Page 1

Приходской листок храма иконы Божией Матери «Спорительница хлебов» г.

Московская епархия Русская Православная Церковь

№ 133

Щёлково

31 марта 2013 года

Н Е Д Е Л Я 2 - Я В Е Л И К О Г О П О С Т А . С В Т. Г Р И Г О Р И Я П А Л А М Ы И вниде паки в Капернаум по днех: и слышано бысть, яко в дому есть, абие собрашася мнози, якоже ктому не вмещатися ни при дверех: и глаголаше им слово. И приидоша к Нему, носяще разслабленна (жилами), носима четырми. И не могущим приближитися к Нему народа ради, открыша покров, идеже бе, и прокопавше свесиша одр, на немже разслабленный лежаше. Видев же Иисус веру их, глагола разслабленному: чадо, отпущаются тебе греси твои. Что значит слово — по днех? оно значит: по прошествии нескольких дней. По вшествии Господа в Капернаум, многие, услышав, что Он в дому, собирались в надежде удобного доступа к Нему. При сем вера мужей, принесших расслабленного, была столь велика, что они проломали кровлю дома и спустили его. Посему и Господь подает ему исцеление, видя веру сих принесших, или и веру самого расслабленного. Ибо и он сам не позволил бы взять себя, если бы не веровал, что исцелится. Впрочем Господь часто исцелял ради веры одного приносящего, хотя приносимый не был верующим, и напротив часто же врачевал ради веры приносимого, хотя приносящие не веровали. Прежде всего отпускает Он грехи болящему, а потом врачует болезнь, — потому что труднейшие болезни большею частию происходят от грехов, как и в Евангелии от Иоанна Господь производит от грехов же болезнь одного расслабленного. Этот упоминаемый у Иоанна расслабленный есть не один и тот же с упоминаемым ныне: напротив это два разные человека. Ибо упоминаемый у Иоанна не имел человека помогающего, а нынешний имеет четырех; первый был у купели овчей, а этот в дому, тот в Иерусалиме, а сей в Капернауме. Можно найти и другие между ними различия. Но должно сказать, что упоминаемый у Матфея (гл. 9) и здесь у Марка есть один и тот же. Бяху же нецыи от книжник ту седяще, и помышляюще в сердцах своих: что сей тако глаголет хулы? И абие разумев Иисус Духом Своим, яко тако тии помышляют в себе, рече им: что сия помышляете в сердцах ваших? Что есть удобее рещи разслабленному: отпуща-

ются тебе греси? или рещи: востани, и возми одр твой, и ходи? Но да увесте, яко власть имать Сын человеческий на земли отпущати грехи, (глагола разслабленному): тебе глаголю: востани и возми одр твой, и иди в дом твой. И воста абие, и взем одр, изыде пред всеми: яко дивитися всем, и славити Бога, глаголющим: яко николиже тако видехом. Фарисеи обвиняли Господа в богохульстве за то, что Он отпускал грехи, так как это принадлежит одному Богу. Но Господь дал им и другое знамение Божества Своего, — знание сердца их: потому что одному Богу известно сердце каждого, как и пророк говорит: Ты веси сердца един (2 Пар. 6, 30; 3 Цар. 8, 39). Между тем фарисеи, хотя и было Господом открыто, что у них в сердце, — остаются бесчувственными, и знающему сердца их не уступают того, чтобы Он мог врачевать и грехи. Тогда Господь чрез исцеление тела удостоверяет в том, что Он исцелил и душу, то есть, посредством явного утверждает сокровенное и посредством легчайшего труднейшее, хотя это казалось им иначе. Ибо фарисеи исцеление тела, как действие видимое, почитали труднейшим, а врачевание души, как невидимое, легчайшим, и рассуждали как бы так: вот обманщик, который отклоняет от себя исцеление тела, как дело очевидное, и врачует невидимую душу, говоря: отпущаются тебе

греси. Если б Он в самом деле мог исцелить, то наверное исцелил бы тело, а не стал бы прибегать к невидимому. Посему Спаситель, показывая им, что Он может совершить то и другое, говорит: что легче уврачевать, душу или тело? без сомнения, тело; но вам кажется напротив. Итак, Я исцелю тело, что на самом деле легко, а только вам кажется трудным, и тем уверю вас в исцелении души, что действительно трудно, и кажется легким потому только, что невидимо и необличаемо. Тогда говорит расслабленному: востани, и возми одр твой, дабы таким образом более уверить в действительности чуда, что оно было не мечтательное, а вместе показать, что Он не только исцелил болящего, но и дал ему силу. Так поступает Господь и с душевными немощами: не только освобождает нас от грехов, но и подает нам силу для исполнения заповедей. Итак и я, расслабленный могу исцелиться. Ибо и ныне есть Христос в Капернауме, в доме утешения, то есть в Церкви, которая есть дом Утешителя. Я расслабленный: потому что силы души моей недейственны и недвижны во благо, но когда четыре Евангелиста возьмут и принесут меня ко Господу, тогда услышу слово Его: чадо! Ибо я делаюсь сыном Божиим чрез исполнение заповедей, и мне отпустятся грехи. Но как принесут меня к Иисусу? — Проломавши кров. Что же кров? Ум, как верх существа нашего. На этом крове много земли и черепиц, то есть земных дел: но когда все это будет сброшено, когда будет разломана и освобождена от тяжести сила ума, когда потом спущусь вниз, то есть, смирюсь (я не должен возноситься, вследствие облегчения ума моего, но по облегчении обязан ниспуститься, то есть, смириться), тогда исцелюсь, и возьму одр мой, то есть тело, возбуждая оное к исполнению заповедей. Ибо не только должно восстать от греха и познать свой грех, но и взять одр, то есть тело, для делания добра. Тогда можем достигнуть и созерцания, так что все помыслы в нас скажут: николиже тако видехом, то есть, никогда не имели такого разумения, как ныне, исцелясь от расслабления. Кто очищен от грехов, тот поистине видит. Блаженный Феофилакт Болгарский


Говоря о значении и практике исповеди в нашей жизни, мы сталкиваемся с самыми разными гранями этого таинства — и с самыми разными проблемами, связанными с исповедью. Одни из них характерны более для новоначальных, другие — для людей, уже имеющих опыт длительного пребывания в Церкви. Но есть вопрос, который, вне зависимости от «стажа», задавал себе едва ли не каждый верующий… «Батюшка, мне кажется, что я становлюсь не только не лучше, но словно бы в чем-то еще хуже… Я регулярно исповедуюсь — но от исповеди к исповеди ничего не меняется. Грубых грехов, типа убил-украл-изменил жене, вроде нету, все одно и то же повседневное: гордыня, осуждение, лень духовная, маловерие… И исповедуешься-то одними и теми же словами. Затертыми… Пыжишься, пытаешь исповедаться с чувством, осознанно — толку мало. Вышел из храма — и снова та же карусель: осуждение, многоглаголание, маловерие, лень духовная, все то же, как „аптека-улица-фонарь“… Не меняется моя исповедь, а главное, не меняется жизнь, я не становлюсь настоящим христианином и словно застрял на полдороге…» Почему часто бывает так, что хождение в храм и исповедь становится для нас привычным, механическим, перестает быть — событием, приобретает пластмассовый привкус теплохладности, а главное — недейственным? Почему мы годами не меняемся от исповеди к исповеди? Мы с вами, братия-сослужители, много чего ответим человеку учительного. И о том, что повседневные греховные болячки души не менее опасны, чем внешние тяжкие греховные поступки. Что надо проявить терпение, Господь явит плоды в свое время. Что надо не обращать внимание на настроение, а только исполнять заповедь, прочее же — в руце Божией. Что, имея нечувствие и теплохладность у исповедного аналоя, надо тут же в сем

нечувствии каяться. Что надо иметь «самоукорение ежечасное», «сокрушение сердечное», покаяние надо «возгревать», а к исправлению своих грехов в повседневной жизни — себя понуждать. Что надо усилить пост, увеличить молитвенное правило и совершать побольше милостыни и добрых дел, «но не для себя, а ради Христа» , и тогда Господь управит всё. Что все мы разные, имеем разное устроение, жизненный опыт, разные духовные меры, и то, что одному явлено как трудная ступень духовного роста, в глазах другого выглядит как топтание на месте… Много чего скажем, и всё, возможно, будет правильным — а возможно, и нет, ведь и в самом деле все люди в Церкви — разные, у всех разная психология и особенности, у каждого своя глубина того сердца, к которому, как к колодцу, приступает человек, единого шаблона и рецепта — нет… Но если отвлечься от всей этой психологии, от копания в человеке (сам внешний образ исповеди мне, например, порой напоминает такое копание: аналой, а над ним — укромный горб, холм-нора: батюшка укрыл согбенного грешника епитрахилью, и они там шушушу, углубились, как кроты, в недра неповторимой личности кающегося, в извивы его помыслов, прилогов и житейских обстояний), если вылезть из норы наружу — мы увидим и другие причины «бледной немочи», так часто поражающей нашу исповедь. Эти причины совершенно ясны и просты. Но они именно просты, а не примитивны. Просты ясной, небесной, твердой Христовой простотой, к которой если и приходишь, то через страшные дебри наших человеческих сложностей, зачастую — через скорби и испытания, через крест… И вот одна из них. Я попробую ее сформулировать, а вы поправьте, если сочтете, что я неправ. Одна из причин того, что наша исповедь дает холостые обороты — не только в немощи нас лично, хотя и она имеет место быть. А еще и в упадке церковности. Да-да. «Что это еще за упадок церковности, когда у нас колокола-купола-движуха, когда у нас торжество православия!…» — вскричат иные ревнители. Да я не о том. Не о внешнем… Христос — не «средство нашего индивидуального спасения». Он действует прежде всего — в Церкви. Где двое или трое собраны во имя Его. Не так, как нам от ветра главы своея захотелось мнить Его спасающим нас в отдельности от всего мира. А в Церкви, в общности, которая, по слову Оригена, родилась в муках на Голгофе, истечением из Него крови и воды… Мы зачастую в храмах — всяк сам по себе. Отстояли службу, прослушали то и се, причастились, приложились, благословились… и разошлись, до следующего воскресенья или праздника, всяк по своим норам. По своей отдельной бытовой будничной жизни… А ведь именно она — не некий «мирской» довесок к дню похода в храм, а полноценная часть жизни, в которой и совершается наше восхождение за Христом от меры в меру, в возраст мужа

совершенна. А мы восходить не можем — мы в обыденной жизни одни. Без Церкви. И наша исповедь превращается из церковного таинства в замкнутый на себя самоанализ, в унылую бесовскую пародию на исповедь, лишается преображающей силы, необходимой для исполнения жизнью заповедей Христовых. Наша обыденная жизнь — дома, на работе, еще где-то вне храма — нецерковна. В ней есть мысли, мечты, поползновения, помыслы о Христе и вере, утренние-вечерние молитвы (если не забыли), обрывки обрядовости (выпить утром св.воды, перекрестить ребенка перед школой, завтра не забыть вместо сосисок сварить на завтрак шпинат, потому что среда) — обрывки воистину жалкие, для сравнения — те самые фарисеи и книжники, которых Христос когда-то обличал, а нам говорил, что нам горе, если наша праведность не превзойдет их праведности, совершали свой обряд полноценно и ежеминутно, с любовью к Богу Единому, с огромной силой веры, с горячей мощью самой жизни… Вокруг нас нет Церкви в нашей будничной жизни. И мы хиреем, эта самая наша будничная жизнь — хиреет, обесточенная, отключенная от Церкви, внешне фырчит и крутится — но обороты-то холостые… Мы, конечно, цепляемся за Христа как за своего индивидуального Спасителя и, конечно, Он нас не бросит, слабых и прокаженных — но наша жизнь вечная, так скажем, и исповедь наша в том числе, совершается не в пол-силы даже — в сотую часть силы, бытовая аналогия такая: батарейку в телефоне в свое время толком не прокачали — и теперь, сколько ее ни заряжай, заряда едва хватает на пару часов, работает, конечно, но кое-как. Церковь — это семья. Община. Семейство, объединенное не только кровью, родом, но и дружбой, интересом, Духом. Это Тимур и его команда, если хотите. Поодиночке — ни Квакина не победишь ни вовне, ни в себе самом, ни доброго дела старушке не сделаешь. Вместе — жизнь обретает смысл, драйв, объем, новое измерение, потому что Дух Святой там, и Христос там среди всех. Перечитаем Деяния Апостолов… «Ну вот, опять про эту общину!…« — возопят одни. А другие восстонут жалобно: «Согласны — да где эту общину, эту живую жизнь друзей, посреде которых Христос, взять-то…». Опять, да. Паки и паки. Потому что Бог — Отец, мы — дети. Церковь — это семья, кровное братство верных, но никак не партия, не клуб по интересам и не ритуальный комбинат, оказывающий услуги по индивидуальному спасению души. Потому вопрос об общине, первичной, так сказать, ячейке, всегда остается основным в любой исторической Церкви. И стоны насчет того, что нет ныне нигде примеров общины христианской — жалобны. Но неубедительны: есть общины. Есть. Прииди и виждь. Рассказу о таких общинах и о том, как они живут в непростых условиях сегодняшнего дня, думаю, будет место и на страницах «Правмира». Священник Сергий Круглов. Pravmir.ru


Ч

еловек состоит из души и тела, и Бога он должен прославлять и в душе и в теле. Следовательно, и молитва может быть как внутренней, то есть молчаливой и тайной, так и внешней, то есть слышимой и видимой для других. При внутренней молитве человек беседует с Богом умом и сердцем, без наружных действий. Так, Моисей при виде войск фараона у Чермного моря не произносил вслух слов молитвы, но Господь сказал ему: Что ты вопиешь ко Мне? (Исх. 14, 15). При внешней молитве человек свои прошения и желания сердца выражает словами, поклонами, коленопреклонением, крестным знамением и другими наружными знаками благоговения, например: воздеянием рук к небу, слезами, воздыханиями. Какая молитва совершеннее? Как мы уже упоминали, настоящая молитва должна твориться в духе и истине (Ин. 4, 24). То есть ум, сердце и дух человека должны безусловно участвовать в молитве как средстве общения человека с Богом, ибо Бог есть дух (там же). Дух человеческий, отрешающийся от всего земного, погруженный в глубокое сознание величия Божия и возносящийся к Богу, есть жертва, угодная Богу (Пс. 50, 19). Но человек не может себя полностью выразить без участия своего тела, даже в молитве, ибо для него вполне естественно предаться молитве целиком и полностью, всем своим существом. Поэтому Господь сказал: От избытка сердца говорят уста (Мф. 12, 34). Человек, даже незаметно для себя, если он очень сильно что-то переживает, начинает изливать душу свою в словах или пении, в слезах или рыданиях, или даже во внешних жестах. Поэтому внешняя молитва, особенно поклоны и другие знаки благоговения, является естественным выражением внутренней молитвы. Вспомним, как мытарь ударял себя в грудь от избытка покаянных чувств, и Господь принял его молитву и

поставил в пример его покаяние. Но конечно, такая молитва, доходящая до самозабвения, будет богоугодной только при условии уединения. Если же человек находится в храме или в другом людном месте, он должен сдерживать себя, не показывать внешне свое благочестие, подобно фарисею. Особенно при общественной молитве в храме необходимо соблюдать во всем порядок и благочиние. Здесь даже подпевание хору певчих не всегда будет уместно, тем более нельзя подпевать священнослужителям или произносить вслух слова молитвы; поклоны и крестное знамение в храме надо делать сообразно Церковному уставу. В чистом виде, без всякого внешнего выражения, внутренняя молитва уместна и очень удобна для человека, который по какой-либо причине не может уединиться и должен совершать свою молитву совершенно тайно от окружающих. Где бы мы ни были и чтобы мы ни делали, всегда умом и сердцем можем вопиять к Богу: «Господи, помилуй меня! Господи, спаси меня! Господи, не оставь меня!» Если человек находится в пути или среди толпы, можно незаметно для других про себя читать псалмы, например, 50-й или 90-й, или другие, которые хранятся в памяти. Вот, что об этом сказал свт. Иоанн Златоуст: «Как возможно, скажешь мне, человеку светскому, имеющему обязанность службы, молиться по три часа и приходить в Церковь? Возможно и весьма легко. Если же когда и нельзя тебе прийти в церковь, так можно, и находясь в присутственном месте, совершить моление при занятии делами, потому что для этого не столько нужно слово, сколько мысль; не столько простирание рук, сколько напряжение души; не столько определенное положение тела, сколько расположение духа. Анна, мать пророка Самуила, была услышана не потому, чтобы испускала громкий и сильный вопль, но потому, что сильно взывала внутренне — сердцем. И не было слышно голоса ее,— говорит Писание (1 Цар. 1, 13). Но Бог услышал ее. Не станем же говорить в свое оправдание и того, что дом молитвы неблизко. Благодать Духа нас самих сделала храмами Божиими, если только мы бдительны. Где бы ты ни был, везде сердце твое может быть жертвенником. Покажи только добрую волю, и не помешает тебе в этом место, не воспрепятствует и время. Если ты и не преклонишь колен, не станешь бить себя в грудь и не прострешь рук к небу, а только покажешь горячую душу — то сделаешь все нужное для молитвы. Можно и жене, сидя за прялкой или занимаясь ткачеством, вознести ум свой горе и воззвать с усердием к Богу. Можно и мужу, находясь в путешествии, совершать внимательные молитвы. А кому-то, сидя в мастерской и сшивая кожи, можно вознести душу ко Господу. И слуге, занимаясь покупками, входя в дом и исходя из него, или работая на кухне (когда нельзя идти в

церковь), можно совершать искреннюю и усердную молитву. Бог не гнушается местом. Он требует только пламенного сердца и чистой души. А чтобы увериться тебе, что для молитвы, при случае, не требуется ни определенное положение тела, ни место, ни время, но мысль твердая и благоговейная, то вспомни ап. Павла, который, лежа в темнице, распростертый и совсем не способный стоять (этого не позволяла ему колода, в которую забиты были ноги его), все же молился и в таком положении с усердием. Его молитва потрясла темницу до самого основания, устрашила темничного стража и расположила его к принятию Святого Крещения. Также и царь Езекия, не стоя прямо и не преклонив колен, но лежа на постели, по причине болезни, и повернувшись к стене, лишь с горячим и искренним усердием из глубины души воззвал к Богу,— и отменен был уже объявленный ему приговор. Он возвратил себе благоволение Божие и получил прежнее здоровье. Один во рве, наполненном тиною, другой во рве львином, а третий даже внутри кита, призвав Бога, избегал всякого бедствия и получал небесную милость. Говоря это, в то же время и убеждаю вас,— продолжает свт. Иоанн Златоуст,— чаще приходить в церковь и дома молиться уединенно во вся¬кое свободное время с преклонением колен и воздеянием рук. Если же в какое-либо время или в каком-либо месте будете находиться среди других людей, тогда, чтобы не оставлять молитв, необходимо совершать их и призывать Бога таким образом, как я, по любви своей, сказал вам. Не теряйте надежду, что и от такой молитвы вы приобретете не меньшую пользу и жизнь проведете в спокойствии и получите царствие небесное». Итак, мы видим, что иногда молитва внутренняя не сопровождается внешней молитвой, то есть внешними знаками благоговения. Однако внешняя молитва не может быть богоугодной сама по себе, без молитвы внутренней, ибо, как мы показали выше, она является всего лишь внешним выражением внутренней молитвы. Без возношения ума и сердца к Господу, без страха Божия и должной веры в Него внешние движения, изображающие молитвенное действие, являются лицемерием и не только не угодны Богу, но и прогневляют Его. Устное внешнее чтение молитвы без внутреннего молитвенного устроения, без участия в молитве ума и сердца, является грехом празднословия и упоминания имени Божия всуе. Протоиерей Иоанн Гапонов. Луч умного солнца. Беседы о молитве


Р

а с п и с а н и е

б о г о с л у ж е н и й

с

1

п о

7

а п р е л я

2013

г

.

8:30 Утреня. Часы с чтением Евангелия. Изобразительны. Вечерня

1 апреля Понедельник

/иерей Александр/

Мчч. Хриса́нфа и Да́рии

17:00 Великое повечерие. Утреня. 1-й час /иерей Александр/

8:30 Часы с чтением Евангелия. Изобразительны. Вечерня

2 апреля Вторник

Прп. отцов, во обители св. Саввы убиенных

/иерей Александр/

17:00 Великое повечерие. Утреня. 1-й час /иерей Александр/

3 апреля Среда

8:30 Часы с чтением Евангелия. Изобразительны. Вечерня. Литургия Преждеосвященных Даров

Прп. Иа́кова исп., еп.

/иерей Александр, диакон Алексий/

17:00 Великое повечерие. Утреня. 1-й час /иерей Андрей/

8:30 Часы с чтением Евангелия. Изобразительны. Вечерня.

4 апреля Четверг

Сщмч. Васи́лия, пресвитера Анки́рского

/иерей Андрей/

17:00 Великое повечерие. Утреня. 1-й час /иерей Андрей/

5 апреля Пятница

Прмч. Ни́кона еп. и 199-ти учеников его

8:30 Часы с чтением Евангелия. Изобразительны. Вечерня. Литургия Преждеосвященных Даров /иерей Андрей, диакон Алексий/

17:00 Утреня. 1-й час

/иерей Андрей, диакон Алексий/

6 апреля Суббота

Предпразднство Благовещения Пресвятой Богородицы

8:30 Часы. Исповедь. Божественная литургия свт. Иоанна Златоуста. /иерей Андрей, диакон Алексий/

17:00 Всенощное бдение /все священнослужители/

НЕДЕЛЯ 3-Я ВЕЛИКОГО ПОСТА, КРЕСТОПОКЛОННАЯ БЛАГОВЕЩЕНИЕ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

В

7 апреля Воскресенье

оскресенье третьей недели Великого поста в Православной Церкви носит название Крестопоклонной недели. В cубботу вечером на всенощном бдении в центр храма торжественно выносится Животворящий Крест Господень - напоминание о приближающейся Страстной Седмице и Пасхе Христовой. После этого священники и прихожане храма совершают перед крестом три поклона. При поклонении Кресту Церковь поет: «Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и святое воскресение Твое славим». Это песнопение поется и на Литургии вместо Трисвятого. Крест выносится верующим для того, чтобы напоминанием о страданиях и смерти Господней воодушевить и укрепить постящихся к продолжению подвига поста. Св. Крест остается для поклонения в течение недели до пятницы, когда он перед Литургией вносится обратно в алтарь. Поэтому третье воскресенье и четвертая седмица Великого поста называются «крестопоклонными». Начало традиции поклонения Кресту Господню было положено во времена первых христиан. http://www.pravmir.ru/

Приходской листок храма иконы Божией Матери «Спорительница хлебов» г. Щелково 141100, Московская область, г. Щелково, ул. Малопролетарская, д. 55 т. 8-916-707-73-83 e-mail: sporitelnitsa@mail.ru

Приходской листок вы также можете читать на нашем сайте - w w w . s p o r i t e l . r u

8:30 Часы. Исповедь. Божественная литургия свт. Василия Великого /все священнослужители/

По окончании Божественной литургии будет совершаться

СОБОРОВАНИЕ

17:00 ПАССИЯ /иерей Александр/

РЕДАКЦИОННЫЙ КОЛЛЕКТИВ: Главный редактор, верстка: Священник Александр Мороков Редакторы: Иван и Ольга Юсовы Фотограф: Сергей Прядко


Приходской листок № 133  

Приходской листок № 133

Advertisement
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you