Issuu on Google+

Приходской листок храма иконы Божией Матери «Спорительница хлебов» г.

Московская епархия Русская Православная Церковь

№ 125

Щёлково

3 февраля 2013 года

НЕДЕЛЯ 35-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

К

аждый раз, приступая к причащению Тела и Крови Христовых, мы слышим одни и те же слова священника, выносящего Святую Чашу: «Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога живаго, пришедый в мир грешныя спасти, от них же первый есмь аз». Мы готовились, постились, прочитали молитвенное правило, со всеми примирились, и даже получили на исповеди прощение грехов. И все равно - перед Чашей, вместе со священником, мысленно произносим: «...от них же первый есмь аз». Как будто ничего не произошло, и мы ни на шаг не приблизились к Господу Иисусу. Но зато мы, как никогда, приблизились к... святому Апостолу Павлу, который тоже пишет в послании к Тимофею: «Верно, и всякого принятия достойно слово, что Иисус Христос пришел в мир спасти грешников, из которых я первый». Павел, действительно, сначала был первым из всех, лютейшим, гонителем церкви. Но Господь призвал его, и он стал избранным Его сосудом. Прошло уже много лет, он много потрудился во славу Христову. Он и осознает, что он «помилован, чтобы Иисус Христос» на нем «первом показал все долготерпение, в пример тем, которые будут веровать в Него». И все равно - он пишет эти слова. Не говорит: «когда-то я был первым грешником». Но снова в настоящем времени: «я - первый из грешников». Как будто он все еще идет со своим карательным отрядом по Дамасской дороге. Но осознание себя первым грешником не должно отчуждать нас от Чаши Господ-

ней, но - наоборот - устремлять к ней. Иерихонскому слепцу, наверное, говорили: куда лезешь? Есть и слепее тебя. Но он, безусловно, ощущал себя первым и единственным из слепцов. И поэтому, хотя и «заставляли его молчать», - он, ничего не желая слышать, «еще громче кричал: Сын Давидов! Помилуй меня»! И действительно: можно ли быть слепее слепого? Можно ли быть грешнее грешного? И чем сильнее буду осознавать, что «я первый из грешников», тем - более «верно и всякого приятия достойно» будет для меня открываться, «что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников», и что именно на мне Он «показал все долготерпение». И тем сильнее буду воздавать Ему, «нетленному, невидимому, единому премудрому Богу» честь и славу во веки веков. Протоиерей Вячеслав Резников

Б

рат сказал: что должно делать, отче, чтоб возмочь непрестанно быть с Богом? Старец ответил: невозможно уму всегда быть с единым Богом, если не стяжет он следующих трех добродетелей: любви, воздержания и молитвы. Любовь укрощает гнев, воздержание изсушает похоть, а молитва, отрешая ум от всех помышлений, нагим представляет его самому Богу. Эти три добродетели совмещают в себе все правды; и без них ум не может пребывать с единым Богом. Брат сказал: прошу тебя, отче, научи меня, как любовь укрощает гнев? Старец ответил: дело любви миловать ближнего и благодетельствовать ему, долготерпеть на нем и сносить все, причиняемое им, как часто было говорено. Имея такие свойства, любовь естественно укрощает гнев в том, кто стяжал ее. Брат сказал: не малы дела ее; но блажен тот, кто возмог стяжать ее. Я же по истине далек от нее. Однакожь прошу тебя, отче, скажи мне, что значит долготерпеть? Старец ответил: быть тверду духу в несчастиях, сносить всякое зло и ждать конца искушению, не позволяя проторгаться гневу, или сказать

неразумное слово, или заподозрить что, или подумать что не приличное благочестивому человеку, как говорит Писание: до времене стерпит долготерпеливый, и последи воздаст ему веселие: до времене скрыет словеса своя и устне верных исповедят разум его (Сир.1:23-24). Брат сказал: хорошо истолковал ты, отче. Но прошу тебя, скажи мне и о том, как воздержание изсушает похоть. Старец ответил: воздержание учит воздерживаться от всего, что не необходимой потребности удовлетворяет, а только доставляет удовольствие, не позволяет касаться ничего, кроме необходимого для жизни, не дает гоняться за приятным, а велит искать лишь полезного, и пищу и питие соразмерять с нуждою, не допускать в теле собираться излишней мокротности, и только жизнь тела поддерживать, соблюдая его свободным от похотных стремлений. Вот как воздержание изсушает похоть. - Напротив удовольствия, обилие пищи и пития разгорячают чрево и возжигают сильнейший позыв срамной похоти, и влекут человека, как неразумное животное к беззаконному смешению. Тогда глаза бывают безстыжи, руки не обузданы, язык говорит только то, что чешет слух и ухо охотно слушает только суетное; ум не брежет о Боге, и душа, не только мысленно содевает блуд, но и тело увлекает к неподобному деянию. Брат сказал: истинно так, отче. Но прошу тебя научи меня и молитве, как она отрешает ум от всяких помышлений. Старец отвечал: помышления наши суть мысли о предметах, из которых одни чувственны, а другие - умственны. Занят будучи ими, ум носит в себе и перебирает мысли о них. Благодать же молитвы, с Богом сочетавает ум, и сочетавая с Богом, отрешает от всех помышлений. Тогда ум, нагим беседуяс Богом, соделывается боговидным. Ставши же таковым, он просит у Бога боголепного, и никогда не погрешает в прошении своем (всегда получает просимое). Апостол потому и заповедует непрестанно молиться (1Сол.5:17), чтобы чаще сочетывая ум свой с Богом, мало по малу отбросили мы пристрастие к вещественному. Прп. Максим Исповедник. Из творения "Старец и ученик"


Из рассказов Елеонской игумении Моисеи

Н

а Святую Землю я попала как будто бы случайно. Но ведь не бывает ничего случайного. В 1974 году я хотела поехать в Россию, но мне отказали в визе. А наш батюшка, отец Димитрий Хвостов, как раз организовывал паломничество в Святую Землю, и его дочка предложила поехать и мне, чтобы помогать батюшке. Я согласилась. Я и не думала тогда, что потом еще раз приеду на Святую Землю и останусь здесь, что Святая Земля – это для меня. Для меня все здесь было так свято, так далеко, так высоко!.. И с первого дня я влюбилась в Святую Землю. Мы приехали ночью, а утром пошли в Гефсиманию, к Марии Магдалине. Я тогда не обратила внимания, какой это был день… А это был канун Преображения, когда празднуется святая Нонна. Потом, когда при постриге в рясофор меня нарекли именем Нонна, я вспомнила про этот день: это было как своего рода откровение. В тот приезд в монастыре мы были на литургии и на всенощной, а потом поехали на Фавор. Фавор, Галилея – все это сразу вошло в душу, произвело такое впечатление! И нас везде тогда так радушно принимали. В те времена ведь мало паломников было. И когда мы, паломники, подходили к какому-нибудь православному месту, нас встречали звоном колоколов, провожали тоже с колоколами… Я вернулась на Святую Землю в следующем году, на Пасху. Матушка Варвара (Цветкова) тогда лежала в больнице… (Она уже старенькая была. Это был такой интересный человек! Она знала отца Иоанна Кронштадтского – она, маленькая, сиживала у него на коленках, когда он приходил к ним домой; она знала Елисавету Феодоровну; она знала царскую семью… Ее духовником был старец Аристоклий, которого сейчас прославили[2], и он ей предсказал – ей было 17 лет тогда, – что она будет игуменией на таком месте! Ее духовниками были и владыка Арсений (Жадановский), и владыка Серафим (Звездинский). Она так много рассказывала о них.) Так вот, матушка Варвара тогда болела, и с ней в больнице была ее старшая келейница. А за 20 дней до моего приезда умерла письмоводительница. Все дела были оставлены на вторую келейницу матушки Варвары, а тут еще надо и на письма отвечать. Вот она меня и спрашивает: «Ты умеешь писать письма по-русски?» «Да, умею», – отвечаю. «Помоги мне», – просит. И мы начали писать письма. Когда она увидела, что я могу 40 писем в один день написать – ответить людям, то и говорит: «Что ты теряешь время в миру? Что ты там делаешь?» «Как что, – отвечаю, – я работаю, в

церковь хожу…» Она опять: «Что ты там теряешь время? Ты же наша! Приходи к нам…» И вдруг меня стукнуло: «Действительно, а что там, в миру? Работать, чтобы кушать и спать?» И на третий день я уже решила: «А почему нет? Поступаю в монастырь. Мне здесь нравится – все нравится». Пошла я в больницу к матушке Варваре, она обрадовалась, говорит: «Наконец молодая русская!» Тогда в основном арабки поступали, из эмиграции уже никто не приходил… Матушка Варвара благословила, но мне хотелось еще какой-то знак получить, что монастырь – это для меня. Я ведь не думала до этого о монастыре, хотя с ма-

МОЯ МОЛИТВА Души невидимый хранитель! Услышь моление мое: Благослови мою обитель И стражем стань у врат ее, Да через мой порог смиренный Не прешагнет, как тать ночной, Ни обольститель ухищренный, Ни лень с убитою душой, Ни зависть с глазом ядовитым, Ни ложный друг с коварством скрытым. Всегда надежною броней Пусть будет грудь моя одета, Да не сразит меня стрелой Измена мстительного света. Не отдавай души моей На жертву суетным желаньям, Но воспитай спокойно в ней Огонь возвышенных страстей. Уста мои сомкни молчаньем, Все чувства тайной осени; Да взор холодный их не встретит, И луч тщеславья не просветит На незамеченные дни. Но в душу влей покоя сладость, Посей надежды семена И отжени от сердца радость: Она - неверная жена.

УТЕШЕНИЕ

лых лет всегда была при Церкви. Читала, пела с 9 лет на клиросе. Мне даже владыка Антоний Женевский говорил: «Ты монашка, ты даже будешь игуменией»… А мы смеялись всегда, когда он такое говорил. Но это не доходило ни до моего ума, ни до сердца. И вот я решила тогда пойти на Благодатный огонь. Я думала: «Помолюсь у Гроба Господня и буду ждать какого-нибудь знака от Бога». Пришла. И не знаю, куда смотреть. Сосредоточилась на Кувуклии. И вдруг, когда замирание, тишина, патриарх вошел уже туда, – и вдруг я вижу: на моих глазах сама зажигается лампадка на Кувуклии! Я как закричу: «Смотри, смотри: лампадка зажглась!» И подумала: «Все! Я получила знак от Бога! Благословение есть. Поступаю в монастырь». Я поступила в монастырь 29 декабря 1975 года. И тогда же дала себе обет: никогда не уходить из монастыря, разве что будет какая-то ересь или что-то страшное произойдет. И это мне очень помогло в моей жизни, потому что это первая мысль, которая приходит, когда какое-то искушение: «Уйду!» А я каждый раз вспоминала свой обет, и это мне помогало. pravoslavie.ru

Блажен, кому судьба вложила В уста высокий дар речей, Кому она сердца людей Волшебной силой покорила; Как Прометей, похитил он Творящий луч, небесный пламень, И вкруг себя, как Пигмальон, Одушевляет хладный камень. Не многие сей дивный дар В удел счастливый получают, И редко, редко сердца жар Уста послушно выражают. Но если в душу вложена Хоть искра страсти благородной, Поверь, не даром в ней она; Не теплится она бесплодно; Не с тем судьба ее зажгла, Чтоб смерти хладная зола Ее навеки потушила: Нет! - что в душевной глубине, Того не унесет могила: Оно останется по мне. Души пророчества правдивы. Я знал сердечные порывы, Я был их жертвой, я страдал И на страданья не роптал; Мне было в жизни утешенье, Мне тайный голос обещал, Что не напрасное мученье До срока растерзало грудь. Он говорил: "Когда-нибудь Созреет плод сей муки тайной И слово сильное случайно Из груди вырвется твоей. Уронишь ты его не даром; Оно чужую грудь зажжет, В нее как искра упадет, А в ней пробудится пожаром". Веневитинов Дмитрий


«Да будет слово ваше да, да; и нет, нет…» (Мф.5:37). Что за добродетель, одна – в двух диаметрально противоположных по смыслу словах? Только в том она, чтобы не раздваивалось сердце наше, чтобы не было в нем лукавства? Чтобы, «да» говоря, «да» и думали? И чтобы, «нет» отвечая, «нет» помышляли? Или же есть еще какой-то смысл в этом евангельском речении? Есть, кажется, потому как всякая заповедь Господня «широка зело» (Пс.118:96), и много в ней смыслов и глубин обретается сердцем, ищущим воли Божией. Часто ли случается нам эти слова произносить? Часто… А умеем ли мы на самом деле говорить – «да» и «нет»? Понимая, отдавая себе до конца отчет в том, что значат они, направляя при этом рождающее их сердце не по собственной его воле, а по той самой воле Божией? Если спрашивают нас люди лишь о каких-либо фактах – нашей жизни или окружающей действительности, то по совести христианской остается лишь сказать правду: подтвердить их мнение или опровергнуть, даже если нам это почемуто и бывает не с руки. И нелегко это всего чаще. Это – о лукавстве и нелукавстве. Но можно коснуться и другого – не фактов, а готовности нашей. Готовности откликнуться на обращенную к нам просьбу, высказанное (а порой и невысказанное) пожелание или повеление даже. Или – неготовности. Кому незнакомо: ты усталый, замученный, хлопот, забот не счесть, проблемы – одна на другой сидит и ею погоняет… Думаешь: хоть бы помог кто! А вместо этого спрашивает тебя друг, товарищ по работе, начальник, прохожий на улице: «А ты бы не мог?.. А вы бы не могли?..». И ты еще не знаешь даже, о чем речь, но ответ готов: «Нет! Оставьте меня все в покое, нет у меня ни сил, ни возможности…». Иногда он тут же попадает на язык и с языка срывается – словами резкими и обидными, или просто – отрывистыми, холодными, недружелюбными. Иногда успеешь его удержать, но взгляд еще красноречивей выдаст все, что сказать хотелось.

М

А попросить-то тебя хотели о чем-то столь простом, что ты и сделал бы, не заметив. Ни труда, ни времени не потратил бы, и радость бы на сердце от дела доброго осталась. И у просителя – тем паче радость. А так – и у тебя, и у него тяжесть на душе, осадок неприятный, противный. Было тебе нехорошо до того, а после – просто плохо стало. Или – того хуже: попросить тебя человек собирался о чем-то таком, в чем просто нельзя отказать, как бы ты ни устал, как бы ни спешил. Не скажу – о помощи умирающему, – это редко, это больше к нашему брату священнику относится. Нет, например, о деньгах взаймы, потому что семье есть нечего, или о совете в таком деле, в котором ты специалист, а спрашивающий профан, а дело-то важное. Или всего-навсего о том, чтобы ты выслушал брата своего, потому что беда с ним случилась, а поделиться не с кем. Мало ли о чем еще… О чем-то таком, в чем тебе самому больно было бы и горько отказ услышать. Поэтому надо обучать свое сердце не торопиться отвечать «нет», быть всегда расположенным сказать «да», просто – быть расположенным, открытым, а не закрытым для того, кто в него постучится. Но и «нет» тоже надо научиться говорить – тогда, когда это необходимо. Это не так просто, как кажется, ничуть не про-

ногие из христиан не обуздывают языка своего и без рассуждения и всякой осторожности высказывают все, что только им придет в голову. Когда им скажут, что это нехорошо и за необдуманные слова придется им давать ответь пред Богом, они нисколько не обращают на это внимания и отвечают: что ж из этого, что мы много говорим? за это нам ничего не будет; ибо слова все равно, что вода... Так ли? Была некоторая инокиня в стране Тавенисийской, которая жизни была честной, но часто празднословила и вообще была очень невоздержна на язык. Когда она скончалась, то, как жертвовательница, была погребена в церкви. Что же случилось? В первую же ночь, по ее погребении, церковный сторож, откровением, сказано, Божьим, увидал умершую выброшенною перед жертвенником, и половина тела ее казалась горевшею, другой же половины тела ее огонь не коснулся. Утром сторож показал всем, бывшим в храме, на место, на котором умершая инокиня казалась ему горевшею, а мрамор

ще, чем «да». А подчас и трудней. Редко ли бывает, что мы оказываемся в ситуации, когда совесть требует сказать «нет»? Привлекают нас к какому-то делу, а мы понимаем, что есть в нем что-то недоброе, неправильное… Говорят плохо о ком-то, кого мы знаем и с кем дружны, и нас спрашивают: «Ну ведь так же?..». Да, в конце концов, курицу жареную в постный день предлагают: «Будешь?..». Знаем, какой ответ надо дать, но… Но так не хочется обидеть кого-то – важного или просто знакомого, так не хочется конфликта, дискомфорта душевного, что проще, кажется, не возражать. Однако так бывает – раз не откажешься от чего-то недолжного, другой, третий, а потом еще трудней будет отказаться, и так легко стать рабом собственного человекоугодия и уже не быть и не называться даже рабом Божиим. О таком рабстве, о такой порочной зависимости от человеческих мнений и отношений говорит Господь: «Друг от друга принимаете славу, а славы, которая от Единого Бога, не ищете» (Ин.5:44). Хотя какая уж тут слава! А порой может идти речь не о чем-то плохом или тревожащем совесть, а просто о том, что на самом деле не по силам. Не потому, что жалеем себя, не потому, что малодушны, не потому, что ленивы. Реально не по силам: нет умения или нет физических возможностей, или здоровья. И боязно отказать, страшно обидеть, и соглашаешься. А потом… Потом либо слом, срыв наступает, когда ничего больше делать не можешь и ропот на все и на всех поднимается. Или с треском проваливаешь то, за что по мягкодушию своему взялся. Или в небрежении остаются другие дела, за которые некому, кроме тебя отвечать, а возможно, что и люди, тебе близкие и дорогие… …Как разобраться, когда говорить «да» и когда «нет»? Пожалуй, не так это все же и сложно, если думать при этом не о том, чего хотят от нас люди и чего хотим мы, а о том, чего хочет Господь. Игумен Нектарий (Морозов)

на сем месте оказался опаленным. "Сею вещею, заключает повествование, яве показася, яко ихже греси не отпущени суть, не убежать суда и от священных мест помощи не могут улучити". Явно отсюда, что умершая в загробной жизни осуждена за свой язык; а потому празднословы и не должны говорить, что слова - вода и что им в будущей жизни за празднословие ничего не будет. Нет, слова не вода, а удар языка сокрушает кости (Сир. 28, 20). И многие пали от острия меча, но не столько, сколько падших от языка (Сир. 28, 21), говорит Сирах. И вследствие сего думающий что в будущей жизни празднословам не ничего не будет, а их ожидает гнев. Глаголю вам, учит Господь, яко всяко слово праздное, еже аще рекут человецы, воздадят о нем слово в день судный (Mф. 12, 36). Удерживайтесь же, братие, от празднословия, ибо, как видите, от него добра нет. Вместо него пусть господствуют между вами правдивость, прямота и искренность и все вы, отложше лжу, глаголите истину кийждо ко искреннему своему. Протоиерей Виктор Гурьев. Пролог в поучениях


Расписание 4 февраля

Понедельник

богослужений

с

4

по

10

ф е в ра л я

2013

г

.

Ап. Тимофе́я. Прмч. А��аста́сия Пе́рсянина 1 7 : 0 0 М ол е б е н

прп.

Спиридону

и

Н и код и м у ,

просфорникам

Киево-Печерским

/иерей Александр/

Сщмч. Кли́мента, еп. Анки́рского. Мч. Агафанге́ла

17:00 Вечерня. Утреня (Полиелей). 1 час

6 февраля Среда

Блж. Ксе́нии Петербургской

8:30 Часы. Исповедь. Божественная литургия.

7 февраля Четверг

Свт. Григо́рия Богосло́ва, архиеп. Константинопольского

8 февраля Пятница

Прпп. Ксенофо́нта, супруги его Марии и сыновей их Арка́дия и Иоанна

5 февраля Вторник

9 февраля Суббота

/иерей Александр/

/иерей Александр/

17:00 Вечерня. Утреня (Полиелей). 1 час /иерей Александр/

8:30 Часы. Исповедь. Божественная литургия.

Перенесение мощей святителя Иоанна Златоуста

/иерей Александр/

17:00 Всенощное бдение /все священнослужители/

10 февраля Воскресенье

8:30 Часы. Исповедь. Божественная литургия.

НЕДЕЛЯ 36-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ.

/все священнослужители/

17:00 Молебен с акафистом

Собор новомучеников и исповедников Российских

П

осле службы подошли ко мне знакомые, подвели незнакомого одеревеневшего мужчину, которому «срочно нужно к батюшке». В храм он не ходит, ничего не понимает, просто «срочно нужно к батюшке». Я повел его через толпу выходящего из храма народа. Отец Николай стоял окруженный толпой детей, потом он пойдет на панихиду, короче — его не вырвать и мужика не подвести. Надо что-то делать. Я подошел к стайке детей, окружавшей отца Николая, встал на колени и, таким макаром, уравнявшись в росте с детьми, стал подползать к батюшке под благословение. Когда подполз, он меня увидел, заулыбался, благословил, поднял и сказал: — У тебя же сегодня именины, дай-ка я тебе подарок сделаю. И повлек меня к алтарю. Я его остановил и говорю: — Батюшка, ты мне лучше три минуты подари, а? И показал на остекленевшего от страха мужичка. — Вот с ним поговорить надо. Он посмотрел на него, опечалился, но извинительно сказал: — Слушай, у меня совсем времени нет. Может, потом?

— Нет, только сейчас. Подари, батюшка три минуты своей жизни имениннику. Он посмотрел на меня и говорит: — Тогда и ты подари мне свои три минуты. И подводит меня к беременной женщине с огромным животом: — Вот у нее уже сорок первая неделя беременности, никак разрешиться не может. Помолись о ней. — А я кто такой, чтобы молиться? — А я кто такой, чтобы мужичку твоему помогать? Оробел я, перекрестил тремя перстами беременную широким крестом и сказал: — Молитвами святителя Мирона, и

перед иконой Божией Матери «Спорительница хлебов» /иерей Александр/

пресвитера Мирона, и святителя Иоанна, митрополита Тобольского, да разрешит Господь наш Иисус Христос ныне же непраздную сию. Аминь. На меня все смотрели как на глупого обманщика, я горел от стыда. А довольный батюшка уже вел моего мужичка на разговор. Разговор был короткий. После этого разговора «одеревенелый» мужичок решительно повлек свою жену к автомобилю. Через три часа они были у старца-протоиерея Николая Раце в Курганской области, а после разговора с ним мужичок отстоял Всенощную в Чимеево у чудотворной иконы Божией Матери. Религиозная жизнь с толкача, но началась. Через неделю на улице ко мне подошел другой незнакомый человек и пожал руку. Я посмотрел на него: — Мы знакомы? Он радостно улыбался: — Родила! — Кто родила? — Да жена-то, той же ночью и родила. Спасибо вам. — Да мне-то за что… Как назвали? — Иваном.

Приходской листок храма иконы Божией Матери «Спорительница хлебов» г. Щелково 141100, Московская область, г. Щелково, ул. Малопролетарская, д. 55 т. 8-916-707-73-83 e-mail: sporitelnitsa@mail.ru

Приходской листок вы также можете читать на нашем сайте - w w w . s p o r i t e l . r u

Мирослав Бакулин. «Зубы грешников»

РЕДАКЦИОННЫЙ КОЛЛЕКТИВ: Главный редактор, верстка: Священник Александр Мороков Редакторы: Иван и Ольга Юсовы Фотограф: Сергей Прядко


Приходской листок №125