочки жизни и сохранить на память. В отличие от вполне обеспеченных Люмьеров, прочие изобретатели оказываются куда сговорчивее. Кино расходится все шире и шире, мир наполняют герои своего времени, снимающие без разбору все подряд и получающие от этого несравненное удовольствие. Однако со временем приедается и такая способность. Подумаешь, всего-то ездят машины, или удится рыба, или ходят люди. Казалось бы, вот тут-то и должно было закатиться солнце кинематографа, не успев толком разгореться. Но нет, игрушка не остается игрушкой, как думали о ней создатели – вслед за документальными фильмами приходят художественные. И начинается длинный, по сей день не оконченный процесс формирования кино. То, что задумывалось как очередная потеха для публики, превращается в искусство. И Франция становится колыбелью кинематографа, без которого жизнь сейчас уже сложно представить. Двое братьев в конце девятнадцатого века делают человечеству отличный подарок на Рождество. Дарья Ефимова


Коко Шанель

"Влюбляясь, я всегда полностью отдавалась своему чувству. Но когда мне приходилось выбирать между мужчиной и моими платьями, я выбирала платья. Я всегда была сильнее своих страстей; работа была для меня своеобразным наркотиком. Но я сомневаюсь, что стала бы известной всем Шанель без помощи мужчин... " Коко Шанель.

Она прошла путь от воспитанницы приюта до легенды 20 столетия. Она создала новую эпоху в мире моды. Она любила и осталась одинокой. Она доказала всему миру, что успех не зависит от знатности происхождения. Она — Габриэль Бонёр Шанель. Или просто Коко. Одна из самых великих женщин великой эпохи. Достаточно ли быть просто талантливым? Или верить в свою звезду? Не зная первого, Коко всегда придерживалась второго. Коко Шанель родилась 19 августа 1883 года в семье Жанны Деволь и Альбера Шанель, которые на тот момент не были женаты. Девочку назвали Габриэль в честь медсестры, к��торая помогала принимать роды. Красавец и гуляка Альбер был странствующим торговцем, а Жанна Деволь - домохозяйкой. В возрасте 33 лет мать Габриэль скончалась от туберкулеза. Ту же судьбу повторит и старшая сестра Шанель Жюлиа. Вскоре после смерти Жанны Альбер пытается отдать девочек своему отцу. Но тот приходит в ярость: у него итак полный дом детей! Тогда любителю вина и женщин не остается ничего, кроме как отдать дочек в Обазин. За Коко наглухо захлопываются двери сиротского приюта. Больше она никогда не увидит отца. Габриэль


прославит фамилию Шанель на весь мир, единственное, что останется на память от горячо любимого Альбера. Жизнь в приюте становится первым испытанием для Коко. Она ведет себя довольно своенравно и не называет монахинь «матушками». Девочка снискала себе славу дрянной девчонки. Будущую легенду очень тяготит отсутствие отца, поэтому она начинает придумывать про него истории. Однако подружки из приюта все равно относятся к этим россказням с иронией. Только лишь летом Коко с сестрами навещали семью деда в Виши. Именно здесь для девочки открывается новый, удивительный мир: в это место толпами стекались люди разных национальностей и культур. Это было сродни кругосветному путешествию: вокруг столько иностранцев, чужая речь, удивительные предметы гардероба... Шанель тогда удивили англичанки, которые носили клетчатую одежду. Это смотрелось довольно необычно. Впоследствии клетка будет часто появляться в коллекциях Коко. Время шло и одним прекрасным летом ровесницу и тетку Андриенну, которая была с Коко очень близка, родственники решают выдать замуж за богатого нотариуса. Девушка, скрепя сердце, соглашается. Но в последний момент понимает, что не хочет брака без любви. Андриенна задумывает побег и Габриэль из солидарности соглашается. В старый приют Коко возвращаться не собирается, ей претит даже мысль об этом, поэтому девушки поселяются в монастырский пансион в Мулене. По настоянию монастыря Коко начинает работать помощницей в швейном магазине. Однако большую часть свободного времени Шанель проводит в местном кафе-кабаре «Ротонда». В то время Мулен был гарнизонным городом и там проживало много офицеров. Большинство из них были хороши собой и частенько волновали


горячее сердце восемнадцатилетней девушки. Как-то раз, выпив шампанского, Габриэль решает, что она должна стать певицей. И начинает свою «карьеру» в той же «Ротонде». Большим успехом у офицеров пользуются песенки «Ko Ko Ri Ko» и «Qui qua vu Coco». Девушку часто вызывали на бис с криками «Ко-ко, ко-ко!». Так Габриэль Шанель получила свое второе имя. Хотя, по ее словам, оно ей не очень-то и нравилось. Зато ей нравились молодые и красивые офицеры. Они постоянно любовались Коко. Она очаровательна. Хрупкий стан, стройные ноги, маленькая грудь, горящие черные глаза.

Этьен Бальзан становится одним из ценителей ее красоты.

Повеса и страстный любитель лошадей, он жил на широкую ногу и ни в чем себе не отказывая. У Бальзана имелся в собственный замок в Руалье. Он предложил Коко перебраться к нему и стал первым ее покровителем. В замке Шанель начинает новую жизнь. Казалось, она забыла сиротские годы. Девушка осваивает азы верховой езды и проводит за этим делом довольно много времени. К слову сказать, она не носит пышные и неудобные платья, а, наоборот, берет себе мужскую одежду. Благо, Этьен не запрещает ей этого. Когда Этьен берет Шанель с собой на ипподром, ее внешний вид притягивает к себе взгляды разодетых пышногрудых кокоток. Она была не такой как все, это было ясно сразу. По словам самой Шанель, она не смогла бы стать кокоткой, хоть и была такая возможность. «У всех у них были очень большие сиськи». В свободное время (его было немало) Шанель делает шляпки. Ее видение головных уборов разительно отличается от огромных уродливых шляп с перьями и украшениями. Это замечают и знатные дамы, которые гостят в Руалье. Коко получает от них свои первые заказы. В это же время она начинает осознавать, что жизнь в Руалье не имеет


смысла. Бальзан никогда на ней не женится. А идея Коко стать модисткой и вовсе не привела Этьена в восторг: модисток в Париже пруд пруди, а у Шанель нет никакого опыта. В ее жизни появляется Артур «Бой» Капель. Бой — неотразимый англичанин, лучший друг Бальзана. У него огромное состояние, однако он не растрачивает его попусту и много работает. Коко без памяти влюбляется в Боя. А он, ответив взаимностью, поддерживает идею Шанель открыть свой салон. С Бальзаном покончено. Коко перебирается к Капелю и открывает свой первый салон в Париже на рю Камбон, 31. Вскоре это место станет легендарным. Шел 1910 год. «Он явился самым большим шансом в моей жизни: я нашла в его лице человека, который не деморализовал меня… Он знал, как развить во мне уникальное за счет всего остального». Шанель становится модисткой и вскоре все знатные дамы столицы заговорили о ней. От клиенток не было отбоя, им нравится то новаторство, которое привносит Коко в привычный образ шляпок. Через два года уже довольно известная Шанель возвращает Бою все вложенные средства. Несколько раздосадованный этим жестом, он скажет ей: «Я считал, что дал тебе игрушку, а оказалось, подарил свободу…» Коко Шанель начинает делать одежду. Не для всех, под стать себе. Из-за худобы пышные наряды не смотрелись на ней эффектно. Впервые одежда становится строгой и элегантной: фланелевые блейзеры, юбки свободного покроя, длинные свитера из джерси, матроски и костюм «юбка — жакет». На рю Камбон выстраиваются очереди желающих примерить на себя новую эпоху. В чем секрет успеха Шанель? Она как никто другой чувствовала, что веку шикарных платьев и вычурной роскоши приходит конец. Наступает новая, безумная эпоха, где женщина должна чувствовать себя


комфортно, наравне с мужчинами. Но за славу приходится платить. Цена Коко — одиночество. Она по-настоящему любила Артура Кепеля. Однако он не хотел ничего менять, кроме положения в обществе. Ему нужно было пробиться на самый верх и он женился на дочери лорда Листера, Шанель ему все простила. Даже сшила для избранницы великолепное свадебное платье. В 1919 году Бой погибает в автокатастрофе. «Эта смерть стала для меня тягчайшим ударом. Со смертью Капеля я потеряла всё». В 1920 году в ее жизнь приходит Дмитрий

Романов.

Шанель влюблена в русский балет. Как раз в это время режиссеру Сергею Дягилеву требуются средства на постановку «Весны священной». И Коко сразу же выписывает чек на внушительную сумму денег, шьет костюмы артистам. Благодарный Дягилев знакомит Шанель с великим князем Дмитрием Павловичем Романовым, бежавшим в 1917 году после революции. Очарованный Шанель Дмитрий не только приводит в ее дом мод знатных и красивых клиенток, но и знакомит с Эрнестом Бо, сыном парфюмера российского императорского двора. Бо, прекрасный химик и парфюмер, предлагает Мадемуазель на выбор несколько изобретенных им синтетических ароматов. Она выбирает пятый номер. Очень скоро свет увидит легендарные Chanel №5, ставшие первыми духами, содержащими 80 компонентов. На них впервые появляется переплетенные буквы СC - символ бренда Шанель. Мода не может существовать без парфюма. Коко не ошиблась. Она опять сделала революцию. В аромате был вызов, свобода, которую так жаждал слабый пол. Заветный номер пять приносил Мадемуазель около одного миллиона долларов ежегодного дохода. Роман с Романовым продолжается недолго. Вскоре он женится на богатейшей американке Одри Эмери и уезжает за океан. Но до самой своей смерти великий князь поддерживает теплые дружеские отношения с Коко.


Хью Рисард Артур.

Шанель исполняется 45 лет. Она не замужем, бесплодна и чертовски богата. В это время судьба сводит ее с Хью Рисардом Артуром, герцогом Вестминстерским, влиятельнейшим человеком Великобритании. Их роман продолжается четырнадцать лет. Коко уверена, что Бонни (так она его называла) женится на ней, но, увы, герцогу нужен наследник.... Весной 1930 года становится известно о его помолвке. Бонни просил Шанель одобрить его выбор. И она одобрила. Габриэль Шанель снова с головой бросается в работу. Теперь кроме одежды она делает украшения. Именно с ее подачи в моду входят искусственные камни и жемчуг. Коко считает, что настоящие драгоценности чересчур дороги, а выглядеть стильно должна каждая женщина. Теперь нитки из жемчуга становятся визитной карточкой Мадемуазель. Время не стоит на месте. Бешеный ритм XX века дает о себе знать. Начинается вторая мировая война. Франция оккупирована нацисткой Германией. Шанель понимает, что о высокой моде и речи быть не может и закрывает все свои салоны. Начинается роман с дипломатом, полковником Вермахта и разведичиком по имени Ганса Гюнтер фон Динклаге. Миловидный последователь Третьего Рейха на тринадцать лет младше Коко. Однако это не останавливает 56-летнюю легенду. «Молодые» встречаются за закрытыми дверями над магазином на рю Камбон. Для стареющей Шанель - это последний шанс обрести любовь, однако она не догадывается, что Ганс использует ее в своих целях. Он убеждает Коко в правильности заключения сепаратного мира Германии и Великобритании. Но миссия проваливается, Коко арестовывают по подо��рению в пособничестве нацистам. Ей предоставляют выбор: тюрьма или эмиграция. «Женщина моего возраста, если ей повезло и она сумела найти любовника, вряд ли станет заглядывать в его паспорт…» Шанель покинула Францию и уехала в Швейцарию, захватив


с собой Ганса. Они поселились в Лозанне, но жили не слишком хорошо из-за постоянных ссор. Шанель, пользуясь высоким покровительством, регулярно посещала Францию и модные показы. Ей хотелось вернуться в этот животрепещущий мир. В 1954 году она приходит вновь с коллекцией, весьма не впечатлившей критиков: они приходят к выводу, что Коко не меняется, она статична. Только через три сезона ей удается более менее восстановить свои позиции. Возраст тоже давал о себе знать. Она сварлива, как никогда раньше. Плохо отзывается о своих коллегах-дизайнерах, называет Бриджит Бардо неряхой и говорит, что Америка - «страна дешевых вещей, граждане которой умирают от комфорта». Шанель встречает старость в одиночестве. И умирает одна 10 января 1971 года в отеле Ritz, как раз напротив своего первого и культового бутика на рю Камбон. Ей было 88 лет. Удивительно, когда человеку судьбой предназначается прожить такую головокружительную и сложную жизнь как Габриэль Бонёр Шанель. Она сделала себя великой Мадемуазель благодаря не только мужчинам-покровителям, но и собственной железной воле и любви к своему делу. Удивительно, как простая воспитанница сиротского приюта стала настоящей легендой, чей стремительный взлет до сих пор вдохновляет миллионы людей. Наверное, только истинная преданность любимому делу способна творить такие чудеса… Дарья Картман


Vivat la revolition!

Однажды мне довелось просмотреть статью, содержащую результаты опроса касавшегося парижской моды в двадцатом веке; наряду с такими высказываниями как: «Назовите три, на ваш взгляд, самых известных дома моды середины двадцатого века» или, например: «Знаете ли вы – кто сотворил образ женщины в «маленьком черном платье»?» – где-то на далекой периферии опросника ютился один незаметный, но крайне интересный вопрос. «Кто из французских модельеров XX века упразднил корсет?» Разумеется, некоторые честно признались, что не знают ответа на этот вопрос. Немногие , не помню точных цифр, приблизительно процентов 7-10 отважились ответить, что таким человеком был Пьер Карден. Чуть большее количество людей , примерно четверть опрошенных, назвали имя «Кристиан Диор». Абсолютным рекордсменом стала задорная девица по имени Габриэль Шанель – и такой выбор совершенно неслучаен, даже вполне закономерен: ведь пресвятой бренд Коко (да будет «шанель» ей пухом) вознесся к высшим сферам, на веки вечные причислив свою создательницу к модному Олимпу. Однако же, несмотря на то, что ловкая кутюрье одела женщин в аккуратные шляпки, мужские брюки и пиджаки, укоротила длину платья и даже ввела в моду солнечный загар на смену аристократической белизне кожи, все-таки не ее имя является ответом на вопрос: «Кто победил корсет?» Для начала – пару слов о корсете. Девиз этого предмета гардероба – «Рожден, чтобы убивать»; не знаю, приложила ли руку к его созданию Святая Инквизиция или нет, но, коли так, это многое бы объяснило. Это орудие пыток было призвано утягивать женскую фигуру в области талии; в истории моды был такой период, когда признанным идеалом был обхват талии, равный 35-40 см, и некоторые особо буйные модницы ломали себе ребра, дабы приблизиться к недостижимому совершенству. На протяжении столетий корсет оставался обязательным предметом женского костюма: выйти из дома без корсета (да и оставаться в доме,


собственно, тоже) являлось сущим непотребством , равно что показаться совсем без одежды. И кто знает, сколько продолжалось бы это бесчеловечное и шовинистское давление, если бы в начале двадцатого века не появился человек, бросивший вызов корсетному владычеству. В 1879 г. в семье одного неизвестного ныне парижского торговца родился мальчик, которого назвали Полем; по воле отца он прошел обучение в иезуитском училище и должен был стать продолжателем отцовского дела, но как бы не так: на свою жизнь у молодого Поля были радикально отличные от взглядов отца планы. Когда ему исполняется 21 год, он посылает свои эскизы самому Дусе – императору мод всея Франции и творцу изящной моды, под названием «Белль эпок» – и происходит невероятное для Поля событие: Дусе принимает его в качестве своего помощника. Затем, уже в 1903 г. Поль открывает свой дом моды и следующим шагом – ни много, ни мало – объявляет войну против святая святых – корсета. «Женское движение борется за свободу, а я даю женщинам свободу движения», – говорил он. Свобода как она есть , и еще, пожалуй, элементарное сострадание к женщинам, душившим себя корсетами. Но, как и всякий революционер, на подобном достижении Поль не остановился. За свержением корсета этот французский модный Че Гевара посягнул на еще одну непререкаемую истину- длинные юбки. Конечно, с нашей сегодняшней точки зрения, после нововведений модельера они по-прежнему оставались длинными – всего лишь самую малость приоткрывали лодыжки. Но тогда это было воспринято как невиданная дерзость, как покушение на мораль и нравственность. Американский кардинал Ферли выступил с гневной статьей о тлетворном, развращающем влиянии французской моды. Американская цензура запретила публичный показ фильма с коллекцией моделей Поля, который художник взял с собой, решив посетить Соединенные Штаты. Тем не менее, уже довольно скоро мастеру удалось заткнуть за пояс всех затхлых моралистов, призывавших покаяться и снять с себя богомерзкие укороченные


свободные платья, и стать законодателем моды не только во Франции, но и за ее пределами. Короткое платье-абажур, свободно спадающее от опорных точек на плечах, чулки телесного цвета, юбки с разрезом, юбки шорты – все это по праву принадлежит фантазии смелого француза. Но речь шла не только о фасонах, модельер жонглировал разнообразными цветами и множеством оттенков… Сам Поль признавался: «Я жил цветами, чувствовал цветы, видел их во сне...» В 1929 г. этот дом моды после нескольких лет невероятного процветания, закрывается, виной тому – Первая мировая война, после которой лаконичность (и в то же время – пышность) женской одежды, создаваемой Полем, уступила практичности и строгости. Однако можно иметь смелость предположить, что основой для нового стиля послужил прежний – революционный и во всех отношениях необычный для начала двадцатого века. Какой же был вопрос… А, вот: «Кто из французских модельеров XX века упразднил корсет?» Стоит добавить к этому еще и борьбу с жутковатого вида кринолинами и в целом – с закостенелой и заплесневелой моралью тогдашнего общества, в которой он, без сомненияк и к счастью для современных женщин, одержал победу. А правильный ответ на этот вопрос – «Поль Пуаре», дамы и господа. Полина Петр енко


Как звучит Франция?

Франция кутает плечи завороженных странников в нежные созвездия едва уловимых нот. В переплетах голых улиц, среди ночных автострад, распахнутых окнах бульваров льется белым молоком таинственная музыка легендарных. В дневной суматохе, среди заблудших по делам мыслей, перекликается где-то с сердцем едва уловимая, хрупкая нить лиричного, бешеного очарования французского шансона. Портретами по глазам воскресают образы великих женщин, покоряют души, приручают человеческую сущность.

Эдит Пиаф

Детство: Первое, что сделала Анетт Майяр для Эдит Джованны Гассион - это родила ее на грязной улице Парижа 19 декабря 1915 года, а после завернула в плащ патрулирующего полицейского. Второе - отдала на воспитание алкоголичке бабушке, поившей ребенка вином. Два года жила Эдит в беспросветной тьме, пока со службы не вернулся ее отец. Он пришел в безумную ярость при виде отвратительного отношения к ребенку и передал дочь своей матери, содержавшей публичный дом. К четырем годам, выяснилось, что малышка слепа. Бабушка не пожалела никаких денег на лечение внучки, но все оказалось тщетно, врачи были бессильны. Но через два года бесконечными молитвами постоялиц, которые очень уж любили очаровательную малышку, произошло чудесное исцеление - к девочке вернулось зрение! И первым, что она увидела, были клавиши пианино. После свершившегося чуда Эдит пошла в школу, но добропорядочные мамы и папы были категорически против нахождения рядом с их детьми ребенка из мест неблагополучных.

«Я пою не для всех — я пою для каждого.»


Творческий путь: Когда с неудачными попытками ходить в школу было покончено, отец забрал дочь в Париж, где они вместе выступали на улицах города. В четырнадцать лет Эдит решает, что уже выросла и уходит от отца работать в молочную лавку, но вскоре вновь возвращается на улицы. В семнадцать лет она рожает своего первого и единственного ребенка, вскоре погибшего от лихорадки. В двадцать лет уличную певицу замечает владелец кабаре Луи Леппле. Он обучает её репетировать с аккомпаниатором, выбирать и режиссировать песни, объясняет, какое огромное значение имеют костюм артиста, его жесты, мимика, поведение на сцене. А так же Лепле находит для нее творческий псевдоним «Малышка Пиаф», что значит в��робушек. Однако прекрасное начало было прервано неожиданной гибелью наставника. Эдит пытались обвинить в его смерти, но, благо, этот кошмар длился не долго. В жизни Эдит появляется новый мужчина — поэт Раймон Ассо. Он учит певицу не только урокам жизни на сцене, но и правилам поведения в обществе. Именно он определяет дальнейший жизненный путь певицы, создает ее неповторимый образ, пишет песни, добивается ее выступления в самом знаменитом мьюзик-холле Парижа. Именно он сделал из «Малышки Пиаф» Эдит Пиаф. Интересные факты: • В ночь до дебюта Эдит вязала себе платье, но к началу выступления один рукав так и не был закончен, тогда Лепле вручил ей белый шарф, прикрыть голую руку. • После смерти любимого человека Марселя Эдит стала страшно пить, она могла обойти до семи ресторанов за ночь. Друзья заставляли ее давать клятвы не пить, но она нарушала их под самыми невероятными предлогами, так однажды певица заявила: «Я дала клятву не пить в Париже, но я, например, могу отправиться в Брюссель» и поехала на поезде в Брюссель.


• Большую часть своего состояния Эдит тратила на мужчин. • Эдит умерла 10 октября 1963 года, 11 октября 1963 года, скончался влюбленный в нее писатель, поэт, драматург Жан Кокто. • Эдит пела с высоты Эйфелевой башни в честь премьеры фильма «Самый длинный день», ее слушал весь Париж. • В период оккупации Эдит Пиаф часто выступала в Германии, в лагерях для военнопленных. Она фотографировалась с немецкими офицерами и с французскими военнопленными «на память», а потом в Париже по этим фотографиям изготавливали поддельные паспорта для солдат, многим удалось сбежать из лагеря.

Мир ей Мать е Детство: Авиньон. 22 июля 1946 год. На свет появилась старшая дочь из четырнадцати детей каменщика - Мирей Матье. В состоянии крайней бедности, в ледяном бараке, девочка находит два счастья в жизни - свою бабушку, заметившую талант внучки и обучившую ее азам нотной грамоты, и своего отца, поющего удивительным тенором. Мирей отдают в «Авиньонскую школу для бедных», где она быстро становится солисткой хора, но обучение продлилось недолго, девочка оказалась левшой, а это крайне не устраивало ее учителей. В тринадцать лет Мирей идет работать на завод по изготовлению открыток. А в пятнадцать ее жизнь значительно налаживается, семье выдают пятикомнатную квартиру

«Это был прекраснейший день в моей жизни, я впервые приняла ванну! Это было великолепное ощущение». Творческий путь: В шестнадцать лет Мирей побеждает в

городском конкурсе песни, и мэрия отправляет ее в Париж для участия в телешоу «Игра Фортуны». Так 21 ноября 1966 года со всех телеэкранов страны зазвучал мощный, невероятной


красоты голос, заставляющий людей поверить, что Эдит Пиаф, скончавшаяся за два года до этого, воскресла. На съемках Мирей замечает известный импресарио Джон Старк, находящий девочку талантливой, но совсем не подготовленной. На следующий день после первого появления Мирей на сцене Франции, они заключают контракт. Старк учит ее хорошим манерам, танцам, английскому языку, пению, сценическому движению, но самое главное — запрещает слушать песни Эдит Пиаф и всячески ей подражать, чтобы не стать «бледной тенью великой певицы». я а л и м Вскоре у Мирей состоялась встреча какая, ы , в е т т ь о с Морисом Шевалье, определившим «В мет а! И за иаф». к ш ее дальнейший творческий путь. В ы л ма лю «П в а и б м о 1966 году выходит первая пластинка а д в я не между ца. Мирей и за полгода расходится о т ч у Потом ольшая разни миллионным тиражом. и ла по им б

ш обе а Пиаф жизни, к ш ы л Ма оне по й стор о в е н е т ойдёте п , й е р и а вы, М ой стороне.» солнечн

Интересные факты: • Мирей является «послом французской песни». Она продала более 100 миллионов пластинок по всему миру. • Мирей Матье исполняет песни на французском, немецком, английском, итальянском, испанском, провансальском, каталанском, японском, китайском, русском, финском языках. • Мирей Матье никогда не была замужем, а так же два раза сбегала практически из-под венца. «Это мой выбор. Я ничем не жертвовала. В моей жизни есть только две главные вещи: пение и моя семья - моя мама, братья и сестры». • В 1978 году Мирей была избрана прототипом национального символа Франции – Марианны. • Свою стрижку Мирей не меняла на протяжении всей карьеры.


Патрисия Каас Детство: В небольшом городке на границе Франции и Германии весьма бедная, но очень дружная семья ждала седьмого ребенка. 5 декабря 1966 года на свет появилась Патрисия. С раннего детства она больше походила на хулиганистого мальчишку: дерзкая, неуклюжая, болтающая лишь на немецком диалекте. Творческий путь: Первый успех пришел к Пат в возрасте десяти лет на общегородском конкурсе юных талантов: она вышла на сцену в огромных мужских штанах и запела своим низким, хрипловатым голосом «Лили Марлен». Потрясение, охватившее зал, затянулось долгим молчанием. Невозмутимо спокойной оставалась лишь певица. Второй успех пришел к Пат в возрасте тринадцати лет, когда после муторных, тошнотворных, постоянных выступлений на городских праздниках пива в их городишко заехала малоизвестная немецкая блюзовая группа. Продюсер немедля подписал с ней контракт на выступления в клубе «Ромовая «Петь — это значит река». Недолго подниматься на сцену, соблазняя думая, девочка зрителей, бросая эмоции в зал, собирает вещи становиться великой, какими были и отправляется в другой город. Эдит, Марлен, Лайза.» Третий успех пришел к Пат в возрасте семнадцати лет, когда в «Ромовую реку» волей случая заходит Бернар Шварц . Он благодарит судьбу за то, что его путь пролегал через этот богом забытый городишко. Сразу после выступления


он предлагает Пат променять клуб на Париж и она соглашается. Но дорога к славе всегда петляет, даже не смотря на то, что ее первый сингл «Ревнивая» выходит при поддержке Жерара Депардье — успеха он не приносит. Патрисию часто сравнивают с Пиаф и Дитрих. «Перестань сравнивать меня с ними! Я ничуть не хуже этих двух. Я докажу и тебе, и всем остальным». Ждать пришлось недолго, смерть матери потрясла девушку до глубины души, она начинает работать еще больше, еще усерднее. Вскоре выходит ее новый сингл «Мадемуазель поет блюз», а через полгода вся пресса только и говорит о восходящей звезде французского шансона — Патрисии Каас. Интересные факты: • Первая награда Патрисии – коробка конфет. • Уже больше пяти лет Патрисия является лицом компании «Л´Этуаль» - одной из лидирующих мировых сетей парфюмернокосметических магазинов. • Самый загадочный альбом «Black Coffee», ведь он официально ни разу не продавался. • У Патрисии Каас был продолжительный роман с Ален Делоном. • У Патрисии нет детей, но есть любимая собака Текила, которую она всюду таскает за собой. Дарья Кефир


Франция внутри меня


Елизав ета Власенко


Ильсина Резяпова


Дара Соболева


Валерия Долгова


Евгения Хавва


Андр ей Майоров


Повесть о свадь бе

О самом романтичном обряде в самой романтичной стране.

Если разобраться, то свадьба во Франции не особо-то отличается от нашей, но парочка забавных вещей все-таки найдется. Начнем, пожалуй, с официально-традиционной части: примерно, так же как и в России церемонии здесь две: гражданская и религиозная. Если «переводить», то гражданская – это как регистрация в ЗАГСе. Мэр зачитывает выписку из французской конституции, перечисляет обязанности жениха и невесты, затем пару объявляют мужем и женой и разрешают поцеловаться. Вот, собственно, и все. Никакого первого танца молодых, слезопробивающих стихов и кучи цветов от родных и друзей…словом, никакой романтики. Но все мы помним, что в фильмах, которые заканчиваются «и жили они долго и счастливо» начало сего пути происходит в церкви. Вот, собственно, и подошли мы к религиозной церемонии. В отличие от официальной, венчание может длиться до полутора часов и носит оно публичный характер, то есть может каждый поздравить молодоженов или наоборот (наверное поэтому все в тех же фильмах в самый «подходящий» момент обязательно ворвется кто-нибудь, кто «против этого брака»). Но не будем о грустном. Как известно, ни одна свадьба, будь она хоть австралийская, не обходится без застолья. Французы называют это «Официальным приемом», но суть не меняется. Здесь, как понимаете, тоже без особенностей не обошлось. Насчет лягушачьих лапок, я, конечно, не знаю, но вот подавать мороженое с алкоголем для укрепления аппетита… На свадьбе во Франции не принято говорить тосты, зато проводится масса конкурсов, в которых обязательно должны участвовать жених с невестой. Первая брачная ночь так же не обходится без «странностей». По традиции под окнами спальни молодоженов собираются друзья и родственники, вооруженные чашкамиложками-поварёшками и гремят, что есть силы. Новобрачных такой расклад, естественно не устраивает, и, дабы угомонить этот «кошачий концерт», выносят выпивку и угощения. Гости довольны, все счастливы.


Несколько фактов о французских свадьбах • Для того, чтобы заключить брак, вы обязаны прожить в этой стане не менее 30 дней. Кроме того существует перечень документов, необходимых для регистрации: паспорт, свидетельство о рождении, свидетельство о безбрачии, которое д��лжно быть подписано сотрудником консульства под присягой, медицинский сертификат и доказательство места жительства (чтобы доказать, что вы жили во Франции достаточно долго). И в заключение от вас потребуют документ, где юристом будет заверено ваше желание жениться. • Мальчишник во Франции дословно переводится как «похороните свою холостую жизнь» • По традиции после завершения свадебной церемонии гости ложатся бок о бок лицом вниз и молодые должны по ним пройти. (К счастью такой обычай существует не на все территории Франции, а лишь на одном из островов) • Традиционный свадебный маршрут складывался следующим образом: дом невесты – мэрия – церковь – дом невесты – основной банкет – дом, где проходила первая брачная ночь. Утром же молодые снова отправлялись к родителям молодой жены и только потом – к месту своего постоянного жительства. Так что если вы надумаете сыграть свою свадьбу во Франции, обязательно поезжайте туда за месяц до назначенной даты, прихватив все документы и веселую компанию, а главное – не забудьте упаковать в чемодан свою любовь. Юлия Б еликова


Франция пишет


Быть может, история любви «Прибыв в семнадцать лет на вокзал Монпарнасс, Виргилий решил, что полюбит Париж, потому что больше любить было некого. Париж его не бросит. Париж был рядом, когда он в нем нуждался. Париж не требовал, чтобы Виргилий ехал в отпуск на райские острова, на пляж, где мутит от крема и солнца. Парижу было плевать на то, что он уже неделю не мыл посуду, что он небрит и плохо одет. Париж его любил.» (Мартен Паж, «Быть может, история любви»)

Французская литература первым делом вызывает ассоциации с лавандой, вином и Диснейлендом, только на деле оказывается, что следовало бы вспоминать чумных крыс и библиотеки. От Франции ждешь ярких огней, красивых фейерверков и признаний в любви, однако, открывая современные французские книги, раз за разом попадаешь в Бувиль, Грязь-город, придуманный в тридцать восьмом году прошлого века. Французская литература – недоступная девица, зазывающая познать все радости Парижа, и с этого разочарования начинается близкое с ней знакомство. Итак, ты раскрываешь дверь и заходишь в гости к невысокому субтильному пареньку, который олицетворяет собой то, что происходит с французской литературой последние пару десятков лет. Он ставит перед тобой стакан воды и принимается жаловаться на жизнь, на время, на свое «все плохо», а ты попиваешь воду, которая оказывается из-под крана. Квартирка у паренька небольшая, но он долго и с наслаждением рассказывает, как станет жить в лофте в районе Бастилии, на улице Рокетт. И ты сидишь в недоумении, потому что ждал встречи с Сартром, Камю, де Сент-Экзюпери, - а нашел этого странного человечка, которого любит только Париж. Нынешнее поколение французских литераторов может поставить в тупик неподготовленного читателя. Иногда складывается впечатление, что все написано если не одним и тем же автором, то как минимум выпускниками одной школы писателей, до того похожи стиль, слог, смысл. Вне зависимости от того, листаешь ли ты книгу


Леви или рвешь волосы над томиком Бегбедера, та доля мозга, которая отвечает за восприятие текста, будет упорно чесаться. «Официант исторг из гортани лавину согласных, означавшую, видимо, «Приятного аппетита!» Ас продекламировал хайку, где спрашивал Антуана, нет ли опасности, что он совсем одуреет истанет в один прекрасный день телеведущим. Антуан ответил, что это приключение, а великие приключения всегда опасны…» (Мартен Паж, «Как я стал идиотом»)

Мартен Паж – пример человека, который делал то, что ему заблагорассудится в самом интеллектуальном смысле: каждый год менял специализацию, пока учился в университете, чтобы в итоге в совершенстве освоить навык наблюдения за браковкой его рукописей. И вот в двадцать пять лет Паж все-таки получает предложение на публикацию, и его имя наконец попадает в списки французских писателей. А позже – еще раз, только в качестве анаграммы: PitAgarmen. Этот самый Пит начинался с блога, но именно благодаря этому и начал жить своей жизнью. Свои мысли и переживания Мартен Паж структурировал именно от лица Пита, от его же имени опубликовал и роман – куда более жестокий, чем те, к которым он привык. Сам же Мартен Паж появился на свет тридцать восемь лет назад в зимнефевральский день в южном предместье Парижа. Позиция писателя касаемо столицы Франции бесхитростна: для того, чтобы любить Париж, сначала нужно пожить в другом месте. Паж пишет вещи в той же мере странные, в какой и типичные для его страны. Он любит Маленьких людей, знакомых всем и каждому, кто не прогуливал уроки литературы, еще со школьной скамьи. И что можно сказать нового в этой вдоль и поперек изученной области? А Паж и не хочет говорить что-то новое.


Паж пишет свое время с натуры, утрируя в самом хорошем смысле этого слова. Он высмеивает всех, кто волей случая попадает под перекрестный огонь его сарказма и иронии. И пока ты кричишь, что все слишком наигранно, неожиданно мир переворачивается и возвращается в исходную точку. Паж любит писать про странных людей. Они живут в странных квартирах (куда их приносят на плечах соседи-спортсмены или где соседями являются исключительно девушки легкого поведения), ведут странный образ жизни (холостые и безработные или рекламщики, влюбленные в девушку, которую не помнят), дружат со странными людьми (одни говорят исключительно стихами и светятся в темноте, другие работают медиумами и гадалками). И, странное дело, тебя привлекает такой Париж, который живет на страницах книг Пажа. Не своей яркой, интересной жизнью, не влюбленными парочками и поцелуями, не музеями и галереями, а жизнью – такой, какая она есть. …А в какой-то момент ты понимаешь, что все чаще приходишь к этому субтильному пареньку современной французской литературы. Да, от книг Бегбедера все еще течет кровь из глаз, потому что назвать его тексты художественной литературой довольно сложно. Да, книги Леви написаны будто бы за один день на одном дыхании. Да, да, тысячу раз да. Но целое не всегда подразумевает частное. Паж говорит тебе: хватит ждать у моря погоды. Паж говорит тебе: давай, действуй. Паж говорит тебе: только себя не потеряй. А с чего все начиналось? Ах да, идешь по книжному магазину, размышляешь о вечном и видишь: «Быть может, история любви». Какое название. Какой главный герой? Вергилий? Серьезно? Переводишь взгляд на соседнюю книгу, а там «Как я стал идиотом». Ты прищуриваешься с каким-то книжным азартом, который возникает, когда берешь след. «Стрекоза ее восьми лет». Что ж, еще лучше. Может быть это стоит того, чтобы потратить пару часов на вождение глазами по строчкам. Дочитываешь и убеждаешься, что действительно – стоило. Дарья Ефимова


Главного глазами не увидишь. Страшно важно и неотложно. За безмолвной гладью воды, кроются мрачные пучины бытия. За невесомым «Маленьким принцем» — совсем не детская история. Антуан Мари Жан-Батист Роже де СентЭкзюпери — французский летчик, всемирно почитаемый писатель. Его руками было создано бессмертное множество воистину великих произведений искусства. Произведений, оставивших неизгладимый отпечаток в истории каждого человека. Безмолвная сказка, трогательная притча, философский трактат – самое бесконечное множество жанров, эпитетов, подтекстов кроется в крошечной книжке, знакомой каждому с детства. Экзюрпери подарил миру самого верного учителя, наставника жизни. С легким шорохом переворачивается первая страница.

Экскурсия по сюжетным тропам

История повествует о маленьком мальчике, прилетевшем с астероида Б-612 на Землю. Во время своего космического путешествия он посещает шесть планет, населенных разными забавными и не очень жителями. Приземлившись на Землю, седьмая планета, в самое сердце пустыни, маленький принц обретает друга в виде лиса, знакомится с красивыми, но пустыми розами, мудрой змеей и летчиком, потерпевшим крушение. Повествование в сказке идет как раз от его лица. Именно от летчика, мы узнаем о всех приключениях маленького мальчика, о его возлюбленной розе, оставшейся на астероиде, о баобабах, которые нужно вовремя истреблять, о бесконечных закатах и о том, что «когда даешь себя приручить, потом случается и плакать».


Планета, величиной с дом

Астероид Б-612. О трактовки данного символа говорят много и долго. Н наиболее разумной версией является внутренний мир каждого человека, то сокровенно детское, что еще не успело покинуть черствую взрослую душу. Не важно, какого размера Ваша вселенная, важно лишь ее содержание. Закат, который можно посмотреть 43 раза, когда становится особенно грустно. Это действо является прямой ссылкой на добрые воспоминания, хранящиеся в закоулках нашей памяти, та безбрежная ностальгия печально тревожащая душу.

о

Роза. Капризная, своенравная, ранимая, сильная Роза. Символ любви, женского начала, истиной красоты, увидеть которую можно лишь сердцем. Вулканы, как олицетворение эмоциональной жизни. Действующий вулкан – чувства, находящие отклик в данный момент. Потухший, как угасшие страсти, которые могут воскреснуть в любую секунду времени и оттого нельзя их покрывать паутиной и пылью. Баобабы. Наиболее пристальное внимание уделяется именно этим злополучным растениям. Автор предупреждает нас, что баобабы очень опасны и их следует истреблять на корню, оттого, что они могут разорвать планету на части. Именно в этих гигантских деревьях воплощено зло космических масштабов. Зло, которое проникает маленьким семенем в душу любого человека и если н е распознать его вовремя и не уничтожить, то можно лишиться своего мира, лишиться всякой человечности. Одно из толкований данного образа связано с фашизмом, если посмотреть на рисунок, сделанный самим автором, то в сплетении корней явно прослеживается изображение свастики.


Путешествие, длиною в жизнь

С какой целью маленький мальчик покидает свой уютный мирок? Ответ на этот вопрос лежит глубоко в подсознании человечества. Маленький принц живет на планете, не зная горести и радости, в полной изоляции от мира. С появлением Розы он обретает смысл существования. Для кого он очищает свою планету, зачем он так бережно относится к вулканам? Что бы 43 три раза, чтобы миллионы раз смотреть на закат не одному. Чтобы было, что вспомнить, о ком думать. Вместе с Розой он обретает любовь. Чувство, пока не подвластное ему. Экзюрпери дает удивительно четкий ответ: Маленький принц отправляется в путешествие, чтобы научиться любить. Сознание его пускается в мирские странствия. Проходя через планетарные сферы, в каждой облекаясь в новые формы ощущений.

Семь планет?

Как уже было сказано раннее, прежде чем попасть на Землю, Маленький принц посещает и другие планеты, наиболее близко расположенные к его астероиду. Семь планет. Случайность ли это? Художественный вымысел? Или архетип? Прямая аллюзия на семь смертных грехов? Первая планета принадлежит королю без подданных. Через общение с ним автор раскрывает тему власти, монархии. «Власть прежде всего должна быть разумной. Если ты повелишь своему народу броситься в море, он устроит революцию. Я имею право требовать послушания, потому что веления мои разумны» На второй планете обитает честолюбец, жаждущий вечной похвалы и признания. Тщеславие. Грех. — Почитать значит признавать, что на этой планете я всех красивее, всех наряднее, всех богаче и всех умней. — Да ведь на твоей планете больше и нет никого! — Ну, доставь мне удовольствие, все равно восхищайся мною!


На третей планете живет безволие и слабость. Пьяница, не справляющийся со своими страстями. — Что это ты делаешь? — спросил Маленький принц. — Пью, — мрачно ответил пьяница. — Зачем? — Чтобы забыть. — О чем забыть? — спросил Маленький принц; ему стало жаль пьяницу. — Хочу забыть, что мне совестно, — признался пьяница и повесил голову. — Отчего же тебе совестно? — спросил Маленький принц, ему очень хотелось помочь бедняге. — Совестно пить! — объяснил пьяница, и больше от него нельзя было добиться ни слова. Четвертая планета принадлежит дельцу. Алчности, жадности. ...я человек серьезный. Мне мечтать некогда. — А для чего тебе владеть звездами? — Чтоб быть богатым. — А для чего быть богатым? — Чтобы покупать еще новые звезды, если их кто-нибудь откроет. Пятая планета показалась Маленькому принцу самой увлекательной. На ней жил фонарщик и фонарь. И когда последний загорался, на небе будто рождалась новая звезда. Вот человек, — сказал себе Маленький принц, продолжая путь, — вот человек, которого все стали бы презирать — и король, и честолюбец, и пьяница, и делец. А между тем из них всех он один, по-моему, не смешон. Может быть, потому, что он думает не только о себе. На шестой планете обитал географ. Здесь маленький принц постигает «эфемерность».


— А что такое «эфемерный»? — спросил Маленький принц, который, раз задав вопрос, не успокаивался, пока не получал ответа. — Это значит: тот, что должен скоро исчезнуть. — И мой цветок должен скоро исчезнуть? — Разумеется. «Моя краса и радость недолговечна, — сказал себе Маленький принц, — и ей нечем защищаться от мира, у нее только и есть что четыре шипа. А я бросил ее, и она осталась на моей планете совсем одна!» Седьмой планетой была Земля. Самая величественная и необъятная среди всех других. «На ней насчитывается сто одиннадцать королей (в том числе, конечно, и негритянских), семь тысяч географов, девятьсот тысяч дельцов, семь с половиной миллионов пьяниц, триста одиннадцать миллионов честолюбцев - и того около двух миллиардов взрослых».

Мы в ответе за тех, кого приручили

Тема смерти, любви, доброты, разрушения, власти, Бога и греха заложена в самую основу сказки о Маленьком принце. Каждый персонаж, попадающийся ему на пути, олицетворяет чувства, способные переродить душу неокрепшую и направить ее на свой путь. Змея – первая, кого встречает Маленький принц на Земле. Вековая мудрость и скоротечная смерть. В ее лице говорит Время, так быстро убегающее сквозь пальцы, как пески пустыни. И скользит она по секундам его. Смерть – апофеоз познания жизни. Смерть всемогуща, она освобождает от страданий и боли, она уносит в колыбель, из которой мы все вышли. Смерти не существует. — Напрасно ты идешь со мной. Тебе будет больно на меня смотреть. Тебе покажется, будто я умираю, но это неправда...


Лис — с древних времен считается прообразом мудрости и знания жизни. Именно через общение с ним, Маленький принц находит то, что искал. Именно Лис открывает суть любви и дружбы. Священный обряд приручения - создания неразрывных уз. За сколько бы тысяч световых лет ты не убежал, все самое дорогое обитает внутри тебя. Невероятно интересны образы Стрелочника, символизирующего тему Поиска, Торговца, являющегося бездушным научным прогрессом, и Эха в горах, как олицетворение пустоты человеческих разговоров. Не менее примечательны розы, встреченные принцем, на примере которых он учится любить не глазами, а сердцем. Пустыня как символ духовной жажды, с сокрытыми родниками и ручьями. Колодец, к которому приходит принц в конце своего пути, сокрывающий в себе все бессознательное, наполненное ужасами и страданиями. Вода колодезная, очищающая разум и тело, освобождающая мысли от оков, дарящая пробуждение душе.

Кто ты, Маленький принц?

Каждая история имеет свое начало и свой конец. Маленький принц, покидает свое тело, перевоплотившись в… Нас? В чистую душу? В ничто? Каждый ответит на этот вопрос для себя сам. Говорить можно долго, много, и говорить нужно. Пусть не хватит тонны книг, миллионы ученых умов, чтобы раскрыть подлинный смысл детской сказки. Пусть, мы заблудимся в крохотных буквах и гигантских смыслах. Но поиски стоят раскрытых истин. Я подняла на поверхность лишь малую часть спрятанных сокровищ. Поди взгляни еще раз на розы. Ты поймешь, что твоя роза — единственная в мире. А когда вернешься, чтобы проститься со мной, я открою тебе один секрет. Это будет мой тебе подарок. Диана Вецак


Ах, если бы!

Просыпаешься в один прекрасный день и начинаешь плакать, потому что понимаешь: ты не сможешь поговорить с Сартром. Не сможешь увидеть его, пожать ему руку, заглянуть в глаза. Ты лежишь в мешанине одеял, пледов и простыней, заливаешься слезами в жалкой попытке оправдать свое существование в этом временном промежутке. Ты клянешь себя за то, что родился так поздно, что не удосужился появиться на свет ровно столетием раньше – но что столетие, хотя бы полвека назад! – и в отчаянии пытаешься заставить себя продолжить свою экзистенцию: открыть глаза, подстегнуть легкие работать, убедить сердце биться без перебоев, встать на ноги. Все, что остается – придумывать сценарии, в которых ты бы увидел Сартра. Прокручивать в голове раз за разом, как ты отправляешься в Париж и, минуя вульгарные в своей растиражированности Эйфелеву башню и Нотр-Дам, бежишь на бульвар Сен-Жермен. Находишь кафе «Дю Флор».Замираешь перед столиком, за которым сидит Жан-Поль Сартр и пишет свои философские труды. Может быть, мечтаешь ты, кусая пальцы, может быть, он согласится выпить чашечку кофе с тобой. Ты подсядешь к нему за столик под недовольным взглядом Симоны де Бовуар. И сможешь поговорить с самим Сартром. Ради этого стоит выучить французский язык, ради этого стоит получить загранпаспорт, ради этого стоит преодолеть боязнь летать на самолетах и панику перед общением с людьми. Вся твоя жизнь свелась бы к тому, чтобы сидеть радом с этим человеком. Смотреть, как он поправляет сбившийся в сторону узел галстука, протирает очки, косит глазом в сторону, отряхивает пиджак, одергивает жилетку. Дышать сигаретным дымом, чуять примесь мескалина. Слушать звук вождения ручки по бумаге. Возможно, продолжаешь воображать ты, возможно Сартр согласится поговорить с тобой. Согласится выслушать твои истории о проржавевших от шевелюры Антуана Рокантена пальцах, об алфавитном порядке книг на полках, о хохоте до слез, о том, как ты принимаешь вину на себя.


А как было бы здорово, если бы Сартр рассказал что-нибудь о своих книгах, о своей философии, о своей жизни. Он бы говорил, охватывая глазами в два раз больше пространства, чем ты. Такой невысокий, но уверенный, такой непоколебимый. Твое сердце начинает пропускать удары. Когда-то, когда Сартр уже тридцать с лишним лет как мертв, ты впервые слышишь его фамилию, запоминаешь где-то на периферии сознания. Идет дождь, ты в легких балетках, за окном будто бы плещется Сена, – но это всего лишь машины тонут в лужах. Вокруг только тепло, чай и мягкий свет торшеров и ламп, какое тебе дело до красивых фамилий, от которых почему-то сбивается дыхание. Позже, может, через месяц или два, ты прочесываешь интернет с любопытством частного детектива, чтобы узнать о красивом, но пока еще не истрепанном многократными пощечинами понятии «экзистенциализм». И услужливый поисковик советует тебе прочитать эссе того самого Сартра, о котором ты помнишь что-то уютное, но резкое и хлесткое – о нем вспоминали в тот день не к лучшему слову. И уже через какое-то время, когда на твоем столе высится стопка из «Тошноты», «Слов», «Экзистенциального театра», «Интима», «Проблем метода», - тогда ты можешь только кусать свои пальцы и выть в подушку, что когда-то ты не знал даже, кто такой Сартр, когда-то ты не читал его книг, когда-то ты не хотел родиться веком раньше. Сартр – это неотъемлемая часть Парижа, как Лувр или Триумфальная арка. И ты – да, именно ты, - знаешь об этом и в полной мере осознаешь. Ты имеешь возможность ходить теми же улицами, в том же городе той же страны, что и Сартр. Можешь читать его романы, новеллы, эссе. Но ты не можешь улыбнуться ему, не можешь приподнять перед ним шляпу, не можешь даже помахать ему рукой издали. Ты не в силах ничего изменить, потому что именно на этот раз от тебя ничего не зависит. И от этого плохо, больно, сдавливает грудь и перестает хватать воздуха. Всхлипы замирают где-то в горле, остается только придушенное сипение. Просто ты родился не вовремя, дружище.

Дарья Ефимова



Журнал "След". Франция