Issuu on Google+

Приходской листок храма иконы Божией Матери «Спорительница хлебов» г.

Московская епархия Русская Православная Церковь

М

№ 132

Щёлково

24 марта 2013 года

Н Е Д Е Л Я 1 - Я В Е Л И К О Г О П О С Т А . Т О Р Ж Е С Т В О П РА В О С Л А В И Я

ы празднуем сегодня день Торжества Православия; о каком торжестве идет речь? Когда мы сейчас озираемся вокруг, когда смотрим в глубины родного нам, дорогого Православия, – сколько мы видим побежденности, удручения, как мало, казалось бы, причин торжествовать. Но мы не торжествуем только, или, вернее, мы вовсе не торжествуем о видимой славе Православия; торжество Православия мы видим в двух вещах. Во-первых, в том, что православные люди, рассеянные по лицу земли или собранные в плотные народные общины, несмотря на гонения, несмотря на громадные трудности, сохранили в чистоте свою веру, сохранили благоговейно свое богослужение, сохранили путь духовный, который нам завещан Христом в Евангелии и Отцами Церкви в течение всех веков нашей церковной жизни. Мы можем ликовать об этом; мы можем благоговеть перед людьми, которые в течение всех тысячелетий устояли в вере чистого исповедания, в духовности подлинно евангельской, и сохранили нам наше драгоценное, глубокое, поучительное богослужение. Но мы знаем, что как бы ни хотел человек быть верным, сколько бы ни напрягал он свои силы, он бывает легко побеждаем, если не Сам Господь даст ему силу, если не благодать Божия будет сражаться за него. И, в конечном итоге, торжество Православия, о котором ликует наше сердце, – потому что оно и на

будущее исполняет нас надежды, – это победа Божия в немощи человеческой, над нами и в нас, среди нас, в течение уже прошедших тысячелетий. Торжество Православия – это день, когда мы ликуем, что Бог остался непобежденным человеческим грехом, грехом ума, холодностью и неустойчивостью сердца, колебаниями воли, грехами плоти. Бог остался непобедим в Церкви Христовой, Бог остался непобедим в отдельных, конкретных личностях – в этом великая наша радость. Но Торжество Православия было учреждено по более частному случаю: после Седьмого Вселенского Собора, когда Православием была окончательно одержана победа над иконоборчеством, было установлено это празднество. О чем оно говорит? О том, что Церковь отстояла право, отстояла и долг наш поклоняться иконам Христа, Божией Матери и святых. Она этим отстояла и истину Боговоплощения, истину, что Бог Себя являет, Себя открывает образно; может быть, несовершенно, но Он открывается нам в тех образах, которые Отцы пустынники и жены непорочны, мы о Нем составляем. Эти Чтоб сердцем возлетать во области заочны, образы – не только иконы; Чтоб укреплять его средь дольних бурь и битв, это также словесные иконы, Сложили множество Божественных молитв; как говорит о них прп. Андрей Критский, – в догматах ЦеркНо ни одна из них меня не умиляет, ви, в учении Отцов, в наставКак та, которую священник повторяет лении, которое мы получаем. Во дни печальные Великого поста; И, в конечном итоге, опятьВсех чаще мне она приходит на уста таки образно, открывается И падшего крепит неведомою силой: нам Бог в людях, потому что Владыко дней моих! дух праздности унылой, каждый из нас носит в себе Любоначалия, змеи сокрытой сей, образ Живого Бога. И празднословия не дай душе моей. Литургия святого Василия Но дай мне зреть мои, о Боже, прегрешенья, Великого говорит о Христе, Да брат мой от меня не примет осужденья, что Он – печать равнообИ дух смирения, терпения, любви разная, открывающая нам в И целомудрия мне в сердце оживи. Себе Отца. Он – образ соА.С. Пушкин вершенный, Он есть Истина,

Он есть совершенный Бог, также как и совершенный Человек. Но и в нас пребывает сияние и печать этого образа. И ликуя сегодня о Торжестве Православия, мы радуемся, что воплощением Сына Божия Бог открывается нам плотью во Христе; ликуем, что наш тварный мир таков, что полнота Божества может обитать среди нас телесно, что через это Бог может стать выразимым образно и что, вглядываясь в иконы, и прежде всего – в живые иконы, каковыми являются люди, если мы только умеем отстранить человеческую немощь, затемняющую наше зрение, зрячими глазами, как бы прозрачно, видеть через человеческую немощь пребывающий образ Божий, – мы можем поклоняться Живому Богу среди людей, в людях. Не напрасно Отцы Церкви говорили: «Кто видел брата своего, тот видел Бога Своего»... Будем поэтому хранить благоговейное отношение друг ко другу, потому что мы – явление, образ, икона; будем благоговейно хранить нашу веру в догмат о почитании святых икон, который выражает безусловную веру, что Бог стал Человеком. И будем ликовать о том, что из поколения в поколение Бог побеждает в нашей немощи, побеждает и покоряет нас Себе, и будем отдаваться Богу, чтобы эта победа была совершенна, чтобы Он победил до конца – не только в прошлые века, но ныне, в нас, и чтобы сияние Его славы было явлено миру, который лежит в скорби и искании. Митрополит Антоний Сурожский


В

ыразить, что такое молитва в существе своем, по-настоящему невозможно, ибо молитва есть высочайший дар Божий и молитве истинной научает Сам Дух Святой (Рим. 8, 26). Мы же, новоначальные, можем в общих чертах составить себе понятие о молитве и начать приобщаться к ней, изучая и усваивая ее характерные признаки. До тех пор пока мы еще не можем достойным образом молиться, мы похожи на тех, которые учат малых детей ходить. Старайся всегда мысль свою горé возносить или, лучше сказать, углублять свою мысль в разумение молитвенных слов, и хотя бы она по младенчеству своему утомилась, опять ее восставляй, ибо непостоянство свойственно нашей мысли, но Могущий все утвердить, конечно, и мысль твою может восставить. Итак, первый признак истинной молитвы есть полное отрешение от земных и житейских помыслов и сосредоточенное внимание на словах молитвы. И действительно, для того чтобы молитва имела внутреннюю силу, молящийся должен молиться всем существом своим, всем помышлением своим и всем сердцем своим, и только тогда живейшим образом ощутит он соприсутствие благодати и силы Божией, которые помогут ему вознести ум и сердце к Богу. По словам св. Антония Великого, та молитва несовершенна, в которой мы даже не разумеем то, о чем молимся. Второй признак истинной молитвы как бы дополняет первый: нельзя целиком сосредоточиться на том, что не понятно. Когда мы молимся о своих нуждах, нет необходимости их разъяснять. Но когда мы молимся по молитвослову и произносим молитвы Святых Отцов, то часто эти молитвы бывают не совсем понятны, иногда потому, что написаны на древнем языке, но самое главное, потому что мы еще не понимаем их подлинного смысла, еще далеки от подлинно духовной жизни, еще не достигли такой высоты в своих помышлениях, чувствах и желаниях. Третий признак молитвы, который мы назовем, пожалуй, самым главным: должное благоговение. Молитва — это сердечное собеседование человека с Богом, иногда даже в одной глубине духа своего, без посредства наружных знаков. Чтобы истинно молиться, надо иметь сыновнее отношение к Богу, имея при этом веру во вездесущие Божие и Его таинственноблагодатное в нас пребывание. Должно беседовать с Ним с сыновней любовью, как с другом сердца; должно открывать Ему свою душу и предавать себя в Его Святую волю, как все свои мысли, чувствования, желания — словом, всего себя предает в волю благопопечительного отца благодарно-преданное дитя. Истинное благоговение помимо сыновней любви и преданности подразумевает и страх Божий, ибо мы, грешные, молясь, предстоим Владыке неба и земли. Страх Божий во многом поможет нам не отвлекаться и не рассеиваться умом.

Наконец, вспомним заповедь Господа о том, что должно молиться Ему духом и истиной (Ин. 4, 23). Истина — это Святое Православие, то есть совершенная непогрешительная вера в Пресвятую Троицу, поэтому Господь отвергает молитвы еретиков и тех, кто погрешает против истин Св. Церкви. Молиться духом — это значит отрешиться от всего земного и житейского, возносясь к Богу мыслью и сердцем со всем вниманием и усердием, благоговением и разумением смысла молитвы. При этом становится очевидным, что молиться лишь внешне, напоказ, пофарисейски, как бы исполняя какой-то обяд или обычай, или, сравнивая молитву с какой-то скучной и тяжелой обязанностью, торопиться и произносить слова молитвы небрежно и скороговоркой, чтобы побыстрее закончить,— есть великий грех пред Богом. Нужно еще сказать о признаках благочестивой и богоугодной молитвы в храме: входить в храм и пребывать в нем должно со страхом Божиим, ибо здесь невидимо присутствует Сам Бог, Его Пречистая Матерь, Ангелы и святые. Необходимо приложить усилие, чтобы оставить за дверями храма все житейское и по мере усердия утишать все свои помыслы; молиться следует молча, стоя на одном месте. Тому же, кто в храме вертится, озирается, шумит, разговаривает, ходит туда и сюда, мешает другим молиться, толкается, скучает или, что еще хуже, шутит и смеется,— справедливо нужно сказать: Друг, для чего ты пришел? (Мф. 26, 50). Такой человек всем своим видом показывает, что нисколько не боится и не почитает Бога, не верит и не понимает, что таким образом он оскорбляет святой храм, собрание верующих и Самого Бога. Итак, мы видим, что по своим признакам молитва бывает истинной и бывает погрешительной. Теперь посмотрим, какие можно выделить виды истинной молитвы. Человек, беседующий с Богом в молитве, или прославляет Его за Божественные совершенства, или благодарит Его за благодеяния, или просит Его о сво-

их нуждах. Поэтому выделяют три главных вида молитвословий: славословие, благодарение и прошение. В славословии мы прославляем Бога как Творца всесовершенного, всеправедного, всесвятого, вседовольного, всеблаженного. В благодарении мы благодарим Бога как Промыслителя, Искупителя и Освятителя — всеблагого, всещедрого, всемилостивого. В прошении — просим и молим Всесвятую, Единосущную, Животворящую и Нераздельную Троицу о прощении наших согрешений и ниспослании нам благ, во-первых, вечных и духовных, а во-вторых, временных и телесных. По мере чистоты, какую приобретает чей-либо ум, и по свойству состояния, в каком обретается молящийся, эти основные виды молитвы еще более разнообразятся, и поэтому можно сказать, что вообще никто не имеет молитвы совершенно единообразной. По мнению некоторых учителей Церкви, прошение особенно прилично начинающим, которые еще связаны узами житейскими и еще уязвляются тернием пороков; благодарение — тем, чье преуспеяние в добродетелях достигло некоей более высокой степени духовного совершенства, откуда они благодарно и с любовью созерцают милости и щедроты Господни; славословие — тем, кто, исторгнув из сердец своих терния обличений совести, спокойно, чистым умом возносятся до созерцания совершенств высочайших, Божественных. Очевидно, что человек, даже еще и не достигший духовного совершенства, может иногда воссылать чистые и усердные молитвы. Даже и тот, кто еще привязан к земле, но возмущается помыслом о грядущем Суде, приходит иногда в такое сокрушение, что не менее горит сердцем, чем тот, кто наслаждается неизреченным весельем и радостью при созерцании Божественных совершенств. Такой человек, зная, что только ради заслуг Спасителя ему многое прощается, начинает, по слову Господа, много любить (Лк. 7, 47). Ибо щедр и многомилостив к нам, грешным, Отец Небесный! Сладость молитвенного с Ним собеседования дает вкушать как совершенным, так и несовершенным в жизни христианской, дабы всех спасти и привести в разум истины; дабы все равно и с надеждой на одно милосердие Божие просили, искали и толкали до тех пор, пока не отверзутся двери благости Божией, милующей и спасающей всех нас, по единой любви Отца Небесного! Братья и друзья! Великое и высокое дело — молитва истинная! А кто из нас имеет хотя бы самые малые начатки молитвы истинной? Но не скорбите и не отчаивайтесь, а только просите Господа Бога, чтобы благодать Всесвятого Духа коснулась сердца нашего. Тогда и мы сможем прославлять, благодарить и просить милосердного Бога, как должно. Протоиерей Иоанн Гапонов. Луч умного солнца. Беседы о молитве


К

аждый вечер, уложив двухлетнего Сережку спать, бабушка доставала из кармана юбки ключ, который всегда был при ней, и направлялась в чулан. Там, притворив входную дверь и задвинув засов, извлекала из только ей известного потайного местечка другой ключ и отпирала большой дубовый ларь, в котором хранились запасы того ценного, без чего нельзя было выжить в трудные и голодные послевоенные годы, а именно: мука, соль, спички, сухари и зерно. Впрочем, и запасами-то это назвать было трудно. Муки оставалось совсем немного: треть мешка ржаной и половина ведра пшеничной. Сухарей тоже было меньше трети мешка. Зерно же бабушка и в расчет не брала: два ведра жита на весенний посев и небольшой мешок пшеницы, хранившийся как неприкосновенный запас на самый крайний случай. Радовал лишь запас соли, еще довоенный: серая, грязноватая окаменевшая глыба, занимавшая больше половины одного из четырех отсеков высокого ларя, из которой при помощи старого топора и добывалась соль. В углу соляного богатства красовался десяток яичек, предназначенный к праздничному столу на Пасху Христову. Их бабушка втайне от внуков собирала от двух куриц, зимой живущих в доме под печкой, а сейчас свободно расхаживающих по двору и на вольных хлебах после зимней бескормицы нагуливающих формы, подобающие настоящим хохлаткам. Повздыхав горько над бесценными богатствами и прикинув, что до нового урожая богатств этих может и не хватить, бабушка бережно насыпала в отдельные баночки муки – немножко пшеничной и побольше ржаной, ставила баночки в плетеную корзинку, добавляла туда же из развешенных под потолком холщовых мешочков сушеную морковку, чернику и малину, запирала ларь, прятала ключ, запирала чулан и возвращалась в дом, где ее уже ждали старшие внуки. Девчонки Нина и Тоня уже успевали приготовить теплую воду и расставить три чистые глиняные кринки – одну большую и две маленькие, а семилетний Вовка, родившийся летом сорок первого и с малых лет привыкший быть мужчиной в доме, приносил ведро

с серо-зеленым порошком из заготовленной еще прошлым летом, высушенной и растолченной в ступе травы-лебеды. Бабушка наливала во все три посудины теплую воду, насыпала в одну из них пшеничную муку, в другую – ржаную, а в самую большую к ржаной муке добавляла порошок из лебеды и расставляла миски перед внуками. Дети усердно и очень умело перемешивали эту массу: получалось тесто. Посолив и добавив дрожжи, бабушка ставила миски на шесток, где тесто до утра бродило и поднималось. Рано утром бабушка топила печь, выкатывала тесто, готовила завтрак, а потом выпекала три хлеба: маленький пшеничный для двухлетнего Сережи, маленький ржаной делила на две части – одну, побольше, укладывала в туесок на обед сыну в поле, другую на обед невестке, добавляла туда по паре картофелин и по головке лука. Третий же хлеб, с лебедой, тоже резала пополам, одну половину убирала на полицу – широкую деревянную полку, расположенную под самым потолком. Половина эта предназначалась на ужин. Чтобы не искушать старших внуков, на ту же полку убирался и душистый Сережин хлебушек. Оставшуюся половину хлеба бабушка делила между старшими внуками на завтрак и на обед, утром добавляя к хлебу пюре из картошки, иногда с грибами, а днем, в обед, – горячий суп из овощей, приправленный горстью ячменной или овсяной крупчатки. Сама бабушка хлеб не ела, довольствовалась жидким супом и морковным чаем. Дети мигом съедали свои порции, а потом смотрели, как бабушка кормит Сережу, раскрошив часть белого, вкусно пахнущего хлеба в топленое молочко, половину литра которого каждый день брали для Сережи у прижимистой соседки Полинарии, которая перед тем, как отдать банку с молоком – а молоко она давала только вчерашнее – обязательно снимала с него сливки, после чего ставила в тетрадке крестик – вела учет, чтобы осенью, после сбора урожая и расчетов с колхозниками, получить за молоко деньги. Глядя на голодные глаза внуков, на их худые, изможденные фигурки с выпирающими, распухшими от недостатка пищи и витаминов животиками, бабушка тихонько говорила им: – Потерпите, мои милые, вот придет лето, ягоды собирать будем, потом грибы, щавель уже на пригорочках расти начал, полегче будет. А уж как осень-то настанет, получат папа с мамой пшенички за работу, муки намелем белой, пирогов испечем

больших да сладких, наедимся досыта. А к зиме, Бог даст, и козочку купим, с молочком своим будем. Коровку-то нам не осилить. Жаль, пала наша Краснуха, не пережила войну. А Сережа-то ведь маленький совсем, нельзя ему хлебушек черный, да с лебедой, кушать, и без молочка нельзя, иначе он заболеет, а как заболеет, так и сами понимаете, что случиться может. Девчонки и Вовка слушали бабушку и все понимали, но все равно очень хотели и молочка тепленького, и хлебушка беленького, да так хотели, что однажды и не удержались. Сережка крепко спал, а бабушка, наказав девочкам строго смотреть за малышом, ушла в лавку за керосином. Вовка, проводив бабушку за калитку, быстро вернулся в дом, залез на стол и достал с полки вкусно пахнущий Сережин хлебушек. У него и в мыслях не было его съесть. Он просто хотел подержать его в руках и понюхать. Вовка с наслаждением вдыхал вкусный аромат свежего хлеба и не смог справиться с желанием своим. Сначала он лизнул хлебушек, а потом и откусил его – совсем немножко. Вбежавшим на кухню сестренкам, оторопевшим от открывшейся картины, тоже досталось по маленькому кусочку вкусного счастья. Завершив блаженство, дети не на шутку перепугались. Вернувшуюся с керосином бабушку они встретили дружным плачем, уверенные, что погубили Сереженьку, теперь он обязательно заболеет, а чем закончится эта болезнь, страшно и представить. Добрая, милая и все понимающая бабушка крепко обняла всех троих, горько плачущих и искренне раскаивающихся в детской своей слабости, прижала к себе и, сдерживая рыдания, целовала их в светлые родные макушки, а потом, справившись с эмоциями, успокоила: – Всякое в жизни бывает. И не раз еще вы сделаете что-то не так. Жизнь гладкой не бывает, она как дорога: идет ровно, а потом раз – и рытвина или поворот крутой. Главное – понять и почувствовать ошибку свою, искренне пожалеть о ней и постар��ться исправить. А как исправишь, то и сердце обрадуется, и душа облегчится. Вы поняли, что неправильно поступили, и слава Богу! А Сереженьку сегодня картошечкой с молочком покормим. Дети еще крепче прижались к бабушке, и их маленькие сердечки были наполнены огромной любовью, все покрывающей и все поглощающей, той любовью, которую посылает Господь только детям – чистым, светлым и непорочным Своим ангелам. Вечером бабушка молилась дольше обычного. Она не просила ни о чем. Она искренне благодарила Всевышнего за то огромное счастье, которое Он даровал ей. Леонид Гаркотин http://www.pravoslavie.ru/


Р

а с п и с а н и е

25 марта Понедельник

26 марта Вторник

б о г о с л у ж е н и й

с

25

п о

31

Прп. Феофа́на исп., Сигриа́нского. Свт. Григо́рия Двоесло́ва, папы Римского. Прп. Симео́на Нового Богослова Перенесение мощей свт. Ники́фора, патриарха Константинопольского

м а р т а

2013

г

.

8:30 Часы с чтением Евангелия. Изобразительны. Вечерня /иерей Александр/

17:00 Великое повечерие. Утреня. 1 час /иерей Александр/

8:30 Часы с чтением Евангелия. Изобразительны. Вечерня /иерей Александр/

17:00 Великое повечерие. Утреня. 1 час /иерей Александр/

27 марта Среда

Фео́доровской иконы Божией Матери. Се́бежской иконы Божией Матери, именуемой «Умиле́ние»

8:30 Часы с чтением Евангелия. Изобразительны. Вечерня. Литургия Преждеосвященных Даров /иерей Александр, диакон Алексий/

17:00 Великое повечерие. Утреня. 1 час /иерей Андрей/

28 марта Четверг

8:30 Часы с чтением Евангелия. Изобразительны. Вечерня. /иерей Андрей/

Мч. Ага́пия и иже с ним

17:00 Великое повечерие. Утреня. 1 час /иерей Андрей/

29 марта Пятница

8:30 Часы с чтением Евангелия. Изобразительны. Вечерня. Литургия Преждеосвященных Даров

Мч. Сави́на

/иерей Андрей, диакон Алексий/

17:00 Утреня. 1 час

/иерей Андрей, диакон Алексий/

30 марта Суббота

ПОМИНОВЕНИЕ УСОПШИХ Прп. Алекси́я, человека Божия. Прп. Мака́рия, игумена Каля́зинского, чудотворца

8:30 Часы. Исповедь. Божественная литургия свт. Иоанна Златоуста. ПАНИХИДА /иерей Андрей, диакон Алексий/

17:00 Всенощное бдение /все священнослужители/

НЕДЕЛЯ 2-Я ВЕЛИКОГО ПОСТА. Свт. Григория Пала́мы, архиеп. Фессалони́тского

31 марта Воскресенье

Святитель Григорий родился в 1296 году в Константинополе, в семье сенатора Константина при императоре Андронике II. Получил хорошее образование, живя, фактически, при дворе. Считается, что философский талант Григорий Палама показал еще в юности, прочтя в 17-летнем возрасте лекцию о логике Аристотеля перед императором. В 20-летнем возрасте он покинул дворец и удалился на Афон, где предался подвижнической жизни. В 1325 году был вынужден бежать от турецких нападений. В Фессалониках принял священнический сан и основал неподалеку от Верии (городок к западу от Фессалоник) монашескую общину, где, наряду с общими службами, практиковалась непрестанная молитва. В 1331 году он возвращается на Афон в обитель святого Саввы. Однако его уединение было прервано знаменитыми спорами с Варлаамом Калабрийцем, Григорием Акиндином и Никифором Григорой о Фаворском свете. После воцарения Кантакузина Григорий Палама в скором времени избирается архиепископом Фессалоник. Хотя его архиепископство было омрачено и возмущениями сторонников Палеологов, и недолгим турецким пленом, он был очень почитаем горожанами. Известно, что по его молитвам совершались чудеса. В 1359 году (по другой датировке в 1357), он скончался в возрасте 63 лет от болезни. Его прославление было совершено в 1368 году, менее чем через десять лет после смерти, что бывает довольно редко. http://www.azbyka.ru/

Приходской листок храма иконы Божией Матери «Спорительница хлебов» г. Щелково 141100, Московская область, г. Щелково, ул. Малопролетарская, д. 55 т. 8-916-707-73-83 e-mail: sporitelnitsa@mail.ru

Приходской листок вы также можете читать на нашем сайте - w w w . s p o r i t e l . r u

8:30 Часы. Исповедь. Божественная литургия свт. Василия Великого /все священнослужители/

По окончании Божественной литургии будет совершаться

СОБОРОВАНИЕ

17:00 ПАССИЯ /иерей Александр/

РЕДАКЦИОННЫЙ КОЛЛЕКТИВ: Главный редактор, верстка: Священник Александр Мороков Редакторы: Иван и Ольга Юсовы Фотограф: Сергей Прядко


Приходской листок №132