Page 1

Елизавета

НЕСОВА

все огни — огонь


Елизавета

НЕСОВА все огни — огонь

Донецк 2016


УДК 821.161.1 ББК 84.4 РОС

Предисловие Алины Сваровски Редактирование Татьяны Ковалевич и Натальи Аверкиевой Комплексное оформление книги создано с помощью фотографий Дениса Сухова

Несова Е. Все огни — огонь / Елизавета Несова. — Донецк, 2016. — 32 с.: ил. Это восемнадцать текстов, у которых один общий главный герой город. Он

органичный слепок души своего жителя. Он

— —

Левиафан, пожирающий его страхи. Он— библейский Давид, перед которым уступаешь. Борьба с ним постоянна. Остается надежда на то, что даже из-под асфальта его дорог могут вырасти дивные райские цветы мира.

УДК 821.161.1 ББК 84.4 РОС

© Несова Е., 2016 © Сухов Д., 2016


5

из благодатного огня и любви

Поэзия - это огонь, способный осветить или выжечь всё вокруг. Елизавета Несова подобно Прометею, восставшему против пантеона богов, несет огонь поэзии человечеству дабы осветить всё вокруг и подарить надежду. Надежду на то, что даже из-под асфальта могут вырасти дивные райские цветы мира. Ведь Поэт - это боговдохновленная сущность, состоящая из благодатного


6 огня и любви. И когда наступает день невежества и темноты, Поэт бросает свои огненные цветы в толпу чтобы каждый человек мог согреться и переосмыслить свою жизнь. И даже если все боги против, Елизавета всё равно будет писать, потому что её Вера в слово и его мощь непоколебима Алина Сваровски


7

в нутро


8


9

neurosis Я боюсь свою тень, слышишь: Город цепляется в нутро. Выпускает когтями Кишки наружу, Ломает позвонки Я боюсь свою тень, слышишь: Город цепляется в нутро. Тасует карты Тарот в руках судьбы Пишет маркером для татуажа на веках: "Умри. Умри". Я боюсь свою тень, слышишь: Город цепляется в нутро. Мой личный Тартар — здесь с вами: Выгрызать пустоту клыками, Танцевать Иштар ступнями Лето в адовой степи. Я боюсь свою тень, слышишь: Город цепляется в нутро.


10

strange love В фазе клинической смерти, Полу-смерти, Полу-выверенности, Полу-верности, Полу-уверенности Она вгрызается в рук его запястья: Она — Минос, великий шут и агрессор, Он — бегущий вдоль волн Тесей. Между ними игра без равных долей, Все поставлено на чужое счастье. Город взял фальшивую ноту, Город издал истошный визг. Город сжал себя в линию, Со стаей бродячих собак. Совершил дающий мир побег Из лабиринта души на лист.


11

Джек Потрошитель 1888 К нам картеж! Мужчина с головой дочери на подносе, Женщина держит у груди свой такой же. Сегодня Воланд устроил пир, Пригласил англичанина Джека. Тот точит нож. Так что режь! Этот город съедает невинных, Полли сегодня без откупных.


12

Давид и Голиаф Этот город пытается вырастить тебя сильной, Этот город пытается сожрать тебя изнутри, Этот город, эти люди — Конструктор "Лего", Божий блеф. Я априори поверженный Голиаф, Город — грубый слепок моей души.


13

мантра Я тут кукла, Кукла Барби, Руки — винтики, Голова — шарнир. Я разберу саму себя на части: Слова мои невесомы, Слова мои — мантры, Слова мои — вашему Богу в уши. Город, сделай меня сильной, Город, подобный Левиафану, Поглоти мои страхи.


14

иерархия городских страстей Город похож на гудящий пчелиный улей — Летом особенно гулко и несносно шумит. Ты подносишь свое чуткое ухо и слышишь Хруст своих под его гнетом узких плеч. Город похож на большой суетящийся муравейник: Только входишь, и на тебя несется поток машин, Прохожие делятся против тебя, на левых и правых, Займи свое место, Царица, управляй властно гнездом. И нигде от этого безобразия не спрятаться, Оно в тебе и работает против хилой тебя. Хочешь сдать другим свои все полномочия, Так вперед: это заведомо проигранная борьба. Проще подчиняться, в этом сила, стань рабом, Принимай удары плеткой судьбы, да вдоль спины, Все следы, что останутся, это знаки — ты ведом: Я всего лишь старый Харон. Принуждение — мой паром. Меня по миру так носило, что я везде изгой. Колки вбивай в землю да строй себе шалаш: Теперь в нем будет тебе любовь да мир — Человек рядом нисколько не важен, ты хитер. Покажи, живущим в этом городе другим, Что ты так искусно и легко можешь жить, Поскольку, это выбранный тобой путь, И он никем не может быть оспорим.


15

хроническое


16


17

замурованная царица А тут все по углам шепчутся, Что вы с ним встречаетесь. А у тебя вообще с ним ничего и не было, И эти все влюбленные, ходящие по улочкам, Держащие друг друга за руки, Так тебя раздражают, Что губы сводит, Когда они целуются, И все дальше вдавливают тебя в стену… Буду замурованной египетской царицей: Кулаки стесывать об стены своего склепа, А в это время мой фараон Найдет себе другую. Богиня Хатор запустила мне руки в карманы: «Не твой фараон, Не твой» Душа у меня зеркалами застекленная: Я не научена других, кроме себя, любить. "Я сама себе personal Jesus", – В моей голове снова Перефразированный мной Depeche Mode.


18

королю Дроздобороду Мой мальчик, не люби меня. Этой осенью будет слишком холодно и сыро, Чтобы любить таких, как я, Необъезженных кобылиц. Мой огнеликий Хороший мальчик, Мне дьявол научился заглядывать в спину. Злые люди в городе Так и норовят словами Всадить поглубже под ребро нож, Мол у меня ни вкуса, ни таланта, Мол, девочка, пиши еще и пиши… Знаешь, в чем проблема, Мой дорогой мальчик? Я закупорила для них В себе все человеческое, Оставив на лице Лик надменной принцессы Из сказки про короля Дроздоборода. Так надо жить, Какая-то жутковатая В этом мире идет игра. В слова. Так что не люби меня, Лучше слушай симфонии своего Бетховена. Вход ко мне по служебным пропускам Для мужчин на черных автомобилях Lexus. Своего короля Я не выберу Никогда.


19

хроническое Ты расправляешь крылья жар-птицей, Чистишь перья, Играешь, пепелишься, Чтобы потом начать: «Господи, отдай мне его! Господи, вынь его из себя. Да, нет, из меня, Но вынь его. Он же весь такой, Что просто не помещается в тебе, Упирается костьми, Господи…» Но он тебе его не отдаст: Он же не хочет, Чтобы ты еще одному своему мальчику Испортила жизнь — Ты же не разрешишь ему к себе прикасаться (как и, в прочем, другим, тем, до него). У тебя же хронический нарциссизм, Хронический недоеб, И еще много хронического: Многое ты навыдумывала себе сама. Так что подожми губу, Наберись сил И потерпи, переживешь. Ты же умеешь жить сама.


20

блевать С каждой своей новой девушкой Он становится все слаще. Ты с каждым своим недоебом Агрессивней и злее, Посещаешь какие-нибудь арт-вечеринки, В каких-нибудь барах, Стоя около барной стойки Глушишь спиртное (По большей части коньяк) И выблевываешь все выпитое в сортир. Всех этих незачатых тобою детей, Всех этих сладких мальчиков — Все это такое несбыточное счастье… Такое сладкое и приторное счастье, Что блевать от него хочется — И блюешь…


21

в городе N


22


23

город N Твой город, малыш, Твой город Расплылся туманом по мосту через Днепр И стал фонарными бликами в твоих глазах. Твой город, малыш, Город-призрак. Его не найдешь на карте, Лишь на руке, в линиях души. Души бездомного странника, Души такого родного человечка. Он живет в каждом из нас, И по ночам ходит гулять по крышам… Пирамиды Египта видят все, И то, как сейчас Вырастают новые поросли Из гроба Озириса: Сомнамбулы возвращаются домой. В их рюкзаках пыль, Пройденных дорог И Млечный Путь Снова смотан В клубок…


24

косы стричь Давай выпьем красного крепкого вина В уютном баре За тем левым столиком, что у окна. Мне говорят, что я злобная, А ты заметил, что меньше улыбаюсь, Стараюсь быть крепкой, стараюсь… В этом городе правильнее было бы Наступить себе на горло, Остричь свои косы, Да так что на лысо, И накинуть на голое тело мужскую рубашку. В этом городе каждый ожидает от тебя шоу, А ты, девочка, идиоткой мнешься — Авось поверят, что правдивая. Улыбаешься только своему в зеркале отражению, Просыпаешься в пустой комнате В пустой кровати. "Для этого города ты слишком мягкая, — Замечает по телефону за тысячи миль На другом конце страны Твой мальчик. — Родись заново" . Я бы мать попросила, Да колесо Сансары Уж слишком шибко вертится. Вдогонку бегут многие, А я допиваю свой бокал вина И улыбаюсь… Занеси эту редкую улыбку в Красную Книгу, Завтра новая пойдет косы стричь…


25

в роли Иродиады В мой город На пороге зимы Приходит осень. Зажигаются фонари, Как будто психиатр После лоботомии Проверяет, там ли ты еще. "Там, там", — Барабанит внутренний там-там... Я не выдерживаю молчания, Снимаю ограничители на скорость, Хриплю в микрофон стихи, Пью залпом на улице Под дождем В незнакомой компании коньяк И еду прочь от тебя У знакомого незнакомца на плече в такси. Ночной город впускает меня в себя, Чтобы обнажить Под своим стальным оком Все мои изъяны: Я старуха, Старуха Изергиль в теле Иродиады.


26

последняя переправа И город уже не мой, А я из перелетных птиц. Бежать мне вдоль его границ, Вслед за дурной о нем молвой. Наберись храбрости и спокойно смотри, Как разрушают мост Те, кто его не строил. Скоро уйдет последний паром, Уже поднят флаг, подан сигнал. За переправой есть выход: Иди не спеша, это твой путь.


27

все огни


28


29

Эврика По канатным тропам В разбитый войной город, По извилистым улочкам В твой ночной Аид. Стану самоубийцей Орфеем В поисках тысячи Эвридик. Надо бежать, не оглядываться, Считая этажи, терять из виду лица, Лишь бы удержать в руке руки тень, А не удержишь — вот тебе пропасть. Господь Бог еще не раз повеселится, Смотря на тебя и чужих мужчин.


30

синоптики Он жалуется, что вновь остался совсем один, Без острой боли в подреберье был той уход. Теперь вот остается запивать кофе коньяком, Глотать да так, что поглубже, табачный дым. Он неспроста говорит, наводит на тебя прицел. Попадет, и ты вновь будешь, как покореженный мим, Бежать к нему через город, спустя с другим ночь, Покупать ему мороженное, включать ледяной душ. Бесперспективно все это, ты знаешь, без перспектив. Осталось установить жизнь, как фотокамеру на штатив, И сменить объектив, чтобы снять панораму расставаний, С широким углом для захвата твоих судорожных объятий. Бесперспективна эта мышиная возня, мой хороший, В перспективе только ты и я, у тебя в двухкомнатной Включаем кино, обсуждаем друзей, старые шутки шутим и едим черешню из блюда, избавляясь от косточек. Устали мы глотать ягоду-радость и косточку-боль вместе, Чтобы потом со всей силы кто-то из родных бил по спине: В любви не без мук адовых, Но лучше составь прогноз.


31

шаг в пустоту (2) Он зашивается по горло в делах — Между двумя концами города носим, Как Белый Кролик, заводной апельсин. А тебе к нему безудержно хочется по неизвестному адресу мчаться, Чтобы вышел к тебе заспанный, Произнес голосом с хрипотцой: "Я дальше тебя не впущу, ступай домой. Я не сделаю тебя близкой, своей родной. Как бы я этого не хотел, но я тебе чужой, совсем чужой." Тут-то ты и поймешь, что в городе уже давно весна: Это одна ты ее не замечала, всю проспала, Вилась вокруг него, вертелась, как юла, С клетки на клетку задорно прыгала, Но на финише тебя ждала пустота.


32

Шир Не подходи к двери, не отвечай на дверной звонок, Не впускай меня опять на порог да и в свою жизнь, Это будет соль Каспия и Арала во мне пересыхающих, В общем, не дай мне уткнуться тебе в широкую грудь. Я же со своими стрессами, как эти бешенные поэтессы, Сублимирую на бумагу пафосно, лучше не слушай меня. Надень очередную маску улыбчивого безразличием Джокера, Ты же знаешь, это просто Эру молнии мечет сейчас в меня. Каждый раз затягивает мое небо черным, Я твой лес, мой маленький Кристофер Робин, Заколдованный лес, ты в нем Робин Гуд, Мое богатство уж роздано городским нищим. Каждый был мною одет, обут и согрет. Новая одежда их лоском королей красит. Даже и верилось, мол, предо мной короли, Да только это Мара стелет гипюра вуали. Поднимала ее осторожно с усталых глаз, А там рябит — это город своей жизнью живет. Моих бумажных королей пороки стали шумом, Только разноцветные полосы, чертов glitch. Куда все катится, опять в чужие постели. Согрей меня, мой хороший, от всего защити, А завтра забудутся наши ночные прогулки, Мы будем спешить в разные города углы. И будем там одни. Я так не рисковала ни с кем. Как тот заяц-барабанщик, из табакерки чертиком Выпрыгнула за ее пределы, и снова между двух, И все огни твоего суматошного города мне огонь. Стихи мои проступают волдырями ожоговыми. Мне вот этого обезболивающего, Дозу самого верного средства — Катализатора для моих ломанных рифм.


33

ОГЛАВЛЕНИЕ из благодатного огня и любви ................................. 5 в нутро ...................................................................... 7 neurosis................................................................................................. 9 strange love ....................................................................................... 10 Джек Потрошитель 1888 ............................................................ 11 Давид и Голиаф .............................................................................. 12 мантра ................................................................................................. 13 иерархия городских страстей .................................................. 14 хроническое ........................................................... 15 замурованная царица .................................................................. 17 королю Дроздобороду ................................................................. 18 хроническое ..................................................................................... 19 блевать ............................................................................................... 20 в городе N ............................................................... 21 город N ............................................................................................... 23 косы стричь ...................................................................................... 24 в роли Иродиады ........................................................................... 25 последняя переправа .................................................................. 26 все огни .................................................................. 27 Эврика ................................................................................................ 29 синоптики .......................................................................................... 30 шаг в пустоту (2) ........................................................................... 31 Шир ...................................................................................................... 32


Елизавета Несова (родилась 1987 г.) поэтесса, культурная активистка. Организатор литературных слэмов в Донецке (Украина) с 2009 г. Автор DIYкниги стихов "Марципанова сексуальність" (2016). Участвовала в записи ЕР "G4" прогрок-формации “Medical Mechanica”.

Елизавета Несова подобно Прометею, восставшему против пантеона богов, несет огонь поэзии человечеству дабы осветить всё вокруг и подарить надежду. Надежду на то, что даже из-под асфальта могут вырасти дивные райские цветы мира. Алина Сваровски, писательница

Все огни - огонь  

Поблагодарить и купить: https://ridero.ru/books/vse_ogni_ogon/

Все огни - огонь  

Поблагодарить и купить: https://ridero.ru/books/vse_ogni_ogon/

Advertisement