Issuu on Google+

Приходской листок храма иконы Божией Матери «Спорительница хлебов» г.

Московская епархия Русская Православная Церковь

№ 75

Щёлково

12 февраля 2012 года

НЕ Д ЕЛ Я О БЛ УД Н О М С ЫН Е . СЛ ОВО ПР ОТОИЕРЕЯ АЛЕКСАНДРА ШАРГ У Н О ВА

С

егодняшнее Евангелие говорит нам не только о грехе и покаянии, но и о прощении, которое нам даётся Богом. Когда блудный сын, пришедший в себя путём страданий, обездоленности, одиночества, отверженности, направился к отчему дому и когда он был ещё далеко от дома, хотя уже мог вдали видеть его очертания, отец, который, вероятно, многомного раз выходил и вглядывался вдаль, ожидая возвращения своего сына, – отец его увидел. И Евангелие нам говорит, что в сердце его загорелась жалость и ласка: «Сын его мил ему бе», – и не ожидая его прихода, он, старик, оскорблённый, обездоленный грехом и бессердечием своего сына, устремился к нему навстречу и пал на его плечо головой, и обнял его, и поцеловал его. Так ли мы встречаем друг друга, когда видим, что издалека, из той далёкой страны, куда каждого из нас в какой-то момент (а иногда и часто в жизни) уносит грех, из той далёкой страны к нам возвращается бывший друг, знакомый, приятель, родной? Так ли мы его встречаем? Прежде всего, часто ли наша любовь остается такой непоколебимой, что мы постоянно выходим на порог нашего дома, общего дома, того дома, который значит, что мы – вместе, и глядим вдаль в надежде, что он вернётся? И когда мы видим, что идёт в нашу сторону человек, который был нам близок, но стал далёким, – часто ли бывает, что мы в сердце поражены огнём прежней любви, лаской, жалостью? И часто ли мы первыми устремляемся навстречу и не ожидаем ни слова сожаления, ни покаяния, ни признания: обымем человека, приласкаем, утешим его в том, что он оказался неверен в любви и в дружбе? Не чаще ли мы ведём себя, как тот сын, который ничем не был виноват перед своим отцом, и когда вернулся с поля, с работы, и услышал, что радость ликует в отчем доме, прежде чем причаститься этой радости, захотел узнать, чему там радуются: почему здесь радость вне меня?.. И когда узнал, что его младший брат, который погибал, теперь вернулся, он войти не захотел. Грешный брат его, поняв, что сделал, увидев состояние, в которое он пришёл в далекой стране, преодолевая стыд и страх, преодолевая неуверенность в том, как его примут, пошёл к отцу, а этот праведный стоит вне дома, где радуются, что погибший вернулся к жизни, и ждёт, чтобы отец пришел его молить: «Войди в общую радость! Я радуюсь, радуются слуги, радуется брат – приди, приобщись нашей радости...» Отец даже не может его просить, чтобы он свою радость внёс в общую радость, потому что ясно: никакой радости у этого праведного нет о том, что погибший спасся... И как говорит отец, и как говорит праведный сын! Обращаясь к отцу, этот праведный сын говорит, что за все годы добродетельной жизни, труда отец его не наградил – словно платного рабочего! – ничем, а когда вернулся «этот твой сын», он заколол упитанного тельца... А отец ему отвечает: «Разве нам не надо

было радоваться, когда твой брат вернулся?»... Праведный видит в блудном только согрешившего сына своего отца, которого за брата он уже не может принять, а отец ему напоминает, что если для него блудный – сын, то для праведника он – брат. Опять скажу: часто ли бывает, что мы воспринимаем человека согрешившего – даже не против нас, а вообще поступившего плохо – как своего брата? Не чаще ли мы говорим «твой сын» – презрительно и отвергающе? Часто ли мы признаём, что он мне всё равно брат, он родной, он дорог отцу – значит, и мне должен быть бесконечно дорог?.. Но нет, мы подобны этому сыну, который воображал себя добродетельным, потому что был хорошим работником, хотя оставался чуждым всему духу отчему. И дальше ещё одно. Отец не дает пришедшему сыну попроситься в работники; в работники он его не может принять, он его может принять только как вернувшегося сына. И он повелевает рабам: принесите первую его одежду – не самую лучшую одежду, которая найдётся в доме, чтобы он чувствовал себя в чужой одежде на себя непохожим, а ту одежду, которую он носил до того, как стал чужим в этом доме, до того, как сбросил её с плеч, чтобы нарядиться по-иностранному, по-иному. И когда он надел вместо своих лохмотьев старую свою одежду, которая прижилась к нему, которая легла на его тело уютно, отец повелел принести ему перстень: не просто кольцо, но тот перстень, которым человек в старое время, когда люди были неграмотны, запечатлевал каждое своё послание; перстень, который тому, кто им обладал, давал власть над человеком, власть жизни и власть смерти, власть его обездолить до конца, власть его опорочить. Почему отец это сделал? Почему он не стал сперва требовать доказательств, что сын покаялся? Потому что раз тот преодолел и стыд, и страх, чтобы вернуться, отец знал, что он прочно пришёл домой. Так ли мы поступаем? Когда к нам приходит, возвращается человек, который когда-то был дорог и нас оскорбил или оскорбил кого-то нам даже не столь близкого, – отдаём ли мы всё, что раньше было? Окутываем ли мы его в прежний теплый уют? Готовы ли мы дать ему перстень, которым он может запечатлеть в конце каждого письма нашу подпись? Нет – и потому примирение не прочно. Потому так страшно бывает идти мириться, что знаешь, что отца не встретишь, а встретишь ложную добродетель, ложную праведность, унижающую, оскорбительную праведность того, кто скажет: ты мне не брат, даже если Тот, как и меня, признает тебя Своим сыном... Подумайте над этим вопросом прощения, потому что скоро наступит Прощёное воскресенье: как бы оно не застало врасплох, как бы не оказалось, что мы не умеем прощать, и как бы это наше неумение не обратилось на нас, а не на тех, кого мы отвергаем и кого, за их покаяние, за страдания и слёзы, за тугу душевную, уже простил и принял Господь.


Бориса Гребенщикова, отмечающего сейчас циклом концертов 40-летие группы «Аквариум», пригласили в дискуссионный арт-клуб Московской духовной академии. Он не испугался и приехал не только для того, чтобы спеть «Серебро Господа моего».

ОЧЕВИДНО, НО НЕВЕРОЯТНО — Никогда бы не подумал, что приеду в Лавру на концерт Гребенщикова, — переступал порог Духовной академии её профессор протоиерей Максим Козлов. — Ещё недавно это было так же невозможно представить, как в 1985-м — что советская власть кончится. В МДА открыли дискуссионный артклуб. Книжный клуб «Эйдос» и клуб любителей авторского кино «Диалог» здесь уже активно работают, литературный и журналистский – формируются, а встречей с лидером «Аквариума» решили открыть череду разговоров, цель которых ни много ни мало – наведение мостов между церковным сообществом и представителями различных видов и направлений искусства. БГ стал первым. Следующим, надеется проректор МДАиС протоиерей Павел Великанов, будет писатель-фантаст Сергей Лукьяненко. — То, что на нас здесь смотрят портреты старцев, очень помогает, — сказал Борис Гребенщиков между песнями. Малый конференц-зал Духовной академии превратился в концертный: микрофоны, софиты, у изразцовой печки – камера. Народу не много: большинство студентов сейчас разъехались на каникулы. Камерный жанр, почти квартирник; кроме солиста – клавишник и флейтист. Собственно, собрались поговорить, а не только петь, но «в песнях сказано гораздо больше, чем я могу сказать словами», поясняет Гребенщиков, да и обидно было бы не послушать. Песни звучали старые и новые, вопервых, те, что можно сыграть без множества инструментов, во-вторых, как заметил гость, «с библейскими аллюзиями». Был ли это «диетический выбор» для православных, как предположил протоиерей Максим Козлов (для Лавры «если песни, то тихие, если образы, то библейские, если поэзия, то патриотическая, любовной лирики не надо»), или само сложилось, так что Гребенщиков сам удивился – уже неважно. Песен с отсылками к Писанию у «Аквариума» более чем достаточно. ПРЕНИЯ О ВЕРЕ Позвать Бориса Гребенщикова, славного своими заявлениями то о буддизме, то о Православии, и так и не прояснить вопрос «како веруеши», было невозможно. Не чтобы «присвоить» ещё одного «православного музыканта», а чтобы попытаться понять чужую и, в идеале, показать свою позицию. — Мне очень повезло: я вновь открыл для себя Православие в середине 80-х годов благодаря очень умным людям, священникам, к которым отношусь с большой теплотой. Для меня оно остаётся чистой, светлой религией, и абсолютно вне возможностей моего понимания, — рассказывал певец, оговорившись, что он

перед слушателями «как на исповеди». — Я Православие оценивать не могу. Однако православные певца оценивают частенько: зайдёт в храм, а его выгоняют («Эй, буддист, пошёл прочь отсюда!»), или, как в Тульской епархии, могут обозвать практикующим сатанистом и оккультистом. Лет 10 назад в Киево-Печерской лавре кто-то из монашествующих сказал музыканту, что слог «ом», с которого начинаются мантры - это призыв блудного беса. — All right, может быть, он знает чтото, чего я не знаю. Много миллионов людей находятся в полном неведении, — парирует Гребенщиков. В 1998 году он издал целый альбом «Прибежище», состоящий из мантр и буддийских песнопе-

недавних концертов. Наоборот: при ��дином Боге «все четырёхрукие Сарасвати и прочие — просто патроны людей в разных сферах. Мол, и у нас святому Антипе молятся при зубной боли, а не только Христу напрямую». Спрашивали снова и снова, приходилось рассказывать с самого начала: как «рок-н-ролл всё открыл в пятом классе: для чего я живу, для чего родился именно в это время». Потом кто-то порекомендовал двухтомник «Древнекитайская философия»: — «прочитал, ничего не понял, но очень понравилось». — Я стал собирать информацию о том, что люди в разные моменты истории думают и чувствуют по поводу главного события, которое происходит с ними, –

ний. Говорит, что интересовался «совмещением искусства тибетского буддизма с европейской традицией: как будет выглядеть буддийское искусство, если лишить его экзотики, то есть из Тибета перенести куда-нибудь в Австрию или в Барнаул». — Я для себя различаю Церковь Небесную и земную… Мне приходилось сталкиваться с людьми, которые говорят, что только мы правы, а все остальные будут гореть в аду. Я думаю: «Как? Мне нравится Индия… она будет гореть в аду вся?» И Китай… Но критиковать Небесную Церковь — это выше меня. И потом, невозможно критиковать то, что любишь.

познания Бога, обнаружения Его в себе и в окружающем мире. Никакого другого главного события нет. Мне до сих пор интересно, что китайцы по этому поводу думают, и даосы, и все остальные… Разные культуры воспринимают отношения между Богом и человеком в своих терминах, но поскольку я русский, санскрита не знаю и индусом никогда не буду, моё восприятие Бога идёт через Православие. Один из буддийских лам сказал однажды Гребенщикову: «То, что мы называем Великая пустота, – это приблизительно то, что вы называете Бог Отец». Певец из этого сделал вывод, что «буддисты нам не враги, они просто с другого конца пытаются решить те же самые проблемы». Присутствующие священники сделали вывод, что гость склонен сочетать несочетаемое. «Небесная Церковь – это не Церковь «неведомого Бога», а Церковь Христа, — свидетельствовал православную точку зрения протоиерей Максим Козлов. — Я

О ЕДИНОМ БОГЕ Вопрос «в кого или во что вы верите» повторялся снова и снова — и певец снова и снова говорил о Едином Боге, не спеша припечатать, например, индийскую богиню вдохновения и музыки, на фоне изображения которой провел пару


для себя не скажу, что не может спастись буддист, мусульманин, атеист или язычник. Но глубоко убежден, что не спасаются через мусульманство как таковое, через буддизм как таковой, через нравственный набор атеиста как таковой. Спасаются через что-то, что в этих религиях есть общее с тем, чему учит нас Господь Иисус Христос». — Не буду с вами спорить, — улыбнулся Борис Гребенщиков. Когда его в лицо назвали эклектиком – улыбнулся ещё раз. — Как вряд ли возможны тибетские православные, так вряд ли возможны русские буддисты… Серьёзной опасности для исконно русского Православия в демонстрации богини Сарасвати или любых других вер нет и быть не может по одной простой причине: русские никогда не обратятся ни в индуизм, ни в буддизм. Нам по природе свойственно другое. Но приобретение знаний по

Б

поводу мира позволяет нам это увидеть значительно более сильно, ярко, многогранно, — убеждён певец. — Во что же вы в принципе верите? — Верите ли вы, что дышите воздухом? А что дважды два — четыре? А верите ли вы, что если зажечь чайник, то

ыла у меня на работе коллега. Молодая, красивая, успешная девушка. Энергичная, умная, решительная. Образование шикарное. Язык превосходный. Словом, классная. И мне она ужасно нравилась, и студенты были в восторге. Потом коллега уволилась по семейным обстоятельствам. Я тогда ещё хотела спросить, что за обстоятельства. Хотела, но как-то замоталась. Знаете, как оно бывает… Сегодня сидела я в кафетерии в детском корпусе Онкологического Центра на Каширке и разговаривала с удивительной мамой и удивительной шестнадцатилетней девочкой, о которых мне предстояло написать статью в интернете — собрать денег и оплатить неподъёмный для девочки долг за лечение. Мы только начали говорить, я только начала расспрашивать тоненькую сероглазую Марину про жизнь «до» и жизнь «после», как вдруг меня окликнули. — Татьяна Викторовна? Вы?! Тут?! Я обернулась и обомлела. Моя юная прекрасная коллега стояла передо мною, одетая так, как все мамочки в отделении — в спортивный костюмчик и лёгкие спортивные тапочки. — Что вы тут делаете?! — спросила я. Почему-то я надеялась на какой-то другой ответ… Дочка. Первоклассница. Уже полгода, как они тут. Операция. Химиотерапия… Не помню, какой по счёту блок. Я ещё только собирала потерянное лицо, я только ещё какие-то слова искала, а две моих собеседницы, Мариша и её мама, уже обнимали и гладили мою коллегу, и щебетали наперебой: «Ничего, и мы тоже, и мы это прошли, вы этого не бойтесь, и это не очень страшно, и доктор у вас отличный, и с этим вы справитесь, вы же видите, мы же справились!» — Вы-то почему здесь, Татьяна Викторовна? Я перевела дух. Я что-то рассказала про Маринин долг, про свой «Конвертик», про людей, которых буду просить за Марину, про то, что я сюда часто прихожу, вот и лифтёрша со мной персонально здоровается… И про мальчика Гошу с саркомой, который, слава Богу, дома, и про девочку Мунирам, которая в хорошей ремиссии… — Вы давно сюда ходите? — Давно, милая. Почти пять лет. — А почему же я ничего не знала?! А я? А я почему ничего не знала о ней и её девочке? Я, получается, вежливо «не грузила» её своей неудобной «второй жизнью», где всё время кто-то болеет, умирает, бедствует и мучается. И она, выходит, «не грузила» меня своей малышкой, своим переездом из успешного, счастливого существования в это вот стерильное отделение. «Носите бремена друг друга», — сказал Апостол. Мы из светских соображений предпочли Апостола не слу-

рано или поздно вода вскипит? Не думаю, что нужно верить, я думаю, что это вытекает из природы вещей и собственного опыта… Бог, как говорят, один, и собственно в Него и верить не надо, Его просто надо любить. Конечно, на строгий взгляд и в музыке, и в жизни Бориса Борисовича не просто эклектика, а настоящий винегрет: и буддийский поклон на «обычном» концерте, и крестное знамение после встречи в Духовной академии; и мантры, и молитвы; и Сарасвати, и иконы. Трудно рассуждать, относится ли певец серьёзно к тому и другому или не относится серьёзно ни к чему. Так или иначе, православный слушатель сам может постараться следить за собой, чтобы интерес к чужой культуре привел к «более объёмному взгляду» на свою веру, а не к отпадению от неё. http://nsad.ru

шать. Не знаю, как обстоят дела с Христианством у моей коллеги, но мне-то к его словам прислушаться стоило. — Я не знала, что тут столько больных детей, — говорила моя прекрасная коллега, — Вы представляете, я даже не знала… Вот тут я хочу сказать очень важную вещь.

Т

атьяна Краснова — координатор благотворительной организации «Конвертик для Бога». Ближайшая встреча «Конвертика для Бога» состоится в воскресенье, 19 февраля, начиная с 18.00, в «Дровах» на Никольской в Москве. Будут собирать деньги на лечение пианистки Марины. Способы перевода денег: http://g-envelope. livejournal.com/profile Я впадаю в бешенство и ярость, когда кто-то при мне смеет говорить, что мой Бог кого-то «учит» и «наставляет», посылая болезни маленьким детям. Я твёрдо верю, что это – страшная дьявольская ложь про моего Бога. Я знаю, что Он обнимает каждое дитя в этих стенах и плачет вместе с каждой мамой. И я каждой клеточкой понимаю, что не Он загнал их на эту Голгофу, а мы. Мы, все вместе. Коллективно. Своей злобой, завистью, трусостью мы так отравили Божий мир, что наши дети задыхаются в нём, как в газовой камере. А мы с вами ходим мимо, поджав губы, и цедим: «Никто ничего никому не должен! Никто ничем никому не обязан!» Не знаю, как вам, а лично мне лично себе надо записать на какой-нибудь бумажке, что вот этого «никто никому ничем» — в Евангелии НЕТ. А про то, что надо носить бремена друг друга – ЕСТЬ. И повесить бумажку на видное место… Я очень верю, что у моей коллеги всё будет хорошо. Девочка справится с болезнью, коллега вернётся на работу, жизнь непременно наладится. А я ей очень благодарна за то, что она мне напомнила: НАДО КРИЧАТЬ ГРОМЧЕ. Ничего, если за юродивую сочтут. Это лестно. http://www.pravmir.ru


Расписание 13 февраля Понедельник

14 февраля Вторник

богослужений с

13

по

19

ф е в ра л я

2012

года

8:00 Утреня. Часы. Исповедь. Свв. бессребреников и чудотворцев мчч. Ки́ра и Иоанна. Божественная литургия Свт. Ники́ты, еп. Новгородского /иерей Александр/ 17:00 Молебен Прп. Спиридону и Никодиму, просфорникам Киево-Печерским /иерей Александр/ 8:00 Утреня. (Полиелей). Часы. Исповедь. Божественная литургия

Мч. Три́фона

/иерей Андрей, диакон Алексий/

17:00 Всенощное бдение /все священнослужители/

15 февраля Среда

СРЕ́ТЕНИЕ ГОСПОДА БОГА И СПАСА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА

16 февраля Четверг

Равноап. Никола́я, архиеп. Япо́нского

17 февраля Пятница

8:30 Часы. Исповедь. Божественная литургия /все священнослужители/

8:00 Утреня. (Полиелей). Часы. Исповедь. Божественная литургия /иерей Андрей/

8:00 Утреня. Часы. Исповедь. Божественная литургия /иерей Александр, диакон Алексий/

Прп. Иси́дора Пелусио́тского

17:00 Вечернее богослужение /все священнослужители/

18 февраля Суббота

ВСЕЛЕНСКАЯ РОДИТЕЛЬСКАЯ СУББОТА ПАМЯТЬ СОВЕРШАЕМ ВСЕХ ОТ ВЕКА УСОПШИХ ПРАВОСЛАВНЫХ ХРИСТИАН

8:30 Часы. Исповедь. Божественная литургия Панихида /все священнослужители/

17:00 Всенощное бдение /все священнослужители/

19 февраля Воскресенье

НЕДЕЛЯ МЯСОПУ́СТНАЯ, О СТРАШНОМ СУДЕ. ГЛАС 2-Й.

8:30 Часы. Исповедь. Божественная литургия

/все священнослужители/ Прп. Вуко́ла, еп. Сми́рнского. 17:00 Молебен. Акафист перед образом Божией Матери «Спорительница хлебов» /иерей Александр/ Инна Илюхина

Мои любимые христианские притчи

П Р И Т Ч А О М АТ Е Р И Н С К О Й Л Ю Б В И Как-то раз одну многодетную мать спросили, кого из сыновей она любит больше. И она, улыбаясь ответила: — Послушайте сердце матери: Мой любимый сын тот, которому я отдаю душу и сердце. Тот, кто заболел до тех пор, пока не выздоровеет. Тот, кто в пути, пока не вернётся домой. Тот, кто устал, пока не отдохнет. Тот, кто голоден, пока не насытится. Тот, у кого жажда, пока не напьётся. Тот, кто учится, пока не выучится. Тот, кто обнажён, пока не оденется. Тот, кто безработный, пока не найдёт работу. Тот, кто в женихах, пока не женится. Тот, кто отец, пока не вырастит. Тот, кто пообещал, пока не выполнит. Тот, кто должен, пока не заплатит. Тот, кто плачет, пока не перестанет. И уже с печалью в голосе завершила: — Т о т, к т о м е н я о с т а в и л , п о к а н е в е р н е т с я .

Я мамy мою обидел, Тепеpь никогда-никогда Из домy вместе не выйдем, Hе сходим с ней никyда. Она в окно не помашет, И я ей не помашy, Она ничего не pасскажет, И я ей не pасскажy... Возьмy я мешок за пл ечи, Я хлеба кyсок найдy, Hайдy я палкy покpепче, Уйдy я, yйдy в тайгy! Я бyдy ходить по следy, Я бyдy искать pyдy И чеpез бypнyю pекy Стpоить мосты пойдy! И бyдy я главный нач альник, И бyдy я с боpод ой, И бyдy всегда печальный И молчаливый такой... И вот бyдет вечеp зимний, И вот пpойдёт много лет, И вот в самолёт pеактивный Мама возьмёт билет. И в день моего pожденья Тот самолёт пpилетит, И выйдет оттyда мама, И мама меня пpостит.

Приходской листок храма иконы Божией Матери «Спорительница хлебов» г. Щёлково 141100, Московская область, г. Щёлково, ул. Малопролетарская, д. 55 т. 8-916-707-73-83 e-mail: sporitelnitsa@mail.ru

Ищите нашу страничку на Facebook.com: Храм иконы Божией Матери "Спорительница хлебов" г. Щелково

Эмма Мошковская

РЕДАКЦИОННЫЙ КОЛЛЕКТИВ: Главный редактор, вёрстка: Священник Александр Мороков Редакторы: Иван и Ольга Юсовы Фотограф: Сергей Прядко


Приходской листок №75